Орфоэпия что: Орфоэпия – что такое в русском языке, определение и примеры (4 класс)

Содержание

Орфоэпия — что это такое? Определение, значение, перевод

Орфоэпия (ударение на «э») это раздел лингвистики, изучающий правильное произношение. И в самом деле, в переводе с греческого языка «орфос» означает «правильный», а «эпос» — повествование.

Орфоэпия занимается такими вопросами, как правильные ударения, правильное произношение гласных и согласных и прочей чушью. Если вы, к примеру, говорите Не магазИн а магАзин, то в любом орфоэпическом словаре вам объяснят, как жестоко вы ошибаетесь. А если у вас на районе не звонЯт а звОнят, то вам уже не поможет никакой орфоэпический словарь.

Поразительный факт: в русском языке орфоэпия весьма монолитна, поэтому люди из Владивостока и Калининграда произносят слова практически одинаково, чего не скажешь, например, о жителях Великобритании, у которых в каждом городе свой акцент.



Вы узнали, откуда произошло слово Орфоэпия, его объяснение простыми словами, перевод, происхождение и смысл.
Пожалуйста, поделитесь ссылкой «Что такое Орфоэпия?» с друзьями:

И не забудьте подписаться на самый интересный паблик ВКонтакте!

 



Орфоэпия (ударение на «э») это раздел лингвистики, изучающий правильное произношение. И в самом деле, в переводе с греческого языка «орфос» означает «правильный», а «эпос» — повествование.

Орфоэпия занимается такими вопросами, как правильные ударения, правильное произношение гласных и согласных и прочей чушью. Если вы, к примеру, говорите Не магазИн а магАзин, то в любом орфоэпическом словаре вам объяснят, как жестоко вы ошибаетесь. А если у вас на районе не звонЯт а звОнят, то вам уже не поможет никакой орфоэпический словарь.

Поразительный факт: в русском языке орфоэпия весьма монолитна, поэтому люди из Владивостока и Калининграда произносят слова практически одинаково, чего не скажешь, например, о жителях Великобритании, у которых в каждом городе свой акцент.

Орфоэпические нормы

Орфоэпические нормы охватывают устную речь, устанавливая литературное произношение, и тем самым способствуют более быстрому и легкому взаимопониманию говорящих.

Напротив, нарушение в речи произносительных норм отвлекает от ее содержания и в результате мешает языковому общению.

         Следует запомнить слова, вызывающие в речевой практике затруднения:

         Произносите с [о]

                Блеклый, даренный, желчь, затекший, наемник, никчемный, новорожденный, одноименный, острие, свекла, платежеспособный, принесший, переведенный, щелка.

         Наряду с этим имеются многочисленные факты сохранения [э].

         Произносите с [э]

         Атлет, афера, блеф, быти

е, забредший, леска, наперченный, одновременный, одноплеменный, опека, оседлый, отцветший, преемник, разновременный, склеп, современный, хребет, шлем.

        

         Следующий орфоэпический аспект связан с произношением согласных. В этой связи важнейшими являются нормы:

          - употребления [чн-шн] и [чт-шт];

          - употребления мягких/твердых согласных перед [э] (орфографческой е).

         В современной устной литературной речи сочетание [чн] вытеснило сочетание [шн]. Поэтому нормативный произносительный вариант совпадает с орфографическим.

         Произносите как

[чн]

         Алчный, башмачный, беспечный, беспроволочный, будничный, булавочный, бутылочный, войлочный, галстучный, закадычный, закусочный, игрушечный, маскировочный, молочный, молочник, мучной, посадочный, табачный, фабричный.

         Однако в некоторых словах на месте орфографического сочетания чн сохранилась старая норма произношения – [шн]

         Произносите как [чн]

         Девичник, конечно, нарочно, очечник, скворечник, скучно, прачечная, пустячный.

         Кроме того, сочетание чн рекомендуется произносить как [шн] в женских отчествах на – ична.

         Произносите как [

шн]

                Ильинична, Кузьминична, Никитична, Фоминична.

         Слова булочная, копеечный, порядочный произносится вариативно: було[чн]ая и бул[ош]ная, копе[чн]ый и копе[шн]ая, порядо[чн]ый и поряд[ош]ный.

         Сочетание чт в соответствии с современными нормами произносится как [шт] в слове что и производных о него: ничто, чтобы, кое-что, что-то, что-нибудь; что-ли, что-либо, потому что.

         Исключением является слово нечто

[чт].

         Во всех остальных случаях орфографическое чт совпадает с произношением: мачта, мечта, ничтожный, почта, почти.

         Следующее правило употребления согласных звуков связано с тенденцией произношения согласных перед [э], обозначающегося на письме буквой е, от твердого согласного к мягкому. Речь идет о заимствованных словах, большая часть которых под влиянием исконно русских слов произносится со смягченным согласным.

         Произносите мягко

         Ака[д̕̕̕ э]мия, ба[рʼэ]льеф, брю[нʼэ]т, [дʼэ]градация, [дʼэ]дукция, [дʼэ]када, [дʼэ]кан, [дʼэ]канат, [дʼэ]кламировать, [дʼэ]кларировать

, [дʼэ]корация, [дʼэ]мобилизация, [дʼэ]мон, [дʼэ]п[рʼэ]ссия, [дʼэ]спотия, [дʼэ]фект, [дʼэ]фис, конг[рʼэ]сс, к[рʼэ]м, конк[рʼэ]тно, ко[фʼэ], [лʼэ]ди, му[зʼэ]й, О[дʼэ]сса, па[тʼэ]нт, пио[нʼэ]р, п[рʼэ]сса, [рʼэ]йтинг, [рʼэ]йс, [рʼэ]квием, [рʼэ]льс, [рʼэфʼэ]ри, [сʼэ]ссия, [тʼэ]ма, [тʼэ]нор, [тʼэ]рмин, [тʼэ]ррритория, [тʼэ]ррорист, ши[нʼэ]ль, юриспру[дʼэ]нция, эф[фʼэ]кт.

         Другая группа иноязычной лексики нередко сохраняет твердое произношение перед [э], как в языке, из которого она заимствована.

         А[дэ]кватный, ан[тэ]нна, анти[тэ]за, а[тэ]изм, биз[нэ]с, бифш[тэ]кс, бу[тэ]рброд, ге[нэ]зис, [дэтэ]ктив, [дэ]нди, [дэ]факто, [дэ]филе, [дэ]юре, диспан[сэ]р, ин[тэ]грал, ин[тэ]нсивно, ин[тэ]рвью, ка[пэ]лла, каба[рэ], кара[тэ], каш[нэ], ко[дэ]кс, компью[тэ]р, кри[тэ]рий, ло[тэ]рея, майо[нэ]з, о[тэ]ль, пар[тэ]р, сви[тэ]

р, [сэ]рвис, [тэ]зис, [тэ]мбр, [тэ]н[дэ]нция, [тэ]рмос, [тэ]ст, фо[нэ]ма, ша[тэ]н, шос[сэ], экс[тэ]рн, эс[тэ]т.

         Не смягчается согласный перед [э] и в иностранных собственных именах: [Дэ]карт, С[тэ]ндаль, Шо[пэ]н, «Юмани[тэ]», Воль[тэ]р.

         Третья группа допускает два варианта произношения:

         бассейн – ба[сʼэ]йн и ба[сэ]йн, гангстер – гангс[тʼе]р и гангс[тэ]р, дезодорант – [дʼэ]зодорант и [дэ]зодорант, консенсус – кон[сʼэ]cус и кон[cэ]нсус, нейлон – [нʼэ]йлон и [нэ]йлон, темп – [тʼэ]мп и [тэ]мп.

         Одна из причин такого явления заключается прежде всего в степени «русифицированности» заимствованных слов: чем больше слово осваивается русским языком, тем вероятнее вариант смягчения согласных перед [э].

         Следует обратить внимание на произношение (и, как следствие, написание) ряда слов, звуковой состав которых нередко искажается.

        

Правильно

Неправильно

Антрепренер

Антерпренер

Броня

Бронь

Будущий

Будующий

Бюллетень

Биллютень

Виолончель

Вилоончель

Грейпфрут

Грейфрукт

Дерматин

Дермантин

Дикобраз

Дикообраз

Дуршлаг

Друшлаг

Жаждущий

Жаждующий

Индивидуум

Индивидум

Интриган

Интригант

Инцидент

Инциндент

Компетентный

Компентентный

Конкурентоспособность

Конкурентноспособность

Констатировать

Константировать

Ландшафт

Ланшафт

Мундштук

Мунштук

Нюанс

Ньюанс

Перспектива

Переспектива

Почерк

Подчерк

Прецедент

Прецендент

Пуловер

Полувер

Скрупулезный

Скурпулезный

Флюорография

Флюрография

Литература:

Р. К. Боженкова, Н.А. Боженкова. / Русский язык и культура речи. М., 2004. С. 230-234.

О некоторых инновациях в орфоэпии телевизионных массмедиа новейшего времени

Раздел: Язык СМИ

В работе сделана попытка разобраться в особенностях устройства орфоэпической составляющей телевизионной речи новейшего времени. В поисках решения этой проблемы автор обращается к лингвистической литературе и журналистским текстам и анализирует, что отличает орфоэпию телевизионных медиа постсоветской эпохи и в чем причина наблюдаемых перемен.

Ключевые слова: телевизионная речь, орфоэпия, кодифицированная норма, некодифицированные (компрессированные/разговорные) формы

Лингвистические источники об орфоэпии телеречи: нормативные и описательные

Степень изученности языка разных СМИ и разных его сторон крайне неравномерна. Работ, посвященных звучащим массмедиа новейшего времени, немного. Это касается и орфоэпической со­ставляющей, в отношении устройства которой в настоящее время появился ряд неясных и требующих специального обсуждения мо­ментов, обнаруживающих себя как при рассмотрении текстов в нормативном аспекте, так и при обучении практической орфоэпии.

Описания, касающиеся орфоэпии телевизионных массмедиа, делятся на две группы. Первую составляют профессионально ори­ентированные пособия и словари, назначение которых — предста­вить все те характеристики, которые существенны для построения орфоэпически правильных и корректных текстов в условиях теле- и радиоэфира. По мнению авторов такого рода источников, рабо­тающие у микрофона должны руководствоваться принципом, суть которого они формулируют так: «В жизни многих русских слов бывают переходные периоды, когда у них есть два варианта ударе­ния. Так, одинаково правильны иначе и йначе, кулинария и кулина­рия, творог; и творог... Однако “Словарь ударений русского языка” всегда рекомендует только один из двух сосуществующих в языке равноправных акцентных вариантов, так как предназначен в пер­вую очередь для работников радио и телевидения. Это делается для того, чтобы не было разнобоя в речи журналистов»1. Проил­люстрируем данное положение несколькими примерами, обратив­шись к разным по времени словарям (табл. 1).

Принципиально иной подход к нормализации встречаем в ака­демических словарях, создатели которых подчеркивают, что «все многообразие языковых фактов не укладывается в противопостав­ление норма — не норма»4 и что орфоэпическая норма может быть представлена вариантами как равноправными, так и неравноправными5. В основе такого решения лежит научное представление, согласно которому цель кодификации — «раскрытие и фиксация синхронной динамики современной литературной нормы и тем самым создание условий, при которых кодификация не была бы тормозом естественного и общественно обусловленного развития литературной нормы» (Едличка, 1988: 68). Воспользуемся теми же примерами, чтобы наглядно показать различия между разными типами словарей (табл. 2).


Конечно, установка на единообразие, провозглашенная еще в первом издании словаря ударений (1960) и с тех пор считающаяся основополагающей для медийной среды, вроде бы имеет опреде­ленные преимущества, так как помогает справиться с проблемой выбора из двух равноправных вариантов. Вместе с тем данное ре­шение оставляет открытым ряд важных с точки зрения практики вопросов: должен ли журналист переучиваться в случае изменения научных рекомендаций? какие варианты, не указанные словарем ударений, имеют статус литературных, а какие и в какой мере ком­прометируют речь того, кто их употребляет? насколько актуальна, реалистична и эффективна установка на единообразие в современных условиях? Эти проблемы волнуют и журналистов, и лингвистов. Так, выступая на заседании круглого стола «Речь в современном медиаэфире. Обретения и потери», П.Р. Федоров (руководитель Русской службы «EuroNews» в 2001—2009 гг.) отмечает: «Еще одна болевая точка журналистов, также связанная с нормативным про­изношением. это навязывание какого-то одного кодифицирован­ного варианта в случае расхождения норм, в случае колебания. Как известно, в словарях для дикторов радио и телевидения предусмот­рен всегда только один вариант. Я говорил с коллегами, многих это действительно беспокоит, многие считают, что действительно второй вариант, который хотят употреблять именно они, ничем не хуже. Скажем, «твОрог» чем хуже, чем «творОг»? И есть множе­ство других таких примеров. Я не говорю, что это плохо — навязы­вание какого-то одного варианта — так и должно быть. Но по­скольку меня просили говорить о том, что беспокоит журналистов, скажу как раз, что журналистов это беспокоит» (Федоров, 2009: 7). Еще более определенно высказывается один из авторитетнейших фонетистов современности Е.А. Брызгунова: «Приведенные выше сосуществующие варианты с научной точки зрения равноправны. Специалисты по СМИ имеют право выбрать, отдать предпочтение одному из вариантов и рекомендовать как норму. В начале XXI в. редакторы СМИ рекомендуют ударение на корне слова, т.е. обеспе­чение, одновременно, обрушение. Но значительная часть носителей литературного языка, людей знающих, образованных автоматически будет следовать своим нормам: обеспечение, одновременно. И это не будет ошибкой, это будет равноправный выбор равноправного варианта. В этом пункте проявляется этическая проблема для ре­дакторов СМИ» (Брызгунова, 2003: 195). К вопросу «норма и ва­риативность» мы еще вернемся, а пока к сказанному о профессио­нально ориентированных словарях надо добавить еще два пункта.

Один касается содержания сведений об орфоэпической норме. В словарной традиции отсутствует четкая дифференциация поня­тий «орфоэпическая норма» и «кодифицированная норма». Обычно они используются как синонимы. Это привело к тому, что данные о литературном произношении оказались сведены к информации о вариантах, вызванных к жизни социальными факторами, такими как место рождения и наиболее длительного проживания, возраст, профессия, уровень культуры. Иначе говоря, в словарях находит отражение лишь варьирование типа ж[ы]лёть (ср. диал. ж[а]леть), достато[чн]о (ср. допуст. устарелое достато[шн]о), наркомания (ср. в профес. речи наркомания), тогда как вопрос о литературных некодифицированных формах, т.е. «объективно встречающихся в разных условиях формах: gAvArit, gavArit, gaArit, garit, grit и т.д.» (Щерба, 1957: 21) и больше известных под названием разговор­ных/компрессированных5, остается в тени. Даже в исследованиях, специально посвященных радио- и телеречи (Зарва, 1971; Светана-Толстая, 2007), информация об особенностях орфоэпии слова в за­висимости от условий речи носит весьма общий характер и не включает конкретных рекомендаций-предписаний. По-видимому, работающие в эфире должны положиться на интуитивное знание, что не всегда бывает надежно. Подход, при котором фактически единственным мерилом качества орфоэпии текста признается со­ответствие/несоответствие используемых в нем произносительных и акцентологических вариантов кодифицированным формам, ста­новится сегодня явным упрощением, поскольку не дает полной, объемной и объективной орфоэпической картины.

Другой пункт связан со спецификой нормы, регистрируемой в словарях, адресованных журналистам. Чтобы объяснить, о чем идет речь, напомним, что «усвоение нормы всякий раз обусловлено вхождением в тот или иной социум. Поскольку в течение жизни человек может входить в разные социумы, постольку различные нормы могут наслаиваться одна на другую. Так, могут последова­тельно возникать требования: «говорить, как все» (в процессе нор­мализации детской речи, т.е. при вхождении в социальный мир), «говорить, как избранные» (при овладении социальным жаргоном, т.е. при вхождении в тот или иной замкнутый социум), «говорить и писать, как культурные люди» (при овладении книжной нормой, т.е. при вхождении в социум грамотных людей)... Таким образом, норма есть социальное явление. Она объединяет некоторый соци­ум и выступает как знак социума. Поэтому, наряду с имманентно присущим всякой норме общим значением правильности, норма имеет еще и побочное социальное значение: она демонстрирует принадлежность к определенному социуму. В некоторых случаях этот социальный аспект может выступать на первый план» (Успен­ский, 2002: 13). Приведенные соображения заставляют заду­маться над сущностными различиями между академическими и профессионально ориентированными словарями. Академические словари дают информацию о так называемой книжной норме, ав­торитетность которой «обеспечивается не социальным престижем, но принципиальной консервативностью, связью с традицией. В слу­чае книжной нормы вперед выступает не социальное значение нормы, а первичное имманентно присущее ей значение языковой правильности» (там же). В словарях же для журналистов значение «рекомендуемый для эфира вариант» очевидным образом теснит основное для литературной нормы значение «правильно».

Вторая группа работ, так или иначе затрагивающих проблема­тику орфоэпии телеречи, относится к классу частно-описательных. В отличие от нормативных они ставят своей задачей показать «языковую реальность и существующий узус как они есть и прове­сти это по возможности сквозь призму норму» (Лаптева, 2000: 7), где за норму принимаются рекомендации и предписания словарей последней четверти XX в. На первый взгляд выполненные с таких позиций исследования содержат разные обобщения и выводы. По оценкам крупнейшего теоретика литературного языка и автора едва ли не первой лингвистической работы по обсуждаемой теме, «норма достаточно прочна», хотя «все же есть области тревожного состояния» (Лаптева, 2000: 390). Симптоматично, что не драма­тизирует положение и один из создателей классического орфоэпи­ческого словаря, отмечая: «Рассмотренный. материал показывает, что в области ударения в языке 80—90-х гг. шли активные процес­сы, которые касались различных разрядов слов. Однако эти про­цессы не представляли кардинально новых явлений, способных в какой-то степени повлиять на сложившуюся акцентную систему. Наблюдаемые процессы обусловлены действием давно сложивших­ся и известных на протяжении достаточно длительного периода тенденций. Новым является более широкий охват этими тенден­циями различных категорий и групп слов, активность этих тенден­ций» (Воронцова, 2000: 323). Пожалуй, наиболее пессимистично выглядит заключение ученых, подготовивших новый академиче­ский «Большой орфоэпический словарь»: «Обособленность звучащей речи в СМИ, ее статус как особой произносительной подсистемы языка, способной положительно влиять на произносительную культуру общества, к сожалению, уходит в прошлое. Еще несколько десятилетий назад звучащая речь в СМИ могла рассматриваться как более или менее образцовая, немного консервативная и сопро­тивляющаяся речевым узуальным новшествам. Но в настоящее вре­мя на телеэкране и в радиоэфире мы слышим все то, что существует и в публичной речи, и в разговорно-обиходной речи, и в системе “старшей” нормы, и в речи носителей “младшего” произношения, то, что имеет несомненный статус нормы, и то, что только зароди­лось в речевой практике» (Каленчук, Касаткина, 2007: 318—319). В то же время имеющиеся отличия не могут скрыть того, что объе­диняет все названные источники. Во-первых, в каждом из них зву­чит мысль о колебательном состоянии нормы, причем в центре оказывается проблема «ослабления твердых языковых норм в двух направлениях», связанных с активизацией «влияния норм определенных типов речи друг на друга» и появлением «огромного коли­чества нарушений языковых правил» (Гловинская, 2000: 236). Во-вторых, подвижность нормы связывается с недостаточной гра­мотностью журналистов и такими новшествами в СМИ, как «рас­ширение сферы спонтанного общения» и изменение «важных па­раметров протекания устных форм массовой коммуникации» (Земская, 2000: 13).

Тенденции развития орфоэпии телевизионной речи в постсоветский период

Несмотря на то что работы о ТВ медиа немногочисленны, к на­стоящему времени собран довольно обширный материал. Выявлен­ные учеными особенности крайне существенны, но недостаточны, поскольку минуют вопросы, касающиеся тенденций развития ор­фоэпической составляющей телеречи. Чтобы уловить направления ее эволюции, была предпринята попытка систематизировать в об- щем-то давно известные и неоднократно описанные факты сквозь призму нормативных установок, принятых в предшествующий пе­риод для тех, кто работает в системе СМИ. Анализ орфоэпии ра­ботающих в телеэфире под таким углом зрения высвечивает следу­ющие ее трансформации.

(1) Начнем анализ с рассмотрения кодифицированных форм, поскольку с ними ассоциировано орфоэпическое статус-кво, «осо­знаваемое и принимаемое в определенную эпоху данным языко­вым коллективом как набор обязательных правил для требуемого нормального употребления литературного языка» (Едличка, 1988: 66). Ключевой (хотя и не единственной) здесь оказывается проб­лема, связанная с выбором системы предпочтений и отношением к категории вариативности. Первоначальное наблюдение над функционированием кодифицированных форм фиксирует внима­ние на том, что сегодняшний эфир вбирает в себя чрезвычайно широкий их спектр. Однако — и это главное — они оказываются не в бессистемном смешении в том смысле, что с точки зрения их использования ТВ программы распадаются на две основные груп­пы. Одну составляют ежедневные информационные программы; другую — информационно-аналитические, публицистические, познавательно-развлекательные, культурно-просветительские, дет­ские и спортивные программы. В первом случае по-прежнему доми­нирует установка на единообразие и реализуется довольно жесткая норма, блокирующая свободу употребления журналистского «я». Во втором — можно наблюдать изменения в сторону принципи­альной вариативности. Это особенно заметно на примере авторских программ, где имеет место персонифицированная информация. В этой связи примечательной кажется ремарка автора, ведущего и руководителя программы «Тем временем» А.Н. Архангельского: «.Хотя у меня практика другая, я ориентируюсь на словари пред­шествующего поколения, т.е. для вот медийной среды, если это не репортажи, не сверхсовременные задачи лучше ориентироваться на. на. лучше отстать»6. Небезынтересно заметить, что расши­рение границ кодифицированной нормы обычно не остается неза­меченным аудиторией, но при этом не воспринимается как дефект коммуникации.

Отступление от установки на единообразие поддерживается как объективными, так и субъективными причинами. Назовем важней­шие из них.

(1.1) Преобразования в телевещании — появление большого ко­личества каналов, увеличение жанровой палитры, расширение круга ведущих телеэфира.

(1.2) Динамика нормы. Орфоэпические нормы довольно устой­чивы и стабильны, но отнюдь не неизменны. Для них, как и для большинства норм других уровней языка, «существует три основных этапа: а) старая норма активно сопротивляется проникновению новой нормы в литературный язык; новая норма в этом случае во­обще не норма, она не кодифицируется и, следовательно, не допус­кается в литературный язык. б) новая норма получает такое распространение, что не признать за ней статуса нормативной невозможно; если оставить ее за пределами литературного языка, то круг носителей литературного языка оказался бы слишком узким; литературный язык перестал бы быть языком нации; поэ­тому в этот период возникает вариантность нормы: обычно на первом этапе этого периода старая норма признается основной, а новая — допустимой. На последующих этапах возможно равно­правие вариантов норм. в) старая норма окончательно уходит из речевой практики» (Культура русской речи и эффективность., 1996: 18). Это объективный факт, с которым нельзя не считаться. И сегодняшняя речь в эфире является отражением эволюционного развития орфоэпической системы (ср., например, произношение слов с буквенными сочетаниями чн (скучно, горничная, достаточ­но) или сочетаниями зж, жж, жд в пределах одной морфемы (позже, приезжий, дожди) представителями разных поколений но­сителей языка). В результате дистанция между орфоэпией литера­турного языка и орфоэпией ТВ речи постепенно сокращается, и поэтому положение, согласно которому «в наше время в качестве авторитетного и полноправного представителя литературного языка выступает язык СМИ» (Солганик, 2012: 10), актуализируется и применительно к орфоэпической составляющей массмедиа.

(1.3) Лексикографическая ситуация. На протяжении длительного времени — с середины и почти до конца XX в. — круг норматив­ных орфоэпических описаний был четко определен. В новом ты­сячелетии их список заметно расширился. Несмотря на это, лакуны в описании сохранились. Кроме того, положение усугубляется от­сутствием консенсуса о норме, к чему бывает привлечено внима­ние даже в эфире. Например:

С. Брилев: Еще о стыке бизнеса и культуры. Я рискую сейчас вызвать гнев большого количества людей, сказав, что я, честно сказать, не пони­маю всего того сыр-бора, который возник вокруг темы Кижей. Я уж буду ставить привычное мне ударение.

B. Мединский: В Кижах были?

C. Брилев: Был. Это было ужасно. Я с родителями туда ездил.

В. Мединский: Вы знаете, самое забавное, что бывший директор этого замечательного музея под открытым небом, который карелы называют Шжи, предлагала то же самое. Сейчас в Шжи приезжают чуть более ста тысяч человек в год, притом, что в советские годы было более трехсот. . Так, для понимания: сам остров Кижи целиком — это примерно 200 гек­таров. Я считаю, что это жемчужины зодчества, и, самое главное, там, в

Кижах, есть потрясающая история русского духа.Показывать это своим детям. Сейчас посещение Кижей — это, знаете, занятие для богатых.7 Лексикографическая справка: Кижи — все СУ, Кижи и Кижи — СШ-2009.

Столкнувшись с указанными обстоятельствами, естественно за­даться вопросами: каким должен быть алгоритм действий в отмечен­ных ситуациях? и какой из имеющихся словарей является наиболее авторитетным? К сожалению, лингвисты-нормализаторы, занятые в сфере орфоэпии, вполне терпимо относятся к отмеченным ситуа­циям. Разумеется, при сугубо теоретическом взгляде на проблему разночтения не вызывают особых затруднений. Иное дело практи­ческая сфера, требующая ответа «здесь и сейчас».

А теперь целесообразно вернуться к тезису о том, что орфоэпи­ческая норма не исключает наличия вариантов, в том числе равно­правных. Какому из них отдать предпочтение? Ответ на него давно найден и сформулирован представителями театрального сообще­ства, которые на разных этапах придерживались разных воззре­ний. Сначала господствующей была установка на ограничение ва­риативности: «При этом мы исходили из основного требования театра и театральной педагогики: возможно больше унифицировать произношение, стараться меньше оставлять места для разночте­ния, избегая частых указаний на “допустимость” вторых вариантов произношения и ударения» (Козлянинова, 1977: 57—58). Однако со временем позиция теоретиков и практиков театра претерпела коренные изменения. Понимая, что орфоэпические нормы не могут находиться вне динамики и что «насильственно культивировать какой-то один вариант сегодня неверно», они наметили выход из положения: «Ощущение речевого разнобоя возникает, когда два, одинаково правомочных сегодня, варианта звучат рядом, один за другим. Вот этого театрам следует решительно избегать. Следова­тельно, если в одном и том же месте диалога два действующих лица произносят одно и то же слово, имеющее вариантность про­изношения, надо произнести это слово одинаково» (Промптова, 1989: 38). В настоящее время к аналогичному решению приходят и журналисты, полагая невозможным вернуться к прежней (и, надо сказать, вполне успешно работавшей в советский период) одно­значности. Вот что об этом думает заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы», ведущая новостей и программ «Гово­рим по-русски. Передача-игра», «Как правильно?» М.А. Королева: «Мы ушли сейчас, как я понимаю, от такой советской практики однозначности. Мы вступили в такую фазу многовариантности.

Когда мне нужно в эфир, я должна все-таки как-то это слово про­изнести. И в таких случаях — я вам могу просто открыть наши внут­ренние там секреты — мы вынуждены договариваться. То есть мы говорим, что вот мы на данной территории, территории данного СМИ произносим это слово так-то. Вот это наша норма. Но всегда одинаково, но просто чтобы у слушателя или у зрителя не возни­кала, извините, шизофрения»8. В сегодняшней языковой и лекси­кографической ситуации такая редакционная политика кажется рациональной. Однако этот, казалось бы, очевидный выход из по­ложения игнорируется, в результате чего ситуации, когда на одном канале один ведущий новостной программы произносит [эф-эм- эс], а другой — [фэ-мэ-эс], уже не единичны.

(2) Репертуар используемых в ТВ речи (как и в любой другой разновидности УРП) средств не исчерпывается кодифицирован­ными формами, которые являются основой и доминируют. В ней в большей части случаев присутствуют и некодифицированные фор­мы, специфика которых заключается в том, что им свойственна фонетическая неоднородность (ср. тыща и ч(елов)ек) и, как след­ствие, градуированность на шкале нормативности и разное поведе­ние в соответствии со значением ситуативных переменных. В силу того, что указанные варианты являются частью литературной нор­мы, их употребление не нарушает литературности речи и в этом смысле не является ошибкой. Вместе с тем, несмотря на отсутствие эксплицитно сформулированных правил, неточность и погрешность в выборе той или иной конкретной формы обычно не проходит незамеченной. Знаком отрицательной оценки могут служить ре­марки типа «разговорно, невнятно, скороговорка, плохая дикция» и т.п. Не менее важно понимать, что ТВ речь в плане функциони­рования некодифицированных форм многолика и образует шкалу переходов. Судя по качественным журналистским материалам, их присутствие табуировано только там и тогда, где и когда речь ква­лифицируется как «имеющая большое, даже всеобщее значение», «как важная, существенная для всех (или многих)» и как «имею­щая печать торжественности (в большей части — праздничной, но иногда и скорбной)» (Панов, 1981: 15 и 16). Так, например, в пере­дачах типа «Минута молчания» законны лишь кодифицированные нормы. При этом некодифицированные формы не исключены в выпусках «новостей дня», которые, однако, принимают их крайне избирательно. В таких программах их использование подчиняется наиболее жестким ограничениям. Что касается «персонифициро­ванных экранных форм», то в них количество и качество (тип) компрессий может быть шире и варьирует в зависимости от инди­видуальной речевой манеры журналиста. Это становится очевид­ным, если сравнить произношение журналистов таких сходных по основному набору показателей передач, как «Вести в субботу» с С.  Брилевым и «Вести недели» с Д. Киселевым или произношение разных ведущих — Л. Аристарховой, А. Дубаса, А. Максимова — в передаче «Наблюдатель» (телеканал «Россия К»).

Попутно отметим, что некодифицированные формы встреча­ются в ТВ текстах, начиная с 50-х гг. XX в., когда «прозвучало на экране первое выступление И. Андроникова. и двухгодичный курс Г. Авенариуса», которые «станут, как окажется позже, экранным прообразом амплуа «телевизионного рассказчика» (Э. Радзинского, В.  Вульфа, А. Варгафтика...)». В дальнейшем их укреплению в ТВ пространстве способствовало «рождение, если применять сегод­няшнюю терминологию, “авторского ТВ”. Диктор перестал быть в эфире единственным представителем студии» (Муратов, 2009: 259). Чтобы убедиться в том, что уже в XX в. ТВ речь (точнее, пе­редачи определенного типа) не была закрыта для таких вариантов, достаточно поднять записи, например, «Международной панорамы». Кроме того, широкая область употребления и «возраст» данных форм подтверждается результатами обследования произношения образцовых носителей литературного языка в разных сегментах устной публичной речи (см.: Панов, 1990: 175—181; Борисенко, 1985: 248—292; Вещикова, 2007: 179—203). Поэтому есть осно­вания утверждать, что новшеством является не сам факт проникно­вения вариантов типа када, обязатно, тыща в массовую коммуни­кацию, объясняемый ослаблением «жестких рамок официального публичного общения» в новейшее время (Земская, 2000: 13), но экспансия тех телевизионных программ разных жанров и форма­тов, которые сделали зримой такую особенность.

(3) Ставя вопрос об ошибках в речи тележурналистов, представ­ляется существенным выделить, по крайней мере, три момента.

(3.1) Прежде всего необходимо уточнить само понятие «орфо­эпическая ошибка», поскольку чаще всего объяснения выглядят следующим образом: «Примеры неправильного произношения: коррэктность (вместо: корректность), токо (вместо: только), скоко (вместо: сколько), конечно (вместо: конешно), скучно (вместо: скушно), беспреценденто (вместо: беспрецедентно), что (вместо: што) и др. » (Сенкевич, 1994: 110). Такое понимание трудно при­знать удовлетворительным, так как считать ошибкой отступление от кодифицированной нормы явно недостаточно. По мнению уче­ных, «ошибка — это употребление, не соответствующее ни одной из норм» (Лаптева, 2003: 279), ни кодифицированной, ни некодифицированной. К числу ошибок относятся: афёра (вместо афера), украинский (вместо украинский), умерший (вместо умерший), прибывший (вместо прибывший), лошадей (вместо лошыдей), тяжё­лый (вместо тижёлый), тэрмин (вместо термин), складов (вместо складов), блага (вместо блага), ле[хш]е (вместо ле[хч]е), тя[хч]айший (вместо тя[кч]айший), скурпулезный (вместо скрупулезный), конку­рентноспособный (вместо конкурентоспособный) и др.

(3.2) В связи с разговором об ошибках в ТВ речи, призванной быть проводником научных рекомендаций, нельзя не прислушать­ся к мнению известного лексикографа Н.Ю. Шведовой о том, что «ни один словарь не свободен от ошибок; вопрос только в том, ка­ковы эти ошибки и каково их количество» (Шведова, 2001: 16). Суждения ученого справедливы и в отношении орфоэпии профес­сионалов СМИ. Как свидетельствуют исследования, ошибки в эфире встречались и в предыдущий период. Приметой дня сегодняшнего является количество и устойчивость некоторых ошибок, а также встречаемость в произношении профессионалов СМИ нелитера­турных вариантов, относимых к разряду грубых (в академических словарях они сопровождаются пометами неправильно или грубо не­правильно).

(3.3) Особый вопрос касается произносительных и акцентоло­гических вариантов, находящихся на грани нормы/ненормы. В их круг попадают как отдельные слова (например, генезис9), так и группы слов (например, глагольные формы прошедшего времени среднего рода с ударением на окончании врало, ждало, звало, спало10) при наличии двух условий: вариант встречается в речи бесспорных носителей литературной нормы и при этом многими словарями (и прежде всего профессионально ориентированными) оценивается как нелитературный. В эпоху советского телевидения такие пограничные формы чрезвычайно редко проникали в речь тележурналистов. Сегодня ситуация кардинально изменилась, в ре­зультате чего орфоэпия СМИ оказалась не только хранителем тра­диции и проводником действующей кодификации, но и областью, где «наиболее отчетливо и быстро отражаются изменения, проис­ходящие в наше время во всех сферах языка» (Земская, 2000: 10).

(3.4) В последние пять—десять лет в сетке вещания и универ­сальных, и нишевых каналов стали появляться программы (их тема­тика крайне разнообразна — это и политика, и здоровье, и литерату­ра), где в качестве ведущих выступают носители языка, у которых отсутствует серьезная подготовка в области орфоэпии. В большин­стве случаев порождаемые ими тексты соответствуют литературному стандарту. Однако известны примеры и другого рода, когда автор- ведущий использует нелитературные формы — просторечные, профессиональные, диалектные, устаревшие. Данный вопрос ни­как не обсуждается. Между тем это новая проблема, требующая осмысления, поскольку всегда считалось, что орфоэпическая дис­циплинированность обязательна для всех тех, кто связан не просто с участием в эфире, но с его ведением. В этом отношении крайне важными представляются размышления известнейшего фонетиста XX в. М.В. Панова, отмечавшего, что оценка отступлений от литературной нормы «часто является не только лингвистической, но и этической проблемой» (Панов, 1979: 206). И далее: «Слышишь, что собеседник произносит “не так”, что общение идет не гладко — и хочется всю вину свалить на собеседника. Иногда следует за­думаться: кому же менять произносительные привычки: мне или моему собеседнику, а может быть, никому? К подобной задумчиво­сти должна приучать орфоэпия. Предположим, с севера в Москву на короткое время приехал человек (колхозник, бухгалтер, агро­ном, инженер, почтальон.) — говорит он окая. Надо ли стремиться его орфоэпически «перевоспитать»? учить аканью? Конечно, нет. Другой пример: учитель, уже много лет живущий в Москве, так и не освободился от оканья. Он заслуживает осуждения» (там же: 205).

Предварительные итоги

Из описанных фактов следует, что за чисто внешними измене­ниями стоят глубокие и серьезные преобразования в орфоэпии СМИ. Пожалуй, главное из них заключается в том, что орфоэпия телеви­зионных массмедиа последних десятилетий утратила характерную для прежней эпохи «монолитность». Это находит свое выражение в следующем.

1. В настоящее время объем и репертуар орфоэпических форм может быть подвижен и изменчив в зависимости от ряда факторов, что вполне согласуется с утверждением: «Напомним еще раз о не­обходимости стилевого единства передачи, четкого понимания ав­тором, что хроникальный сюжет и публицистическая программа должны отличаться по изобразительно-выразительным средствам, по языку. Что уместно, скажем, в монологах Э. Радзинского. то не позволяется репортеру в новостях. Хотя и это правило — не без исключений» (Телевизионная журналистика, 2005: 241).

2. Нельзя игнорировать, что в пределах орфоэпии ТВ речи со­существуют и проявляются в единстве два типа форм и норм — ко­дифицированные и некодифицированные, которые а) зависят от разных факторов, б) несут разную информацию, в) по-разному ха­рактеризуют текст с точки зрения нормы (литературно/нелитера­турно, правильно/неправильно и корректно/некорректно, умест­но/неуместно), г) подчиняются разным правилам.

3. Описание орфоэпии ТВ речи постсоветского периода требует дифференцированного подхода, поскольку важнейшим вектором ее развития является движение в сторону усложнения. В последнее время существует конкуренция между двумя принципами постро­ения орфоэпии телевизионных текстов. Традиционная установка на единообразие остается востребована прежде всего, где экранная форма минимально персонифицирована. В других случаях вполне уместным и естественным бывает расширение границ кодифици­рованной нормы и присутствие некодифицированных форм.

Наблюдаемые сдвиги и трансформации в орфоэпии ТВ речи не должны оставаться за рамками нормативных источников. Очевидно, что обсуждение телевизионной политики применительно к орфо­эпическому уровню, — это один из актуальных вопросов орфоэпи­ческой повестки дня, в процессе анализа и осмысления которого необходимо совместное участие исследователей, включая нормали­заторов, и журналистов, поскольку именно их речевое поведение оказывается важнейшим ориентиром для большинства носителей языка.

Примечания

1 Агеенко Ф.Л., Зарва М.В. Словарь ударений русского языка / под ред. М.А. Штудинера. М.: Рольф, 2000. С. 3 (далее — СУ-2000).

2 Агеенко Ф.Л., Зарва М.В. Словарь ударений для работников радио и телевиде­ния / под ред. Д.Э. Розенталя. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Русский язык, 1984 (да­лее — СУ-1984).

3 Борунова С.Н., Воронцова В.Л., Еськова Н.А. Орфоэпический словарь русского языка: Произношение, ударение, грамматические формы / под ред. Р.И. Аванесо­ва. 6-е изд. М.: Русский язык, 1997. С. 5 (далее — ОС-1997).

4 Если варианты неравноправны, то неосновной вариант снабжается пометой «доп.». Это означает, что для работающих в СМИ он должен оставаться в стороне. К сожалению, это учитывается не всегда. Когда ведущий новостей произносит достато[шн]о (этот вариант уже в 1989 г. маркировался словарями как доп. устар.), то этому трудно найти оправдание. В то же время его использование в авторских программах А. Приваловым или Л. Млечиным не вызывает столь резкой отрица­тельной оценки и оправдывается возрастом говорящего.

5 Термин некодифицированный указывает на то, что соответствующие языковые средства не выходят за границу литературности, но и не культивируются в слова­рях и справочниках. Термин компрессированный акцентирует конструктивные осо­бенности произносительных вариантов, уходя от нормативной оценки (ср. тради­ционный термин разговорный вариант).

6 Передача «Тем временем» с Александром Архангельским (телеканал «Россия К»). В анонсе передача называется «Русский язык в жизни и русский язык в школе: два разных языка?» Ведущий тему выпуска сформулировал иначе: «Русский язык в жизни. Русский язык в науке. Русский язык в школе». Эфир от 6 мая 2013 г.

7 Передача «Вести в субботу» с Сергеем Брилевым (телеканал «Россия 1»). Интервью с Владимиром Мединским. Эфир от 23 февраля 2013 г.

8 Передача «Тем временем» с Александром Архангельским (телеканал «Россия К»). В анонсе передача называется «Русский язык в жизни и русский язык в школе: два разных языка?» Ведущий тему выпуска сформулировал иначе: «Русский язык в жизни. Русский язык в науке. Русский язык в школе». Эфир от 6 мая 2013 г.

9 См.: ТС-2007 и Русский орфографический словарь Российской академии наук / отв. ред. В.В. Лопатин. © Электронная версия, «ГРАМОТА. РУ», 2001— 2007, в которых литературными признаются генезис и генезис.

10 В словаре Каленчук М.Л., Касаткиной Р.Ф., Касаткиной Л.Л. они маркиру­ются как допустимо младшие.

Библиография

Брызгунова Е.А. Связь внутренних законов языка с нормой устной и письменной речи // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003.

Борисенко В. В. Разные типы произношения в устной научной речи // Современная русская устная научная речь. Том «Общие свойства и фонетические особенности» / под общ. ред. О.А. Лаптевой. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1985.

Вещикова И.А. Орфоэпия: Основы теории и прикладные аспекты. М.: Флинта: Наука, 2007.

Воронцова В.Л. Активные процессы в области ударения // Русский язык конца XX столетия (1985—1995). 2-е изд. М.: Языки русской культуры, 2000.

Гловинская М.Я. Активные процессы в грамматике (на материале ин­новаций и массовых ошибок) // Русский язык конца XX столетия (1985— 1995). 2-е изд. М.: Языки русской культуры, 2000.

Едличка А. Литературный язык в современной коммуникации // Но­вое в зарубежной лингвистике. Вып. XX. Теория литературного языка в работах ученых ЧССР. М.: Прогресс, 1988.

Зарва М.В. Слово в эфире. О языке и стиле радиопередач. М.: Искусство, 1971.

Земская Е. А. Введение // Русский язык конца XX столетия (1985—1995). 2-е изд. М.: Языки русской культуры, 2000.

Каленчук М.Л., Касаткина Р.Ф. Звучащая речь в средствах массовой информации // Язык массовой и межличностной коммуникации. М.: МедиаМир, 2007.

Козлянинова И.П. Произношение и дикция. 2-е изд., доп. М.: ВТО, 1977.

Культура речи и эффективность общения / отв. ред. Л.К. Граудина, Е.Н. Ширяев. М.: Наука, 1996.

Лаптева О.А. Живая русская речь с телеэкрана. Разговорный пласт те­левизионной речи в нормативном аспекте. М.: УРСС, 2000.

Лаптева О.А. Теория современного русского литературного языка: Учеб. пособие. М.: Высшая школа, 2003.

Муратов С.А. Легенды и мифы вокруг ТВ // Телевидение в поисках те­левидения. Хроника авторских наблюдений. 2-е изд., доп. / под ред. проф. Е.Л. Вартановой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2009.

Панов М.В. Современный русский язык. Фонетика. М.: Высшая школа, 1979.

Панов М.В. Членение литературного языка и стили // Современный русский язык: Учебник / под ред. В.А. Белошапковой. М.: Высшая школа, 1981.

Панов М.В. История русского литературного произношения XVIII— XX вв. М.: Наука, 1990.

Промптова И.Ю. Речевая культура театра. М.: Советская Россия, 1989.

Светана-Толстая С.В. Русская речь в массмедийном пространстве / Под ред. Я.Н. Засурского. М.: МедиаМир, 2007.

Сенкевич М.П. Культура телевизионной и радиоречи: Учеб. пособие. М.: Ин-т повышения квалификации работников телевидения и радиове­щания, 1994.

Солганик Г.Я. Введение // Язык СМИ и политика / под ред. Г.Я. Солганика. М.: Изд-во Моск. ун-та; Ф-т журналистики МГУ имени М.В. Ло­моносова, 2012.

Телевизионная журналистика: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. / ред- кол.: Г.В. Кузнецов, В.Л. Цвик, А.Я. Юровский. М.: Изд-во Моск. ун-та: Наука, 2005.

Успенский Б.А. История русского литературного языка (XI—XVIII вв.). 3-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2002.

Федоров П.Р. Речь в современном медиаэфире. Обретения и потери // Журналистика и культура русской речи. М.: ИКАР, 2009. № 2.

Шведова Н.Ю. Автор или составитель? (Об ответственности лексико­графа) // Словарь и культура русской речи. К 100-летию со дня рождения С.И. Ожегова. М.: Индрик, 2001.

Щерба Л.В. О разных стилях произношения и об идеальном фонетиче­ском составе слов // Избранные работы по русскому языку. М.: Гос. учеб.- педагогич. изд-во министерства просвещения РСФСР, 1957.

Поступила в редакцию 02.09.2013


Орфографический словарь егэ. Орфоэпия. Что такое орфоэпия

Орфоэпический словарь русского языка - словарь русских слов с указанием их литературного произношения и ударения. Часто орфоэпические словари и словари ударений считают равнозначными. Однако правильное произношение некоторых слов русского языка отражает именно орфоэпический словарь, так как отмечает непроизносимые согласные в корне (солнце, агентство), произношение [э] вместо [e] (беби, безе, менеджер), использование буквы е вместо ё (афера, а не афёра; гравер, а не гравёр), окончания в словах (бесовский, а не бесовской; визовый, а не визовой), сочетание -чн- (булочная [шн]) и другие нормы.

Список офроэпических словарей с указанием автора, названия и года издания:

  • Вербицкая Л. А. и др. Давайте говорить правильно! Трудности современного русского произношения и ударения: Краткий словарь-справочник. М., 2003.
  • Горбачевич К. С. Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке: 1200 слов. СПб., 2000.
  • Иванова Т. Ф., Черкасова Т. А. Русская речь в эфире. Комплексный справочник. М., 2000.
  • Орфоэпический словарь русского языка: Произношение, ударение, грамматические формы / С. Н. Борунова, В. Л. Воронцова, Н. А. Еськова; Под ред. Р. И. Аванесова. М., 1983; 4-е изд., стер. М., 1988; 5-е изд., испр. и доп. М., 1989; 8-е изд., испр. и доп. М., 2000.
  • Каленчук М. Л., Касаткина Р. Ф. Словарь трудностей русского произношения: Ок. 15000 слов. М., 1997.
  • Борунова С. Н. и др. Орфоэпический словарь русского языка: Произношение, ударение, грамматические формы. Ок. 63 500 слов / Под ред. Р. И. Аванесова. М., 1983.
  • Воронцова В. Л. Русское литературное ударение XVIII – XX вв. Формы словоизменения. М., 1979.
  • Русское литературное произношение и ударение / Под ред. Р. И. Аванесова, С. И. Ожегова. М., 1955; 2-е изд. М., 1960.
  • Аванесов Р. И. Русское литературное произношение. М., 1950; 5-е изд. М., 1972
  • Огиенко И. И. Русское литературное ударение. 2-е изд. 1914.

Список словарей ударений приведён на

Единый государственный экзамен по русскому языку обязателен для выпускников школ. Многие школьники уверены, что сдать его не составит труда, поскольку для большинства русский является родным языком. Несмотря на это мы все-таки рекомендуем проявить ответственность и несколько часов посвятить штудированию правил и повторению орфоэпических норм.

Основной этап ЕГЭ по русскому языку начнется традиционно в конце мая и продлится до начала июня 2018 году.

С середины марта по середину апреля пройдет досрочный этап. Сдать заблаговременно экзамен могут:

  • окончившие школу в 2017 году;
  • получившие справку вместо аттестата о среднем образовании;
  • выпускники школ с вечерней формой обучения;
  • планирующие продолжить обучение за границей;
  • абитуриенты 2018 года, заблаговременно выполнившие учебный план;
  • школьники, которые во время проведения основного этапа ЕГЭ должны участвовать в мероприятиях общероссийского или международного значения;
  • одиннадцатиклассники, которым требуется лечение или реабилитация, назначенные на дату основного экзамена.

В начале сентября к экзамену допускаются ученики, получившие низкий балл или пропустившие ЕГЭ из-за уважительной причины (необходимо документальное подтверждение).

Основные этапы экзамена

Каждый билет включает 26 заданий, в том числе вопросы в виде тестов и написание сочинения на заданную тему. В будущем году планируется добавить задание, которое позволит выявить знания лексических норм. С 2016 года в Российской Академии Образования все чаще говорят о необходимости ввести в экзамен этап «Говорение».

Не исключено, что именно в 2018 году в дополнение ко всему перечисленному у школьников проверят и умение устно излагать свои мысли, делать выводы и аргументировать свою позицию.

Какие слова входят в орфоэпический минимум ЕГЭ

Одно из отличий русского языка от других в том, что ударение в словах может падать на разный слог, а не так как, к примеру, во французском – только на последний. Поэтому правильно поставить ударение в словах могут лишь единицы. Для успешной сдачи орфоэпического минимума по русскому языку придется запомнить порядка 300 слов.

Полный список слов, которых входят в орфоэпический минимум ЕГЭ 2018, можно найти на сайте ФИПИ. Мы перечислим лишь те, которые вызывают затруднения у большинства школьников: алфавИт, аэропОрты, бАнты, вЕрба, вероисповЕдание, вОвремя, давнИшний, диспансЕр, дОверху, дозвонИться, дОнизу, жалюзИ, завИдно, избалОванный, издрЕвле, каталОг, квартАл, киломЕтр, красИвее, мусоропровОд, облегчИть, опломбировАть, оптОвый, Отрочество, партЕр, прАвы, придАное, сверлИт, сирОты, слИвовый, срЕдства, столЯр, тОрты, цепОчка, шАрфы.

Как получить максимальный балл

Первая часть билета состоит из 25 заданий. Успешное выполнение позволит получить 34 балла, что составляет 59% от общего результата ЕГЭ по русскому языку. Задание под номером 26 – сочинение, максимальная оценка за него – 24 балла, т. е. оставшийся 41%. Ответственная подготовка к экзамену, сосредоточенность во время его проведения и уверенность в собственных силах и знаниях помогут получить высший балл.

Видео-урок об ударениях в русском языке:

bingoschool. ru

Даты проведения

  • окончившие школу в 2017 году;

Основные этапы экзамена

Видео-урок об ударениях в русском языке:

Читайте также:

Заметили опечатку на сайте? Мы будем благодарны вам, если вы выделите ее и нажмете Ctrl + Enter

2018god.net

Словарь ударений для ЕГЭ 2018

  1. Словарь ударений
  2. Словник орфоэпический для ЕГЭ

В пятом задании на ЕГЭ по русскому языку требуется поставить ударения в словах. ФИПИ в помощь учащимся выпустила орфоэпический словник. В орфоэпический словник для ЕГЭ 2018 года включена:

  1. Общая информация о русском ударении;
  2. Особенности русского ударения - разноместность и подвижность;
  3. Справочный материал по закономерностям постановки ударений в словах разных частей речи:
    • Ударения в именах прилагательных
    • Ударения в глаголах
    • Ударения в некоторых причастиях и деепричастиях
  4. Список слов для заданий на ЕГЭ части речи имя существительное, имя прилагательное, глагол, причастие, деепричастие, наречие.

Скачайте PDF-версию орфоэпического словника на 2018 год. Скачать
Или словник 2017 года. Скачать

Список слов из словника в виде картинок.

Имена существительные

Имена прилагательные

Глаголы

Причастия

Деепричастия

Наречия

accentonline.ru

аэропОрты, неподвижн. ударение на 4-ом слоге
бАнты, неподвижн. ударение на 1-ом слоге
бОроду, вин.п.,только в этой форме ед.ч., ударение на 1-ом слоге
бухгАлтеров, род.п.мн.ч., неподвижное, ударение на 2-ом слоге
вероисповЕдание, от веру исповЕдать
граждАнство
диспансЕр, слово пришло из англ. яз. Через посредство франц.яз., где удар. всегда на последнем слоге
договорЁнность
докумЕнт
досУг
еретИк
жалюзИ, из франц. яз., где удар. всегда на последнем слоге
знАчимость, от прил. знАчимый

монолОг, некролОг т.п.
квартАл, из нем. яз., где ударение на 2-ом слоге
киломЕтр, в одном ряду со словами: сантимЕтр, децимЕтр, миллимЕтр…
кОнусы, кОнусов, неподвиж. Ударение на 1-м слоге во всех падежах в ед. и мн. ч.
корЫсть
кремЕнь, кремнЯ, удар. во всех формах на последнем слоге, как и в слове огОнь
лыжнЯ
мЕстностей, род.п. мн.ч., в одном ряду со словоформой пОчестей, чЕлюстей…, но новостЕй
мусоропровОд, в одном ряду со словами газопровОд, нефтепровОд, водопровОд
намЕрение

нарОст
нЕдруг
недУг
некролОг, см. каталОг
нЕнависть
нОвости, новостЕй, но: см. мЕстностей
нОготь, нОгтя, неподвижн. ударение во всех формах ед.ч.
партЕр, из франц. яз., где удар. всегда на последнем слоге
портфЕль
пОручни
придАное
отзЫв (посла), созЫв, но: Отзыв (на публикацию)
свЁкла
сирОты, им.п.мн.ч., ударение во всех формах мн.ч. только на 2-ом слоге
срЕдства, им.п.мн.ч.
созЫв, см. призЫв
стАтуя
столЯр, в одном ряду со словами малЯр, доЯр, школЯр…
тамОжня
тОрты, тОртов
цемЕнт
цЕнтнер
цепОчка
шАрфы, см. бАнты
шофЁр, в одном ряду со словами: киоскЁр, контролЁр…

баловАть, в одном ряду со словами баловАться, избаловАть, разбаловАть…, но: бАловень судьбы брать-бралА
брАться-бралАсь
взять-взялА
взЯться-взялАсь
включИть-включИшь,
включИт, включИм
влИться-влилАсь
ворвАться-ворвалАсь
воспринЯть-воспринялА
воссоздАть-воссоздалА
вручИть-вручИт
гнАть-гналА
гнАться-гналАсь
добрАть-добралА
добрАться-добралАсь
дождАться-дождалАсь
дозвонИться-дозвонИтся,
дозвонЯтся
дозИровать
ждать-ждалА
жИться-жилОсь
закУпорить
занЯть-зАнял, занялА,
зАняло, зАняли
заперЕть-заперлА
заперЕться-заперлАсь (на ключ, на замок и т. п.)
звать-звалА, звонИть, звонИшь, звонИт, звонИм
исчЕрпать
клАсть-клАла
клЕить
крАсться - крАлась
лгать-лгалА
лить-лилА
лИться-лилАсь
наврАть-навралА
наделИть-наделИт
надорвАться-надорвалАсь
назвАться-назвалАсь
накренИться-накренИтся
налИть-налилА
нарвАть-нарвалА
насорИть-насорИт
начАть-нАчал, началА, нАчали
обзвонИть-обзвонИт
облегчИть-облегчИт
облИться-облилАсь
обнЯться-обнялАсь
обогнАть-обогналА
ободрАть-ободралА
ободрИть
ободрИться-ободрИшься
обострИть
одолжИть-одолжИт
озлОбить
оклЕить
окружИть-окружИт
опломбировАть, в одном ряду со словамиформировАть, нормировАть, сортировАть, премировАть…
опОшлить
освЕдомиться-освЕдомишься
отбЫть-отбылА
отдАть-отдалА
откУпорить-откУпорил
отозвАть-отозвалА
отозвАться-отозвалАсь
перезвонИть - перезвонИт
перелИть-перелилА
плодоносИть
повторИть-повторИт
позвАть-позвалА
позвонИть-позвонИшь-позвонИт
полИть-полилА
положИть-положИл
понЯть-понялА
послАть-послАла

принУдить
рвАть-рвалА
сверлИть-сверлИшь-сверлИт
снЯть-снялА
создАть-создалА
сорвАть-сорвалА
сорИть-сорИт
убрАть-убралА
убыстрИть
углубИть
укрепИть-укрепИт
чЕрпать
щемИть-щемИт
щЁлкать

Подготовка к ЕГЭ

А
агЕнт
алфавИт
аэропОрты, им.п. мн.ч.
Б
балОванный, прич.
баловАть
баловАться
Баловень (судьбы)
балУясь
бАнты, им.п.мн.ч
бОроду, вин.п.ед.ч.
бралА
бралАсь
бухгАлтеров, род.п. мн.н
В
вЕрба
вернА
вероисповЕдание
взялА
взялАсь
включЁн
включЁнный
включИм
включИт
включИшь
влилАсь
вложИв
вОвремя
ворвалАсь
воспринялА
воссоздалА
вручИт
Г
гналА
гналАсь
граждАнство
Д
давнИшний
дефИс
диспансЕр
добелА
добралА
добралАсь
довезЁнный
дОверху
договорЁнность
дождалАсь
дозвонИтся
дозвонЯтся
дозИровать
докраснА
докумЕнт
донЕльзя
дОнизу
досУг
дОсуха
доЯр
Е
еретИк
Ж
жалюзИ, ср. р.и мн.ч.
ждалА
жилОсь
З
завезенО
завезенЫ
завИдно
зАгнутый
зАгодя
закУпорив
закУпорить
зАнял
занялА
зАняло
занятА
зАнятый
заселЁн
запертА
зАсветло
зАтемно
звалА
звонИм
звонИт
звонИшь
знАчимость
знАчимый
зимОвщик
И
избалОванный
издрЕвле
Иксы
импЕрский
инстИнкт
исключИт
Исстари
исчЕрпав
исчЕрпать
К
каталОг
квартАл
киломЕтр
клАла
клЕить
кОнусы,кОнусов
кормЯщий
корЫсть
крАла
крАлась
крАны
красИвее
красИвейший
кремЕнь, кремнЯ
кренИтся
кровоточАщий
кровоточИть
кУхонный
Л
лгалА
лЕкторы,лЕкторов род.п. мн.ч.
лилА
лилАсь
ловкА
лыжнЯ
М
мЕстностей род.п. мн.ч
мозаИчный
молЯщий
мусоропровОд
Н
навЕрх
навралА
наделИт
надОлго
надорвалАсь
нажИвший
нажитА
нажИлся-убрать
назвалАсь
накренИт
налилА
налИвший
налитА
намЕрение
нанЯвшийся
нарвалА
нарОст
насорИт
нАчал
началА
нАчали
начАв
начАвший
начАвшись
нАчатый
начАть
нАчатые
нЕдруг
недУг
некролОг
нЕнависть
ненадОлго
низведЁн
нОвости,новостЕй
нОгтя, род. п ед.ч.
нормировАть
О
обеспЕчение
обзвонИт
облегчИт
облегчИть
облилАсь
обнялАсь
обогналА
ободралА
ободрИть
ободрЁнный
ободрЁн
ободренА
ободрИшься
обострЁнный
обострИть
одолжИт
озлОбить
оклЕить
окружИт
опломбировАть
опОшлят
определЁн
оптОвый
освЕдомиться,
освЕдомишься
отбылА
отдалА
отдАв
Отзыв (на публикацию)
отключЁнный
откУпорил
отозвалА
отозвалАсь
Отрочество
П
партЕр
перезвонИт
перелилА
плодоносИть повторЁнный
поделЁнный
поднЯв
позвалА
позвонИт, позвонИшь
полилА
положИл
положИть
понЯв
понЯвший
пОнял,
понялА
портфЕль
пОручни
послАла
(вы) прАвы
пОчестей
(она) правА
прибЫв
прИбыл
прибылА
прИбыло
придАное
призЫв
прИнял
прИняли
принУдить
прИнятый
принялсЯ
принялАсь
приручЁнный
прожИвший
прозорлИва
процЕнт
Р
рвалА
С
свЁкла
сверлИт
сверлИшь
(она) серА
(вы)сЕры
сирОты
слИвовый
снялА
снятА
сОгнутый
создалА
созданА
созЫв сорИт
срЕдства, им. п.мн.ч.
срЕдствами
стАтуя
столЯр
(она) стройнА
Оно) стрОйно
(вы)стрОйны

Т
тамОжня
тОрты
тОртов
тОтчас
У
убралА
убыстрИть
углубИть
укрепИт
Ц
цемЕнт
цЕнтнер
цепОчка
Ч
чЕлюстей
чЕрпать
Ш
шАрфы
шофЁр
Щ
щавЕль
щемИт
щЁлкать
Э
экспЕрт

saharina.ru

ЕГЭ. Русский язык. Задание № 4. Орфоэпический минимум.

дефИс, из нем.яз., где ударение на 2-ом слоге

дешевИзна

диспансЕр, слово пришло из англ. яз. через

посредство франц.яз., где удар. всегда на

последнем слоге

договорЁнность

докумЕнт

жалюзИ, из франц. яз., где удар. всегда на

последнем слоге

знАчимость, от прил. знАчимый

Иксы, им.п. мн.ч., неподвижн. ударение

каталОг, в одном ряду со словами диалОг,

монолОг, некролОг т.п.

квартАл, из нем. яз., где ударение на 2-ом

киломЕтр, в одном ряду со словами

сантимЕтр, децимЕтр, миллимЕтр…

кОнусы, кОнусов, неподвиж. ударение

на 1-м слоге во всех падежах в ед. и мн. ч.

крАны, неподвижн. ударение на 1-ом слоге

кремЕнь, кремнЯ, удар. во всех формах на

последнем слоге, как и в слове огОнь

лЕкторы, лЕкторов, см. слово бант(ы)

мЕстностей, род.п.мн.ч., в одном ряду со

словоформой пОчестей, чЕлюстей…, но местностЕй

Отрочество, от Отрок- подросток

партЕр, из франц. яз., где удар. всегда на

последнем слоге

портфЕль

придАное

призЫв, в одном ряду со словами позЫв,

отзЫв (посла), созЫв, но: Отзыв (на

публикацию)

сирОты, им.п.мн.ч., ударение во всех формах

мн.ч. только на 2-ом слоге

срЕдства, им.п.мн.ч.

созЫв, см. призЫв

столЯр, в одном ряду со словами малЯр,

доЯр, школЯр…

тОрты, тОртов

шАрфы, см. бАнты

шофЁр, в одном ряду со словами киоскЁр,

контролЁр…

экспЕрт, из франц. яз., где ударение всегда на последнем слоге

вернА, краткое прилаг. ж.р.

знАчимый

красИвее, прил.и нареч. в сравн.ст.

красИвейший, превосх.ст.

кУхонный

ловкА, краткое прилаг. ж.р.

мозаИчный

прозорлИва, краткое прилаг. ж.р., в одном

ряду со словами смазлИва, суетлИва,

болтлИва…, но: прожОрлива

слИвовый, образовано от слИва

баловАть, в одном ряду со словами

баловАться, избаловАть, разбаловАть…,

но:бАловень судьбы

брать-бралА

брАться-бралАсь

взять-взялА

взЯться-взялАсь

включИть-включИшь,

включИт, включИм

влИться-влилАсь

ворвАться-ворвалАсь

воспринЯть-воспринялА

воссоздать-воссоздалА

вручИть-вручИт

гнать-гналА

гнАться-гналАсь

добрАть-добралА

добрАться-добралАсь

дождАться-дождалАсь

дозвонИться-дозвонИтся,

дозвонЯтся

дозИровать

ждать-ждалА

жИться-жилОсь

закУпорить

занЯть-зАнял, занялА,

зАняло, зАняли

заперЕть-заперлА

заперЕться-заперлАсь (на ключ, на замок и

звать-звалА

звонИть-звонИшь, звонИт,

исчЕрпать

клАсть-клАла

крАсться - крАлась

лгать-лгалА

лить-лилА

лИться-лилАсь

наврАть-навралА

наделИть-наделИт

надорвАться-надорвалАсь

назвАться-назвалАсь

накренИться-накренИтся

налИть-налилА

нарвАть-нарвалА

насорИть-насорИт

начАть-нАчал, началА, нАчали

обзвонИть-обзвонИт

облегчИть-облегчИт

облИться-облилАсь

обнЯться-обнялАсь

обогнАть-обогналА

ободрАть-ободралА

ободрИть

ободрИться-ободрИшься

обострИть

одолжИть-одолжИт

озлОбить

окружИть-окружИт

опломбировАть, в одном ряду со словами

формировАть, нормировАть, сортировАть,

премировАть…

опОшлить

освЕдомиться-освЕдомишься

отбЫть-отбылА

отдАть-отдалА

откУпорить-откУпорил

отозвАть-отозвалА

отозвАться-отозвалАсь

перезвонИть - перезвонИт

перелИть-перелилА

плодоносИть

повторИть-повторИт

позвАть-позвалА

позвонИть-позвонИшь-позвонИт

полИть-полилА

положИть-положИл

понЯть-понялА

послАть-послАла

прибЫть-прИбыл-прибылА-прИбыло

принЯть-прИнял-прИняли-принялА

принУдить

рвать-рвалА

сверлИть-сверлИшь-сверлИт

снять-снялА

создАть-создалА

сорвАть-сорвалА

сорИть-сорИт

убрАть-убралА

убыстрИть

углубИть

укрепИть-укрепИт

щемИть-щемИт, защемИт

балОванный

включённый-включЁн,

см. низведЁнный

довезЁнный

зАгнутый

зАнятый-занятА

зАпертый-запертА

заселЁнный-заселенА

избалОванный, см. балОванный

кормЯщий

кровоточАщий

нажИвший

нАжитый-нажитА

налИвший-налитА

нанЯвшийся

начАвший

низведЁнный-низведЁн, см. включЁнный…

ободрённый-ободрЁн-ободренА

обострЁнный

определЁнный-определЁн

отключЁнный

повторЁнный

поделЁнный

понЯвший

прИнятый

приручЁнный

прожИвший

снЯтый-снятА

сОгнутый

poznaemvmeste.ru

Орфоэпический минимум ЕГЭ 2018 года

Единый государственный экзамен по русскому языку обязателен для выпускников школ. Многие школьники уверены, что сдать его не составит труда, поскольку для большинства русский является родным языком. Несмотря на это мы все-таки рекомендуем проявить ответственность и несколько часов посвятить штудированию правил и повторению орфоэпических норм.

Даты проведения

Основной этап ЕГЭ по русскому языку начнется традиционно в конце мая и продлится до начала июня 2018 году.

С середины марта по середину апреля пройдет досрочный этап. Сдать заблаговременно экзамен могут:

  • окончившие школу в 2017 году;
  • получившие справку вместо аттестата о среднем образовании;
  • выпускники школ с вечерней формой обучения;
  • планирующие продолжить обучение за границей;
  • абитуриенты 2018 года, заблаговременно выполнившие учебный план;
  • школьники, которые во время проведения основного этапа ЕГЭ должны участвовать в мероприятиях общероссийского или международного значения;
  • одиннадцатиклассники, которым требуется лечение или реабилитация, назначенные на дату основного экзамена.

В начале сентября к экзамену допускаются ученики, получившие низкий балл или пропустившие ЕГЭ из-за уважительной причины (необходимо документальное подтверждение).

Основные этапы экзамена

Каждый билет включает 26 заданий, в том числе вопросы в виде тестов и написание сочинения на заданную тему. В будущем году планируется добавить задание, которое позволит выявить знания лексических норм. С 2016 года в Российской Академии Образования все чаще говорят о необходимости ввести в экзамен этап «Говорение».

Не исключено, что именно в 2018 году в дополнение ко всему перечисленному у школьников проверят и умение устно излагать свои мысли, делать выводы и аргументировать свою позицию.

Какие слова входят в орфоэпический минимум ЕГЭ

Одно из отличий русского языка от других в том, что ударение в словах может падать на разный слог, а не так как, к примеру, во французском – только на последний. Поэтому правильно поставить ударение в словах могут лишь единицы. Для успешной сдачи орфоэпического минимума по русскому языку придется запомнить порядка 300 слов.

Полный список слов, которых входят в орфоэпический минимум ЕГЭ 2018, можно найти на сайте ФИПИ. Мы перечислим лишь те, которые вызывают затруднения у большинства школьников: алфавИт, аэропОрты, бАнты, вЕрба, вероисповЕдание, вОвремя, давнИшний, диспансЕр, дОверху, дозвонИться, дОнизу, жалюзИ, завИдно, избалОванный, издрЕвле, каталОг, квартАл, киломЕтр, красИвее, мусоропровОд, облегчИть, опломбировАть, оптОвый, Отрочество, партЕр, прАвы, придАное, сверлИт, сирОты, слИвовый, срЕдства, столЯр, тОрты, цепОчка, шАрфы.

Как получить максимальный балл

Первая часть билета состоит из 25 заданий. Успешное выполнение позволит получить 34 балла, что составляет 59% от общего результата ЕГЭ по русскому языку. Задание под номером 26 – сочинение, максимальная оценка за него – 24 балла, т. е. оставшийся 41%. Ответственная подготовка к экзамену, сосредоточенность во время его проведения и уверенность в собственных силах и знаниях помогут получить высший балл.

Видео-урок об ударениях в русском языке:

Орфоэпический словник с сайта ФИПИ со словами, произношение которых на ЕГЭ необходимо знать точно.

Важной стороной орфоэпии является ударение , то есть звуковое выделение одного из слогов слова. Ударение на письме обычно не обозначается, хотя
в отдельных случаях (при обучении русскому языку нерусских) его принято ставить.

Отличительные особенности русского ударения – его разноместность и подвижность . Разноместность заключается в том, что ударение в русском языке может быть на любом слоге слова (книга, подпись – на первом слоге; фонарь, подполье – на втором; ураган, орфоэпия – на третьем и т. д.). В одних словах ударение фиксировано на определённом слоге и не передвигается при образовании грамматических форм, в других – меняет своё место (сравните: тОнна тОнны и стенА стЕну стЕнам и стенАм).

Последний пример демонстрирует подвижность русского ударения. В этом и состоит объективная трудность усвоения акцентных норм. «Однако, – как справедливо отмечает К. С. Горбачевич, – если разноместность и подвижность русского ударения и создают некоторые трудности при его усвоении, то зато эти неудобства полностью искупаются возможностью различать с помощью места ударения смысл слов (мУка мукА, трУсит трусИт, погрУженный на платформу погружЁнный в воду) и даже функционально-стилистическую закреплённость акцентных вариантов (лаврОвый лист, но в ботанике: семейство лАвровых). Особенно важной в этом плане представляется роль ударения как способа выражения грамматических значений и преодоления омонимии словоформ». Как установлено учёными, большая часть слов русского языка (около 96%) отличается фиксированным ударением. Однако оставшиеся 4% и являются наиболее употребительными словами, составляющими базисную, частотную лексику языка.

Приведём некоторые правила орфоэпии в области ударения, которые помогут предупредить соответствующие ошибки.

Ударение в именах прилагательных

У полных форм имён прилагательных возможно только неподвижное ударение на основе или на окончании. Вариативность этих двух типов у одних и тех же словоформ объясняется, как правило, прагматическим фактором, связанным с разграничением малоупотребительных или книжных прилагательных и прилагательных частотных, стилистически нейтральных или даже сниженных. В самом деле, малоупотребительные и книжные слова чаще имеют ударение на основе, а частотные, стилистически нейтральные или сниженные – на окончании.

Степень освоенности слова проявляется в вариантах места ударения: кружкОвый и кружковОй, запАсный и запаснОй, околозЕмный и околоземнОй, мИнусовый и минусовОй, очИстный и очистнОй. Подобные слова не включаются в задания ЕГЭ, так как оба варианта считаются правильными.

И всё же выбор места ударения вызывает затруднения чаще всего в кратких формах прилагательных. Между тем есть довольно последовательная норма, согласно которой ударный слог полной формы ряда употребительных прилагательных остаётся ударным и в краткой форме: красИвый красИв красИва красИво красИвы; немЫслимый немЫслим немЫслима немЫслимо немЫслимы и т. п.

Количество прилагательных с подвижным ударением в русском языке невелико, но они часто используются в речи, и поэтому нормы ударения в них нуждаются в комментариях. Ударение нередко падает на основу в форме множественного числа, а также в единственном числе в мужском и среднем роде и на окончание в форме женского рода: прАвый прав прАво прАвы правА ; сЕрый – сер сЕро сЕры серА ; стрОйный стрОен стрОйно стрОйны стройнА.

Подобные прилагательные, как правило, имеют односложные основы без суффиксов либо с простейшими суффиксами (-к-, -н-). Однако так или иначе возникает необходимость обращения к орфоэпическому словарю, так как ряд слов «выбивается» из указанной нормы. Можно, например, говорить: длИнны и длиннЫ, свЕжи и свежИ, пОлны и полнЫ и т. д.

Следует также сказать и о произношении прилагательных в сравнительной степени. Существует такая норма: если ударение в краткой форме женского рода падает на окончание, то в сравнительной степени оно будет на суффиксе
-ее: сильнА – сильнЕе, больнА – больнЕе, живА – живЕе, стройнА – стройнЕе, правА – правЕе; если же ударение в женском роде стоит на основе, то в сравнительной степени оно и сохраняется на основе: красИва – красИвее, печАльна – печАльнее, протИвна – протИвнее. То же касается и формы превосходной степени.

Ударение в глаголах

Одна из наиболее напряжённых точек ударения в употребительных глаго-
лах – это формы прошедшего времени.

Ударение в прошедшем времени обычно падает на тот же слог, что и в инфинитиве: сидЕть – сидЕла, стонАть – стонАла, прЯтать – прЯтала, начинАть – начинАла. Вместе с тем группа употребительных глаголов (около 300) подчиняется другому правилу: ударение в форме женского рода переходит на окончание, а в остальных формах остаётся на основе. Это глаголы брать, быть, взять, вить, врать, гнать, дать, ждать, жить, звать, лгать, лить, пить, рвать и др. Рекомендуется говорить: жить – жил – жИло – жИли – жилА; ждать – ждал – ждАло – ждАли – ждалА; лить – лил – лИло – лИли – лилА. Так же произносятся и производные глаголы (прожить, забрать, допить, пролить и т. п.).

Исключение составляют слова с приставкой вы-, которая принимает ударение на себя: вЫжить – вЫжила, вЫлить – вЫлила, вЫзвать – вЫзвала.

У глаголов класть, красть, стлать, послать ударение в форме женского рода прошедшего времени остаётся на основе: слАла, послАла, стлАла.

И ещё одна закономерность. Довольно часто в возвратных глаголах (в сравнении с невозвратными) ударение в форме прошедшего времени переходит
на окончание: начАться – началсЯ, началАсь, началОсь, началИсь; принЯться – принялсЯ, принялАсь, принялОсь, принялИсь.

О произношении глагола звонить в спрягаемой форме

Орфоэпические словари последнего времени совершенно обоснованно продолжают рекомендовать ударение на окончании: звонИшь, звонИт, звонИм, звонИте, звонЯт. Эта традиция опирается на классическую литературу (прежде всего поэзию), речевую практику авторитетных носителей языка.

Ударение в некоторых причастиях и деепричастиях

Наиболее частые колебания ударения фиксируются при произношении кратких страдательных причастий.

Если ударение в полной форме находится на суффиксе -ённ-, то оно остаётся на нём только в форме мужского рода, в остальных формах переходит на окончание: проведЁнный проведЁн, проведенА, проведенО, проведенЫ; завезЁн-
ный
завезЁн, завезенА, завезенО, завезенЫ. Однако носителям языка иногда трудно правильно выбрать место ударения и в полной форме. Говорят:
«завЕзенный» вместо завезЁнный, «перевЕденный» вместо переведЁнный и т. д. В таких случаях стоит чаще обращаться к словарю, постепенно отрабатывая правильное произношение.

Несколько замечаний о произношении полных причастий с суффиксом -т-. Если суффиксы неопределённой формы -о-, -ну- имеют на себе ударение, то
в причастиях оно перейдёт на один слог вперёд: полОть пОлотый, колОть кОлотый, согнУть сОгнутый, завернУть завЁрнутый.

Страдательные причастия от глаголов лить и пить (с суффиксом -т-) отличаются нестабильным ударением. Можно говорить: прОлитый и пролИтый, прОлит и пролИт, пролитА (только!), прОлито и пролИто, прОлиты и пролИты; дОпитый и допИтый , дОпит и допИт , допитА и допИта , дОпито и допИто , дОпиты и допИты.

Деепричастия часто имеют ударение на том же слоге, что и в неопределённой форме соответствующего глагола: вложИв, задАв, залИв, занЯв, запИв, исчЕрпав (НЕЛЬЗЯ: исчерпАв), начАв, поднЯв, пожИв, полИв, положИв, понЯв, предАв, предприняв, прибЫв, принЯв, продАв, проклЯв, пролИв, пронЯв, пропИв, создАв.

Ударение в наречиях в основном следует изучать путём запоминания и обращения к орфоэпическому словарю.

Орфоэпическая норма - это единственно возможный или предпочитаемый вариант правильного произношения слова.

Чтобы не нарушать эту норму, следует просто чаще заглядывать в орфоэпический словарь. Но есть и несколько правил, которыми можно пользоваться.

Имена существительные

  • В формах именительного падежа множественного числа ударение падает на окончание -а окончание -ы является безударным.

    Например: аэропОрты, тОрты, лИфты, бАнты, крАны, лЕкторы, шАрфы .

  • В формах родительного падежа множественного числа окончание -ов чаще всего является безударным, а окончание -ей – ударным.

    Например: бухгАлтеров, кОнусов, лЕкторов, тОртов, должностЕй, новостЕй
    НО: мЕстностей, сУдей

  • В существительных иностранного происхождения ударение, как правило, падает на последний слог.

    Например: агЕнт, алфавИт, дефИс, диспансЕр, докумЕнт, жалюзИ, каталОг, некролОг, квартАл, партЕр, апострОф, процЕнт, цемЕнт, экспЕрт, фетИш
    НО: фОрзац, факсИмиле

  • Часто в производных словах сохраняется ударение от производящих слов.

    Например: вероисповЕдание – исповЕдаться, договорЕнность, договОр – договорИться намЕрение – мЕра, обеспЕчение – обеспЕчить, аристокрАтия – аристокрАт, знАмение – знАмя

аэропОрты, неподвижное ударение на 4-м слоге
бАнты, неподвижное ударение на 1-м слоге
бОроду, В. п., только в этой форме ед. ч. ударение на 1-м слоге
бухгАлтеров, Р. п. мн. ч., неподвижное ударение на 2-м слоге
вероисповЕдание, от: веру исповЕдать
граждАнство
дефИс, из немецкого языка, где ударение на 2-м слоге
диспансЕр, слово пришло из английского языка через посредство французского языка, где ударение всегда на последнем слоге
договорЁнность
докумЕнт
досУг
жалюзИ, из французского языка, где ударение всегда на последнем слоге
знАчимость, от прил. знАчимый
каталОг, в одном ряду со словами: диалОг, монолОг, некролОг и т. п.
квартАл, из немецкого языка, где ударение на 2-м слоге
корЫсть
крАны, неподвижное ударение на 1-м слоге
лЕкторы, лЕкторов, ударение на 1-м слоге, как и в слове бант(ы)
мЕстностей, Р. п. мн. ч., в одном ряду со словоформами: пОчестей, чЕлюстей... но: новостЕй
намЕрение
недУг
нОвости, новостЕй, но: мЕстностей
нОготь, нОгтя, неподвижное ударение во всех формах ед. ч.
Отрочество, от Отрок - подросток
портфЕль
пОручни
свЁкла
сирОты, И. п. мн. ч., ударение во всех формах мн. ч. только на 2-м слоге
срЕдства, И. п. мн. ч.
созЫв
тамОжня
тОрты, тОртов
цепОчка
шАрфы, как бАнты
шофЁр, в одном ряду со словами: киоскЁр, контролЁр...
экспЕрт, из французского языка, где ударение всегда на последнем слоге

Имена прилагательные

  • Ударение в кратких формах прилагательных и страдательных причастий всегда падает на основу. Но в форме единственного числа женского рода оно переносится на окончание.

    Например: сОздан – созданА – сОзданы, взЯт – взятА – взЯты, зАнят – занятА – зАняты, нАчат – начатА – нАчаты.

вернА, краткое прил. ж. р.
знАчимый
красИвее, прилагательное и наречие в сравнительной степени
красИвейший, превосходная степень прилагательного
кУхонный
ловкА, краткое прилагательное ж. р.
мозаИчный
оптОвый
прозорлИва, краткое прилагательное ж. р., в одном ряду со словами: смазлИва, суетлИва, болтлИва... но: прожОрлива
слИвовый, образовано от: слИва

Причастия

довезЁнный
зАгнутый
зАнятый - занятА
зАпертый - запертА
заселЁнный - заселенА
наделЁнный
нажИвший
налитА
начАвший
нАчатый
низведЁнный - низведЁн
ободрЁнный - ободрЁн - ободренА
обострЁнный
отключЁнный
повторЁнный
поделЁнный
понЯвший
прИнятый
приручЁнный
прожИвший
снЯтый - снятА
сОгнутый

Глаголы

  • У многих глаголов прошедшего времени женского рода ударным является окончание:

    Наример: отнЯть – Отнял – отнялА – Отняли, понЯть – пОнял – понялА – пОняли, начАть – нАчал – началА – нАчали; но: клАсть – клАл – клАла – клАли.

  • В глаголах, образованных от прилагательных, обычно ударение падает на окончание:

    Например: глубокий – углубИть, легкий – облегчИть, бодрый – ободрИть, подбодрИть

брать - бралА
брАться - бралАсь
взять - взялА
взЯться - взялАсь
влИться - влилАсь
ворвАться - ворвалАсь
воспринЯть - воспринялА
воссоздАть - воссоздалА
вручИть - вручИт
гнать - гналА
гнАться - гналАсь
добрАть - добралА
добрАться - добралАсь
дождАться - дождалАсь
дозвонИться - дозвонИтся, дозвонЯтся
ждать - ждалА
жИться - жилОсь
закУпорить
занЯть - зАнял, занялА, зАняло, зАняли
заперЕть - заперлА
заперЕться - заперлАсь (на ключ, на замок и т. п.)
звать - звалА
звонИть - звонИшь, звонИт, звонИм
клАсть - клАла
лгать - лгалА
лить - лилА
лИться - лилАсь
наврАть - навралА
наделИть - наделИт
надорвАться - надорвалАсь
назвАться - назвалАсь
накренИться - накренИтся
налИть - налилА
нарвАть - нарвалА
начАть - нАчал, началА, нАчали
обзвонИть - обзвонИт
облегчИть - облегчИт
облИться - облилАсь
обнЯться - обнялАсь
обогнАть - обогналА
ободрАть - ободралА
ободрИть
ободрИться - ободрИшься
обострИть
одолжИть - одолжИт
озлОбить
оклЕить
окружИть - окружИт
опломбировАть, в одном ряду со словами: формировАть, нормировАть, сортировАтъ. ..
освЕдомиться - освЕдомишься
отбЫть - отбылА
отдАть - отдалА
откУпорить - откУпорил
отозвАть - отозвалА
отозвАться - отозвалАсь
перелИть - перелилА
плодоносИть
повторИть - повторИт
позвАть - позвалА
позвонИть - позвонИшь - позвонИт
полИть - полилА
положИть - положИл
понЯть - понялА
послАть - послАла
прибЫть - прИбыл - прибылА - прИбыло
принЯть - прИнял - прИняли
рвать - рвалА
сверлИть - сверлИшь - сверлИт
снять - снялА
создАть - создалА
сорвАть - сорвалА
убрАть - убралА
углубИть
укрепИть - укрепИт
чЕрпать
щемИть - щемИт
щЁлкать

Деепричастия

начАв
начАвшись
отдАв
поднЯв
понЯв
прибЫв

Наречия

вОвремя
добелА
дОверху
донЕльзя
дОнизу
дОсуха
зАсветло
красИвее, прил. и нареч. в сравн. ст.
навЕрх
надОлго
ненадОлго

Орфоэпические нормы в аспекте культуры речи Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 811. 161.1*355

ОРФОЭПИЧЕСКИЕ НОРМЫ В АСПЕКТЕ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ

О.Т. Косаренко, С.В. Косаренко

В статье рассматриваются основные причины нарушения орфоэпических норм современного русского литературного языка в устной речи; вопросы нормативной вариантности слова в русском языке, которые рассматриваются в собственно лингвистическом аспекте, взаимодействие орфоэпии с орфографическими нормами.

Ключевые слова: культура речи, орфоэпия, норма, вариант нормы, литературный язык, ортологический словарь.

Введение. Актуальность проблем вариантности языковой нормы для современной русистики определяется не только причинами собственно лингвистического характера, но и трудностями в практике обучения ударению и произношению в вузе. В поиске простых методов решения задач, связанных с орфоэпией, преподавателю не следует игнорировать сложную языковую действительность: русский язык на рубеже веков переживает этап ускоренной эволюции, сопровождаемой расширением лексического состава языка, адаптацией иноязычных заимствований, появлением неологизмов в результате языковой игры, актуализацией или дезактуализацией лексем и т. д. Как следствие, значительно увеличивается вариативность языковых единиц. Это нередко приводят к тому, что в сознании молодого поколения носителей русского языка закрепляется неверное представление о норме, тех или иных вариантах слова, их нормативно-стилистических характеристиках, что никак не способствует повышению речевой культуры.

Понятие нормы. В российской лингвистической литературе норма рассматривается как совокупность стабильных и унифицированных реализаций языковой системы; норма дает возможность выбора из ряда вариантов наиболее уместного из них в определенной ситуации общения. На протяжении XX в. в связи с национально -культур ными и идеологическими изменениями менялось и понимание нормы: от понимания нормы как «запрета» (в 30-60-е годы) до «выбора» (в 80-90-е годы). В отличие от зарубежного языкознания полное отрицание нормы как «некорректного» термина и феномена, препятствующего языковому развитию, в отечественной русистике не приемлемо [1].

С одной стороны, нормы существенно необходимы для закрепления культурных традиций. Под традицией (от лат. «передача», «повествование») мы понимаем, вслед за В. И. Далем, «все, что устно перешло от одного поколения на другое» [2], то есть вне нормализаторской деятельности государственной власти, без навязывания сверху. Но насколько предпочтение традиции, предъявляющей свои требования жизнь «по обычаю», с постоянной

оглядкой на идеал, является свободным, естественным образом удовлетворения потребностей членов языкового коллектива? Только если речь идет о подражании образцам, признанным наиболее авторитетными мастерами слова. В истории русской культуры нередки случаи, когда философско-филологическая традиция была настолько сильна, что подчиняла себе и культуру верхов [3]

С другой стороны, согласно Словарю В. И. Даля, норма представляет собой не столько образец или пример, сколько общее [обязательное для всех] правило [4]. При этом попытки повлиять на языковую структуру извне не способны остановить процесс развития языка, как, например, в XVII в. попытки архаизировать язык в связи с началом демократизации общества [5]. Итак, нормирование, целенаправленное формирование культуры речи -часть языковой политики государства, требующего от членов языкового коллектива осознанного выбора единственного языкового средства или предпочтительного в официальной ситуации варианта. Реализуя функциональный подход к литературному языку в его употреблении и характеризуя норму как живой, развивающийся процесс, орфоэпические ортологические словари с неизбежностью представляют как императивные (безвариантные), так и диспозитивные (имеющие варианты) языковые нормы. Вступивший в силу 1 сентября 2009 года Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации «Об утверждении списка грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации» [6] вызывает серьезную критику специалистов главным образом потому, что перечисленные в Приказе словари, вопреки ожиданиям, не имеют нормативно-стилистическую информацию о языковых знаках, что затрудняет выбор обязательного для использования в официальных сферах общения варианта, а проблема выбора снимается представлением многих вариантов как равноправных. Например, в «Словаре ударений русского языка» Л. И. Резниченко без каких-либо стилистических комментариев даны как равноправные вариан-

ты: августовский и августовский, апартаменты и апартаменты, магистерский и магистерский, металлургия и металлургия, мышление и мышление

[7].

Вариантность нормы. Для того чтобы произносительные и акцентологические закономерности перенести из области научных исследований в практику обучения, необходимо, чтобы описание системы русского ударения и произношения было адекватно конкретным задачам преподавания. Между тем подготовка к выпускному экзамену ЕГЭ требует лишь запоминания одного правильного ответа, таким образом, из школьного образования практически исключается сама идея языковой вариативности. Напротив, в вузовском курсе русского языка и культуры речи целесообразно представить кодифицированный литературный язык, воссоздав сложную вариативность его орфоэпических норм. Студентов и курсантов необходимо познакомить с явлением языкового пуризма. В противопоставление пуристическим (иногда субъективным) рекомендациям, следует отметить тот факт, что орфоэпические нормы, являясь отражением объективных процессов, складываются стихийно. Нерекомендуемый авторами ортологических словарей разговорный или просторечный вариант («ошибка») может свидетельствовать о нарождающейся норме и со временем оцениваться как «младшая» норма, например обеспечение и допустимо обеспечение [8]. Введение в словарь таких помет, как «разговорное» или «допустимо», указывает на активность процесса демократизации языка и воздействия стихии живой разговорной речи на устную форму реализации литературного языка, являющуюся по природе своей книжным языком. Кодификация традиционных вариантов типа включит, ку[п,э]йный, ску[ш]но, овен, пиала как единственно правильных в нейтральном стиле произношения противоречит фактам узуса и естественной непрерывности изменений языка, справедливо считает Р. В. Попов [9].

Плохи те инновации, которые не соответствуют основным тенденциям его развития и так или иначе подтачивают корни русского языка, имеющего свои типологические особенности. Именно с помощью литературного языка мы овладеваем русским типом языкового мышления. Как известно, соответствие того или иного варианта норме определяется по двум основным критериям: речевые явления 1) должны быть разрешены системой языка и отвечать внутренним законам развития языка; 2) должны показывать свою устойчивость. При соблюдении этих условий новые явления могут быть возведены в ранг нормы. Так, иканье (неразличение в 1-м предударном слоге звуков, соответствующих ударным [и], [е], [о], [а]) изначально было признаком среднерусских говоров, для которых характерно аканье. Затем иканье стало элементом московского просторечия, а в начале XX в. стало постепенно проникать в разговорную литературную речь. В русском литературном языке новейшего

периода иканье вытеснило вариант старой нормы -еканье (или эканье), которое допустимо лишь для театральной и ораторской речи. ерь, по[ст']ель, хотя допустимо и устаревшее [д'в'], [з'в'], [с'т'] и т. п.

Причины орфоэпических ошибок. Современные нормы русского литературного произношения и особенно ударения нередко нарушаются. Одни отступления отражают или постепенное развитие языка (их невозможно запретить), или нарушение кодифицированных норм. Чтобы устранить ошибки, недостаточно знать только сами нормы. Очень важно глубоко разбираться в причинах, порождающих орфоэпические ошибки.

1. Главная причина нарушения данных норм звучащей речи определяется влиянием письменной речи. Возросший культурный уровень миллионов людей, их усилия, затраченные на усвоение норм письменной речи, разумеется, воздействуют и на речь устную. Этим, в частности, объясняется распространение так называемого «побуквенного» произношения, особенно при чтении написанного вслух. Например, люди, недостаточно освоившие орфоэпические нормы, под влиянием письма допускают произношение бу[хг]алтер вместо бу[Н]алтер, бо[г] вместо бо[х], [чн] вместо [шн] в словах ску[чн]о, ску[чн]ый. ма[сш]таб вместо [мкштап], лу[чш]ий вместо [утш] и т.п.

Для людей, не вполне владеющих нормами литературного произношения и ударения, характерно также стяженное произношение русских имен и отчеств, например: [ван-ваныч], [сан-саныч . Оба варианта произношения не характерны для нейтрального, то есть основного, стиля произношения, и их нужно избегать в повседневном общении. Произносить имена и отчества отчетливо, без стяжения, близко к написанию допустимо только при чтении официальной информации.

Тенденция к сближению правописания и произношения не может быть остановлена и нуждается в регулировании. А. А. Кретов аргументированно считает, что материальная сторона знака (речь идет об орфографии) должна более чутко реагировать на изменения идеальной стороны знака, в

том числе фиксировать гетерофоны ([гълЛвы] -[голъвы]). В целом такой подход, лучше выражающий свойство современного русского литературного языка - способность «не экономить на материале», устранит омонимию, весьма распространенную в языке (30%) [11].

Однако узаконить средствами графики для каждого русского слова его произносительные особенности, например постоянное место ударения, вероятно, нет возможности. Существующие трудности при усвоении акцентологических норм компенсируются, по мысли К. С. Горбачевича, возможностью различать с помощью места ударения смысл слов и особенно их грамматических значений: ирис - ирис, запыхался - запыхался; погруженный на платформу - погружённый в воду. Ударения вполне достаточно для преодоления омонимии словоформ и маркирования функционально-стилистической закрепленности акцентных вариантов.

2. Не менее важная причина отступлений от принятых норм - это влияние на литературное произношение других форм существования национального языка: просторечия, жаргонов и родного диалекта.

Если говорить конкретно о принципах отбора произносительных вариантов для нормы, то следует иметь в виду следующее: отвергаются особенности просторечия типа ля[ш] вместо ля[к], упл[о]тишь вместо упл[а]тишь; речевые жаргонизмы типа искра, [ко] стюм, му[зэ]й; местные диалектные особенности типа [на] саться вместо носиться, несё[т'].

Процессы взаимодействия литературного языка с диалектами, наблюдаемые в последние десятилетия, приводят к возникновению переходного типа речи - «полудиалекта». Устранить диалектные произносительные черты крайне трудно. Так, большой устойчивостью отличается звуковая особенность южнорусских диалектов, влияющих на речь обучающихся в воронежских вузах, - произношение фрикативного звука [И] в начале и середине слова и [х] в абсолютном конце слова на месте буквы г: до[Н]оворы, сне[х], помо[х]; яканье (в первом предударном слоге звучит [а] на месте букв е, я): [т'а]ну, [.л'а]гушка; произношение [т'] в окончаниях глаголов 3-го лица: несё[т'], берё[т'], сидя[т'], везу[т']. Подобные черты сохраняются в речи людей, живущих в районных центрах, находящихся в диалектном окружении. Таким образом, говорить о победе литературного языка над просторечием и диалектами было бы преждевременно.

3. Процесс заимствования языковых единиц, интенсивность которого вопреки ожиданиям не снижается, является следующей причиной ошибок.

Действие аналогий, зависимость от частотности слова, давности заимствования, наличие примет иноязычности и других факторов часто требуют обращения к словарю. Приведем слова-термины: альдегиды [дыэ], детектор [дыэ],

[тэ], интеграл [тыэ], интерференция [тэ], конденсатор [дыэ], поликонденсация [дыэ], реле [рыэлэ], синтетические [тыэ] (средства) . Следует помнить, что и многие словари, в силу неустойчивости произношения, зачастую дают неодинаковые рекомендации. Одно и то же слово может звучать с мягким или твердым согласным перед [э]: энергия и энергия [н'э] и [нэ], ферромагнетик [фэ] и [ф'э]. В большинстве же слов иноязычного происхождения согласный перед е произносится мягко в соответствии с общей тенденцией: адаптация новообразований также подчиняется фонетическим законам и действию аналогии. Например: ампер [п'э], бассейн [с'э] (водный), дисперсия [п'е], крекинг [р'э], пресс [р'э], прогресс [р'э], термохимический [т'э], эффект [эф'э]. Однако во всех сомнительных случаях надо обращаться к словарю, учитывая, что каждое следующее поколение склонно уменьшать количество «иноязычных» произношений, а выходцы из украинской среды - увеличивать его [12].

Зачастую произношение безударных [о], [э] и твёрдых перед [э] связано с официальным стилем, обычное произношение безударных [о], [э] и мягких перед [э] - с разговорным или нейтральным стилем. В ряде слов, даже достаточно освоенных русским языком, согласные перед е произносятся твердо: антропогенез [нэ], генетика [нэ], инерция [нэ], конвертер [тэ], лазер [зэ], темп [тэ], теннис [тэ].

Пути преодоления типичных орфоэпических ошибок. Чем же должен руководствоваться преподаватель для повышения произносительной культуры обучающихся? Поскольку обычно орфоэпия в вузе не изучается как самостоятельный раздел, то представляется принципиально важным в методическом отношении рассматривать орфоэпические вопросы при изучении всех разделов курса русского языка. Так, в Примерной основной образовательной программе высшего образования (специальность 20.05.01 Пожарная безопасность) 2014 г. отмечена необходимость «развивать способности знать нормы современного русского литературного языка, специфику их использования в устной и письменной речи», но орфоэпические нормы, в отличие от орфографических и пунктуационных норм, специально не упоминаются. По логике авторов-составителей программы, вероятно, занятия по орфоэпии должны вестись порциями, рассредото-ченно. Следовательно, исходя из конкретных условий аудитории, местных произносительных условий, преподаватель может как сузить, так и расширить круг орфоэпических тем, подлежащих изучению и усвоению. При этом обучение целесообразно осуществлять на основе словарей-минимумов. Следует обучать рациональному пользованию орфоэпическим словарями с целью оперативного извлечения из них орфоэпической информации и правильной интерпретации произносительных помет.

Положительные результаты в обучении орфоэпических норм во многом зависят от умения дать аргументированную оценку речи других носителей языка при соблюдении этики общения, оценивать доказательно, ссылаясь на соответствующие орфоэпические правила.

Выводы. Ясно одно: результаты в обучении нормам ударения и произношения на конкретном лексическом материале, в том числе и по специальности, во многом определяются тем, насколько регулярно и в какой последовательности ведется эта работа, какие орфоэпические упражнения проводит преподаватель. Можно выделить главное направление педагогических усилий: это понимание роли орфоэпии в стилистической дифференциации языковых средств. Нормы требуют различения стилей произношения, хотя их противопоставление в фонетике менее определенно, чем на других уровнях

языка. Формы разговорного стиля не следует смешивать с просторечными и другими нелитературными формами: смешение стилей относится к грубым ошибкам. Орфоэпические нормы выступают как социальный фактор единообразного выбора состава и порядка фонетических языковых единиц. От законов произношения нормы отличаются наличием или возможностью выбора (чаще на основе традиции), в том числе стилистических средств фонетики.

Успехи отечественной лингвистики в области теории рассматриваемого вопроса, лексикографии и методики преподавания орфоэпии в вузе дают достаточные основания утверждать, что для успешной работы по активному усвоению обучающимися орфоэпических норм основное внимание необходимо уделить дискурсивным стилистическим характеристикам лексики, ее произносительным и акцентологическим вариантам.

Библиографический список

1. Загоровская О. В. Вариативность нормы в русском языке начала XXI века и задачи создания современного учебного нормативно-стилистического словаря / О. В. Загоровская. - Известия ВГПУ: Гуманитарные науки. -2015. - №1 (266). - С. 184-190.

2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / В. И. Даль. - Т. 4. - М.: Дрофа, 2011.

3. Панченко А М. Русская история и культура; работы разных лет / А. М. Панченко. - СПб.: Юна, 1999. -520 с.

4. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / В. И. Даль. - Т. 2. - М.: Дрофа, 2011.

5. Матхаузерова С. Древнерусские теории искусства слова / С. Матхаузерова. - Прага: ЦМ'УЕК21ТА КЛКЬОУЛ, 1976. - 142 с.

6. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 8 июня 2009 г. N 195 «Об утверждении списка грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации». Режим доступа: http://www.rg.ru/2009/08/21/russkiy-slovari-dok.html

7. Резниченко И. Л. Словарь ударений русского языка / И. Л. Резниченко. - М. : Астрель: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2008. - 944 с.

8. Русский орфографический словарь: около 200000 слов / под ред. В. В. Лопатина, О. Е. Ивановой. -изд. 4-е, испр. и доп. - М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2013. -896 с.

9. Попов Р.В. Культура звучащей речи. Орфоэпические нормы. Методическое руководство к курсу / Р.В. Попов. - Архангельск: Поморский университет, 2006. - 68 с.

10. Иванова Т. Ф. Новый орфоэпический словарь русского языка. Произношение. Ударение. Грамматические формы / Т. Ф. Иванова. - 2-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз.-Медиа, 2005. - 893 с.

11. Кретов А. А. Русская орфография и вызовы компьютерной эры / А. А. Кретов. - Известия ВГПУ: Гу-

References

1. Zagorovskaya O. V. Variativnost normyi v russkom yazyike nachala XXI veka i zadachi sozdaniya sovremennogo uchebnogo normativno-stilisticheskogo slovarya / O. V. Zagorovskaya. - Izvestiya VGPU: Gumanitarnyie nauki. - 2015. - №1 (266). - S. 184-190

2. Dal V. I. Tolkovyj slovar zhivogo velikorusskogo jazyka: V 4 t. / V. I. Dal. - T. 4. - M.: Drofa, 2011.

3. Panchenko A. M. Russkaja istorija i kultura; raboty raznyh let / A. M. Panchenko. - SPb.: Juna, 1999. -520 s.

4. Dal V. I. Tolkovyj slovar zhivogo velikorusskogo jazyka: V 4 t. / V. I. Dal. - T. 2. - M.: Drofa, 2011.

5. Mathauzerova S. Drevnerusskie teorii iskusstva slova / S. Mathauzerova. - Praga: UNIVERZITA KARLOVA, 1976. - 142 s.

6. Prikaz Ministerstva obrazovanija i nauki Rossijskoj Federacii (Minobrnauki Rossii) ot 8 ijunja 2009 g. N 195 «Ob utverzhdenii spiska grammatik, slovarej i spravochnikov, soderzhashhih normy sovremennogo russkogo literaturnogo jazyka pri ego ispolzovanii v kachestve gosudarstvennogo jazyka Rossijskoj Federacii». Rezhim dostupa: http://www.rg.ru/2009/08/21/russkiy-slovari-dok.html

7. Reznichenko I. L. Slovar udarenij russkogo jazyka / I. L. Reznichenko. - M. : Astrel: AST-PRESS KNIGA, 2008. - 944 s.

8. Russkij orfograficheskij slovar: okolo 200000 slov / pod red. V. V. Lopatina, O. E. Ivanovoj. - izd. 4-e, ispr. i dop. - M.: AST-PRESS KNIGA, 2013. - 896 s.

9. Popov R. V. Kul'tura zvuchashhej rechi. Orfojepicheskie normy. Metodicheskoe rukovodstvo k kursu / R. V. Popov. - Arhangelsk: Pomorskij universitet, 2006. -68 s.

10. Ivanova T. F. Novyj orfojepicheskij slovar russkogo jazyka. Proiznoshenie. Udarenie. Grammaticheskie formy / T. F. Ivanova. - 2-e izd., stereotip. - M.: Rus. jaz.-Media, 2005. - 893 s.

11. Kretov A. A. Russkaja orfografija i vyzovy kompjuternoj jery / A. A. Kretov. - Izvestija VGPU: Gumanitarnye nauki. - 2015. - №1 (266). - S. 173-179.

манитарные науки. - 2015. - №1 (266). - С. 173-179.

12. Овсянников М. С. Русское письмо. Фонетика и фонология: энциклопедический словарь-справочник / М. С. Овсянников. - Воронеж: Воронежский госпедунивер-ситет, 2011. - 257 с.

12. Ovsjannikov M. S. Russkoe pismo. Fonetika i fonologija: jenciklopedicheskij slovar-spravochnik / M. S. Ovsjannikov. - Voronezh: Voronezhskij gospeduniversitet, 2011. - 257 s.

ORTHOEPY RULES IN THE ASPECT OF SPEECH CULTURE

Косаренко О. Т.,

к.ф.н., доцент,

Воронежский государственный педагогический университет, Россия, г. Воронеж, e-mail: [email protected] Kosarenko O. T.,

candidate of philological Sciences, Assoc. Prof., Voronezh State Pedagogical University Russia, Voronezh, e-mail: [email protected]

Косаренко С.В.,

к.ф.н., доц ент,

Воронежский институт Государственной противопожарной службы МЧС России, Россия, Воронеж, e-mail: [email protected] Kosarenko S. V.,

candidate of philological Sciences, Assoc. Prof.; Voronezh Institute of State Fire Service of EMERCOM of Russia, Russia, Voronezh, e-mail: [email protected]

The present paper is focused on the main reasons that provide an violation of the contemporary Russian orthoepy rules in oral speech; the problems of normative variance of a word in the Russian language which are considered in linguistic aspect. The author pays attention to correlation between the orthoepy and spelling.

Keywords: speech culture, orthoepy, standard, standard variant, literary language, orthol-ogous vocabulary.

Орфоэпия | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Орфоэпия (греч. orthoepeia, от orthos — правильный и epos — речь)

1. Раздел фонетики, занимающийся нормами произношения, их обосно­ванием и установлением.

Понятие орфоэпии включает в себя как произношение отдельных звуков, в том числе и с учетом конкретных условий их реализации, так и звуковое оформление целых слов или высказываний. Например, для русского языка имеет большое значение место ударения, связанное с образованием грамматических форм.

Орфоэпические нормы русского языка сложились в своих важней­ших чертах еще в первой половине XVII в. как нормы московского гово­ра, которые с течением времени стали приобретать характер националь­ных норм. Окончательно они сформировались во второй половине XIX в., хотя в ряде случаев имелись колебания. Современные произноситель­ные нормы русского литературного языка включают в себя как черты московского, так и ленинградского (петербургского) произношения.

Орфоэпическая норма, в отличие от орфографической, не всегда утверждает как единственно правильный лишь один из произноси­тельных вариантов, отвергая другой как ошибочный. В ряде случаев допускается сосуществование нескольких равноправных вариантов, где, как правило, один является ведущим или более желательным. Так, правильным считается как произношение е[ж’ж]у, ви[ж’ж]ать, по[ж’ж]е с мягким долгим звуком [ж’], так и е[жж]у, ви[жж]атъ, по[жж]е — с твердым долгим; правильно до[ж’ж]и и до[жд’]и, ба[с’]ейн и ба[с]ейн, [д]верь и [д']верь, п[о]эзия и п[а]эзия.

Орфоэпические нормы устанавливаются лингвистами — специали­стами в области фонетики, которые принимают во внимание самые разные факторы: распространенность произносительного варианта, его соответ­ствие объективным законам развития языка, связь с традицией и др.

2. Система правил произношения, соответствующих литературным нор­мам и обеспечивающих единство звукового оформления языка.

Русская орфоэпия включает в себя правила произношения безудар­ных гласных, звонких и глухих согласных, твердых и мягких соглас­ных, сочетаний согласных, особенности произношения заимствован­ных слов, вопросы правильного ударения в словах.

Некоторые основные правила русского литературного произно­шения: Материал с сайта //iEssay.ru

  1. аканье, то есть произношение звука [а] на месте буквы о в безу­дарных слогах: в[а]да, с [а]рока;
  2. оглушение звонких согласных в конце слова, а также перед глу­хими согласными: сне[к], ло[т]ка, [ф]торник.
  3. согласные 'ж', 'ш', ц произносятся всегда твердо, а 'ч' и 'щ' — всегда мягко: [жы]знъ, [шы]на, [цы]фра, [ч’]асы, ово[ш’]ной.

Правила орфоэпии регулируют постановку ударения в русских сло­вах, поскольку ударение в русском языке подвижное и разноместное. Например, слово звонить в формах настоящего времени имеет ударе­ние на окончании: звонишь, звонит, созвонимся.

С течением времени произношение некоторых слов может суще­ственно меняться, что приводит к изменению правил орфоэпии.

На этой странице материал по темам:
  • сочинение на тему орфоэпия
  • определение орфоэпии
  • орфоэпические короткое простое сочинение
  • орфоэпия определение краткое
  • смешная история на тему орфоэпия

Орфоэпия

Термин «орфоэпия» употребляется в лингвистике в двух значениях:


1) совокупность норм литературного языка, связанных со звуковым оформлением значимых единиц: нормы произношения звуков в разных позициях, нормы ударения и интонации;
2) наука, которая изучает варьирование произносительных норм литературного языка и вырабатывает произносительные рекомендации (орфоэпические правила).


Различия между этими определениями следующее: во втором понимании из области орфоэпии исключаются те произносительные нормы, которые связаны с действием фонетических законов: изменение произношения гласных в безударных слогах (редукция), позиционное оглушение/озвончение согласных и др. К сфере орфоэпии при таком понимании относят лишь такие произносительные нормы, которые допускают вариативность в литературном языке, например возможность произношения после шипящих как [а], так и [ы] ([жара], но [жысм'ин]).


Из норм, допускающих вариативность произношения в одной и той же позиции, необходимо отметить следующие нормы, актуализированные в школьном курсе русского языка:
1) произношение твердого и мягкого согласного перед е в заимствованных словах,
2) произношение в отдельных словах сочетаний чт и чн как [шт] и [шн],
3) произношение звуков [ж] и [ж'] на месте сочетаний жж, жд, зж,
4) вариативность позиционного смягчения согласных в отдельных группах,
5) вариативность ударения в отдельных словах и словоформах.


Именно такие, связанные с произношением отдельных слов и форм слов нормы произношения являются объектом описания в орфоэпических словарях.
Школьные учебники определяют орфоэпию как науку о произношении, то есть в первом значении. Таким образом, к сфере орфоэпии принадлежат все произносительные нормы русского языка: реализация гласных в безударных слогах, оглушение / озвончение согласных в определенных позициях, мягкость согласного перед согласным и др.

Основные правила русского литературного произношения


В русском литературном языке в силу определенных звуковых законов (ассимиляции, диссимиляции, редукции) в словах установилось произношение отдельных звуков, их сочетаний, не соответствующее написанию. Пишем что, кого, ходил, учиться, а произносить надо [што], [каво], [хадил], [учицца] и т. д. Это и принято считать произносительной нормой литературного языка, которая устанавливалась задолго до появления правил орфоэпии. С течением времени выработались правила произношения, которые стали обязательными для литературной речи.


Важнейшими из этих правил являются следующие


1. Гласные звуки произносятся отчетливо (в соответствии с их написанием) только под ударением (поговорИли, хОдим, смЕлый, бЕлый, нОсим). В безударном же положении гласные звуки произносятся по-разному.


2. Гласный о в  безударном положении произносить следует как звук, близкий к а [вАда], [хАрАшо], [кАсили], [горАТ], а писать — вода, хорошо, косили, город.


3. Безударные е, я надо произносить как звук, близкий к и [вИсна], [пасИвная], [плИсать], [пИрИсматрели], а писать — весна, посевная, плясать, пересмотрели.


4. Звонкие согласные (парные) на конце слов и перед глухими согласными в середине слова должны произноситься как соответствующие им парные глухие [дуП], [гораТ], [хлеП], [мароС], [дароШка], [гриПки], [проЗьба], [малаДьба], [реСкий], а пишется — дуб, город, хлеб, мороз, дорожка, грибки, просьба.


5. Звук г должен произноситься как взрывной, кроме слова Бог, которое произносится с придыханием. На конце слов вместо г  звучит парный ему глухой к [друК], [книК], [сапоК], [моК], а пишется — друг, книг, сапог, мог и т. д.


6. Согласные с, з перед шипящими ж, ш, ч должны произноситься как шипящие долгие [Жжечь], [Ж жаром], [беЖЖизненный], а пишется сжечь, с-жаром, безжизненный. В начале некоторых слов сч звучит как щ [Щастье], [Щет], [Щитать], а пишется — счастье, счет, считать.


7. В некоторых словах сочетание чн произносится как [канеШНа], [скуШНа], [яиШНица], [сквореШНик], [НикитиШНа], [СаввиШна], [прачеШНая], а пишется конечно, скучно, яичница, скворечник, Никитична, Саввична, прачечная. В некоторых словах допускается двоякое произношение — булочная—[булоШНая], молочный — [молоШНый], но пишется только булочная, молочный. В большинстве же слов сочетание чн произносится в соответствии с написанием (вечный, дачный, прочный, ночной, печной).


8. Слова что, чтобы произносить следует как [што], [штобы].


9. При стечении ряда согласных - рдц, стн, стл и др. обычно один из этих звуков не произносится. Пишем: сердце, честный, лестница, счастливый, а произносим [сеРЦе], [чеСНый], [леСНица], [щаСЛивый].


10.  Окончания -ого, -его надо произносить как ава, ива [краснАВА],[синИВА], [кАВО], [чИВО], а писать красного, синего, кого, чего.


11.  Окончания -ться, -тся (учиться, учится) произносятся как -цца [учиЦЦА], [смеяЦЦА], [встричаЦЦА].


12.  В словах иноязычного происхождения, прочно вошедших в русский язык, согласные перед [э] (е) смягчаются: бассейн, бактерия, бюллетень, брюнет, берет, винегрет, девиз, декорация, инцидент, картотека, категория, катер, кофе, музей, Одесса, президент, ремарка, режиссер, резус, тема, теория, термин, тенор, термометр, фанера, шинель, эффект и т. п.

13.  Однако в ряде случаев перед [э] (е) все же отмечается произношение твердых согласных. Эта норма относится прежде всего к зубным согласным [д], [т], [н], [с], [з]: ан[тэ]нна, а[тэ]лъе, биз[нэ]с, бифш[тэ]кс, [,дэ]колъ[тэ], [дэ][тэ]ктив, ин[тэ]рвъю, ин[тэ]ръер, каш[нэ], ко[тэ]дж, о[тэ]лъ, пас[тэ]льные краски, поло[нэ]з, син[тэ]тика, со[нэ]т, [тэ]мбр, [тэ]мп, [тэ]ннис, [тэ]рмос, [тэ]ст, тос[тэ]р, компъю[тэ]р, фо[нэ]тика, цита[дэ]лъ, ше[дэ]вр.

14. Двойные согласные как в исконно русских словах, так и словах иноязычного происхождения в большинстве случаев произносятся как одинарные (т. е. без протяженности их). Пишем: Россия, русский, одиннадцать, общественный, сделанный, аккорд, аннулировать, аккомпанемент, ассистент, аккуратно, баллон, суббота, грамм, грипп, класс, корреспондент,  теннис и т. д., а произносим эти слова без удвоения этих согласных, за исключением немногих слов, в которых и пишутся и произносятся удвоенные согласные (ванна, манна, гамм и др.).
 

В ряде иноязычных слов после согласных и и пишется е, хотя произносится э (диета, гигиена, атеист, ателье, кашне, кофе, пенсне, партер), исключения: сэр, мэр, пэр. После остальных гласных чаще пишется и произносится э (поэзия, поэт, силуэт, маэстро, но: проект, реестр).


В ряде иноязычных слов после согласных, которые произносятся мягко, пишется и произносится е (музей. техникум, академия, декан, декада, одеколон, фанера, темпы).

В русских словах после ж, ш, ц произносится э, а пишется всегда  е (железо, даже, шесть, тише, целый, на конце).


13.  Двойные согласные как в исконно русских словах, так и словах иноязычного происхождения в большинстве случаев произносятся как одинарные (т. е. без протяженности их).

Пишем: Россия, русский, одиннадцать, общественный, сделанный, аккорд, аннулировать, аккомпанемент, ассистент, аккуратно, баллон, суббота, грамм, грипп, класс, корреспондент,  теннис и т. д., а произносим эти слова без удвоения этих согласных, за исключением немногих слов, в которых и пишутся и произносятся удвоенные согласные (ванна, манна, гамм и др.).

 

Орфоэпический разбор слова

Орфоэпический разбор слова осуществляется по следующему плану:
1. Прочитать слово про себя. Подумать и решить, может ли слово звучать по-другому.
2. Посмотреть в орфоэпическом словаре, как правильно произносится слово.
3. Произнести слово правильно. ( Если проводится письменный разбор, то записать слово с пояснениями (пометами) произношения и ударения.)

Образец орфоэпического разбора.

Краси'вее - ударение только на втором слоге.
Коне'чно  [шн].
купе' [ пэ'] нескл., существительное.

 

Понятие об орфоэпии. Что изучает орфоэпия?

Поделиться статьёй:

В языковедении есть такие понятия, как литературный и разговорный языки. Язык, на котором общаются между собой и пишут интеллигентные люди с высоким уровнем образования, называется литературным. На нёманы художественные произведения, в газетах и ​​журналах, ведут передачи теле- и радиоведущие. Основу языка составляют орфоэпия и её нормы.Ведь орфоэпия переводится с греческого как «правильная (орфос) речь (эпос)». Постижение основ ораторского искусства также невозможно без знания литературных норм.

Что такое орфоэпия?

К сожалению, сегодня у людей отсутствует понятие об орфоэпии. Многие привыкли говорить на диалекте, который распространен в регионе их проживания, ставя ударение совсем не там, где нужно. По разговору можно легко определить положение человека в обществе. Тот, кто знаком с тем, что изучает орфоэпия, никогда не произнесёт [докУмент], вместо правильного [докумЕнт].Избавиться от говора - первая цель для того, кто хочет стать уважаемым деловым человеком.

Цели и задачи орфоэпии

Предмет и задачи орфоэпии - безукоризненное произношение звуков и обучение тому, как правильно ставить ударение. Известно немало случаев, когда гласные и согласные в разговорной речи меняются с глухих на звонкие, и наоборот. Например, произносят муз [э] й, а следует говорить муз [е] й, или компьютер с мягким [т] вместо твердого.

Немало случаев неверно поставленного ударения.Всё это искажает речь, делает её звучание некрасивым.

Наиболее характерно это для людей старшего поколения, которое росло и воспитывалось в период, когда интеллигентные, образованные люди отвергались обществом, а в моде был слегка исковерканный разговорный язык.

Правила произношения орфоэпии призваны исправить ситуацию и помочь всем современным людям (а не только литераторам и педагогам) говорить на красивом языке. И не допускать ошибок в произношении. Основная задача этой науки - обучить каждого человека не только проговаривать звуки, но и правильно ставить ударение в прилагательных, глаголах и других частях речи.

В современном мире, когда на рынке труда жестокая конкуренция, наиболее востребованы грамотные люди, с безупречной разговорной речью. Только человек, который правильно ставит ударение в словах и чётко произносит звуки, может стать успешным бизнесменом, политиком или сделать карьеру на любом другом поприще. Поэтому орфоэпия, как раздел языкознания, сегодня приобретает всё большее значение.

Правила и нормы орфоэпии

Ошибки в произношении особенно заметны в речах видных политических деятелей и некоторых других знаменитостей, когда они осознанно или по незнанию, произносят слова с неправильным ударением.А ведь ошибок можно легко избежать, если перед выступлением заглянуть в правила орфоэпии русского языка или обычный орфографический словарь.

Многогранность русского языка позволяет устанавливать орфоэпические нормы, допускаются различные варианты произношения согласных звуков перед буквой [е]. Но при этом один из считается предпочтительным, а другой помечается в словарях как допустимый.

Основные правила орфоэпии и орфоэпические нормы русского языка устанавливаются учеными-филологами, и прежде чем вынести одобренным или иному варианту произношения, они тщательно изучают его распространённость, связь с культурным наследием прошлых поколений и соответствие законам лингвистики.

Орфоэпия. Стили произношения

1. Литературный стиль. Им владеют обычные образованные люди, знакомые с правилами произношения.

2. Стиль книжный , для которого характерно чёткое произношение фраз и звуков. В последнее время используется только для выступлений в научных кругах.

3. Разговорно-просторечный. Такое произношение характерно для обычных людей в обычной неофициальной обстановке.

Нормы произношения разбиты на несколько разделов. Это сделано для более лёгкого овладения литературным языком.

Разделы орфоэпии:

  • произношение гласных звуков;
  • произношение согласных звуков;
  • произношение специфических грамматических словоформ;
  • произношение заимствованных слов.

Фонетика и орфоэпия

Лексика русского языка содержит огромное количество сведений об ударениях в словах и их произношении.Поэтому без специальных знаний трудно разобраться во всех фонетических закономерностях.

Нормы произношения зависят от работы в языке фонетических мировых. Фонетика и орфоэпия соединяются между собой.

Они изучают звучание речи. А различает их то, что фонетика может допускать несколько вариантов произношения звуков, а орфоэпия их русского языка определяет правильный вариант проговаривания согласно нормам.

Орфоэпия. Примеры

1. По фонетическим законам в заимствованных словах согласный звук перед буквой [е] может быть произнесён и мягко, и твердо. Орфоэпические нормы устанавливают, в каких словах надо использовать твёрдый согласный звук при произношении, а в каких - мягкий. Например, в словах [темп] или [декада], должно быть произнесено твердое [т] - т [э] мп, д [э] када. А в словах [музей], [темперамент], [декларация] согласный звук перед е - мягкий (муз [е] й, т [е] мперамент, д [е] кларация).

2. Согласно законам фонетики, сочетание [чн] в отдельных словах, может произноситься так, как написано, а может быть заменено на сочетание [шн] (коне [чн] о, коне [шн] о). А нормы орфоэпии требуют, чтобы произносили - [конешно].

3. Нормы орфоэпии произносит [звонИт], а не [звОнит], [кУхонный], а не [кухОнный], [алфавИт], а не [алфАвит].

Правильное, литературное произношение, знание норм и правил орфоэпии - это показатель культурного уровня человека.Знание норм орфоэпии и регулярная тренировка основ дикции помогут вам в личной жизни и в работе.

Поделиться статьёй:

Орфоэпия - что это такое? Определение, значение, перевод

Орфоэпия (ударение на «э») это раздел лингвистики, изучающий правильное произношение. И в самом деле, в переводе с греческого языка «орфос» означает «правильный», а «эпос» - повествование.

Орфоэпия занимается такими вопросами, как правильные ударения, правильное произношение гласных и согласных и прочей чушью.Если вы, к примеру, говорите Не магазИн а магАзин, то в любом орфоэпическом способе вам объяснят, как жестоко вы ошибаетесь. А если у вас в районе не звонЯт а звОнят, то вам уже не поможет орфоэпический словарь.

Поразительный факт: на русском языке орфоэпия весьма монолитна, поэтому люди из Владивостока и Калининграда произносят слова практически одинаково, чего не скажешь, например, о жителях Великобритании, у которых в каждом свой акцент.



Выхождение, откуда произошло слово Орфоэпия , его объяснение простыми словами, перевод, происхождение и смысл.
Пожалуйста, поделитесь ссылкой «Что такое Орфоэпия?» с друзьями:

И не забудьте подписаться на самый интересный паблик ВКонтакте!



Орфоэпия (ударение на «э») это раздел лингвистики, изучающий правильное произношение. И в самом деле, в переводе с греческого языка «орфос» означает «правильный», а «эпос» - повествование.

Орфоэпия занимается такими вопросами, как правильные ударения, правильное произношение гласных и согласных и прочей чушью.Если вы, к примеру, говорите Не магазИн а магАзин, то в любом орфоэпическом способе вам объяснят, как жестоко вы ошибаетесь. А если у вас в районе не звонЯт а звОнят, то вам уже не поможет орфоэпический словарь.

Поразительный факт: на русском языке орфоэпия весьма монолитна, поэтому люди из Владивостока и Калининграда произносят слова практически одинаково, чего не скажешь, например, о жителях Великобритании, у которых в каждом свой акцент.

Орфоэпические нормы

Орфоэпические нормы охватывают устную речь, устанавливают литературное произношение, и тем самым способствуют более быстрому и легкому взаимопониманию говорящих.Напротив, нарушение речи произносительных норм отвлекает от ее содержания и в результате мешает языковому общению.

Следует запомнить слова, вызывающие в речевой практике затруднения:

Произносите с [ о ]

Бл е клый , дар е нный , ж е лчь , зат е кший , на е мник , никч е мный , новорожденный е нный , одноим е нный , остри е , св е кла , плат е жеспособный , прин е сший , перевед е нный , из е лка .

Наряду с этим имеются многочисленные факты сохранения [э].

Произносите с [ э ]

Атл е т , аф е ра , бл е ф , быти е , забр е дший , л е ска , наперч е нный , одновр. е менный , одноплем е нный , на е ка , ос е длый , отцв е последний , пре е мник , разноврем е нный , скл е п , соврем е нный , хреб е т , шл е м .

Следующий орфоэпический аспект связан с произношением согласных. В этой связи основными имеющимися нормами:

- употребления [чн-шн] и [чт-шт];

- употребления мягких / твердых согласных перед [э] (орфографической е).

В современной устной литературной речи сочетание [чн] вытеснило сочетание [шн]. Поэтому нормативный произносительный вариант совпадает с орфографическим.

Произносите как [ чн ]

Алчный, башмачный , беспечный , беспроволочный , будничный , булавочный , бутылочный , войлочный , галстучный , закадычный , закусочный , игрушечный , игрушечный , , молочный , молочник , мучной , посадочный , табачный , фабричный .

Однако в некоторых словах на месте орфографического сочетания чн сохранилась старая норма произношения - [шн]

Произносите как [ чн ]

Девичник , конечно , нарочно , очечник , скворечник , скучно , прачечная , пустячный .

Кроме того, сочетание чн рекомендуется произносить как [шн] в женских отчествах на - ична .

Произносите как [ шн ]

Ильинична , Кузьминична , Никитична , Фоминична .

Слова булочная , копеечный , порядочный произносится вариативно : було [ чн ] ая и бул [ ош ] ная, копе [ чн ] ый и копе [ шн ] ая, порядо [ чн ] ый и поряд [ ош ] ный.

Сочетание в соответствии с современными нормами произносится как [ шт ] в слове что и его производных: ничто , чтобы , кое-что , что-то , что-нибудь ; что-ли , что-либо , потому что .

Исключением является слово нечто [ чт ].

Во всех остальных случаях орфографическое чт совпадает с произношением: мачта , мечта , ничтожный , почта , почти .

Следующим правилом употребления звуковых сигналов связано с тенденцией произношения перед [э] , обозначающимся на письме буквой е , от твердого согласного к мягкому .Речь идет о заимствованных словах, большая часть которой под запрос исконно русских слов произносится со смягченным.

Произносите мягко

Ака [ д э ] мия , ба [ рʼэ ] льеф , брюк [ нэ ] т , [ дэ ] градация , [ дэ ] дукция , [ дэ ] када , [ дэ ] кан , [ дэ ] канат , [ дэ ] кламировать , [ дэ ] кларировать , [ до ] корация , [ до ] мобилизация , [ до ] мон , [ до ] на [ до ] с , [ до ] спотия , [ дэ ] фект , [ дэ ] фис , конг [ рэ ] сс , к [ рэ ] м , конк [ до ] до , до [ до ], [ до э ] ди , му [ до ] й , О [ до ] сса , па [ тʼэ ] нт , пио [ н17э ] р , п [ рэ ] рэ , [ рэ ] йтинг , [ рэ ] йс , [ рэ ] квием , [ рэ ] льс , [ рэфʼэ ] ри , [ сʼэ ] ссия , [ тʼэ ] ма , [ тэ ] нор , [ тʼэ ] рмин , [ тʼэ ] ррритория , [ тʼэ ] ррорист , ши [ нʼэ ] ль , юриспру [ дээ ] нция , эф [ фʼэ ] кт .

Другая группа иноязычной лексики нередко поддерживает твердое произношение перед [э] , на языке которого она заимствована.

А [ дэ ] кватный , ан [ тэ ] нна , анти [ тэ ] по , и [ тэ ] из , биз [ нэ ] с , бифш [ тэ ] кс , бу [ тэ ] рброд , ге [ нэ ] зис , [ дэтэ ] ктив , [ дэ ] нди , [ дэ ] факто , [ дэ ] филе , [ дэ ] юре , диспан [ сэ ] р , от [ тэ ] грал , от [ тэ ] нсивно , ин [ тэ ] рвью , ка [ пэ ] лла , каба [ рэ ], кара [ тэ ], каш [ нэ ], ко [ дэ ] кс , компью [ тэ ] р , кри [ тэ ] рий , ло [ тэ ] рея , майо [ нэ ] з , о [ тэ ] ль , пар [ тэ ] р , сви [ тэ ] р , [ тэ ] рвис , [ тэ ] тэ , [ тэ ] мбр , [ тэ ] н [ дэ ] нция , [ тэ ] рмос , [ тэ ] ст , фо [ нэ ] ма , ша [ тэ ] н , шос [ сэ ], экс [ тэ ] тэ , тэ [ тэ ] т .

Не смягчается согласный перед [ э ] и в иностранных собственных именах: [ Дэ ] карт , С [ тэ ] ндаль , Шо [ пэ ] н , « Юмани [ тэ ]», Воль [ тэ ] р .

Третья группа допускает два варианта произношения:

бассейн - ба [с ʼ э] йн и ба [сэ] йн, гангстер - гангс [т ʼ е] р и гангс [тэ] р, дезодорант - [д ʼэ ] архитекторант и [дэ] архитектор, консенсус - кон [с ʼэ ] cус и кон [cэ] нсус, нейлон - [нʼэ] йлон и [нэ] йлон, темп - [т ʼэ ] мп и [тэ] мп.

Одна из причин такого явления заключается в том, что прежде всего в степени «русифицированности» заимствованных слов: чем больше слово осваивается русским языком, тем вероятнее вариант смягчения согласных перед [э].

Следует обратить внимание на произношение ряда слов, звуковой состав которых нередко искажается.

Правильно

Неправильно

Антрепренер

Антерпренер

Броня

Бронь

Будущий

Будующий

Бюллетень

Биллютень

Виолончель

Вилоончель

Грейпфрут

Грейфрукт

Дерматин

Дермантин

Дикобраз

Дикообраз

Дуршлаг

Друшлаг

Жаждущий

Жаждующий

Индивидуум

Индивидум

Интриган

Интригант

Инцидент

Инциндент

Компетентный

Компентентный

Конкурентоспособность

Конкурентноспособность

Констатировать

Константировать

Ландшафт

Ланшафт

Мундштук

Мунштук

Нюанс

Ньюанс

Перспектива

Переспектива

Почерк

Подчерк

Прецедент

Прецендент

Пуловер

Полувер

Скрупулезный

Скурпулезный

Флюорография

Флюрография

Литература:

Р.К. Боженкова, Н.А. Боженкова. / Русский язык и культура речи. М., 2004. С. 230-234.

Урок 44. слог. ударение. орфоэпия - Русский язык - 5 класс

Русский язык

5 класс

Урок № 44

Слог. Ударение. Орфоэпия.

Перечень вопросов, рассматриваемых по теме:

  1. Представление о слоге как единице фонетике.
  2. Особенности и роль на русском языке.
  3. Представление об орфоэпии в разделе лингвистики.

Тезаурус

Орфоэпия - (от греч. Orthos - прямой, правильный + эпос - речь) - раздел языкознания, занимающийся изучением нормативного литературного произношения; совокупность правил, устанавливаетющих единообразное произношение, соответствующее принятым на данном языке произносительным нормам.

Слог - или сочетание звуков в слове, которые в процессе говорения произносятся одним толчком воздуха; наименьшая единица произнесения слова.

Ударение - это выделение одного из слогов с большей силой при произнесении.

Список литературы

Обязательная литература:

Ладыженская Т. А., Русский язык. 5 класс. В 2-х частях. Ч.1 .// Ладыженская Т. А., Баранов М. Т., Тростенцова Л. А. и др. - М .: Просвещение, 2016. - с. 14; 143.

Дополнительная литература:

1. Панов М. В., Русский язык. 5 класс .// Панов М. В., Кузьмина С.М., Ильинская И. С., Ильина Н. Е., Рочко Т. А. - М .: «Русское слово», 2008. - с. 113-114.

2. Бунеев Р.Н., Русский язык. 5 класс. // Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В., Комиссарова Л.Ю., Текучёва И. В. - М .: БАЛАСС, 2015. - с. 23, 41.

3. Розенталь Д.Э. Русский язык на отлично. Правила и упражнения .// Розенталь Д.Э. - М.: ОНИКС. Мир и Образование, 2009. - с. 8-11.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Наша речь членится на слова, слова на слоги.Слог - это фонетическая единица языка. Слог - это один или несколько звуков в слове, которые в процессе говорения произносятся одним толчком воздуха. Слог - наименьшая единица произнесения слова.

Слоги, состоящие из двух и более звуков, могут оканчиваться либо на гласный (это открытые слоги , например: не-бо, тра-ва ), либо на согласный (это закрытые слоги карка , например: -та, кос-тюм, чёр-ный ).

Если в слове два слога или больше, то на один из них падает удар. Ударение - это выделение одного из слогов с большей силой при произнесении слова. Ударение всегда падает на гласный звук в слове, например, травá, озеро, небесный .

Ударение функции смыслоразличную функцию. Например, зáмок (строение) - замóк (приспособление для запирания двери). Слова, которые одинаково пишутся, но по-разному звучат, называются омóграфами . Например: áтлас - атлáс, гвóздики - гвоздуки .

В русском языке ударение разноместное, так как может быть на любом слоге, например на первом: бéгать, вéчером ; на втором: бежáть, ребёнок ; на третьем: прибежать ; на четвёртом: аккордеóн ; на пятом слоге: наперегонкú .Ударение на русском языке может быть на любом морфеме, например, на приставке: úзморозь, нáдпись , на корне: мúрный, молочный , на суффиксе: дубóвый, рожок, в окончании: горячá, несла . Русское ударение при склонении или спряжении может сохраняться на той же морфеме, что и в другой форме: сúний - сúнего (корень) , курúный - куренный (суффикс), может перемещаться на: рекá - рéки, игры - úгры (окончание - корень).При словообразовании ударение также может сохраняться на морфеме, например: дóм - дóмик (корень), может переходить на другой, например: лéс - леснóй (корень - окончание). Общего правила сохранения и перемещения на русском языке нет. В случае затруднениямы обращаемся к орфоэпическому словарю.

Литературный язык имеет нормы (правила) произношения. Нормами произношения и ударения занимается наука орфоэпия. Она изучает и приведены все расхождения в написании и произношении слов, особенности звучания сочетаний звуков, правильную постановку ударений на русском языке.

Запомните несколько орфоэпических норм (правил) русского языка.

В первом предударном слоге а и о после твёрдого согласного произносятся как [а]: в [а] да, к [а] са, с [а] ма.

В первом предударном слоге после мягкого согласного а, е, и произносятся как [и]: т [и] нуть, б [и] да, п [и] сать.

В конце слов и в их середине перед глухими согласными звонкие согласные оглушаются: ястре [п], разбе [к], тра [ф] ка.

На месте глухих согласных перед звонкими, кроме [в], произносятся звонкие: [з] бежать, о [д] бросить.

Чтобы лучше знать нормы произношения, нужно пользоваться орфоэпическим словарём.

Теоретический материал для углубленного изучения

Правила переноса слов

1. Если слово состоит из нескольких морфем, помимо корня, такие слова нужно переносить, не разбивая части слова. Про-беж-ка, смеш-ливый. Исключение составляют слова, у которых корень начинается с буквы ы. Ро-зыгрыш (нельзя роз-ыгрыш).

2. Если в слове есть корень и окончание, его нужно переносить по слогам.Бе-рё-за.

3. Буквы ь, ъ, й не переносятся на следующую строку. Буль-он, отъ-езд, май-ка.

4. Нельзя оставлять на строку или переносить одну букву. Актив-но, ар-мия (нельзя а-ктивно, а-рмия).

5. При стечении согласных может быть несколько вариантов переноса. Се-стра, сес-тра, сест-ра.

6. Две одинаковые буквы разбиваются переносом. Мас-са, ван-ная. Исключение составляют начальные двойные согласные корня. Ссо-ра, по-ссорились (нельзя с-сора, пос-сорились).

Примеры заданий из Тренировочного модуля

  1. Единичный выбор

Выбери правильную транскрипцию слова КРУЖКА

а) [кружка] б) [крушка]

Разбор орфо задания:

конце слов и в их середине перед глухими согласными звонкие согласные оглушаются. [ж] - звонкий согласный, [к] - глухой, следовательно, происходит оглушение [ж] и должен быть [ш]. Ответ: б.

  1. Выбор элемента из выпадающего списка.

Выбери правильное утверждение.

На языке ударение

а) всегда падает на последний слог;

б) чаще всего падает на предпоследний слог;

в) обычно падает на первый слог;

г) может падать на любой слог.

Разбор задания: вспоминаем, что во французском языке ударение падает на последний слог, в английском - обычно на первый, а в польском - чаще всего на предпоследний.В языке ударение разномéстное, поэтому оно может падать на любой слог. Ответ: г.

Орфоэпия - Wikiwand

Орфоэ́пия (от др.-греч. Ὀρθός «правильный» и ἔπος «речь») - совокупность правил устной речи, закреплённых в литературном языке. Разные авторы трактуют понятие орфоэпии слегка по-разному, «широкий» подход включает нормы произношения и ударения, «узкий» подход исключает ударение из правил орфоэпии [1] .

Орфоэпические нормы весьма важны в речевой деятельности, поскольку неверное произношение или ударение отвлекают внимание от смысла высказывания, затрудняют понимание, часто просто производят неприятное впечатление на слушающего.

История унификации произношения, диалекты

При разговоре латинского языка в новых провинциях Римской империи и при росте между письменным литературным языком и разговорным произношением появились орфоэпические справочники с перечнем случаев диалектального произношения, расходования с орфоэпической нормой [2] .

Века феодализма с его раздробленностью и отсутствием унифицированных литературных языков не знали орфоэпии. Начало орфоэпической унификации можно разглядеть лишь в попытках изгнать из рыцарской поэзии излишне «выпуклые» диалектизмы и создания незначительного, но этого же нормированного и при диалектально окрашенного языка поэзии [3] .

Однако, в эпоху формирования единых национальных национальных языков проблема орфоэпии стала насущной.Борьба за орфоэпическое единство языка была направлена ​​как против местных говоров, так и против узко групповых форм речи. Так например, французские грамматики XVI – XVII веков выступали как против местных диалектизмов, так и против попыток придворной знати создать особое, «свое» произношение [4] .

Позже, к XVIII — XIX веку, установившиеся к тому времени нормы произношения обычно сохраняются, подвергаясь незначительным изменениям в сторону большего сближения с устной речью горожан и устранения некоторых архаизмов, культивировавшихся дворянской верхушкой.Например, в период Великой французской революции получает орфоэпическое закрепление во французском литературном языке произношение дифтонга «oi», как «wa» (вместо «ое́») [4] .

В истории русского литературного языка орфоэпическая норма к началу XX века в основном одержала верх над местными произношениями. Так, исчезло диалектальное произношение на о: «м [о] л [о] дой», «х [о] р [о] шо» вместо литературного «м [ъ] л [ʌ] дой», «х [ъ] р [ʌ] шо »и т. п. Тем не менее, некоторые диалектизмы устойчивы, например, твердое произношение звука «ч» на западе и на востоке, произношение «по́ля», «мо́ря» вместо «поле», «море» - в центре и т.п. Но особенно много случаев, когда нельзя уверенно утверждать, какой из вариантов для литературного языка «правилен». На настоящий момент русская орфоэпия ещё не вполне установилась и продолжает развиваться.

В начале XX века русским произношением считалось произношение московское, сберегаемое в старинных московских семьях. Однако уже к этому времени стало ясно, что это произношение во многом отстаёт от жизни, и в дальнейшем при диффузии и перемещении этносов в Москву оно стало архаикой и для нее.Поэтому каждый день новые, исчезают и меняются старые нормы в орфоэпии. Влияние на этот процесс оказывает сама жизнь, живой язык и меняющаяся культура. В современной русской орфоэпии различают «старшую» и «младшую» нормы в произношении отдельных звуков, звукосочетаний, слов и их форм [5] . «Старшая» сохранила особенности старомосковского произношения [5] . «Младшая» отражает особенности современного литературного произношения [5] .

Орфоэпические нормы в аспекте культуры речи Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 811.161,1 * 355

ОРФОЭПИЧЕСКИЕ НОРМЫ В АСПЕКТЕ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ

О.Т. Косаренко, С.В. Косаренко

В статье рассматриваются основные причины нарушения орфоэпических норм современного русского литературного языка в устной речи; вопросы нормативной версии слова в русском языке, которые рассматриваются в собственно лингвистическом аспекте, взаимодействие орфоэпии с орфографическими нормами.

Ключевые слова: культура речи, орфоэпия, норма, вариант нормы, литературный язык, ортологический словарь.

Введение. Актуальность проблемности вариант языковой нормы для современной русистики определяется не только причинами собственно лингвистического характера, но и трудностями в практике обучения ударению и произношению в вузе. В поиске простых методов решения задач, связанных с орфоэпией, преподавателю следует игнорировать сложную языковую действительность: английский язык на рубеже веков переживает этап ускоренной, сопровождаемой расширением лексического состава языка, адаптацией иноязычных заимствований, появлением неологизмов в результате языковой игры, актуализацией или дезактуализацией лексем и т.д. Как следствие, увеличение вариативности Это нередко приводит к тому, что в сознании молодого поколения носителей русского языка закреплено неверное представление о норме, тех или других вариантах слова, их нормативно-стилистических характеристик, что никак не способствует повышению речевой культуры.

Понятие нормы. В российской лингвистической литературе рассматривается совокупность стабильных и унифицированных реализаций системы; норма дает возможность выбора из ряда вариантов наиболее уместного из них в ситуации общения.На ХХ в течение. в связи с национально -культурными и идеологическими изменениями менялось и понимание нормы: от нормы как «запрета» (в 30-60-е годы) до «выбора» (в 80-90-е годы). В от зарубежного языкознания полное отрицание нормы как «некорректного» термина и отличие феномена, препятствующего языковому развитию, в отечественной русистике не приемлемо [1].

С одной стороны, грубое обязательное начало.Под традицией (от лат. «Передача», «повествование») мы понимаем, вслед за В. И. Далем, «все, что устно перешло от одного поколения на другое» [2], то есть вне нормализаторской деятельности государственной власти, без навязывания сверху. Но насколько предпочтение традиции, предъявляющим свои требования жизнь «по обычаю», с постоянной

оглядкой на идеал, является свободным, естественным образом потребления потребления языкового коллектива? Только если речь идет о подражании образцам, признанным наиболее авторитетными мастерами слова.В истории русской культуры нередки случаи, когда философско-филологическая традиция была настолько сильна, что подчиняла себе и культуру верхов [3]

С другой стороны, согласно Словарю В. И. Даля, представляет собой не столько образец или пример, сколько общее [обязательное для всех] правило [4]. При этом попытки повлиять на языковую извне извне не способны процесс развития языка, например, в XVII в. попытки архаизировать язык в связи с началом демократического общества [5].Итак, нормирование, целенаправленное формирование культуры речи -часть языковой политики государства, требуемого от языкового коллектива осознанного выбора единственного языкового средства или предпочтительного в официальной ситуации варианта. Реализуя функциональный подход к литературному языку в его употреблении и характеризуя норму как живой, развивающийся процесс, орфоэпические ортологические словари с неизбежностью необходим как императивные (безвариантные), так и диспозитивные (имеющие варианты) языковые нормы.Вступивший в силу 1 сентября 2009 года Служба образования и науки Российской Федерации «Об утверждении списка грамматик, справочников, введении норм русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации» [6] что перечисленные в Приказе словари, вопреки ожиданиям, не имеют нормативно-стилистической информации о языковых знаках, что затрудняет выбор обязательного использования в официальных сферах общения вариантов, а проблема выбора снимается представлением многих вариантов равноправных.Например, в «Словаре ударений русского языка» Л. И. Резниченко без каких-либо стилистических комментариев даны как равноправные варианты-

ты: августовский и августовский, апартаменты и апартаменты, магистерский и магистерский, металлургия и металлургия, мышление и мышление

[7].

Вариантность нормы. Для того чтобы произносительные и акцентологические закономерности перенести из области научных исследований в практику обучения, необходимо, чтобы описание системы русского ударения и произношения было адекватно конкретным задачам преподавания.Между тем подготовка к выпускному экзамену ЕГЭ требует лишь запоминания одного правильного ответа, таким образом, из школьного образования практически исключается сама идея языковой вариативности. Напротив, в вузовском курсе русского языка и культуры целесообразно представить кодифицированный литературный язык, воссоздав сложную вариативность его орфоэпических норм. Студентов и курсантов необходимо познакомить с явлением языкового пуризма. В противопоставление пуристическим (иногда субъективным) рекомендациям следует отметить факт, что орфоэпические нормы, являясь отражением объективных процессов, складываются стихийно.Нерекомендуемый авторамиологических словарный разговорный или просторечный вариант («ошибка») может свидетельствовать о нарождающейся норме и со временем оцениваться как «младшая» норма, например обеспечение и допустимо обеспечение [8]. Введение в словарь таких помет, как «разговорное» или «допустимо», указывает на активность демократического процесса языка и воздействия стихии разговорной речи на устную форму реализации литературного языка, являющуюся по своей природе книжным языком. Кодификация вариантов типа включит, [п, э] йный, ску [ш] но, овен, пиала как единственно правильные в нейтральном стиле произношения противоречит фактам узуса и естественной непрерывности изменений языка, справедливо считает Р.В. Попов [9].

Плохи инновации, которые не соответствуют тенденциям его развития или иначе подтачивают корни русского языка, имеющего свои типологические особенности. Именно с помощью литературного языка мы овладеваем русским типом языкового мышления. Как известно, соответствие того или иного варианта норме определяется по двум основным критериям: речевые явления 1) должны быть разрешены системой языка и внутренним законам развития языка; 2) должны показывать свою устойчивость.При соблюдении этих условий новые явления могут быть возведены в ранг нормы. Так, иканье (неразличение в 1-м предударном слоге звуков, соответствующим ударным [и], [е], [о], [а]) изначально было признаком которых среднерусских говоров, для характерно которых аканье. Затем иканье стало элементом московского просторечия, а в начале XX в. стало постепенно проникать в разговорную литературную речь. На литературном языке новейшего

периода иканье вытеснило вариант старой нормы -еканье (или эканье), которое допустимо для театральной и ораторской речи.Как устойчивое фонетическое произведение произношения [иэ] узаконено в качестве единственной нормы в 1 -м предударном слоге после мягких согласных. Можно говорить: Евразия Циэ], объ [иэ] вление, огн [иэ] борец, фенол [ф'иэ]. На месте буквы е после [ц] и шипящих позиций произносятся соответственно [ые]: ц [ыэ] на, лош [ыэ] дей, ж [ыэ] на.

Старые варианты могут оставаться в пределах нормы. Так, старомосковские варианты произношения до [ш: '], мн.ерь, по [ст '] ель, хотя допустимо и устаревшее [д'в'], [з'в '], [с'т'] и т. п.

Причины орфоэпических ошибок. Современные нормы русского литературного произношения и особенно ударения нередко нарушаются. Одни отступления отражают или нарушенное развитие языка (их невозможно запретить), или нарушение кодифицированных норм. Чтобы устранить ошибки, недостаточно знать только сами нормы. Очень важно глубоко разбираться в причинах, порождающих орфоэпические ошибки.

1. Главная причина нарушения норм звучащей речи определяется данными письменной речи. Возросший культурный уровень миллионов людей, их усилия, затраченные на усвоение нормальной письменной речи, разумеется, воздействуют и на речь устную. Этим, в частности, объясняется распространение так называемого «побуквенного» произношения, особенно при чтении написанного вслух. Например, люди недостаточно освоившие орфоэпические нормы, под разрешающие требования произношение бу [хг] алтер вместо бу [Н] алтер, бо [г] вместо бо [х], [чн] вместо [шн] в словах ску [чн] о , ску [чн] ый.ма [сш] таб вместо [мкштап], лу [чш] ий вместо [утш] и т.п.

Для людей, не вполне владеющих нормами литературного произношения и ударения, характерно также стяженное произношение русских имен и отчеств, например: [ван-ваныч], [сан-саныч. Оба варианта произношения не характерны для нейтрального, то есть основного, стиля произношения, и их нужно избегать в повседневном общении. Произносить имена и отчества отчетливо, без стяжения, близко к написанию допустимо только при чтении официальной информации.

Тенденция к сближению правописания и произ не может быть остановлена ​​и нуждается в регулировании. А. А. Кретов аргументированно считает, что материальная сторона знака (речь идет об орфографии) должна более чутко реагировать на изменения идеальной стороны знака, в

том числе фиксировать гетерофоны ([гълЛвы] - [голъвы]). В целом такой подход, лучше выражающий свойство современного русского литературного языка - способность «не экономить на материале», устранит омонимию, весьма распространенную на языке (30%) [11].

Однако узаконить средства для каждого русского слова его произносительные особенности, например постоянное место ударения, вероятно, нет возможности. Существующие трудности при усвоении акцентологических норм компенсируются, по мысли К. С. Горбачевича, используйте различать с помощью места ударения смысл слов и особенно их грамматических значений: ирис - ирис, запыхался - запыхался; погруженный на платформу - погружённый в воду.Ударения достаточно для преодоления омонимии словоформ и марки закрепления функционально-стилистической способности акцентных вариантов.

2. Не менее важная причина отступлений от норм - это влияние на литературное воспроизведение других форм национального языка: просторечия, жаргонов и родного диалекта.

Если говорить конкретно о принципе выбора произносительных вариантов для нормы, то следует иметь в виду: отвернуться особенности просторечия типа ля [ш] вместо [к], упл [о] тишь вместо упл [а] тишь; речевые жаргонизмы типа искра, [ко] стюм, му [зэ] й; местные диалектные особенности типа [на] саться вместо носиться, несё [т '].

Процессы взаимодействия литературного языка с диалектами, наблюдаемые в последние десятилетия, возникают к возникновению переходного типа речи - «полудиалекта». Устранить диалектные произносительные черты крайне трудно. Так, большой устойчивостью отличается звуковая особенность южнорусских диалектов, влияющих на речь обучающихся воронежских вузах, - произношение фрикативного звука [И] в начале и середине слова и [х] в абсолютном конце слова на месте буквы г: до [Н] оворы, сне [х], помо [х]; яканье (в первом предударном слоге звучит [а] на месте букв е, я): [т'а] ну, [.л'а] гушка; произношение [т '] в окончаниях глаголов 3-го лица: несё [т'], берё [т '], поддерживает [т'], везу [т ']. Подобные черты сохраняются в речи людей, живущих в районных центрах, находящихся в диалектном окружении. Таким образом, говорить о победе литературного языка над просторечием и диалектами было бы преждевременно.

3. Процесс заимствования языковых ошибок не снижается.

Действие аналогий, зависимость от частотности слова, давности заимствования, наличие примет иноязычности и других факторов часто требует обращения к словарю. Приведем слова-термины: альдегиды [дыэ], детектор [дыэ],

[тэ], интеграл [тыэ], интерференция [тэ], конденсатор [дыэ], поликонденсация [дыэ], реле [рыэлэ], синтетические [тыэ] (средства). Следует помнить, что и многие словари, в силу неустойчивости произношения, часто дают неодинаковые рекомендации.Одно и то же слово может звучать с мягким или твердым согласным перед [э]: энергия и энергия [н'э] и [нэ], ферромагнетик [фэ] и [ф'э]. В большинстве же слов иноязычного происхождения согласный перед е произносится мягко в соответствии с общей тенденцией: адаптация новообразований также подчиняется фонетическим законам и действию аналогии. Например: ампер [п'э], бассейн [с'э] (водный), дисперсия [п'е], крекинг [р'э], пресс [р'э], прогресс [р'э], термохимический [т 'э], эффект [эф'э]. Во всех сомнительных случаях надо обращаться к словарю, учитывая, что каждое следующее поколение склонно уменьшать количество «иноязычных» произношений, а выходцы из украинской среды - увеличить его [12].

За произнесение безударных [о], [э] и твёрдых перед [э] связано с официальным стилем, обычное произношение безударных [о], [э] и мягких перед [э] - с разговорным или нейтральным стилем. В некоторых слов, даже достаточно освоенных русским языком, согласные перед е произносятся твердо: антропогенез [нэ], генетика [нэ], инерция [нэ], конвертер [тэ], лазер [зэ], темп [тэ], теннис [тэ] .

Пути преодоления типичных орфоэпических ошибок.Чем же должен руководствоваться преподаватель для произносительной культуры обучающихся? Обычно обычно орфоэпия в вузе не изучается как самостоятельный раздел, то представляется важным в методическом отношении рассматривать орфоэпические вопросы при изучении всех разделов курса русского языка. Так, в Примерной основной образовательной программе высшего образования (специальность 20.05.01 Пожарная безопасность) 2014 г. Необходима необходимость «особой способности знать нормы современного русского литературного языка, специфику их использования в устной и письменной речи», но орфоэпические нормы, в отличие от орфографических и пунктуационных норм, специально не упоминаются.По логике авторов-составителей программы, вероятно, занятия по орфоэпии должны вестись порциями, рассредото-ченно. Следовательно, исходя из конкретных условий аудитории, местных произносительных условий, преподаватель может сузить, так и круг орфоэпических тем, позвоних изучению и усвоению. При этом обучение целесообразно осуществлять на основе словарей-минимумов. Следует обучать рациональному пользованию орфоэпическим словарями с целью оперативного извлечения из них орфоэпической информации и правильной интерпретации произносительных помет.

Положительные результаты в обучении орфоэпических норм во многом зависят от умножения аргумента оценки речи других носителей языка при соблюдении этики общения, оценивать доказательно, указанные на соответствующие орфоэпические правила.

Выводы. Ясно одно: результаты в обучении нормам ударения и произношения на конкретном лексическом материале, в том числе и по специальности, во многом тем, регулярно в какой ведется эта работа, какие орфоэпические упражнения проводит преподаватель.Можно главным направлением педагогических усилий: это понимание роли орфоэпии в стилистической дифференциации языковых средств. Нормы требуют различения стилей произношения, хотя их противопоставление в фонетике менее определенно, чем на других уровнях

языка. Формы разговорного стиля не следует смешивать с просторечными и другими нелитературными формами: смешение стилей относится к грубым ошибкам. Орфоэпические нормы представляют собой социальный фактор единообразного выбора и порядка фонетических языковых единиц.В том числе стилистических средств фонетики.

Успехи отечественной лингвистики в области теории рассматриваемого, лексикографии и методики преподавания орфоэпии в вузе дают достаточные основания утверждать, что для успешной работы по активному усвоению обучающих норм основного внимания необходимо уделить дискурсивным стилистическим характеристикам лексики, ее фактическим и акцентологическим экзаменам.

Библиографический список

1. Загоровская О. В. Вариативность нормы в русском языке начала XXI века и задачи создания современного учебного нормативно-стилистического словаря / О. В. Загоровская. - Известия ВГПУ: Гуманитарные науки. -2015. - №1 (266). - С. 184-190.

2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т./ В. И. Даль. - Т. 4. - М .: Дрофа, 2011.

.

3. Панченко А М. Русская история и культура; работы разных лет / А. М. Панченко. - СПб .: Юна, 1999. -520 с.

4. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / В. И. Даль. - Т. 2. - М .: Дрофа, 2011.

.

5. Матхаузерова С. Древнерусские теории искусства слова / С.Матхаузерова. - Прага: ЦМ'УЕК21ТА КЛКЬОУЛ, 1976. - 142 с.

6. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 8 июня 2009 г. N 195 «Об утверждении списка грамматик, словарей и справочников, используются нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации». Режим доступа: http://www.rg.ru/2009/08/21/russkiy-slovari-dok.html

7.Резниченко И. Л. Словарь ударений русского языка / И. Л. Резниченко. - М. : Астрель: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2008. - 944 с.

8. Русский орфографический словарь: около 200000 слов / под ред. В. В. Лопатина, О. Е. Ивановой. -изд. 4-е, испр. и доп. - М .: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2013. -896 с.

9. Попов Р.В. Культура звучащей речи. Орфоэпические нормы. Методическое руководство к курсу / Р.В. Попов.- Архангельск: Поморский университет, 2006. - 68 с.

10. Иванова Т. Ф. Новый орфоэпический словарь русского языка. Произношение. Ударение. Грамматические формы / Т. Ф. Иванова. - 2-е изд., Стереотип. - М .: Рус. яз.-Медиа, 2005. - 893 с.

11. Кретов А. А. Русская орфография и вызовы компьютерной эры / А. А. Кретов. - Известия ВГПУ: Гу-

Список литературы

1.Загоровская О. В. Вариативность норм в русском языке начала XXI века и задачи создания современного учебного нормативно-стилистического слова / О. В. Загоровская. - Известия ВГПУ: Гуманитарные науки. - 2015. - №1 (266). - С. 184-190

2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / В. И. Даль. - Т. 4. - М .: Дрофа, 2011.

.

3. Панченко А. М. Русская история и культура; Работы разных лет / А.М. Панченко. - СПб .: Джуна, 1999. -520 с.

4. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / В. И. Даль. - Т. 2. - М .: Дрофа, 2011.

.

5. Матхаузерова С. Древнерусские теории искусства слова / С. Матхаузерова. - Прага: УНИВЕРЗИТА КАРЛОВА, 1976. - 142 с.

6. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 8 июня 2009 г.N 195 «Об утверждении списка грамматик, слов и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации». Режим доступа: http://www.rg.ru/2009/08/21/russkiy-slovari-dok.html

7. Резниченко, И. Л. Словарь ударений русского языка / И. Л. Резниченко. - М.: Астрель: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2008. - 944 с.

8.Русский орфографический словарь: около 200000 слов / под ред. В. В. Лопатина, О. Е. Ивановой. - изд. 4-е, испр. я доп. - М .: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2013. - 896 с.

9. Попов Р. В. Культура звучащей речи. Орфоепические нормы. Методическое руководство к курсу / Р. В. Попов. - Архангельск: Поморский университет, 2006. -68 с.

10. Иванова Т. Ф. Новый орфоепический словарь русского языка.Произношение. Ударение. Грамматические формы / Т. Ф. Иванова. - 2-е изд., Стереотип. - М .: Рус. яз.-медиа, 2005. - 893 с.

11. Кретов А. А. Русская орфография и вызовы компьютерной бумаги / А. А. Кретов. - Известия ВГПУ: Гуманитарные науки. - 2015. - №1 (266). - С. 173-179.

манитарные науки. - 2015. - №1 (266). - С. 173-179.

12.Овсянников М. С. Русское письмо. Фонетика и фонология: энциклопедический словарь-справочник / М. С. Овсянников. - Воронеж: Воронежский госпедунивер-ситет, 2011. - 257 с.

12. Овсянников М. С. Русское письмо. Фонетика и фонология: энциклопедический словарь-справочник / М. С. Овсянников. - Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2011. - 257 с.

ПРАВИЛА ОРТОЕПИИ В АСПЕКТЕ РЕЧЕВОЙ КУЛЬТУРЫ

Косаренко О.Т.,

к.ф.н., доцент,

Воронежский государственный педагогический университет, Россия, г. Москва, ул. Воронеж, e-mail: [email protected] Косаренко О. Т.,

кандидат филологических наук, доц. Проф., Воронежский государственный педагогический университет, Россия, Воронеж, e-mail: [email protected]

Косаренко С.В.,

к.ф.н., доц ент,

Воронежский институт Государственной противопожарной службы МЧС России, Россия, Воронеж, e-mail: [email protected] Косаренко С.В.,

кандидат филологических наук, доц. Проф .; Воронежский институт государственной противопожарной службы МЧС России, Россия, г. Воронеж, e-mail: [email protected]

В статье рассмотрены основные причины нарушения современных правил русской орфоэпии в устной речи; проблемы нормативной вариативности слова в русском языке, рассматриваемые в лингвистическом аспекте.Автор обращает внимание на соотношение ортоэпии и орфографии.

Ключевые слова: культура речи, ортоэпия, эталон, эталонный вариант, литературный язык, ортогональная лексика.

Орфоэпия | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Орфоэпия (греч.ортопея, от orthos - правильный и эпос - речь)

1. Раздел фонетики, занимающийся вопросами произношения, их обоснованием и установлением.

Понятие орфоэпии включает в себя как произношение отдельных звуков, в том числе и с учетом условий их реализации, так и звуковое оформление целых слов или высказываний. Например, для русского языка имеет большое значение место ударения, связанное с образованием грамматических форм.

Орфоэпические нормы русского языка сложились в своих важнейших чертах еще в первой половине XVII в.как нормы московского говора, которые с течением времени стали приобретать характер национальных норм. Окончательно они сформировались во второй половине XIX в., Хотя в некоторых случаях имелись колебания. Современные произносительные нормы русского литературного языка включают в себя как черты московского, так и ленинградского (петербургского) произношения.

Орфоэпическая норма, отличие от орфографической, не всегда утверждает как единственно правильный лишь один из произносительных вариантов, отвергая другой как ошибочный.В различных случаях сосуществования нескольких равноправных вариантов, где, как правило, один является ведущим или более желательным. Так, правильным считается произношение е [ж'ж] у, ви [ж'ж] ать, по [ж'ж] е с мягким долгим звуком [ж '], так и е [жж] у, ви [жж] атъ, по [жж] е - с твердым долгим; до [ж'ж] и и до [жд '] и, ба [с'] ейн и ба [с] ейн, [д] верь и [д '] верь, п [о] эзия и п [а] эзия.

Орфоэпические нормы устанавливаются лингвистами - специалистами в области фонетики, которые во внимание самые разные факторы: распространенное произносимое варианты варианта, его соответствие нормативным законам развития языка, связь с традицией и др.

2. Система правил произношения, соответствующих литературным нормам и обеспечивающих единство звукового оформления языка.

Русская орфоэпия включает в себя произношения безударных гласных, звонких и глухих согласных, твердых и мягких согласных, сочетаний согласных, особенности произношения заимствованных слов, вопросы правильного ударения в словах.

Некоторые основные правила русского литературного произ: Материал с сайта // iEssay.ru

  1. аканье, то есть произношение звука [а] на месте буквы о в безударных слогах: в [а] да, с [а] рока;
  2. оглушение звонких согласных в конце слова, а также перед глухимиными: сне [к], ло [т] ка, [ф] торник.
  3. согласные 'ж', 'ш', ц произносятся всегда твердо, а 'ч' и 'щ' - всегда мягко: [жы] знъ, [шы] на, [цы] фра, [ч '] асы, ово [ ш '] ной.

Правила орфоэпии регулируют постановку ударения в русских словах, поскольку ударение на русском языке подвижное и разноместное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск