Коммуникативная целесообразность речи это: §4.Коммуникативная целесообразность речи – 5.1 Коммуникативная целесообразность

§4.Коммуникативная целесообразность речи

К качествам «хорошей» речи относятся те, которые определяют ее коммуникативную целесообразность. Это точность, выразительность и богатство (иногда к коммуникативным качествам относят также чистоту, ясность и понятность).

Точность речи связывается с точностью словоупотребления, правильным использованием многозначных слов, синонимов, антонимов, омонимов. Важнейшее условие точности - соблюдение лексических норм. Речь является точной, если говорящий отбирает слова и конструкции, которые точнее других передают оттенки смысла, существенные именно для данного высказывания. Например, если об очень громком крике мы скажем «оглушительный», то точнее информируем слушателя. Или если выберем уместное слово из синонимического ряда (строить - возводить) для текста делового стиля: «Строители обещали построить здание в сентябре, а к октябрю - завершить все отделочные работы».

Если говорящий заботится о том, чтобы обеспечить обратную связь, вызвать у слушателя нужную реакцию на сообщение - интеллектуальную (сделать понятным), эмоциональную (пробудить чувство), волевую (заставить действовать), то это является свидетельством

выразительности его речи.

Выразительность может создаваться на уровне всех языковых единиц. В публичной речи и деловом общении часто используют специфические изобразительные средства, делающие высказывание ярким, образным, эмоциональным.

Это так называемые риторические фигуры - зафиксированные обороты речи, слова и выражения в переносных значениях, являющиеся украшением текста. Они обогащают и разнообразят сообщения. В риторике традиционно различались фигуры мысли (средства выделить именно данную мысль, которые не менялись от пересказа иными словами) и фигуры слова (способ привлечь внимание и определенному месту речи). Фигуры слова, в свою очередь, делились на фигуры прибавления, убавления, перемещения, переосмысления слов. Последние называют тропами.

Риторические фигуры мысли

1.Антитеза

Противопоставление

Горька работа, да сладок хлеб

2.Оксюморон

слияние парадоксальных противоположностей

Счастливый неудачник

3.Восклицание

призыв, воздействие на эмоции

О времена!

О нравы!

4.Обращение

обращение к слушателям

Слушайте граждане...

5.Вопрос

передает размышления автора

Неужели вы передумаете?

6.Амплификация

распространение

Не буду говорить о том, что ты лжец, вор, бюрократ, скажу лишь...

РИТОРИЧЕСКИЕ ФИГУРЫ СЛОВА

Фигуры прибавления (повторы)

1.Анафора

единоначатие

Жди, когда снега метут, жди, когда жара ...

2.Эпифора

единоокончание

Без вдохновения бессилен талант, без работы над собой бессилен талант

Фигуры убавления

1.Эллипсис

пропуск слов

Мы встаем, и тотчас на коня ...

Фигуры перемещения

1.Инверсия

обратный порядок слов

Тамара в театр пошла

2.Параллелизм

однотипное построение предложений или их частей

Мы едим, чтобы жить, а не живем, чтобы есть.

Фигуры переосмысления (тропы)

1.Метафора

перенос значения по сходству

Все новые волны молодежи приходят в университет ...

2.Метонимия

перенос по смежности

Из министерства пришла бумага ... (т. е. официальный документ)

3.Синекдоха

перенос значения по количеству

И слышно было до рассвета, как ликовал француз

4.Ирония

перенос по противоположности

Откуда, умная, бредешь ты, голова ...

5.Гипербола

усиление значения

Мы с вами сто лет не виделись!

6.Литота

преуменьшение

Море по колено.

Экспрессию создают также сравнения, эпитеты (художественные определения), цитаты, фразеологизмы, пословицы, крылатые слова.

Добиться точности и выразительности можно лишь при условии, что говорящий владеет разнообразными средствами языка, разными способами передачи одного и того же смысла, если речь его достаточно богата. Показатели богатой речи - большой объем активного словаря (современный человек, в среднем, знает и использует 7 - 9 тысяч слов), разнообразие морфологических форм, синтаксических конструкций.

5.1 Коммуникативная целесообразность

Понятие коммуникативной целесообразности высказывания уже упоминалось в данном разделе. Недостаточно говорить или писать правильно, нужно еще иметь представление о стилистических градациях слов и выражений, чтобы уметь употреблять их в соответствующих коммуникативных ситуациях.

К качествам «хорошей» речи относятся те, которые определяют ее коммуникативную целесообразность. Это точность, выразительность и богатство (иногда к коммуникативным качествам относят также чистоту, ясность и понятность).

Точность речи связывается с точностью словоупотребления, правильным использованием многозначных слов, синонимов, антонимов, омонимов. Важнейшее условие точности - соблюдение лексических норм. Речь является точной, если говорящий отбирает слова и конструкции, которые точнее других передают оттенки смысла, существенные именно для данного высказывания. Например, если об очень громком крике мы скажем «оглушительный», то точнее информируем слушателя. Или если выберем уместное слово из синонимического ряда (строить - возводить) для текста делового стиля: «Строители обещали построить здание в сентябре, а к октябрю - завершить все отделочные работы».

Если говорящий заботится о том, чтобы обеспечить обратную связь, вызвать у слушателя нужную реакцию на сообщение - интеллектуальную (сделать понятным), эмоциональную (пробудить чувство), волевую (заставить действовать), то это является свидетельством выразительности его речи.

Выразительность может создаваться на уровне всех языковых единиц. В публичной речи и деловом общении часто используют специфические изобразительные средства, делающие высказывание ярким, образным, эмоциональным.

Это так называемые риторические фигуры - зафиксированные обороты речи, слова и выражения в переносных значениях, являющиеся украшением текста. Они обогащают и разнообразят сообщения. В риторике традиционно различались фигуры мысли (средства выделить именно данную мысль, которые не менялись от пересказа иными словами) и фигуры слова (способ привлечь внимание и определенному месту речи). Фигуры слова, в свою очередь, делились на фигуры прибавления, убавления, перемещения, переосмысления слов. Последние называют тропами.

6. Разговорная речь

РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬ, разновидность литературного языка, реализующаяся преимущественно в устной форме в ситуации неподготовленного, непринужденного общения при непосредственном взаимодействии партнеров коммуникации. Основная сфера реализации разговорной речи – повседневная обиходная коммуникация, протекающая в неофициальной обстановке. Таким образом, одним из ведущих коммуникативных параметров, определяющих условия реализации разговорной речи, является параметр «неофициальность общения»; по этому параметру она противопоставлена книжно-письменному кодифицированному литературному языку, обслуживающему сферу официального общения. Носителями разговорной речи являются люди, владеющие литературным языком, т.е. по параметру «носитель языка» данная разновидность противопоставлена прежде всего диалектам и просторечию.

Соотношение понятий разговорный – литературный, разговорный – кодифицированный, разговорный – письменный, разговорный – диалектный, разговорный – просторечный наполняется различным содержанием в разных национальных языках и в значительной степени определяется особенностями их исторического развития. Например, в силу большей активности диалектов на немецкой почве местные особенности в немецкой разговорной речи выражены сильнее, чем в русской. Неоднороден также языковой статус разговорной речи и ее место в системе оппозиций стандарт/субстандарт, язык/речь, язык/стиль. Таким образом, место разговорной речи в системе общенационального языка специфично. Особенности языковой ситуации и соотношение разговорной речи с другими подсистемами в пределах каждого конкретного языка нередко получают отражение и в названии данного языкового феномена (ср. Umgangssprache –

нем., Obecná češtiná – чешск., La langue parlée – франц., Conversational English – англ., Styl potoczny – польск. и др.).

Русская разговорная речь и ее место в системе литературного языка в современной русистике определяется по-разному. Некоторые исследователи рассматривают ее как устную разновидность в составе литературного языка (О.А.Лаптева, Б.М.Гаспаров) или как особый стиль (О.Б.Сиротинина). Группа ученых Института русского языка РАН под руководством Е.А.Земской разработала теоретическую концепцию, согласно которой русская разговорная речь (РР), являясь некодифицированной разновидностью литературного языка, противопоставлена кодифицированному литературному языку (КЛЯ) в целом и отличается от него как с точки зрения экстралингвистической (условиями употребления), так и с точки зрения собственно языковой (специфическими системно-структурными свойствами). Таким образом, КЛЯ и РР представляют собой две подсистемы внутри литературного языка, реализация которых определяется коммуникативными условиями: КЛЯ обслуживает сферу официального общения (личного и публичного), РР – сферу неофициального неподготовленного личного общения. Произошедшие за последние годы социально-политические перемены оказали определенное влияние на русскую языковую ситуацию: не столь жестким стало бинарное членение коммуникативного пространства на официальное и неофициальное, границы функциональных сфер оказались более проницаемыми, что привело, с одной стороны, к широкому вторжению разговорных элементов в устную публичную речь, в язык средств массовой коммуникации, а с другой стороны – к активизации употребления иноязычных слов, элементов официально-деловой и специальной речи в повседневном бытовом общении. Таким образом, можно говорить о социально обусловленных изменениях, коснувшихся самих условий реализации разных типов речи (официальное/неофициальное, личное/публичное, подготовленное/неподготовленное общение и др.). Это касается также и такого определяющего параметра, как установка говорящего на тот или иной тип коммуникации. Изменившиеся условия реализации повлияли на характер языковых процессов в разных коммуникативных сферах, но тем не менее не отменили самого членения литературного языка на КЛЯ и РР.

Многие языковые особенности разговорной речи определяются ее тесной спаянностью с ситуацией. Являясь полноправной составной частью коммуникативного акта, ситуация «вплавляется» в речь, что является одной из причин высокой эллиптичности разговорных высказываний. Коммуникативный акт в разговорной речи характеризуется тесным взаимодействием вербальных и невербальных (жесто-мимических) компонентов. Различные паралингвистические показатели, активно включаясь в контекст, могут заменять собственно языковые средства выражения. Ср.: А. А куда же Саша-то делся? Б. Он (наклоняет голову к сложенным вместе ладоням, показывая жестом 'спит'). Тесный контакт разговорной речи с языком жестов позволяет говорить о скоординированности и взаимоприспособленности двух кодов – вербального и визуального, об активном взаимодействии жестовой и разговорной грамматики.

Коммуникативная целесообразность речи Википедия

Коммуникативная целесообразность речи — рациональный выбор языковых средств сообразно коммуникативной ситуации, использование средств языка в конкретных условиях общения в соответствии с его целями. В теории культуры речи принцип коммуникативной целесообразности понимается как  «соответствие языковых форм условиям и целям общения»[1] и, в отличие от нормы, которая одинакова для всех членов языкового коллектива, зависит от «функционального стиля речи, социальных различий и коммуникативной цели»[2]. Целесообразность является важнейшей категорией при оценке речи.

Коммуникативная целесообразность речи проявляется во многих аспектах: уместности обсуждаемой проблемы, актуальности содержания, логичности, точности, выразительности.

Из истории понятия

Принцип коммуникативной целесообразности обоснован в работах Б.Н. Головина, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, Л.И. Скворцова, Н.А. Ипполитовой, И.Б. Голуб, О.Н. Лагуты и др. Б.Н. Головин впервые в отечественной науке представляет системное описание коммуникативных качеств «хорошей» речи, «реальных свойств ее содержательной и формальной стороны»[3]. Становится доминирующим понимание того, что понятие культуры речи значительно шире понятия языковой нормы. Б.Н. Головин, В.Г. Костомаров, А.А. Леонтьев рассматривают коммуникацию с позиции целесообразности — соответствия речи условиям общения и коммуникативным задачам речевых партнеров. Именно в речевой (коммуникативной) ситуации проявляются индивидуальные свойства языковой личности (Ю.Н. Караулов, И.А. Стернин и др.). При этом уточняется, что коммуникативная целесообразность  представляет собой безусловное требование культуры речи (Н.А. Ипполитова, О.Ю. Князева,  М.Р. Савова и др.).

Альтернативная точка зрения

Ученые отмечают неоднозначность понятия «коммуникативная целесообразность». По мнению Б.Н. Головина, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, в речевом акте принцип коммуникативной целесообразности выходит на первый план. Ученые высказывают весьма прогрессивную для 70-х гг. 20 века идею о том, что коммуникативная целесообразность, в отличие от нормы, которая статична, выводит отношения языковой личности за пределы языковой структуры, «в сложную область связей и отношений языка и действительности, языка и сознания»[4]. Если норма, как правило, утверждает один вариант, то коммуникативная целесообразность позволяет из множества вариантов в короткое время выбрать тот (не всегда нормированный), который необходим в конкретных условиях общения и значим для автора в плане реализации задуманного.

В.Г. Костомаров в качестве одного из ведущих принципов при определении нормы выделяет именно принцип коммуникативной целесообразности. При этом ученый, отмечая естественные процессы изменений в современном русском языке и его коммуникативные функции, делает вывод, что ключом к пониманию коммуникативной целесообразности выбора тех или иных языковых средств сегодня может стать общая социальная атмосфера, торжествующая мода, определяющие общественный вкус[5]. В.Г. Костомаров справедливо подчеркивает, что в современной массовой культуре, к сожалению, регулятором культурно-речевого поведения часто становится абсурдная мода, которая меняет представления о правильном и эффективном использовании языка.

Уместность речи

Важнейшим критерием коммуникативно-целесообразной речи является ее уместность. Уместность речи — «такая организация средств языка, которая делает речь отвечающей целям и условиям общения; соответствие теме сообщения, его логическому и эмоциональному содержанию, составу слушателей или читателей, информационным, воспитательным, эстетическим и иным задачам письменного или устного выступления»[6]. Уместность речи — особое коммуникативное качество, которое проявляется в стилистической и содержательной обоснованности.

Содержательные и стилистические аспекты речи тесно между собой связаны и дополняют друг друга. Уместность речи регулирует наше речевое поведение. Выбор языковых средств «зависит от контекста, ситуации, психологических характеристик личности собеседника»[7]. Умение подобрать нужные слова, интонацию в той или иной ситуации общения является важнейшим условием успешной коммуникации, эффективного взаимоотношения собеседников, возникновения обратной связи.

Выбор конкретных языковых средств — слов, предложений, конструкций — регулируется стилем языка, регламентируется контекстом, определяется коммуникативной ситуацией и личностными характеристиками коммуниканта. Так, от оратора ожидается использование приемлемых для аудитории стилистических приемов и выразительных средств, а также выбор проблематики, доступной пониманию и интересной слушателям. Например, слушателям, не владеющим научной терминологией, сложно понять виртуозно владеющего научным стилем оратора. В то же время лекция, прочитанная в увлекательной популярной манере, будет понятна любому слушателю.

Коммуникант (оратор, выступающий, говорящий) пользуется различными способами коммуникативной адресации. Большую роль играет личностно-психологическая уместность: образ участника коммуникации, особенности аудитории (возраст, социальная и профессиональная принадлежность, национальность и т. д.).

Актуальность речи

Актуальность речи — важная составляющая коммуникативной целесообразности. Именно она делает речь современной и злободневной. В то же время актуальность текста не означает его сиюминутность, востребованность на текущий момент. Существует прецедент актуальных тем, которые остались злободневными на многие поколения вперед и после того, как нашлось их решение. Ярким примером тому является известная речь Цицерона в защиту Гая Рабирия, привлеченного к суду по обвинению в государственном преступлении. Выступление оратора отличается высокой гражданственностью, стремлением восстановить справедливость. Блестящая речь Цицерона о необходимости властью соблюдать закон, о справедливости, о нравственных ценностях до сих пор не утратила своей актуальности и сегодня.

Логичность речи

Логичность речи — «одно из основных коммуникативных качеств речи, смысловое сцепление единиц языка в речи, соответствующее законам логики и правильного мышления»[8]. Наиболее строгие требования предъявляются к научному стилю.

Наличие в речи логических ошибок значительно снижают ее коммуникативную целесообразность. «Речь признается логичной, если она отражает элементы реальной действительности и определяет понятия, объективно передает их связи и отношения, соответствует правилам операций с понятиями и законами мышления»[9]. Нарушения логики речи могут быть связаны как с отельными частями текста (словами, словосочетаниями, предложениями), так и композицией целого текста и его отдельных фрагментов.

И.Б. Голуб в книге «Книга о хорошей речи»[10] определяет следующие законы логики: закон тождества, закон противоречия, закон исключенного третьего, закон достаточного основания. По мнению И.Б. Голуб, иногда в целях общения необходимо нарушать законы логики, если это не противоречит коммуникативной целесообразности.

Точность речи

Точность речи — «коммуникативное качество речи, формируемое на основе связи речи с действительностью и мышлением и осознаваемое через соотнесение семантики речи с выражаемой и формируемой речью информацией (Б. Н. Головин)»[11]. Точность речи определяется умением четко и ясно выражать свои мысли с соблюдением лексических и синтаксических норм. «Точное словоупотребление обеспечивается в первую очередь знанием системы лексических значений многозначного слова (полисемии), слов в синонимическом ряду, разграничением омонимов, паронимов, хорошим знанием значений слов узкой сферы употребления (иноязычных, профессиональных, архаичных и т. п.)»[12].

Коммуникант должен так отбирать речевые конструкции, чтобы как можно точнее передать все оттенки смысла, важные для каждой коммуникативной ситуации. Необходимо избегать двусмысленности (амфиболии), тавтологии, смешения паронимов и синонимов .

Выразительность речи

Выразительность речи, важнейший аспект коммуникативной целесообразности, достигается на уровне всех языковых единиц. «Такие особенности речевой структуры, которые поддерживают внимание и интерес у слушателя или читателя»[13]. Выразительность (экспрессия) создается употреблением изобразительно-выразительных средств языка (тропов, стилистических фигур), крылатых слов, пословиц и поговорок и т. п., делающих высказывание ярким, образным, эмоциональным.

Коммуникативная целесообразность речи определяет «коммуникативный успех (коммуникативный оптимум дискурса, успешность общения, оптимальный результат общения, эффективность общения, прагматический эффект коммуникативного взаимодействия, осуществление иллокуции, перлокутивный эффект, осуществление интенции, персуазивный эффект)»[14], при котором говорящий решает все поставленные им коммуникативные задачи. Важнейшим фактором успешной коммуникации является коммуникативная компетентность участников общения.

Примечание

  1. Лагута О. Н. Стилистика. Культура речи. Теория речевой коммуникации: Учебный словарь терминов. Учебное пособие / Отв. ред. Н. А. Лукьянова. — Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2000. — 147 с.
  2. Лагута О. Н. Стилистика. Культура речи. Теория речевой коммуникации: Учебный словарь терминов. Учебное пособие / Отв. ред. Н. А. Лукьянова. — Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2000. — 147 с.
  3. Головин Б.Н. Основы культуры речи / Б.Н. Головин. — [Учеб. для вузов по спец. "Рус. яз. и лит."]. — Москва: Высшая школа, 1988. — 319 с.
  4. Головин Б.Н. Как говорить правильно: заметки о культуре русской речи. — Москва, 1988. — С. 44-45. — 160 с.
  5. Костомаров В.Г. Наш язык в действии: очерки современной русской русской стилистики. — Москва: Гардарики, 2005. — 287 с.
  6. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. — Назрань: Пилигрим, 2010. — 485 с.
  7. Лагута О. Н. Учебный словарь стилистических терминов. — Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 1999. — 71 с.
  8. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. — Назрань: Пилигрим, 2010. — 485 с.
  9. Азимов Э.Г., Щукин В.Н. Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — Москва: Издательство ИКАР, 2009. — 448 с.
  10. Голуб И. Б. Книга о хорошей речи. — Москва: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. — 267 с.
  11. ↑ Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — под ред. М.Н. Кожиной; члены редколлегии: Е.А. Баженова, М.П. Котюрова, А.П. Сковородников. — Москва: 2-е изд., испр. и доп. Флинта: Наука. — 696 с.
  12. ↑ Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — под ред. М.Н. Кожиной; члены редколлегии: Е.А. Баженова, М.П. Котюрова, А.П. Сковородников. – 2-е изд., испр. и доп.. — Москва: Флинта: Наука, 2006. — 696 с.
  13. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. — Пилигрим: Пилигрим, 2010. — 485 с.
  14. Лагута О. Н. Стилистика. Культура речи. Теория речевой коммуникации: Учебный словарь терминов. Учебное пособие. — Отв. ред. Н. А. Лукьянова.. — Новосибирск: Новосибирский государственный университет,, 2000. — 147 с.

Литература

  1. Голуб И. Б. Грамматическая стилистика современного русского языка : [Учеб. пособие для вузов по спец. "Журналистика"]. – М. : Высш. шк., 1989. – 202 с.
  2. Ипполитова Н.А. Русский язык и культура речи: учебник / Н.А. Ипполитова, О.Ю. Князева, М.Р. Савова. — Москва: Проспект, 2009. — 439 с.
  3. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. Изд. 5-е. — М.: Издательство ЛКИ, 2008. — 288 с.
  4. Караулов Ю. Н. Лингвокультурное сознание русской языковой личности : моделирование состояния и функционирования / Ю. Н. Караулов, Ю. Н. Филиппович ; Моск. гос. лингвист. ун-т, Ведущая науч. шк. «Рус. языковая личность». — Москва : Азбуковник, 2009. — 354 с.
  5. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 5-е, стереотипное. — М.: КомКнига, 1987. — 264 с.
  6. Леонтьев А. А. Язык, речь, речевая деятельность / А. А. Леонтьев. — 4-е изд., стер. — Москва : КомКнига, 2007. — 211 с.

См. также

Коммуникативная целесообразность речи Википедия

Коммуникативная целесообразность речи — рациональный выбор языковых средств сообразно коммуникативной ситуации, использование средств языка в конкретных условиях общения в соответствии с его целями. В теории культуры речи принцип коммуникативной целесообразности понимается как  «соответствие языковых форм условиям и целям общения»[1] и, в отличие от нормы, которая одинакова для всех членов языкового коллектива, зависит от «функционального стиля речи, социальных различий и коммуникативной цели»[2]. Целесообразность является важнейшей категорией при оценке речи.

Коммуникативная целесообразность речи проявляется во многих аспектах: уместности обсуждаемой проблемы, актуальности содержания, логичности, точности, выразительности.

Из истории понятия[ | ]

Принцип коммуникативной целесообразности обоснован в работах Б.Н. Головина, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, Л.И. Скворцова, Н.А. Ипполитовой, И.Б. Голуб, О.Н. Лагуты и др. Б.Н. Головин впервые в отечественной науке представляет системное описание коммуникативных качеств «хорошей» речи, «реальных свойств ее содержательной и формальной стороны»[3]. Становится доминирующим понимание того, что понятие культуры речи значительно шире понятия языковой нормы. Б.Н. Головин, В.Г. Костомаров, А.А. Леонтьев рассматривают коммуникацию с позиции целесообразности — соответствия речи условиям общения и коммуникативным задачам речевых партнеров. Именно в речевой (коммуникативной) ситуации проявляются индивидуальные свойства языковой личности (Ю.Н. Караулов, И.А. Стернин и др.). При этом уточняется, что коммуникативная целесообразность  представляет собой безусловное требование культуры речи (Н.А. Ипполитова, О.Ю. Князева,  М.Р. Савова и др.).

Альтернативная точка зрения[ | ]

Ученые отмечают неоднозначность понятия «коммуникативная целесообразность». По мнению Б.Н. Головина, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, в речевом акте принцип коммуникативной целесообразности выходит на первый план. Ученые высказывают весьма прогрессивную для 70-х гг. 20 века идею о том, что коммуникативная целесообразность, в отличие от нормы, которая статична, выводит отношения языковой личности за пределы языковой структуры, «в сложную область связей и отношений языка и действительности, языка и сознания»[4]. Если норма, как правило, утверждает один вариант, то коммуникативная целесообразность позволяет из множества вариантов в короткое время выбрать тот (не всегда нормированный), который необходим в конкретных условиях общения и значим для автора в плане реализации задуманного.

В.Г. Костомаров в качестве одного из ведущих принципов при определении нормы выделяет именно принцип коммуникативной целесообразности. При этом ученый, отмечая естественные процессы изменений в современном русском языке и его коммуникативные функции, делает вывод, что ключом к пониманию коммуникативной целесообразности выбора тех или иных языковых средств сегодня может стать общая социальная атмосфера, торжествующая мода, определяющие общественный вкус[5]. В.Г. Костомаров справедливо подчеркивает, что

Коммуникативная целесообразность речи Википедия

Коммуникативная целесообразность речи — рациональный выбор языковых средств сообразно коммуникативной ситуации, использование средств языка в конкретных условиях общения в соответствии с его целями. В теории культуры речи принцип коммуникативной целесообразности понимается как  «соответствие языковых форм условиям и целям общения»[1] и, в отличие от нормы, которая одинакова для всех членов языкового коллектива, зависит от «функционального стиля речи, социальных различий и коммуникативной цели»[2]. Целесообразность является важнейшей категорией при оценке речи.

Коммуникативная целесообразность речи проявляется во многих аспектах: уместности обсуждаемой проблемы, актуальности содержания, логичности, точности, выразительности.

Из истории понятия

Принцип коммуникативной целесообразности обоснован в работах Б.Н. Головина, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, Л.И. Скворцова, Н.А. Ипполитовой, И.Б. Голуб, О.Н. Лагуты и др. Б.Н. Головин впервые в отечественной науке представляет системное описание коммуникативных качеств «хорошей» речи, «реальных свойств ее содержательной и формальной стороны»[3]. Становится доминирующим понимание того, что понятие культуры речи значительно шире понятия языковой нормы. Б.Н. Головин, В.Г. Костомаров, А.А. Леонтьев рассматривают коммуникацию с позиции целесообразности — соответствия речи условиям общения и коммуникативным задачам речевых партнеров. Именно в речевой (коммуникативной) ситуации проявляются индивидуальные свойства языковой личности (Ю.Н. Караулов, И.А. Стернин и др.). При этом уточняется, что коммуникативная целесообразность  представляет собой безусловное требование культуры речи (Н.А. Ипполитова, О.Ю. Князева,  М.Р. Савова и др.).

Альтернативная точка зрения

Ученые отмечают неоднозначность понятия «коммуникативная целесообразность». По мнению Б.Н. Головина, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, в речевом акте принцип коммуникативной целесообразности выходит на первый план. Ученые высказывают весьма прогрессивную для 70-х гг. 20 века идею о том, что коммуникативная целесообразность, в отличие от нормы, которая статична, выводит отношения языковой личности за пределы языковой структуры, «в сложную область связей и отношений языка и действительности, языка и сознания»[4]. Если норма, как правило, утверждает один вариант, то коммуникативная целесообразность позволяет из множества вариантов в короткое время выбрать тот (не всегда нормированный), который необходим в конкретных условиях общения и значим для автора в плане реализации задуманного.

В.Г. Костомаров в качестве одного из ведущих принципов при определении нормы выделяет именно принцип коммуникативной целесообразности. При этом ученый, отмечая естественные процессы изменений в современном русском языке и его коммуникативные функции, делает вывод, что ключом к пониманию коммуникативной целесообразности выбора тех или иных языковых средств сегодня может стать общая социальная атмосфера, торжествующая мода, определяющие общественный вкус[5]. В.Г. Костомаров справедливо подчеркивает, что в современной массовой культуре, к сожалению, регулятором культурно-речевого поведения часто становится абсурдная мода, которая меняет представления о правильном и эффективном использовании языка.

Уместность речи

Важнейшим критерием коммуникативно-целесообразной речи является ее уместность. Уместность речи — «такая организация средств языка, которая делает речь отвечающей целям и условиям общения; соответствие теме сообщения, его логическому и эмоциональному содержанию, составу слушателей или читателей, информационным, воспитательным, эстетическим и иным задачам письменного или устного выступления»[6]. Уместность речи — особое коммуникативное качество, которое проявляется в стилистической и содержательной обоснованности.

Содержательные и стилистические аспекты речи тесно между собой связаны и дополняют друг друга. Уместность речи регулирует наше речевое поведение. Выбор языковых средств «зависит от контекста, ситуации, психологических характеристик личности собеседника»[7]. Умение подобрать нужные слова, интонацию в той или иной ситуации общения является важнейшим условием успешной коммуникации, эффективного взаимоотношения собеседников, возникновения обратной связи.

Выбор конкретных языковых средств — слов, предложений, конструкций — регулируется стилем языка, регламентируется контекстом, определяется коммуникативной ситуацией и личностными характеристиками коммуниканта. Так, от оратора ожидается использование приемлемых для аудитории стилистических приемов и выразительных средств, а также выбор проблематики, доступной пониманию и интересной слушателям. Например, слушателям, не владеющим научной терминологией, сложно понять виртуозно владеющего научным стилем оратора. В то же время лекция, прочитанная в увлекательной популярной

Целесообразность/уместность речи — Мегаобучалка

Как уже отмечалось, критерий целесообразности (коммуникативной целесообразности, уместности), как и критерий правильности, считается основным качеством речи.

Б.Н. Головин, отмечая одновременную условность и конкретность тер­мина уместность речи, предлагает такое определение: уместность — это “такой выбор, такая организация средств языка, которые делают речь отвеча­ющей целям и условиям общения” [Головин 1980, с. 233]. Исследователь акцентирует внимание на том, что уместность представляет собой функциональное качество речи, базирующееся на идеи целевой установки высказывания. В этом аспекте уместность понимается как “адекватность использованных средств заданиям высказывания” [Головин 1980, с. 237].

П.С. Дудик определяет уместность как неотъемлемый признак стилисти­чески безупречной, доскональной по своему содержанию и структуре речи. По мнению лингвиста, это коммуникативное качество речи реализуется тогда, “когда определенные ресурсы языка, его фонетические, лексические, фразеологические и грамматические средства полностью соответствуют условиям и цели каждого отдельного проявления речи, используются целесо­образно и эффективно” [Дудик 2005, с. 321-322]. При этом наиболее очевид­ным является тот факт, что “уместность речи проявляется на основе противо­поставления — в сопоставлении с неуместностью” [Дудик 2005, с. 322].

Б.Н. Головин разграничивает следующие типы уместности:

1. Уместность стилистическая, сущность которой заключается в том, что уместность отдельного слова, оборота, конструкции или композиционно-речевой системы в целом может определяться и регулироваться функциональным стилем и типом речи.

2. Уместность контекстуальная, которая предусматривает, что умест­ность отдельной языковой единицы регламентируется и таким фактором, как контекст, т. е. ее окружение, при этом могут наблюдаться случаи, когда определенное языковое средство, традиционно недопустимое для определен­ного функционального стиля или типа речи, в конкретном контексте оказывается уместным, кроме того, единственно возможным для достижения необходимого эффекта.



3. Уместность ситуативная, при которой об уместности речи можно говорить не только на отдельных языковых уровнях, но и в определенных речевых системах, в ситуациях речи, в стиле произведения в целом.

4. Уместность личностно-психологическая, включающая в свой состав фактор адресата высказывания [Головин 1980, с. 237-254].

О.Я. Гойхман и Т.М. Надеина, анализируя коммуникативную целе­сообразность речи, целиком справедливо отмечают, что недостаточно говорить или писать правильно, необходимо также иметь представление о стилистической градации слов и выражений, чтобы уметь использовать их в соответствующих коммуникативных ситуациях [Гойхман 2006, с. 37].

На важность данного коммуникативного качества указывает и Н.В. Кузнецова, определяя целесообразность как соответствие высказывания определенной ситуации, а целесообразную речь как такую речь, в которой учитывается, что говорит автор, кому он это говорит, где, когда и сколько [Кузнецова 2006, с. 33].

М.И. Ильяш, обращая внимание на неоднозначность понятия целесооб­разности речи, предлагает разграничить две разновидности целесообразности речи в соответствии с теми факторами, которые определяют данную целесо­образность:

1. Целесообразность речи, обусловленная экстралингвальными факторами, — целесообразность в этом аспекте следует понимать как отбор и организацию речевых средств в соответствии с теми требованиями, которые предъявляются к речи сферой общения, конкретной ситуацией, в котрой осуществляется речевой акт, целью и условиями общения.

2. Целесообразность речи, обусловленная внутриязыковыми факторами, к которым принадлежат соответствие слова и обозначаемого им предмета, контекстуальное и стилистическое соответствие [Ильяш 1984, с. 157-163].

В учебном пособии “Русский язык и культура речи” Н.А. Ипполитовой, О.Ю. Князевой и М.Р. Савовой также разграничиваются две разновидности уместности:

1. Уместность в широком смысле, которая отражает соблюдение в речи этических и коммуникативных норм, ее соответствие основным параметрам ситуации общения, поэтому такая разновидность проявления этого качества определяется как уместность ситуативная.

2. Уместность в узком смысле, которая предполагает реализацию названного качества в тексте, т. е. оценку целесообразности использования того или иного речевого средства в конкретном высказывании относительно особенностей этого речевого произведения (текстовая уместность) [Иппо­литова 2005, с. 185].

При этом отмечается, что уместность ситуативная представляет собой безусловное требование культуры речи, поскольку речь может быть эффективной только тогда, когда она уместна. Текстовая же уместность связана с выбором конкретных речевых средств в рамках коммуникативной ситуации. Соответственно текстовая уместность, по сути, входит в ситуатив­ную как составная часть [Ипполитова 2005, с. 185].

Поскольку целесообразность (уместность) речи не сводится только к целесообразности (уместности) стилистической, то это коммуникативное качество включает в сой состав также такие признаки, как содержательность и ясность речи.

Содержательность речи

Содержательность речи — это коммуникативное качество, которое “определяется информационным наполнением предаваемого, соответствием его теме сообщения” [Струганець 2000, с. 24].

Часто рассмотрение содержательности речи ограничивается анализом такого его качества, как краткость, под которой понимают “стремление выразить максимальную по объему информацию минимальным количеством слов” [Ильяш 1984, с. 148; Дудик 2005, с. 319-320]. Нарушение требования краткости речи приводит к речевой избыточности, или многословности, которая проявляется в использовании большего количества слов, чем этого требует передача определенной мысли. Следует отметить, что краткая речь, с одной стороны, является речью малословной по объему, конденсированным, словесно уплотненным, однако, с другой стороны, краткая речь не противо­поставляется речи простой.

Вместе с тем к искажению мысли часто приводит также речевая недостаточность, возникающая вследствие немотивированного пропуска слов и проявляющаяся в излишней лаконичности речи, вызывающей потерю смысла.

Таким образом, учитывая сказанное, содержательность речи можно определить как такое коммуникативное качество, которое предусматривает соотнесенность использованных языковых средств с содержанием передаваемой мысли.

Ясность речи. Ясность изложения предусматривает понятность речи ее адресату и достигается путем точного и однозначного использования слов, терминов, словосочетаний, грамматических конструкций [Гойхман 2006, с. 37]. Следовательно, ясность речи представляет собой однозначность передачи информации от адресанта к адресату. Ясность должна быть признаком хорошей речи во всех типах общения.

 

Чистота, богатство, выразительность,

образность, эстетичность и этичность речи

Чистота, богатство, выразительность, образность, эстетичность и этичность речи, с одной стороны, являются следствием и результатом таких качеств речи, как правильность, точность, логичность, целесообразность (уместность), а с другой стороны, в определенной степени выступают как самостоятельные качества речи (см. [Головин 1980, с. 166-232; Ильяш 1984, с. с. 104-147; Дудик 2005, с. 309-321; Гойхман 2006, с. 38; Кузнецова 2006, с. 29-33; Мацько 2003, с. 415; Ипполитова 2005, с. 194-224, с. 272-303]).

Чистота речи как одно из его коммуникативных качеств, по словам П.С. Дудика, достигается тогда, когда речь является нормативной и все ее элементы соответствуют литературной норме [Дудик 2005, с. 310]. В словре Л.В. Струганец чистота речи (языка) характеризуется как качество, “связан­ное с правильным литературно-нормативным произношением, с отсутствием нелитературных элементов: диалектизмов, вульгаризмов, плеоназмов, штампов, канцеляризмов, слов-паразитов и др.” [Струганець 2000, с. 74]. По определению Б.Н. Головина, чистотой речью называется также такая речь, в которой нет внелитературных элементов [Головин 1980, с. 166] (ср. [Ильяш 1984, с. 104; Гойхман 2006, с. 38; Кузнецова 2006, с. 29-30]).

По классификации М.И. Ильяша, чистота речи соотносится не только со стремлением избежать взаимодействия литературного языка с просторечием, жаргонами, проникновения в литературную речь диалектизмов, украинизмов или русизмов, но также со злоупотреблением некоторыми литературными элементами: иноязычными словами, канцеляризмами, словами паразитами [Ильяш 1984, с. 105-112] (ср. [Головин 1980, с. 166-184].

По мнению П.С. Дудика, все те, что принято называть чистотой речи, можно сгруппировать по таким двум основным сферам и способам ее проявления, как произносительная чистота и чистота лексическая [Дудик 2005, с. 310].

В учебном пособии “Русский язык и культура речи” Н.А. Ипполитовой, О.Ю. Князевой и М.Р. Савовой акцентируется внимание на том, что по совей сути чистота речи — это одно из проявлений правильности, которое сказывается в соблюдении языковых норм, прежде всего лексичсеких [Ипполитова 2005, с. 217].

Богатство речи (языка) традиционно связывают с большим объемом активного словаря, использованием семантически и стилистически различ­ных единиц, оперированием синонимичными возможностями языка [Струга­нець 2000, с. 11-12; Гойхман 2006, с. 38; Кузнецова 2006, с. 30; Дудик 2005, с. 326; Ипполитова 2005, с. 194]. Вместе с тем оценочные слова бедная или богатая по отношению к речи (языку) используют и ученые-филологи, и писатели, и литературные критики, и преподаватели разных учебных заведе­ний (см. [Головин 1980, с. 213]).

Как справедливо отмечает М.И. Ильяш, понятия богатства речи и разно­образия речи очень близки, но не тождественны. По мнению исследователя, под богатством речи нужно понимать, с одной стороны, значительное коли­чество речевых единиц, семантически и стилистически разнообразных, отли­чающихся словообразовательной и грамматической структурой. В языке существуют семантические группы слов (синонимы, антонимы и т. п.), большое количество многозначных и абстрактных слов, широко представлены стилистически дифференцированные единицы и т. д. — все это составляет богатство речи. В то время как разнообразие способов и средств выражения одной и той же мысли, одного и того же грамматического значения, которые подчеркивают именно разнообразие речи, одновременно свидетельствуют о ее богатстве [Ильяш 1984, с. 112-113].

В лингвистической литературе выделяются богатство и разнообразие речи на лексико-фразеологическом, словообразовательном, грамматическом и стилистическом уровнях [Дудик 2005, с. 326-329; Ильяш 1984, с. 112-113; Головин 1980, с. 215-232].

Речь разнообразную называют богатой, а речь однообразную — бедной [Ипполитова 2005, с. 194].

Богатство языка — это разнообразие единиц всех уровней языка — те сокровища языка, из которых строится речь. Но богатство языка — это только основа, база для богатства речи. Богатство речи каждого носителя языка — это плод его личных “накоплений”, заработанных в процессе овладения речью [Ипполитова 2005, с. 195].

Под выразительностью речи обычно понимается такая ее особенность, благодаря которой речь обращает внимание слушателя, читателя своей формой, логичным или эмоциональным подчеркиванием: “Выразитель­ностью речи называют такие особенности ее структуры, которые поддержи­вают внимание и интерес у слушателя или читателя; соответственно и речь, которой присущи эти особенности, будет называться выразительной” [Голо­вин 1980, с. 186; Струганец 2000, с. 13]. По определению Л.И. Мацько, выразительность состоит из двух принципов: информативной выразитель­ности (содержательной) и выразительной (чувственно-языковой), поэтому выразительность — это скорее признак структурной специфики текста, а не только слов [Мацько 2003, с. 416].

М.И. Ильяш, отталкиваясь от того факта, что выразительность можно понимать в широком и узком смыслах как все те средства и прием, с помощью которых у читателя возникает особый интерес и повышенное внимание к содержанию и форме речи. При этом образность входит в содержание выразительности: все то, что образно, одновременно и вырази­тельно, однако не все выразительное образно. Таким образом, исследователь приходит к выводу о том, что существует выразительность речи в узком понимании, которая исключает из своего состава и содержания образность. Осознавая, что очень часто трудно разграничить выразительные и образные (изобразительные) средства, М.И. Ильяш отмечает, что выразительность речи охватывает такие средства, как интонация, фразовое ударение, ритмоме­лодика, звуковая организация текста, экспрессивно-стилистическая лексика и фразеология, фигуры поэтического синтаксиса [Ильяш 1984, с. 130-147].

По мнению П.С. Дудика, нет достаточных основание для того, чтобы считать выразительность категориально отдельным признаком речи, посколь­ку внимание и интерес поддерживает каждый из позитивных коммуникатив­ных признаков речи: нормативность, логичность, точность, чистота, образность и др. Определения выразительность речи и выразительная речь являются понятиями нетерминологическими, они наслаиваются на другие позитивные признаки стилистически мотивированной, а следовательно, совершенной речи. Это касается и таких признаков, как чистота и яркость речи [Дудик 2005, с. 320].

Образность речи, во-первых, представляет собой “способ передачи определенных понятий через художественные образы, которыми воссоздается не совсем обычное видение, восприятие человеком окружающего мира и себя в нем” [Дудик 2005, с. 316], а во-вторых, наибоее полно реализуется в художественном типе речи [Дудик 2005, с. 316; Струганець 2000, с. 44; Ильяш 1984, с. 131-137]. В некоторых работах понятия образности и выразительности речи совсем не разграничиваются [Головин 1980, с. 185-212; Кузнецова 2006, с. 32-33]. Однако, как уже отмечалось, понятия образности и выразительности речи соотносимы, но не тождественны. По определению Л.В. Струганец, “образность ориентирована на возникновение дополнительных ассоциативных связей, т. е. употребление слов и словосочетаний в их необычном окружении, в частности их переос­мысление в тропах” [Струганець 2000, с. 44] (ср. [Ильяш 1984, с. 131-137]).

Важное место в системе коммуникативных качеств речи занимает такое качество, как эстетичность, т. е. “оптимальный выбор и организация в соответствии с коммуникативными условиями и задачами самого содержа­ния, оптимальное языковое оформление содержания, гармония и целостность текста, качественность его внешнего оформления в письменной форме и исполнения в устной” [Струганець 2000, с. 21]. По мнению П.С. Дудика, эстетичной является речь, полная красоты в коллективном (групповом) и в индивидуальном проявлении и восприятии. При этом исследователь подчеркивает следующее: поскольку каждый человек отличается от других, то и эстетичное, прекрасное в речи одновременно является творением, порождением и социальным, и индивидуальным. Кроме того, эстетику речи нельзя сводить только к художественной литературе, эстетичность, как и этичность, распространяется на все сферы человеческой деятельности [Дудик 2005, с. 323-325].

Таким образом, эстетичность речи тесно связана с ее этичностью, поскольку все этическое полностью или частично является эстетичным, и наоборот. В этом плане показательным является следующее определение эстетичности речи: “Эстетичность речи проявляется в неприятии литератур­ным языком оскорбительных для чести человека средств выражения” [Гойхман 2006, с. 38].

О.Я. Гойхман и Т.М. Надеина определяют речевой этикет как “порядок речевого поведения, установленный в данном обществе” [Гойхман 2006, с. 189]. Авторы учебного пособия “Русский язык и культура речи” (М., 2005), опираясь на авторитетное академическое издание “Русский язык. Энцикло­педия” (М., 1979), трактуют речевой этикет как “национально специфичные правила речевого поведения, реализующиеся в системе устойчивых формул и выражений в принятых и предписываемых обществом ситуациях “вежливого” контакта с собеседником” [Ипполитова 2005, с. 176]. По определению Л.А. Введенской, речевой этикет — это “разработанные правила речевого поведения, система речевых формул общения” [Введенская 2004, с. 277].

В настоящее время явление речевого этикета рассматривается в широком и узком понимании этого термина:

1. В узком смысле речевой этикет — это сумма ситуативно-темати­ческих объединений коммуникативных единиц, функционирующих для установления, поддержания и размыкания речевого контакта с собеседником (обозначения обращений, приветствий, прощаний, извинений, поздравлений и др.).

2. В широком смысле речевой этикет — социально заданные и нацио­нально-специфичные регулирующие правила речевого поведения, образую­щие этикетную рамку любого текста общения. Именно здесь образуется механизм социальной регуляции коммуникативных взаимодействий адресата по линиям: свой/чужой, знакомый/незнакомый, близкий/далекий, младший/ старший и др. [Ипполитова 2005, с. 177].

Степень владения речевым этикетом определяет степень профессио­нальной пригодности человека. Владение речевым этикетом способствует приобретению авторитета, порождает доверие и уважение. Знание правил речевого этикета, их соблюдение позволяет человеку чувствовать себя уверенно и непринужденно, не испытывать неловкости из-за промашек и неправильных действий, избежать насмешек со стороны окружающих.

На характер речевой коммуникации существенное влияние оказывают категории морали. Знание норм этики, умение следовать им в поведении и в речи свидетельствует о хороших манерах. В речевой коммуникации под этим понимается владение этикетной культурой, умение контролировать свои чувства, эмоции, управлять своей волей и т. п.

Соблюдение этикетных норм традиционно связывают с такими понятия­ми, как вежливость, тактичность, предупредительность, терпимость, добро­желательность, сдержанность. Эти качества проявляются через конкретные речевые действия. К этикетным формам общения относят речевые формулы приветствия, прощания, просьбы, поздравления, выражения благодарности, согласия (несогласия) и др. Цель их использования заключается в том, чтобы правильно идентифицировать выражение через речь определенных чувств говорящего. Соблюдение этики в этом случае происходит в виде адекватной речевой и/или чувственной реакции [Гойхман 2006, с. 189-199]. Этикет в целом и речевой этикет в частности — это своеобразная знаковая система, с помощью которой определяются отношения между людьми [Кузнецова 2006, с. 24].

По словам П.С. Дудика, этической в полном проявлении, измерении может считаться только такая речь, которая соответствует установленным в обществе позитивным нормам поведения [Дудик 2005, с. 323-325].

 

 

КОММУНИКАТИВНАЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ — МегаЛекции

Понятие коммуникативной целесообразности высказывания уже упоминалось в данном разделе. Недостаточно говорить или писать правильно, нужно еще иметь представление о стилистических градациях слов и выражений, чтобы уметь употреблять их в соответствующих коммуникативных ситуациях

.

ТОЧНОСТЬ ВЫСКАЗЫВАНИЯ

В понятии «точность высказывания» выделяются два аспекта: точность в отражении действительности и точность выражения мысли в слове. Первый аспект связан с истинностью речевого высказывания (правда или ложь). Во втором аспекте возможны следующие недостатки: отсутствие конкретности (высказывания типа «Кто-то кое-где у нас порой...» и т.п.), смешение близких по звучанию, но разных по значению слов, которые называются паронимами (осудит-обсудит, представит-предоставит и т.п.).

 

ЛОГИЧНОСТЬ ИЗЛОЖЕНИЯ

Высказывание должно отражать логику действительности, логику мысли и характеризоваться логикой речевого выражения. Логичность мысли (или содержания высказывания) означает верность отражения фактов действительности и их связей (причина-следствие, сходство-различие и т.д.), обоснованность выдвигаемой гипотезы, наличие аргументов за и против, сведение аргументов к выводу, доказывающему или отвергающему гипотезу. Примерами нарушения логики высказывания являются известные фразы «В огороде бузина, а в Киеве дядька» или «Шел дождь и два студента, один — в университет, другойв галошах». Нарушения логики речевого выражения часто проявляются также в неверном членении письменного текста на абзацы.

 

ЯСНОСТЬ И ДОСТУПНОСТЬ ИЗЛОЖЕНИЯ

Ясность изложения предполагает понятность речи ее адресату. Она достигается путем точного и однозначного употребления слов, терминов, словосочетаний, грамматических конструкций.. Примером нарушения ясности выражения и проявления двусмысленности является, например, предложение «В других работах подобного рода цифровые данные отсутствуют»,



Доступность (или доходчивость) изложения — это способность данной формы речи быть понятной адресату, заинтересовать его. Доходчивость предполагает ясность, но не все изложенное ясно бывает доступно для понимания каждого человека. Например, прочитанная ясным языком лекция по ядерной физике может быть доступной в основном для специалистов.

 

ЧИСТОТА РЕЧИ

Чистой называется речь, в которой нет чуждых литературному языку элементов (слов и словосочетаний) или элементов, отвергаемых нормами нравственности. К таким элементам относятся слова-паразиты, которые появляются в речи при раздумье, в паузах (вот, значит, так сказать), диалектизмы и просторечные слова (чаво, здеся и т.д.), варваризмы (иностранные слова, имеющие русские эквиваленты, — анонс, пролонгирование и т.п.), жаргонизмы (стибрили, умотать, лафа и т.п.), вульгаризмы (бранные слова).

 

ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ РЕЧИ

Под выразительностью понимают такие особенности структуры речи, которые поддерживают внимание и интерес у слушателей и читателей. Выразительность бывает информационная (когда слушателей заинтересовывает сообщаемая информация) и эмоциональная (когда слушателей заинтересовывает способ изложения, манера исполнения и т.п.).

 

РАЗНООБРАЗИЕ СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ

Требование разнообразия средств выражения выполняется, когда говорящий или пишущий активно использует большой объем лексического запаса, большое количество синонимов.

 

ЭСТЕТИЧНОСТЬ

Эстетичность речи проявляется в неприятии литературным языком оскорбительных для чести и достоинства человека средств выражения. Для достижения эстетичности используются эвфемизмы— эмоционально нейтральные слова, употребляемые вместо слов или выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми, нетактичными. Например, говорят «Ребенок испачкал пеленки», «У него расстройство желудка» и т.п

.

УМЕСТНОСТЬ

Уместность подразумевает такой подбор и организацию средств языка, которые делают речь отвечающей целям и условиям общения. Уместность тех или иных языковых средств зависит от контекста, ситуации, психологических характеристик личности собеседника. Очень хорошо отражает суть этого принципа поговорка «В доме повешенного не говорят о веревке».

 

 

Речевая норма как совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы складывается на протяжении длительного времени в процессе функционирования и развития языка под влиянием изменений социальной структуры. Поэтому овладение речевыми нормами представляет собой длительный процесс усвоения принципов использования языковых единиц в зависимости от типов коммуникации. Самое важное в этом процессе — осознание необходимости соблюдения норм речи для достижения целей коммуникации.

Овладение навыками основных видов речевой деятельности (чтения, слушания, письма, говорения) предполагает усвоение норм, обеспечивающих культуру речевой деятельности и способствующих повышению эффективности речевого общения.

 

Вопросы и задания

 

1. Расставьте ударения в следующих словах. Укажитe случаи, когда оба варианта произношения являются нормативными. Найдите слова, в которыхпроизошло изменение норм постановки ударения. За справками обратитесь к словарям.

Красивее, кухонный, близка, удобнее, значимый, премированный, творог, начатый, прибыть, километр, весела, принятый, облегчить, индустрия, мусоропровод, досыта, определена, определим, договор, досуг, добела, щавель, звонит, ходатайство, насмерть, дала, завидно, диалог, каталог, алфавит, дефис, шофер.


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *