Произведения о детях войны: 300 книг о военном детстве

Содержание

Пять книг о войне и Победе, которые можно прочитать с детьми — Российская газета

Как рассказать ребенку о войне? Этим вопросом задается каждый родитель, как бы ему ни хотелось, чтобы с самим этим словом сын или дочь познакомились как можно позже. День Победы - прекрасный повод поднять эту непростую тему, а помочь в этом могут хорошие книги. "Российская газета" предлагает пять майских новинок. Они хоть и разные, но все об одном - о том, что никогда не должно снова повториться.

"Облака возвращаются с запада. Повести о военном времени", Владислав Крапивин, АСТ, 2020.

Фото: предоставлено издательством АСТ

"75 лет Великой Победы. Детям о войне" - так называется юбилейная серия издательства, которая предлагает целый список любимых нами авторов: Александр Твардовский, Булат Окуджава, Василь Быков, Константин Симонов, Константин Паустовский... "Облака возвращаются с запада" - новинка особая. Эти рассказы и повести были написаны Владиславом Крапивиным еще в первые годы творчества, но вместе с его воспоминаниями и пометками на полях публикуются впервые.

"В шестидесятом году все это было еще свежо в памяти - сорок шестой год, когда голод и неуют, оставшиеся от недавней войны, смешивались с радостью Победы и с горечью тех семей, в которые не вернулись отцы и сыновья, " - так рассказывает автор о времени написания одного из рассказов.

Война тут не главное действующее лицо, вы не встретите бомбежек и атак. Она, скорее, постоянный фон жизни обыкновенных мальчишек и девчонок. Ребята ходят в школу, играют, шкодят, ждут зимних каникул... Но на всем этом так или иначе лежит тень беды.

"У нынешних детей свои радости и свои вопросы в жизни. Свои сложности и боли. Но о наших невзгодах и тревогах им знать полезно", - написал в предисловии писатель. А сам сборник целиком посвятил своим внукам.

"У Леки большие щеки", Елена Коровина, Никея, 2020.

Фото: предоставлено издательством "Никея"

Маленький Артем покоряет всех знакомых щеками - персиковые, пухлые, они так и просят, чтобы их потрепали или поцеловали. Имя "Тёма" вслед за мамой малыш повторяет по-своему - получается "Ёка". Так он и стал для всех Лёкой. Мальчик любит леденцы на палочках, у него есть игрушки, а еще подружка Иришка с забавными косичками. Но все меняется с приходом войны. Всегда радостная мама теперь плачет, папа ушел на фронт и даже щеки и те пропали - вместо них впадины...

Блокада Ленинграда - одна их самых страшных страниц Великой Отечественной войны. Эта небольшая повесть - реальная история мальчика, который выжил в остывшем городе благодаря любви и молитве мамы. Мамы давно нет, а эту любовь Артем - теперь священник, отец Артемий - так и несет через всю свою жизнь.

"Отец Артемий всегда называет хлеб - хлебушком. "Купили хлебушка?" - "Тебе белый хлебушек или столичный?" Еще отцу Артемию всегда холодно. Даже жарким летом. Его жена, матушка Ольга, всегда сама шьет ему теплые подрясники, на подкладке".

Атмосферу повествования дополняют прекрасные иллюстрации Виктории Китавиной. Финальный аккорд - салют Победы над Петропавловской крепостью.

"Флон-Флон и Мюзетт", Эльжбета, Самокат, 2020.

Фото: предоставлено издательством "Самокат"

А существуют ли книги о войне для самых маленьких? Конечно, например, "Флон-Флон и Мюзетт". Это небольшая книжица рассказывает про двух кроликов, которые любили вместе играть у ручейка, но вдруг оказались по разные стороны войны.

Сюжет одновременно прост и глубок, благодаря ему даже самые юные читатели поймут, как страшна война и как ценен мир. А некоторые мысли не оставят равнодушными и взрослых:

"Папа вздохнул: - Война не умирает, сынок. Она лишь засыпает время от времени. И когда она спит, нужно быть очень осторожными, чтобы не разбудить ее".

Кстати, иллюстрации в книге авторские - Эльжбета всегда сама рисовала к своим рассказам для детей, и этот не стал исключением. Французский автор-иллюстратор родилась 3 июля 1936 года в Польше. Во время войны ее отец пропал без вести, и все детство она жила в разных странах: в Польше, оккупированном Эльзасе, Англии, а затем в Париже. Из жизни писательница ушла в 2018 году.

"Оружие Победы", В. Бакурский, Б. Соломонов, С. Федосеев, РОСМЭН, 2020.

Фото: предоставлено издательством "РОСМЭН"

Стрелковое оружие, гранаты и гранатометы, зенитки, бронеавтомобили, мины, штурмовики, истребители, танки... В этой книге собран практически полный перечень оружия, без которого Победа была бы невозможной. Каждый из "экспонатов" сопровождается иллюстрациями и архивными снимками, без внимания авторы не оставили и конструкторов, создававших эту теперь уже легендарную технику.

"Вооружение и военная техника 75-летней давности - не просто участники войны и не только символы Победы. Это результат таланта, опыта и упорного труда любящих Родину людей. Эффективность, простота, надежность советского вооружения были признаны врагами и союзниками", напоминают в предисловии авторы.

Кстати, именно это издание стало финалистом историко-культурного конкурса "Книга Победы". Ее с большим удовольствием будут изучать мальчишки, но пригодится она и преподавателям, и вообще всем тем, кто интересуется военной историей.

"75 фактов о Великой Отечественной войне", С. Рюмина, П. Баратов, Clever, 2020.

Фото: предоставлено издательством "Clever"

Специально к 75-летию Победы авторы собрали 75 фактов о Великой Отечественной войне, которые помогут дать цельную и объемную картинку произошедших событий. Здесь и главные действующие лица, и переломные битвы, и города-герои, и вооружение, и знаменитые монументы, и плакаты тех лет.

А в конце небольшой сюрприз: анкета, где юный обладатель энциклопедии может сам написать о своих родных, прошедших войну, и даже вклеить туда копии их фотографий.

600 стихов о детях войны

Памяти 13 миллионов детей, погибших во Второй мировой войне Тринадцать миллионов детских жизней Сгорело в адском пламени войны. Их смех фонтанов радости не брызнет На мирное цветение весны. Мечты их не взлетят волшебной стаей Над взрослыми серьезными людьми, И в чём-то человечество отстанет, И в чём-то обеднеет целый мир. Средь них могли быть гении эпохи, Прославившие наш двадцатый век, И просто люди, ЛЮДИ, а не боги,

Тринадцать миллионов человек! —


Тех, кто горшки из глины обжигают, Хлеба растят и строят города, Кто землю по-хозяйски обживают Для жизни, счастья, мира и труда. Без них Европа сразу постарела, На много поколений недород И грусть с надеждой, как в лесу горелом: Когда ж подлесок новый станет в рост? Им скорбный монумент воздвигнут в Польше, А в Ленинграде — каменный Цветок, Чтоб в памяти людей остался дольше Прошедших войн трагический итог. Тринадцать миллионов детских жизней — Кровавый след коричневой чумы. Их мертвые глазёнки с укоризной Глядят нам в душу из могильной тьмы, Из пепла Бухенвальда и Хатыни, Из бликов пискаревского огня: «Неужто память жгучая остынет? Неужто люди мир не сохранят?» Их губы запеклись в последнем крике, В предсмертном зове милых мам своих… О, матери стран малых и великих! Услышьте их и помните о них!
Не забудь своих детей, страна

Снег забывает, что он снег,

Когда на нём от крови пятна

Снег забывает, что он снег,

Когда потери безвозвратны.

Ребенок может на войне

Забыть о том,

Что он ребенок.

Но не забудут и во сне

Отец и мать

Его глазенок.

Не забудь своих детей, страна,

Стала детским садом им война.

Посреди летающих смертей

Можно все забыть,

Но не детей!

Забудет подо льдом вода,

Когда она была в заливе.

Но не забудет никогда

Россия,

что она — Россия.

Пускай забудут города,

Как их бомбили

Но лишь бы люди никогда,

Что они ЛЮДИ,

Не забыли!

Не забудь своих детей, страна,

Стала детским садом им война.

Посреди летающих смертей

Можно все забыть,

Но не детей!


Жестокое слово — война Его я узнал не из книжки — Жестокое слово — война! Прожекторов яростной вспышкой К нам в детство врывалась она. Смертельными тоннами стали, Сиреной тревоги ночной... В те дни мы в войну не играли — Мы просто дышали войной. Сменила весёлые горны Симфония крови и слёз, И круг репродуктора чёрный Нам вести суровые нёс. В читальнях, притихших и тесных, На отмелях книжных морей При свете коптилок железных Шуршали листы букварей. С оркестром февральской метели, Как вестники праздничных дат, Мы песни недетские пели В палатах ослепших солдат. Мы метили вдовьи калитки Тимуровской алой звездой. И были, как золота слитки, Румяна картошки пустой. Землянки. Теплушки. Заводы... Со мною они и теперь — Четыре мучительных года Надежд, обретений, потерь. Бараков, продрогшие стены, Пронзённые ветром дворы, И горькие лики священных Открыток военной поры. Холмы Пискарёвского поля В безмолвной блокадной тоске, И чёрная метка неволи На высохшей детской руке... Я верю, что в снимках нечётких Останутся жить на века Мальчишки в солдатских пилотках Со званием сына полка. Пройдя перекрестки крутые, Судьбе мы молиться должны — Седые мальчишки России, Спасённые дети войны.
А мы не стали памяти перечить
А мы не стали памяти перечить И, вспомнив дни далекие, когда Упала нам на слабенькие плечи Огромная, не детская беда. Была зима и жесткой, и метельной, Была судьба у всех людей одна. У нас и детства не было отдельно, А были вместе — детство и война. И нас большая Родина хранила, И нам Отчизна матерью была. Она детей от смерти заслонила, Своих детей для жизни сберегла. Года пройдут, но эти дни и ночи Придут не раз во сне тебе и мне. И, пусть мы были маленькими очень, Мы тоже победили в той войне. Р. Рождественский У войны было горя много, И никто никогда не сочтёт, Сколько раз на своих дорогах Оставляла война сирот. В эти годы порой казалось, Что мир детства навек опустел, Что уже не вернётся радость В города, где дома без стен. Был серебряным смех девчонок, Но его заглушила война. А седины ребячьих чёлок — Разве этому есть цена?.. Я — обыкновенный, довоенный, То есть я родился до войны. Вой фугаски яростной сиреной Просверлил мальчишеские сны. С детства новых слов узнал я много С тех сороковых, суровых лет: «Мессершмитт», «воздушная тревога», «Светомаскировка», «лазарет». «Тиф», «эвакуация», «теплушки», «Совинформбюро» и «артобстрел», В маленькой сибирской деревушке С этими словами я взрослел. И поныне не могу забыть я, Даже если захотелось мне б. Слов: «бомбоубежище», «укрытье», «похоронка», «карточки на хлеб» И словарь войны я, Буду помнить долгие года… Этих слов моя не знает дочка, Дай ей Бог не знать их никогда!
М. Пляцковский
Что в нас осталось от войны? Не в чистом небе грохот гром А ощущенье тишины Отцом оставленного дома. Куда сильнее, чем ночной Свист бомбы авиационной, Запал в нас душный, суетной Бивак эвакуационный. Ужом вползая в наши сны, Сирена плакала натужно, — Пришли мы в мир войны. И думали, что так и нужно. Одни приходят в жизнь — Осенняя погода. Война, война… Нечаянное время года. Война. Такое бытие Нам уготовано судьбою. А то, что было до нее, — То было и до нас с тобою. Коптилки свет дрожал и гас, Нас изумляя и пугая, — Мы плохо верили в тот час, Что раньше жизнь была другая. До полночи боясь заснуть, Мы брата слушали и деда, Но не смогла ту жизнь вернуть И долгожданная победа. С приходом мирной тишины, Сосредоточенные дети, Совсем не так, как до войны, Мы стали жить на белом свете. Послевоенные года В своих свершеньях постепенных Не возвратят нам никогда Тех невозможных И к непогоде в нас она Болит, болит, не заживая, Отечественная война, Война вторая Мировая.
Н. Н. Жукову — замечательному художнику
Жизнь моя встает передо мною, Лишь тебе известная одной, Что оборвано войною, Что начата войной. Расплывшийся в улыбке Оттого, что озорник ручей На моих ногах щекочет цыпки, От которых я не сплю ночей. Что же ты не ловишься, рыбешка? Разве ты не знаешь, что война... Мне бы пескарей Хотя б немножко, Мне большая рыба не нужна. И, может быть, впервые Понял чутким сердцем малыша, Что России трудно, Даже пескарями хороша. Я — твой школьник. Помню все, что было: Темный класс подобен шалашу. Я дышу на мерзлые чернила, Я на пальцы синие дышу. Стынут зайцы снежные по стенам, Жмутся к ненатопленным печам. Что заткнуты сеном, Их мороз впускает по ночам. И хотя вдали — Ты со мною крепко держишь связь: В образе учителя, Россия, Над партою склонясь. Плывет над лугом небо, Крепко спит трава, сойдясь в ряды. У меня ломоть ржаного хлеба Да колодец ключевой воды. Ем и запиваю хлеб водою Из зеленой кружки — лопуха. Стыдно, если сердце молодое Что жизнь моя плоха. Есть у парня руки молодые, Край, пропахший скошенной травой, Остальное будет все, Россия, Главное, что здесь я —
Мальчишки военной поры
Фугаски свистели ночами И взрывов пылали костры. Гремели бои за плечами Мальчишек военной поры. Сирена воздушной тревоги Врывалась в дома и дворы, И снились не зря фронтовые дороги Мальчишкам военной поры. Свой возраст недаром ругали Полки тыловой детворы За то, что в солдаты не брали Мальчишек военной поры. У них из-под старых кепчонок Лихие торчали вихры. Отцов заменили в цехах закопченных Мальчишки военной поры. Зенитки давно замолчали, Летят чьи-то санки с горы. Седыми мужчинами стали Мальчишки военной поры. Написаны новые книжки, И звездные манят миры… Но всё же сегодня играют мальчишки В мальчишек военной поры! М. Пляцковский Мы — дети военной поры Мы горя хлебнули в избытке, Нас ночью будили зенитки, Фашистские бомбы летели На школьные наши дворы. Под грозным мужавшие небом, Блокадным вскормленные хлебом, Взрослевшие раньше, чем надо, Мы — дети военной поры. Спасались от смерти в подвале И в очередь утром вставали, Отвыкшие петь и смеяться, Не знавшие детской игры, Все беды делившие вместе, С фронтов ожидавшие вести, Мы — дети огня и железа, Мы — дети военной поры. Мы в классе дремали устало, Учебников нам не хватало, Мы гибли зимою от стужи, А летом от страшной жары. И матери, прячась в сторонке, Скрывали от нас «похоронки», — Но мы уже всё понимали, Мы — дети военной поры. Привыкшие к грому фугаски, Отцовской не знавшие ласки, Курившие дома украдкой Цыгарки из пыльной махры, Ходившие в рваных опорках, В горелых чужих гимнастёрках, Мы — дети нелегкой Победы, Мы — дети военной поры. М. Матусовский Военное детство А нас обернуло порознь И вместе уже не раз: Глядит сквозь военную прорезь — Как целится — детство в нас. И все эти годы мирные В глубоких тылах страны, Мы всё ещё эвакуированные Сиротственники войны. Отчётливо в детство, в отрочество Вошла — до сих пор видна, — Как общее наше отчество, Отечественная война. Пусть голосуют дети Я в госпитале мальчика видала. При нем снаряд убил сестру и мать. Ему ж по локоть руки оторвало. А мальчику в то время было пять. Он музыке учился, он старался, Любил ловить зеленый круглый мяч… И вот лежал — и застонать боялся. Он знал уже: в бою постыден плач. Лежал тихонько на солдатской койке, Обрубки рук вдоль тела протянув… О детская немыслимая стойкость! Проклятье разжигающим войну! …О сколько их, безногих и безруких! Как гулко в черствую кору земли, Не походя на все земные звуки, Стучат коротенькие костыли. И я хочу, чтоб, не простив обиды, Везде, где люди защищают мир, Являлись маленькие инвалиды, Как равные с храбрейшими людьми. Пусть ветеран, которому от роду двенадцать лет, когда замрут вокруг, За прочный мир, за счастие народов Поднимет ввысь обрубки детских рук. Пусть уличит истерзанное детство Тех, кто войну готовит, — навсегда, Чтоб некуда им больше было деться От нашего грядущего суда. В Сокольниках есть детская больница. Из русских сел, растерзанных врагом, Ребят угрюмых привезли в столицу, В укрытый елями старинный дом. Стоит он, странной тишиной объятый. B большие окна ровный свет летит. Прошла я осторожно вдоль палаты, Где девочка лежала лет пяти. С нее сорвали немцы полушалок, Когда на стужу выгнали семью, На жалобный комочек мать дышала, Пытаясь дочку отогреть свою. А на дворе метель по-волчьи выла, На детских щечках стыли капли льда, И не забыло худенькое тело, Что было очень холодно тогда. Но девочке понравилась больница, Спокойные в халатах белых дни. Смежаются усталые ресницы, Плывут, мерцают, кружатся огни. И думает ребенок, засыпая, Что небо распахнется широко, Что вырастет в саду трава густая, Что босиком бежать по ней легко. Так весело промчался ветер зыбкий, И яркий куст так радостно запах, Что слабое подобие улыбки Мелькнуло на измученных губах. Потом она вдруг вспомнила о маме, И вся рванулась, точно ветерок. И вижу я, что стянуты бинтами Два маленьких обрубка вместо ног. Пусть не слеза — пусть гнев горячий брызнет, Пусть сердце запылает, как в бою, Пред этой искалеченною жизнью, Зовущей мстить за родину мою. Как нереально то, что до войны… Как нереально то, что до войны: Кудрявый мальчик в чистенькой матроске, На синем гюйсе — белые полоски. Рот приоткрыт. Глаза удивлены. Еще кричат над берегом стрижи, И беженцы не тянутся к Заволжью, И далеко до голода, Набиты трюмы медленной баржи. Еще и мне не выпал случай быть, А без меня, в сумятице и горе, Какому зову вторя, Шел, чтоб не пасть, Не падал, чтобы жить? И опухал от голода, Бредя босым по выпавшему снегу. Почти невидим с неба: Саксонский ас не разглядел мишень. Ты словно вдруг с лица земли исчез. …B степях ли мы иль в глубине дубравы, Нас от беды скрывают в детстве травы; Мы до поры невидимы с небес. Невидимы, как тоненький росток, — Пока мы землю защитить не в силах Пока и нам не выпадает срок Прикрыть собою крохотных, бескрылых. И мы проходим зримо и легко B нас гибкость трав и несогбенность леса, И в жилах кровь особого замеса И путь далек, и небо высоко. И нереально все, что скрылось с глаз. Но вечерами, при настольном свете На старых снимках оживают дети И пристально оглядывают нас. Выстоим ли мы, Когда за все придется быть в ответе, Чтоб никогда уж маленькие дети Не шли босыми в глубине зимы? И мальчик тот, что, голову склоня, За мной следит со старого картона, — Найти его и уберечь от стона, Но время непреклонно. И заслонил меня. Эпохой бессмертия мы рождены И помнить обязаны свято: Взрастило нас время, мы — дети войны, За нас умирали солдаты. Рвались мы с Чапаевым в яростный бой В кино — в переполненном зале Мы первыми трогали детской рукой Горячее солнце медалей! Отцами прописано в сердце у нас Крылатое слово — Победа! Нам в дни испытаний и в радостный час Завещано помнить про это. А годы военные — словно костры, Не гаснут, как прошлые беды. Мы — родом из детства военной поры- Твое, поколенье, Победа! Дети войны, вы взрослели под грохот снарядов, Вам колыбельные петь матерям не пришлось, Вы не носили красивых и пышных нарядов. Пулей свинцовою детство от вас унеслось. Дети войны провожали отцов молчаливо, Всё понимая — пришел расставания час. От матерей своих прятали слезы стыдливо, Не поднимая печально опущенных глаз. Дети войны на заводах отцов заменили «Все для победы! Для фронта!» — был лозунг один. Жили в цехах, за станками и ели, и пили, Ночи не спали, но верили — мы победим! Дети войны под бомбежкой, в холодных окопах Дети полков. Партизанских отрядов сыны Родине отдали жизнь до последнего вздоха — Как вам хотелось дожить до конца той войны! Дети войны — те девчушки, мальчишки — ребята! Трудно сказать, да и было ли детство у вас? Вместо домов вам достались сожженные хаты, А в узелке — лишь сухарик один про запас. Дети войны, как детьми вы остаться сумели, Хоть повидали так много и горя, и зла. Ваши сердца от жестокости не очерствели, В клубах пожарищ душа оставалась светла. А вам хотелось бегать и смеяться, В небесной сини голубей гонять, Но с детством рано довелось расстаться, За день пришлось на годы старше стать. Малолетние дети войны Шли от парты к станкам, на заводы. На колхозных делянках страны Вместо взрослых трудились в те годы. Не играли ни в куклы, ни в мячики. От бомбёжек порой не до сна. Детство кончилось. Девочки, мальчики… Отняла ваше детство война. Ничего нет страшней похоронки. Сколько их приходило тогда? Сиротели мальчишки, девчонки, Потерявши отцов навсегда. Вы работали, детским трудом Приближая наш праздник Победы, Чтобы счастье вошло снова в дом, Чтоб все радостью были согреты! Будьте счастливы, бабушки, деды — Дети страшной суровой войны. Пусть сияет салют в День Победы! Пусть вам снятся спокойные сны… Н. Каретникова Юным героям войны Мальчишки-девчонки военной страны! Мы вам до земли поклониться должны: Вы бились с врагом в тех кровавых боях, Вы смены стояли в холодных цехах, Вы в поле работали за четверых, Вы ждали, молились за ваших родных, Вы тылом надежным были отцам, Опорой вы стали своим матерям, Вы мстили за павших, вставая с ружьем, Вы шли в рукопашный за поруганный дом, Вы связь обеспечивали для партизан, Вам ангел победы в руки был дан. И кто-то из вас не вернулся домой, А кто-то сейчас, слава Богу, живой. Девчонки-мальчишки великой страны! Мы вам до земли поклониться должны!

Дети войны — и веет холодом,

Дети войны — и пахнет голодом,

Дети войны — и дыбом волосы:

На челках детских седые полосы.

Земля омыта слезами детскими,

Детьми советскими и не советскими.

Какая разница, где был под немцами —

В Дахау, Лидице или Освенциме,

Их кровь алеет на плацах маками,

Трава поникла, где дети плакали.

Дети войны — и боль отчаянна!

И сколько надо им минут молчания...

Л. Голодяевская


Детям, пережившим ту войну, Поклониться нужно до земли! В поле, в оккупации, в плену, Продержались, выжили, смогли! У станков стояли, как бойцы, На пределе сил, но не прогнулись И молились, чтобы их отцы С бойни той немыслимой вернулись. Дети, что без детства повзрослели, Дети, обделенные войной, Вы в ту пору досыта не ели, Но честны перед своей страной. Мерзли вы в нетопленных квартирах, В гетто умирали и в печах. Было неуютно, страшно, сыро, Но несли на слабеньких плечах Ношу непомерную, святую, Чтоб скорее мира час настал. Истину познавшие простую. Каждый на своем посту стоял. Девочки и мальчики войны! На земле осталось вас немного. Дочери страны! Ее сыны! Чистые пред Родиной и Богом! В этот день и горестный, и светлый, Поклониться от души должны Мы живым и недожившим детям Той большой и праведной войны! Мира вам, здоровья, долголетья, Доброты, душевного тепла! И пускай нигде на целом свете Детство вновь не отберет война!          посвящается моей бабушке

Мы родом из тех времён

Мы родом из той войны. Бомбят эшелон… И крики людей слышны… И кто-то меня накрыл. Будто пчёлок рой… «Живи, герой.» Хотелось есть… И снилось всегда Нам с братиком было Летят журавли… И кто-то сказал: Фашистский плен. Посиневших вен. Больше чем миллион… Мы родом из той войны. Мы родом из тех времён. Вы помнить о нас Всё ярче звезды, небо голубей, Но отчего-то вдруг сжимает сердце, Когда мы вспоминаем всех детей, Которых та война лишила детства. Их защитить от смерти не смогли Ни сила, ни любовь, ни состраданье. Они остались в огненной дали, Чтоб мы сегодня их не забывали. И память эта прорастает в нас, И никуда нам от нее не деться. Ведь, если вдруг опять придет война, Вернется к нам расстрелянное детство. Автор неизвестен Баллада о детях войны Мы дети войны. Нам с пелёнок досталось познать беспределы невзгод. Был голод. Был холод. Ночами не спалось. От гари чернел небосвод. От взрывов и плача земля содрогалась. Не знали мы детских забав. А сколько отрочеству горя досталось… Девчонки, солдатками став, Просились на фронт и без страха сражались, держа налегке автомат. Победа руками девчонок ковалась. Их воля не знала преград. Ночами стояли на вахтах заводов. Им был по плечу всякий труд. Красу их девичью щадила природа. И не было праздных минут. Влюблялись они. Их мальчишки любили. Была их любовь родником. Из чаши любви чистоту они пили. Глаза зажигались огнём. Нутром оставались они недотроги. И рвались их души в полёт. Их гнали фашисты по пыльным дорогам. И в рабство везли их, как скот. Кому-то из плена бежать удавалось. И даже по несколько раз. Как зрелые воины, дети сражались. Кто шёл в партизаны из нас. Себе прибавляли мальчишечки годы, чтоб их отправляли на фронт. И не было это влиянием моды. Кому-то родным стал завод. Станки малолетки, как крепости брали, на цыпочки встав во весь рост. И навыки взрослых они обретали. Со всех одинаков был спрос. Исхожено много дорог километров. Истрачено нервов и сил. Нам выли вдогонку сирены и ветры. Фашист нас, как зверя, травил. Кровь брали фашисты из тоненьких венок, спасая немецких солдат. Мишенью детишки стояли у стенок. Злодейства вершился обряд. А в голод спасала лишь корочка хлеба, очистки картофеля, жмых. И падали бомбы на головы с неба, не всех оставляя в живых. Нам, детям войны, много горя досталось. Победа наградой была. И летопись лет страшных в память вписалась. Боль отклик у эха нашла. К началу второй мировой К началу второй мировой мы в школу еще не ходили. На станцию по мостовой, окутанный облаком пыли, катился ночной грузовик, подвода с утра грохотала, как будто по стеклам квартала хлестало из туч грозовых. Над речкой, у самой воды, играл отпускник на гитаре, цвели, задыхаясь, сады, и низкие птицы летали. Такая стояла пора. Детство. Жара. И все-таки эта война, пусть даже и малою частью, к несчастью, но также и к счастью, как главный урок, нам дана. И мы до конца наших лет запомним тот слипшийся хлеб.

С. Дрофенко

Мне на веку запомнилось немало, И только детства вспомнить не могу: Его война, как стебелёк, сломала Июньским днём за речкой, на лугу. Была земля и жесткой, и метельной. Была судьба у всех людей одна. У нас и детства не было отдельно, А были вместе детство и война. Мы были серыми, как соль А соль на золото ценилась. В людских глазах застыла боль Земля дрожала и дымилась. Просили, плача: «Мама, хлеба!» А мама плакала в ответ. И смерть обрушивалась с неба, Раскалывая белый свет. Да, мало было хлеба, света, Игрушек, праздников, конфет. Мы рано выучили это Безжалостное слово — «Нет!» Так жили мы, не зная сами, Что обделила нас война. И материнскими глазами В глаза смотрела нам страна. Мы были бережно хранимой Ее надеждой в горький час- И свет, и соль земли родимой, И золотой ее запас. Я был тылом — сопливым, промерзлым… Я был тылом — сопливым, промерзлым, выбивавшим всю азбуку Морзе расшатавшимся зубом о зуб. Мои бабки — Ядвига, Мария, — меня голодом вы не морили, но от пепла был горек ваш суп. Сталинградский, смоленский, можайский, этот пепел, в Сибири снижаясь, реял траурно, как воронье, и глаза у детдомовки Инки были будто бы две пепелинки от сгоревшего дома ее. На родимой ее Беларуси стали черными белые гуси, рев стоял только черных коров. Стали пеплом заводы, плотины, и все бодрые кинокартины, и надежды на малую кровь. Сняли с башен кремлевских рубины. В Ленинграде рояли рубили. Слон разбомбленный умирал. Пепел корчащихся документов с крыш Москвы, с парусиновых тентов улетал далеко за Урал. Я свидетельствую о пепле, от которого трусы ослепли: им воздали еще не вполне. Заклинаю всем ужасом детства: «Нет страшней среди всех лжесвидетельств лжесвидетельства о войне!» Пепел, розовый в книгах, позорен. Пепел был и останется черен. Но свидетельствую о том, что осталось неиспепелённым: о народе в железных пеленках и о сердце его золотом. Я свидетельствую о братстве — о святом всенародном солдатстве от амурской до волжской воды, о горчайшей редчайшей свободе — умирать или жить — не в стыдобе, а в сознанье своей правоты. Я свидетельствую о пепле, том, в котором все вместе окрепли и поднялись в решающий час. Я свидетельствую о боли. Я свидетельствую о боге, проступившем не в небе, а в нас. До сих пор я дышу этим пеплом, этим всеочищающим пеклом, и хотя те года далеки, вижу в булочных я спозаранок, как вмурованы в корки буханок сталинградские угольки. Эх, война, моя мачеха-матерь, ты учила умнее грамматик, научила всему, что могла, и сама кой-чему научилась. Проклинаю за то, что случилась, и спасибо за то, что была. Если я не участник войны, Это, граждане, вовсе не значит, Что страдания мне не больны, От которых и взрослый заплачет. Я участник большого огня, Когда стены родные пылали. «Мессершмитты» стреляли в меня, Злые «юнкерсы» бомбы бросали. Я родился в тридцатом году И годами для фронта не вышел. Но хлебнул фронтовую беду Среди белых воронежских вишен. «Я частенько в больницах лежу — Крепко голову пуля задела. Я стихи о дорогах пишу. Впрочем, это особое дело... Не смущайте вопросом меня, Почему мне медали не дали. Я участник большого огня, Это, может, важнее медали». От Бояновых песен, От седых ковылей придонецких, От костров партизанских, От звезд гимнастерки отца Началась моя память И упала в военное детство, В мир холодной слезы, В похоронку и в посвист свинца. Началась моя память С тоски зачерствевшего хлеба И с нечерствой души Матерей наших, Началась моя память С разрыва, упавшего с неба, На гремящих вокзалах С гармоней безногих солдат. Все осело в душе, Только видится чаще не это — Алый над ними закат. Вот бегут к поездам И целуют в слезах среди лета Возвратившихся к нам С того света солдат…

1

Навеки из ворот сосновых,

Веселым маршем оглушен,

В ремнях скрипучих, в касках новых

Ушел знакомый гарнизон.

Идут, идут в огонь заката

Бойцы, румяные солдаты.

А мы привыкли их встречать

И вместе праздничные даты

Под их оркестры отмечать.

Идут, молчат, глядят в затылок,

И многим чудится из них,

Что здесь они не только милых,

А всех оставили одних.

Вот так, свернув шинели в скатки,

Они и раньше мимо нас

Шагали в боевом порядке,

Но возвращались каждый раз.

«И-эх, Калуга!» — строй встревожил

Прощальный возглас. И умолк.

А вслед, ликуя, босоножил

Наш глупый, наш ребячий полк.

2

Каждый вечер так было. Заноют, завоют гудки.

Женский голос из рупора твердо и строго

Повторит многократно: «Тревога! Тревога! Тревога!»

Суетливые женщины, стайки детей, старики,

Впопыхах что попало схвативши с собою,

В новых платьях, в парадных костюмах,

как будто на бал,

Устремлялись толпою

В подвал…

3

А мы еще вместе. Но рядом разлука,

Которой нельзя миновать.

Отец не спит, ожидая стука.

Слезы глотает мать.

4

Не по-русски, а вроде по-русски.

Необычен распев голосов.

Белоруски они, белоруски.

Из лесов. Из горящих лесов.

Гром войны. Громыханье телеги.

Разбомбленный, расстрелянный шлях.

И на скорую руку ночлеги

В стороне от дороги, в полях.

5

Пейзажа не было. Его смели и смяли

И затоптали… Лишь густая пыль

Да медленное умиранье солнца.

И снова пыль. И люди, люди, люди.

Стада, телеги — все одним потоком

Катилось. Шумы, окрики, слова

Слились в единый гул, роптавший глухо.

И желтые вечерние лучи

Ложились тяжкими последними мазками

На спины уходящих… Тучи пыли

Мгновенно скрыли от сторонних глаз

Позор и горечь шествия… А я,

Встречая уходящих на восток,

Прощался с детством.


Та зима была, будто война, — лютой… будто война, — лютой. Пробуравлена, прокалена ветром. навалясь на январь грудой. И кряхтели дома под его весом. По щербатому полу Кашлял новый учитель Застывали чернила у нас в классе. И контрольный диктант отменял завуч… голосит ветер, болит по утрам горло, потому что остались лишь зима и война — из времен года… И хлестала пурга по земле крупно, и дрожала река в ледяном гуле. И продышины в окнах будто в каждую кто-то всадил пулю!.. И надела соседка платок вдовий. И стонала она допоздна-поздно… Та зима была, будто война, — и даже сейчас мерзну. Р. Рождественский

И столица, и страна

В двух шагах от пропасти,

Вся Кремлёвская стена

В камуфляжной росписи.

Во дворе — аэростат,

Днём под сеткой спрятанный,

Две полуторки дымят

Газогенераторные.

Ночью в небе вместо туч

Рыбы толстохвостые

Будет юнкерс невезуч —

Облететь непросто их.

Дома — скудная еда:

Жидкий суп картофельный,

А на сладкое — бурда

С желудовым кофием.

Вот однажды был обед:

Вермишель с тушёнкой!

Ничего вкуснее нет

Для меня с сестрёнкой!

В январе шуршали все

Мятыми листами —

На газетной полосе

Заголовок: «Таня».

Репродуктор — чёрный рот

Нас разбудит рано.

Сводки Совинформбюро…

Голос Левитана…

Скажет нам, когда бежать

Надо в подземелье,

Не забудет подсказать:

«Сделать затемненье!»

Мама любит слушать бас

Дяди Паторжинского…

Кукрыниксы в Окнах ТАСС

В станции «Дзержинская»

Летом я нашел подвал

Под большой столовкой,

Там морковку воровал.

Я ж худой и ловкий!

«Осторожно, листопад!»

На Ильинском спуске.

Группа девушек-солдат

В гимнастёрках узких.

Дерматиновый портфель,

На толкучке куплен.

В школу я хожу теперь

Первоклассник, шутка ль!

Детство память сберегла,

Ну, а всё, что после,

Пролетело, как стрела.

Вот и снова — осень.

Горите, флаги красные, горите!

Я с детства помню слезы ранних вдов,

Заиндевевший громкоговоритель

И снег в морщинах сбившихся платков.

Я помню, как сирена завывала,

Я помню хруст оконного стекла.

Гремели взрывы.

В печках застывала

Зола позавчерашнего тепла.

И умещались двести хлебных граммов

На сводке с фронта

в двадцать строгих строк.

И первоклассник худенький упрямо:

— Мы не рабы! — заучивал урок.

У пацанов свои порядки,

и нам не ставили в вину,

что мы играли,

нет, не в прятки,

а в беспощадную войну.

Надев отцовские пилотки,

набравши гильзы в котелки,

мы — партизаны и пилоты,

разведчики и моряки...

А среди нас была девчонка,

и славились на целый двор

ее мальчишеская челка,

ее мальчишеский задор.

Вели мы в штаб ее, толкая,

и говорили:

«Не таи!

А ну признайся,

кто такая

и кто родители твои?»

И вдруг на наше приказанье,

склонивши голову, она

с остекленелыми глазами,

внезапной строгости полна,

сказала: «Папы нет... убили,

а маму... немцы увели...»

Впервые взрослыми мы были

и ей ответить не могли.

Так, озорные дети улиц,

дыша бравадою одной,

впервые мы с войной столкнулись,

с большой,

взаправдашней войной.

Я знал войну не понаслышке,

она не рядом, а во мне:

стоят молчащие мальчишки

немым проклятием войне.


Бесследно юность не прошла: хотя мы не были в солдатах, — в ней сгустки крови, слитки зла, озёра слёз солоноватых, слепое мужество детей, когда земля гудит мятежно... Я полюбил с тех дней людей тревожно, трепетно и нежно. Война вручала людям похоронки. Скрипела ось обугленной Земли. Худущие мальчишки и девчонки, Мы помогали взрослым, как могли. Мы вёдрами домой таскали воду И на зиму кололи кучи дров. Работали — не через пень-колоду, А вкалывали так, что будь здоров. В ту пору было нам годков немного, Нам, допризывным гражданам страны. И матери на нас глядели строго, Латая наши драные штаны. Как беженцев обоз, тянулось время, Шум эшелонов замирал вдали. А нам хотелось, чтобы поскорее Отцы домой Победу принесли. Голодные, мечтали мы, бывало, Забившись в пыльный угол чердака, Что наедимся хлеба до отвала И что напьёмся вдоволь молока! М. Пляцковский Война вошла в мальчишество моё Сперва без дыма, крови и тревоги, А как заходят путники в жильё Передохнуть, испить воды с дороги. Она хлебами шла из-за реки, Оттуда, где закаты занимались, — Подолгу, помню, теплились штыки, Пока солдаты в гору подымались. Попарно, кучками, по одному, Не торопясь, они к Москве пылили, Порой у нас, в окраинном дому, Степенно, сняв пилотки, воду пили И дальше, на восток, полями шли, И все, казалось, были пожилые, Хотя, наверно, попросту в пыли, В обмотках серых, серые и злые. Глаза закрою, вижу, как теперь, Распахнутые настежь двери дома И как ложится на пол через дверь Зари вечерней свежая солома, И вижу мать у белого стола В обнимку с чёрным чугуном картошки И двух солдат, которым подала Моя сестрёнка расписные ложки. Солдаты ели истово, в запас, А старший, рыжий, с вислыми усами, Рассказывал, давя бездонный бас, И вдруг заплакал тихими слезами. Сидел и плакал, тягостно, в упор, Не наклоняясь и лица не пряча. И я войну запомнил с этих пор И до сих пор боюсь мужского плача. Тыловое детство Каких несчастий и какой тоски Вкусило наше пасмурное детство... Росли в жестоких играх босяки, Весь тыл отцовский получив в наследство. Нас голод сбил в компании шальные, И, мудрые и злые огольцы, Мы обходили рынки и пивные, Хватая «беломор» и огурцы. Мужчины ушли по смертельной дороге: Грехи отпускала святая война, И жалким старухам и старцам убогим Последнюю мелочь бросала шпана. Я сытости доныне не приемлю: Набитое нутро смиряет злость. Я землю даже ел, когда на землю Варенье у кого-то пролилось. Союзники выписывали визу На ящике «Detroute for Stalingrad», И я глотал в больнице по ленд-лизу От слёз, наверно, горький шоколад. Далёкие годы, тревожные годы... Бежали на фронт из тылов пацаны. Прошла беспризорная наша свобода. Четыре ли года? — Нет, века войны. Сегодня в моде книги и уют. Где вы, мальчишки, что клялись мне в дружбе? Одни пропали, а другие пьют, А третьи слишком высоко по службе. Вы, юные, чуть-чуть крупнее нас, Живя в тепле, умнея понемногу, Отстали вы от нас на целый класс — На страшный класс войны, и слава Богу! К слезам материнским мы были нестроги, И очень легко повзрослеть было нам. И этой тревоги, и этой дороги Я вам не желаю и вам не отдам. Уже война почти что в старину. В ряды легенд вошли сражений были. По книжкам учат школьники войну, А мы ее по сводкам проходили. А мы ее учили по складам От первых залпов городских зениток До славы тех салютов знаменитых, Которых силу я не передам. Войну, что опаляла наши дали, В века отбрасывая зарев тень, В холодных классах нам преподавали И на дом задавали каждый день. И мы прошли под зимний звон ветров И песен, порохом ее пропахших, От тяжких слов о гибели отцов До возвращенья без вести пропавших! Я речь о том повел не оттого, Что захотелось просто вспомнить детство, А потому, что лишь через него Я в силах в быль великую вглядеться И рассмотреть, что в грозном том году И мы забыли тишь (без сожалений!), Чтоб стать сегодня равными в ряду Проверенных войною поколений. Четвертый класс мы кончили в предгрозье. Но мы о том не думали в тот год, И детских санок легкие полозья Неслись навстречу — буре без забот. Ты помнишь? Возле краснозвездных вышек Ты помнишь! В Александровском саду Летели дни на санках и на лыжах, И Кремль от детства отводил беду. Но все тревожней были передачи. Все шире круг забот МПВО. Горел Париж. И так или иначе — На нас ложились отсветы его. Я помню день, когда забросил сразу Я все свои обычные дела, В тот вечер мама два противогаза Себе и мне с работы принесла. Я и не понял: для чего, откуда, Но, на игру сзывая ребятню, Таскал с собой резиновое чудо И примерял по десять раз на дню. Откуда-то их был десяток добыт. И вот, пока сражение текло, Любой из нас, растягивая хобот, Глазел на мир сквозь потное стекло. А на спину поваленные стулья Строчили беспощадно по врагу, И в светлых комнатах шальная пуля Подстерегала на любом шагу. И падал навзничь Петька или Сашка Не на ковры, навстречу синяку, С бумажною звездою на фуражке И сумкою зеленой на боку. Но в коридоре, становясь под знамя, Мы верим ложной гибели сполна, И не догадываемся, что с нами Играет настоящая война! А уж случалось — свет надолго гаснул Вслед за тревожно стонущим свистком, А уж в парадные не понапрасну Затаскивали ящики с песком. И часовой на западной границе Все зорче вглядывался в темноту. А там росли опасные зарницы, Стальные птицы брали высоту. Там на дома неслись фугасок гроздья. На океанах шли суда ко дну. Четвертый класс мы кончили в предгрозье, Из пятого мы перешли в войну.

Двенадцать

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков - Истории

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

Главным праздником для всех жителей постсоветского пространства остается День Победы. В этот день важно вспомнить тех, кто отдал свою жизнь за свободу, кто защищал будущее своей страны и подарил нам мирное небо над головой.

Война затронула всю Европу, а потому сегодня в нашей книжной подборке мы предлагаем произведения о Второй мировой войне, написанные как советскими писателями, так и зарубежными. Дайте почитать вашим детям правильные книги о войне, о холокосте, чтобы будущие поколения никогда не повторяли ошибок прошлого.

1. Петр Любаев и Анастасия Безгубова, «Великая Отечественная война. 1941-1945».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@labirintpress

Издательство: Лабиринт-Пресс

Возрастные ограничения: 6+

В книгу вошли произведения Л. Кассиля, В. Некрасова, В. Астафьева, В. Берестова, А. Твардовского, К. Симонова и других писателей и поэтов, которые видели Великую Отечественную войну своими глазами: кто-то провожал на фронт отца, кто-то строил дзоты на Мамаевом кургане, кто-то мальчишкой помогал партизанам, кто-то входил в мае в пламенеющий Берлин. Вместе с ними читатель пройдёт трудными фронтовыми путями: от первого тревожного дня — вперёд, к победе. На полях книги, в клапанах и на специальных исторических разворотах размещён подробный историко-бытовой комментарий о ходе войны, устройстве советской армии, военной форме, оружии, орденах и повседневной жизни на фронте, в тылу, в эвакуации, в блокадном Ленинграде. Подлинные предметы и документы тех лет — письма с передовой, газетные очерки, военные плакаты, наградные листы и фотоснимки из семейных архивов - помогут увидеть и понять, какими были эти годы для всех, кого коснулась война. Многочисленные интерактивные элементы, объёмные конструкции и вложения, как всегда в книгах этой серии, поражают и восхищают, превращая чтение в неспешное и вдумчивое погружение в ту эпоху, которую так важно помнить.

2. Вячеслав Кондратьев, «Сашка. Отпуск по ранению».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@rechbooks

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 6+

Военная проза Вячеслава Кондратьева пропитана воспоминаниями автора о собственной фронтовой юности. Его персонажи - обычные парни, не рвущиеся в герои и не мечтающие о славе, но человечные и честные, какими бывают двадцатилетние мальчишки. Они влюбляются, ссорятся, обижаются, решают проблемы морального выбора, пока вокруг грохочет война. В иллюстрациях Александра Кабанина те же мальчишки, взрослеющие на войне: вихрастые, задиристые, но уже видевшие и боль, и смерть.

3. Константин Воробьев, «Убиты под Москвой».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@ast.deti

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 12+

Повести «Крик» (1962) и «Убиты под Москвой» (1963) — правдивый рассказ об обороне Москвы осенью 1941 года. Во время нахождения в подполье в 1943 году Воробьёв написал автобиографическую повесть «Это мы, Господи!» о пережитом в плену. Это произведение такой художественной значимости, что, по словам В. Астафьева, «даже в незавершённом виде... может и должно стоять на одной полке с русской классикой». В основу рассказа «Немец в валенках» (1966) положен реальный факт из лагерной жизни. В Саласпилсе в лагере для военнопленных встретился Воробьёву охранник, который проникся сочувствием к пленному русскому и стал приносить ему хлеб. Действие рассказа «Уха без соли» (1968) хотя и происходит в мирное время, но страшные отзвуки войны ещё долго не затихнут в сердцах тех, кто её пережил.

4. Майкл Грюнбаум и Тодд Хозак-Луи, «Где-то в мире есть солнце».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@samokatbook

Издательство: «Самокат»

Возрастные ограничения: 12+

Майкл Грюнбаум родился в 1930 году в Праге. После того как нацисты в 1939 году оккупировали Чехословакию, его отца арестовали и вскоре убили, а Миша в 1942 году вместе с матерью и сестрой попал в Терезин и пробыл там до конца войны. Майкл удивительно чётко вспоминает свои переживания, страхи, надежды - то, как чувствовал он это тогда, в свои 12-14 лет. Это повествование не просто «основано на реальных событиях» — это и есть реальные события. Это история о том, как в мраке концлагеря двадцатилетний молодой человек, Франта Майер, сумел сплотить 40 совершенно разных ребят и помог им выжить и остаться людьми. Одни дни здесь были полны дружбы и футбольных матчей, другие — ужаса перед отправкой «на восток», в Аушвиц. Рассказать эту историю Майклу Грюнбауму помог писатель Тодд Хазак-Лоуи. Книга, включающая множество оригинальных документов и фотографий, уже стала существенным вкладом в литературу о Холокосте. Она вышла в 2015 году и сразу вошла в шорт-лист национальной премии Еврейская книга, получила Золотую медаль премии «Еврика!» в США и Серебряную медаль в номинации Нон-фикшн для детей.

5. Ян Терлау, «Зима во время войны».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@schastliva2.0

Издательство: Компас-Гид

Возрастные ограничения: 12+

Декабрь 1944 года. Нидерланды в оккупации уже пять лет. Михилю шестнадцать, и он живет в постоянном страхе. Недавно в соседнем поселке повесили на фонарях всех мужчин. А вчера арестовали соседей. У каждого есть родственник, вынужденный скрываться от нацистов, или друг в концлагере. Лишь бургомистр, отец Михиля, из последних сил сдерживает жестокость захватчиков. А тут — просьба друга, попавшего в застенки гестапо. Просьба жизненно важная — и смертельно опасная. Михиль один не справится. Но кому можно доверять? Кто рискнет помочь? За любое сопротивление и неповиновение — казнь… Ян Терлау (родился в 1931 году) — известный европейский политик и писатель. Сразу после выхода повести «Зима во время войны» в 1972 году он получил премию «Золотое перо» — главную награду Нидерландов в области детской литературы. Его книга — одна из самых популярных на родине — легко встает в ряд с такими классическими произведениями о военном детстве, как «Облачный полк» Эдуарда Веркина и «Когда я был маленьким, у нас была война…» Станислава Олефира.

6. Татьяна Кудрявцева, «Маленьких у войны не бывает».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@rechbooks

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 12+

Эта книга про маленьких, которых судьба заставила стать взрослыми. Истории обычных ребят, вынужденных не понаслышке узнать, что такое война и что такое блокада, не оставят ни одно сердце равнодушным. Как неравнодушными оставались в те страшные дни маленькие герои этой книги: в блокадном кольце и на передовой, в оккупации и в эвакуации они продолжали читать и рисовать, сочинять стихи и музыку, петь, снимать кино и танцевать. А еще — верить и с каждым своим шагом приближать Победу.

7. Элла Фонякова, «Хлеб той зимы».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@books_n_magic

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 6+

«Как это — война? Что это — война?» Немногим не понаслышке известны ответы на эти вопросы. А первоклашке Лене, оставшейся вместе с семьёй в блокадном Ленинграде, на собственном опыте приходится узнать, «как выглядит война взаправдашняя»: что такое воздушная тревога и как тушить «зажигалку», каким бывает настоящий голод и что, оказывается, оладьи можно приготовить из кофейной гущи, а студень — из столярного клея. «Хлеб той зимы» Эллы Фоняковой — это и слепок времени, и во многом автобиографичный рассказ о блокадных днях, и пронзительная история о самой обычной девочке, её семье и обо всех ленинградцах, не оставивших окружённый город. Иллюстрации к книге создала Людмила Пипченко — художница, которой с поразительной точностью удалось передать настроение повести и дать возможность читателям своими глазами увидеть одну из блокадных зим.

8. Николай Богданов, «Бессмертный горнист».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

mybookland.ru

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 6+

Небольшой рассказ Николая Богданова вместил в себя огромную трагедию блокады Ленинграда и одновременно невероятную силу человеческого духа. Глазами мальчика, переживающего первые месяцы войны в ледяном городе, читатель видит не только ужасы войны, но и надежду, твёрдую веру в победу и сплочённость горожан, поддерживающих друг друга. Иллюстрации известного художника Владимира Гальдяева вслед за текстом меняют тон от тёмных и безнадёжных в начале рассказа к светлым весенним в его финале.

9. Станислав Олефир, «Когда я был маленьким, у нас была война».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@book_is_my_really

Издательство: Компас-Гид

Возрастные ограничения: 12+

В коллекции зарисовок под общим названием «Когда я был маленьким, у нас была война…» как будто сплелись воедино все приметы эпохи. Коллективизация и немецкое наступление, освобождение села и послевоенный голод, «враги народа» и пленные — всё это в книге есть, и всего этого здесь нет. Об определяющих исторических событиях Станислав Олефир рассказывает в кратких очерках с помощью историй простых людей, избегая громких слов и обобщений. А поскольку жизнь в селе, где происходит действие, немыслима без животных, они становятся героями чуть ли не половины рассказов: друзья-собаки, безголосые куры и славный поросёнок Шерстюк, ловко обегающий мины в поисках картошки, оказываются не менее интересны, чем люди. Жизнь оккупированного немцами украинского села показана глазами мальчишки 4-7 лет, для которого одинаково значимы любые события. Неожиданно подаренный немецким солдатом коробок спичек или пробивающая копытами дырки в крыше землянки коза образы, в равной мере трогающие детскую душу. Война обнажает всё самое важное и скрывает сиюминутное, наносное, — проза Станислава Олефира даёт это прочувствовать в полной мере.

10. Ольга Громова, «Сахарный ребенок. История девочки из прошлого века, рассказанная Стеллой Нудольской».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@katerina_sadova

Издательство: Компас-Гид

Возрастные ограничения: 12+

Книга Ольги Громовой «Сахарный ребенок» записана ею со слов Стеллы Нудольской, чье детство пришлось на конец 30-х - начало 40-х годов в Советском Союзе. Это очень личный и берущий за душу рассказ о том, как пятилетняя Эля, счастливо растущая в любящей семье, вдруг оказывается дочерью "врага народа" и попадает в страшный, непонятный ей мир: после ареста отца их вместе с матерью отправляют в лагерь в Киргизии как ЧСИР (членов семьи изменника Родины) и СОЭ (социально опасные элементы). Но несмотря на все испытания, голод и болезни, которые им приходится пережить, Эля и ее мама не падают духом: читают стихи, поют песни, шутят, по-настоящему заботятся друг о друге. «Сахарный ребенок» — это во многом «роман воспитания», история о любви, а еще о том, что такое достоинство и что такое свобода. Точнее всего о свободе говорит мама Эли: «Рабство - это состояние души. Свободного человека сделать рабом нельзя».

11. Вера Карасева, «Кирюшка».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@knizhnoe_slovo

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 6+

Рассказы Веры Карасёвой посвящены детям блокады, которые оставались детьми, несмотря на выпавшие на их долю лишения и тяготы. Они помогали младшим. Поддерживали взрослых. Спасали друг друга. Надеялись на чудо. И чудо иногда стучалось в их дверь. Находилась еда. В дом приносили вязанку дров. Увеличивался хлебный паёк. В Новый год приезжал Дед Мороз и дарил подарок. Крапивы вырастало столько, что хватило бы на тысячу борщей. Иллюстрации А. Резниченко передают характер героев: замерзающих, голодных, но не сдавшихся, не утративших мужества и верящих в то, что настанет весна, а следом за ней придёт и Победа.

12. Юрий Герман, «Вот как это было».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@sergeeva_pisatel

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 6+

Трогательная, по-детски непосредственная повесть о блокадных днях — таких, какими их видит маленький Миша, оставшийся вместе с родителями в осажденном Ленинграде, не только раскрывает перед читателем приметы времени и рассказывает, «как это было», но и учит быть сильным: ведь не каждый день болеешь «очень милой скарлатиной» или пробуешь ходить с костылём, потому что у тебя — осколочное ранение. И, конечно, гордиться настоящими героями: Мишкиной мамой, которая сама может разминировать фугасную бомбу, или милиционером Иваном Фёдоровичем Блинчиком, который, что бы ни случилось, не бросает свой пост. Да и сам Мишка и его друзья, решившие давать представления для раненых солдат, чтобы поддержать их, — чем не герои?

13. Людмила Никольская, «Должна остаться живой».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@rechbooks

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 12+

Повесть Людмилы Никольской рассказывает о нескольких днях из жизни девочки Майи. Но что это за дни! Зима 1941 года, в блокадном Ленинграде царят холод, голод, смерть и подлость. А Майе всего 11 лет, и она остаётся ребёнком даже в это чудовищное время. Людмила Никольская, сама пережившая блокаду, пишет прежде всего о жизни, какой бы страшной она ни была. Майя спорит с мамой, хохочет с соседским мальчишкой, отогревает бездомного котёнка, заботится о соседях и продолжает жить изо всех сил. Иллюстрации Лизы Бухаловой соединяют блокадную реальность Майи с её мечтами о мирной жизни и дают надежду, что самые тяжёлые испытания пройдут, уступив место детству.

14. Вадим Шефнер, «Сестра печали».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@rechbooks

Издательство: Речь

Возрастные ограничения: 16+

«Истинно вам говорю: война — Сестра печали, горька вода в колодцах ее... многие из вас не вернутся под сень кровли своей. Но идите. Ибо кто, кроме вас, оградит землю эту...». Перед вами трогательное, проникновенное повествование о судьбе поколения, о первой любви, оборванной войной. Оно ярко окрашено личными переживаниями, содержит детали биографии самого писателя, эхо событий его собственной военной судьбы. Это проза поэта. Магия его лирики завораживает, теплый отклик вызывает звучащая в повести щемящая светлая нота. Тональность повести мягко подчеркивают и иллюстрации, выполненные для настоящего издания Еленой Жуковской. В них и портрет города, который так зримо присутствует на страницах книги, и беззаботная радость юности, и тревожное предчувствие надвигающихся грозных событий, и печать предстоящей неотвратимой разлуки...

15. Джон Бойн, «Мальчик в полосатой пижаме».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@ebooks_kaz

Издательство: Фантом Пресс

Возрастные ограничения: 12+

Не так-то просто рассказать в двух словах об этой удивительной книге. Обычно аннотация дает читателю понять, о чем пойдет речь, но в данном случае мы опасаемся, что любые предварительные выводы или подсказки только помешают ему. Нам представляется очень важным, чтобы вы начали читать, не ведая, что вас ждет. Скажем лишь, что вас ждет необычное и завораживающее путешествие вместе с девятилетним мальчиком по имени Бруно. Вот только сразу предупреждаем, что книга эта никак не предназначена для детей девятилетнего возраста, напротив, это очень взрослая книга, обращенная к людям, которые знают, что такое колючая проволока. Именно колючая проволока вырастет на вашем с Бруно пути. Такого рода ограждения достаточно распространены в нашем мире. И нам остается только надеяться, что вы лично в реальной жизни не столкнетесь ни с чем подобным. Книга же наверняка захватит вас и вряд ли скоро отпустит.

16. Хезер Моррис, «Татуировщик из Освенцима».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@emiremarque

Издательство: Азбука

Возрастные ограничения: 16+

Основанный на реальных событиях жизни Людвига (Лале) Соколова, роман Хезер Моррис является свидетельством человеческого духа и силы любви, способной расцветать даже в самых темных местах. И трудно представить более темное место, чем концентрационный лагерь Освенцим/Биркенау. В 1942 году Лале, как и других словацких евреев, отправляют в Освенцим. Оказавшись там, он, благодаря тому, что говорит на нескольких языках, получает работу татуировщика и с ужасающей скоростью набивает номера новым заключенным, а за это получает некоторые привилегии: отдельную каморку, чуть получше питание и относительную свободу перемещения по лагерю. Однажды в июле 1942 года Лале, заключенный 32407, наносит на руку дрожащей молодой женщине номер 34902. Ее зовут Гита. Несмотря на их тяжелое положение, несмотря на то, что каждый день может стать последним, они влюбляются и вопреки всему верят, что сумеют выжить в этих нечеловеческих условиях. И хотя положение Лале как татуировщика относительно лучше, чем остальных заключенных, но не защищает от жестокости эсэсовцев. Снова и снова рискует он жизнью, чтобы помочь своим товарищам по несчастью и в особенности Гите и ее подругам. Несмотря постоянную угрозу смерти, Лале и Гита никогда не перестают верить в будущее. И в этом будущем они обязательно будут жить вместе долго и счастливо…

17. Анна Франк, «Дневник Анны Франк».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@oksuksu

Издательство: Текст

Возрастные ограничения: 16+

Эта книга не может оставить равнодушным никого. Отбросив нас на 75 лет назад в период нацистской оккупации Нидерландов, дневник Анны Франк поведает о том, как несколько еврейских семей пытались выжить в тайном убежище, скрываясь от гестапо. День за днём еврейская девочка в своём дневнике рассказывает вымышленной ею подруге Китти всё, что происходит с ней и с другими обитателями убежища, записывая в него свои самые сокровенные мысли, горести и радости. Её детская жизнь по воле взрослых быстро стала недетской, превратив дневник девочки в значимый документ и в обвинительный акт. Последняя запись в дневнике датирована 1 августа 1944 года, вскоре гестапо по доносу арестовало всех обитателей убежища. Судьба Анны и её семьи трагична — все погибли в концлагере, лишь одному отцу девочки Отто Франку чудом удалось выжить, после освобождения из концлагеря вернуться в Нидерланды и найти дневник. В 1947 году Записи были изданы тиражом в 3000 экземпляров. Дневник 6 раз переиздавался и был переведён на 67 языков мира. В 2009 году дневник Анны Франк был признан объектом реестра «Память мира» ЮНЕСКО.

18. Эдуард Веркин, «Облачный полк».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@reading_maria

Издательство: Компас-Гид

Возрастные ограничения: 16+

Сегодня писать о войне — о той самой, Великой Отечественной, — сложно. Потому что много уже написано и рассказано, потому что сейчас уже почти не осталось тех, кто ее помнит. Писать для подростков сложно вдвойне. Современное молодое поколение, кажется, интересуют совсем другие вещи... Оказывается, нет! Именно подростки отдали этой книге первое место на Всероссийском конкурсе на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру». Именно у них эта пронзительная повесть нашла самый живой отклик. Сложная, неоднозначная, она порой выворачивает душу наизнанку, но и заставляет лучше почувствовать и понять то, что было. Перед глазами предстанут они: по пояс в грязи и снегу, партизаны конвоируют перепуганных полицаев, выменивают у немцев гранаты за знаменитую лендлизовскую тушенку, отчаянно хотят отогреться и наесться. Вот Димка, потерявший семью в первые дни войны, взявший в руки оружие и мечтающий открыть наконец счет убитым фрицам. Вот и дерзкий Саныч, заговоренный цыганкой от пули и фотокадра, болтун и боец от бога, боящийся всего трех вещей: предательства, топтуна из бабкиных сказок и строгой девушки Алевтины. А тут Ковалец, заботливо приглаживающий волосы франтовской расческой, но смелый и отчаянный воин. Или Шурик по кличке Щурый, мечтающий получить наконец свой первый пистолет...

19. Светлана Алексиевич, «У войны неженское лицо».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@ksene4ka_books

Издательство: Вимбо

Возрастные ограничения: 16+

Одна из самых известных в мире книг о войне, положившая начало знаменитому художественно-документальному циклу «Голоса Утопии». «За многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время» Светлана Алексиевич получила в 2015 году Нобелевскую премию по литературе. Перед вами последняя авторская редакция: писательница, в соответствии со своим творческим методом, доработала книгу, убрав цензурную правку, вставив новые эпизоды, дополнив записанные женские исповеди страницами собственного дневника, который она вела в течение семи лет работы над книгой. «У войны не женское лицо» – опыт уникального проникновения в духовный мир женщины, выживающей в нечеловеческих условиях войны. Книга переведена более чем на двадцать языков, включена в школьные и вузовские программы во многих странах, получила несколько престижных премий: премия Рышарда Капущинского (2011) за лучшее произведение в жанре репортажа, премия Angelus (2010) и другие.

20. Борис Васильев, «А зори здесь тихие...».

20 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

@13heyandie

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 12+

Пять совсем еще юных девушек-зенитчиц под руководством старшины вступают в неравный бой с отрядом немецких диверсантов. Об этом великом, однако не попавшем в сводки военных событий подвиге повесть «А зори здесь тихие…» — шедевр русской «военной прозы», одно из самых проникновенных и трагических произведений о Великой Отечественной войне. Действие повести «Завтра была война» происходит накануне Великой Отечественной войны. Это история о школьниках, их взрослении, первом нравственном выборе и противостоянии, история о выпускниках, которым совсем скоро предстоит взять в руки оружие и отправиться на фронт — защищать Родину.

Фото на превью: @nastya_sweethome


Проект "Дети войны в литературе"

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Кюереляхская средняя общеобразовательная школа им.С.Г.Коврова»

Муниципального района «Горный улус» Республика Саха (Якутия)

Проект "Дети войны в литературе"

(по произведениям отечественной литературы)

Выполнила: Жиркова Ирена,

ученица 11 класса.

Руководитель: Константинова А.А,

учитель русского языка и литературы

2019

Оглавление

I. Введение

Актуальность выбранной темы

Гипотеза

Проблема

Цель проекта

Задачи

Объект исследования

Методы исследования

Новизна проекта

Практическая значимость

Продукт проекта

II. Основная часть

Глава 1.

Анализ произведений о подвиге юных героев-антифашистов

1.1.Дети блокады.

(По повести В. Дубровина "Мальчишки в сорок первом")

1.2. Юный разведчик.

(По повести В. Богомолова "Иван")

1.3. Отважная Ёлка.

(По повести С. Баруздина "Её зовут Ёлка")

1.4. Вывод

Глава 2.

Изучение уровня осведомленности одноклассников о подвигах юных героев войны.

2.1. Результаты анкетирования

2.2. Вывод

III. Заключение

IV. Список литературы

V. Приложение

I. Введение

Их силуэты почти не видны,

В маршах их голос совсем не приметен -

Дети Великой и страшной войны.

Может герои, но, в сущности - дети.

В мае берёзки свежи и стройны,

Солнце для всех одинаково светит…

Чистая жертва для грязной войны -

Дети живые, погибшие дети.

Сергей Афонин

Актуальность выбранной темы

Проблема чтения осознается в современном мире как общенациональная и государственная. Тенденция падения интереса к чтению в России - тревожное явление для страны, в которой чтение всегда было занятием исключительно значимым.

С целью сохранения и повышения читательской компетентности обучающихся 10, 11 классы совместно с родителями работают по проекту "Семейное чтение".

Все учащиеся 10, 11 класса читают одно произведение художественной литературы в неделю из рекомендуемого перечня произведений по проекту.

В этом году исполняется 75 лет со дня Великой Победы над самой страшной войной человечества. В преддверии этой даты в нашей школе и в классах запланировано и проводится много мероприятий: просмотр документальных фильмов, встреча с участниками боевых сражений, конкурсы чтецов стихотворений и прочтение книг о войне. Материал о Великой Отечественной войне очень заинтересовал меня и моих одноклассников.

По проекту мы прочитали много интересных книг о наших ровесниках - современниках. Но не менее важно знать и о судьбах тех моих ровесников, которые подарили нам счастливое и светлое будущее. Подвиги детей на войне заслуживают не меньшего уважения, чем подвиги взрослых. Героическую историю нашей Отчизны, биографии мальчиков и девочек в красных галстуках, многие из которых отдали свою жизнь за мирное, счастливое детство их нынешних ровесников, должен знать сегодня каждый из нас.

Открывая для себя героические страницы литературы, я глубоко заинтересовалась подвигом отважных "детей войны".

Гипотеза:

  • В произведениях писателей изображена правда о героической судьбе моих ровесников в годы Великой Отечественной войны. Сегодняшние школьники мало читают произведений о войне, не знают о подвигах своих сверстников.

Проблема:

  • Для современных детей и подростков Великая Отечественная война - это далекая история. Чтение детской литературы о войне поможет нам осознать важность сохранения памяти у нынешних и грядущих поколений о истории Отчизны, воспитать на примере героических поступков "детей войны" чувство патриотизма и любви к Родине.

Цель проекта:

Расширить свои знания о героическом прошлом юных участников Великой Отечественной войны, осмыслить истоки героизма, нравственной силы, преданности Родине маленьких героев путем прочтения произведений русской литературы. Выяснить, знают ли мои ровесники о подвигах юных героев-антифашистов.

Задачи:

1. Изучить художественную литературу по данной теме.

2. Проанализировать характер, поступки героев, проследить за их судьбой.

3. Выяснить сходство или различие причин, побудивших маленьких героев выступить на защиту Родины.

4. Выявить авторское отношение к изображаемому.

5. Дать свою оценку произведениям.

6. Узнать, что известно современным школьникам о молодых героях Великой Отечественной войны.

7. Заинтересовать одноклассников чтением книг о войне.

Объект исследования - художественные произведения о подвиге моих сверстников на войне:

1. Виктор Дубровин. Повесть "Мальчишки в сорок первом"

2. Владимир Богомолов. Повесть "Иван".

3. Сергей Баруздин. Повесть "Её зовут Ёлкой".

Методы проведения исследования:

1. Анализ художественной литературы.

2. Сравнительный метод.

3. Описательный метод.

4. Анкетирование.

Новизна проекта заключается в том, что, принимая участие в проекте "Семейное чтение" и читая книги о сверстниках, мы обязаны узнать имена своих ровесников-освободителей, ценой своей жизни завоевавших Победу ради нашего счастливого будущего. Сейчас необходимо приобщать подрастающее поколение к чтению произведений о войне.

Практическая значимость проекта заключается в том, что результаты моей работы можно использовать на уроках по обсуждению книг по проекту "Семейное чтение", на читательской конференции; список произведений о войне будет рекомендован моим одноклассникам для самостоятельного прочтения.

Продукт проекта

"О детях-героях".

Рекомендательный список произведений о Великой Отечественной войне для детей среднего возраста.

II. Основная часть

Глава 1. Анализ произведений о подвиге юных героев-антифашистов.

1.1. Дети блокады.

(По повести Виктора Дубровина "Мальчишки в сорок первом")

Это повесть о юных ленинградцах, оставшихся в блокированном городе в годы Великой Отечественной войны. Беспечные и озорные в начале повести, герои проходят через большие испытания, которые заставили их, быть может, рано повзрослеть, но не пасть духом.

Повествование ведется от имени мальчика Володи. Его сестру Галю и пса Пирата отправили на Урал вместе со старой маминой приятельницей. Остальная семья осталась в Ленинграде. Тут же остался и лучший друг Володи - Женька, который был большим выдумщиком.

Автобиографичная повесть о детстве в блокадном Ленинграде. Живут себе ленинградские мальчишки, дружат, ссорятся, мирятся, учатся... И вдруг в их жизнь врывается война. Конечно, они хотят бить фашистов, сражаться за свой город, за Родину, представляют себя лётчиками, славными героями. Для них война - захватывающее приключение, мальчишки пока не подозревают, что она принесёт голод, холод, боль утраты, и их жизнь никогда не будет прежней.

Повесть рассказывает не только о детях блокады, но и о том, что всегда нужно оставаться человеком, ценить то, что имеешь, дружить по-настоящему, признавать свои ошибки, уметь прощать и просить прощения и никогда не терять надежду. Такие книги не только помогают узнать исторические факты, но и воспитывают уважение к ветеранам, к нашей истории.

1.2. Юный разведчик

(По повести Владимира Богомолова "Иван")

Главный герой повести В. О. Богомолова - мальчик Иван. Родом он из Гомеля. Погибли его отец и сестрёнка. Ивану пришлось пережить многое: он был и в партизанах, и в Тростянце - в лагере смерти.

И герой принял решение - мстить врагу, стать полезным нашей армии.

Иван - ещё совсем мальчик: он играет, как его сверстники, собирает ножички, вооружается биноклем, будто настоящий командир. Он хотел бы остаться ребёнком, но вынужден каждый день смотреть в лицо смерти.

Иван подолгу живёт на оккупированной немцами территории, ходит по деревням, посёлкам и собирает для штаба сведения о силе врага и его вооружении. Он всё видит, всё запоминает. И информация, которую он добывает, очень ценна.

Читая о пребывании мальчика в тылу врага, понимаешь, что ему тяжело и страшно: он один, опасные ситуации возникают ежедневно, а совета спросить не у кого. Каким же нужно быть мужественным, волевым человеком - ведь рассчитывать приходилось только на себя. Даже смелый Холин в разговоре с Гальцевым сказал: "Третий год воюешь?.. И я третий...А в глаза смерти - как Иван! - мы, может, и не заглядывали... За тобой батальон, полк, целая армия... А он один - Ребёнок!"

Холин, Гальцев, Катасоныч - это взрослые друзья Ивана по партизанскому отряду. Они относятся к нему по-отцовски, с нежностью, всё готовы для него сделать, потому что понимают, как опасна работа, которую выполняет мальчик для штаба армии.

1.3. Отважная Ёлка.

(По повести Сергея Баруздина "Её зовут Ёлкой")

Главной героине повести С. Баруздина - Ёлке - в начале произведения 13 лет. Проживает она в подмосковной деревушке с красивым названием Сережки. У Ёлки большая семья, отец осужден "за покушение на общественную собственность". Будучи председателем колхоза, он раздал людям картошку, прихваченную морозом. Ёлку исключили за это из пионеров, но она вопреки всем носила пионерский галстук и хотела вступить в комсомол.

Прошло время, и Ёлкиного отца освободили из тюрьмы. Но началась война. Сообщение о наступлении немцев на страну Ёлка услышала по радио. Всех мужчин, в том числе и её отца, забрали на войну. Осенью копали траншеи, строили оборонительные рубежи. На Москву летели сотни вражеских самолетов, по ночам воздух содрогался от рева машин. Всю родную Ёлкину деревню разрушило немецкими снарядами.

Война изменила девочку. Вместо веселой, озорной пацанки она стала "молчаливая, замкнутая, словно ее подменили. Ни улыбки. Ни бойкости. И внешне неузнаваема: чумазое лицо, платок, надвинутый на лоб, драное пальтишко, высокие резиновые сапоги. Руки красные, обветренные, в пупырышках. Это от воды. Елка ли это? Елка. Елочка. Елка-палка… Она ли? Она".

Однажды Ёлку вызвали в штаб. Ей поручили ответственное задание - передавать информацию на другой берег Нары. Через ледяную реку Ёлка стала ходить на чужой, уже немецкий берег, и потом возвращалась обратно. Отец Ёлки был командиром отряда, он располагался в соседнем лесу и передавал через дочь важные сведения. Фашисты готовились к форсированию реки Нары. Ёлка должна была передать слова отца о заминировании моста через Нару. Ей предстояло пройти через немцев. Она мужественно прошла несколько километров, но потом ее схватили и закрыли в погреб. Потом Ёлку вывели и заставили идти через мост. Колонна немецких бронемашин двинулась за ней. Девочка отважно шла по мосту, а когда достигла берега, прозвучал сильный взрыв. Она быстро побежала к своим, ведь ей нужно было передать срочную информацию, спина и грудь горели. Затем рядом с Ёлкой разорвался немецкий снаряд… Отважная девочка погибла. Ей было всего лишь пятнадцать лет. Её друг, Ленька, тоже не вернулся с войны, он похоронен в братской могиле в далекой Венгрии.

1.4. Вывод

Прочитав художественные произведения о подвигах на войне моих сверстников, хочется отметить, что писатели каждый по-своему выразили свой художественный взгляд на происходящее.

Проанализировав образы главных героев, я отметила между ними много общего. Это не случайно, так как судьбы многих "детей войны" похожи. До войны это были обычные мальчишки и девчонки. Но пришел суровый час - они показали, каким огромным может стать детское сердце, когда разгорается в нем священная любовь к Родине и ненависть к врагам. Маленькие герои великой войны повсюду сражались рядом с отцами и старшими братьями. На переднем крае, на боевых кораблях, в Брестской крепости, в керченских катакомбах. Это строки истории нашей Родины и биографий её маленьких граждан - обыкновенных мальчишек и девчат.

Юные герои повестей обладают "железным" характером, они наравне ненавидят фашистов, мстят за своих родных; дорожат званием пионеров, все погибают смертью храбрых, их посмертно награждают высокой наградой, в их честь названы улицы наших городов, их имена носят школы, корабли…

Книги о войне похожи на памятник погибшим. Они решают одну из проблем воспитания - учат молодое поколение любви к Родине, стойкости в испытаниях, учат высокой нравственности на примере отцов и дедов. Их значение все более возрастает в связи с огромной актуальностью темы войны и мира в наши дни.

Глава 2. Изучение уровня осведомленности одноклассников о подвигах юных героев войны.

2.1. Результаты анкетирования.

Я решила узнать, что знают мои одноклассники о своих ровесниках, которые воевали наравне со взрослыми, что вообще знают о войне, о детях, которые были непосредственными участниками или свидетелями тех страшных дней. Решила выяснить, читают ли мои сверстники литературу о войне. Интересует ли их эта тема. С этой целью в классе мы провели анкетирование. Ребятам были заданы следующие вопросы:

1. Читаешь ли ты книги о Великой Отечественной войне?

2. Назови книгу о войне, которая произвела на тебя особенно сильное впечатление.

3. Знаешь ли ты героев войны, твоих сверстников?

4. Назови авторов художественных произведений, которые писали о войне.

Проведя анкетирование, мы выяснили, что мои одноклассники (10,11 классы) знают военную литературу недостаточно хорошо. Только 2 человека из 4 читали книги о войне, 2 обучающихся знают некоторых пионеров-героев войны; книгу о войне, которая вызвала сильное впечатление, смог назвать лишь один читатель, 3 обучающихся назвали авторов художественных произведений о войне. И тогда я решил устранить эти пробелы в их знаниях и порекомендовать ребятам прочитать книги о юных героях. Провести читательскую конференцию с целью привлечения внимания к книге, формирования коллективного читательского мнения, воспитания у ребят патриотических качеств, чувства сострадания и уважения к людям, пережившим страшные годы войны.

Вывод

Проведенное исследование на предмет знания обучающимися 10, 11 классов произведений о войне, о героических подвигах детей показало, что не все мои одноклассники интересуются героями войны. "Героями" нашего времени, к сожалению, становятся вымышленные, виртуальные персонажи из компьютерного мира. Участвуя в нашем семейном проекте, мои одноклассники знакомятся с новыми героями.

Уровень начитанности детей повышается.

Я постараюсь удовлетворить читательский интерес своих ровесников, предложив им список художественных произведений о войне.

III. Заключение

Каждый из нас узнает о войне по-разному: кто-то услышал рассказ ветерана, кто-то посмотрел фильм, а кто-то прочитал книгу писателя-фронтовика…

Прочитанные мною художественные произведения о подвиге отважных маленьких героев расширили мое представление о войне, вернули к трудным, но героическим событиям военных лет, помогли увидеть эти события глазами моих ровесников, вместе с ними пройти через суровые испытания и познать радость подвига во имя Победы. Написанные по "горячим следам" событий книги о войне являются своеобразным мостом, связывающим поколения. Для нас эти книги важны, ведь именно с их помощью мы можем составить полную картину войны, включая исторические факты и бытовые детали. Сила художественного слова так велика, что заставляет ожить прошлое, оказаться в страшном аду нечеловеческих страданий, помогает почувствовать то, что выпало на долю участников войны. Из содержания прочитанного я извлек главный нравственный урок: повести учат добру, человечности, справедливости.

Я постараюсь "достучаться до сердец" моих одноклассников, заинтересовать их военными произведениями, чтобы рассказы и повести о войне стали их настольными книгам

IV. Список литературы

1. Баруздин С.А. Её зовут Ёлкой: повесть.- М.: Дет.лит., 1985.

2. Бринский А.П. Девчонка из Марьиной рощи: военная повесть. - М.: Дет.лит., 1973.

3. Дети военной поры/ Сост. Э.Максимова.- 2-е изд., доп.- М.: Политиздат, 1988.

4. Идет война народная. Стихи о Великой Отечественной войне/сост. Н.И. Горбачева. - М.: Дет.лит., 2002.

5. Навечно в памяти народной. - М.: Молодая гвардия, 1975.

6. Надеждина Н.А. Партизанка Лара: повесть. - М.: Дет.лит., 1988.

7. Печерская А.Н. Дети-герои Великой Отечественной войны: рассказы. - М.: Дрофа-Плюс, 2005.

8. Час мужества: стихотворения и рассказы. - М.: Изд.Оникс, 2008.

Интернет-ресурсы

1. Большая электронная библиотека http://www.big-library.info/

V. Приложение

"О детях-героях"

Рекомендательный список произведений о Великой Отечественной войне для детей среднего возраста

1. Авраменко А.И. Повесть "Гонцы из неволи".

2. Баруздин С.А. Повесть "Её зовут Ёлкой".

3. Богомолов В.О. Повесть "Иван".

4. Бринский А.П. Повесть "Девчонка из Марьиной рощи".

5. Верейская Е.Н. Повесть "Три девочки".

6. Вишнёв П.П. Повесть "Юнги".

7. Воронкова Л.Ф. Повесть "Девочка из города".

8. Дубровин В.Б. Повесть "Мальчишки в сорок первом".

9. Жариков А.Д. Сборник рассказов "Юные партизаны".

10. Ильина Е.Я. Повесть "Четвёртая высота".

11. Кассиль Л.А., Поляновский М.Л. Повесть "Улица младшего сына".

12. Катаев В.П. Повесть "Сын полка".

13. Корольков Ю.М. Рассказы "Лёня Голиков", "Марат Казей", "Валя Котик", "Зина Портнова".

14. Космодемьянская Л.Т. Повесть о Зое и Шуре.

15. Крапивин В.П. Повесть "Тень каравеллы".

16. Лиханов А.А. Повести "Мой генерал", "Крутые горы", "Музыка", "Деревянные кони".

17. Надеждина Н.А. Повесть "Партизанка Лара".

18. Найдич М.Я. Повесть "Шинель на вырост".

19. Суворина Е.И. Рассказ "Витя Коробков".

20. Яковлев Ю.Я. Сказка "Как Серёжа на войну уходил", рассказ "Девочки с Васильевского острова".

21. Козлов В. "Витька с Чапаевской улицы"

22. Рудный В. "Дети капитана Гранина"

23. Соболев А. "Тихий пост"

Картотека: Список детской художественной литературы о Великой Отечественной Войне для чтения детям дошкольного и младшего школьного возраста

   

       В 2020 году мы празднуем 75-летие Великой Победы!  Время идет, но мы храним память о Великой Отечественной войне. Эта важная дата будет отмечена не только в средствах массовой информации, но и по всей стране: в детских садах, школах и вузах пройдут мероприятия, посвященные этому памятному дню. Совсем не важно, как это называть – патриотическим воспитанием, уроками истории или информацией для общего развития, но детям необходимо рассказывать о подвигах и славе предков, о страшной угрозе, нависшей над нашей страной, и о великой Победе.
Только рассказывать надо так, чтобы сами дети ни в коем случае не воспринимали это как “какое-то там воспитание” или скучные уроки, а заинтересовались, прочувствовали, поняли. Ведь становление русского боевого духа – неотъемлемая часть истории нашей страны, начиная с древнейших времен.
При знакомстве детей старшего дошкольного возраста (5-7 лет) с темой войны перед родителями стоят три основные задачи:


1. Познакомить детей с праздником «День Победы». Рассказать о Великой Отечественной войне.


2. Продолжать знакомить с событиями Великой Отечественной войны посредством художественного слова, рассматривая репродукции картин о войне, слушая песни военных лет.


3. Воспитывать уважение к памяти павших бойцов и старшему поколению.
В достижении этих целей помогут классические художественные произведения, а также прекрасно иллюстрированные книги, основанные на документальных материалах.

      Приведу для примера несколько изданий - как современных, так и букинистических.

Дмитрий Пентегов: Паровоз «Овечка». Герой этой сказки – небольшой паровоз из серии “Ов”, который железнодорожники ласково называли “Овечка”. Когда-то он ездил от Москвы до самого Тихого океана. Потом его сменили мощные паровозы других серий, но “Овечек” все уважали за то, что они прочные и надёжные. А в годы Великой Отечественной войны началась новая жизнь этого паровоза: он стал зенитным бронепоездом и отгонял от наших эшелонов вражеские самолёты, вписав свою страницу в историю Великой Победы.

 

«Сказка о Военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твёрдом слове» А.Гайдара. После ухода старших на войну со внезапно напавшими на страну злобными «буржуинами» Мальчиш-Кибальчиш возглавил сопротивление последней оставшейся силы, мальчишек — «мальчишей». Им было нужно «только ночь простоять да день продержаться».
Эй же вы, мальчиши, мальчиши-малыши! Или нам, мальчишам, только в палки играть да в скакалки скакать? И отцы ушли, и братья ушли. Или нам, мальчишам, сидеть-дожидаться, чтобы буржуины пришли и забрали нас в своё проклятое буржуинство?

Солдатская сказка К.Паустовского “Похождения жука-носорога“. Когда Петр Терентьев уходил из деревни на войну, маленький сын его Степа не знал, что подарить отцу на прощание, и подарил наконец старого жука-носорога. Жук прошел вместе с отцом всю войну и вернулся в родные края. Удивительная история дружбы человека и жука!

Еще один рассказ К.Паустовского – “Волшебное колечко” – о жизни в деревне во время войны, о доброте девочки Варюшки и волшебном колечке.

Переиздание этих рассказов можно найти, например, в таком сборнике: 

В книгу Нисона Ходзы “Дорога жизни” вошли рассказы о легендарной Дороге жизни блокадного Ленинграда для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Документальное повествование дополняют уникальные фотографии и наглядные карты, а рассказы – волнительные карандашные рисунки художника В.Бескаравайного.

В книгу Анатолия Митяева “Письмо с фронта” вошли рассказы автора, участника войны, о военных буднях. Это не простая книга, в которой автор анализирует причины и следствия происходящих на фронте событий. Читатель вместе с героями переживаем трудности пути солдата-фронтовика к Победе. Автор заострил внимание на трогательных подробностях тогдашней жизни. И они больше, чем разбор боев и сражений, приближают к пониманию человеческих чувств. Мы вместе с автором сочувствуем юным солдатам, которые прямо на наших глазах становятся взрослыми. Для них война – тяжелая работа, и меньше всего они думают о геройских поступках. Но, честно ее выполнив, вчерашние мальчишки становятся героями. Издание проиллюстрировано множеством цветных репродукций. Подробно рассмотреть книгу можно здесь.

Рассказы Юрия Яковлева патриотического содержания: “Как Сережа на войну ходил”, “Семеро солдатиков”, “Кепка-невидимка”, “Иван-виллис”, “Подкидыш”, “Пусть стоит старый солдат” и другие.
Пронзительная сказка “Как Сережа на войну ходил” о мальчике Сереже, который хотел увидеть войну собственными глазами. И повел его по военной дороге ни кто иной, как родной дедушка …, погибший в неравном бою. Нелегкий это был поход — ведь война не прогулка, а тяжелый труд, опасности, бессонные ночи и бесконечная усталость. Сережа понял это почти сразу же и очень хотел вернуться домой. Но дедушка не отпустил его: «Сам захотел узнать, что такое война, теперь терпи». Многое увидел мальчик на войне: обстрел наших солдат фашистским самолетом, бойцов, идущих в разведку, подвиг деда, когда тот остановил вражеский танк. Он научился носить солдатское обмундирование, рыть окопы. Он научился терпению, товариществу, взаимовыручке.
С войны Сережа вернулся один, но это был уже совсем другой человек, в груди которого билось сердце погибшего деда и значит сердце, способное в любой момент остановить врага.

Повесть-сказка “Крайний случай” замечательного детского писателя Ильи Туричина (1921-2001) адресована маленьким читателям. Малыши с интересом прочитают историю о подвигах русского богатыря, солдата Ивана, который мужественно сражался против фашистов, дошел до Берлина и спас от смерти маленькую немецкую девочку. Всю войну он берег краюшку хлеба, испеченного матерью. А самого Ивана хранила от вражеских пуль чудотворная икона Пресвятой Богородицы.

 

Семенцова Валентина Николаевна – автор книги “Лист фикуса. Рассказы о войне” – принадлежит к тому, уже не многочисленному поколению людей, которых называют “Детьми блокады”. В своих рассказах от лица пятилетней героини автор обращается к сверстникамм, живущим в XXI веке и повествует о военном детстве, о жизни маленькой девочки и ее мамы в болокадном Ленинграде.

Повесть “Вот как это было” посвящена очень важному в жизни нашей страны периоду. Здесь рассказывается о Ленинграде предвоенного времени, о Великой Отечественной войне, о ленинградской блокаде, о том, как мы победили. Повесть написана от имени маленького героя Мишки. Автор показал войну, блокаду в детском восприятии – в произведении нет ни одного слова, которое выходило бы за границы Мишкиного понимания. Однако, при всей непритязательности повествования, в кульминационных главах повести чувствуется подлинный драматизм.

“Кукла” – это история о маленькой девочке, которая была эвакуирована из блокадного Ленинграда, и о кукле Маше, оставшейся ждать хозяйку в осажденном городе. Это история о возвращении домой, о людях – хороших и не очень, о надежде, мужестве и великодушии.

 

 

10 хороших советских и российских книг о войне для детей и подростков

Если в вашей семье уже не осталось тех, кто поделится с детьми своими воспоминаниями о военных годах, на помощь могут прийти книги. Вместе с Государственным музеем истории российской литературы имен В. И. Даля мы вспомнили классические и новые произведения, основанные на реальных событиях и наполненные детским восприятием тех страшных лет.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Для младших школьников (6+)

1. «Похождения жука-носорога», Константин Паустовский

Небольшая военная сказка о солдате Петре Терентьеве, его сыне Стёпе и жуке-носороге. В начале сказки сын дарит отцу, уходящему на войну, жука-носорога. Он становится для солдата боевым товарищем, ангелом-хранителем и ниточкой, связывающей Петра с мирной жизнью, домом и семьей.

Войну читатель видит глазами жука: небывалая гроза, падающие звезды и страшные птицы в небе — это битва; березовые листья сменяются листьями вяза и тополя — это войска Красной армии продвинулись на запад… И, наконец, тишина, теплый ветерок и ясное небо — победа, мир.

Издательство «Нигма», 2015 год
2. «Как Серёжа на войну ходил», Юрий Яковлев

У Юрия Яковлева, замечательного детского писателя, много произведений о войне. Одно из них — правдивая сказка о мальчике Серёже, который очень хотел «сходить на войну», и его Деде, которого Серёжа «никогда не видел». С помощью Деда мальчик попадает из нашего времени в прошлое, проживает несколько боевых дней, видит гибель Деда и его сослуживцев, а затем возвращается домой.

Небольшая сказка о мужестве и долге, о преодолении страха и боли, о том, как совершаются подвиги. Станет хорошей подготовкой детей к чтению более масштабных произведений о Великой Отечественной войне.

Издательство «Детская литература», 2019 год
3. «Полосы на окнах», Виктор Голявкин

Автобиографическая повесть писателя Виктора Голявкина о военном детстве в Баку. К повести есть и дополнение — «Мой добрый папа» — с теми же героями: мальчиками Петей и Бобой, их мамой, друзьями и соседями. Повествование ведется от лица самого Пети.

Издательство «Детская литература»
4. «Солнечная сторона улицы», Леонид Сергеев

«Солнечная сторона улицы» — это повесть, которую Леонид Сергеев написал по своим воспоминаниям о трудном, но, несмотря на это, светлом и счастливом военном детстве. Главный герой — мальчик Егорка, который и рассказывает нам свою историю.

Начинается война, и Егор с папой и мамой уезжает из Москвы в Казань. Затем отец Егора отправляется на войну. Военное время, будни эвакуации, взрослые радости и беды становятся в повести фоном к главному — детству, дружбе, первой влюбленности и, конечно, взаимоотношениям отца и сына, наполненным любовью, радостью и уважением.

Издательство «Речь», 2017 год
5. «Вот как это было», Юрий Герман

8 сентября 1941 года вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо блокады. В это время в городе находилось около трех миллионов человек, среди них — тысячи детей. Повесть Юрия Германа «Вот как это было» бережно познакомит дошкольника или первоклашку с темой ленинградской блокады.

Повествование идет от лица семилетнего мальчика Миши, главы небольшие, написаны простым детским языком, нет подробных описаний ужасов войны, а все главные герои остаются в живых. Однако при всей непритязательности повесть наполнена драматическими деталями, которые не всегда заметны ребенку: почему Мишин папа сделался «совсем худым, черным и на себя не похожим» или почему после налета вражеской авиации на детскую больницу Мишин сосед по палате молчит на его вопрос «Где же все остальные?».

В повести многое основано на фактах: это и обстрел зоосада, и пожар в Народном доме, и стихи «Над Ленинградом зависла блокада», помещенные в главу «Школа в подвале», — подлинные строчки ленинградского школьника того времени. Взрослым нужно быть готовым объяснить ребёнку некоторые вещи из жизни и быта людей того времени.

Издательство «Речь», 2016 год

Для подростков (12+)

1. «Король с Арбата», Владимир Чачин

Действие повести начинается осенью 1941-го в заливаемых дождем окопах под Смоленском. Но эта книга не только о войне — точнее, ей посвящено несколько глав. «Король с Арбата» — это история о предвоенном московском детстве, каким его вспоминает 17-летний солдат Алексей Грибков. Это книга о подростках, которым некоторое время спустя предстоит «насмерть сцепиться с фашистами», и о детстве, в котором есть дворовые драки, летние ночевки на крышах сараев, задушевные беседы с друзьями и первые влюбленности.

Главный герой повести Алеша и его друзья — московские мальчишки и девчонки — сталкиваются с первыми серьезными проблемами, пытаются разобраться в чувствах и эмоциях, совершают глупости и учатся исправлять ошибки. А еще они конструируют киноаппарат! Повесть основана на воспоминаниях автора, Владимира Чачина.

Издательство «Самокат», 2015 год
2. «Великое противостояние», Лев Кассиль

Повесть Льва Кассиля состоит из двух частей. В первой — «мирной» — мы знакомимся с девочкой Симой Крупицыной, которой только-только исполнилось 13 лет. В ее жизни все обыкновенно, нет никаких приключений, и саму себя Сима считает обыкновенной и неинтересной. И вдруг в день рождения она знакомится с известным советским режиссером. Он приглашает ее сниматься в новый фильм, посвященный войне с Наполеоном, и Симе приходится примерить на себя роль крепостной крестьянки и одновременно смелой партизанки Устиньи Бирюковой.

Вторая часть — «военная» — начинается в последний мирный день, 21 июня 1941 года. Сима, теперь уже взрослая ответственная вожатая, берет своих маленьких подопечных в поход. Только к вечеру следующего дня они узнают о нападении врага. А дальше — военная подготовка, дежурства на крыше, встречи со старыми знакомыми, расставания с близкими, эвакуация из Москвы и приключения, приключения, приключения… Лев Кассиль умело ведет сюжет как «мирной», так и «военной» части, и повесть держит в напряжении до самого конца.

Издательство «Речь», 2015 год
3. «Ласточка-звездочка», Виталий Сёмин

Автобиографическая повесть Виталия Сёмина, пролог к роману «Нагрудный знак «OST«». Главные герои книги — ростовчане, пережившие и не пережившие бои за город и немецкую оккупацию. Это повесть о том, как подросток Сергей Рязанов (которого мама называет «ласточкой-звездочкой»), его родители, соседи, дворовые и школьные товарищи принимают войну: от неверия к ненависти.

Виталий Сёмин с большой точностью рассказывает о событиях военного времени в Ростове-на-Дону. А еще это повесть о дружбе, мальчишеских буднях предвоенного Ростова и вечных подростковых проблемах: например, как стать своим в компании или дать отпор подлому, но сильному.

Издательство «Самокат», 2015 год
4. «Три девочки [История одной квартиры]», Елена Верейская

Как нетрудно догадаться из названия, эта история рассказывает о трех девочках. Двенадцатилетняя Наташа вместе с мамой и папой переезжает в новую коммунальную квартиру, где знакомится с Катей и Люсей, которым тоже по 12 лет, а также с их родными и нелюдимым доктором, живущим затворником. Три девочки вместе гуляют, играют, оборудуют свою «классную комнату», сорятся, мирятся, а жизнь в квартире идет своим чередом.

Незаметно проходит целый год, и вот уже началась Великая Отечественная война. Ленинград находится в блокаде. Трем девочкам, которым едва минуло 13 лет, приходится взять на себя обязанности взрослых. Елена Верейская очень точно описывает блокадную жизнь: талоны, пайки, походы за водой на Неву, ночные бомбежки.

Издательство «Речь», 2016 год
5. «Повесть о настоящем человеке», Борис Полевой

Одно из лучших произведений о Великой Отечественной войне, которое, к сожалению, в наши дни исключили из школьной программы. Большая часть событий, описанных в повести, действительно произошли в жизни советского летчика-истребителя Алексея Маресьева (в книге его фамилия изменена на Мересьева).

Летчик, получивший ранения ног, совершил вынужденную посадку на территории, занятой немецкими войсками. В течение многих дней он ползком пробирался к линии фронта, откуда был отправлен в госпиталь и перенес ампутацию обеих ног. Однако, несмотря на инвалидность, летчик вернулся на фронт, научившись пользоваться протезами во время управления самолетом. История о железном характере, несгибаемой воле, победе над собой, болью и страхом, о любви к жизни, к Родине и профессии.

Издательство «Речь», 2018 год

Подборка подготовлена научными сотрудниками Дома И. С. Остроухова в Трубниках (отдел ГМИРЛИ имени В. И. Даля) Александрой Голубевой и Юлией Горбовой.

Детская книга войны. О чём писали маленькие жертвы большой трагедии | Люди | Общество

«Есть! Еды!»

Юра Рябинкин оказался в блокадном Ленинграде с мамой и сестрой Ирой. Ирина Ивановна жива, она помнит, каким видела брата последний раз перед эвакуацией: прислонившегося к сундуку, уже бессильного идти... «Юрка, там Юрка остался», — всю дорогу надрывалась их мама. Её последних сил хватило лишь на то, чтобы довезти младшую дочь до Вологды и несколько часов спустя умереть у неё на глазах на вокзале.

Как именно умер Юра, не знает никто. Его дневник случайно попал в руки Ирины Ивановны, она пыталась отыскать брата, потому что хотела верить — он остался жив, а её не стал искать из чувства обиды и гордости. 

Декабрь 1941 г.

...Вырваться бы из этих чудовищных объятий смертельного голода, вырваться бы из-под вечного страха за свою жизнь, начать бы новую мирную жизнь где-нибудь в небольшой деревушке среди природы, забыть пережитые страдания... Вот она, моя мечта на сегодня.

...Тупик, я не могу дальше так продолжать жить. Голод. Страшный голод. Рядом мама с Ирой. Я не могу отбирать от них их кусок хлеба. Не могу, ибо знаю, что сейчас даже хлебная крошка... Сегодня, возвращаясь из булочной, я отнял, взял довесок хлеба от мамы и Иры граммов в 25 и также укромно съел... Я скатился в пропасть, названную распущенностью, полнейшим отсутствием совести... Такая тоска, совестно, жалко смотреть на Иру... Есть! Еды!

Январь 1942 г.

Я совсем почти не могу ни ходить, ни работать. Мама тоже еле ходит — теперь она часто меня бьёт, ругает, кричит, с ней происходят бурные нервные припадки, она не может вынести моего никудышного вида — вида слабого от недостатка сил, голодающего, измученного человека, который еле передвигается с места на место...

 

Царь голод

Лера Игошева эвакуировалась из Ленинграда в 1942 г., пережив самые голодные дни блокады и потеряв за это время папу. Выжить удалось чудом.

...В уме часто составляю длинные послания и сочинения. Вот как я начала бы одно из них: «В мире есть царь. Этот царь беспощаден, Голод — название ему».

...Вторую кошку мы съели уже безо всякого отвращения, довольные, что едим питательное. Затем наступили особенно голодные дни. В магазинах ничего нет, дома тоже почти ничего нет. Кошек, видимо, ели далеко не одни мы. Сейчас на улице не встретишь ни одной, даже самой паршивой и тощей...

Дима Бучкин. 18-го умер Папа. Болела Мама, Папа жил на Почтамте, был в стационаре и немножко подправился, потом вдруг заболел поносом, ничего не ел, стал чахнуть и... около часа дня 18-го умер там же... Врач говорит, что Папа был обречён уже с декабря-января, что третья степень истощения уже неизлечима...

Мы его похоронили. Правда, без гробика. Милый Папочка, прости, что мы тебя зашили в одеяло и так похоронили...

«Руссиш швайн»...

Вася Баранов попал на работы в Германию вместе с любимой девушкой Олей, где их разлучили, загнав в разные лагеря. Они выжили, вернувшись поженились. Ольга Тимофеевна рассказала «АиФ», что её муж берёг дневник и перечитывал его до самой смерти: «Откроет, читает его — и плачет». 

Дима Бучкин....До чего тяжёлые эти проклятые кандалы. Скоро будет месяц, как я их одел, но всё ещё никак не могу привыкнуть да и не привыкну... В обед стали лезть за добавком. Полька со всего размаха бахнула одного белоруса по голове половником. Тот облитый кровью повис на лезущих. Немцы и поляки видя такую картину злобно смеялись называя нас свиньями, потом стали разгонять на работу...

Во что только может превратиться человек. Мне самому кажется, что я теперь только «русская свинья» за номером 25795. На груди у меня OST, на фуражке рабочий номер, а собственный номер в кармане, хотя заставляют носить на шее. Весь изнумерован...

Работаю снова в ночную смену у того же зверя-мастера. Ночью давали суп у кого есть талон, обычно немцам, французам и бельгийцам, итальянцам давали добавок, но русским ничего и прогонял шеф из кантины... Когда я вышел, он ударил меня 2 раза...

Бок о бок со смертью

Она не писала этот страшный дневник — в 14 лет она учила его наизусть. В каморке гетто, на нарах концлагеря, бок о бок со смертью. «Что будет с тобой — то будет с этими записками», — говорила Машина мама. И Маша твердила, слово за словом. 

После освобождения из концлагеря она вернулась в Вильнюс и записала всё, что вытвердила от буквы до буквы, в три толстые тетради. Мария Григорьевна Рольникайте сегодня живёт в Санкт-Петербурге, уже одна. Работает. Пишет. Всегда на одну тему: все её герои — оттуда, из застенков.

Дима Бучкин....Несу миску. Смотрю — гитлеровец подзывает пальцем. Неужели меня? Несмело подхожу и жду, что он скажет. А он ударяет меня по щеке, по другой. Бьёт кулаками. Норовит по голове. Пытаюсь закрыться мисочкой, но он вырывает её из моих рук и швыряет в угол. И снова бьёт, колотит. Не удержавшись на ногах, падаю. Хочу встать, но не могу — он пинает ногами. Как ни отворачиваюсь — всё перед глазами блеск его сапог. Попал в рот!..

В книге - не только дневники, но и фото их авторов, детей, не все из которых пережили ту страшную войну. ...Этот изверг избил всех — от одного конца строя до другого, причесался, поправил вылезшую рубашку и начал считать... Здесь хуже, потому что старший этих блоков — Макс, тот самый, который сейчас избивал. Это дьявол в облике человека. Нескольких он уже забил насмерть. Сам он тоже заключённый, сидит одиннадцатый год за убийство своей жены и детей. Эсэсовцы его любят за неслыханную жестокость...

Надзирательница отобрала восьмерых (в том числе меня) и заявила, что мы будем похоронной командой. До сих пор был большой беспорядок, умершие по нескольку дней лежали в бараках. Теперь мы обязаны умерших сразу раздеть, вырвать золотые зубы, вчетвером вынести и положить у дверей барака...

Словно насмехаясь надо мной, покойница сверкает золотыми зубами. Что делать? Не могу же я их вырвать! Оглянувшись, не видит ли надзирательница, быстро зажимаю плоскогубцами рот. Но надзирательница всё-таки заметила. Она так ударяет меня, что я падаю на труп. Вскакиваю. А она только этого и ждала — начинает колотить какой-то очень тяжёлой палкой. Кажется, что голова треснет пополам. На полу кровь...

Она избивала долго, пока сама не задохнулась...

«Я помню, отомщу!»

Фрида, еврейская девочка, школьная подруга... Её имя появляется всего в нескольких записях 15-летнего Ромы Кравченко-Бережного из западноукраинского Кременца. Потом это имя исчезает так же, как исчезает с лица земли его первая любовь...

За несколько месяцев до освобождения города Рома ушёл в Красную армию, сообщив родителям, где спрятал дневник. Отец, бывший офицер царской армии, перелистав блокнот, найденный на чердаке, передал его Чрезвычайной комиссии по расследованию преступлений нацистов. Записи Ромы стали «свидетелями» на Нюрнбергском процессе. Роман Кравченко-Бережной умер в 2011 г. Его дневники стали основой его собственной книги. 

В книге - не только дневники, но и фото их авторов, детей, не все из которых пережили ту страшную войну....Вечером по улице гнали советских пленных. С ними обращаются хуже, чем со скотом. Избивают палками на глазах у населения. Вот тебе и «германская культура»...

23-го была созвана в гестапо вся еврейская интеллигенция, их всех там задержали. Теперь часть выпущена, часть расстреляна...

За вчерашний день расстреляны около пяти тысяч человек. У нас за городом — старый окоп, длиной около километра. Там проводят экзекуцию... Грузовик останавливается, обречённые сходят, раздеваются тут же, мужчины и женщины, и по одному движутся ко рву. Ров наполнен телами людей, пересыпанными хлорной известью. На валу сидят два раздетых по пояс гестаповца, в руках пистолеты. Люди спускаются в ров, укладываются на трупы. Раздаются выстрелы. Кончено. Следующие!

Даниил Гранин. Не знаю, что может чувствовать человек в свою последнюю минуту, не хочу думать, можно сойти с ума...

Сегодня везли Ф. Не могу отдать себе отчёта в своих чувствах. Очень тяжело, стыдно. За людей, которые смотрят на это с безразличием или злорадством. Чем Ф. хуже вас? Она была хорошая девочка и храбрая. Она ехала стоя, с гордо поднятой головой... Я уверен, она и умирая не опустит голову. Ф., знай, я помню тебя и не забуду и когда-нибудь отомщу!

Когда пишу, из тюрьмы доносятся выстрелы. Вот опять! Может быть, он был предназначен Ф.? В таком случае ей теперь лучше. Нет, ей теперь никак. Не могу представить: Ф., раздетая, тело засыпано хлоркой. Раны. Привалена кучей таких же тел. Ужас, какой ужас...

Город удручён. На улицах ни души. Все ждут: вот — моя очередь... Все теперь, даже самые ярые враги, питаются единственной надеждой — дождаться прихода большевиков. Но как дожить? Рассказывают, что там, откуда немцы отступают, не остаётся живой души. И мы не будем исключением...

«Убил немец-снайпер»

Аня Арацкая вела свой дневник под пулями, едва ли не на линии фронта. Её семья, где было 9 детей, жила в Сталинграде, на поливаемой огнём улице. Потом папу убили, и они стали скитаться по голодной и холодной волжской степи. Выжили не все.

Даниил Гранин....Думала, что в огне, слезах, бесконечном горе и холоде никогда не появится желания снова писать дневник. А сегодня случилось такое, что заставило меня писать... Папа, как и всегда по утрам, приготовлялся идти развести костёр, чтобы сварить манной каши... открыл крышку окопа и крикнул соседу: «Шура, выходи, вы жив...» — и на этом недосказанном слове и оборвалась его жизнь. Раздался выстрел, а скорее какой-то щелчок — и Папа стал медленно оседать на ступеньках окопа... Папа был мёртв, хотя пульс и сердце ещё бились, а кровь лилась «ключом» из его правого виска, я попробовала пальцем остановить кровь, но мой палец легко прошёл в это отверстие...

Так мы и сидели, с мёртвым Папой, без еды, воды и сна 2 дня. Много погибло людей в этот день, самый первый погиб наш Папа. Погибли наши соседи, здесь же, рядом с окопом, было много убитых бойцов...

...Пока мы добрались до переправы, мы пережили страшную бомбёжку и миномётный обстрел... Осень началась в этом году рано, пошли холодные со снегом дожди, а надеть нам было нечего... Переночевать нас никто не пускал, да и что мы могли дать за ночлег? Так мы дрожали и мокли под ледяным дождём...

В свободном доступе книгу можно прочитать в Интернете по адресу https://children1941-1945.aif.ru/

Дневники печатаются с сокращениями, орфография авторов сохранена.

Смотрите также новый спецпроект «АиФ»: Аудиоверсия «Детской книги войны». Собрание дневников детей Великой Отечественной войны читают известные артисты, журналисты, спортсмены,  музыканты и режиссёры, по адресу https://children1941-1945audio.aif.ru/ 

 

«Умерли все. Осталась одна Таня». Дневники блокадного Ленинграда

«Умерли все. Осталась одна Таня». Дневники блокадного Ленинграда

Душераздирающих дневников советских детей о Великой Отечественной войне опубликованы на английском языке - RT World News

На английский язык переведена книга из 35 дневников, написанных советскими детьми в 1941-1945 годах, в годы Великой Отечественной войны. Он содержит письменные свидетельства ужасов борьбы с нацистами, задокументированные с детской искренностью.

«В дневниках взрослых автор все еще пытается построить какую-то драму, а дети искренне пишут о том, что видели и чувствовали, и в этом главная ценность этих документов.Их никто не редактировал, они написаны честно, без цензуры и самоцензуры », - рассказала RT редактор книги Татьяна Кузнецова.

Один мальчик, который жил в приемной семье, был Он писал в своей маленькой записной книжке о том, сколько его друзей умирало от голода, и в то же время нарисовал на страницах своего дневника «удивительных» изображений еды, например, «ветчина и курица» .

В книге под названием «Дети войны» представлены воспоминания и впечатления молодых людей, переживших одни из самых травмирующих эпизодов в мировой истории. В нее включены дневники, написанные детьми во время блокады Ленинграда 1941-44 годов в нацистских концлагерях. а также написанные во время проживания на оккупированных территориях и на передовой.

«Мне было очень одиноко, мама много работала, так как в те годы одному человеку приходилось делать пятерых. Так она работала с утра до ночи. Мой отец был военным врачом, а потом его депортировали в Сахалин. Так что я была предоставлена ​​сама себе », - сказала RT одна из авторов дневников Зоя Хабарова, когда ее спросили, почему она решила записать свои мысли.

Говоря об одном из самых ярких воспоминаний, Зоя, тогда еще будучи подростком, рассказала, что видела корабль с сотнями людей на борту, который подвергся нападению нацистских бомбардировщиков.

«Наш дом находился на набережной. Я возвращался из школы и увидел в небе два фашистских боевых самолета. В это же время рядом плыл советский корабль, который сразу начали бомбить. Одна из бомб. попал прямо в середину, разбив судно на две части. Через три минуты оно исчезло под водой ».

Впервые проект был представлен в прошлом году, когда издательством «Аргументы и факты» была выпущена книга детских дневников на русском языке.Все началось с воспоминаний, которые были напечатаны в одноименной еженедельной газете, а затем переросло в более крупный проект, когда журналисты искали такие детские дневники во многих архивах и музеях страны. Некоторые из них прислали читатели газеты из семейных архивов.

«Это история нашей страны, история того, что ее народу пришлось пережить в те ужасные времена. Все это рассказано детскими голосами, и мы решили, что это самый мощный документ, который мы можем принеси в мир », - сказала Кузнецова.Редактор добавил, что журналисты смогли найти и отследить последующие истории жизни большинства авторов дневников, но при этом сказал, что судьба трех молодых авторов остается неизвестной.

Переведенная одним из самых известных переводчиков с русского на английский Эндрю Бромфилдом, который работал над шедеврами Льва Толстого и Михаила Булгакова, среди других русских писателей, английская версия книги была издана к 71-й годовщине нацизма. Капитуляция Германии во Второй мировой войне.

Книга на русском языке была отправлена ​​во многие международные организации, включая ЮНИСЕФ и ЮНЕСКО, а также в ряд известных библиотек по всему миру, сказал ее редактор, добавив, что она была принята с большой благодарностью. «Но мы понимали, что этим людям будет сложно читать по-русски, поэтому сделали перевод».

Война на Восточном фронте, известная как Великая Отечественная война в России, вызвала самые крупные битвы и жертвы в самом смертоносном военном конфликте в истории, 27 миллионов советских граждан были убиты на войне.Из всех советских мужчин, родившихся в период с 1921 по 1923 год, выжили только 3 процента.

Более 1 миллиона детей погибло на оккупированных нацистами территориях Советского Союза. Около 1 500 000 человек были насильно переселены в Германию в качестве рабов. Советские дети "северной внешности" были похищены и отправлены в Германию как "арийцы". Всемирно известный дневник Тани Савичевой, который она написала во время блокады Ленинграда, задокументировал гибель членов ее семьи, а затем был использован в качестве доказательства против нацистских лидеров во время Нюрнбергского процесса

«Наша страна столкнулась с ужасом о той войне, и теперь на Западе есть люди, пытающиеся исказить нашу память как своего рода политическую спекуляцию.Когда они прочтут эту книгу, возможно, они поймут, что пришлось пережить нашему народу. Это важно знать будущим поколениям, чтобы не повторять ошибок прошлого », - сообщил RT редактор .

Дети-солдаты | Дети конфликта

child soldiers

300 000
По оценкам, во всем мире насчитывается триста тысяч детей-солдат. С каждым годом это число растет, поскольку все больше детей вербуются для использования в активных боевых действиях.

Здесь вы можете послушать, как эти дети объясняют, как они стали солдатами, что им мешает уйти и как некоторым удалось построить новую жизнь для себя.

terrified child
terrified child
«Когда я увижу свой дом?»
детская песня в Сьерра-Леоне

former child soldier
terrified child
«Меня завербовали силой».
История Зау Туна

(на бирманском языке)

Прочтите историю Зау Туна
(на английском языке)


в ужасе
Дети участвуют в войнах в Сьерра-Леоне, Либерии, Конго, Судане, Шри-Ланке, Афганистан и Бирма.

В гражданской войне в Сьерра-Леоне дети сражаются за повстанцев - Объединенный революционный фронт (ОРФ) и проправительственное местное ополчение Камайорс. Камайоры играют большую роль в боевых действиях на передовой для правительства и западноафриканских миротворческих сил, ЭКОМОГ.

Часто после нападения ОРФ на деревню они похищают выживших детей.Затем детей, многие из которых видели, как их родители были убиты, отправляют в специальные лагеря. Те дети, которые сбегают, часто присоединяются к Камаджорам, которые дают им кров и пищу.

Последние 50 лет в Бирме происходил конфликт между правительством и мятежными этническими меньшинствами. 15-летний Зау Тун воевал в бирманской армии.

пленник
В лагерях ОРФ в Сьерра-Леоне травмированные дети содержатся и «тренируются» обычно в течение двух или трех месяцев.

Детям говорят
, что их убьют, если они не подчинятся приказу или попытаются сбежать.

Часто они подвергаются жестокому посвящению, и им приходится убивать или калечить тех, кто пытался бежать.

captive children

captive children
«Если ты снова заплачешь
, мы убьем тебя
»
История Абу

captive children
«Когда мы танцуем, мы стреляем»


Джуджу песня Давида

В Камайорах детей инициируют в «тайные общества».
Следуя правилам этих «обществ», мальчикам говорят, что они получат магические силы.

Они пришли к выводу, что «джуджу» (магия) защитит их и остановит вражеские пули.

боевой
Развитие более легкого оружия, такого как AK47, означает, что мальчики в возрасте восьми лет могут быть вооружены.

Самые маленькие мальчики размещаются ближе всех к противнику. Говорят, что на войне они бесстрашны. Дети часто менее требовательны к солдатам, чем взрослые. Их дешевле содержать, поскольку они меньше едят и ими легче манипулировать.
Обе стороны считают, что непредсказуемость маленьких детей делает их лучшими борцами.
Некоторых отправляют в бой под действием наркотиков, чтобы придать им храбрости.

Бирманский военный режим также использует детей в бою. Дети работают в качестве рабов, возят армейские припасы или работают на государственных строительных объектах.

threats against children

captive children
«Меня заставили присоединиться к ним»
История Мухаммеда

угроз
В ходе боевых действий детей часто захватывают и им угрожают.Они борются за того, кто их контролирует, чтобы остаться в живых. В непрерывной гражданской войне есть много детей, которые часто воевали за обе стороны.

мечты
Хотя война в Сьерра-Леоне продолжается, некоторым детям удалось бежать.

Но часто дети, которых заставляли убивать и убивать в своих деревнях, не могут вернуться домой.

Дети, вступающие в ОРФ, подвергаются остракизму со стороны своих семей и опасаются, что за ними будут охотиться ополченцы.

children

captive children
«Если ты счастлив»
детские песни и мечты

Больше всего на свете бывшие дети-солдаты хотят мира и возможности ходить в школу.

Многие девушки мечтают стать медсестрами. Некоторые мальчики хотят быть священниками.

надежда
Реабилитация детей-солдат - сложный процесс.Дети подверглись жестокому обращению и совершили убийства.
Часто в своих местных сообществах они обладали неубедительной властью над взрослыми. Армии, использующие их, кормили, одевали и укрывали их.

В Мозамбике, Анголе и Сомали реализуются проекты помощи бывшим детям-солдатам.
В реабилитационном центре ополченцев Марка в Сомали Абди учится на рыбака.

В Сьерра-Леоне Роуз работает в приюте для сбежавших солдат. Однако большинство детей-солдат в Сьерра-Леоне, пока продолжается гражданская война, будут вынуждены сражаться.

children

captive children
«Их будущее может быть светлым»
Сообщение Абди
(на сомалийском языке)

Прочтите сообщение Абди
(на английском языке)

Audio
«Они вышли из-под контроля»
Роуз беседует с
корреспондентом BBC Africa
Том Портеус

home
how to help
child soldiers
wounded children
lost children
child-headed households
child workers

«В мою деревню прибыло военкомат и потребовал двух новобранцев.Те, кто не мог заплатить 3000 кьят, должны были пойти в армию ».

Зау Тун, 15
Бирманский бывший солдат

«Я так боялся умереть. Но мои друзья предупредили меня

, если командиры повстанцев обнаружат во мне какой-либо страх, они убьют меня.
Так что мне пришлось притвориться храбрым.

Чарльз, 12
Руандийский беженец

«Когда я стану старше,
, я организую банду и отомщу своему отцу».

Асиф, 12

Афганские беженцы,
«Двести ушли, мы молимся, чтобы война в нашей стране быстро прекратилась.

Мы также молимся, чтобы их души упокоились с миром ».

Чарли, 10
Суданский беженец


«Я просто хочу вернуться домой и побыть со своей семьей».

Кристофер, 12
Уганда

«На консультациях они сказали, что убивали только маленьких детей.

Они считали это меньшим грехом.

BBC Swahili Reporter,
Валери Мсока

«Они похитили меня, но все же они пошли вперед, чтобы убить мою мать и отца той ночью.«

Ричард, 12

Руандийский беженец

« Я пошел в армию, когда был молод (в 15 лет), не задумываясь. Я восхищался солдатами, их ружьями и четкой опрятной формой.

Я просто хотел драться, как в кино, и поэтому пошел в армию ».

Htay, 21
Бирманский бывший солдат

,

Вторая мировая война

За время войны жизнь изменилась для всех, в том числе и для детей. Для большинства детей военные годы были временем тревог. Для многих это был период разлуки с семьей. Для некоторых это было время глубокой личной утраты.

Многим детям пришлось быстро вырасти в военное время. Многим детям приходилось ухаживать за собой и младшими братьями и сестрами, пока их матери работали.

Почти два миллиона детей были эвакуированы из своих домов в начале Второй мировой войны.Их эвакуировали в сельскую местность, чтобы избежать бомбежек.

К детям были прикреплены ярлыки, как к пакетам. Они стояли на вокзале, не зная, куда они идут, и не будут ли они отделены от братьев и сестер, которые собрались вместе с ними. Они боялись оказаться вдали от своих семей, им приходилось приспосабливаться к новой школе и заводить новых друзей.

Узнайте, почему были эвакуированы дети и куда были отправлены эвакуированные, на нашей странице об эвакуации.

Дети придерживались ограниченного режима питания из-за нормирования.

Узнайте, какие продукты были нормированы, в том числе сладости, на нашей карточной странице.

Дети жили в страхе перед постоянной угрозой авианалётов. Они провели несколько ночей в бомбоубежищах на случай, если немецкие самолеты сбросят бомбы на их дома. Их опасения сбылись во время блица. Каждый десятый погибший во время лондонской блиц 1940-1941 годов был детьми.

Власти думали, что дети до пяти лет будут бояться противогазов, поэтому они изготовили специально разработанный противогаз Микки Мауса. Он был ярко окрашен в красный и синий цвета.

Детям приходилось регулярно проходить газовые учения в школе. Им было трудно воспринимать эти сверла всерьез, особенно когда они обнаружили, что продувка резины производит «грубые» звуки.

Война повлияла на то, как дети рассказывали стихи, и на игры, в которые они играли.


Сколько из вышеперечисленных игр вы узнали?

Написано одним из наших студентов.
Мы попросили наших шестиклассников представить, каково было быть ребенком во время войны, и вести дневник, как если бы они были взрослыми, размышляя о своем опыте. Читайте дневник здесь

Военное время в детстве в Бексхилле Автор: Джон С. Спрей

Анна Франк и другие евреи

Многие дети и их родители, жившие в странах, захваченных немцами, были брошены в тюрьмы и убиты, потому что они были евреями.

Анна Франк, немецкая еврейка, семья подверглась нападению.

Нажмите здесь, чтобы узнать об Анне Франк

,

Дети-работники | Дети конфликта

child workers

250 000 000
при не менее 250 миллионов детей школьного возраста работают по найму. Почти половина из них занята полный рабочий день за низкие заработной платы и во вредных условиях.

Здесь вы можете услышать некоторых из этих детей рассказать о своей жизни и узнать, почему детский труд наследия войны в Африке и Азии.

children after war
children after war
'Я устать
Emal
(В Пушту)
Прочитать рассказ Эмаля
(На английском языке)

children after war
«Мой отец был инженером»
Хилаи
(на персидском языке)
Прочитать рассказ Хилая
(В Английский)

после война
Наиболее дети в Афганистане не помнят того времени, когда их страна не была в состоянии войны.

Двадцать лет назад в Афганистан вторглись бывшие советские Союз в поддержку непопулярного военного переворота. Cегодня Страна находится под контролем мусульман-суннитов Талибан.

Это по оценкам, почти половина детей в Кабуле потеряли своих отцов.Существует крайняя бедность и при правлении Талибана женщинам не разрешается учиться или работай.

В В этом контексте многие дети без отца берут на себя ответственность поддержки своих семей.

дешево
оценка 1.5 миллионов афганских беженцев живут в Пакистане. Многие дети работают на ковровых фабриках недалеко от лагеря в Пешаваре.

Хотя производители ковров пообещали устранить детский труд, практика остается широко распространенным. Дефицит оплачиваемой занятости взрослых побуждает родителей позволять своим дети работают.

Дети дешевле и податливее взрослых.В ковроткачестве их маленькие, подвижные руки очень ценится производителями.

Дети имеют ограниченную трудовую жизнь. По мере взросления и их здоровье ухудшается, часто из-за долгих часов отработали в плохих условиях, они заменены их младшие братья и сестры.
Без образования и возможностей их перспективы на будущее ограничены.

9-летняя Райхана ткет коврики

cheap workers
14-летний ковровщик

cheap workers
'У меня шесть сестер и семь братьев.
Райхана

(на персидском языке)

Прочитать рассказ Райханы
(На английском языке)


children on the streets
Валери продает мороженое в Могадишо, Сомали.Она побрила голову, так как не может позволить себе шампунь чтобы у нее не было вшей.

cheap workers


'я Я здесь из-за страданий '
Альберто

(на португальском)

Прочитать рассказ Альберто

(В Английский)

г. на улицах
15 лет гражданской войны искалечили Мозамбик.Хотя была политическая стабильность с 1992 года экономика и инфраструктура страны были опустошены.

В столице Мапуту многие дети, потерявшие родители на войне собирают мусор и попрошайничают на улицах.

Так поддерживает себя 13-летний Альберто и его мать.Его отец и старший брат погибли в война. Для таких детей, как Альберто, ходить в школу это просто мечта.

child prostitution

child prostitution
'Ищем деньги на купить одежду '
Мариазинья
(на португальском)

Прочитать рассказ Мариазиньи
(По-английски)

cheap workers
'Покупаем вещи для нас и наших детей »
Мария и Лили
(на португальском)

Читать Мария и история Лили (В Английский)

проституция
Для такие дети, живущие впроголодь на улицы, продающие их тела, дает им доступ ко многим большие суммы денег.Таким образом, дети часто могут зарабатывают больше взрослых на постоянной работе.

9-летний Мариазинья, потерявший ногу в автокатастрофе и использует костыли. Самый простой способ заработать Мариазинья деньги - заниматься сексом с белыми туристами, посещающими Мозамбик.

В Анголе гражданская война, начавшаяся в 1975 году, все еще продолжается. продолжается.Большая часть доходов страны от нефти и алмазов тратятся на военную технику. Многие дети сбежали зоны конфликтов и теперь живут в прибрежных городах в переполненных трущобах.

В столице Луанде 16-летняя Мария и 15-летний Лили, у обеих есть маленькие дети, работают проститутками. чтобы поддержать свои семьи.

а навык
Для в бедных семьях отпускать детей на работу может быть рациональное решение. Но в долгосрочной перспективе детский труд только увеличивает бедность.Часто работающие дети пропустить их образование.

Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) считает, что семьи должны получать финансовые компенсация потери дохода в случае отказа детей работать, чтобы ходить в школу.

Проект Cidadela das Criancas в Мозамбике дает приют и поддержка бывших уличных рабочих.
Хорхе - один из таких детей.

child prostitution

cheap workers
'Mozambique oye'
Хорхе
поет
Мозамбика
(На португальском)


home
how to help
child soldiers
wounded children
lost children
child-headed households
child workers

'Мой отец был инженером.

Один день один из его коллег пришел к нам в дом ... Мой отец подошел к воротам, чтобы встретить его, когда прилетела ракета и снесла отцу голову ».

«Отец мечтал, что я стану врачом.

Я полон решимости исполнить его желание.'

Хилаи, 10
Пешавар,
Пакистан.

'Как тратите ли вы деньги, которые зарабатываете на ткачестве ковров? »

'Покупаю канцелярские товары для школьной сумки и платящей семье расходы.'

Райхана, 9
Афганский беженец,
Пакистан

'я потерял место в школе из-за денег.

Но если кто-то придумал деньги, чтобы меня зарегистрировать в школу я мог пойти.

Моя мечта - стать кем-то вроде режиссера. один день.'

Альберто, 13
Мозамбик

'Один день меня забрал белый человек.

Я не могу лгать, я спала с ним, и он дал мне деньги ».

Мариазинья, 9,
Мозамбик

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *