Евпатий коловрат где похоронен – Почему рязанский герой Евпатий Коловрат в новом фильме «Легенда о Коловрате» совсем не такой, как в народном предании

Содержание

Где покоится Евпатий Коловрат?

1329.jpeg

Фото: ok.ru

Старожилы рязанского села Исады ещё помнят передававшуюся столетиями легенду, что в окрестностях покоится прах Евпатия Коловрата. В неравном бою с воинами хана Батыя пал герой Земли Русской. И по преданию именно сюда соратники после страшной битвы принесли его тело. И восемь веков спустя память о легендарном Коловрате жива!

Вернувшись домой из похода, Евпатий увидел родную Рязань разрушенной и сожженной. Тогда он собрал дружину малую числом, но крепкую духом, и сразу двинулся вслед монгольской орде и догнал её. Ночью русичи неожиданно напали на их лагерь. Испуганный хан повелел разбить и истребить нападающих, которых было во много-много раз меньше.

Но русская дружина билась самоотверженно. Никто не мог добиться преимущества и одолеть врага. Евпатия Коловрата не брали ни копья, ни стрелы, ни сабли. Но в конце концов он был сражен камнем из стенобитного орудия. Даже гибель командира не сломила ратоборцев. Бились они до смерти или изнеможения.

Все-таки монголам, несравненно превосходивших числом, удалось победить. В плен попали лишь десяток раненых рязанцев. Пораженный их смелостью и стойкостью, Батый отпустил на волю оставшихся в живых и отдал им тело воеводы Коловрата.

И как гласит сказание, на прощание хан сказал: «Если бы Евпатий был жив, я хотел иметь его около своего сердца! Если бы у меня была тысяча таких батыров, как этот рус, я покорил бы весь мир!».

Преданья старины глубокой нам часто правду говорят

Как относиться к этой легенде? Ведь прошло уже больше восьми столетий. Можно ли вообще верить народным преданьям? И если верить, то — насколько и в чём?

Рязанский краевед Игорь Канаев уверен, что рассказам о Евпатии Коловрате можно верить: «Легенды, подкрепленные устными преданиями, имеют право на доверие. У наших предков не всегда имелась возможность оставить записи о событиях. Иногда письменные источники сгорали при пожарах. Но информация передавалась из уст в уста от отца к сыну, дойдя до наших времен».

Можно предположить, что Евпатий Коловрат был действительно очень искусным воином. Прозвище Коловрат — вращающий, скорее всего, пошло от приема или общего стиля в борьбе или в битве на мечах. Рязанский богатырь, судя по всему, был из знатного рода и стал хорошим профессиональным княжеским воином, а затем и воеводой.

Скорее всего, он имел несколько родовых поместий, в том числе в районе Старой Рязани. Его усадьба вполне могла располагаться в Исадах или в окрестностях. Предание ясно говорит, что Евпатий Коловрат похоронен на родине. Но вряд ли это — Старая Рязань, разоренная и сожженая.

1330.jpeg

Фото: Военное обозрение

Так где же могила богатыря?

— Московский дачник, отдыхавший в селе Зараново, во время прогулки обнаружил каменную плиту, — рассказал Игорь Канаев. — На ней было написано по старославянски: «Здесь покоится прах Евпатия Коловрата».

Взволнованный отпускник решил, не мешкая, отвести плиту специалистам. Он с большим трудом погрузил уникальный трофей в лодку и поплыл на другой берег реки Раново. Но груз был тяжелым, что лодка наполнилось водой и накренилась, из-за чего плита соскользнула на дно. О потерянной находке дачник сообщил рязанским археологам только через год.

Известный археолог Виктор Челяпов отправился с экспедицией на реку Раново, чтобы поднять со дна эту могильную плиту, покоившуюся над прахом русского богатыря. К сожалению, исследователям не удалось найти её даже с аквалангами.

Возможно, мощный весенний ледоход оттащил её истории вниз по течению и\или она глубоко ушла в ил. Неизвестно, был ли это действительно могильный камень или памятник в честь героя. Раново в те времена являлась пограничной рекой, и здесь часто шли бои.

Но почему же тогда могила Евпатия может находиться в Исадах? По преданию, похоронен знаменитый богатырь был под вековыми дубами. А древние дубы, как помнят старожилы, как раз росли на территории села Исады. Возможно, именно там и был захоронен Евпатий Коловрат.

К сожалению, точное местоположение этой дубовой теперь определить сложно. А место погребения героя — тем более. Но поиски продолжаются. А главное — память народа хранит живое свидетельство о герое.

Еще по теме:

Самые сильные люди в истории России

Что известно историкам о Роланде? 

Начало вторжения хана Батыя, первый номер журнала «Огонек» и первый в мире кроссворд. Запрет расизма и создание СНГ 

Археология. НОВОСТИ Мира Археологии: Тайна Евпатия Коловрата раскрыта?



Старожилы рязанских Исад и по сей день рассказывают легенду о том, что в окрестностях села покоится прах Евпатия Коловрата.

По преданию, именно сюда перенесли его тело верные соратники после страшной битвы с монголами.В неравном бою с воинами хана Батыя пал Евпатий Коловрат. Но и восемь веков спустя память о нем жива!

Вернувшись из похода и увидев родную Рязань разрушенной и испепеленной, Евпатий Коловрат собрал малую числом, но крепкую духом дружину и двинулся вслед ушедшей монгольской орде. В одну из темных ночей русичи напали на ханский лагерь. Испуганный хан повелел во что бы то ни стало разбить нападающих.

 Но наша дружина самоотверженно билась с наседавшим врагом, и никто не мог их одолеть. А Евпатия Коловрата не уязвляли ни копья, ни стрелы, ни острая сабля. Он был сражен камнем из стенобитного орудия. Но гибель вожака не сломила удалых ратоборцев. Они бились до изнеможения. Врагу удалось взять в плен лишь десяток раненых рязанцев.

Говорят, что, пораженный смелостью русских воинов, Батый отпустил на волю оставшихся в живых, отдал им тело воеводы Коловрата и сказал: «Если бы Евпатий был жив, я хотел иметь его около своего сердца! Если бы у меня была тысяча таких батыров, как этот рус, я покорил бы весь мир!».

Как относиться к легенде? Можно ли верить народным преданьям? Ведь прошло уже более восьми веков с той поры: Рязанский краевед Игорь Канаев убежден: рассказам о Евпатии Коловрате верить можно.

— Легенды, подкрепленные устными преданиями, имеют право на наше доверие по той причине, что в достопамятные времена у наших предков не всегда имелась возможность оставить записи о событиях, — говорит Игорь Канаев. — Иногда письменные источники сгорали при пожарах, и информация передавалась из уст в уста от отца к сыну, таким образом дойдя до наших времен.

 Можно предположить, что герой нашего рассказа Евпатий Коловрат был действительно очень искусным воином. Слово «коловрат» (вращающий), скорее всего, означало прием в рукопашной борьбе или в битве на мечах. Судя по всему рязанский богатырь был профессиональным княжеским воином, к тому же знатного рода.

 Его усадьба действительно могла располагаться в Исадах. Но, скорее всего, этот человек имел несколько родовых поместий, в том числе и в районе Старой Рязани. Предание гласит, что Евпатий Коловрат похоронен на родине. Однако вряд ли это Старая Рязань. Город был разорен и сожжен. Русичи опасались новых набегов.

Где же тогда покоится прах великого рязанца?

Несколько лет назад известный рязанский археолог Виктор Челяпов отправился с экспедицией на реку Раново, чтобы поднять со дна могильную плиту, покоившуюся над прахом русского богатыря. Однако у этой экспедиции была предыстория.

— Один московский дачник, отдыхавший в селе Зараново Кораблинского района, во время прогулки обнаружил на взгорье странную находку, — рассказывает Игорь Канаев. — Это была достаточно массивная каменная плита, на которой на старославянском языке было написано: «Здесь покоится прах Евпатия Коловрата». Дачник был не абы какой — образованный, сумел прочитать начертанное.

 Находка так взволновала отпускника, что он решил, не мешкая, переправить плиту на «большую землю» и отдать ее в руки специалистов. С большим трудом погрузил он бесценный трофей в лодку и погреб на другой берег реки Раново. Однако груз был настолько тяжелым, что лодка «хлебнула» воды, и плита соскользнула на дно. О своей находке дачник сообщил рязанским археологам только год спустя.

К сожалению, найти таинственную плиту исследователям не удалось даже с аквалангами. Предполагают, что мощный в тот год весенний ледоход оттащил памятник истории вниз по течению и «посадил» глубоко в ил. Неизвестно, был ли то могильный камень, или просто древний памятник, дань чести русскому богатырю. Ведь Раново являлась в те далекие времена рекой пограничной и видела на своем веку не один ратный бой.

Но вернемся в Исады. По преданию, место захоронения знаменитого русского богатыря находилось под вековыми дубами, которые росли до недавнего времени на территории Исад.

— Эти реликтовые дубы стояли полукружьем недалеко от храма Воскресения, — рассказывает Игорь Канаев. — Вполне возможно, что именно в этом месте и был захоронен Евпатий Коловрат. Ведь эти деревья почитались древними славянами, вятичами как священная дубрава. К сожалению, точное ее местоположение теперь определить сложно. Скорее всего, роща была подмыта мощным разливом Оки.

Почему — «Исады»?

Это одно из самых древних сел Рязанской области. Письменные известия о нем датируются 1217 годом.

Тогда князья Константин и Глеб умертвили здесь шестерых князей, своих родичей со множеством бояр, прибывших к ним пировать. Историки предполагают, что это село — ровесник Старой Рязани. Возможно, Исады служили временным загородным местопребыванием великих князей Рязанских.

Откуда возникло название «Исады»? По преданию, здесь имелись прекрасные сады. Как-то раз (в 80-х годах XVIII века) Екатерина II проплывала на корабле по Оке. Вышла она на палубу, увидела некое село, удивилась красоте цветущих вишневых садов и воскликнула: «Ну, и сады!». Так и стали называть село — Исады.

По другой версии, название Исады произошло от слова «усады». Так в древности назывались «усадьбы». Звук «у» со временем изменился в «и».

По третьей версии, название произошло от слова «высады», то есть место для высадки — пристань. Ока являлась в те времена крупной транспортной артерией, по которой купцы везли товары с юга и из скандинавских стран. Вполне вероятно, что здесь некогда находилась торговая пристань, что и послужило причиной происхождения названия. Со временем два первых звука «вы» превратились в «и».

Евпатий Коловрат — Славянская культура

Евпатий Коловрат (ск. 1237/38), рязанский вельможа, воевода и богатырь. С отрядом в 1700 человек, уцелевших от татаро-монгольского разгрома Рязани, напал на стан хана Батыя и привел захватчиков в замешательство, перебив многих “нарочитых” монгольских богатырей. Татарам удалось одолеть отряд Коловрата после того, как они применили против него “пороки” — камнеметы. Евпатий погиб в сражении и удостоился самой высокой похвалы даже со стороны своих врагов — хана Батыя и его окружения.

Евпатий Коловрат и другие герои сражений с ордынцами

Оборона Рязани. Диорама Дешалыта

Трагические события 1237-1241 годов явили немало примеров мужества и самоотверженности наших предков. Никто не собирался без боя покоряться могущественным завоевателям. Во всех русских княжествах отвечали решительным отказом на предложение признать рабскую зависимость от монголов. Немеркнущей славой овеяны подвиги рязанского богатыря Евпатия Коловрата, защитников Козельска и Киева и многих других известных и безвестных героев той далекой эпохи. Но доблесть русских воинов не могла возместить отсутствие единства и сплоченности перед лицом врагов. За раздоры и междоусобицы пришлось расплачиваться горестными поражениями, а затем двухсотлетним подчинением иноземцам.

Первой жертвой монгольского нашествия на Русь стало Рязанское княжество, находящееся на юго-востоке страны и граничившее с захваченными неприятелем территориями. Правили в Рязани, Муроме, Пронске потомки черниговского князя Святослава Ярославича (третьего сына Ярослава Мудрого) — близкие родственники князей Чернигова, Новгорода Северского, Путивля. Однако не менее тесную связь, чем с Черниговской землей, имело Рязанское княжество с соседним Великим княжеством Владимирским. Еще в XII веке, при владимирском князе Всеволоде Большое Гнездо, рязанские князья находились в вассальной зависимости от последнего. Когда в конце 1237 года вражеские полчища подступили к границам Рязанской земли, когда прибывшие на Русь послы Батыя потребовали покориться монгольскому хану, именно в Чернигов и во Владимир обратился рязанский князь Юрий Ингваревич с просьбой оказать ему помощь в отражении агрессии. Однако даже если бы другие князья прислали для защиты Рязани свои полки, все равно подавляющий численный перевес оказался бы на стороне завоевателей. Остановить ордынские полчища у рубежей Руси в тех условиях было практически невозможно. И каждый князь, заботясь в первую очередь о безопасности своей территории, не хотел напрасно растратить силы, необходимые для обороны собственных владений. Рязанцам пришлось одним противостоять грозным врагам.

Дошедшие до нас старинные памятники — летописи, исторические повести, жития святых — по-разному освещают трагические события зимы 1237-1238 годов.

Согласно сведениям «Повести о разорении Рязани Батыем», рязанский князь Юрий Ингваревич направил к Батыю для переговоров своего сына Федора. Монголы нарочно предъявили неприемлемые условия и, получив от Федора Юрьевича отказ, убили молодого князя. А вскоре погибла и жена его, Евпраксия: монголы собирались доставить ее к своему хану, и княгиня, чтобы не попасть в руки врагов, бросилась с высокой башни и разбилась насмерть.

Не получив помощи от соседей, потерпев неудачу в попытках примириться с Батыем на приемлемых условиях, рязанские, пронские, муромские князья со своими войсками встретили полчища монголов «в поле», недалеко от границы, «и была сеча зла и ужасна». Характеризуя огромное численное превосходство врагов, свидетель добавляет, что русские бились «един с тысящей, а два со тьмою» (десятком тысяч). Монголы одержали победу в этом сражении и 16 декабря 1237 года подошли к Рязани. В течение пяти дней непрестанно ордынцы штурмовали город. Многочисленность войска позволяла им заменять утомившиеся в битве, отряды свежими силами, а защитники Рязани не имели времени для отдыха. На шестой день, 21 декабря 1237 года, когда многие рязанцы погибли в бою, а оставшиеся были ранены или изнемогали от беспрерывного сражения, монголы ворвались в крепость. Страшному разгрому подверглась Рязань, погибло большинство горожан. «И не осталось в городе ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые». Опустошив некоторые другие города Рязанской земли, Батый направился дальше, намереваясь покорить и остальные русские княжества.

Однако не все рязанцы погибли. Некоторые отлучились из родного города по делам торговли или по какой-либо иной причине. Не было в Рязани в роковой час одного из самых доблестных воинов князя Юрия Ингваревича — боярина Евпатия Коловрата. Он находился в Чернигове — очевидно, по поручению своего господина вел переговоры об оказании помощи подвергшемуся агрессии княжеству. Но вот пришла горестная весть о гибели Рязани и о смерти князя Юрия Ингваревича. Дальнейшее пребывание в Чернигове теряло для Коловрата смысл, и он посчитал, что должен находиться там, где в смертных боях решается судьба его земли. Нужно заступить путь врагу, отомстить за Рязань, защитить еще не захваченные монголами города и селения.

И Евпатий Коловрат со своей небольшой свитой поспешно возвращается на пепелище Рязани, быть может, еще надеясь застать в живых кого-либо из родных и друзей. Но на месте процветавшего еще недавно города Коловрату и его спутникам открылось ужасное зрелище: «увидел город разоренный, государей убитых и множество народа полегшего: одни убиты и посечены, другие пожжены, а иные в реке потоплены». Несказанной скорбью наполнилось сердце, Евпатий собрал уцелевших разанских ратников (всего в дружине теперь насчитывалось около тысячи семисот человек) и пошел вслед за монголами. Настигнуть недругов удалось уже в пределах Суздальской земли. Евпатий Коловрат и его дружинники внезапно нападали на ордынские станы и нещадно били монголов. «И смешались все полки татарские… Евпатий же, насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил средь полков татарских храбро и мужественно», — сообщает древний автор. Сильный урон был нанесен противнику. Ордынцы, не ожидавшие удара со стороны опустошенной ими Рязанской земли, пришли в ужас, — казалось, это мертвые восстали, чтобы отомстить за себя. Сомнения отступили лишь тогда, когда удалось захватить в плен пятерых израненных русских воинов. Их привели к Батыю, и на вопрос хана, кто они такие, последовал ответ: «Мы — люди христианской веры, а воины великого князя Юрия Ингваревича Рязанского, а от полка Евпатия Коловрата. Посланы мы тебя, сильного царя, почествовать и честно проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш [смертных] на великую силу — рать татарскую». Батый удивился их ответу. А один из знатных монголов, могучий Хостоврул, вызвался победить в поединке предводителя рязанцев, захватить его в плен и живым доставить к хану. Вышло, однако, совсем иначе. Когда возобновилось сражение, русский и монгольский богатыри съехались биться один на один, и Коловрат рассек Хостоврула пополам, до седла. Некоторые другие сильнейшие монгольские воины также сложили головы на поле битвы. Не сумев справиться с горсткой храбрецов в открытом бою, напуганные ордынцы направили против Евпатия Коловрата и его дружины орудия для метания камней, которые применялись при штурме укреплений. Только теперь врагам удалось убить русского витязя, хотя при этом пришлось уничтожить и множество своих. Когда и остальные рязанские воины погибли в неравном бою, монголы принесли к Батыю мертвого Коловрата. Приближенные хана восхищались мужеством русских героев. Сам Батый воскликнул: «О Коловрат Евпатий! Многих ты побил богатырей сильной орды, и многие полки пали. Если бы у меня такой служил, я держал бы его против сердца своего». Хан приказал отпустить на свободу захваченных в сражении рязанцев и отдать им тело Коловрата, чтобы похоронили его по своему обычаю.

Такова история подвига рязанского богатыря Евпатия Коловрата и его храброй дружины, поведанная древней воинской повестью (созданной, скорее всего, в XIV веке). В других источниках о Евпатий Коловрате упоминаний нет. Однако из некоторых летописей известно, что остатки рязанских и пронских полков под предводительством князя Романа Ингваревича сражались с монголами уже в пределах Суздальской земли.

В январе 1238 года крупное и упорное сражение с монголами произошло у Коломны. К этой крепости, прикрывавшей путь к стольному Владимиру, направил свои полки великий князь Георгий Всеволодович. Сюда же подошли уцелевшие рязанские воины. По мнению некоторых исследователей, в данном случае была предпринята попытка великокняжеской владимирской рати сдержать дальнейшее наступление ордынцев, и сражение под Коломной является одним из самых значительных за период нашествия Батыя на Русь. Со стороны монголов в битве участвовало объединенное войско всех двенадцати царевичей-чингисидов, направленных на завоевание Руси. Как отмечают историки, о серьезности битвы под Коломной свидетельствует тот факт, что там был убит один из ханов-чингисидов — Кулькан, а это могло произойти лишь в случае крупного сражения, сопровождавшегося глубокими прорывами боевого порядка монголов (ведь церевичи-чингисиды во время битвы находились позади боевых линий). Только ввиду огромного численного превосходства Батыю удалось одержать победу. Почти все русские воины (в том числе князь Роман) погибли в бою. Путь на Москву и Владимир был открыт. Однако такие упорные сражения, как это, изматывали силы завоевателей и смогли надолго задержать врагов. Не случайно Батый не смог добраться до Великого Новгорода, Пскова, Полоцка, Смоленска.

Подробности происшедшего под Коломной, имена отличившихся воинов неизвестны — слишком кратки, лаконичны сообщения летописей. Быть может, с этими событиями связаны и подвиги рязанского боярина Евпатия Коловрата и его небольшой дружины. Вероятно, именно рязанцы, потерявшие по вине монголов родных и близких, проявили под Коломной необычайное мужество. Они не вышли живыми из сражения, но память об этих героях могла в течение, нескольких десятилетий храниться в устных сказаниях, которые впоследствии были записаны и вошли в состав «Повести о разорении Рязани Батыем».

Курган Коловрата?

Идея найти последнее пристанище Евпатия Коловрата крепко засела в моей голове, ещё пятнадцать лет назад, когда я прочёл «Изначалие». Что-то в его образе, так живо обрисованном Селидором, неумолимо притягивало меня. Очень хотелось побывать в тех местах, прикоснуться к затаённой в земле СЛАВЕ ГЕРОЯ, так отчаянно и самозабвенно защищавшего Родину.

Видимо не случайно то, что недалеко от предполагаемого места его захоронения я сейчас свиваю своё родовое гнездо. Небольшая деревня Сенницы, где я пытаюсь отстроить дом, расположена примерно в шестидесяти километрах от реки Вожи, на берегах которой, по преданию, и был захоронен легендарный, наводивший ужас на монголов берсерк, люто мстящий за разоренье родной земли, терзая тылы монгольского нашествия со своим отчаянным отрядом; былинный богатырь, разрубивший до седла в ритуальном поединке, перед своей последней битвой, шурина Батыя, ордынского богатыря Хоставрула. 

Ближайший к этим местам город Зарайск всего в пятнадцати километрах от Сенниц. За восемь лет я там бывал довольно часто. Начал наводить справки в местном краеведческом музее. К слову сказать, никакой внятной информации я там не получил. Конечно, про то, что где-то под Зарайском он был похоронен, там знали, но ничего конкретного о месте его захоронения не сказали, рекомендовали обратиться в исторический архив Рязани. Туда я не доехал, но вдруг почти случайно в этом 2008 году на официальном Зарайском интернет-сайте наткнулся на такую информацию:

Исторический Хронограф г. Зарайска:
1237 г. 28 декабря (?). Русский богатырь-воевода Рязани Евпатий Коловрат, вернувшийся из Чернигова и побывавший в разграбленной и спаленной Рязани, прибыл в Красный (Зарайск) и, по преданию, на Великом Поле сформировал дружину из 1700 ратников.
1238г. Январь (?). Дружина Евпатия Коловрата настигла на Суздальской земле полки Батыя и напала на их станы
4 марта. Решающее сражение дружины Евпатия Коловрата с монголо-татарами на реке Сить; в этом сражении Евпатий погиб.
Март-апрель (?). Оставшиеся в живых «изнемогшие от великих ран» пять русских витязей доставили тело Евпатия Коловрата на Зарайскую землю и похоронили, как гласит народная молва, на левом берегу реки Вожи, между селениями Китаево и Николо-Кобыльское; это место в народе известно как Могила Богатыря.

В книге «Искусство партизанской войны» Селидор ссылается на статью некоего В. Поляничева «Последнее пристанище Евпатия Коловрата?», вышедшую в апреле 1986 г. в газете «Ленинское Знамя». Приведу выдержки из книги:
«…Из Зарайска траурная процессия (с телом воеводы) продолжила путь на юг, к Рязани.
На пути встала Вожа… Река под напором вешних вод вспучилась, и преодолеть её стало невозможно. Воины поняли: сохранить тело Евпатия от тлена уже не удастся, и они решают похоронить его тут же на берегу реки…» Далее исследователь пишет, что к такому выводу его привели встречи со старожилами привожских сёл. В этих местах проходила древняя дорога, по которой ездили в ставку Батыя рязанские послы. Всего в версте от дороги — село Остроухово, на заливном лугу, что раскинулся между старинными зарайскими деревеньками Китаево и Николо-Кобыльское, там и покоется Евпатий Коловрат. Его могилу называют «Часовней», поскольку раньше над ней стояла часовня. Когда в тридцатых годах часовню разобрали, испытывая в колхозе нужду в кирпичах, нашли в подполье камень, под которым и была могила «какого-то былинного богатыря».

Скачав в Интернете карту местности, я заметил, что сёла Николо-Кобыльское и Остроухово там не обозначены, надо было ехать и во всём разбираться на месте.

Как только представилась возможность, я отправился туда. Пешком от Зарайска, думаю, топал бы целый день и столько же искал место, но пеший поход не входил в мои планы. Поскольку времени было мало — обычные выходные, в понедельник на работу, — любимой и детям нужно внимание, посему я решил совместить приятное с полезнопозновательным: взял всю семью с собой, благо машина позволяла.

Корейский полноприводной «Хендай Тускон», по случаю доставшийся мне на работе, как нельзя лучше подходил для этого похода: он всё же больше кроссовер, чем джип, проходимость получше, чем у обычных легковушек, но хуже, чем у внедорожников. Тем не менее, с задачей машина вполне справилась.

Выехав из Зарайска в сторону села Карино, через 25 км я свернул на просёлочную дорогу у деревни Кобылье. Судя по карте, через деревни Верейково и Клишино я вполне могу доехать до Китаева через каких-то 10-12 км. Однако реалии бездорожья средней полосы внесли свои коррективы. Приходилось объезжать овраги, необозначенные на карте ручьи и дачные посёлки. Заехав в итоге в необозначенное на карте Николо-Кобыльское, я осознал, что соответствия с картой нет никакого, более смутило то, что и реки Вожи здесь рядом нет и в помине, она протекает гораздо южнее. Принял решение двигать к селу Китаево, по крайней мере, оно упомянуто в статье и на карте есть.

После трёх часов блужданий по разухабистым лесным дорогам я выехал к деревне Калиновка, стоящей у заросшей с обоих берегов лесом реки Вожи. 
Судя по карте, совсем рядом находилось искомое Китаево. Порасспросив местных жителей, я выдвинулся в нужном направлении. На окраине Калиновки (почему-то в голову полезли ассоциации с Калиновым Мостом через реку Забвения) я заметил одиноко стоящий холм, словно прислонившийся к небольшому лесу.

Дорога шла как раз вокруг холма, стоял он очень удачно — я залез на него и сделал несколько снимков окрестностей. Вид открывался впечатляющий: раздолье полей с живописным перелесьем. Внизу была река Вожа. Я попытался представить, насколько она могла разливаться весной: если тот луг внизу заливной, то вода вполне могла дойти до подножья этого холма.

Получается, что теоретически этот холм вполне мог быть погребальным курганом неистового воина! Место — самое высокое в округе, наверняка здесь стояла та самая «часовня». И действительно, местные жители уже из села Китаево кивали в сторону холма: «Ну да, часовня и есть, Могила Богатыря — знамо дело!»

Я, вымотанный дорогой, радовался удаче, но позже появились сомнения: смогли бы пять израненных воинов насыпать довольно внушительный Курган? За 770 лет, прошедших с тех событий, мог не раз поменяться ландшафт местности. Даже окрестные деревни поменяли названия с 1986 года: Остроухово — Калиновка? 
Выяснить это мне не удалось, как и то, почему Николо-Кобыльское оказалось много севернее от реки Вожи.

Иначе говоря, утверждать что это «Курган Коловрата», я не стану, но предлагаю организовать туда летом 2009 года экспедицию, желательно подтянув специалистов в данном вопросе, людей с геолого-археологическим образованием, запастись спутниковыми навигаторами. Короче, провести детализированное исследование этого вопроса.

Думаю, это будет интересно многим. Ведь история Евпатия Коловрата — это история реального древнерусского ГЕРОЯ — воина и воеводы. Это наша с вами история, Нашей Земли и Наших Людей. Она не должна быть забыта! Как не пафосно это звучит, но это на самом деле так.

Когда родился Евпатий Коловрат

Повесть начинается сообщением о приходе «безбожного царя» Батыя на русскую землю, его остановке на реке Воронеж и татарском посольстве к рязанскому князю с требованием дани. Великий рязанский князь Юрий Ингоревич обратился за помощью к великому князю владимирскому, а получив отказ, созвал совет рязанских князей, которые решили направить к татарам посольство с дарами. 

Посольство возглавил сын великого князя Юрия Федор. Хан Батый, узнав о красоте жены Федора, потребовал, чтобы князь дал ему познать красоту своей жены. Федор с негодованием отверг это предложение и был убит. Узнав о гибели мужа, супруга князя Федора Евпраксия бросилась со своим сыном Иваном с высокого храма и разбилась насмерть.

Оплакав кончину сына, великий князь Юрий стал готовиться к отпору врагам. Русские войска выступили против Батыя и встретили его у рязанских границ. В разгоревшейся битве пали многие полки Батыевы, а у русских воинов «один бился с тысячью, а два — с тьмою». В бою пал Давид Муромский. Князь Юрий вновь обратился к рязанским храбрецам, и вновь вспыхнул бой, и едва одолели их сильные полки татарские. Многие князья местные — и воеводы стойкие, и воинства удальцы и храбрецы, цвет и украшение Рязани, — все равно «одну чашу смертную испили». Плененного Олега Ингоревича Красного Батый пытался привлечь на свою сторону, а после приказал казнить. Разорив Рязанскую землю, Батый ушел во Владимир.

В этот момент в Рязань примчался Евпатий Коловрат, бывший во время татаро-монгольского нашествия в Чернигове. Собрав дружину в тысячу семьсот человек, он внезапно напал на татар и так «рубил их нещадно», что даже мечи притупились, и «брали русские воины татарские мечи и секли их нещадно». Татарам удалось захватить пятерых израненных рязанских храбрецов, и от них Батый наконец узнал, кто громит его полки. Евпатию удалось победить Христовлура — шурина самого Батыя, но и сам он пал в бою, сраженный из камнеметных орудий.

Завершается «Повесть о разорении Рязани Батыем» рассказом о возвращении Ингваря Ингоревича из Чернигова в Рязанскую землю, его плачем, похвалой роду рязанских князей и описанием восстановления Рязани.

Впервые на повесть обратил внимание еще Н. М. Карамзин. С тех пор она разбиралась многими исследователями, к ней обращались писатели и поэты. Еще в 1808 году Г. Р. Державин написал свою трагедию «Евпраксия», героиней которого стала жена князя Федора. К этому же сюжету обратился и Д. Веневитинов, создавший в 1824 году поэму «Евпраксия». В том же 1824 году пишет свое стихотворение «Евпатий» и Н. М. Языков. В конце 50-х годов XIX века Л. А. Мей создает «Песню про боярина Евпатия Коловрата». В XX веке на сюжет «Повести» написал стихотворение о Евпатии Коловрате С. А. Есенин; ее поэтический перевод создал Иван Новиков. Материал древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем» использовали Д. Ян в повести «Батый» и В. Ряховский в повести «Евпатий Коловрат». Широкому кругу читателей она известна в пересказе школьного учебника и по многочисленным ее изданиям.

Обращались к «Повести о разорении Рязани Батыем» и многие исследователи. Их трудами собраны десятки ее рукописей, выделены различные редакции и определены отношения между ними. Однако вопрос о времени создания этого шедевра древнерусской литературы до сих пор остается открытым. В. Л. Комарович и А. Г. Кузьмин склоняются к датировке ее XVI веком, Д. С. Лихачев относит «Повесть» к концу XIII — началу XIV века. Последняя точка зрения закрепилась в учебниках по древнерусской литературе, нашла свое отражение в изданиях «Повести», использовалась в исследованиях по истории литературы Древней Руси. Работы же В. Л. Комаровича и А. Г. Кузьмина по каким-то причинам не попали даже в солидный академический справочник.

Возможно, такое положение с датировкой «Повести о разорении Рязани Батыем» объясняется особенностями самого памятника. Действительно, какие могут быть сомнения в раннем ее появлении? Ведь в качестве сюжета взяты события Батыева похода против Руси. Автор описывает нашествие эмоционально и красочно, сообщает многие подробности, среди которых встречаются и такие, которых не сохранили страницы древнерусских летописей. Кроме того, такие памятники древнерусской литературы, как «Задонщина», «Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву», «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского», повесть Нестора-Искандера, имеют строки, схожие с текстом «Повести о разорении Рязани Батыем», из чего, казалось бы, можно сделать вывод об известности этой повести русским книжникам XIV—XV веков.

Но если бы все было так просто! Ведь автор может избрать в качестве сюжета для своего произведения не только недавние события, но и дела давно минувших дней. Факты, неизвестные другим летописям, могут свидетельствовать не только об осведомленности создателя «Повести», но и о его художественном воображении и вызывать сомнения в достоверности сообщаемых им сведений.

При этом в «Повести о разорении Рязани Батыем» бросается в глаза ряд странностей, которые настораживают. Прекрасно описывая павших воинов, чьи тела запорошены снегом на поле брани, почерневшие изнутри стены городского собора, автор забывает имена рязанских князей, их родственные связи. Так, названные в числе павших в битве с татарами Давид Муромский и Всеволод Пронский скончались до татаро-монгольского нашествия. Не дожил до разорения Рязани и Михаил Всеволодович, которому, согласно «Повести», пришлось восстанавливать Пронск после Батыя. Олег Ингоревич Красный, который, кстати, был не братом, а племянником рязанского князя Юрия, не пал от татарских ножей. Страшная гибель, приписанная ему автором «Повести», ждала спустя 33 года его сына Романа.

Епископ рязанский также не погиб в осажденном городе, а успел выехать из него незадолго до прихода татар. В качестве предков рязанских князей названы Святослав Ольгович и Ингорь Святославич, в действительности не являвшиеся родоначальниками рязанского княжеского дома. Сам титул Юрия Ингоревича «великий князь рязанский» появился лишь в последней четверти XIV века. Наконец, определение дружины Евпатия Коловрата, которая насчитывала 1700 человек, как небольшой не соответствует реалиям домонгольской и удельной Руси.

Посмотрим на сам текст «Повести». Среди десяти ее редакций древнейшими считаются те, что названы Д.С. Лихачевым Основной А и Основной Б. Последняя сохранилась в двух видах. Именно к ним восходят все остальные редакции «Повести».

Сходство отдельных фрагментов текста «Повести о разорении Рязани Батыем» с некоторыми памятниками литературы конца XIV—XV века не вызывает сомнения и отмечалось многими исследователями. Но оно может быть порождено общими литературными штампами, используемыми древнерусскими книжниками при описании определенных событий. Взаимосвязь может оказаться и обратной, то есть не «Повесть» повлияла на памятники литературы XV века, а, напротив, они послужили автору источником для создания произведения.

Если внимательно всмотреться в текст, то можно сказать, что сходство «Повести» с «Задонщиной» объясняется единой жанровой природой памятников. Обе воинские повести не имеют дословных текстуальных совпадений. Эти совпадения есть между «Повестью о разорении Рязани Батыем» и «Повестью о нашествии Тохтамыша на Москву». Но на основании этих текстов невозможно сказать о том, какой из памятников был древнее. Зато это можно сказать о «Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского»: плач Евдокии по князю Дмитрию из этого памятника безусловно послужил основой для «плача Ингваря Ингоревича» из «Повести о разорении Рязани Батыем». Об этом свидетельствует употребление Ингварем по отношению к многим павшим обращения в единственном числе («господине», «месяц мой красный», «скоропогибший»).

Эти слова, не соответствующие плачу о разоренной Рязанской земле, были уместны в устах Евдокии, обращающейся к своему мужу. Но «Слово о житии и преставлении Дмитрия Ивановича» входит в цикл повестей о событиях последней четверти XIV — начала XV века, составленных для летописного свода 1448 года. К их числу принадлежит и «Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву». Следовательно, и она была источником «Повести о разорении Рязани Батыем». Еще с одним памятником XV века «Повесть» связывают выражения «один бьется с тысячей, два — с тьмою», «исполин силою», «санчакбей». Эти слова и речевые обороты мы находим в повести Нестора-Искандера о взятии Царьграда турками в 1453 году. Но титул «санчакбей» связан именно с организацией турецкой армии и не мог быть заимствован Нестором-Искандером из повести о монгольском нашествии. Более вероятным представляется зависимость рязанской повести от сочинения второй половины XV века.

Кроме того, «Повесть о разорении Рязани Батыем» дошла до нас в составе цикла сказаний о Николе Заразском. Этот цикл объединил литературные памятники, различные по своему характеру, информативности и художественным достоинствам. В него, помимо нашей «Повести», вошли «Повесть о принесении иконы Николы Корсунского в Рязань», тесно связанная с ней «Повесть о гибели князя Федора и его семьи», «Родословие священников, служивших у иконы Николы», и «Сказания о чудесах от иконы в 1513 и 1531 годах». Некоторую основу для датировки «Повести о разорении Рязани Батыем» может дать анализ этого литературного конвоя.

Цикл дошел до нас в различных редакциях, но в большинстве случаев он открывается «Повестью о принесении иконы Николы Корсунского в Рязань». Скорее всего, ее написал Евстафий Вторый, сын священника Евстафия Раки, принесшего икону. Прежнее самостоятельное существование этого текста подтверждается сохранившейся в некоторых редакциях фразой-концовкой: «Богу нашему слава», уместной при отсутствии далее других произведений Николо-Заразского цикла. Время создания этой повести — XIII век.

Тесно связана с рассказом о принесении иконы вторая повесть Николо-Заразского цикла, в которой рассказывается о гибели князя Федора во время посольства к Батыю и о самоубийстве его жены, бросившейся с высокого храма вниз. Это сказание носит характер топонимической легенды. Она завершается фразой: «и от сея вины зовется великий чюдотворец Николае Зараский, яко благовренаа Еупраксеа с сыном князем Иваном сама себе зарази» , которая свидетельствует, что перед нами литературная обработка народной этимологии топонима Заразск. Но топонимическое предание не может появиться раньше появления пункта с таким названием. «Список русских городов дальних и ближних», составленный в конце XIV века, не знает городка Заразск, из чего можно сделать вывод о появлении легенды о князе Федоре и его семье не ранее XV века.

Но ведь «Повесть о гибели князя Федора и его семьи» предшествовала «Повести о разорении Рязани Батыем». Последняя почти дословно повторяет текст Заразской легенды, из-за чего возникает ее дублирование в рамках единого цикла. Следовательно, и наша «Повесть» сложилась не ранее XV века. Но когда же?
Ответ на этот вопрос может подсказать «Родословие священников, служивших у иконы Николы Заразского» и «Сказание о чуде от иконы, случившемся в 1513 году».

Родословие священников (или Род поповский) имеет две основные редакции: перечисляющую 9 поколений без указания срока беспеременного служения рода у иконы и перечисляющую 10 поколений, служивших 335 лет . Показательно, что первая редакция обычно предшествует «Повести о разорении Рязани Батыем», следуя сразу за «Повестью о гибели князя Федора», а вторая помещается за сказанием о батыевом нашествии на Рязань.

Следовательно, мы вправе предположить, что к Родословию священников, состоящему из 9 поколений и первоначально завершавшему повести о принесении иконы и гибели князя Федора, была добавлена «Повесть о разорении Рязани». Спустя одно поколение эта повесть стала сразу примыкать к рассказу о гибели князя Федора, а доведенный до 10 колен Род поповский стал завершать весь цикл.

Несложно рассчитать, что Основные редакции А и Б первого вида возникли до 1560 года. На эту дату нам указывает срок беспеременной службы одного священнического рода. Но поскольку на одно поколение автор родословия отводит 33,5 года (335 лет разделить на 10 поколений), то древнейшая редакция «Повести о разорении Рязани Батыем» создана после 1526 года (1560 минус 33,5), поскольку ему предшествует родословие, составленное на одно поколение раньше.
Еще более уточнить эту дату помогает «Сказание о чуде 1513 года», следующее за древнейшей редакцией «Повести». Оно создано до 1530 года, поскольку в призыве к молитве о государевом здравии в качестве наследника назван брат великого князя, что было бы немыслимо после рождения 25 августа 1530 года Ивана Грозного.

Значит, древнейшая редакция «Повести о разорении Рязани Батыем» написана после 1526 года, но до 1530-го. Этот вывод имеет огромное значение.

Что дает нам новая датировка памятника? Прежде всего она обязывает нас переменить свое отношение к уникальным подробностям, сообщаемым автором «Повести о разорении Рязани Батыем», поскольку он творил в XVI веке, а не в XIII.
Во-вторых, меняются наши представления об истории древнерусской литературы. Русь, растерзанная монгольским нашествием, оказалась неспособной создать такой памятник, как «Повесть о разорении Рязани Батыем». Исполненный трагизма пафос этого произведения зиждился на уверенности в безусловной конечной победе над врагом. Такой уровень осознания событий был еще недоступен русским людям в первые годы монгольского ига. При новой датировке «Повести» становятся понятными многословность и церковная назидательность автора, более характерные для XV—XVI веков, нежели для XIII века.

Сама «Повесть» была создана на основе рязанского сказания о Батыевом нашествии, сохраненного в Новгородской первой летописи и дополненного местной легендой о князе Федоре, рассказом о гибели Олега Красного, преданием о Евпатии Коловрате и плачем Ингваря Ингоревича. В качестве источников автор помимо Новгородской первой летописи использовал свод 1448 года (прежде всего «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского» и «Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву») и житие Иакова Перского. Особое место среди источников занимает «Похвала роду Рязанских князей», введенная в заключительную часть «Повести». Составленная на основе похвалы дому новгород-северских князей, она содержит в себе множество архаизмов. Так, в числе достоинств князей названа их борьба с половцами («а с погаными половцы бьяшася за святыа церкви и православную веру»). Возможно, мы имеем остатки памятника XII века.

При всем этом датируемая XVI веком «Повесть о разорении Рязани Батыем» как источник не утрачивает своего значения. Ее ценность заключается не в сообщении нам новых подробностей о монгольском нашествии, а в отражении этого события в общественном сознании России накануне взятия русскими Казани. Показательно само обращение к теме разорения русских земель в момент, когда крепнущее Русское государство готовилось к последней схватке с некогда опасным, но все более слабеющим противником. Автор повести не оставляет в истории места для 250-летнего ига. По его мнению, ярко выраженному в последних строках текста, люди, пережившие батыев разгром, уже были избавлены Богом от татар. В некоторых списках этот рассказ продолжает фантастическая повесть об убиении Батыя.

В обилии молитв, в призывах встать против «воевателей на веру христианскую» проявляется и восприятие автором «Повести» противостояния русских и татар как религиозной борьбы, и особая роль церкви в формировании общественного мнения по татарскому вопросу. Важным представляется то, что в этой борьбе Леса и Степи национальный вопрос не занимал в сознании людей XVI века большого места. Как враги, для них едины и половцы (упомянуты в «Похвале роду рязанских князей»), и монголы, и крымцы (присутствуют в «Сказании о чудесах»).

Особый интерес представляет красочное описание подвига Евпатия Коловрата. Безусловно, перед нами запись эпического сказания о богатыре. Даже смерть его необычна. Евпатия поражают из осадных машин, что невозможно в реальном полевом сражении.+ Этот образ близок целой плеяде подобных образов, отразившихся в русской литературе XV—XVII веков. Меркурий Смоленский, Демьян Куденьевич, Сухман — все они внезапно сталкиваются с противником, самостоятельно принимают решение об отпоре врагу, ведут бой с превосходящими силами противника, одерживают победу и погибают, но не в поединке, а в результате какой-то вражеской хитрости; подвиг их первоначально не имеет свидетелей.

Рассказ о Евпатии Коловрате, так же как Житие Меркурия Смоленского и Никоновская летопись, фиксирует процесс формирования этого сказания. Еще не устоялось ни имя героя, ни место действия (Рязань, Смоленск, Переяславль Русский). Все это приобретет окончательный вид только в XVII веке в «Повести о Сухмане». Следовательно, читая страницы «Повести о разорении Рязани Батыем», мы присутствуем при рождении былин XVI—XVII веков. 

Похожие статьи:

Книги → Русь. От нашествия до ига

Русское дело → Русские есть, или это – фантастика?

Альтернативная история → Уроки монголо-татарского «ига»

Видеоролики → Хан Батый — светловолосый военный Царь русов!

История → Козельск — первый город-герой и город воинской славы России

Рейтинг

последние 5

Почему 24 августа назвали днем Евпатия Коловрата?

По народному календарю 24 августа (по старому стилю — 11-е) считается днем Евпатия Коловрата, который по легенде сражался с монголо-татарским игом и самим ханом Батыем. В церкви эта дата связана с мучеником Евплом Катанским. О реальной истории и о поверьях этого дня — в материале «360».

Мученик и богатырь

Евпл Катанский — раннехристианский святой. На рубеже III и IV веков он был архидиаконом в сицилийском городе Катане. Евпл известен тем, что всегда ходил с Евангелие и распространял среди язычников христианство. Во время одной проповеди Евпла схватили противники и отправили на суд правителя. Архидиакона пытали, а потом обезглавили. Но даже во время казни он продолжал проповедовать.

На Руси мученика очень почитали. В 1471 году в центре Москве возвели деревянную церковь архидиакона Евпла. Позже она была заменена каменной.

Также 24 августа вспоминали былинного героя Евпатия Коловрата. По преданию, он жил в XIII веке и был рязанским князем. Воевода сражался с монголо-татарами, после того как те разорили Рязань. Вместе с Евпатием бились еще 17 сотен человек. Однако хан Батый оказался сильнее. Тем не менее монгольский полководец оценил храбрость противника, поэтому отпустил других русских воинов и отдал им тело Коловрата в целости.

Поверья

День Евпатия Коловрата и мученика Евпла на Руси считали страшным. Предки верили, что 24 августа на болотах можно было увидеть белого коня. Якобы он скакал по земле и пытался найти своего умершего всадника. К ночи животное появлялось на кладбище, чтобы оберегать могилы. Также он мог раскапывать землю и жалобно плакать над покойниками.

В это же время люди слышали странное пение и громкий свист. Некоторые смельчаки пытались поймать коня, но никому это не удалось. Также существует легенда, по которой на том месте, где оказывался конь, потом случалось побоище.

Поверье о страшных чудесах в болотистой местности пошло из Рязанской губернии. «На могилах Пеоекльских бывает чудо чудное, диво дивное», — говорили на Руси. Также, по преданию, 24 августа на кладбищах и болотах бродили души утопленников и убитых.

Источник фото: Pixabay

Что можно и нельзя делать

На Руси в этот день запрещалось пить алкоголь. Люди верили, что после этого к пьяному человеку придут умершие родственники и будут его ругать. А вот стричь овец считалось делом важным и нужным. Ведь по подсчетам крестьян, если 24 августа постричь барашка, то до начала холодов он успеет вновь обрасти шерстью. Кроме того, мастерицы успевали до зимы сделать из шерсти нитки и связать теплые вещи. Предки так и говорили: «Пришел Святой Василий овец стричь» (24 августа также считается днем памяти святых Василия и Федора»).

Приметы

— Если утром туман стелется над поверхностью водоемов, значит, ожидается несколько погожих дней.

— Если на Коловрата нет ветра — два-три дня будет благоприятная погода.

— Если на Евпатия новолуние и погожий день, значит, осень будет теплой и солнечной.

— Дождь во время восхода солнца предвещает ненастье в течение нескольких дней.

— Если звезды сильно мерцают на рассвете, то через пару дней будет дождливая погода.

Поделиться статьей

Читать книгу Евпатий Коловрат. Исторический путеводитель по эпохе Романа Волкова : онлайн чтение

Пала Москва

На пути захватчиков лежал первый город Владимирского княжества – Москва. 15 января 1238 года монгольские войска подошли к Москве. Возглавляли оборону от первого иноземного нападения младший сын Владимирского князя Владимир Юрьевич (необходимый монголам как заложник, чтобы влиять на Владимира) и воевода Филипп Нянка «с малым войском». Стены крепости были не так хорошо укреплены, как рязанские, но армия монголов, еще не успевшая разделиться, взяла город, по Рашид ад-Дину, только «сообща» и «в пять дней».

По словам Джувейни, впрочем, любителя преувеличить, монголы покорили русские земли до города М. к. с. Жители города были «…по многочисленности своей [точно] муравьи и саранча, а окрестности были покрыты болотами и лесом, до того густым, что [в нем] нельзя было проползти змее. Царевичи сообща окружили [город] с разных сторон и сперва с каждого бока устроили такую широкую дорогу, что [по ней] могли проехать рядом три-четыре повозки, а потом против стен его выставили метательные орудия. Через несколько дней они оставили от этого города только имя его и нашли [там] много добычи».

Суздальская летопись: «Взяша Москву Татарове, и князя Володимера взяли в плен…» Немецкий историк Иоганн-Вернер Паузе добавляет факты: «Татарове приидоша оттуды под град Москву и нача в него бити непрестанно. Воевода же Филипъ Нянскинъ всяде на конь свои и все воинство его с нимъ, и тако прекрепи лице свое знаменьем крестным, отвориша у града Москвы врата и воскрича всиединогласно на татаръ. Татарове же, мнящее великую силу, убояшася, нача бежати и много у них побито. Царь же Батый паче того с великою силой наступи на воеводу и жива его взяша, разсече его по частемъ и расбросаша по полю».

Город Батый сжигает и полностью разоряет, забирает богатую добычу, уничтожает села, монастыри и церкви, казнит все население от стариков до младенцев, сосущих грудь.

Московский город, сожженный рязанским князем Глебом в 1177 году, но быстро отстроенный вновь, обросший селами, церквами и монастырями, теперь, казалось, был уничтожен навсегда.

Монгольская армия движется дальше – короткой и удобной дорогой по льду Клязьмы к Владимиру, и 3 февраля 1238 года выходит к столице княжества. Владимир был взят штурмом после нескольких дней бомбардировки из камнеметов и огнеметных машин, во второй половине дня 7 февраля 1238 года.


Первая атака Коловрата

 
Где-где по широкой долине огонь
Сверкает во мраке ночного тумана:
То грозная рать победителя хана
Покоится; тихи воитель и конь;
Лишь изредка, черной тревожимый грезой,
Татарин впросонках с собой говорит,
Иль вздрогнув, безмолвный, поднимет свой щит,
Иль схватит свое боевое железо.
 
 
Вдруг… что там за топот в ночной тишине?
«На битву, на битву!» – взывают татары.
Откуда ж свершитель отчаянной кары?
Не все ли погибло в крови и в огне?
Отчизна, отчизна! Под латами чести
Есть сильное чувство, живое, одно…
Полмертвого руку подъемлет оно
С последним ударом решительной мести.
 

Николай Языков



По одной из летописных версий, уже 11 января 1238 года воевода Евпатий был с почестями похоронен в Рязанском соборе. Про это «Повесть о разорении Рязани Батыем» упоминает, что воины Коловрата едва нагнали Батыя в земле Суздальской – то есть после падения рязанской Коломны. Если сопоставить эти данные, как делают многие историки, можно предположить, что первое сражение Коловратова войска с арьергардом монголов произошло уже после разрушения Коломны, но еще до осады Москвы 15 января.

Кромешной ночью, когда луна спряталась за облаками, а огни костров задувала колкая вьюга, на стан Батыя обрушивается беззвучный отряд диверсантов. Многие – едва уцелевшие после жутких сражений, в покрытых копотью одеждах, в окровавленных перевязях, еле держащиеся на ногах, в доспехах и с оружием, взятым у мертвецов, уже стоящие одной ногой в могиле и алчущие лишь одного – утащить туда с собой хотя бы одного поганого.

Бесшумно перебиты дремлющие часовые: а кого бояться в такую пургу, если за спиной лишь выжженная земля? Можно и промочить горло глотком арака, чтобы не околеть от холода…

«И начали сечь без милости, и смешалися все полки татарские. И стали татары точно пьяные или безумные. Почудилось татарам, что мертвые восстали».

Что это – поэтическое преувеличение летописца, стилистическая формула воинских повестей (ошеломленный враг шатается как пьяный) или действительно искренний ужас степных язычников? Ясно одно – рязанцам и владимирцам не надо было притворяться мертвецами – они и выглядели как мертвецы, да и были уже почти неживыми и по поведению, и по сути: жить им оставалось дни и часы.

«И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские, и сек ими».

Это тоже традиционная формула воинских повестей: когда тупятся или ломаются свои мечи, то берутся вражеские, которыми витязи бьют врага.

Сила, ярость, боевое бешенство и внезапность нападения могли привести отставшие отряды Батыя (не обязательно из монгольских багатуров, это мог быть отряд из покоренных племен – от чжурчжэней или хорезмийцев до алан или мордвы) в мистический ужас, в панике мечутся они, еще полусонные, хватают сабли, но падают мертвые, сраженные жуткими окровавленными воинами, которые сами идут под удар, лишь бы дотянуться до ненавистного горла.

Но вполне возможно, что отряду Коловрата в самом деле не хватало оружия и приходилось брать трофеи – обычное дело на войне.

Вадим Кондратьев замечает: тактика боевых действий всего подразделения зависит от обстоятельств – пешее это подразделение или конное, строевое сближение проводит или маневр в сутолоке, штурм или удержание позиции, влияют время суток, время года, ландшафт, покрытие, соотношение сил, уровень подготовки, тип вооружения, тип одежды. У Коловрата, скорее всего, должна была быть партизанская конная карательная атака: максимально быстрые «гребневые» проходы на скорости сквозь врага. «И смешались все полки татарские… Евпатий же, насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил средь полков татарских храбро и мужественно».

Цель – максимально быстро и массово посечь – пусть не насмерть, но ощутимо – то есть снизить боеспособность, а потом добивание или отход – дальше холод, раны и отсутствие медицины сделают свое дело.

Первые пленные

 
Пять воинов Евпатия
От ран изнемогли.
Схватили басурмане их
И к хану привели.
 
 
– Откуда вы явилися
И, не жалея сил,
Пошто вы зло чините мне? –
Батый у них спросил.
 
 
– Мы жители рязанские
Пришли – и стар, и млад.
Позвал же в путь-дорогу нас
Евпатий Коловрат.
 

Юрий Вронский


Пока монголы собрались и контратаковали, – после внезапной атаки отряд Коловрата так же неожиданно отступил, оставив стоянку неприятеля покрытой телами погибших и раненых (при таком морозе в то время вторые очень скоро становились первыми).

Но остались на снегу и несколько живых нападавших из русского отряда, которых не смогли или не успели забрать в лагерь. Монголы не стали их убивать, так и не придя в себя от шока, и связав, повезли прямо к хану.

«И едва поймали татары из полка Евпатьева пять человек воинских, изнемогших от великих ран. И привели их к царю Батыю, а царь Батый стал их спрашивать: “Какой вы веры и какой земли, и зачем мне много зла творите?” Они же отвечали: “Веры мы христианской, рабы великого князя Юрия Ингваревича Рязанского, а от полка мы Евпатия Коловрата. Посланы мы от князя Ингваря Ингваревича Рязанского тебя, сильного царя, почествовать и с честью проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш на великую силу – рать татарскую”».

Этот мужественный ответ, прекрасный по своей поэтичности, заставляет Батыя «удивиться». Чаша смерти, которую в Рязани испили все – от княжеской семьи до последнего холопа, – теперь поднесена к губам монгольских воинов.

Сравнение же кровавой битвы с пиром, где из братины выливается красное вино, и упившиеся обессиленно сползают с лавок на землю, а круговых чаш – со смертью, напоминает метафоры-кеннинги в скандинавских и англосаксонских боевых песнях, вроде «корабль сердца» – грудь; «пиво воронов» – кровь; «крыша кита» – море.

Что было дальше с храбрыми воинами? Летопись об этом не говорит. Но скорее всего, их ждали хитроумные и бесчеловечные пытки китайских мастеров, которые приводили в ужас даже изуверов-степняков.

Выдали ли русские храбрецы сведения о расположении, количестве и вооружении войска Коловрата? Этого мы никогда не узнаем.

Знаем лишь то, что они умели жить и умирать как герои.


Послы к Коловрату

Далее мы не можем привести конкретные цитаты из письменных источников, это относится больше к народным преданиям. По одной из легенд, выведав, где находится войско Коловрата, Батый направляет карательную экспедицию. Однако отряд оказывается полностью уничтоженным.

Батый, со своей азиатской хитростью, не желает терять воинов, если храбрецов можно купить или перехитрить. Он посылает к Евпатию переговорщика, и тот предлагает урусам сокровища, жен и, конечно, достойный чин в монгольском войске, предлагает стать одним из наемных отрядов, сотен и тысяч, влившихся в непобедимую армию Бату-хана.


Но Коловрат отвергает все предложения. И когда наконец посол спрашивает, «чего же вы хотите?», Коловрат отвечает «только умереть», на этом заканчивая переговоры.

Правда это или снова формула воинских повестей?

Именно так, спокойно и мужественно готовились к смерти русские воины с давних времен.

Сказал Святослав своим воинам: «Здесь нам и умереть! Постоим же мужественно, братья и дружина!»

Когда же русские увидели их, – сильно испугались такого множества воинов, но сказал Святослав: «Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим – должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые срама не имут. Если же побежим, – позор нам будет. Так не побежим же, но станем крепко, а я пойду впереди вас: если моя голова ляжет, то о свих сами позаботьтесь». И ответили воины: «Где твоя голова ляжет, там и свои головы сложим».

Андрей Добрый: «Лучше мне умереть с дружиною в Переяславле, на своей отчине и дедине; если же тебе мало всей Русской земли, а хочешь еще и мою волость взять, то прежде убей меня, а потом и возьми, в нашем роду это уже не новость: не в первый раз братьям убивать братьев, Святополк разве не убил Бориса и Глеба за волость? Но сам долго ли пожил? И здесь жизни лишен, да и на том свете будет мучиться вечно».

Совет Юрия Рязанского: «Лучше с честию умереть, нежели бесчестие вечное на себя нанести, поставляя себе в грех тяжкий, чтоб христиан предать в руки беззаконных и поругать веру христианскую, хотя послы твердо обнадеживали, что они не имеют обычая к вере своей принуждать, но кто как знает, тот так верит».

Давыд и Лува: «Не уйдем отсюда, хотим умереть со славой и кровь свою пролить с мужами-псковичами за святую Троицу и за все церкви святые. А ты, господин и князь, выступай быстрее с мужами-псковичами против поганых литовцев».

Так что снова история тесно переплетается с искусством. Храбрые русские богатыри были готовы умереть на поле боя ради славы, чести и во имя Бога, их мужественные речи попадали в летописи и народные сказания, служа примером другим витязям, другим песням и другим великим подвигам.

Хостоврул

 
Вкушает враг беспечный сон;
Но мы не спим, мы надзираем –
И вдруг на стан со всех сторон,
Как снег внезапный, налетаем.
В одно мгновенье враг разбит,
Врасплох застигнут удальцами,
И вслед за ними страх летит
С неутомимыми донцами.
Свершив набег, мы в лес густой
С добычей вражеской уходим
И там за чашей круговой
Минуты отдыха проводим.
С зарей бросаем свой ночлег,
С зарей опять с врагами встреча,
На них нечаянный набег
Иль неожиданная сеча.
 

Кондратий Рылеев


Партизанская война – это головная боль для регулярной армии захватчиков. Чтобы противостоять даже небольшому отряду постоянно скрывающихся в густых лесах воинов, врагам приходится распылить силы по всей захваченной территории. Уже доказано, что вооруженным сопротивлением партизан можно нанести «более значительный ущерб, чем регулярной армией при отражении агрессии» (руководство по ведению партизанской войны; разработано генштабом Швейцарии в 1987 году). Там же указано, что для успешной борьбы с партизанским движением противнику требуется многократное превосходство в личном составе. Это превосходство нельзя компенсировать самой современной военной техникой, так как в партизанской войне решающую роль играет человек. Впрочем, как покажет история Коловрата, иногда современная техника может сыграть решающую роль.

Батыя, впрочем, уже начинает беспокоить таинственный отряд урусов из полностью, казалось бы, уничтоженной Рязани. Правда ли восстали мертвецы, убитые чотгоры, не нашедшие покоя, – или это всего лишь горстка недорезанных сбегов? Правда ли это кроваво-красные мангусы пожирают войско своей пастью от неба до земли? Или козлоногие шулмасы пляшут в снежных вихрях, сводя с ума храбрых воинов? Или это сам сульде Чингисхана прогневался на недостойного внука?

Но дело шаманов – камлать и сражаться в подземных мирах с черными духами, а дело воинов – воевать.

Чтобы уничтожить дерзких нападавших, кем бы они ни были, Батый отправляет сильные полки – несколько тысяч элитных воинов из сменной гвардии – кешиктенов. Возглавить их вызывается шурин (или шурич – сын брата одной из жен) самого хана – Хостоврул, мечтающий о багатурских подвигах. Он же похвалился перед царем, обещая привести к нему Евпатия живого, лично участвуя в поединке один на один, как то повелось с древних времен – как бились Давид и Голиаф, Гектор и Ахилл и более знакомые нам Мстислав и Редедя, Ростислав Галицкий и польский воевода Ворш, Пересвет и Челубей.

Неизвестно, построил ли Хостоврул войска перед лесной чащей, вызывая урусского багатура на честный бой. Он вполне мог это сделать, красуясь перед кешиктенами и желая показать свое воинское искусство. Если ему удастся, а в этом сомнений быть не могло, выполнить обещание и притащить врага на аркане, то его ждали слава и почести, которые для молодого храбреца важнее любых наград.

Но возможно, что каратели окружили партизан и стали сжимать кольцо. «Повесть о разорении Рязани Батыем» пишет: и обступили Евпатия сильные полки татарские, стремясь его взять живым. И съехался Хостоврул с Евпатием. Евпатий же был исполин силою и рассек Хостоврула на-полы до седла. И стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил, одних пополам рассекал, а других до седла разрубал.


Это снова может быть эпическим преувеличением, а можем найти ряд совпадений – играющий со смертью Хостоврул мог выйти на поле без шлема и доспехов – с одним арканом, но скорее всего, боевая ярость удесятерила силы воеводы.

История говорит, что такие удары возможны, разрубали врага в доспехах и европейские рыцари, и японские самураи.

Добавим саблю Коловрата с утяжелением на конце из особой булатной стали или тяжелый боевой топор; поставленный, выверенный да неистовый удар – его оружие разрубает панцирь и тело врага. Чудо? Поддержка небесного воинства? Вполне может быть.

Говорить, что на войне чудес не бывает, может только тот, кто там никогда не был.

Последняя битва

Он же сказал: «О суетие человеческое! Кто, мертв сый, желает дарования тленного и власти исчезающей?» И, сие сказав, уснул вечным сном, и был по нем от всех плач велий во граде.

Былина

Увидя, что вражеский поединщик убит и монголы дрогнули, русское войско бросилось в битву с неистовой силой. Каратели отступили, оставив на поле сражения убитых и раненых.

Скорее всего, они недооценили количество партизан, ожидая найти в лесах несколько сотен полуживых беженцев.

Узнав о гибели Хостоврула и значительной численности выживших урусов, в дело вступает военный гений Субэдэя. Перед штурмом главных городов Владимирского княжества он решает бросить против Коловрата большие силы и, используя тактику облавной охоты, привычную монголам, берет партизанскую дружину, отягощенную пешими и ранеными, в смертельное кольцо – в небольшой крепости на высоком заснеженном холме.

По другой версии, Коловрат занял сильную позицию на старинной Коломенской дороге – в укрепленном погосте на границе Рязанского и Владимирского княжеств. Погостами на Руси в те времена называли места для сбора дани, таможенных платежей (мыта), стоянки купцов и прочего; в отдельных районах погосты одновременно выполняли функции пограничной заставы. Подобных укрепленных городков в русских княжествах XIII века были десятки, однако под место последнего боя рязанских витязей подходит всего один, находящийся на торговом пути, – обойти его монгольская армия не могла.

По еще одной из версий, кажущейся совсем уж неправдоподобной, он прошел через Берендеево болото и вышел на Плещеево озеро у Переяславля-Залесского, если предположить, что он атаковал монголов уже после взятия Москвы. Где именно было место последней битвы – нам, увы, неизвестно.

Но, скорее всего, войско Евпатия укрылось за деревянными стенами, как могло приготовилось к осаде – полили речной водой склоны холма, сделали засеку из поваленных деревьев.

Атака лучников ни к чему не привела: воины закрыты частоколом и прочными щитами.

Взбешенный Батый бросает в бой личную гвардию, кешиктенов-багатуров, что «бились перед очами хана», но взять острожек с налета у них не вышло. Тогда хладнокровный и расчетливый Субэдэй предлагает уничтожить крепость из осадных орудий.

По одной из версий, сотники приходят в изумление: «Мы со многими цари во многих землях на многих бранех бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, ни отци наши возвестиша нам. Сии бо люди крылати и не имеюще смерти». На помощь приходят шаманы, вызнавшие в нижних мирах, что мертвецов не берет железо, но камни, взятые из земли, их погубят. Суеверные монголы, ни на секунду не сомневаясь, используют камнеметы только поэтому.


Камнеметчики устанавливают орудия, натяжные натягивают канаты, заряжающие укладывают камни в пращи, команда – и в урусов летят сотни каменных и глиняных снарядов, стрелы с «наконечниками, как три меча» – тремя заостренными лопастями.

Многие историки сомневаются в возможности атаковать отряд из стенобитных орудий, предполагая, что Коловрат бьется в чистом поле, а воины его ловко увертываются от гигантских глыб.

Представим себе установку сюань фэн у пао – из пяти вихревых камнеметов.


Или многолучные аркбаллисты сань гун доу-цзы ну, бьющие на 500 метров.


Или же многозарядный крепостной арбалет шэнь би чуан-цзы лянь чэн ну.


А таких мобильных установок могло быть великое множество. В таком случае от снарядов, закрывающих небо, щитами, как от стрел, не закрыться. В китайской литературе было даже выражение «ши ши жу юй» («стрелы и камни сыплются подобно дождю»). Но если войско Евпатия находилось на холме, да еще и в острожке, окруженном телами погибших и неприятельскими войсками, то убежать ему было некуда.

«И возбоялись татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин. И навели на него множество орудий для метания камней, и стали бить по нему из бесчисленных камнеметов, и едва убили его».

Когда острожек оказался полностью разрушен, воины извлекают из развалин окровавленные тела убитых и выживших – и приносят Батыю.

Царь же Батый послал за мурзами, и князьями, и санчакбеями, и стали все дивиться храбрости, и крепости, и мужеству воинства рязанского. И сказали царю приближенные: Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно на конях бьются – один с тысячею, а два – с десятью тысячами. Ни один из них не съедет живым с побоища». И сказал Батый, глядя на тело Евпатьево: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, – держал бы его у самого сердца своего». И отдал тело Евпатия оставшимся людям из его дружины, которых похватали на побоище. И велел царь Батый отпустить их и ничем не вредить им.


Могила Коловрата

 
Где честная могила Евпатия,
Знают ясные зори с курганами.
Знала старая песня про витязя,
Да и ту унесло вихрем-вихорем.
 

Старинная песня

По одной из версий, раненые воины доставили тело в Рязань, где князь Ингварь с великими почестями похоронил героя в основании Рязанского собора.


Холм Могила Богатыря, Рязанская обл.


Герб Рязани

По другой версии, народной, «изнемогшие от великих ран» пять русских витязей доставили тело Евпатия Коловрата на Зарайскую землю и похоронили на левом берегу реки Вожи, между селениями Китаево и Николо-Кобыльское; это место близ деревни Калиновка (бывшее Остроухово) в народе известно как Могила Богатыря. Его могилу называют «Часовней» – из-за часовенки, стоявшей на холме. Когда в тридцатых годах часовню разобрали, испытывая в колхозе нужду в кирпичах, нашли в подполье камень, под которым и была могила «какого-то былинного богатыря».


Сейчас там, на берегу Вожи, среди бескрайних полей одиноко уходит в небо высокий курган, до сих пор известный среди местных сельчан как Могила Богатыря.

Еще одна версия – похоронили витязя в семи километрах от Зарайска на берегу реки Осетр близ деревни Карманово. Именно там создают сейчас историческую базу «Кремль имени Евпатия Коловрата».

Еще одна версия, рязанского археолога Игоря Канаева. По его утверждению, могила Коловрата была в дубовой роще близ рязанского городка Исады. Один из дачников даже нашел надгробную плиту, но случайно уронил с лодки и утопил в реке Ранове, создав этим еще одну народную быль. Плиту так и не нашли.

Удивительное дело, часто народные сказания отрицаются историками, хотя именно народ и создает историю. Но даже такое обилие легенд про могилу Евпатия поднимает героя на незыблемый уровень народной любви и почитания, куда более важный, чем письменные источники.

Придет время – появятся источники, созданные самими же историками.

Народную любовь надо заслужить.

Богатырь Евпатий Коловрат: правда и вымысел

Евпатий Коловрат – русский былинный герой, о существовании которого споры не прекращаются вот уже в течение долгих десятилетий. Кто это? И был ли он на самом деле? За какие заслуги ему посвящают песни и устанавливают памятники?

В 1237 году на Рязанскую землю пришли войска Батыя. Их путь был достаточно легким, поскольку земли Руси были густонаселенными, и практически в каждом городе верховодили родственники – князья, боровшиеся друг с другом за власть. Эти распри и стали главной причиной того, что монголо-татары за несколько лет прокатились смертоносным перекати-полем по русским землям.

Легкомысленное отношение к опасным соседям привело к тому, что оборонительных сооружений на пути следования войска практически не существовало. Укрепляли только сами города.

Предыстория

Единственным серьезным письменным свидетельством существования Евпатия Коловрата считается «Повесть о разорении Рязани Батыем». Она существует в нескольких версиях-списках, причем эти варианты изложения событий, хотя и имеют общие черты, разнятся в деталях. Например, в одних из них говорится о том, что Евпатий был боярином, в других – воеводой.

Падение Рязани

В момент, когда орды приближались к Рязани, Юрий Игоревич отправил своего брата (или племянника – тут вопрос тоже спорный) Ингвара Игоревича за помощью в Чернигов. Вместе с Ингваром отбыл и Евпатий. Историки считают, что Ингвар на самом деле к тому времени уже умер, и летописцы, писавшие «Повесть о разорении Рязани Батыем», просто ошиблись.

Как бы там ни было, Ингвар вернулся с Епатием Коловратом на Рязанскую землю и увидел там страшную картину: «…города разорены, церкви пожжены, люди убиты. И помчался во град Рязань и увидел город разорен, государей убитых и множество народа полегшего: одни убиты и посечены, другие пожжены, а иные в реке потоплены.»

Рязань была защищена десятиметровыми валами, на которых стояли дубовые стены с бойницами. Укрепления поливали водой, которая замерзала и делала город еще неприступнее. Люди бессменно вели сражение на стенах. Но защитников было мало, и силы их иссякали, тогда как войска ордынцев накатывались волнами – уставших и раненых воинов сменяли другие, отдохнувшие, сытые и подлеченные.

В итоге после пятидневного штурма город пал. Это произошло 21 декабря 1237 года.

Подвиг Евпатия

Вернувшийся на пепелище, Ингвар похоронил родственников и объявил траур (плач) по погибшим. Затем собрал полторы тысячи воинов, уцелевших за стенами Рязани, и отправился мстить обидчикам. Догнал он их под Суздалем и напал внезапно, с тыла. В этой битве особо отличился Коловрат. Он проехал сквозь войско ордынцев, разрубая врагов «до седла». Когда его оружие тупилось, он брал мечи врага и продолжал свой кровавый путь.

Батый послал биться с ним Таврула – брата своей жены. Этого персонажа также упоминают в былинном эпосе под именем Бахмет Тавруевич (Хоставрул). Он похвалялся привезти хану живого Коловрата. Однако Евпатий в бою «рассече его на полы до седла».

И после тяжкой битвы, один на один с самим Таврулом, богатырь не сдавался, и тогда монголо-татары в ход пустили самое тяжелое оружие – по́рок. Это катапульты, или баллисты, использовавшиеся в качестве осадного орудия. Снарядами служили тяжелые камни. Точность попадания у них чрезвычайно мала – значит, ордынцы не жалели своих для того, чтобы поразить такую важную «мишень». И им это в конце концов удалось.

Сам хан признал доблесть воина заслуживающей уважения: «И сказал Батый, глядя на тело Евпатьево: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, держал бы его у самого сердца своего».

Он приказал захваченным в плен русичам отвезти тело на родину и похоронить с почестями.

Вопросы и еще раз вопросы…

Часто возникает вопрос – был ли Евпатий христианином? В качестве аргументов приводятся, в частности, его имя и фамилия. Те, кто считает его язычником, указывают на коловрат – славянский языческий символ солнца, а также на то, что такого имени нет в Святцах. А после возникновения христианства на Руси у знатных людей вошло в моду давать детям «правильные» имена.

Противники этой теории считают, что Евпатий – видоизмененное имя Ипатий, и в святцах есть такой святой – Ипатий Гангрский. Фамилия же, по мнению прохристианских исследователей, свидетельствует лишь о воинских умениях. Коловрат – это разновидность русского арбалета.

Другие ученые считают, что Евпатий символизирует Русь, которая погибает, но не сдается врагу повести характерны черты эпических былинных песен XIII-XIV веков. То есть это произведение можно считать больше художественным, нежели историческим. Соответственно здесь присутствуют гипербола и символизм. Да и неточности с персонажами указывают на то, что рассматривать повесть в качестве серьезного исторического документа не стоит.

Но как бы там ни было, наверняка во времена нашествия Батыя встречались подобные подвиги и были люди невиданной силы духа. Благодаря им русские прославились как удивительный и заслуживающий всяческого уважения народ.

Читайте также:

Памятник в Рязани Евпатию Коловрату: фото, описание, где находится?

В Рязани памятник Евпатию Коловрату открыли в октябре 2007 года. Монумент работы скульптора О. Седова расположился на Почтовой площади, недалеко от Кремля. Статуя представляет собой народного героя на лошади, стоящей на гранитном пьедестале красного цвета. Колер постамента символизирует родную землю, орошенную кровью, за которую и сложил свою голову Евпатий. Муниципалитет города планирует доработать архитектурную часть памятника, добавив в его оформление каскадный фонтан, топиарные цветники, декоративные камни с высеченными цитатами из «Повести временных лет».

памятник в рязани евпатию коловрату

Если верить «Повести о разорении Рязани Батыем», воевода находился в Чернигове вместе с князем Ингваревичем, где просили помощи в противостоянии против монголов. Узнав о вторжении врага в родное княжество, Евпатий Коловрат, памятник которому в Рязани сейчас находится в центре города, вместе со своим войском спешно двинулся на защиту родной земли. Однако по прибытии на место богатыри увидели полностью разоренное поселение и множество убитых горожан. Собрав уцелевших людей, воевода с дружиной численностью 1700 человек пустился в погоню за монголами.

Враг был настигнут в Суздальских краях, в беспощадной битве полностью уничтожен арьергард монголов. Батый, находясь в изумлении, послал в подкрепление своего самого сильного богатыря – Хостоврула с дополнительным войском. Монгольский воин обещал привести Коловрата живым, однако был повержен в бою с ним. Несмотря на значительный перевес в живой силе, татары потеряли много воинов и проиграли очередную битву.

Подвиг рязанского воеводы

Памятник Евпатию Коловрату в Рязани символизирует безграничное мужество и верность Родине. Согласно преданию, переговорщик от Батыя на вопрос о том, чего хотят воины Евпатия, получил ответ – «Умереть!». В результате русская дружина была разгромлена, но это далось монголам с неимоверным трудом. Некоторые древние источники свидетельствуют о том, что врагам удалось уничтожить отряд Коловрата только при помощи камнеметных орудий, которые применялись для разрушения укреплений.

памятник евпатию коловрату в рязани фото

Батый был поражен смелостью, военным искусством, отчаянностью и мужеством русского витязя. Он даже говорил, что отдал бы многое и больше, чтобы суметь переманить воина на свою сторону. Монгольский хан в знак почета и уважения отпустил уцелевших русских солдат без причинения им вреда. Им же он отдал тело убиенного Евпатия. О дружине воеводы еще долго слагали легенды, говорили, что ее люди не знали смерти и готовы были биться с самой Тьмой.

О чем говорит «Летопись»?

Памятник Евпатию Коловрату в Рязани (фото представлено в статье) полюбился жителям, стал настоящим украшением города. Если вернуться к историческим летописям, можно отметить, что после разорения Рязани, татаро-монголы двинулись на Коломну. Для противостояния врагу Юрий Владимирский и Роман Игоревич должны были со своими дружинами объединиться и защитить родную землю. Однако переяславский князь Ярослав никого на помощь не прислал.

В результате жестоких сражений князь Еремей и Роман погибли, войско их было уничтожено практически полностью. Летописцы сообщают, что в ходе битвы за Коломну смертельную рану получил царевич Кулькан. Несмотря на то что противостояние под Коломной стало одним из крупнейших за время нашествия Батыя, переломить ситуацию оно не позволило.

Из княжеской знати в живых остался только брат князя Олега, который был пленен, а также Игорь Игоревич, отправившийся в Чернигов с прошением о подкреплении. Согласно летописям, после погромов Рязани уцелевшими остались только каменные остовы зданий, все остальное выгорело дотла.

памятник евпатию коловрату в рязани описание

Образование Золотой Орды

Где находится памятник Евпатию Коловрату в Рязани, мы рассмотрели выше. Этот монумент стал еще одним напоминанием о древней истории, в которой было много войн и жертв. После трагической гибели русского воеводы отряды Батыя двинулись вглубь — к Суздалю, Ростову, Владимиру, Твери, Ярославлю. Не дойдя сотню километров до Новгорода, монгольский предводитель развернул войска на юг. Связано это было с весенней распутицей и большими потерями в предыдущих боях.

Осенью 1238 года завоеватели повторно опустошили рязанское княжество и двинулись далее. С 1239 по 1240 год включительно были разгромлены княжества в Переяславе, Северном Чернигове, взят Киев. Невзирая на яростное сопротивление, вся Южная Русь была разорена и сожжена. Памятник в Рязани Евпатию Коловрату – напоминание современным поколениям о тех далеких и страшных временах, которые закончились сотнями лет ига. В 1241-м Батый опустошает Венгрию, Балканы, Польшу, дойдя до Адриатического моря. Однако у хана было неспокойно на душе. Ведь позади осталась униженная и разграбленная, но непокоренная Русь. В связи с этим Батый вынужден вернуться в степи Приволжья, чтобы образовать так называемую Золотую Орду. Это мощное государство заняло земли волжских булгар, Крым, западную Сибирь, Хорезм, Приуралье, Половецкую степь. Столица Сарай-Бату расположилась недалеко от современной Астрахани.

евпатий коловрат памятник в рязани где находится

Где возведен памятник Евпатию Коловрату в Рязани?

В 2007 году на пересечении улицы Астраханской и Почтовой установлен монумент героическому воеводе Евпатию Коловрату. Этому же персонажу ранее был смонтирован памятник в городе Шилово, поскольку, судя по летописным источникам, именно это место было родиной витязя.

Памятные произведения

Образ русского богатыря увековечен в гравюрах, картинах, песнях, стихах и былинах. Среди произведений искусства можно выделить следующие работы:

  • «Песня про боярина Коловрата Евпатия» (1859 год, Лев Мей).
  • «Сказание о Коловрате, хане Батые, Троеручнице, Черном Идолище и Спасе Иисусе Христе» (1912 год, Сергей Есенин).
  • «Слово о Евпатии Коловрате» (1941 г., Сергей Марков).
  • Под названием «Евпатий Коловрат» вышли также следующее произведения искусства и кинематографа – работа В. Ряховского, А. Красавина (2003), мультфильм о подвиге богатыря (1985), музыкальные композиции от группы «Киборг» (2007), В. Викторова и Г. Попова, Льва Прозорова (2009).
  • Компьютерная игра «Золотая Орда» (2008).
  • Творения «Русской группы» – «Коловрат с националистическими текстами».
  • Песня от коллектива «Моя дерзкая правда».

Памятник Евпатию Коловрату в Рязани, описание которого приведено выше, также стал одним из символов увековечивания подвига русского героя в памяти народа.

 где возведен памятник евпатию коловрату в рязани

В завершение

Хотя летописцы в официальных документах рязанского воеводу практически не упоминают, а «Повесть о разорении Батыем Рязани» относится к художественному типу произведений, реалистичность подвига и богатыря не оспаривается. Сейчас имеется несколько вариантов данной повести. В одном из них сообщается, что воевода был похоронен в Рязанском Соборе 18-го января.

памятник в рязани евпатию коловрату адрес

Энциклопедии военно-исторического направления указывают, что герой был рожден в местечке Фролово (сейчас – село в Шиловском районе). Для тех гостей города, которые решили посетить легендарный монумент – адрес памятника Евпатию Коловрату в Рязани: пересечение Почтовой площади и улицы Астраханской (центр города, рядом с Кремлем).

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о