Патологоанатомом кто это: Патологоанатом: плюсы и минусы профессии

Содержание

Специальность «Патологоанатом» — кто такой и особенности профессии Патологоанатом, плюсы и минусы профессии, востребованность и заработная плата

Кто такой

Патологоанатом — медицинский специалист с высшим профильным образованием, занимающийся исследованием тел людей, умерших в больнице, в машине скорой помощи и по иным естественным причинам, с целью точного определения причины смерти. Также патанатом должен удостовериться в отсутствии врачебных ошибок. В обязательном порядке специалист проводит вскрытие инфекционных больных. Криминальными смертями патологоанатом, как правило, не занимается, в отличие от судмедэксперта.

Что лечит

Патологоанатомы не занимаются лечением пациентов, область их задач — установление точной причины смерти путем проведения ряда исследований, и выдача заключений, содержащих в себе причину смерти пациента.


Особенности профессии

Патологоанатом — довольно сложная с психологической точки зрения профессия, требующая от специалиста уравновешенности, умения отрешаться от происходящего, не теряя при этом аналитических способностей.

В обществе к патанатомам относятся с предубеждением, что также сказывается на психологическом комфорте специалиста.

Ответственность

В перечень основных компетенций патологоанатома входит большое разнообразие действий и манипуляций с тканями и органами. От качества проведения исследований зависит репутация врача, занимавшегося ведением умершего пациента, а также множество не менее важных вещей.

Навыки

Основные практические умения и навыки квалифицированного патологоанатома направлены на обеспечение качественного решения задач в области исследования тканей и органов пациента.

Специалист в области патологической анатомии должен знать:

  • законодательство Российской Федерации по вопросам организации патанатомического исследования;
  • основы медицинской этики и деонтологии в патологической анатомии;
  • этиопатогенез и морфологию типовых патологических процессов и болезней систем, органов и тканей;
  • показания к направлению и правила проведения аутопсий лиц, умерших от особо опасных и карантинных инфекций;
  • порядок взятия, приема и обработки биопсийно-операционного материала для гистологического исследования;
  • этиологию и патогенез отдельных болезней и синдромов, их проявления и механизмы развития, методы их рациональной диагностики, эффективной терапии и профилактики;
  • основы доказательной медицины, современные научные концепции клинической патологии, принципы диагностики, профилактики и терапии заболеваний.

Загруженность

Нагрузка патологоанатома в первую очередь психологическая. Она прямо связана с местом и регионом работы. Так, в мегаполисах специалист более загружен, так как уровень стресса и болезненности среднестатистического жителя крупного города намного выше, чем на периферии, и намного чаще приводит к возникновению состояний, не совместимых с жизнью.

Востребованность

Востребованность патологоанатома довольно высока — данный специалист может осуществлять профессиональную деятельность как в государственных, так и в частных медицинских учреждениях. Кроме того, начинающий патанатом может ассистировать судмедэксперту или совмещть патологическую анатомию с иными специальностями.

Плюсы и минусы профессии

К преимуществам профессии патологоанатома можно отнести:

  • Востребованность — специалист в данной области должен быть в каждом крупном медучреждении.
  • Достойная оплата труда — частные клиники и медицинские центры готовы предложить профессиональному патологоанатому более комфортные условия труда и высокую зарплату, чем государственные медучреждения.
  • Карьерный рост — при своевременном повышении квалификации может со временем возглавить отделение.

Несмотря на ряд достоинств, профессия патологоанатома имеет ряд очевидных недостатков:

  • Высокая ответственность за точность заключения.
  • Постоянное психологическое напряжение.
  • Необходимость подавлять собственные эмоции.
  • Ненормированный рабочий день.

Личные качества

От патологоанатома требуются такие качества, как стрессоустойчивость, хорошая память и зрение, развитая моторика. Помимо этого, человек, работающий в данной области должен быть компетентным специалистом, стремиться к постоянному развитию, обладать развитыми аналитическими способностями.

Востребованность

Востребованность патологоанатома можно назвать высокой, особенно это относится к специалистам, осуществляющим профессиональную деятельность в крупных городах. Вакансии патологоанатомов регулярно открываются как в государственных, так и в частных медицинских учреждениях, что связано с текучкой кадров.

Карьерный рост

Возможности для карьерного роста в рамках специализации патологоанатома довольно разнообразны: в рамках медучреждения возможно повышение до заведующего отделением, при получении дополнительного профессионального образования — до управляющего клиникой, главного врача. Также есть возможность вести частную практику или получить специальность судебно-медицинского эксперта.

Где учиться

Наиболее значимые высшие учебные заведения, в которых можно получить специальность патологоанатома:

  • МГУ имени М.В. Ломоносова
  • Первый МГМУ имени И. М. Сеченова
  • Санкт-Петербургский государственный университет
  • Казанский (Приволжский) федеральный университет
  • Южный федеральный университет
  • Южно-Уральский государственный университет
  • Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени И.П. Павлова

Итог

Патологическая анатомия —направление деятельности, требующее глубоких познаний как профильных, так и общих. Помимо этого, данная сфера требует постоянного развития и самосовершенствования, регулярного возобновления профессиональных компетенций. Данная профессия подходит людям с гуманистическими наклонностями, высокой степенью стрессоустойчивости и собранности.

Дистанционное обучение в medicaledu.ru

Обучение на курсах medicaledu.ru организовано следующим образом. Слушатель получает персональный доступ к порталу, где содержатся необходимые учебные материалы и тесты для самопроверки знаний.

 

Программы обучения:

Условия поступления

  • Прием на курсы осуществляется на основании документов об оконченном высшем медицинском образовании;
  • Документы можно подать в электронном виде;
  • Все взаимодействие с университетом по вопросам обучения
    медицинского персонала также осуществляется в удаленном формате,
    что особенно важно в период карантинных мероприятий;

Последний врач для человека. Интервью с патологоанатомом Берёзовского в разгар пандемии

«Умершего не воскресить, а насчёт живых ошибаться нельзя»: Врач Иван Рехтин рассказал о том, что в основном патологоанатом, как ни странно, диагностирует заболевания живых людей.

Смертельно опасным для стереотипов о профессии получился наш разговор с врачом-патологоанатомом Берёзовского Иваном Рехтиным, возглавляющим местное патологоанатомическое отделение. Оказывается, большую часть рабочего времени Иван Яковлевич посвящает не мёртвым людям, а живым.

Оказывается, сильно пьющие патологоанатомы и санитары – пережиток прошлого, а в нашем морге ни одного любителя алкоголя не работает вовсе: «таких просто держать не будут». Оказывается, представление о враче данного профиля как об угрюмом необщительном цинике тоже неверно: наша беседа оторвала Ивана Рехтина от работы на два с лишним часа. О «массовом море» в период пандемии коронавируса, об онкологических больных, о поведении скорбящих родственников и об опасности профессии поговорили мы с врачом, работа которого максимально закрыта от посторонних глаз.

– Иван Яковлевич, далеко не каждый человек, даже врач, смог бы работать на вашем месте. Вы ежедневно видите мертвых людей. В начале карьеры пришлось преодолевать барьер, было сложно психологически?

– Когда учились, всё это проходили. Даже вскрывал, когда был студентом. Да, кому-то противно, одному-двум студентам в группе становилось плохо, но у меня страха или брезгливости не было.

Это сложная, но интересная специальность. Мне как врачу больные и не нужны: я лучше сяду с микроскопом и стеклами – вон их сколько (указывает на целую палитру стекол, на которых расположены готовые к микроскопическому исследованию материалы, взятые из органов живых и умерших людей, – прим. ред.) – и буду разбираться.

– То есть ваш рабочий день вопреки стереотипам – это не только резать трупы?

– Да, многие так считают, что я стою и режу целый день. 95% моего времени занимают исследования материала живых людей, биопсийного или операционного. Но сейчас, в пандемию, когда мы обязательно вскрываем умерших от коронавируса, количество вскрытий резко выросло, раза в четыре.

– Расскажите о работе вашего отделения. Дефицит кадров в ЦГБ приличный, вас это коснулось?

– Отделение полностью укомплектовано, хотя в целом служба в области и в России страдает от нехватки специалистов. Во многих районах региона работают не специалисты, где-то нет патологоанатомических отделений. Не каждый пойдет на нашу специальность: много нужно знать, владеть знаниями хирурга, терапевта, кардиолога… Микроскопия – основа патанатомии, ее нужно знать.

Организационно-методически мы подчиняемся Свердловскому областному патологоанатомическому бюро. В сложных случаях я могу съездить туда и проконсультироваться, но это бывает редко. У нас трудятся два лаборанта, сторожа, санитары, уборщики.

– Получается, врач-патологоанатом – это такой универсальный солдат?

– Не всегда. Среди нас есть инфекционисты. Есть отдельные разделы: детская патанатомия, патанатомия эндокринных органов. В бюро работает отделение иммунной гистохимии, врачи определяют, из какой ткани растет опухоль.

– Вы занимаетесь детьми?

– Да. Но детства у нас очень мало, и слава богу.

– Из чего состоит ваш рабочий день?

– К нам поступает материал с направлением от врача. Часто из хирургического отделения, но это может быть любой врач, который посчитал нужным проверить орган человека, подтвердить или опровергнуть диагноз. Это материал с операции, или с биопсии, или гастробиоптаты – гистология из кабинета ФГС. Гинекологи часто отправляют материал-соскоб на диагностику.

Кусочек органа поступает в формалине. Лаборант его режет, а я исследую тончайший срез на стекле под микроскопом, чтобы согласиться или не согласиться с лечащим врачом. Выясняем: полип или не полип, рак или не рак.

Коронавирус

– В период пандемии что-то поменялось в диагностике, в выявлении?

– Из-за пандемии сейчас идёт мало материала, потому что многие отделения не работают, только кабинет ФГС, хирурги в поликлинике и женская консультация. Мы проводим микроскопическое исследование материала умерших от коронавируса, вот его сейчас полным-полно.

По госзаданию у нас 2500 материалов должно быть от живых лиц в год, мы должны делать приблизительно 120 вскрытий. Сейчас у нас 1224 исследованных материала, а год уже кончается. И вскрытия сегодня, пока у нас ковидный госпиталь, – только такие.

Когда работаем в плановом порядке, то вскрытий 73-75% от общего количества умерших. Вскрытие не требуется, если точно определен диагноз, если клинический врач уверен в причине, если родственники не требуют разобраться. Обязательно вскрываются больные ВИЧ/СПИД, дети, раковые больные, если нет гистологической верификации.

– Такое бывает?

– Да, если больной не обращался к врачу. Из других республик люди приезжают, вся документация осталась на родине, тоже не верифицирован диагноз. Но сейчас, повторюсь, основной объем вскрытий – умершие от коронавируса.

– Предполагаете всплеск выявления заболеваемости раком и другими заболеваниями после открытия всех отделений?

– Всплеск будет, да еще какой! В прошлом году отработали в пандемию и открылись на плановые осмотры. Ох, как повалило! Все пошли в больницу, кто не хотел в областную ехать, кто ждал плановых операций. Из хирургии 5-7 банок в день получали. Будет такой всплеск, что будь здоров! Вскрытий станет мало, а этого (показывает на стекла со срезами, – прим. ред. ) много.

– В чем специфика работы с людьми, которые умерли от коронавируса?

– У нас здесь своя «красная» зона. Мы обязаны одеваться так же, как одеваются врачи, работающие с живыми людьми, потому что вирус хоть не такой устойчивый, как туберкулезная палочка, но все же какое-то время после смерти еще опасен. Само по себе вскрытие несложное, обязательно берем посмертный ПЦР, его результаты идут в заключение.

Микроскопическое исследование тоже делаем, материал берется из разных органов. Обязательно из легких, еще исследуются сердце (часто гипертрофированное), печень (желтушная), почки (некроз ткани), селезенка, трахея… Смерть наступает при субтотальном (80-90%) и тотальном поражении легких.

– Есть понятие: основная причина смерти и та, которая непосредственно привела к ней. Приведите пример для коронавируса.

– Вот сегодня вскрывали бабушку. Основная причина смерти – ковид, а непосредственное осложнение – тромбоэмболия. Образование тромбов в легких очень характерно для коронавируса.

Выпущен анатомический атлас, также при ковиде случаются гангрена кишечника, гангрена пальцев, инфаркт миокарда. Это все осложнения, но они бывают не так часто.

– Но в статистику идет ковид?

– Да. В статистику идет основное заболевание. Иногда родственникам объясняешь, когда они забирают тело, что привело к смерти, они удивляются: «что, ковида нет?». Нужно доходчиво и понятно объяснить, что ковид есть, а человек умер от вызванного им осложнения.

– Есть мнение, что в основном вирус косит людей пожилых. Это так?

– Так давайте посмотрим (открывает журнал, в котором перечислены фамилии, диагнозы, возраст).

– 95, 94, 59, 57, 59, 72, 69, 88, 57, 72, 69, 75, 81, 72, 92, 94, 75 91, 81, 84, 83, 87, 59, 43, 71, 48, 76, 79, 44, 72, 84 76, 59, 56…

– Видите? Возраст 80+ косит.

– Но вот 43 года встретились…

– У женщины были диабет, ожирение. Это большой фактор риска.

– Работающие с коронавирусными больными врачи получают так называемые ковидные выплаты…

– Мы тоже. Если работаем с умершими от коронавируса.

– Ваше личное мнение об этой пандемии. Что происходит?

– Мы первое поколение врачей, кто столкнулся с этим диагнозом. До этого никто этого не знал, включая наших учителей. Эпидемии случались и раньше, но чтобы вот так весь мир болел? Массовый мор идет.

Научно обоснованного единого мнения о том, откуда пошел вирус, до сих пор нет. Из Китая, из Америки, из закрытых лабораторий? Если уж врачам не на что опереться, то что говорить об обычных людях.

Взять прошлый год, ноябрь, декабрь. Люди воспринимали новость о смерти близкого от коронавируса спокойно, даже обреченно. Не оспаривали диагноз, да и сегодня этого нет. Чтобы мы каждый день вскрывали по 3-5 человек, умерших от одной болезни, такого не было!

Сейчас пойдут диссертации на эту тему, докторские. Мне непонятно как врачу, где научно обоснованные прогнозы относительно того, когда все закончится. Мы к новой волне не готовы. Возможно, надо принимать жёсткие меры, а народ у нас свободолюбивый.

Летальность огромная, скорее всего, людей болеет больше, чем попадает в статистику.

– Вы видите выход?

– Кроме вакцинации пока нет другого пути. Дома не запереть всех, это невозможно.

– Почему в России такая высокая смертность? В Европе, в Америке другие цифры.

– Может, штамм другой ходит. А вообще статистику все правят.

Между смертью и захоронением

– Иван Яковлевич, отойдем от коронавируса. Приведите пример основной и непосредственной причин смерти в другом заболевании?

– Острый инфаркт миокарда, трансмуральный, во всю стенку, осложнился разрывом сердечной мышцы. Кровь изливается в сердечную сорочку, развивается гемотампонада. Это непосредственная причина.

Язва желудка – основная. Кровотечение из язвы – непосредственная. Четкая цепочка. Язвенная болезнь желудка – основная; перитонит – непосредственная.

– Бывает, что лечащий врач ставит один диагноз, а вы, исследуя человека после смерти, видите, что он был ошибочен?

– Ошибки или расхождения диагнозов бывают, от этого не уйти. Сейчас это комиссионно решается, если есть сомнения. Лечили от язв, а умирает человек от инфаркта пятидневной давности. Такое бывает.

– Ссоры с врачами бывают по таким случаям?

– Нет. Созваниваемся, договариваемся. Хирурги у нас опытные – могут и со мной к столу встать, если есть вопросы.

– Родственники могут обратиться в суд?

– Только на моей памяти иски выставлялись на большие суммы. Это в каждой больнице происходит и без всяких расхождений диагнозов. Рассуждают так: «Мы привезли бабушку – она у вас умерла, значит, вы виноваты».

– Родные так же могут попросить вскрытия?

– Да, но это решается через главного врача. Сам я назначить вскрытие не могу.

– Что происходит в случае насильственной смерти?

– Это судебно-медицинское исследование, тело увозится в Екатеринбург. В Березовском судебку несколько лет как закрыли. Если у меня есть подозрение на насильственную смерть, я могу отказаться от вскрытия и отправить в судебку.

В архиве патологоанатома материалы хранятся годами. Бывают случаи, когда человек умер, от него ничего не осталось, а решаются наследственные дела, объявляются внебрачные дети, и нужен материал для генетической экспертизы

– В случае смерти от старости производится вскрытие?

– Всё меняется в медицине. Если бы врач 15-20 лет назад написал в заключении «старость», это было бы неграмотно. В старых инструкциях это было запрещено. Мне или судебно-медицинскому эксперту по-прежнему нельзя писать «старость», а участковому можно. Если человеку за 80, например. Теперь много стало смертей от старости. И по статистике резко уменьшилось количество умерших от болезней органов кровообращения. Но это не соответствует действительности.

– Патологоанатом – это опасная профессия?

– Безусловно. Допустим, риск заболеть туберкулезом у нас в 5-10 раз выше, чем у обычного человека. Туберкулезная палочка очень устойчива. СПИД часто сопровождается туберкулезом, открываешь – а там все усыпано: легкие, почки, печень, брюшина. Палочка и через сутки на трупе жива. У нас щитки, маски, двойные перчатки. Спецодежда обязательна. Можно подхватить гепатит С, тоже часто встречается у ВИЧ-больных. Стараемся в этих случаях делать минимум разрезов, воду не лить.

– Сколько времени проходит от смерти до вскрытия? Как хранятся умершие?

– Вчера умерли, истории болезни оформили, сегодня вскрытие. Обычно через день-два. Морозильные камеры на +2, без них морг существовать не может. У нас рассчитан на 13 каталок, нашему отделению хватает. После вскрытия пишу заключение, делаем свидетельство о смерти, и родственники забирают тело.

– А если некому забрать?

– Такое бывает редко. В судебно-медицинской экспертизе таких тел много, у нас единицы за год. Бывает, родственники пишут отказ, например, денег нет хоронить. Тогда мы делаем заявку в МКУ «Благоустройство и ЖКХ», и человека хоронят за счет государства. Незахороненных у нас нет.

– Бывают случаи, когда человек одинокий, и о его смерти становится известно спустя недели и даже месяцы…

– Домашняя смерть – это чаще всего судебка. У нас 3-4 в год вскрытия бывает, кого привезли тело из дома. В основном к нам попадают те, кто умер в больнице. Иногда привозят тело на хранение, без вскрытия, например, если умер кто-то с установленным диагнозом.

– Вам приходится общаться с родственниками, когда они забирают тело. Это сложная часть работы?

– Объясняю вкратце, от чего умер человек. Здесь и ревут, и стонут, и падают… Многие за углом пьют, потом сюда заходят. Нетрезвые и неадекватные, орут, матерятся, несут чушь. Это негативная сторона профессии. Заказали вот тревожную кнопку на всякий случай.

– Вы сказали «пьют». Есть стереотип, что патологоанатом – человек априори пьющий.

– У нас пьющих нет. Держать такого человека не будут. Да и при таких нагрузках алкоголь не расслабит, а всё ухудшит. Много работы, когда пить? Протокол вскрытия по приказу должен быть написан в этот же день.

Санитары раньше сильно пили, за это не наказывали. 25-30 лет назад, когда я начинал работать, объемы были маленькими, в год было по 50 вскрытий, а сейчас три месяца в условиях «красной» зоны – уже 150. Ненормальные объемы.

– В фильмах и сериалах часто показывают сцену опознания. У вас бывают опознания?

– Когда судебка была, приходили на опознание. Но сейчас бывает, тело выдаем, а родные говорят: «не наш». Смерть сильно изменяет человека. Плюс санитары его готовят к похоронам – крема, мазилки всякие. Было, мама узнает дочь, а отец говорит – нет, не она.

– Этический кодекс патологоанатома – как у любого врача?

– Да. Врачебная тайна действует так же. Если больной не указал, что кому-то из родных можно рассказывать о диагнозе после смерти, я не имею право говорить. И документацию выдать не могу, только по запросу, через главного врача.

– Люди умирают и в пятницу вечером, и в выходные. Как организована работа морга, когда у вас выходной?

– Сторожа принимают, в любое время. Я выбивал когда-то эти ставки. Что творилось в старом морге в 90-е! И залезали в морг, и с трупов одежду снимали! Сейчас все нормально организовано.

– Как вы оцениваете зарплату в вашем отделении? От чего она зависит?

– У нас стимулирующие хорошие, за счет объема идет 3-3,5 ставки. Специальность вредная (прибавка за вредность 25%), ставка 5 часов, после 20 лет стажа можно уйти на пенсию. Но специальность не престижная, дефицит кадров в стране огромный. Учиться долго, работать сложно.

– Три качества человека, который может стать врачом-патологоанатомом?

– Усидчивость. Ответственность. Если не уверен, надо смотреть и еще раз смотреть. Чем больше работаю, тем меньше права на ошибку. Должен быть педантизм, даже скрупулезность. Вот пять кусочков из желудка, и только в одном может оказаться рак. А я посмотрю четыре и напишу гастрит. Дотошность, тщательность важны.

– Самое сложное в вашей работе?

– Ошибиться в диагнозе живого человека, просмотреть опухоль, упустить время. Когда человек умер – его не воскресишь, а насчет живых ошибаться нельзя.

– У нас в городе нет практики завещания своего тела науке?

– У нас нет. Но когда мы учились в мединституте, то препарировали трупы без кожи и жира. Откуда их взяли? Скорее всего, на законных основаниях были изъяты.

– Где происходит вскрытие? Сколько времени на него уходит?

– Это происходит в секционной. Она устроена как операционная. И час, и полтора может длиться, если, например, человек за сто кило весит, попробуй достань до органов. Должно вскрываться все: и полость черепа, и все органы, измененные и не измененные. Смотрим всё.

Онкология

– Иван Яковлевич, вы давно работаете. В вашей личной практике, как ощущаете, количество больных раком увеличилось?

– Конечно, его стало больше. Когда начинал, были единичные случаи. Диагностика стала хорошая. В начале 90-х гастробиоптаты были единичные, сейчас есть врачи-эндоскописты, ФГС, колоноскопия, хорошая аппаратура. Бывает, с одного лотка 2-3 злокачественных опухоли выявляется. И в целом количество случаев возросло. У нас же увеличивается продолжительность жизни, об этом часто говорят. А чем человек старше, тем больше вероятности онкологии, тем больше рака будет.

– На каких стадиях выявляют рак чаще?

– По-разному. Бывает, мужчина год дома сидит. Уже и похудел на 30 килограмм, и кровит, его жена в больницу гонит, а он не идет. Лучше диагноз ставить на стадии предрака, на стадии дисплазии или микрокарциномы. Это показание к удалению, что и будет предотвращением рака. Бывает, врач ставит рак, а мы не находим; бывает и наоборот.

– А если все-таки рак?

– Все дисплазии и онкология в обязательном порядке отправляются в онкодиспансер. Человек ставится на учет в случае положительного диагноза.

Вот  такие стеклышки тщательно изучаются врачом перед тем, как он напишет свой диагноз. На одном лотке могут встречаться 2-3 случая рака

Особенность патанатомии в том, что у нас хранится все: стекла, блоки, журналы. Можно поднять через три года материалы и еще раз пересмотреть.

– Получается, вы знаете всех людей, кого коснулась онкология, только не лично. И не вы сообщаете им про диагноз.

– В основном лечащий врач сообщает. Многое поменялось в течение последних десятилетий. В каждой больнице вам могут рассказать случаи, как пациенты выбрасывались, как кончали жизнь самоубийством в туалете больницы, узнав о диагнозе. И в нашей больнице такие случаи были. Но сегодня рак не приговор: и врачам легче говорить об этом, и люди проще воспринимают; понимают, что всё лечится.

– Рак каких органов встречается чаще всего?

– У женщин рак груди. У мужчин рак легкого, особенно у курильщиков, простаты – у тех, кто постарше. Хронические язвы, гастриты могут привести к раку желудка. Если выявили папилломавирус, это группа риска, нужно наблюдаться. В толстой кишке каждый второй полип идет с дисплазией, это предраковое состояние – через пару лет будет опухоль.
Кровотечения, тромбоэмболия, перитониты, метастазы в жизненно важные органы – частые причины смерти при онкологии.

Врач Иван Рехтин: о личности

– Вы в Березовском живете много лет. Наверняка к вам на стол попадают люди, которых вы знаете?

– Бывает. Как-то не по себе становится, нет желания вскрывать их.

– Как вы относитесь к смерти?

– Спокойно. Я ее не боюсь, все мы смертны. Раньше в молодости было страшно. Мы, кто здесь работает, даже ковида не боимся. Я привит.

– Когда вы знакомитесь с новым человеком, спокойно говорите о своей профессии? Людей это не отталкивает?

– Нет. Спрашивают – коротко рассказываю. У многих свои представления, что я только режу трупы стою.

– Как вы отдыхаете от работы?

– Раньше занимался спортом, на лыжах бегал, сейчас нет ничего лучше прогулки по лесу: грибы, ягоды. Читать люблю, классику могу перечитывать, Чехова, Бунина, Куприна.

– Что думаете насчет загробной жизни?

– Я врач и материалист. Уважаю верующих людей, сам крещеный, но не люблю эти провокационные вопросы по поводу души, того, сколько она весит. Нет души, и никуда она не взлетает и нисколько не весит. И не оживает никто.

– А рассказы переживших клиническую смерть, например, про полеты в тоннелях?

– Не верю, потому что нельзя проверить.

– Каждый день встречаясь со смертью, вы умеете от нее абстрагироваться или сочувствие остается?

– Если я буду сопереживать каждому, через год попаду в психушку и здоровья лишусь. Да, мне жалко людей, если буду входить в их положение и внутренний мир, долго не проработаю. У нас каждый день горе, а потому у любого врача есть деформация.

Из биографии:

Иван Рехтин родом из Сибири. После развода родители разъехались: мама уехала на Урал, и после армии сын приехал в Свердловск. Большую роль в выборе профессии сыграла именно мама, медсестра-инфекционист.

В 1982 году с отличием окончил санитарно-гигиенический факультет Свердловского медицинского института, но по специальности не работал ни дня. Главный врач в Березовском Суспицын через знакомых предложил ему встать у истоков патологоанатомического отделения, которое нужно было срочно открыть в городе, и выпускник согласился. Полгода учебы, еще год постоянных консультаций у опытных врачей («спрашивал обо всём, что непонятно – а непонятно было почти всё») – и Иван Яковлевич новорожденный специалист. Сейчас уже несколько лет как нет того здания морга, в котором начинал работать, снесли.

В Березовском жил не все эти годы: с 2004 года трудился в судебно-медицинской экспертизе в Серове, был бактериологом, какое-то время работал патологоанатомом в Невьянске, но окончательно осел здесь в 2010 году. В следующем году Иван Яковлевич отметит 40 лет врачебной деятельности.

Женат, есть сын и дочь от первого брака, растет 16-летний сын во втором браке. Дочь – заместитель главного врача СЭС Орджоникидзевского района Екатеринбурга, сын риелтор.

У нас прав пациент, а врач всё время в положении виноватого, всё время должен оправдываться. Медицина стала услугой, процветает бытовой экстремизм. Работать стало сложнее. Цифровизация, компьютеризация должны облегчать труд врача. Но бумажные истории болезни не отменяются. Куча приказов, таблиц с минздрава – и все выполнить срочно, немедленно. Врач должен заниматься больным, а у нас куча времени уходит на бумаги. На участках есть помощники враче, а в стационаре ничего не изменилось. Бумаг все больше и больше.

Врач-патологоанатом

Огородник Алексей Петрович 

Врач-патологоанатом, хирург и травматолог в городе Одинцово Московской области 

Работа врача очень ответственное занятие и как правило дар быть настоящим врачом дан единицам. Помимо того, что на эту профессию нужно долго учиться, ещё необходимо понимать эмоционально своего пациента. В случаи с врачом- ветеринаром нужно понимать состояние своих пациентов- животных.

Таким и является врач- ветеринар Огородник Алексей Петрович.

Через многое в жизни пришлось пройти Алексею Петровичу прежде чем оказался ветеринарным врачом, травматологом и патологоанатомом в городе Одинцово Московской области.

Огородник Алексей Петрович начинал свой путь в профессиональной деятельности врача- ветеринара в далёком 1995 году, когда получил диплом об окончании Орловского сельскохозяйственного института. Специальность, которая прописана в дипломе у Алексея Петровича- «ветеринария».

По сути специальность «ветеринария» подразумевает наличие у выпускника нескольких ключевых практических умений и теоритических знаний и даёт право работать в качестве хирурга, патологоанатома, а также ветеринарного врача общей практики.

События происходившие в то время на просторах нашей необъятной страны заставило многих толковых врачей, учителей, инженеров и представителей других специальностей поменять свой род деятельность. Не смотря на эти очень серьёзные преграды Огородник Алексей Петрович остался, как сейчас говорят «в профессии», и продолжил работать в сфере ветеринарии несмотря не на что.

С 1996 года по 2006 год Алексей Петрович работал на должности ветеринарного врача в Ростовской области в станице Маркинская (ПСХ Ростов- Энерго) Землянского района. На первой своей работе по специальности Огородник Алексей Петрович получает колоссальный опыт в диагностировании и лечении различных заболеваний у животных. По праву это место работы ветеринара стоит считать, как место закалки будущего первоклассного профессионала в области ветеринарии. Именно должность ветеринарного врача в станице принесла Алексею Петровичу основной фундамент умений и знаний, которые он с успехом и с пользой применяет и по сей день.

Спустя 10 лет работы ветеринарным врачом в станицы Алексей Петрович порядка двух лет имел опыт работы не по ветеринарной спецификации.

Только в 2008 году поступило предложение от клиники «Био Вет» где Алексей Петрович впоследствии отработал до 2016 года. За всё это время Огородник А. П. занимал в клинике должность ветеринара скорой службы.

Работа в данном направлении очень интересна и разнообразна, так как каждый день поступают пациенты с совершенно различными заболеваниями, что очень сильно закаляют профессиональный опыт и практические навыки. Без практических навыков как известно невозможно добиться каких- либо выдающихся результатов в такой сложной области как ветеринария.

Вы представьте только, что каждый день у вас на приёме как минимум десяток разнообразных домашних животных от рептилии до морской свинке, и вам нужно чётко и грамотно определить состояние пациента на данный момент, диагностировать заболевание определяя тут же степень поражения организма и назначить комплексное и корректное лечение данному пациенту.

Отработав в данной клинике 8 лет Алексей Петрович решил уйти как говорят в «свободное плавание» и зарегистрировался индивидуальным предпринимателем и по сути занялся частной практикой.

Благодаря продолжительному времени работы в клинике «Био Вет» у Алексея Петровича сложились дружеские и тёплые отношения со многими его пациентами, вернее и с пациентами и с их владельцами. Уход Огородника А. П. с клиники был очень болезненным как для персонала учреждения так и для пациентов клиники. На этой волне часть клиентов перешла на лечение к Алексею Петровичу в его частную практику.

Помимо наработанных своих клиентов у Огородника А. П. никогда не было дефициты в количестве обращений к нему за различной ветеринарной помощью.

Частная практика Алексея Петровича прекратилась в 2018 году, просуществовав целых 2 года, по причине поступления очень заманчивого предложения о сотрудничестве с ветеринарной клиникой «Айболит».

 Алексей Петрович Огородник начинает в 2018 году свою карьеру в должности ветеринара- хирурга и врача- патологоанатома в клиники города Одинцово.

По трудовому договору в обязанности Алексея Петровича входят следующие виды ветеринарных услуг:

— установка причин смерти животных (собак, кошек, грызунов и птиц) в городе Одинцово.

На самом деле очень важно установить непосредственную причину смерти того или иного животного. Это делается для того, чтобы было понимание специалистов- ветринаров правильно ли было подобрано лечение и действовал ли должным образом веь комплекс лекарственных средств, который изначально был направлен на выздоровление отдельно взятого животного.

Или же наоборот, установка причин смерти животного направленна на выявление самой причины, которая смогла заболевание различной формы сформировать в летальный исход этой болезни.

патологоанатомическое вскрытие животных в городе Одинцово.

Хирургическое вскрытие животным применяется в тех случаях, когда специалисты имеют сомнения по поводу причин приведших болезнь животного к смерти. В другом случае патологоанатомическое вскрытие необходимо для изучения поведения того или иного заболевания с целью дальнейшего совершенствования методик лечения животного. Также вскрытие назначают, когда нужно понять какие изменения происходили в организме пациента при применении комплекса лекарственных средств, для объективной оценки эффективности или неэффективности назначения и действия лекарств в целом.

— удаление опухолей у животных (кошек и собак) в городе Одинцово.

Опухоли, как известно всем нам могут привести к очень печальным последствиям. Не исключение и животные. Тем временем к образованию опухолей может привести казалось бы безобидная гематома. Стоит быть очень внимательным к таким травмам!

— стерилизация кошки, собаки с помощью бокового разреза косметическим швом в городе Одинцово.

Стерилизация- это очень значимая процедура в жизни вашего питомца. Стерилизация несёт в себе очень много положительных моментов на фоне которых тухнут и немногочисленные побочные эффект от проведения данной операции. К примеру, стерилизация способна продлить жизнь вашему питомцу!

— лечение травм (раны, переломы) у животных (собаки, кошки) в городе Одинцово.

Изначально, при поступлении пациента правильная классификация травмы будь то обычная рана или перелом удел только опытных. Первоклассных специалистов- ветеринаров. При неправильной постановке диагноза зависит практически всё в жизни любого животного. К примеру если был получен перелом с раздроблением кости, а диагноз поставлен как обычный перлом, то ваш питомец на всю жизнь будет иметь скованность движений, а в худшем случае останется инвалидом…

— лечение переломов (остеосинтез) наложение гипса собакам, кошкам в городе Одинцово.

Казалось бы, что тут сложного? Зафиксировал кость, наложил гипс и до встречи через2 недели, но не так то было! Умение профессионально определить вид и степень сложности перелома- целое искусство. Да и правильно прочитать рентген снимок под илу н каждому, к сожалению, врачу.

Вот весь перечень оказываемых услуг Алексеем Петровичем в клинике «Айболит». Внушительно!

Радует, что специалисты такого класса продолжают работать во благо нас и наших любимых питомцев!

 

 

Палитра недуга. Как работают патологоанатомы

Ирина Ботузова

Здоровье 27 августа 2020

Профессия врача-патологоанатома настолько не публична, что большинство из нас не очень представляют, чем, собственно, он занимается. В представлении человека, далекого от медицины, врач-патологоанатом – это специалист, который работает исключительно с телами умерших. На самом же деле основная задача клинического морфолога, так еще называют патологоанатома, – сделать все возможное, чтобы живому пациенту был поставлен правильный диагноз и назначен нужный курс лечения. Рассказать о тонкостях этой профессии мы попросили заведующего патологоанатомическим отделением больницы Святителя Луки кандидата медицинских наук Алексея ПЕРЕМЫШЛЕНКО.

ФОТО pixabay

– Алексей Сергеевич, у обывателя выработался стойкий стереотип: врач вашей специальности – это суровый, циничный человек, у которого в одной руке скальпель, в другой – бутерброд…

– А еще фартук и лужи крови вокруг… Просто народ насмотрелся криминальных сериалов. В жизни ничего подобного нет. Исследование летальных случаев лишь небольшая часть нашей деятельности. Все остальное – работа с живыми людьми, точнее, с образцами их тканей. То есть все, что берется у человека при оперативном вмешательстве или биопсии, отправляется на исследование патологоанатому. И ни один серьезный диагноз не считается окончательным, если не подтвержден морфологически.

Предположим, врач-гинеколог видит какие-то изменения в шейке матки женщины. Но однозначно поставить диагноз не может. Тогда он делает забор крохотного кусочка ткани и отправляет его нам, чтобы уже наши специалисты дали ответ на непростой вопрос, чем она больна.

Чаще всего такое исследование проводится при подозрении на онкологию: мы определяем характер опухоли, стадию ее развития, агрессивность… Более того, прогнозируем, как она будет реагировать на химиотерапию или лучевое лечение. Как видите, несмотря на то что сегодня в распоряжении лечащего врача есть и МРТ, и КТ, и ПЭТ, именно мы, морфологи, помогаем врачу-онкологу, радиотерапевту или хирургу не только поставить точный диагноз, но и назначить пациенту наиболее адекватный курс лечения.

Так что, вопреки устоявшемуся стереотипу, основное орудие труда морфолога не скальпель, а микроскоп, стеклопрепараты и современные методы исследования.

– Если не секрет, какие?

– В первую очередь это изучение под микроскопом образцов тканей. Мы делаем из них тончайшие срезы, которые накладываются на стекла, и окрашиваем специальными красками, чтобы при большом разрешении можно было четко разглядеть, с какой патологией мы имеем дело.

В палитре морфолога великое множество красок: гематоксилин, эозин, альциановый синий… Они позволяют распознавать клеточные структуры, инфекционные агенты, предопухолевые и опухолевые изменения.

Но бывает, что этого недостаточно, и тогда мы прибегаем к иммуногистохимическим (ИГХ) методам исследования, которые безусловно стали настоящим прорывом в диагностике.

В этом случае мы обрабатываем срезы не красками, а антителами к определенным опухолевым тканям. Этот метод позволяет точно определить тип опухоли и установить устойчивость к лекарственным препаратам до начала лечения. Таким образом, пациента избавляют от лишней интоксикации и назначают именно то лекарство, об эффективности которого заведомо известно.

Кстати, благодаря именно этому методу диагностики стала возможна таргетная терапия – направленная на уничтожение определенной патологии и не затрагивающая при этом другие ткани.

Все чаще применяется молекулярная генетическая диагностика, такие методы, как FISH-тесты (цитогенетический анализ) или секвенирование.

– Говорят, что в Новосибирске ученые создали прибор, который способен безошибочно обнаружить в слюне или крови человека всего несколько молекул раковых клеток. А вот, мол, ИГХ может «пропускать» до 15% всех гормонально-зависимых опухолей. Где истина?

– На мой взгляд, не стоит сравнивать эти два совершенно разных метода диагностики. Ученые в Новосибирске пошли по пути молекулярной генетики. Согласен, это более объективный метод. Но что касается пациента, то для него цель любой диагностики не просто определить тип опухоли, а выбрать тактику лечения. А именно в этом случае ИГХ зарекомендовал себя как наиболее эффективный метод.

– К вам обращаются пациенты с необходимостью провести пересмотр гистологического материала?

– Довольно часто. И это нормальная практика, которую в западных клиниках называют «второе мнение». Бывает, пациент, узнав, что у него онкологический диагноз, принимает решение начать лечение в одном учреждении, потом переходит в другое. Безусловно, принимая такого человека в нашу клинику, мы проводим стандартный алгоритм обследования, в результате которого можем или полностью подтвердить диагноз поставленный ранее, согласившись с выводами коллег, или обнаружить иной тип опухоли.

К сожалению, человеческий фактор никто не отменял. И только работа команды специалистов помогает избегать ошибок.

– И как часто приходится с такими ошибками сталкиваться?

– Это очень сложный вопрос. Да, бывают проявления халатности, недостаточность знаний или умений. Но нужно понимать, что ни один врач не желает вреда своему пациенту.

– В последние годы не только в России, но и за рубежом говорят о дефиците врачей-патологоанатомов. С чем это связано?

– Не хватает не только специалистов нашего профиля, но и врачей в целом. Сегодняшняя ситуация с пандемией очень ярко демонстрирует острую необходимость в реаниматологах, пульмонологах, инфекционистах.

Вообще путь врача очень сложный. Это долгие годы обучения, становления, многие уходят из профессии, только-только начав нарабатывать опыт. Причин тому много. Кого-то не устраивает материальная составляющая профессии, кого-то психологическая…

Если брать именно патологоанатомов, то это очень сложная специализация, которая требует предельной концентрации, внимательности и усидчивости, знаний во всех областях медицины. Мы совершенствуемся в профессии непрерывно. А главное – у патологоанатома нет права на ошибку.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 152 (6750) от 27.08.2020 под заголовком «Палитра недуга».


Материалы рубрики

Самое интересное о работе патологоанатома

О патологоанатомах мы всегда слышим в двух ключах: либо жуткие истории, либо забавные случаи. Но что не отнять у этой профессии, так это некоторый ареол тайны. Ведь прямым объектом работы патологоанатома есть смерть. Предлагаю отодвинуть эту завесу и ознакомится с интересными особенностями данной профессии!

Трупы – для судмедэкспертов, части трупа – для патологоанатомов

Эти две профессии часто путают. Особенно оскорбляются последние, когда им закидают любовь к расчлененке, как причину выбора работы. Патологоанатом, не занимается трупами (особенно, если есть намек на криминалистику, к таковым их даже не подпускают), основная их работа заключается в биопсии. Они исследуют те части уже умершего человека, которые им собственно предоставляют. То-есть, часто такой специалист даже не расчленяет труп, этим занимается хирург. Он же и передает материал для исследования.

В общей стоимости, работа с телом занимает у патологоанатома максимум 10 % времени. Все остальное время уходит на биопсию (70%) и бумажную волокиту (20%).

Вскрытие не выглядит как кадр из фильма «Пила»

Как уже было сказано выше, «грязную работу» делает хирург или санитар. Он извлекает все органы и чинно раскладывает их на столе, где патологоанатом должен их детально рассмотреть и определить, какой орган нуждается в лабораторном исследовании.
Конечно, эти специалисты проводят также и вскрытия, но только в тех случаях, когда нет железной уверенности в причине смерти.

Не «ненужные части тела», а биологические отходы

Часто можно услышать вопрос: «Куда девают ненужные части тела!». Как сказал один судмедэксперт, ненужных частей тела не бывает: все, что нам дала природа — нужное. Но в процессе работы над телом появляются биологические отходы, которые нуждаются в утилизации. Их обеззараживают, фасуют в специальные пакеты и отправляют на кремацию. Как видите, никаких грузовиков с человеческими конечностями!

Патологоанатом – это хирург

«Ну это и так понятно!» — скажете вы. А теперь объедините этот факт с тем, что все врачи военнообязанные. А это, что получается? Что в случае недостатки кадров во время войны, ваш хирург может оказаться патологоанатомом. Поэтому лучше не воевать!

Зачем нужен патологоанатом, если есть хирург и судмедэксперт?

Вы ведь хотите, чтобы вас хорошо лечили? А для этого врачам нужно знать врага в лицо. Патологическая анатомия занимается изучением биопсий живых пациентов. Да-да, живых! А все потому, что они наблюдают за изменениями всех этих кусочков тканей, органов или образований, чтобы можно было понять стратегию болезни и ее влияние на организм. Поэтому, если врач приписал вам новое лекарство, которое справилось с вашей болезнью с минимальными последствиями – скажите спасибо ребятам из морга!

Минутка черного юмора: впечатлительным не читать!


  1. Мертвых боятся не стоит! Бойтесь живых!
  2. Лучше перевскрыть, чем недовскрыть!
  3. Больше чем тупые люди, меня бесят тупые ножи!
  4. Я не согласен с тем, что человек одно целое!
  5. В прошлом я был не очень хорошим хирургом. Теперь все хорошо.
  6. Когда мы радуемся отсутствию работы, наши друзья из ритуальных услуг грустят.
  7. Патанатомия — это IT Crowd медицины: мы сидим в подвале, тишина, ленота, иногда звонит реанимация… «- Вы пробовали выключить и включить?»

 
 
 

Рассказать друзьям:

Подписаться на журнал:

Патологоанатомы в годы Великой Отечественной войны (к 70-летию Великой Победы)

Время неумолимо и быстротечно. Более семи десятилетий отделяют нас от того победного дня, когда на измученную войной землю легла тишина. Однако чем дальше уходят в историю годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героического подвига народов нашей страны. На всех этапах длительной кровопролитной войны наши народы героически сражались на фронте, самоотверженно трудились в тылу, шли на огромные лишения и жертвы, отдавая все во имя грядущей Победы. По уточненным данным, из 50 млн жертв Второй мировой войны на долю СССР пришлось около 27 млн человек. Среди них миллионы мирных жителей, истребленных на оккупированной врагом территории, замученных фашистами в лагерях смерти, угнанных в рабство и загубленных на каторжных работах.

В великом подвиге нашего народа в годы минувшей войны достойное место занимает беззаветный и благородный труд огромной армии медицинских работников, в том числе большого отряда патологоанатомов. В годы Великой Отечественной войны была усовершенствована патологоанатомическая служба в действующей армии и тыловых госпиталях. Организация Центральной патологоанатомической лаборатории (ЦПАЛ) при Главном военно-санитарном управлении Красной Армии, фронтовых, армейских патологоанатомических лабораторий (ПАЛ), патологоанатомических отделений крупных госпиталей госпитальных баз фронтов и эвакогоспиталей Наркомздрава СССР под руководством главных патологоанатомов Советской Армии (Васильев А. А., Глазунов М.Ф., Краевский Н.А..) и главного патологоанатома Управления эвакогоспиталей Наркомздрава СССР (Давыдовский И.В.) обеспечила единую трактовку патологических процессов, вызванных боевой травмой. Осуществлялась помощь руководству медицинской службы в улучшении организации и повышении качества медицинской помощи. Научная разработка материалов, полученных патологоанатомами в годы войны, позволила изучить кардинальные вопросы боевой травмы и «болезней военного времени», которые были обобщены в многотомном труде «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и в ряде монографий С.С. Вайля (1943), А.П. Авцына (1946), И.В. Давыдовского (1950—1954), А.В. Смольянникова (1960) и др. Уникальный материал, собранный военными прозекторами, хранится в Военно-медицинском музее Министерства обороны Российской Федерации в Санкт-Петербурге.

Опыт работы патологоанатомической службы во время Великой Отечественной войны способствовал более стройной ее организации в мирное время. Был создан институт главных патологоанатомов республик, краев, областей и крупных городов. В состав Института морфологии человека АМН СССР включена ЦПАЛ, на которую была возложена обязанность методического центра патологоанатомической службы; одно из мероприятий по ее усовершенствованию — создание объединенных патологоанатомических отделений, что облегчило систематизацию и научную обработку секционного и биопсийного материала, расширило возможности применения современных методов исследования.

Заслуживает отдельного упоминания плодотворная и разносторонняя работа главных патологоанатомов Советской Армии периода Великой Отечественной войны.

Александр Александрович Васильев (1901—1943) — доктор медицинских наук, профессор, бригврач, окончил Военно-медицинскую академию (ВМА) РККА в 1925 г. С августа 1941 г. по январь 1942 г. он — главный патологоанатом Советской Армии, с января 1942 г. — преподаватель кафедры патологической анатомии упомянутой академии. При выезде на фронт погиб при исполнении служебных обязанностей в 1943 г.  Он был инициатором создания и одним из организаторов патологоанатомической службы в Советской Армии. Ему принадлежит идея создания армейских и фронтовых ПАЛ, а также ЦПАЛ. Первые мероприятия по организации патологоанатомической службы были проведены им во время боевых действий с Японией в районе реки Халхин-Гол (11.05—16.09.1939) и в советско-финляндском вооруженном конфликте (30.11.1939 — 13.03.1940).

А.А. Васильев

А.А. Васильев — автор более 60 научных работ по различным разделам патологии, главным образом военной. Он изучал морфологию разных патологических состояний и выполнил ряд работ по регенерации тканей при заживлении ран. Он собрал и разработал большой статистический материал по военной патологии. Им организован музей военной патологии при кафедре патологической анатомии ВМА РККА. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени и медалями.

М.Ф. Глазунов

Михаил Федорович Глазунов (1896—1967) — доктор медицинских наук, профессор, академик АМН СССР, полковник медицинской службы, окончил ВМА РККА в 1919 г.  В 1941—1942 гг. был главным патологоанатомом Северо-Западного фронта, а в 1942—1944 гг. — главным патологоанатомом Советской Армии и начальником ЦПАЛ. Он внес значительный вклад в организацию патологоанатомической службы в действующей армии, в изучение причин смертности раненых на поле боя и этапах медицинской эвакуации. Им составлены первые в нашей стране «Указания по патологоанатомической службе» (1943), которые в годы войны являлись основным руководством для патологоанатомов. Он принимал активное участие в подготовке фундаментального труда «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», будучи членом редакции одного из разделов этого труда.

Перу М.Ф. Глазунова принадлежит около 100 научных работ, посвященных гистогенезу, морфологии, номенклатуре и классификации опухолей, патоморфологическому описанию отдельных их форм, проблеме предопухолевых состояний и др. Он был членом редакционного совета журнала «Архив патологии», заместителем председателя Всесоюзного научного общества патологоанатомов и др. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, «Знак Почета» и медалями.

Н.А. Краевский

Николай Александрович Краевский (1905—1985) — доктор медицинских наук, профессор, академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Ленинской премии, полковник медицинской службы, окончил медицинский факультет 1-го Московского университета в 1928 г. С 1941 по 1943 г. он — начальник патологоанатомического отделения Московского коммунистического госпиталя (ныне Главный военный клинический госпиталь им. Н.Н. Бурденко), с 1943 по 1944 г. — главный патологоанатом Западного фронта, а с 1944 г. — главный патологоанатом Советской Армии и начальник ЦПАЛ. В годы войны он изучал вопросы патологической анатомии при ранениях груди, бедра, трансфузионных осложнениях, вторичных кровотечениях у раненых, при шоке, а также проблему так называемой смертельной травмы. Он одним из первых провел работу по изучению причин смерти на поле боя. Результаты этих исследований были опубликованы в трудах фронтовых конференций, в центральной медицинской прессе, в 35-м томе многотомного издания «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. », а также в специализированных разделах других томов этого уникального издания.

Н.А. Краевский опубликовал около 200 научных работ, в том числе ряд монографий и руководств. Научные труды посвящены гематологии, патологии боевой травмы, радиационной патологии, экспериментальной онкологии, онкоморфологии и др. Он был председателем Всесоюзного научного общества патологоанатомов, редактором редакционного отдела «Патология и морфология» 2-го издания БМЭ, членом редколлегии журнала «Архив патологии», председателем Терминологической комиссии АМН СССР и др. Награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, «Знак Почета» и медалями.

С.С. Вайль

Соломон Самуилович Вайль (1898—1979) — доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы. В 1919 г. окончил медицинский факультет Московского университета. В 1940 г. был призван в Военно-Морской Флот (ВМФ) и назначен начальником кафедры патологической анатомии Военно-морской медицинской академии и одновременно главным патологоанатомом ВМФ СССР. В годы Великой Отечественной войны, находясь на упомянутой должности, провел большую работу по улучшению организации патологоанатомической службы в ВМФ. Им обобщен большой личный опыт военной патологии периода Великой Отечественной войны.

С.С. Вайль опубликовал более 250 научных работ, в том числе 15 монографий. Основные направления научной деятельности С.С. Вайля — патология сердечно-сосудистой системы, выяснение роли вегетативной нервной системы в развитии тканевых поражений, патология боевой травмы, история патологической анатомии и прозекторского дела. Он являлся пионером в области изучения патологии поражений боевыми отравляющими веществами, крупным организатором прозекторского дела в СССР и автором первых документов, регламентирующих роль патологоанатомической службы в системе здравоохранения.

Он был почетным членом Всесоюзного научного общества патологоанатомов и почетным председателем Ленинградского научного общества патологоанатомов, редактором редакционного отдела «Патология и морфология» 2-го издания БМЭ, членом редколлегий нескольких медицинских журналов. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и многими медалями.

Ипполит Васильевич Давыдовский (1887—1968) — академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, вице-президент АМН СССР. В 1910 г. окончил медицинский факультет Московского университета. В годы Великой Отечественной войны он был главным патологоанатомом Управления эвакогоспиталей Наркомздрава СССР.

И.В. Давыдовский

И.В. Давыдовский — автор более 200 научных работ, посвященных вопросам патологической анатомии и патогенеза инфекционных болезней, патологии боевой травмы, организации прозекторского дела, вопросам общей патологии и философским проблемам медицины.

В монографиях «Огнестрельная рана человека» и «Патология огнестрельных ранений и повреждений» (34-й том труда «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.») он развил учение о раневом процессе и показал, что в огнестрельной необработанной ране при участии микроорганизмов неизбежно возникает гнойное расплавление мертвых тканей с последующим их рассасыванием, и это процесс биологической очистки раны (вторичное очищение раны).

Ипполит Васильевич в течение многих лет являлся председателем Московского и Всесоюзного научных обществ патологоанатомов, с 1955 г. — редактором журнала «Архив патологии», в 1-м издании БМЭ — помощником редактора редакционного отдела «Общая патология», а также членом редколлегии 2-го издания упомянутой энциклопедии. Награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

Анатолий Владимирович Смольянников (1913—2000) — академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, профессор, полковник медицинской службы. В 1936 г. окончил медицинский институт в Ростове-на-Дону. При организации в 1942 г. ЦПАЛ при Главном военно-санитарном управлении Красной Армии он был зачислен в ее состав на должность инспектора, на которой находился до 1950 г. В последующем (с 1950 г.) Анатолий Владимирович возглавлял эту лабораторию до увольнения из армии в 1962 г.

А.В. Смольянников

А.В. Смольянников — автор более 300 научных работ, в том числе монографий и коллективных трудов. Им подробно изучены проблемы патологии боевой травмы — газовой гангрены, нагноения костной раны (огнестрельный остеомиелит), сепсиса и других инфекционных ее осложнений, раневой баллистики. Результаты этих исследований были отражены в коллективном «Руководстве по патологической анатомии боевой травмы» (1962). Заслуживают особого упоминания такие работы, как «К эволюции огнестрельной раны кости» (1946), «К вопросу о механизме развития анаэробной инфекции раны» (1950), «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1952, т. 15, 34; 1955, т. 35, автор ряда глав).

Он был председателем Московского и заместителем председателя Всесоюзного научных обществ патологоанатомов, заместителем главного редактора журнала «Архив патологии», редактором редакционного отдела «Патологическая анатомия» БМЭ, членом экспертного совета по медико-биологическим наукам ВАК и членом пленума по апелляциям ВАК. Награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями.

Владимир Тимофеевич Талалаев (1886—1947) — доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР. В 1912 г. окончил медицинский факультет Московского университета. В годы Великой Отечественной войны он был главным патологоанатомом эвакогоспиталей Москвы.

Перу В.Т. Талалаева принадлежит около 70 научных работ, посвященных в основном проблеме ревматизма. Его имя хорошо известно не только патологоанатомам, но и клиницистам. Это обусловлено в первую очередь большим вкладом, который он внес в исследование патологической анатомии ревматизма. Им был изучен гистогенез ревматической гранулемы, установлена цикличность тканевых изменений при ревматизме, создана клинико-анатомическая классификация ревматизма. Его монография «Острый ревматизм» (1932) была оценена на 11-м Всесоюзном съезде терапевтов как фундаментальный научный вклад в изучение сущности патологоанатомических изменений при ревматизме.

Другие работы Владимира Тимофеевича посвящены вопросам патологической анатомии сепсиса, сенсибилизации и аллергии, желчнокаменной болезни, крупозной пневмонии, сифилиса центральной нервной системы, алиментарной токсической алейкии, рака легкого, раневого процесса, пеллагры, эндометриоза. Награжден орденом «Знак Почета» и медалями.

Нижеследующая информация о некоторых главных патологоанатомах фронтов базируется на чрезвычайно кратких данных карточек, имеющихся в Архиве Военно-медицинского музея Министерства обороны Российской Федерации. Из этих документов удалось установить лишь отдельные факты их деятельности в годы Великой Отечественной войны.

Владимир Герасимович Молотков (1903—1976) — подполковник медицинской службы. В 1928 г. окончил медицинский факультет Смоленского университета. В рядах Советской Армии находился с 1941 г. Служил на Западном (1941—1944 гг.) и 3-м Белорусском (1944—1945 гг.) фронтах в качестве начальника патологоанатомической лаборатории № 3776 и главного патологоанатома этих фронтов. Осуществлял организационно-методическое руководство патологоанатомической экспертизой в войсках указанных фронтов в Смоленском сражении, Московской битве, Белорусской и других боевых операциях. Уволен из Вооруженных Сил в 1946 г. В последующем (1946—1976) он был заведующим кафедрой патологической анатомии Смоленского медицинского института. Его перу принадлежит более 80 научных работ, в том числе две монографии. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета» и медалями.

В.Д. Цинзерлинг

Всеволод Дмитриевич Цинзерлинг (1891—1960) — член-корреспондент АМН СССР, профессор, полковник медицинской службы. В 1917 г. окончил медицинский факультет Юрьевского университета. Военную службу начал в июне 1941 г. в должности преподавателя кафедры патологической анатомии Военно-медицинской академии (до декабря 1941 г.), а затем (1941—1945 гг.) до конца войны был начальником патологоанатомической лаборатории № 48 и главным патологоанатомом Ленинградского фронта. Руководил патологоанатомической экспертизой в войсках этого фронта в Ленинградской битве, Выборгской и других боевых операциях. После окончания войны возглавлял кафедру патологической анатомии Ленинградского санитарно-гигиенического медицинского института. В.Д. Цинзерлинг автор около 160 научных работ, посвященных проблемам атеросклероза и инфекционной патологии. Награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды и медалями.

Рудольф Давидович Штерн (1910—1990) — полковник медицинской службы. В 1931 г. окончил медицинский институт в Москве. Перед Великой Отечественной войной и в начале исполнял обязанности начальника патологоанатомического отделения Московского коммунистического военного госпиталя (ныне Главный военный клинический госпиталь им. Н.Н. Бурденко). В последующем был начальником патологоанатомической лаборатории и главным патологоанатомом Южного (1941—1942), Закавказского (1942—1943), Северо-Кавказского (1943—1944) и 4-го Украинского (1944—1945) фронтов. В годы войны осуществлял организационно-методическое руководство патологоанатомической экспертизой в войсках упомянутых фронтов в боях 1941 г. на южном направлении, битве за Кавказ, Белградской, Будапештской, Венской и других боевых операциях. После окончания войны находился на различных руководящих должностях. Уволен из рядов Вооруженных Сил в 1966 г. Награжден 4 орденами и многими медалями.

Вполне очевидно, что в рамках одной статьи невозможно рассказать о всех патологоанатомах периода Великой Отечественной воны. Поэтому мы ограничились краткой характеристикой деятельности некоторых из них, работавших в годы войны на руководящих военно-врачебных должностях. Известно, что в годы Великой Отечественной войны много и продуктивно работали такие патологоанатомы, как В.Б. Ариэль, В.Л. Бялик, Ю.В. Гулькевич, М.К. Даль, А.В. Тишкин, Б.П. Угрюмов, Е.А. Успенский, А.Т. Хазанов, Б.Ю. Шура и многие другие.

В заключение следует подчеркнуть, что все годы Великой Отечественной войны медицинские работники страны, в том числе большой отряд патологоанатомов, прошли в одном строю с солдатами и офицерами армии и флота, выполнив до конца свой долг перед Родиной.

Патологоанатом из Мытищ: «Вскрытия – это далеко не вся наша работа!» — Люди

Светлана Свиридова – врач-патологоанатом, кандидат медицинских наук, заведующий патологоанатомическим отделением Мытищинской городской клинической больницы. Она рассказала «РИАМО в Мытищах», когда обязательно проводят вскрытие, как пандемия сказалась на работе и как хоронят умерших от коронавируса.

Медсестра из Мытищ: «Работаю практически 20 часов в сутки»>>

– Светлана Анатольевна, сколько лет вы работаете в медицине?

– Я в медицине с 1983 года, общий стаж 37 лет. После окончания медицинского училища работала в Московской детской клинической больнице. Через год поступила в медицинский институт МГМСУ имени Евдокимова. Параллельно училась и работала, в 1991 году закончила вуз.

Затем работала терапевтом в институте гигиены имени Эрисмана, в должности младшего научного сотрудника. Проработала чуть больше года, много ездила по командировкам, проводила отбор больных с профессиональными заболеваниями или подозрительных по заболеванию.

Как работает мобильный центр здоровья в Мытищах>>

– Почему вы решили стать патологоанатомом?

– Это случайность. Я даже не думала! Интересовалась терапией, эндокринологией, офтальмологией. Но однажды умер мой пациент, и меня пригласили на вскрытие в Мытищинскую больницу, после чего моя профессиональная деятельность перетекла в отделение патанатомии.

В Мытищинской больнице сначала работала в должности цитолога, затем патологоанатомом, а в 2013 году стала заведующим патологоанатомическим отделением.

В университете был хороший курс патанатомии, где и убедилась, что это интересно и нужно, это более глубокие познания в морфологии с раскрытием течения заболевания и его осложнений.

Фельдшер скорой помощи Мытищ: «Работаем для вас, оставайтесь дома ради нас!»>>

– Расскажите о работе патологоанатомического отделения.

– Вопреки расхожему мнению, патологоанатомы не только делают вскрытия. У нас также есть гистологическая и цитологическая лаборатории, где происходит прижизненная диагностика. Сюда поступают все мазки, которые берут гинекологи, эндоскопические материалы из поликлиник, исследования кожи, весь операционный материал из стационаров.

Наша лаборатория – единственная в Мытищах, более того, одна из самых больших в Московской области.

По количеству вскрытий и прижизненной диагностике мы на втором и третьем месте после МОНИКИ и МООД.

Новое оборудование поступает периодически. В том году Минздрав прислал современные микроскопы – это очень важно для гистологии, когда исследуют ткани. Тут, кстати, громадную роль играет работа лаборанта: нужно правильно подготовить гистологический материал, чтобы врач смог правильно оценить морфологическую картину и поставить диагноз.

Врач‑пульмонолог из Мытищ о профилактике ОРВИ, коронавирусе и вреде стресса>>

– Как обычно проходит ваш рабочий день?

©  Из личного архива

©  Из личного архива

– Первым делом в 8:00 я захожу к санитарам – узнаю, сколько умерших поступило за ночь. Потом собираемся всем отделением и планируем работу на целый рабочий день.

Есть круглосуточная бригада санитаров, которая привозит в морг умерших. Если смерть насильственная и есть постановление полиции, то вскрытие будет производить судебная медицинская экспертиза. Если смерть от естественных причин, то мы – патологоанатомическое отделение.

В 8:30 иду на конференцию в администрацию. Там за предыдущий день отчитываются все заведующие отделениями, в том числе и я.

Дальше я организую работу отделения. Строго регламентировано, когда нужно вскрытие, когда нет. Распределяю, кто из докторов вскрывает, кто отвечает за гистологию и так далее. Параллельно из стационарных отделений и поликлиник собирается материал для лабораторной диагностики.

В течение всего рабочего дня держу все на контроле, консультирую вместе с докторами, обсуждаем вскрытия, гистологические и цитологические препараты.

У нас очень сплоченный коллектив! Приятно работать. А патологоанатом Александр Владимирович Сергеев иногда по вдохновению пишет стихи и читает нам.

Жители с коронавирусом и пневмонией про симптомы, тесты и лечение>>

– В каком случае делают вскрытие?

– У нас в основном стационарные умершие – здесь решает администрация. Если подтвержден COVID-19 – это стопроцентно вскрытие. Если его нет, то есть варианты. Когда диагноз понятен и родственники просят без вскрытия, то они пишут заявление, которое вместе с историей болезни рассматривают начальники по медицинской части. Они разрешают обойтись без вскрытия, и родственникам выдают свидетельство о смерти.

Смертельное лакомство: какими ягодами можно отравиться>>

– Есть ли разница во вскрытии разных людей?

– По росту, весу, полу, возрасту – нет. Однако есть разница по сложности работы. Легкий случай – это когда все ясно по истории болезни и визуальному осмотру. Но есть заболевания, когда приходится долго стоять у секционного стола и приглашать коллег, чтобы вместе разобраться в причине смерти. Иногда даже требуются дополнительные исследования – например, срочная гистология и цитология.

Временные госпитали для лечения коронавируса в Московском регионе>>

– От чего чаще всего умирают мытищинцы?

– В нашу больницу поступают жители не только Мытищ, но и других городов. И сейчас количество поступающих увеличилось, большая часть с коронавирусной инфекцией – либо подтвержденной, либо нет.

Статистика 2020 года по причинам смерти еще не готова. По предыдущим годам на первом месте сердечно-сосудистые заболевания, такие как инфаркты миокарда, острые нарушения мозгового кровообращения, гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца. Очень часто в сочетании с сахарным диабетом и ожирением. Онкология, конечно, тоже присутствует.

Главный врач Мытищинской ГКБ: «Вторая волна коронавируса уже идет»>>

– Как пандемия коронавируса сказалась на вашей работе?

– Стало тяжелее. Для нашего отделения не было ни первой, ни второй волны. Мы как начали с апреля работать в особом режиме, так и продолжаем. Первое время у многих был страх заразиться.

Правильно ли вы носите медицинскую маску? Памятка

Каждое вскрытие с диагнозом COVID-19 – это пятая, самая высокая категория сложности. Потому что патогенность большая, высок риск заражения. Поэтому мы старались организовать работу так, чтобы ни один сотрудник не заболел.

Для этого обеспечили всех индивидуальными средствами защиты. Поставили бактерицидные лампы. Организовали четкую слаженную работу вскрытия со сбором анализов для вирусологического, бактериологического и гистологического исследования.

Обеспечили безопасность по максимуму, и в отделении практически никто не заболел. Я переживала за всех коллег, а сама стремилась организовать каждое вскрытие так, чтобы не совершать лишних движений, чтобы оно проходило четко – буквально по минутам.

Вакцина от коронавируса «Спутник V»: как она работает>>

– Увеличилось ли количество вскрытий в пандемию?

– Да. Было по 15 и более вскрытий в день при норме от трех до пяти. Работали до последнего! Рабочий день у нас до 14:00, но мы оставались до 15:00, 16:00, 17:00 – сколько потребуется.

Сейчас несколько дней подряд поступает по 10 и более умерших в сутки. Непростым бывает понедельник – порой в этот день работа сложнее, чем в другие дни. В апреле было 145 вскрытий в месяц, в мае – 150, в июне – 160. В октябре количество вскрытий с начала года превысило 1350, тогда как за весь прошлый год было 1100 вскрытий.

Приходит много родственников. Кто-то в панике, кто-то с агрессией. Им всем нужны свидетельства о смерти – а в случае коронавируса без вскрытия нельзя.

Сейчас умерших с подтвержденным COVID-19 кладут в гроб в пакете, но лицо мы открываем. Можно одежду положить поверх умершего.

Как ухаживать за больным коронавирусом в домашних условиях>>

– Какие сложности есть в вашей работе?

©  Из личного архива

– Сложности часто связаны с тем, что прижизненный гистологический материал поступает в крошечном количестве, то есть мало информации для поставки диагноза. Или видишь патологию, но не хватает дополнительных исследований, чтобы ее подтвердить.

Какая необычная профессия вам подошла бы?

Например, в нашей лаборатории в настоящее время нет иммуногистохимии, которая бы очень помогла нам. Сейчас этот вопрос рассматривают на уровне администрации больницы. К тому же мы могли бы выполнять это востребованное исследование и для других городов. Будем надеяться, что все получится!

Вообще, чтобы быть патологоанатомом, не нужно иметь определенную смелость. А нужно любить свою работу, стремиться помочь людям и, конечно, включать голову! Чтобы поставить диагноз, мы практически собираем пазл: анализируем анамнез, клиническую картину, анатомическое расположение патологического очага в сочетании с морфологической картиной, рассматриваем все вероятные варианты.

Соцработник из Мытищ: «Терпение – основное качество в нашей профессии»>>

– В вашей профессии необходимо регулярно обучаться?

– Конечно! Учеба каждый день, в том числе в течение рабочего дня – у нас всегда под рукой книги. Мы с коллегами часто собираемся и консультируем друг друга, а если есть непонятные случаи, то обязательно обсуждаем их. Каждые пять лет обязательно проходим сертификацию. Плюс тематическое обучение, которое проводится на патологоанатомических кафедрах города Москвы.

Невролог из Мытищ: «У врача должно быть желание разгадывать загадки»>>

– В вашей работе есть место приметам и суевериям?

– Гороскопами я не пользуюсь. В магию не верю. Но есть у патологоанатомов профессиональная примета: если встречаешь интересный случай – редкое заболевание или запутанную, казуистическую патологию, – то через две-три недели жди повторения. Это так называемый закон парных случаев, который в медицинской практике часто встречается.

Что такое патология? | ОТДЕЛ ПАТОЛОГИИ

Патология – это отрасль медицинской науки, которая включает изучение и диагностику заболеваний путем исследования органов, тканей, удаленных хирургическим путем (образцы биопсии), биологических жидкостей, а в некоторых случаях и всего тела (вскрытие). Аспекты образца тела, которые могут быть рассмотрены, включают его общий анатомический состав, внешний вид клеток с использованием иммунологических маркеров и химических сигнатур в клетках. Патология также включает связанное с этим научное исследование болезненных процессов, в ходе которого исследуются причины, механизмы и степень заболевания.Области исследования включают клеточную адаптацию к травме, некроз (гибель живых клеток или тканей), воспаление, заживление ран и неоплазию (аномальный новый рост клеток). Патологи специализируются на широком спектре заболеваний, включая рак, и подавляющее большинство диагнозов рака ставится патологоанатомами. Клеточная структура образцов ткани исследуется под микроскопом, чтобы определить, является ли образец раковым или нераковым (доброкачественным). Патологи также используют генетические исследования и генные маркеры для оценки различных заболеваний.

Хирургическая патология

 

Хирургическая патология является наиболее важной и трудоемкой отраслью патологии, основное внимание в которой уделяется исследованию тканей невооруженным глазом или под микроскопом для окончательной диагностики заболевания. Хирургически удаленные образцы получают из таких источников, как небольшие биопсии кожи, основные биопсии для диагностики рака и операционной, где удаляются опухоли. Хирургическая патология включает макроскопический (общий) и микроскопический (гистологический) анализ тканей, при котором молекулярные свойства образцов тканей оцениваются с помощью иммуногистохимии или других лабораторных тестов.

Гистологические срезы ткани обрабатываются для микроскопического просмотра с использованием либо химической фиксации, либо замороженных срезов. Обработка замороженных срезов включает замораживание ткани и создание тонких замороженных срезов образца, которые помещаются на предметные стекла. Перед просмотром ткани под микроскопом предметные стекла, обработанные химической фиксацией или замороженными срезами, окрашивают химическими веществами или антителами для выявления клеточных компонентов.

Вскрытие — это узкоспециализированная хирургическая процедура, которую проводит патологоанатом и состоит из тщательного осмотра трупа с целью определения причины и характера смерти, а также оценки любого заболевания или травмы, которые могут присутствовать. Основная цель вскрытия или патологоанатомического исследования состоит в том, чтобы определить причину смерти, состояние здоровья человека до его смерти, а также правильность медицинского диагноза и лечения перед смертью.

Цитопатология

 

Цитопатология — раздел патологии, изучающий и диагностирующий заболевания на клеточном уровне. Обычно он используется для диагностики рака, но также помогает в диагностике некоторых инфекционных заболеваний и других воспалительных состояний.Цитопатология обычно используется на образцах свободных клеток или фрагментов ткани, которые спонтанно отслаиваются или удаляются из тканей путем истирания или тонкоигольной аспирации, в отличие от гистопатологии, которая изучает целые ткани.

Молекулярная патология

 

Молекулярная патология — относительно новая дисциплина, которая за последнее десятилетие добилась значительного прогресса. Особое внимание уделяется изучению и диагностике заболеваний путем изучения молекул внутри органов, тканей или жидкостей организма.Многие заболевания, такие как рак, вызваны мутациями или изменениями в генетическом коде человека, а идентификация специфических характерных мутаций позволяет клиницистам классифицировать болезнь и выбрать подходящее лечение. В результате молекулярный анализ открывает путь к персонализированной медицине, позволяя нам прогнозировать реакцию пациента на определенную противораковую терапию на основе его собственной генетической структуры. Молекулярная патология включает разработку молекулярных и генетических подходов к диагностике и классификации опухолей человека, а также к разработке и проверке прогностических биомаркеров для прогноза заболевания и предрасположенности к развитию определенных видов рака у людей.Высокий уровень чувствительности, обеспечиваемый молекулярными анализами, позволяет обнаруживать очень маленькие опухоли, которые в противном случае невозможно обнаружить другими способами, и, вероятно, приведет к более ранней диагностике, улучшению ухода за пациентами и лучшим результатам для выживания.

Кто такой патологоанатом по мнению онкобольных и интернет-пользователей? Обзорное исследование

Результаты нашего обзорного исследования показывают, что осведомленность о том, кто является патологоанатомом, по-прежнему скрыта на заднем плане, лишь частично понята пользователями Интернета и особенно неправильно понята среди стационарных пациентов.Общие выводы, которые были выявлены в текущем исследовании, включают следующее: (1) Многие стационарные пациенты не знали, что патологоанатом является доктором медицины, а «биомедицинский аналитик» был наиболее распространенным выбранным вариантом, не являющимся доктором медицины. У 15% респондентов информация о патологоанатомах была получена от других врачей, но когда источником информации был врач, ответы были более правильными. (2) Хотя только 68% участников признали патологов докторами медицины, патологоанатомы по-прежнему признаются за использование микроскопов как у стационарных пациентов, так и у пользователей Интернета. (3) История рака или члены семьи, работающие в области медицины, не были связаны с различиями в понимании того, кто такой патологоанатом.

Считается, что патологоанатомы занимаются только вскрытиями и уголовными расследованиями. Люди, выбравшие эти обязанности, как правило, черпали информацию из книг и телевизионных источников. Интернет-пользователи думали, что патологоанатомы в основном занимаются вскрытиями. Изображение патологоанатома в индустрии развлечений было минимальным, а когда оно присутствовало, расплывчатым и неточным со склонностью подчеркивать криминалистику.Одно исследование показало, что 27% пациентов, включенных в группы поддержки при редкой саркоме, думали, что диагноз рака ставит онколог [6], что согласуется с нашим исследованием. Предстоит еще много работы по информированию пациентов о роли патологоанатомов в уходе за пациентами. Другое исследование показало доказательства того, что студенты-медики также верят в этот стереотип и что студенты считают, что 40% или более типичных нагрузок патологоанатомов состоят из аутопсийных образцов (учебная программа 3-го курса медицинской школы по лонгитюдной патологии) [7]. Одним из способов уравновешивания стереотипов патологии является обеспечение того, чтобы студенты-медики с самого начала своего обучения знали о роли патологоанатома в медицине и уделяли особое внимание тому факту, что патология приносит пользу всем специальностям, независимо от того, кем они хотят стать в будущем. будущее. Желание стать хирургом в будущем — распространенная мечта среди студентов-медиков, но очень немногие хотят стать патологоанатомами. Одно исследование показало, что практика патологии и ее конкретное применение в лечении пациентов обычно не рассматриваются в учебных программах американских медицинских школ [8].Патология и медицина взаимозависимы и полезны друг для друга и не могут существовать сами по себе. Если будущие врачи не знают о роли патологоанатома в медицине, запутанная картина патологии останется для большинства загадкой. Эта проблема была решена группой патологоанатомов, создавших в Твиттере программу под названием #Path3Path, цель которой — побудить студентов-медиков выбирать патологию в качестве специальности.

Только 15% пациентов получили информацию о патологоанатомах от врачей, и мы пришли к выводу, что эта группа лучше осведомлена о роли патологоанатома.Большинство жалоб на врачей связаны с вопросами общения, а не клинической компетентности. Врачи с лучшими навыками общения и межличностного общения могут легче выявлять проблемы, могут предотвращать медицинские кризисы и дорогостоящие вмешательства, а также оказывать лучшую поддержку своим пациентам [1]. В нашем отделении из-за относительной нехватки клиницистов в Польше патологоанатомы часто должны информировать пациентов о диагнозе, полученном из гистопатологического или цитопатологического отчета, особенно в случаях злокачественных новообразований.Это не сценарий по умолчанию, а скорее следствие относительной нехватки врачей в Польше и длинных очередей к онкологам. Тем не менее, в такой ситуации сокращается время ожидания диагностики; пациенты получают подробную информацию о диагностическом процессе, краях резекции и прогностических факторах своего заболевания. Наконец, патологоанатом признан за участие в лечении пациентов. Хотя это правда, больше стационарных пациентов, чем пользователей Интернета, не знали, что патологоанатом является доктором медицины, и признавали, что не знают ответов на многие вопросы.

В совсем недавнем исследовании сообщается о первой прямой консультации патологоанатома с пациентом [9]. Патологи проводили консультации с пациентами, просматривая результаты биопсии или операции на многоголовом микроскопе или экране компьютера. Пациентам было любопытно увидеть свои биопсии под микроскопом или на экране компьютера, а не изображения, найденные в Google. Пациенты заявляли о желании увидеть нормальную ткань и сравнить ее со своей опухолью. Позже пациенты заполнили опрос удовлетворенности пациентов. Предварительные данные свидетельствуют о том, что программа может обеспечить эффективное обучение конкретных пациентов и может быть надежным источником для некоторых пациентов, хотя они заявляли, что некоторые патологоанатомы опасаются судебного разбирательства или считают, что обязательства слишком высоки, и предпочитают не менять свою практику [9]. ].Некоторые патологоанатомы в нашем центре согласились с тем, что они хотели бы проводить консультации с пациентами, но другие прямо заявили, что выбрали специальность патологоанатома, чтобы избежать пациентов. Хотя это может быть одной из проблем, встречающихся в патологии, это заставляет нас задать несколько вопросов для будущих исследований. Будут ли в будущем пациенты обращаться к своим патологоанатомам, если узнают об их существовании? Захотели бы пациенты проконсультироваться со своим патологоанатомом, если бы знали о том влиянии, которое они оказывают на планирование лечения своего заболевания?

Хотя только 68% респондентов выделили патологию как медицинскую специальность, на самом деле микроскопы были признаны большинством респондентов в качестве инструмента, используемого патологоанатомами.Мы считаем, что микроскопы получили признание благодаря тому, что респонденты склонны считать патологоанатомов биомедицинскими аналитиками. Одна из возможных причин заключается в том, что широкая публика знает только об этих основных методах. Широкая общественность не знает обо всех шагах, которые необходимо предпринять для постановки окончательного диагноза, или о трудностях, с которыми она сталкивается на этом пути. Неизвестно, что патология является очень сложной специальностью, которая имеет множество обязанностей и использует различные инструменты для диагностики заболеваний. Удивительно, но в нашем исследовании 1/3 участников признали, что патологоанатомы выполняют биопсию.Некоторые студенты-медики из нашего университета заявили, что они не осознавали, что патологоанатомы выполняют биопсию, до последних лет обучения в медицинской школе или до тех пор, пока они не стали непосредственно работать в отделении патологии после завершения необходимого курса патологии.

Ограничения исследования

Из-за использования метода выборки снежного кома среди интернет-пользователей он смещен в сторону женщин. Было зачислено относительно небольшое количество стационарных пациентов по сравнению с пользователями Интернета. Кроме того, в нашем исследовании есть некоторые вопросы, связанные со странами происхождения, которые следует подчеркнуть.В Польше хирургическая патология и судебная медицина — совершенно разные профессии, и ни одна из них не связана с переливанием крови/банкингом, как в США. Термин биомедицинский аналитик используется в Польше для описания человека, прошедшего последипломное обучение в области лабораторной диагностики, но не являющегося доктором медицины. Таким образом, следует проявлять некоторую осторожность при выводах из этого исследования.

Профиль работы Патологоанатом | Prospects.ac.uk

Патологоанатом — это врач, который интерпретирует и диагностирует изменения, вызванные заболеванием в клетках и тканях организма.

Как патологоанатом вы будете диагностировать, лечить и предотвращать ряд заболеваний.В зависимости от вашей специальности и самой роли в патологии проводится различный объем лабораторной работы. Некоторые патологоанатомы, как правило, не контактируют с пациентами, в то время как другие совмещают лабораторную работу с непосредственным клиническим уходом за пациентами.

Миф о том, что патологоанатомы имеют дело только с мертвыми телами — это относится только к судебной гистопатологии, разделу гистопатологии, в котором работает очень небольшое число людей.

Типы патологии

Четыре наиболее распространенные области патологии:

  • Химическая патология — вы будете сочетать лабораторные и клинические навыки, используя биохимические тесты для диагностики и лечения пациентов.С метаболической медициной, подразделением химической патологии, вы будете лечить пациентов, у которых химические процессы не функционируют должным образом.
  • Гематология — вы будете диагностировать и лечить заболевания крови и костного мозга и оказывать клиническую поддержку гематологической диагностической лаборатории, в которую входит банк крови.
  • Гистопатология — вы будете диагностировать и изучать болезни с помощью медицинской интерпретации образцов клеток и тканей. Ваша роль является неотъемлемой частью лечения рака посредством определения стадии и классификации опухолей. Вы также проведете вскрытие, чтобы определить причину смерти.
  • Медицинская микробиология и Вирусология — в медицинской микробиологии вы будете диагностировать, лечить и управлять профилактикой инфекций у пациентов и населения. Вы будете наблюдать за медицинской лабораторией и обеспечивать связь между лабораторией и клиницистами. Медицинская вирусология занимается лечением инфекций, передающихся через кровь, и других возникающих вирусов.

Существуют также варианты узкой специализации, например, в детской патологии или невропатологии.

Обязанности

Как патологоанатом, вы будете контролировать управление и работу медицинской лаборатории больницы и ее персонала. Во многих ролях вы также будете работать вместе с пациентами. В гистопатологии вы будете в основном лабораторными.

Хотя конкретные задачи различаются в зависимости от вашей специальности, есть некоторые обязанности, общие для всех специальностей, и вам, как правило, потребуется:

  • обследовать и поговорить с рядом пациентов, используя диагностические навыки, чтобы определить, какие тесты необходимо провести out
  • поддержка и консультирование клинического персонала, чтобы помочь им выбрать правильные тесты
  • работать вместе с учеными-биомедиками, пока они выполняют лабораторные тесты
  • обучать коллег использованию и ограничениям каждого диагностического исследования целесообразность дальнейших исследований
  • оказание клинической помощи пациентам (в качестве гистопатолога контакт с пациентами ограничен, за исключением случаев, когда вы выполняете особую роль, такую ​​как взятие образцов тонкоигольной аспирационной цитологии в маммологических клиниках)
  • проводите обходы палат и амбулаторные клиники
  • взять на себя управленческие обязанности, такие как при планировании нагрузки и штатного расписания отделения, особенно на более высоких уровнях
  • контролировать и обучать младший медицинский персонал, в зависимости от вашей должности
  • проводить исследования и быть в курсе новой информации, относящейся к вашей области.

Заработная плата

  • Базовая начальная заработная плата младших врачей-стажеров на уровне базового обучения составляет от 28 808 до 33 345 фунтов стерлингов. В качестве врача-стажера вы будете получать базовую заработную плату плюс оплату за любые часы, превышающие 40 в неделю, надбавку к заработной плате за работу в ночное время, надбавку за выходные и надбавку за доступность, если вы дежурите по вызову.
  • Будучи стажером по специальности, вы можете зарабатывать от 39 467 до 53 077 фунтов стерлингов. Заработная плата врачей-специалистов (штатный разряд) варьируется от 45 124 до 77 519 фунтов стерлингов.
  • Заработная плата новых квалифицированных консультантов начинается с 82 096 фунтов стерлингов и увеличивается до 110 683 фунтов стерлингов в зависимости от стажа работы.

Помимо уровня стажера, вы будете получать надбавки за работу по ночам, в выходные и по вызову. Вы автоматически будете зачислены в пенсионную схему NHS, но сможете отказаться.

Консультанты могут подавать заявки на получение местных и национальных наград Clinical Excellence Awards, а также могут дополнять свою зарплату, занимаясь частной практикой.

Цифры относятся к оплате и условиям труда врачей в Национальной службе здравоохранения — крупнейшем работодателе патологоанатомов в Великобритании.

Данные о доходах от NHS Health Careers. Рисунки предназначены только для справки.

Рабочее время

Рабочая неделя обычно составляет 40 часов, обычно с 9:00 до 18:00. Однако, в зависимости от траста, на который вы работаете, и выбранной вами специальности, вам, возможно, придется работать по ночам, в выходные дни или быть на связи. Ожидается, что большинство стажеров на базовом, базовом и более высоком уровнях будут работать по вызову.

Возможна работа неполный рабочий день с возможностью хорошего баланса между работой и личной жизнью.Как основной и специализированный стажер, вы, как правило, будете работать по краткосрочным контрактам.

Чего ожидать

  • Вы будете тесно сотрудничать с учеными-биомедиками в медицинской лаборатории. Вы также будете посещать клинические встречи с другими врачами, медсестрами и другим многопрофильным персоналом.
  • Изучение болезней на протяжении всей жизни в сочетании с необходимостью диагностировать клинические состояния означает, что патология вознаграждает и стимулирует интеллектуальное развитие.
  • К концу обучения, когда вы становитесь консультантом, существует тенденция к узкой специализации.
  • В большинстве патологий есть контакт с пациентом, напр. амбулаторно-поликлинические и палатные обходы. В рамках гистопатологии контакт с пациентами ограничен, хотя возможны совместные специализированные клиники с хирургами.

Квалификация

Чтобы стать патологоанатомом, вам необходимо сначала получить степень в области медицины, признанную Генеральным медицинским советом (GMC). Обычно это занимает от пяти до шести лет, хотя, если у вас уже есть степень по предмету, отличному от медицины (обычно 2: 1 или выше по предмету, связанному с наукой), вы можете подать заявку на четырехлетнее ускоренное обучение. программа поступления в медицину (также известная как программа поступления в аспирантуру).Список медицинских школ см. в Совете медицинских школ.

После получения медицинской степени вы проходите двухлетнее базовое обучение, общее для всех выпускников медицинских вузов, где вы работаете в больнице младшим врачом на ротационной основе в различных отделениях, которые могут включать патологию. После успешного завершения первого года базового обучения вы можете подать заявку на полную регистрацию в качестве врача в GMC. После успешного завершения программы вы получите сертификат об окончании базовой программы (FPCC).Подробную информацию см. в Британской программе Foundation.

Затем вы пройдете дополнительную базовую и специализированную медицинскую подготовку (обычно в общей сложности не менее семи лет), чтобы получить квалификацию по выбранной вами специальности. Для получения дополнительной информации см. Совет по обучению объединенных Королевских колледжей врачей (JRCPTB) и Королевский колледж патологоанатомов.

При успешном прохождении специальной подготовки вы получите сертификат о прохождении обучения (CCT) и получите право на внесение в реестр GMC.Можно подать заявку на должность консультанта за шесть месяцев до даты завершения.

Для получения подробной информации о квалификации и обучении, необходимых для работы врачом, обратитесь к врачу больницы.

Навыки

Вам потребуется:

  • отличные знания научных процессов, лежащих в основе изменений в клетках и тканях организма, которые могут вызывать заболевания
  • сильные диагностические навыки для определения типа заболевания, его тяжести и распространенности
  • хорошие навыки решения проблем и принятия клинических решений
  • способность работать в одиночку и в междисциплинарных командах
  • хорошие навыки управления временем и организаторские способности широкий спектр знаний
  • пытливый ум и самомотивация
  • способность влиять на других и эффективно расставлять приоритеты
  • научная любознательность и аналитический, пытливый ум
  • лидерские качества.

Опыт работы

Прежде чем подавать заявление на получение медицинской степени, вы должны пройти оплачиваемый или добровольный опыт работы в областях, имеющих отношение к медицине. Это может быть опыт работы в местной больнице, доме престарелых или совместная работа с врачом. Этот опыт показывает ваше стремление стать врачом и дает представление о физических и эмоциональных требованиях работы в медицине.

Когда вы станете студентом-медиком, подумайте о том, чтобы стать членом бакалавриата:

Кроме того, вы можете вступить в студенческое общество патологии, чтобы быть в курсе событий в этой области.

Королевский колледж патологоанатомов также имеет темы в социальных сетях, рекламирующие обучение, возможности, новости или события, например, ежегодную летнюю школу Королевского колледжа патологии. Это позволит вам узнать больше о различных специальностях патологии.

Во время двухлетнего базового обучения в качестве младшего врача вы можете попытаться попасть на ротацию патологии. Если это невозможно, вы можете поговорить с врачами в лаборатории патологии, чтобы организовать пробную сессию по специальности патологии.Это даст вам хорошее представление о том, что включает в себя работа.

Узнайте больше о различных видах опыта работы и доступных стажировках.

Работодатели

NHS является крупнейшим работодателем патологов в Великобритании. Вы также можете работать в частном секторе.

Ищите вакансии по адресу:

Повышение квалификации

Получив квалификацию, вы будете продолжать обучение на протяжении всей своей карьеры. Непрерывное профессиональное развитие (CPD) необходимо, если вы хотите остаться в реестре GMC.

Деятельность по повышению квалификации включает посещение курсов, конференций, встреч и семинаров, а также проведение исследований и рецензирование журнальных статей. В Королевском колледже патологоанатомов действует схема CPD, помогающая участникам записывать и отслеживать свою деятельность. Членство в Обществе патологии также полезно для того, чтобы быть в курсе последних исследований.

Дополнительная последипломная квалификация может быть полезной, но не обязательной. Если вы хотите интегрировать более формальное обучение в свою работу, вы можете получить медицинское образование MMedSci.Поиск последипломных курсов в области медицинского образования.

Для карьеры академического исследователя вам необходимо получить степень доктора философии в области оригинальных исследований.

Перспективы карьерного роста

В качестве консультанта вы постепенно приобретете больше опыта в своих клинических обязанностях и возьмете на себя больше обязанностей. У вас будет возможность перейти на руководящие должности, сначала в качестве ведущего врача (ведущий консультант группы), затем в качестве клинического директора (ведущий консультант отдела), а затем в качестве медицинского директора (ведущий консультант). для больничного траста).

Если вы хотите заняться научными исследованиями и академической карьерой, вам нужно будет начать базовое обучение как можно раньше, поскольку конкуренция в этой области очень высока.

Патологи, заинтересованные в обучении будущих врачей, могут стать директором медицинского образования, директором программы обучения или заместителем декана, отвечающим за всю программу обучения.

Есть также возможность работать в частном секторе или открыть собственную практику. В зависимости от вашей специальности вам, возможно, придется быть географически мобильным, чтобы перейти на следующий уровень в вашей карьере.

Авторы редакторов AGCAS

Май 2021 г.

© Copyright AGCAS & Graduate Prospects Ltd · Отказ от ответственности

Посмотрите, насколько хорошо вы соответствуете этому профилю работы и более чем 400 другим.

Связанные рабочие места и курсы

Схема выпускников

Консультанты по подбору в здравоохранение — академия выпускника

  • Глобус-локамы
  • £ 24 501- £ 27 000
  • Лондон
Просмотр задания

Как патологи диагностируют заболевания и найти процедуры

Патологоанатом играет решающую роль в медицинском обслуживании. Иногда их называют «врачом врача», они помогают лечащему врачу диагностировать пациента и определить наилучший курс лечения. Но поскольку патологоанатомы, как правило, работают за кулисами, средний пациент может не понимать, что они делают, что может охватывать все, от тестирования образцов крови до молекулярно-генетических исследований.

Дэниел Арбер, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой патологии Чикагского медицинского университета, является одним из двух патологоанатомов Университета Чикаго (из трех), включенных в список лучших врачей региона, составленный журналом Чикаго за 2018 год.Энтони Монтаг, доктор медицинских наук, эксперт в области гинекологии и патологии мягких тканей, был еще одним патологоанатом из Университета Чикаго в списке. Мы поговорили с доктором Арбером о традиционной роли патологоанатома, о том, как она меняется в эпоху точной медицины и что делает программу патологии Калифорнийского университета в Чикаго уникальной.

Какова традиционная роль патологоанатома?

Он развивается. Как отделение патологии, мы являемся одновременно отделением фундаментальной науки и клиническим отделением. Почти треть наших преподавателей просто занимаются фундаментальными научными исследованиями, а остальные две трети выполняют клиническую работу, которая варьируется от всего, от наблюдения за клиническими лабораториями и всеми связанными тестами до анатомической патологии.Они обрабатывают образцы из операционной, рассматривают слайды и ставят диагноз по образцам биопсии и резекции. Мы также проводим некоторые вскрытия, но это очень малая часть того, что мы делаем.

Традиционно в больницах патологоанатомов рассматривали как людей, которые ставят диагноз, просто глядя на предметные стекла. Но теперь мы занимаемся многими другими вещами, такими как иммунофенотипирование и исследования молекулярной генетики. Мы управляем всеми этими лабораториями не только для постановки диагноза, но и для предоставления информации, которая может помочь с таргетной терапией и прогнозом для пациентов. Итак, мы тесно сотрудничаем с хирургами, онкологами, гематологами и всеми врачами-специалистами.

Понимает ли обычный пациент роль патологоанатома?

Я думаю, что пациенты обычно предполагают, что врач, к которому они обращались, все понял. Или они думают, что это черный ящик, как машина, в которую можно просто вставить салфетку и получить результат. Большинство людей просто не понимают, чем занимаются патологоанатомы, потому что их впечатления основаны на том, что они видят по телевизору, а это больше криминалистическая работа.

Как бы вы описали роль патологоанатома?

Некоторые люди называют его «врачом врача», потому что мы на самом деле объясняем врачам, что такое болезни. Хотя это немного снисходительно [смеется]. Поскольку другие области были специализированы на протяжении всей медицины, лечащие врачи очень хорошо разбираются в болезнях, а затем требуют, чтобы патологоанатомы также имели узкую специализацию. У нас должны быть люди, которые являются экспертами почти во всех системах органов, чтобы быть уверенными, что они в курсе последних событий и предоставляют лечащим врачам ту же информацию.

В какой момент вы начинаете заниматься уходом за пациентом?

Есть разные способы. Во-первых, если у них есть биопсия опухоли, она автоматически приходит к нам, и мы работаем с ними. Затем мы представляем его онкологическому совету, где группа врачей обсуждает случай и работает непосредственно с лечащим врачом. Если пациенту поставили диагноз в другой больнице, и он приходит сюда, они обычно привозят с собой свои препараты, и тогда мы смотрим на них, чтобы поставить свой диагноз. Где-то от 5 до 10 процентов случаев, которые диагностированы в другом месте, когда они приходят в академический медицинский центр, диагноз меняется.Итак, это оказывает большое влияние.

Другая область, где мы пересекаемся с уходом за пациентами, — это когда им нужна тонкоигольная аспирация, когда мы используем иглу для взятия небольшого образца клеток. Для этого хирург или лечащий врач вызовут патологоанатома. Они ставят быстрый предварительный диагноз, а через день или два ставят окончательный диагноз. Кроме того, когда хирурги удаляют опухоли или ткани в операционной, им часто нужно знать, все ли они получили, или им нужно подтвердить, что они удалили.Итак, в этом случае мы делаем так называемые замороженные срезы, то есть экспресс-диагностику, пока они ждут в операционной.

Ассистент патологоанатома Рэйчел Пун измеряет образец сердечной ткани

Как меняется поле?

Самая большая область — молекулярная генетика и геномика. Сейчас почти для всех опухолей мы делаем большую геномную панель, которая проверяет более 1200 генов. Мы сохраняем все эти данные, но сообщаем лечащему врачу о результатах генов, которые, как известно, влияют на диагноз или прогноз пациента.Поскольку все данные сохранены, если обнаруживается, что новый ген связан с болезнью, мы также можем вернуться и повторно проанализировать данные.

Некоторые генные мутации предназначены для терапии, а некоторые — для прогноза. Я гематопатолог, поэтому работаю с лейкозами и лимфомами. При лейкемии есть некоторые генные мутации, которые определяют прогноз, заметно отличающийся от других генетических изменений при той же лейкемии. Под микроскопом он выглядит точно так же, но как только вы узнаете генетику, вы сможете лучше предсказать, будет ли он хорошо или плохо реагировать на лечение.Есть несколько генетических изменений при лейкемии, которые имеют совершенно другую терапию. Рак легких также имеет различные методы лечения, которые, как известно, работают с некоторыми генетическими изменениями, но не работают с другими. Таким образом, знание этой информации удерживает вас от траты дорогих лекарств на опухоли, которые не реагируют, и позволяет сразу направить пациентов к правильному препарату, если они будут реагировать.

Что делает программу патологии в Медицинском университете Чикаго уникальной?

У нас самое полное геномное тестирование среди всех отделений патологии в районе Чикаго.Мы проводим тестирование здесь, а не отправляем его в сторонние лаборатории, поэтому, когда мы идем в онкокомиссию, мы можем фактически объяснить результаты лечащему врачу. Если есть какие-либо вопросы, хирург и онколог могут позвонить молекулярному патологоанатому, и они вместе с ним обсудят случаи и объяснят, каковы результаты, потому что данные могут быть очень запутанными, когда вы получаете отчеты от сторонних компаний.

Это то, что здесь выделяется. Это также помогает нашим исследовательским усилиям, потому что наличие всех молекулярных данных об этих опухолях позволяет нам легко сотрудничать с нашими коллегами-клиницистами, которые могут захотеть использовать эти данные для своих исследований.

Каково будущее направление патологии?

Подспециализация становится стандартной. Большинство наших стажеров имеют узкую специализацию или сосредотачиваются на ограниченном количестве областей, когда получают свою первую работу. Большинство наших патологоанатомов работают как минимум в двух конкретных областях, чтобы у нас было достаточно опыта во всех различных областях. Это и есть интеграция этих вспомогательных тестов, особенно молекулярной генетики, в диагностику и помощь в переводе этого лечащим врачам. Знать все это становится невыносимо, поэтому наши патологоанатомы становятся экспертами для других патологоанатомов и врачей в сообществе, которым нужна помощь в диагностике сложных случаев. Именно здесь мы можем оказать наибольшее влияние.

Патологоанатом в Гане и потенциал для исследований

Ghana Med J. 2018 Jun; 52(2): 103–111.

Почтовый ящик LG 748, Легон, Аккра, Гана

Автор, ответственный за переписку.

Конфликт интересов: Не объявлено

Резюме

Одной из забытых областей клинической медицинской практики в развивающихся странах является область лабораторной медицины. В результате важная роль врача-лаборанта в диагностике заболеваний и последующем ведении пациентов недооценивается.Еще большее беспокойство вызывает недооценка исследовательского потенциала лабораторной медицины, учитывая, что она обеспечивает хранилище подтверждающих данных о многих заболеваниях человека; данные, которые были с пользой использованы для изучения различных болезней в развитых частях мира. Возможно, поэтому многие болезни, свойственные развивающимся странам, до сих пор остаются неукротимыми. Мой опыт практики анатомической патологии в нескольких странах научил меня тому, что эта специальность, как и другие специальности лабораторной медицины в Гане, требует большего внимания в отношении ее развития до уровня, на котором она может удовлетворительно выполнять свои клинические функции. Когда это будет обеспечено, это также обеспечит необходимый жизненно важный вклад в исследования, характерные для его практики в более развитых странах. Необходимо поощрять более широкое знакомство со специальностью студентов-медиков, чтобы привлечь стажеров к этой специальности. Наряду с этой экспозицией должно идти увеличение инфраструктуры и необходимых средств, чтобы обеспечить рост специальности. Исследовательский потенциал специальности должен быть задействован и полностью финансово поддержан, чтобы помочь в решении специфических проблем нашей местности.Для этого я еще раз подчеркнул необходимость создания специального фонда для проведения научных исследований в Гане.

Ключевые слова: Патологоанатом, Врач-лаборант, Исследования, Финансирование

Введение

Некоторые медицинские специальности остаются неясными для немедиков, и специальность патологии является одной из них. Ситуация становится более серьезной, когда даже другие медицинские работники не уверены или даже не знают о деятельности такой важной диагностической специальности, как патология. Чтобы проиллюстрировать такое положение дел, я привожу здесь разговор с другом, которого по соглашению можно считать хорошо образованным и которого я очень уважаю. Мы оба учились в Университете Ганы, и он стал лектором в том же университете, получив докторскую степень в выбранной им области. Разговор пошел следующим образом:

Вопрос: Так какой ты теперь врач?

А: Я патологоанатом.

Вопрос: А Что? Что вы имеете в виду под патологоанатомом?

А: О, врач-лаборант.Вы знаете, врач, который специализируется на лабораторной медицине.

Вопрос: Я думал, что медицинскими лабораториями руководит технический персонал, понимаете: техники или технологи, или, как сейчас принято называть, ученые-медики.

А: Медицинские/клинические лаборатории имеют две основные категории персонала, помимо канцелярского и вспомогательного персонала. Это врачи или квалифицированный медицинский персонал и технический персонал или ученые лаборатории.

Вопрос: Но что вы делаете в лабораториях, чего не может сделать технический персонал?

Естественно, я начал обучать его лабораторной медицине и лаборанту, детали которых я представил позже в этой статье. Тем не менее, приведенный выше обмен мнениями призван проиллюстрировать пробел в знаниях широкой общественности о типах персонала в бригаде оказания медицинской помощи. Степень невежества в таких вопросах, конечно, должна варьироваться в зависимости от наличия у человека формального образования и/или предшествующего контакта с медицинским персоналом в целом.К сожалению, некоторые медицинские работники, в том числе врачи, также демонстрируют недостаточное знание своих клинических коллег в лабораториях, с которыми они должны взаимодействовать для надлежащего и эффективного ведения своих пациентов.

Поэтому я был поражен, когда моя жена рассказала мне о разговоре между ней и другом-врачом. Это произошло следующим образом:

Вопрос: Ваш муж патологоанатом, не так ли?

А: Да, конечно! Вы, должно быть, знакомы с тем, чем он занимался, когда работал в клинической больнице Корле Бу в Аккре, Гана.

Вопрос: Да, я помню, помимо обучения студентов-медиков, он проводил вскрытия, но что ему делать в Саудовской Аравии? Я знаю, что в арабских странах вскрытие запрещено, так что же он там делает, кроме как преподает в медицинском институте?

А: Конечно, у него там много дел. Насколько мне известно, а я человек неспециалист, в работе патологоанатома есть и другие аспекты. По его словам, он исследует все биопсии и ткани, взятые у пациентов хирургом, гинекологом и другими врачами, ставит им диагноз и иногда направляет их в дальнейшем ведении своих пациентов.Кроме того, он исследует тканевые жидкости и мазки для диагностики; знаете, мазок, который нам, женщинам, периодически советуют делать. Я не уверен во всех подробностях, чем именно они занимаются, но знаю, что они ставят диагнозы по образцам тканей и клеток. Это в дополнение к большой учебной нагрузке как для студентов, так и для аспирантов, включая обучение резидентов патологии, а также помощь в обучении других клинических резидентов. Он очень занят там, вы знаете.

Недостаток знаний со стороны мирян о специальности Патология ни в коем случае не характерен для Ганы или даже Африки.Однако это становится серьезным, когда другие коллеги-медики демонстрируют уровень невежества, показанный выше. Результаты недавнего опроса о восприятии британской общественностью патологии (лабораторной медицины), опубликованные в июльском выпуске «Бюллетеня Королевского колледжа патологов» за 2005 г., подтверждают, что негативное восприятие может быть универсальным 1 . Согласно отчету, в то время как 60% респондентов знали, что патологоанатомы проводят вскрытия для выяснения причин заболевания, только 9% знали, что патологоанатомы занимаются диагностикой рака. На вопрос о круге обязанностей, выполняемых врачами, только 50% ответили, что патологоанатомы являются квалифицированными врачами, а 37% считают, что патологоанатомы работают только с трупами. В то время как 27% знали, что патологоанатомы помогают в лечении пациентов с заболеваниями, только 22% считали, что патологоанатомы занимаются улучшением общественного здравоохранения в Великобритании. Когда их попросили указать, какие четыре медицинских работника больше всего привержены делу улучшения общественного здоровья в Великобритании, только 12% выбрали патологоанатомов, уступая министрам и политикам (17%).Подобный опрос, проведенный в Гане или других африканских странах, мог бы оказаться весьма показательным.

Мой покойный отец работал в Службе здравоохранения Ганы медсестрой/диспансером во времена британской колонии, до того, как Гана стала независимой. Я помню его реакцию, когда в 1970 году я сообщил ему, что решил специализироваться на патологии. Он знал все о патологоанатомах, проводящих вскрытия (сам ассистировал при вскрытии), но думал, что это все, чем они занимаются. Действительно, в 1930-х и 1940-х годах практика патологии на тогдашнем Золотом Берегу находилась в зачаточном состоянии, а вскрытие было основным признанным видом деятельности немногочисленных патологоанатомов-экспатриантов в стране.Естественно, он хотел знать, почему я не собираюсь специализироваться ни в одной из более модных специальностей хирургии или внутренних болезней. После того, как я объяснил ему свои интересы и причины выбора патологии, он начал понимать, что медицина отошла от рудиментарной практики, с которой он был знаком в 1930-х и 1940-х годах. Кроме того, в то время темпы развития службы лабораторной медицины в целом в Гане отставали от многих других стран. Раннее развитие лабораторной службы в Гане хорошо описано в книге Аддаэ «История западной медицины в Гане: 1880–1960 2 ».Заинтересованным читателям предлагается прочитать эту прекрасную работу.

Патологоанатом/лаборант

Кто такой патологоанатом или лаборант? В наш век технологий определение патологоанатома легко доступно в Интернете. Ниже приводится адаптация определения, доступного в Интернете. https://www.prospects.ac.uk/job-profiles/pathologis

Патологоанатом (лаборант) — это врач, который интерпретирует и диагностирует изменения, вызванные заболеванием в клетках и тканях организма.В патологии выделяют четыре различных направления:

  • Химическая патология/метаболическая медицина — Сочетает лабораторные и клинические навыки, используя биохимические тесты для диагностики и лечения пациентов. В метаболической медицине, подразделе химической патологии, химико-патолог лечит пациентов, у которых химические процессы в организме не функционируют должным образом.

  • Гематология — Диагностика и лечение заболеваний крови и костного мозга.Гематолог также оказывает клиническую поддержку гематологической диагностической лаборатории, в которую входит банк крови.

  • Гистопатология (Патологоанатом) — Диагностика и изучение заболеваний путем медицинской интерпретации образцов клеток и тканей. Роль гистопатолога является неотъемлемой частью лечения рака посредством определения стадии и классификации опухолей. Он также проводит вскрытие для определения деталей болезненных процессов и причин смерти.

  • Медицинская микробиология и вирусология — Диагностика, лечение, контроль и профилактика инфекций в больницах и населении.Они также контролируют лабораторию медицинской микробиологии и обеспечивают связь между лабораторией и клиницистами.

Приведенное выше определение ясно указывает, что патологоанатом или врач-лаборант – это врач, выполняющий клинические обязанности в клинических лабораториях. Он отличается от лабораторного ученого-медика, основная функция которого заключается в проведении и контроле лабораторных научных процедур. В зависимости от страны назначение патологоанатома может быть предпочтительнее врача-лаборанта .Так, в Великобритании и Европе термин патологоанатом используется для обозначения всех врачей, специализирующихся в какой-либо из областей лабораторной медицины. В США предпочтение отдается термину «врач-лаборант». По мере роста лабораторной медицины были добавлены другие специальности, а в некоторых странах были добавлены такие специальности, как клиническая иммунология и молекулярная патология, особенно в более академических условиях.

В США признаются две широкие категории врачей-лаборантов, а именно: патологоанатомы и клинические патологоанатомы; последний включает химическую патологию, гематологию с трансфузионной медициной и медицинскую микробиологию.Таким образом, подготовка патологоанатомов в США идет по этим двум путям. С другой стороны, в Великобритании и большинстве европейских стран патологоанатомов готовят по отдельным специальностям, упомянутым выше. Подготовка патологов / врачей-лаборантов как Западноафриканским колледжем врачей, так и Ганским колледжем врачей и хирургов осуществляется по системе, аналогичной британской и европейской моделям. Таким образом, резиденты патологии или лабораторной медицины в этом субрегионе в конечном итоге получают стипендию по одной из четырех основных специальностей патологии по завершении своего обучения.

Общим для различных направлений патологии является функция научного изучения болезни с применением лабораторных методов, позволяющих поставить диагноз, выяснить механизмы, участвующие в болезненном процессе (патофизиология и патогенез), а также морфологические и функциональные проявления болезнь. При этом они также лучше подготовлены для того, чтобы давать советы и контролировать дальнейшее лечение болезни.

Они играли и продолжают играть важную роль в диагностике и лечении инфекционных заболеваний.

В настоящее время они также играют активную роль в диагностике и лечении неинфекционных заболеваний, особенно различных форм рака. Атрибуты патологоанатома обсуждались в моей книге; «Патологоанатом». 3

Ганская историческая перспектива

Главы 7 и 8 книги Аддаэ 2 подробно описывают создание в 1930-х и 1940-х годах Полевого медицинского подразделения и Лабораторной службы, которые также сыграли фундаментальную роль в общественном здравоохранении. в качестве лечебной медицины на тогдашнем Золотом Берегу.В те ранние годы основное внимание в работе в немногочисленных имеющихся медицинских лабораториях уделялось исследованию так называемых тропических болезней; примерами являются туберкулез, малярия и трипаносомоз. Однако к 1960 году клинико-диагностический аспект Лабораторной службы был создан со штаб-квартирой в Аккре. Правительство доктора Кваме Нкрумы после обретения независимости увидело потребность в большем количестве больниц в стране и предприняло строительство более крупных медицинских центров в некоторых региональных столицах, особенно в Аккре, Кумаси и Секонди-Такоради.Самой крупной из них является больница Корле Бу в Аккре, которая значительно расширилась по сравнению с больницей, построенной губернатором колонии Гуггисбергом в 1927 году. По завершении проекта расширения она была оборудована современными лабораториями и большим моргом. Кроме того, желание постколониального правительства доктора Нкрумы добиваться высоких результатов в медицинских исследованиях привело к созданию Национального института медицинских исследований (NIMR), который также располагался в Корле-Бу. И больница, и научно-исследовательский институт были открыты в начале 1960-х годов, а в последнем работали как местные, так и иностранные сотрудники во главе с южноафриканским ученым доктором С.Джозеф Гилман. В первые годы в NIMR входили ганцы: доктор Батлер (инженер-биомедик), миссис Мод Кордилас (ученый-диетолог) и несколько лаборантов, среди прочих. Институт проводил исследования по различным местным заболеваниям, включая малярию, гемоглобинопатии (в частности, серповидно-клеточную анемию), дефицит G6PD, трипаносомоз и другие. Медицинское полевое подразделение, которое к тому времени было полностью укомплектовано ганцами и все еще функционировало, использовалось для сбора материала для исследований.К Институту также был присоединен Центр ресурсов животных, который предоставил помещения для экспериментальных исследований на животных.

Операционный уровень института был таков, что американская исследовательская группа из NIH, Bethesda (во главе с доктором Ричардом Морроу) была прикреплена к институту для проведения исследований вспышек гепатита в Гане.

Позже исследование американской группы распространилось на изучение лимфомы Беркитта, которая также является «эндемичной» в Гане. Д-р Фрэнсис Нкрума, педиатр из Ганы, принял участие в этом исследовании и позже возглавил проект после отъезда американской команды.Проект лимфомы Беркитта продолжается и по сей день, когда он был переведен из ныне несуществующего Научно-исследовательского института в отделение детского здоровья клинической больницы Корле Бу. В конце 1960-х годов Научно-исследовательский институт был расформирован, а помещения переданы и использованы недавно созданной Медицинской школой Ганы для размещения некоторых из ее кафедр патологических наук, а именно кафедр анатомической патологии, химической патологии и микробиологии. Гематология осталась в главном комплексе больницы Корле Бу вместе с Центральным банком крови.

Патология/лабораторная медицина в больнице Корле Бу и Медицинской школе

До создания кафедры анатомической патологии в Медицинской школе специальность базировалась в морге, и ее практика в основном основывалась на аутопсии с гистопатологией как вспомогательная служба. Выдающимся патологом тогдашнего Золотого Берега в 1950-х годах был доктор Г. В. Эдингтон, который позже переехал в Университет Ибадана, Нигерия, в 1960-х годах, чтобы возглавить кафедру патологии в новой медицинской школе.Так, в архивах патологоанатомического отделения госпиталя Корле Бу и во многих медицинских журналах имеются публикации доктора Эдингтона о местных ганских заболеваниях и синдромах.

В начале 1960-х в этом отделении работали другие патологоанатомы, в том числе доктор Кови, который позже переехал в США, и доктор Эджкомб, входивший в группу Национального института здоровья в Гане. Ганские патологоанатомы начали появляться на сцене в начале 1960-х годов, пройдя обучение за границей, в основном в Великобритании, с назначением доктора Г.В. Н. Лэнг в качестве государственного патологоанатома в больнице Корле Бу. Позже доктор Лэнг стал главным патологоанатомом. В 1965 году он был назначен заведующим кафедрой патологии новой Медицинской школы. Вскоре за ним последовал доктор Э. К. Кристиан, также патологоанатом. Между тем, примерно в это же время кафедрой микробиологии медицинского факультета заведовал доктор С.Н. Афоаква, в то время как Отделение гематологии все еще находилось в ведении Министерства здравоохранения под руководством доктора Ф. Бой-Доку. Венгерский эмигрант, профессор Бела Рингельханн, заведовал кафедрой химической патологии в Медицинской школе.Они составили костяк врачей, отвечающих за лабораторную медицину больницы Корле Бу, а также преподают «патологические науки» студентам новой Медицинской школы Ганы. С назначением двух ганских патологов-анатомов служба гистопатологии получила господство, предлагая более эффективные диагностические услуги больнице Корле Бу.

Несмотря на рост гистопатологической службы, давнее мнение широкой публики о том, что патологоанатомы проводят только аутопсию, все еще сохранялось, следовательно, основа разговора в начале этой статьи.Этому недостатку знаний о деятельности патологоанатомов не способствует тот факт, что преподавание патологии в бакалавриате стало в значительной степени теоретическим, при этом студенты-медики практически не знакомятся с лабораторной патологией. В то время как в 1960-х годах, будучи студентами-медиками, нам давали наборы микроскопических препаратов для изучения вместе с изучением музейных образцов в горшках во время практических занятий, и мы изучали их, преподавание патологии в настоящее время в значительной степени зависит от проецируемых макроскопических и микроскопических изображений.Непосредственное знакомство студентов с методами диагностики патологии отсутствует, и студенты не обязаны посещать клинико-диагностические лаборатории. Присутствие на вскрытии, которое было обязательным в течение двухнедельного периода, в течение которого студенты должны были сами проводить некоторые вскрытия, было сокращено до нескольких дней в последний год, что студенты часто считают необязательным. Ситуация, возможно, была вызвана большими классами, с которыми сегодня приходится бороться медицинским школам.Это также может быть частью меняющейся модели додипломного медицинского образования, в результате которой лабораторная медицина в целом перешла на уровень последипломного обучения. Тем не менее, вопрос, который необходимо решить, заключается в том, как привлечь выпускников медицинских вузов в лабораторную медицину, когда они проходят обучение в бакалавриате, не знакомясь с тем, что на самом деле происходит в клинических лабораториях. Не выступая за возвращение студентов-медиков к работе на диагностическом стенде, можно привести аргументы в пользу использования лабораторных методов.Это может принимать форму периодических поездок в лаборатории для поощрения взаимодействия с врачами-лаборантами и другим персоналом лаборатории в учреждениях, где это может быть не принято в настоящее время. Студенты бакалавриата-медика также могут участвовать в междисциплинарных занятиях в рамках своей учебной программы, как это происходит в некоторых медицинских школах, где я работал. Проблемные методы обучения при правильном проведении также призваны подчеркнуть роль различного медицинского персонала в диагностике и ведении больного.

Проблема анатомической патологии

Далее я хочу обсудить анатомическую патологию, которую в Гане называют просто патологией. Это основная медицинская специальность в общей дисциплине лабораторной медицины.

Цель состоит в том, чтобы привлечь внимание к хронической нехватке квалифицированных патологоанатомов, в дополнение к все еще большой нагрузке по вскрытию, проводимой ими. Большая нагрузка по вскрытию связана с тем, что учебная больница Корле Бу (KBTH), являющаяся крупнейшей больницей в стране, также имеет самый большой морг.Как прямое следствие этого, подавляющее большинство судебно-медицинских вскрытий проводится в KBTH несколькими подготовленными патологоанатомами при содействии резидентов и нескольких других медицинских работников. Вопрос, на который нужно ответить, заключается в том, должна ли KBTH, будучи крупнейшей больницей страны, обязательно иметь самый большой морг в стране для обслуживания всех видов смертей, будь то больничная смерть или смерть в обществе (которые в основном являются медико-юридическими). Ответственность за все эти случаи смерти, помещенные в больничные морги, переходит в ведение отделения патологии, при этом не предпринимается никаких попыток отделить смертность в судебном порядке от смерти в больнице. Не было бы более эффективным отделить практику больничной патологии, которая обязательно должна быть ориентирована на диагностику и управление, от судебно-медицинской аутопсии, для которой в Гане должен быть создан институт коронера? Не будет ли разумным перенять передовой опыт таких стран, как США и Великобритания, где складские помещения, а также персонал для проведения судебно-медицинских вскрытий были созданы отдельно от больницы, основной целью которой является предоставлять медицинские услуги, а не хранилища для умерших по медицинским показаниям? Я попытался дать ответы на некоторые из этих вопросов в предыдущих публикациях. 4 , 5

Во всем мире количество вскрытий в больницах с годами снизилось, в основном из-за совершенствования методов клинической диагностики (включая гистопатологические и цитопатологические методы), которые способствовали улучшению прижизненной диагностики многих заболеваний . Таким образом, в других более развитых частях мира больничные морги остаются достаточно маленькими, чтобы вместить уменьшающееся число умерших в больницах. В центре внимания практики патологии в этих странах стали диагностика и исследования.Таким образом, центр патологоанатомической практики в Гане должен быть смещен с большого объема вскрытий, из которых более 80% приходится на судебно-медицинские учреждения, на клиническую диагностическую гистопатологию, чтобы обеспечить эффективную диагностику и ведение пациентов, а также идти в ногу с развитием медицины. специальность.

В какой степени патология повлияла на политику здравоохранения в Гане?

Как было сказано ранее, исследования вскрытия, проведенные Эдингтоном в 1950-х годах, установили, среди прочего, трипаносомоз, геморрагический инсульт и малярию как важные причины смерти в Гане.

Работа Морроу и его сотрудников в 1960-х годах помогла определить гепатит А как причину эпидемического гепатита в Гане. Исследования африканской детской опухоли челюсти в Гане помогли определить лимфому Беркитта как особую форму злокачественного новообразования. Позже основополагающее исследование вскрытия, проведенное доктором В. Н. Лэнгом, завершилось его знаменательной публикацией под названием «Внезапные, неожиданные причины смерти взрослых в Аккре» 6 . Он также прочитал вступительную лекцию в Ганской академии искусств и наук в 1967 году по той же теме. 6 Эта работа привлекла внимание специалистов по планированию здравоохранения к распространенным причинам неожиданной смерти взрослых в Гане. Выводы доктора Лэйнга недавно были обновлены доктором А.Б. Акоса, также патологоанатом и бывший генеральный директор Службы здравоохранения Ганы. Выводы доктора Акосы были представлены в инаугурационной профессорской речи под названием «Здоровье нации» 7 , ​​в которой, помимо обсуждения многочисленных причин плохого состояния здоровья в Гане, он вновь подчеркнул важные причины смерти населения Ганы. .Связанное с этим исследование бывшего заведующего кафедрой патологии Медицинской школы Университета Ганы доктора Яо Тетти под названием «От чего умирают жители Ганы?» 8 также проанализировали причины смерти в более чем 14 000 вскрытий, проведенных в клинической больнице Корле Бу за 3 года.

В 1970-х и начале 1980-х годов доктор Э.К. Кристиан в своих совместных исследованиях с доктором А.К. Фоли из Департамента медицины и терапии также внес огромный вклад в понимание патологии заболеваний печени в Гане.В то же время патологоанатомы также публиковали в журналах как проспективные, так и ретроспективные исследования различных других состояний. Эти публикации в основном были получены из нефинансируемых клинико-патологических исследований. Я лично участвовал (в 1970-х и начале 1980-х) в некоторых из этих исследований и публикаций, в которых мы обращали внимание на локальную картину некоторых заболеваний, таких как: лимфома Ходжкина и неходжкинская лимфома, рак молочной железы, рак шейки матки и многие другие расстройства.На основе информации, собранной таким образом различными патологоанатомами, в 1970 году был запущен раковый регистр, который базировался в больнице Корле Бу. Важно отметить, что ценность любого ракового регистра увеличивается за счет патологического диагноза. То же самое относится к любому регистру заболеваний и, следовательно, к центральной роли патологии в медицинской практике.

К сожалению, более поздние достижения в области патологоанатомических методов мало представлены в диагностическом арсенале ганского патологоанатома. Таким образом, иммуноокрашивание, которое в настоящее время широко используется на регулярной основе во многих гистопатологических лабораториях, остается в Гане практически неизученным.

За исключением нескольких маркеров, имеющих важное значение для прогноза и лечения рака молочной железы, реагенты в основном недоступны для диагностической работы в Гане из-за высокой стоимости. Более совершенные молекулярные тесты, включающие методы на основе нуклеиновых кислот, такие как полимеразная цепная реакция (ПЦР), уже широко используются в рутинной диагностике в микробиологии, клинической биохимии и, в некоторой степени, в гематологии. В гистопатологии за последние несколько лет ПЦР в реальном времени достигла совершеннолетия, и технология анализа микрочипов уже используется во многих лабораториях патологии в развитых странах для диагностики различных заболеваний. Вместе с методами гибридизации in situ (ISH) они используются для определения экспрессии определенных генов при многих заболеваниях. Известные методы, такие как интерфазная цитогенетика, были усовершенствованы с помощью гибридизации in situ (ISH), которая может более точно диагностировать генетические нарушения, а также генетические изменения при различных злокачественных новообразованиях. На основе научных исследований этих методов были разработаны различные диагностические наборы, что привело к упрощению многих патологических методов. Уделение большего внимания диагностической гистопатологии патологоанатомами в Гане обеспечит добавление этих новых методов к их диагностике, а также к исследовательским возможностям в стране.Такой сдвиг также открыл бы возможности для исследования многих болезней, которые до сих пор наносят тяжелый урон ганцам.

Патология и исследования

Патология всегда играла ключевую роль в медицинских исследованиях во всем мире, и Гана не должна быть исключением. Даже чисто клинические или эпидемиологические исследования часто требуют проверки в одной или нескольких областях лабораторной медицины. Это факт, что центры передового опыта в медицине обычно имеют своим нервным центром динамичный институт патологии.Примеры включают: Национальные институты здравоохранения в США и их отношения с Медицинским центром Уолтера Рида и Институтом патологии вооруженных сил; Медицинский центр Джонса Хопкинса и огромный вклад патологии, особенно доктора Уэлча, в рост этого учреждения в США; Королевская медицинская школа последипломного образования (ныне Имперский колледж) с Центром патологии Вольфсона и Центром медицинских исследований в Лондоне, Великобритания; и различные институты патологии и их дочерние больницы в Европе, если упомянуть некоторые из них.Патология во всех этих учреждениях отстаивала передовые медицинские исследования, что привело к их всемирному признанию. Таким образом, обучение научным исследованиям все чаще фигурирует в различных программах ординатуры для патологоанатомов. Эту необходимость отстаивали выдающиеся ученые, такие как Harris 9 и Grisham. 10 Роль исследований в развитии многих диагностических методов в патологии уже была отмечена выше.

Характер работы патологоанатома таков, что он постоянно занимается сбором, управлением и обеспечением качества данных, которые можно легко использовать для исследований. 3

Медицинская школа Университета Ганы скромно поддержала исследования многих заболеваний. Одним из примеров является частичное финансирование моего исследовательского проекта « Вскрытие инсульта и других осложнений гипертонии у взрослого населения Ганы ». Этот проект был совместно спонсирован Wellcome Trust и Медицинской школой Ганы и позволил получить данные о распространенности и тяжести атеросклероза у взрослых жителей Ганы и его роли в цереброваскулярных расстройствах, а также о других факторах, которые участвуют в патогенезе кровоизлияния в мозг. .Исследование также легло в основу моей докторской диссертации. Отделение патологии Медицинской школы Университета Ганы в KBTH, как и все подобные отделения в других местах, пытается открыть новые горизонты. Зачатки методов молекулярной патологии внедряются в изучение болезней, иногда при содействии исследовательских центров, таких как Мемориальный институт медицинских исследований Ногучи (NMIMR) в Легоне, но это было ограничено отсутствием адекватных ресурсов, включая трудности с финансированием. .Как и при любом современном внедрении в медицину, стоимость оборудования и расходных материалов высока. Однако начало положено, и его необходимо развивать и поощрять.

NMIMR, созданный как совместное предприятие между Ганой и Японией, в настоящее время почти полностью укомплектован ганскими учеными, которые проводят исследования местных заболеваний, включая малярию, детские диарейные заболевания, ВИЧ/СПИД, язву Бурули, а также многие другие эндемические и неинфекционные заболевания. Первоначально задуманный и построенный как ядро, вокруг которого будут развиваться медицинские исследования, он должен был стать исследовательским центром патологических наук Медицинской школы Университета Ганы и ядром Центра передового опыта. С годами акцент сместился на все формы медицинских исследований, как фундаментальных, так и клинических. Таким образом, в дополнение к исследованиям инфекционных заболеваний, также проводятся исследования неинфекционных заболеваний, включая рак, гипертонию, диабет и т. д. На мой взгляд, больше патологоанатомов должны участвовать в исследованиях, используя возможности, имеющиеся в Институте. Будем надеяться, что с увеличением финансирования первоначальная цель создания Центра передового опыта осуществится.

Главным бедствием исследований в такой развивающейся стране, как Гана, было отсутствие финансирования.Местных средств крайне недостаточно, а средства из внешних источников часто поступают с условиями.

Многие сторонние доноры предпочитают собирать материалы из более бедных стран для исследований в уже созданных внешних лабораториях, вместо того чтобы предоставлять исследовательское оборудование более бедным странам, находящимся в центре проблемы болезни. Преимущества предоставления таких объектов на местах включают в себя развитие местного опыта посредством передачи технологий, а также обеспечение непрерывности любого проекта, начатого совместными усилиями.

Именно по этой причине я предлагаю создать отдельный Национальный фонд развития научных исследований, который должен быть открыт для всех исследователей. Такой фонд обеспечил бы определение приоритетов исследований на местном уровне и разработку стратегий их реализации местными исследователями с учетом интересов сообщества в качестве главного бенефициара. Таким образом, можно избежать сложившейся в настоящее время ситуации, когда иностранный донор приходит со своими собственными планами, а в некоторых случаях с единственной целью — использовать местных субъектов для тестирования различных форм терапии, которые могут не обязательно быть актуальными или даже доступными для местных условий.

Предлагаемый Ганский фонд содействия научным исследованиям

Преамбула

В последние дни различные политические деятели, а также международные деятели призвали к расширению исследований национальных проблем, не в последнюю очередь, распространенных заболеваний, поражающих население в целом. . Хотя национальное правительство действительно сделало все возможное, чтобы предоставить исследовательскую инфраструктуру и средства для многих учреждений, вклад временами был скудным. Много субсидий и помощи также были предоставлены различными международными источниками.Большая часть этих вкладов была сделана в конкретных областях исследований или потребностей здравоохранения. Однако существует потребность в национальном органе, способном определять и устанавливать национальные приоритеты во всех областях исследовательской деятельности, к которым могут быть применены национальные и международные ресурсы. Такой орган в идеале должен быть правительственной организацией, которая непосредственно подотчетна президенту и подчиняется всем регулирующим механизмам, присущим надлежащему управлению. Мне достоверно известно, что парламент Республики Гана в настоящее время работает над соответствующим законопроектом.

Миссия предлагаемого органа

Сюда должны входить:

Создание ресурсной базы для содействия совершенствованию исследований путем создания динамичной и богатой ресурсами среды, в которой исследовательская деятельность во всех соответствующих учреждениях и во всех аспектах национальной жизни может процветать в Гане.

Цели и задачи будут включать следующие

  • Дополнение и помощь в деятельности всех существующих исследовательских организаций в стране.

  • Координация всей деятельности по сбору средств в стране для целей исследований.

  • Активно запрашивать ресурсы как из национальных, так и из международных источников, чтобы создать плавучий резервуар средств для уважаемых исследователей, чтобы они могли использовать их для своей соответствующей деятельности.

  • Определение национальных приоритетных направлений исследований в консультации со всеми заинтересованными сторонами.

  • Установить национальные и международные стандарты, включая механизмы утверждения поддержки предложений по исследованиям.

  • Создать надежный и работающий механизм выплаты средств на утвержденные исследования.

  • Создание форума или форумов для распространения результатов исследовательской деятельности.

  • Помощь в создании механизмов для применения результатов различных исследований.

  • Предоставлять другие возможности для публикации результатов исследований в интересах национального и международного сообщества через журналы и периодические издания.

  • Поддержка публикации результатов исследовательской деятельности в виде книг или электронных материалов.

Взгляд в будущее

Служба патологии в Гане, как и в других развивающихся странах, по-прежнему обладает большим потенциалом, но путь вперед лежит в проведении дополнительных исследований. Например, многие эндемические заболевания хорошо описаны, но в настоящее время детали патогенеза многих из этих заболеваний остаются неясными. В результате не было разработано эффективных методов лечения или профилактических мер, включая разработку эффективных вакцин.Следует помнить, что патология образует мост между фундаментальными и клиническими науками. Таким образом, патологоанатом лучше всего подходит для воплощения фундаментальных научных наблюдений в клиническую практику. 10 Поощрение исследований в области патологии может обогатить клиническую практику в любом медицинском учреждении.

Недавние стремительные технологические достижения привели к монументальным изменениям в биомедицинской науке, области, которая составляет основу патологоанатомии. Так, в Великобритании существует тесная связь между Институтом биомедицинских наук и Королевским колледжем патологоанатомов.

Особое внимание следует уделить местному развитию методов молекулярной биологии, которые помогут изменить ландшафт здравоохранения в Гане. Здесь я имею в виду использование методов молекулярной биологии для выявления наследственных мутаций, предрасполагающих к различным заболеваниям, будь то инфекционные или неинфекционные. Аналогичные методы можно использовать для проверки реакции на медикаментозное лечение. Молекулярные методы становятся доступными для переклассификации заболеваний и выяснения профилей конкретных заболеваний, которые могут способствовать целенаправленному лечению. Таким образом, в будущем можно будет классифицировать заболевания в зависимости от их реакции на индивидуальную терапию. Трудности с поиском эффективных вакцин против распространенных заболеваний, таких как малярия, ВИЧ-инфекция и многие другие эндемические заболевания или даже рак, должны возродить наши усилия по изучению новых технологий.

Ганский патологоанатом, как врач-лаборант, должен продолжать адаптироваться к меняющимся обстоятельствам, как в медицинском образовании, так и в профессиональной практике. Активное клиническое участие необходимо для того, чтобы способствовать внедрению достижений фундаментальной науки в клиническую практику.Кроме того, необходимо предпринять решительные шаги для информирования широкой общественности о фактической роли патологоанатома в медицинской бригаде. Безусловно, общественное мнение о патологоанатоме в Гане должно измениться, равно как и отношение других коллег-клиницистов к патологоанатому. Чтобы добиться этого, сами патологоанатомы должны усерднее работать, чтобы стать клинически значимыми, что стало нормой в более развитых странах. Диагностический и аудиторский характер лабораторной медицины должен быть более широко представлен в клинической практике.Как только роли всех клиницистов и их ответственность по отношению к пациенту будут прояснены, такие недоразумения должны быть сведены к минимуму.

В качестве первого шага патологоанатомы в Гане должны сформировать специализированную группу, направленную на обеспечение непрерывного профессионального развития, которое должно включать обеспечение качества в национальном масштабе и регулярные научные и профессиональные дискуссии. Благодаря этому взаимодействию появятся возможности для совместных исследований, а также национальной политики по внедрению и использованию новых научных методов для обеспечения модернизации практики патологии в стране.

Я считаю, что такая группировка, вероятно, привлечет внимание правительства, неправительственных организаций, а также других финансирующих агентств, которые могут быть склонны поддерживать усилия по исследованию большого числа болезней, которые все еще обременяют обычного ганца. Всегда существует тенденция, и, возможно, это справедливо, придавать чрезмерное значение инфекциям и инвазиям в Африке. В настоящее время становится очевидным тот факт, что неинфекционные заболевания, такие как гипертония, диабет, последствия атеросклероза, рак и другие расстройства, связанные со старением, приобретают все большее значение в Гане.Ожирение со всеми связанными с ним расстройствами так же важно в Гане, как и во всем мире. Во всем мире проводится множество исследований в попытке понять патогенез этих расстройств, а также найти лекарства от них. Генетические основы некоторых из этих заболеваний тщательно изучаются, чтобы можно было разработать для них генную терапию. Исследования рака остаются постоянно растущей областью, в которой активно участвуют патологоанатомы. Роль факторов окружающей среды в возникновении различных заболеваний является еще одной расширяющейся областью исследований.При очевидных географических и климатических различиях между разными частями мира можно кое-что сказать о проведении исследований конкретного расстройства в другой среде, даже если о расстройстве в одной конкретной местности уже известно очень много. Таким образом, географическая патология необходима для определения эпидемиологических аспектов любого конкретного заболевания, будь оно инфекционным или неинфекционным. Я надеюсь, что культура клинических и фундаментальных медицинских исследований будет усилена в медицинском сообществе Ганы, особенно среди патологоанатомов, а также в научном сообществе в целом.Многие знающие люди уже призвали к дополнительным исследованиям всех сфер жизни в Гане.

Ссылки

1. Бюллетень Королевского колледжа патологоанатомов. 2006 г., июль; 131: 68–69. [Google Академия]2. Аддаэ С. История западной медицины в Гане 1880–1960 гг. Даремская академическая пресса; 1997. С. 112–130. [Google Академия]3. Аним Джей Ти. Патолог. Square One, Аптон-он-Северн. 1999 [Google Scholar]6. Лэнг В.Н. Внезапные, неожиданные причины смерти в Гане. Ghana Med J. 1968; 7:170–184.[Google Scholar]

7. Акоса А.Б. Здоровье нации. Первая профессорская лекция, Университет Ганы. 2000 Jun

8. Tettey Y. От чего умирают люди в Гане? Анализ 14 034 вскрытий, проведенных в клинической больнице Корле Бу с 2001 по 2003 год. Информационный бюллетень Ганского колледжа врачей и хирургов. 2005;1(2) [Google Scholar]9. Харрис Х. Куда движется патология? Гостевая лекция, Патологическое общество Великобритании и Ирландии. 1983 г. 147-е заседание. [Google Академия] 10.Гришам Дж. В. Будущее биомедицинских исследований и их влияние на патологию. Arch Pathol Lab Med. 1986; 110: 289–295. [PubMed] [Google Scholar]

В чем разница между судмедэкспертом и коронером?

В чем разница между судмедэкспертом и коронером?

Судебно-медицинские эксперты и коронеры — это разные титулы, относящиеся к лицам, которые выполняют несколько схожие или частично совпадающие роли, но имеют очень разную историю, современную подготовку и квалификацию.

Коронеры существовали на протяжении столетий, и этот термин первоначально относился к «Коронеру», чья работа заключалась в том, чтобы после смерти соответствующие налоги выплачивались королю (короне). Современные коронеры расследуют причину и характер смерти и часто заполняют свидетельство о смерти. В США коронерами обычно избираются непрофессионалы, которые могут иметь или не иметь медицинское образование, в зависимости от местных законов. Коронеры также могут быть назначены, опять же в зависимости от статутов, и могут также иметь такие роли, как правоохранительные органы или прокуроры.Коронеры часто не являются патологоанатомами и поэтому должны пользоваться услугами судебно-медицинского патологоанатома, часто по контракту, для вскрытия и медицинской экспертизы для поддержки коронерских расследований. В этом регионе шериф и его заместители выполняют функции коронеров в сельских округах Калифорния и Невада и направляют дела на вскрытие в региональное бюро судебно-медицинской экспертизы округа Уошо. Наш офис обслуживает 13 округов Невады и 5 округов Калифорнии.

Системы медицинского эксперта

, напротив, обычно не включают коронера.Судебно-медицинские эксперты, как правило, не избираются, а назначаются на свои должности, и это всегда врачи, обычно патологоанатомы, прошедшие специальную подготовку в области расследования смерти. Судебно-медицинские эксперты могут руководить судебно-медицинским расследованием смерти, проводить расследования смерти, проводить вскрытия, интерпретировать результаты токсикологических и других лабораторных анализов, собирать и документировать доказательства, а также давать показания экспертов. Таким образом, система Medical Examiner рассматривается многими как современный, упорядоченный подход к расследованию смерти и вероятная будущая тенденция расследования смерти в США.S. В настоящее время системы Medical Examiner обслуживают более половины населения США.

Округ Уошо преобразовал свою систему коронера в систему судебно-медицинской экспертизы в 2007 году в соответствии с постановлением округа. Пересмотренный Устав штата Невада требует, чтобы в каждом округе был коронер, но детали системы расследования смерти оставляются на усмотрение округов. Главный судмедэксперт округа Уошо также имеет назначенный титул коронера; однако офис функционирует как офис судебно-медицинской экспертизы.

Судебно-медицинская экспертиза — обзор

Обзор системы медицинской экспертизы вооруженных сил

Система медицинской экспертизы вооруженных сил (AFMES) представляет собой трехстороннюю организацию, которая поддерживает Министерство обороны (DoD) и другие правительственные агентства и обслуживает американскую людей, предоставляя экспертные знания в области судебной патологии, судебной антропологии, наук о ДНК, судебной токсикологии, наблюдения за смертностью и судебной психиатрии.В соответствии с директивой Министерства обороны США в 1988 году на базе отдела судебной медицины Института патологии вооруженных сил (AFIP) возникла AFMES (Stone 2011). Судебно-медицинский эксперт вооруженных сил (AFME) получает свои полномочия от 10 USC §1471, Судебно-патологические исследования (1999) , , который регулирует судебно-медицинские расследования в пределах исключительной федеральной юрисдикции и устанавливает специальные полномочия вторичной юрисдикции для поддержки интересов. Соединенных Штатов.После закрытия AFIP в 2011 году AFMES переехала в свое нынешнее место на базе ВВС Дувр (AFB), Делавэр. Кроме того, у AFMES есть региональные судмедэксперты, работающие под руководством AFME и размещенные на всей континентальной части Соединенных Штатов, а также в Европе и Азии.

Уникальность AFMES заключается в том, что это единственная функция судебно-медицинской экспертизы в федеральном правительстве и единственная система судебно-медицинской экспертизы с юрисдикцией в нескольких местах по всей стране и за рубежом.Таким образом, его компетенция выходит за рамки Министерства обороны и включает соглашения о поддержке с Федеральным бюро расследований (ФБР), Государственным департаментом (DoS), Национальным советом по безопасности на транспорте (NTSB), Национальным управлением по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). ), Корпус мира и другие федеральные образования США.

В дополнение к определению причины и способа смерти для всех текущих боевых смертельных случаев и смертельных случаев, произошедших в пределах исключительной федеральной юрисдикции, AFMES сотрудничает с несколькими агентствами Министерства обороны, чтобы помочь уменьшить боевые травмы и повысить выживаемость боевых частей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.