Профессия дипломат это: Профессия Дипломат — Учёба.ру

Содержание

Профессия дипломат. | Университет СИНЕРГИЯ

Дипломат — это специалист с высшим образованием, который работает в международных ведомствах, представительствах родной страны. Задача дипломата — представительство интересов государства. Какие именно вопросы решает специалист — зависит от его ранга, позиции в ведомстве. Речь идет о ведении переговоров, налаживании полезных контактов, позитивных отношений между РФ и страной, в которой он проходит службу.

Дипломат — профессия специфическая. Профессионал области международных отношений должен иметь широкую подготовку, хорошее образование. Обязан знать несколько иностранных языков, обладать личным обаянием, харизмой, красноречием. Должность в дипломатическом ведомстве получить непросто. После выпуска из ВУЗа никаких гарантий трудоустройства нет. Также речь идет о длительном карьерном росте, медленном продвижении по служебной лестнице.

Описание и характеристика профессии

Дипломат представляет интересы своего государства на международной арене. Трудится в надгосударственных организациях, других странах. Дипломатическая деятельность реализуется в МИД (Министерстве Иностранных Дел), консульствах, посольствах, международных организациях.

Обязанности дипломата включают в себя широкую группу задач:

  • Организацию визитов, встреч государственных деятелей разных уровней. Вплоть до первых лиц.
  • Переговоры с местными представителями власти, другими дипломатическими сотрудниками.
  • Сбор доступной информации о конкретной стране. Специалисты имеют дело с аналитикой. Занимаются подготовкой рекомендаций по дальнейшему сотрудничеству, развитию партнерских отношений.
  • Разрешение конфликтов, неоднозначных ситуаций.
  • Защиту граждан, соотечественников при возникновении спорных ситуаций.
  • Развитие контактов, сотрудничества в военной, экономической, торговой, культурной, социальной сферах.
  • Представительство интересов РФ.

Дипломатическая деятельность может проходить в своей стране. В Министерстве Иностранных Дел. Ежедневные задачи дипломатов включают множество рутинных обязанностей:

  • Участие в переговорах, встречах, конференциях.
  • Донесение до чиновников, представителей власти, граждан официальной позиции правительства.
  • Разработку дипломатических документов, их согласование.
  • Работу с иностранными гражданами, прибывшими мигрантами. Решение визовых вопросов в рамках своей компетенции.

Профессия дипломат предполагает плотный график, минимум свободного времени. Деятельность специалиста — сложная и ответственная, но интересная и престижная.

Дипломатические ранги

Дипломаты различаются по месту службы. Задачам, которые вверены им для решения. Перечень вопросов, которые решают специалисты, зависит от ранга.

Выделяют следующие ранги, от низшего к высшему:

  • Атташе. Этот статус получают младшие сотрудники, прикрепленные к дипмиссии. Выполняют техническую работу, ведут переговоры. Ранг подразделяется на несколько категорий. Есть военные, пресс-атташе и пр.
  • Секретари. Подразделяются по позициям и классам. Выполняют функции консульских агентов, начальников территориальных подразделений, вице-консулов.
  • Советники. Помощники заместителя министра, начальники отделов департаментов МИДа.
  • Посланники. Старшие руководящие чины.
  • Послы. От самого главы МИДа до его заместителей, представителей РФ за рубежом. Послов по особым поручениям.

Карьерный рост постепенный и трудоемкий. Специалисты разных рангов трудятся на своем посту от 2 до 5-и лет. После чего могут рассчитывать на повышение. Послы имеют опыт деятельности до нескольких десятков лет. Это наиболее опытные, квалифицированные сотрудники. При работе за пределами родного государства дипломаты не задерживаются в стране пребывания больше, чем на 5 лет. Затем происходит ротация кадров с назначением бывшего представителя на другую дипломатическую должность. В иную страну или МИД.

Кому подойдет профессия

Дипломат — профессия, которая требует широких знаний, хорошего образования, проходящих личных качеств. Потенциальный сотрудник должен получить высшее образование по специальности международных отношений.

Чтобы работать на международной арене, представлять интересы РФ, необходимо освоить несколько иностранных языков. Понимать культурные, политические особенности зарубежья. Знать, как функционируют дипломатические ведомства, как построены международные отношения. Теоретические знания ценны, но они не дают полного представления о всех вопросах. Потому начинающих дипломатов не ставят на серьезные должности.

Большая роль отводится личным качествам. Чтобы продуктивно трудиться, необходимы:

  • Чувство принадлежности своей стране. Человек, который не радеет за свое государство, не может эффективно представлять его интересы.
  • Аналитический ум, высокий интеллект. Дипломат имеет дело со сложными вопросами международного сотрудничества. Чем выше ранг, тем более трудными становятся вопросы. Например, от послов зависит престиж государства и отношения со страной пребывания. Острый ум поможет быстро ориентироваться, принимать наиболее выгодные решения.
  • Скорость мышления, способность быстро переключаться, многозадачность. Принимать решения приходится быстро, ориентируясь в ситуации.
  • Энергичность. Труд требует большой психической, физической выносливости.
  • Находчивость, склонность к инициативным действиям.
  • Развитые коммуникативные навыки. Дипломату не обойтись без умения красноречиво доносить свои мысли, слушать собеседника. Способности убеждать.
  • Вежливость, тактичность, умение искать компромиссы. Дипломатия — это искусство искать взаимовыгодные решения. Специалист должен быть гибким, прагматичным, настроенным на сотрудничество.
  • Выдержка и уравновешенность. Вспыльчивость и дипломатия несовместимы.
  • Стрессоустойчивость. Способность переносить высокие психические, физические нагрузки.
  • Знание человеческой психологии, эмпатия. Умение точно выявлять настроение, намерения собеседника.
  • Харизматичность, личное обаяние.

Чтобы реализовать себя на дипломатической работе, необходимо обладать определенным складом личности, талантом к общению с людьми, сглаживанию острых углов. Без полного спектра названных качеств деятельность будет неэффективной, а перспективы карьерного роста и развития — туманными.

Что нужно, чтобы стать дипломатом?

Чтобы стать дипломатом, нужны подходящие личные качества и профессиональные знания. Полезные навыки, умения можно получить в ходе практической деятельности. Это вопрос опыта. Однако базу для дальнейшего развития закладывает университет.

Требования к образованию

Необходимо высшее профессиональное образование по профилю «Международные отношения», «Мировая политика» или «Зарубежное регионоведение». Форма обучения — очная, вечерняя заочная. Сроки освоения учебной программы — от 4 лет до 4 лет 6 месяцев.

Необходимые знания и навыки

Специалисту важна фундаментальная подготовка по политологии, экономике, праву (в части своей деятельности). Также нужно знание нескольких иностранных языков: английского и как минимум еще одного по выбору. В зависимости от специфики учебного заведения, ВУЗы могут преподавать культурологию, освещать вопросы особенностей конкретного региона (Азии, Африки и пр.).

Минимум знаний установлен федеральным образовательным стандартом.

Преимущества и недостатки профессии

Труд дипломата имеет свои плюсы и минусы. Среди преимуществ:

  • Возможность постоянного личного развития.
  • Перспективы карьерного роста. Наиболее опытные сотрудники могут претендовать на должности послов.
  • Возможность путешествий, зарубежных командировок.
  • Престиж. Дипломат — уважаемая, почетная должность.
  • Привилегии: неприкосновенность, иммунитет, отсутствие таможенного досмотра членов дипмиссий.
  • Высокий уровень оплаты труда.

Минусы:

  • Значительная конкуренция между специалистами.
  • Отсутствие гарантий карьерного роста. Особенно быстрого.
  • Напряженные условия труда.
  • Минимум свободного времени.
  • Критическая необходимость таланта, подходящих личных качеств.

Дипломат — это сложная, ответственная, но престижная, хорошо оплачиваемая должность. Труд в дипломатическом ведомстве подойдет не всем. Нужно заранее оценивать свои возможности.

Адрес поступления:

Москва, Ленинградский пр-т. д. 80, корп. Г (м. Сокол)
Москва, ул. Измайловский вал, д. 2, корп. 1 (м. Семеновская)

Телефон: 8 (800) 100 00 11

E-mail: [email protected]

График работы приёмной комиссии:
Пн — Пт: 09.00−20.00;
Сб — Вс: 10.00−17.00.

где учиться, зарплата, плюсы и минусы

Обновлено

Дипломат — работник ведомства внешних отношений, уполномоченный правительством для отношений с иностранными государствами, международными организациями и их представителями. Кстати, в 2021 году центр профориентации ПрофГид разработал точный тест на профориентацию. Он сам расскажет вам, какие профессии вам подходят, даст заключение о вашем типе личности и интеллекте.

От др. греч. δiπλωμα – сложенный вдвое. Так назывались сдвоенные дощечки с нанесёнными на них сведениями – верительная грамота, подтверждавшая полномочия посла.

Читайте также:

Особенности профессии

В международных отношениях с дипломатией связывают искусство ведения переговоров для урегулирования конфликтов, расширения международного сотрудничества.

Каждый дипломатический работник имеет определенный международными договорами дипломатический ранг (званием)и обладает дипломатическим иммунитетом. Дипломатический ранг не обязательно связан с конкретным занимаемым постом  он представляет собой особый юридический статус, который обеспечивает дипломату специальные привилегии со стороны аккредитующего государства. При этом объём дипломатических привилегий (дипломатический иммунитет) одинаков для дипломатов всех рангов.

Дипломатический иммунитет означает ряд прав и привилегий: 

  • неприкосновенность личности, служебных помещений, жилища и собственности;
  • неподсудность судам государства пребывания;
  • освобождение от налогов, таможенного досмотра и др.

Объем дипломатического иммунитета определяется законодательством государства пребывания, Венской конвенцией 1961 г. и другими договорами.

Дипломатические ранги:

Посол – глава дипломатического представительства наиболее высокого в протокольном отношении уровня. В большинстве стран посол – это высший дипломатический ранг.

Посланник (Чрезвычайный посланник, Полномочный министр) – дипломатический представитель, иногда возглавляющий дипломатическую миссию. Посланник относится ко второму классу дипломатических представителей, более низкому по международно-правовому статусу, чем посол.

Поверенный в делах – глава дипломатического представительства младшего в протокольном отношении уровня.

Читайте также:

Поверенный в делах – младший после посла и посланника класс главы дипломатического представительства. Поверенный в делах аккредитуется при главе ведомства иностранных дел.

Министр-резидент (от лат. residens – остающийся на месте) – дипломатический представитель, по рангу стоящий ниже посланника. В РФ такой должности нет.

Атташе (от фр. attache – прикрепленный) – официальное лицо, причисленное к дипломатическому представительству как специалист в какой-либо области: военный атташе, пресс-атташе и др. Атташе – младший дипломатический ранг.

Понятие дипломатии в международных отношениях появилось в Западной Европе конца в XVIII в. Дипломаты (послы) исторически предшествовали другим формам организации внешних отношений, таких как министерства иностранных дел.

Пожалуй, самый известный российский дипломат – Александр Грибоедов, прославившийся не только комедией «Горе от ума», но и на поприще международных отношений. Сама смерть русского посла Грибоедова (в Персии 1829 г.) стала трагической вехой как в литературе, так и в истории дипломатии.

Рабочее место

Дипломатические представительства государства за рубежом (посольства, представительства),  Министерство иностранных дел.

Оплата труда

Читайте также:

Важные качества

Для успешной работы необходимо обладать хорошим интеллектом и интуицией, широким кругозором, хорошо ориентироваться в изменчивой политической ситуации. Дипломату необходимы энергия, находчивость, трудоспособность, ответственность, психологическая устойчивость. И, конечно же, обаяние и чувство юмора.

Обучение на Дипломата

Возможность дипломатической карьеры даёт обучение в таких вузах:

Читайте также:

Примеры компаний с вакансиями дипломата

Дипломат — Каталог профессий

Дипломат — профессия уникальная. Представлять интересы своей страны в иностранном государстве — дело непростое и ответственное. Находясь за рубежом, дипломаты проводят переговоры с зарубежными партнерами, отстаивают интересы внешней и внутренней национальной политики.

Специфика профессии

Плюсы профессии
  • общение с интересными людьми;
  • творческая самореализация.
Минусы профессии
  • путь в эту профессию долог и тернист;
  • за ореолом престижности и загадочности, которая окружает профессию дипломата, кроется трудная, иногда рутинная, иногда творческая, но всегда очень ответственная работа;
  • профессия дипломата никогда не была безопасной. дипломатов похищали и убивали. многие эксперты считают, что ныне дипломатические представительства и их сотрудники являются одной из наиболее привлекательных целей для террористов.

Место работы

Зарубежные посольства и представительства.

Личные качества

Считается, что дипломатами не становятся, а рождаются, ведь главное в этой профессии — талант, который либо есть, либо его нет.

Основные составляющие успеха в дипломатической службе — это высокий образовательный, интеллектуальный и культурный потенциал, исторический опыт, а также искусство применения всего этого на практике. Таким образом, дипломат должен быть всесторонне развитым человеком, иметь гибкий ум и способность адаптироваться к любой, самой неожиданной ситуации.

Хороший дипломат должен обладать целым рядом личных качеств: обаянием, чувством юмора, порядочностью, тактом; быть человеком трудолюбивым, волевым, находчивым, психологически устойчивым, энергичным и ответственным; иметь хорошую память и интуицию.
Кроме того, дипломат просто обязан знать культуру и традиции иностранных государств, а также владеть иностранными языками, ведь без этого не возможно наладить простое взаимопонимание и общение.

Искусный дипломат — это тонкий психолог, который умеет найти подход к любому собеседнику и убедить его в собственной правоте, при этом человек придёт к данному выводу самостоятельно и не будет чувствовать, что на него кто-то оказывает давление.

Карьера

Зарплата на госслужбе многих не устраивает. Исторически признано, что попавший в МИД человек должен быть готов к определенным трудностям, в том числе финансовым. Но, в перспективе, получив направление за границу, и отработав от трех до пяти лет, можно существенно поправить свое финансовое положение. Состоявшиеся дипломаты — далеко не бедные люди.

Профессия | Молодежный кадровый центр

Дипломат — работник ведомства внешних отношений, уполномоченный правительством для отношений с иностранными государствами, международными организациями и их представителями.

Слово дипломат появилось от др. греч. «Δiπλωμα», что значило сложенный вдвое. Так назывались сдвоенные дощечки с нанесёнными на них сведениями – верительная грамота, подтверждавшая полномочия посла.

В международных отношениях с дипломатией связывают искусство ведения переговоров для урегулирования конфликтов, расширения международного сотрудничества.

Понятие дипломатии в международных отношениях появилось в Западной Европе конца в XVIII в. Дипломаты (послы) исторически предшествовали другим формам организации внешних отношений, таких как министерства иностранных дел.

Пожалуй, самый известный российский дипломат – Александр Грибоедов, прославившийся не только комедией «Горе от ума», но и на поприще международных отношений. Сама смерть русского посла Грибоедова (в Персии 1829 г.) стала трагической вехой как в литературе, так и в истории дипломатии.

Дипломат представляет интересы граждан своей страны и её граждан, устанавливает культурные, торговые связи, собирает о стране пребывания информацию, касающуюся интересов своей страны.

Каждый дипломатический работник имеет определенный международными договорами дипломатический ранг (званием) и обладает дипломатическим иммунитетом.

Дипломатический иммунитет означает ряд прав и привилегий:

— неприкосновенность личности, служебных помещений, жилища и собственности;

— неподсудность судам государства пребывания;

— освобождение от налогов, таможенного досмотра и др.

Объем дипломатического иммунитета определяется законодательством государства пребывания, Венской конвенцией 1961 г. и другими договорами.

Дипломатический ранг не обязательно связан с конкретным занимаемым постом, он представляет собой особый юридический статус, который обеспечивает дипломату специальные привилегии со стороны аккредитующего государства. При этом объём дипломатических привилегий (дипломатический иммунитет) одинаков для дипломатов всех рангов.

Дипломатические ранги:

Посол – глава дипломатического представительства наиболее высокого в протокольном отношении уровня. В большинстве стран посол – это высший дипломатический ранг.

Посланник (Чрезвычайный посланник, Полномочный министр) – дипломатический представитель, иногда возглавляющий дипломатическую миссию. Посланник относится ко второму классу дипломатических представителей, более низкому по международно-правовому статусу, чем посол.

Поверенный в делах – младший после посла и посланника класс главы дипломатического представительства. Поверенный в делах– глава дипломатического представительства младшего в протокольном отношении уровня. Поверенный в делах аккредитуется при главе ведомства иностранных дел.

Министр-резидент (от лат. residens – остающийся на месте) – дипломатический представитель, по рангу стоящий ниже посланника. В РФ такой должности нет.

Атташе (от фр. attache – прикрепленный) – официальное лицо, причисленное к дипломатическому представительству как специалист в какой-либо области: военный атташе, пресс-атташе и др. Атташе – младший дипломатический ранг.

Места работы: дипломатические представительства государства за рубежом (посольства, представительства), Министерство иностранных дел.

При подготовке использован материал ПрофГид: список профессий и их описание

Дипломатия как профессия и призвание

Изменения, произошедшие в мире за последние сто лет, потребовали переосмысления сущности и роли многих профессий. Одни канули в лету, другие перестроились под нужды сегодняшнего дня. Приход к власти в России большевиков поставил под вопрос будущее дипломатии. Их лидеры были твердо убеждены, что дни дипломатии сочтены. Однако, пока на Земле существуют государства как суверенные единицы, пока все нации, народы и этносы не слились в единую семью, пока права и свободы человека и гражданина не будут неукоснительно реально соблюдаться и уважаться, пока на планете не установится равенство в образовательном, социальном, экономическом, культурном уровнях, пока не обеспечен всеобщий доступ к здравоохранению и информации, пока не исключена возможность войн, профессия дипломата будет почетной и актуальной.

За прошедший век дипломатия преодолела рамки кабинетов и узких форумов. Тайна, окутывавшая деятельность ее служителей, почти развеяна, став достоянием широких масс. Ни один шаг дипломатических ведомств не предпринимается без учета мнения общественности как внутри страны, так и в мире. Отход от этого принципа может привести к жестоким проколам и поражением на внешнеполитическом фронте.

Дипломатия перестала быть достоянием только ограниченного числа лиц: в век борьбы идеологий и культурных ценностей каждый их носитель поневоле становится дипломатом при общении с общественностью, официальными представителями и просто частыми лицами других государств, принадлежащих к другим этническим группам, придерживающихся иных предпочтений, догм и ценностей. Часто приходится ощущать себя дипломатом, например, проживая в национальной республике. Мнение жителей автономии может расходиться с тем, как интересы великой России представляются из Москвы. И порой приходится проводить разъяснительную работу, объяснять те или иные действия центральных властей, проповедовать ценность гуманистической морали, призывать к миру и единению, выказывая на конкретных примерах выгоды сотрудничества и издержки сепаратизма. Или когда, общаясь с иностранцами, рассказываешь о своей стране, ее людях, национальном характере, иногда сталкиваешься с необходимостью развеять неверные о нас представления. Это тоже дипломатия, доступная каждому.


Однако, возможности народной дипломатии ограниченны. Прежде всего, это языковой барьер. В современном мире говорят на 3000 языках и диалектах. Конечно, есть универсальные языки, принятые в ООН, особенно, английский, но для ведения полномасштабной дипломатической работы во всем мире, государству для лучшей защиты своих интересов требуются специалисты по сотне языков. А уже это требует специальной подготовки. Во-вторых, дипломат должен безупречно владеть своим родным, ибо его работа заключается в составлении различной документации, ее обработке и оценке.

Профессиональный дипломат должен разбираться в тонкостях международного права, знать механизмы его исполнения. Ему необходимо понимать основы экономики. И ко всему вышесказанному следует добавить знания философии, психологии, истории, как всемирной, так и, прежде всего, своей страны и страны пребывания, важнейших организаций системы МО, протокола и этикета и пр. А эти знания приходят только со специальной подготовкой.

Что касается объема работы дипломата, то за последние сто лет он необычайно возрос. Развитие средств коммуникаций, с одной стороны, облегчили работу дипорганизаций, а, с другой, внесли новые направления их работы и обусловили качественную трансформацию прежних. На передний план выходят научно-технические вопросы, технологическое сотрудничество, проблемы унификации и диверсификации. Например, в рамках ЕС переговоры по техническим вопросам составляют 80%, от всего объема работы дипломатических, наднациональных и межправительственных организаций.

Помимо компетентности дипломат должен обладать еще целым рядом качеств личного плана. Ему не помешали бы обаятельность, умение находить общий язык со всеми, чувство юмора, находчивость, тактичность, трудолюбие. Он должен быть абсолютно предан интересам своей страны, безусловно честен, как со своими коллегами по работе, так и с партнерами. В задачу любого дипломата входит способствовать улучшению отношений со страной пребывания, но не в ущерб интересам своей Родины. Он должен быть красноречив, уметь убеждать и переубеждать, для чего ему самому необходимо быть убежденным, идейно и интеллектуально подкованным, иметь устоявшееся мировоззрение, четкие доктринальные установки. Дипломат в высшем смысле этого слова — волевой человек, способный доводить начатое до конца, мужественный: никакие неприятности, тяготы, лишения, стрессы не должны его сломить. Он обязан быть психологически устойчивым, хотя бы по тому, что работа вдали от Родины требует большого напряжения сил; уживаться в коллективе, быть готовым выполнить любое поручение и принять на себя ответственность. Он должен уметь быстро ориентироваться в ситуации, принимать наиболее верные решения, ибо дипломат не имеет права ошибаться. От него требуется объективность понимания, способность к анализу. Он должен уметь смотреть в лицо опасности, но всегда быть открытым, жизнерадостным, энергичным, деловым, напористым. Его лицо не должно выражать постоянную озабоченность, а напротив освещаться доброй улыбкой. Дипломат обязан скрывать свои негативные эмоции и не допускать сильного выражения чувств. Он должен быть высокоморальным человеком, чья совесть не отягощена неправедными деяниями. Это человек, не поддающийся шантажу, но и помнящий, что насилие и угрозы удел слабых и дураков. Дипломат — светский человек, умение правильно вести себя на людях, сохраняя полнейшую непринужденность манер, — важнейший залог его успеха. А владение каким-либо музыкальным инструментом, мольбертом и кистью, пером или достижения в спорте, в искусстве танцев смогли бы оказать ему неоценимые услуги. Поддерживать разговор, выводить собеседника на интересующие темы, заинтересовать его в продолжении знакомства — насущные навыки профессии. При этом следует избегать крайних суждений. Дипломат должен быть коммуникабелен, сохранять постоянный порядок, как на рабочем месте, так и в делах. Он должен быть добросовестен, исполнителен и активен. И, самое главное ответственен, т.к. от его действий зависит будущее его страны.

Профессия дипломата захватывающа и интересна. Имена многих вписаны в историю золотыми буквами. Среди них есть много людей, достойных подражания: Талейран, Камбон, Толстой, Извольский, Ламсдорф, Красин, Уманский… Учась в институте, мне выпала возможность встретить таких замечательных ее представителей, как Усачев, Попов, Матвеев, Борунков, Леонов.

Мое первое соприкосновение с классической дипломатией было связано с ознакомительной практикой в отделе Бенилюкса Первого Европейского Департамента МИД РФ. Тогда мне представилась возможность напрямую окунуться в дипломатическую среду. Конечно, мои обязанности были далеки от принятия важных политический решений, но я ознакомился с техникой оформления документов, их прохождения, узнал много нового, интересного и поучительного.

Конечно, у дипломатии есть приятная сторона, которая выражается в возможности общения с коллегами на приемах, есть и тяжелая. Когда, например, несколько часов без перерыва приходится синхронно переводить с русского на французский в душной аудитории. Или часами ждать задержавшийся самолет с иностранным гостем. Или переводить по пять нот в день, по три странице в каждой.

Хотя наш МИД укомплектован потрясающими профессионалами, каждый из которых в совершенстве знает как минимум по два иностранных языка, условия работы наших дипломатов — особенно в центральном аппарате — оставляют желать лучшего. А ведь на каждом из них лежит колоссальная ответственность. Но если бы каждый из мидовцев получал достойную зарплату, если бы каждый имел нормально оборудованное рабочее место — эффективность нашей внешней политики возросла бы в десятки раз. Внешняя политика большой страны может приносить прибыль. Львиную часть этой прибыли Россия бездарно упускает. Нельзя проводить эффективный курс только на энтузиазме полуголодных профессионалов.

Можно ли изучать дипломатию по книгам?

В последние годы вышло много воспоминаний известных дипломатов, учебников по протоколу и международным отношениям. Но из всего моря книг существуют две (маленькая — Никольсона — и пухлый том — Киссинджера), о которых знает каждый современный дипломат.

Труд Генри Киссинджера «Дипломатия», опубликованный в 1994 году и переведенный практически на все европейские языки, по праву может считаться одним из лучших трудов в области истории дипломатии и теории международных отношений. В условиях распада биполярной системы и окончания холодной войны потребовался пересмотр всей науки МО с целью заполнения идеологического вакуума, породившего у многих акторов МО ощущение собственной незащищенности, нестабильности и непредсказуемости мирового порядка в условиях фактической гегемонии США в современном мире. Поэтому работа Киссинджера, видного американского ученого и государственного деятеля, лауреата Нобелевской премии мира (1973 г.), возглавлявшего и формировавшего в течении четырех лет (1973 — 1977 гг.) внешнюю политику своей страны, несет в себе тройную нагрузку. Во-первых, в ней происходит переосмысление истории и теории МО с позиций современных реалий и новейших достижений научного знания. Во-вторых, объясняются механизмы принятия решений в дипломатической практике с учетом соотношения рационального и иррационального компонента. И здесь особую ценность представляет объяснение Киссинджером механизма принятия внешнеполитических решений в США, а также основных доктринальных установок, которыми администрация при этом руководствуется. Данная часть работы особенно злободневна для России, так как многие действия американцев трактуются как политика двойных стандартов. Анализируя кажущееся противоречие между «мессианскими» ценностными установками и «Realpolitik», Киссинджер показывает, чем на самом деле руководствуются США в тех или иных ситуациях, давая ключ к истинному пониманию методов американской дипломатии. В-третьих, работа представляет собой своеобразное подведение итогов по окончании очередной эры в развитии дипломатии и системы МО, оценка результатов деятельности политиков эпохи холодной войны, к которым принадлежал и сам автор.

Киссинджер не статист, он — очевидец и активный участник многих событий в международной жизни. Опираясь на свой богатый опыт и невероятную интуицию, он часто дает нетрадиционную, порой неожиданную, но всегда глубоко аргументированную интерпретацию, казалось бы, давно известных и изученных фактов, которые при ближайшем рассмотрении, однако, плохо поддаются объяснению. Блестящий культуролог, Киссинджер старается вжиться в ритм каждой конкретной эпохи, не подгоняя, в отличие от большинства ученых, исследования под результат, который уже, как известно, случился в будущем. На основе исследования психологии и мировоззрения обществ и отдельных лидеров ему удалось выявить глубинные причины, приведшие мир «в пучину водоворота» первой мировой войны, обусловившие крах политики «умиротворения» в Чехословакии и кажущуюся неоправданной решимость западных демократий не дать Гитлеру аннексировать Польшу.

Будучи убежденным противником войны как средства разрешения конфликтов, Киссинджер на многочисленных примерах, особенно в случае с Вьетнамом, указывает на скрытые пружины, манипуляция которыми может привести стабильные, процветающие государства, даже опирающиеся на ценности демократии, в состояние военного безумия. В этой связи, пытаясь помочь будущим строителям «нового мирового порядка», основанного на принципах демократии, свободы, мирного сосуществования, сотрудничества и уважения к правам человека, Киссинджер дает нам примеры поведения выдающихся личностей. Он показывает то новое, что каждая эпоха привносила в МО, и к чему это новое в конечном приводило. Он подробно анализирует стереотипы и изъяны, которыми страдало мышление политических деятелей и исповедуемые ими идеологические концепции в каждую эпоху, постоянно напоминая, в какую цену обошлись человечеству полученные знания, сколь тяжелой была расплата за ошибки, как трудно было найти правильные пути.

«Дипломатия» Киссинджера перекликается с «Дипломатией» Никольсона. Оба, опираясь на свой богатый дипломатический опыт, попытались правдиво описать перипетии дипломатической практики будущим поколениям. Однако, если Никольсон просто описывал обычаи дипломатической жизни, то есть, говоря языком политологии, не поднимался выше подданнического уровня восприятия и анализа, «Дипломатия» Киссинджера представляет собой изучение доктрин формирования внешней политики. Быть может, пройдет еще восемьдесят лет, и маститый дипломат уже нашего поколения, оглядываясь на результаты нарождающейся сейчас эпохи «нового мирового порядка», напишет новую «Дипломатию», столь же блистательную и поучительную, как и две предыдущие, закончив ее также, как и Киссинджер, воздавший дань уважения своему «учителю»: «Вильсонианские цели Америки прошлого: мир, стабильность, прогресс и свобода для всего человечества — должны будут достигаться в процессе пути, которому нет конца. «Путник, дорог не существует. … Дороги творит идущий.»»

Анатолий Баташев, «Русский Дедлайн», 17 июня 2002 года

Профессия дипломата — одна из самых интересных профессий, которая позволяет в полной мере проявить лидерские качества уже на младшем и среднем уровнях

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова перед финалистами конкурса управленцев «Лидеры России» на тему «Современный мир и дипломатическое лидерство России» и ответы на вопросы, Сочи, 7 февраля 2018 года

Уважаемые друзья, коллеги,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить организаторов нового проекта – Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» за приглашение. Скажу честно, для меня это большая честь, потому что, без преувеличения,  рассматриваю этот проект как проект государственной важности. 

Сегодня, когда Россия решает очень масштабные задачи в самых разных областях, свежие, нестандартные идеи, новаторские проекты в области управления имеют, конечно же, особое значение. Уверен, что об этом много говорилось, когда здесь выступали мои коллеги.

Немного узнав о том, как проходит дискуссия, какие задают вопросы, я уверен, что такая работа вам по плечу. Как я понимаю, здесь присутствуют те, кто выдержал серьезные конкурсные испытания. Это говорит о высоком уровне вашей профессиональной подготовки.

Я, естественно, будут говорить о профессии дипломата. Считаю, что это одна из самых интересных профессий, которая позволяет в полной мере проявить лидерские качества уже на младшем и среднем уровнях. Потому что в сегодняшней нашей жизни переговоры ведутся по огромному количеству направлений и в них, так или иначе, участвуют сотрудники МИД России, начиная с относительно ранних ступеней. Переговоры, сами понимаете, дают возможность самоутверждаться, набираться опыта, учиться тому, говоря простым языком, как «разруливать» очень серьезные проблемы.

Поверьте, никакие информационно-коммуникационные технологии, какими бы суперсовременными и продвинутыми они ни были, не способны заменить живое общение, когда  дипломаты в ходе переговоров добиваются решения задач, связанных с обеспечением безопасности своей страны, обеспечением ее интересов во всех областях, вопросов, касающихся укрепления международной безопасности, поиска сбалансированных решений с партнерами в самых разных секторах глобальной повестки дня.

Не хочу показаться нескромным, но отечественная дипломатия, по широкому признанию в мире, обладает очень высоким рейтингом, входит в число ведущих на международной арене. Но все это удается обеспечивать исключительно опираясь на многовековые славные традиции и опыт наших предшественников. 

Если задаваться вопросом, как добиться успеха в дипломатии, как стать настоящим профессионалом, то совет, наверное, не будет исчерпывающим, но достаточно простым, важно только следовать ему с полной отдачей: постоянно учиться, самосовершенствоваться, не останавливаться на достигнутом, идти в ногу со временем. Сегодня международная жизнь, как я уже говорил, становится все более многоплановой. Поэтому дипломат должен обладать широчайшей эрудицией, глубокими знаниями в самых разных областях, в том числе, а в некоторых случаях, даже прежде всего, в тех областях, которые выходят за понятие «классической дипломатии».

Когда много столетий назад зарождалась «классическая дипломатия» она занималась, прежде всего, вопросами войны и мира: началом и завершением войн, достижениями договоренностей о том, как быть с захваченными территориями и как их поделить. Сегодня дипломатия, конечно, занимается и уделяет серьезнейшее внимание проблемам войны и мира, но не в контексте «кто кого завоюет» и «кто с кем потом будет договариваться», а в контексте обеспечения военно-политической стабильности (то что мы называем «стратегической стабильностью»). Помимо этих вопросов, все больше возникает тем, которые стали постоянными пунктами повестки дня международных переговоров в сферах экономики, экологии, культуры, высоких технологий, будь то ядерная или информационно-коммуникационные технологии, проблема уничтожения химического оружия в соответствии с действующей Конвенцией. Уже много лет в Международном союзе электросвязи обсуждается тема управления Интернетом. Спектр знаний, который сегодня требуется для успешной работы по отстаиванию интересов России, широчайший.

Не менее важное качество, это уже в более личном контексте для каждого дипломата, – устойчивость к стрессам. Надо быть готовым к очень интенсивной работе, к ненормированному рабочему дню, к физическим и психологическим перегрузкам, к длительным загранкомандировкам, в том числе в странах, где не очень благоприятный климат и неблагоприятная военно-политическая обстановка. Это предполагает погружение в иную культурную среду, отрыв от дома, а в некоторых случаях, когда в странах, где работают дипломаты, идет война или развернулся внутренний конфликт, — отрыв от семьи. Например, наши коллеги, которые работают в Ираке, до недавнего времени работали в Йемене, работали там без членов своих семей. Работа за границей означает отрыв от привычного круга общения. Вообще дипломат на посту находится круглые сутки: в любой момент в какой-то части мира может произойти нечто, что потребует быстрой и грамотной реакции на основе хорошего анализа, который тоже должен быть экспресс-анализом.  

Самое главное в нашей работе, конечно же, это чувство патриотизма, потому что внешнеполитические интересы страны можно отстаивать только тогда, когда дипломат сопричастен судьбе Отечества и ощущает себя неотъемлемой частью Родины.

Высокие требования к профессии дипломата обусловлены сегодня еще и тем, что ситуация в мире, как вам прекрасно известно, не становится проще. Идет процесс формирования полицентричной международной архитектуры, когда появляются новые центры экономического роста, финансовой мощи, а также сопряженные с этими успехами в финансово-экономической сфере центры политического влияния. Этот процесс объективный и отображает культурно-цивилизационное разнообразие современного мира, естественное право народов самим распоряжаться своей судьбой. Этот процесс, к сожалению, наталкивается на упорное сопротивление со стороны многих наших западных партнеров, прежде всего США, которые очень болезненно воспринимают то, что после многих столетий доминирования в мировой жизни с определенными нюансами, приходится видеть, что уже не получается в одиночку решать все проблемы и диктовать всем свою волю. Процесс становления полицентричного мира будет не быстрым, хотя, может быть, по историческим меркам относительно коротким — уже не одно десятилетие он идет и развивается, становится реальностью. Сопротивление, которое он встречает, конечно же, тоже будет продолжаться, причем с использованием достаточно специфических нелегитимных методов, таких как задействование фактора силы в обход Устава ООН, укрепление собственной безопасности за счет безопасности других стран. Все это ведет к эрозии международного права. Мы стараемся эти тенденции все-таки приглушать и через переговорный процесс добиваться возврата на прочную почву верховенства права.

Отношения России с Западом сегодня – это отдельная тема с особой спецификой. В нынешних условиях, в контексте того, о чем я говорю, это смена эпохи доминирования «исторического Запада», как мы его называем, и переход в многополярную эпоху. У многих наших заокеанских и европейских коллег вызывают аллергию успехи, которых наша страна добилась на внутренних и внешних «фронтах». Государственный переворот, который был организован на Украине в феврале 2014 г., стал следствием и новым шагом в многолетней политике сдерживания России, выявил коренные и глубочайшие расхождения между нами и западным сообществом в том, что касается путей выстраивания межгосударственного общения. Вы, наверное, знаете, что после окончания «холодной войны» Запад громогласно объявил о том, что наступила новая эпоха, в которой он как победитель в «холодной войне» должен иметь все преимущества. Руководство нашей страны в самом начале существования новой России после того, как СССР перестал существовать, во многом питалось иллюзиями наступления эры всеобщего благоденствия, и что теперь Россия должна воспринять все либеральные ценности западного общества.

Как вам известно, в ключевых министерствах экономического и финансового блока работали иностранные специалисты, прежде всего западные. Внешнеполитический курс выстраивался из необходимости во всех ключевых аспектах международной жизни «слиться» с Западом при очевидном забвении нашего восточного и южного соседства. Когда в 2000 году с приходом Президента В.В.Путина Россия стала отходить от линии беспрекословного следования западным советам (при всех исключениях, которые случались в 90-х, основной курс был на слияние с Западом), когда Россия стала возвращаться к своим коренным интересам, к своим традициям, когда стала выступать за равноправный диалог, а не довольствоваться ситуацией, в которой Запад считал Россию, по сути дела, у себя «в кармане», вот тогда и начались проблемы.

Вы помните 2007 год, Мюнхенскую речь Президента России В.В.Путина, когда он без какой либо конфронтации просто обозначил проблемы, требующие решения на основе равноправного диалога, а не на основе ультиматумов, диктата и нарушения всех обязательств, которые давались при решении вопросов будущего Германии и после того, как СССР перестал существовать. Тогда на высшем уровне торжественно были провозглашены принципы неделимости безопасности. Было заявлено, что никто из членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) не будет укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других, давались клятвенные заверения, что НАТО ни на дюйм не продвинется к востоку. Последние документы, которые были опубликованы теперь уже американским национальным архивом, подтверждают, что такие заверения давались. Тогда они не были положены на бумагу, наверное, не все тогда можно было предвидеть, хотя, конечно, поймать на слове наших западных коллег в тот период было бы гораздо более эффективно, чем просто поверить им на слово. У нас, знаете, такой народ – ударили по рукам и вроде бы каждый должен выполнять то, о чем договорились.

Надо делать выводы, извлекать уроки из этих ошибок прошлого. Вместо того, чтобы выполнять всю гамму обязательств – неделимость безопасности, равный подход к безопасности каждой страны, вопреки обещаниям, которые выдвигались, — стали продвигать НАТО на Восток, разворачивать буквально на наших границах военную инфраструктуру Североатлантического альянса. В 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте записали в итоговую декларацию, что Украина и Грузия будут в НАТО, безапелляционно. Мы их тогда предупреждали, что это очень вредный путь, что он будет создавать иллюзии в воспаленных умах руководства этих стран. По крайней мере, в Грузии так и произошло, когда М.Саакашвили решил, что теперь ему все позволено и «бросил» вооруженные силы на Южную Осетию, на миротворцев, которые там находились, на мирных граждан. Что было дальше, вы знаете.

Кстати, Европейский Союз, гораздо более адекватная структура, поскольку занимается продвижением целей благополучия своих членов в экономической, социальной сфере, тоже не остался в стороне от попыток разорвать наши отношения, отношения России со своими соседями. Была изобретена программа, которая называется «Восточное партнерство». В ней все подходы формулировались в русле принципа, что Восточная Европа должна определиться с кем она – с Россией или с ЕС. Причем эти слова звучали даже буквально. Когда в 2004 году первый майдан на Украине был в самом разгаре, когда ЕС пытался примирить действовавшего президента Украины и оппозиционеров, когда были демонстрации на киевских площадях, действовавший в то время Министр иностранных дел Бельгии К. де Гюхт прямо публично, в своем официальном качестве заявил, что Украина должна сделать выбор, с кем она – с Россией или с ЕС. К чему это привело, вы тоже знаете.

Россия поддержала тех, кто отказался принимать результаты государственного переворота на Украине 2014 года. Запад, ничтоже сумняшеся, сказал, что произошло – то произошло, несмотря на то, что министры иностранных дел Германии, Польши и Франции были гарантами разорванного оппозиционерами договора. Было объявлено, что все должны подчиниться новой власти, которая пришла в Киев, по сути дела, на штыках радикалов и неонацистов, которые до сих пор там чувствуют себя вольготно и начинают все больше править бал. Мы поддержали тех, кто отказались признать результаты антиконституционного переворота, кто просили, чтобы их оставили в покое и дали посмотреть, что из всего этого выйдет (они же ни на кого не нападали, но именно их объявили террористами и напали на них), когда мы поддержали их в их стремлении обеспечить себе права в Украинском государстве, мы поддержали стремления крымчан, которые, в отличие от Косово, односторонне, без всякого волеизъявления объявившего свою независимость, провели референдум (цифры явки и цифры, отражающие его результат, вы знаете) о своей независимости и последующем присоединении к России в полном соответствии с Уставом ООН и в соответствии с решением Международного суда, который рассматривал вопрос о Косовской ситуации. Тогда Запад стал стремиться нас наказывать, стал пытаться заставить нас признать свои ошибки.

Эти попытки продолжаются до сих пор, мы о них еще поговорим сегодня. Хотя все больше людей понимают бессмысленность стремлений наказать Россию, помешать нашему социально-экономическому развитию. Набор используемых в этих целях методов весьма широк – это санкции, развертывание глобальной противоракетной обороны вокруг наших границ  на западе и на востоке, информационные войны, голословные обвинения в «киберагрессии» против чуть ли не всего Запада, это, конечно, и дискредитации наших спортсменов-олимпийцев без предъявления конкретных фактов. Вообще, у Запада сейчас такая манера – факты не предъявлять.

Отвлекусь от текста и приведу пример: Государственный секретарь США Р.Тиллерсон как-то заявил в начале этого года, вскоре после прихода к руководству Госдепартаментом, что у США есть неопровержимые факты, подтверждающие вмешательство России в президентские выборы. При очередной встрече я попросил его эти факты мне предъявить. Он мне сказал, что это факты, которые добыты по конфиденциальным каналам и что он уверен, что наши спецслужбы прекрасно знают, о чем идет речь. Если в такой ситуации можно серьезно разговаривать, тогда я ничего не понимаю в межгосударственном общении.

Сейчас нам также безапелляционно, без фактов говорят, что спортивный арбитраж в Лозанне оправдал всех наших спортсменов из списка 32 человек и тренеров, но необязательно руководствоваться этим решением, потому что у МОК нет уверенности в том, что спортсмены не принимали допинг. То есть, доказательств нет, но есть сомнения, подозрения. Получается как в 1937 году, когда прокурор СССР А.Я.Вышинский говорил, что «признание – это царица доказательств». Сейчас получается, что даже признания не надо, подозрение – царица доказательств. Так вести дела, наверное, не очень корректно, не очень правильно. Мы стараемся наших западных коллег все-таки выводить на более конструктивные отношения.

У нас, по-моему, окрепла уверенность не только внутри страны, но и за рубежом, что пытаться изолировать Россию бессмысленно, сколачивать масштабную антироссийскую коалицию тоже не получается. Решать за наш счет узкокорыстные задачи определенной группы стран никому не удастся и не удавалось никогда. У нас сейчас с большинством зарубежных партнеров на всех континентах конструктивный диалог, в основе которого уважение интересов друг друга, приверженность дальнейшей демократизации международной жизни.

Кстати, когда наши западные коллеги постоянно вторгаются в сферу внутренней жизни тех или иных государств, требуют, чтобы в каждой стране уважались права человека, обеспечивалось верховенство закона, демократии, мы предлагаем, чтобы те же самые принципы верховенства закона и демократизации были применены к международной жизни. Они уходят от разговора на этот счет. Потому что демократизировать международную жизнь означает перестать пытаться диктовать всем и вся и надо начинать договариваться.

К этому наши коллеги готовы пока далеко не во всех вопросах. Тем не менее, мы постоянно приглашаем Запад к диалогу. Готовы к диалогу на основах равноправия и уважения интересов друг друга.

Ощущаем поддержку наших граждан в том, что касается действий отечественной дипломатии. Это важнейшее подспорье в нашей работе. Доверие общества – это самая надёжная гарантия того, что никакие угрозы, шантаж, санкции, давление не заставят нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Тем более что для нас государственный суверенитет – это не роскошь, а необходимое условие существования государства.

Многовековая великая история, обеспеченное предками уникальное геостратегическое положение в совокупности с военно-политическим, экономическим, культурным потенциалом России исключают для нас роль некого периферийного государства, или, как предыдущий Президент США Б.Обама пытался нас описать, «региональной державы».

При этом, в отличие от некоторых наших коллег, мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Мы стояли у истоков формирования послевоенной международной архитектуры безопасности и действуем сегодня ответственно и предсказуемо, как подобает постоянному члену Совета Безопасности ООН. Наши действия опираются на центральную роль ООН, ценности правды и справедливости и направлены на продвижение такой повестки дня в международных делах, которая была бы объединяющей, а не повестки, выстроенной в русле «ведущий-ведомый».

Сегодня многие страны, если не большинство, в контактах говорят, что видят в России одного из ключевых гарантов стабильности, защитницу международного права, традиционных духовно-нравственных идеалов.

Особое внимание продолжаем уделять сплочению мирового сообщества перед лицом террористической угрозы. Она беспрецедентна. Наша страна столкнулась с ней еще в середине 1990-х годов прошлого века. Тогда трагические события унесли тысячи жизней наших граждан. В борьбе с этим злом мы будем и дальше действовать последовательно и решительно. В рамках важнейшей задачи по пресечению идеологии терроризма делимся с партнерами опытом нашего общества, исторически построенного на мирном сосуществовании культур, религий и этносов.

Выступаем за формирование единого антитеррористического фронта на основе общих интересов при координирующей роли ООН, без двойных стандартов, при четком соблюдении основополагающих принципов международного права, уважении суверенитета наций и самобытности народов. Подтверждением признания нашего вклада в антитеррористическую борьбу стало назначение российского дипломата В.И.Воронкова на должность заместителя Генерального секретаря ООН, отвечающего за работу Управления ООН по контртерроризму.

При решающей роли российских вооруженных сил удалось уничтожить основное гнездо ИГИЛ в Сирии. Активно участвуем в дальнейшей стабилизации ситуации. Вместе с Турцией и Ираном запустили год назад астанинский процесс, который позволил создать  четыре зоны деэскалации. Не в каждой из них наблюдается полное затишье, есть рецидивы, поскольку остаются недобитые террористические группировки уже не игиловские, а так называемой «Джабхат ан-Нусры».  Но в целом всеми признаётся, что после создания зон деэскалации уровень насилия резко снизился.

Сейчас мы решаем вопросы направления гуманитарной помощи и завязывания политического переговорного процесса под эгидой ООН. Мы стараемся помогать и подталкивать ООН к более активным действиям. Шагом в этом направлении стал Конгресс сирийского национального диалога, состоявшийся 30 января в Сочи, который был поддержан Генеральным секретарём ООН А.Гутеррешем и его специальным представителем по сирийскому урегулированию С. де Мистурой и признан ими как фактор, помогающий ООН выполнять решения, принятые по Сирии Советом Безопасности ООН.

Продолжаем работать по разрядке ситуации на Корейском полуострове. Вместе с китайцами продвигаем безальтернативность политического диалога. У нас есть совместная с КНР инициатива. Видим, как в США пытаются каждый раз «закручивать» санкционные гайки и грозить применением силы. Надеемся, что такой сценарий, который, по оценкам экспертов, унесёт до миллиона, а может и больше, человеческих жизней, не будет реализован, и что США будут, как минимум, советоваться с затронутыми этой ситуацией странами, прежде всего, с руководством Республики Кореи и Японии. Применение силы в этом регионе мира будет катастрофическим.

Я уже упоминал ситуацию на Украине. Выступаем за неукоснительное выполнение того, о чём договаривались. Проблема договороспособности наших партнёров – одна из острых и требует работы. Выполнять надо минский «Комплекс мер» по урегулированию кризиса на юго-востоке Украины. Основным препятствием на этом пути является «партия войны», которая под давлением радикалов, включая неонацистские группировки, которые вольготно себя чувствуют на Украине, всячески стремится уйти от обязательств наладить прямой диалог с Донецком и Луганском, не отказывается от силового варианта решения проблемы. Чего стоит недавно принятый, пока не в окончательном чтении, законопроект о «реинтеграции Донбасса», допускающий, в том числе, применение вооружённых сил. Чего стоит объявленная в январе 2017 г. полная торгово-экономическая блокада этих районов в Донбассе, в грубейшее нарушение минского «Комплекса мер», который был одобрен Советом Безопасности ООН. Побуждаем западных партнеров, прежде всего США, которые имеют колоссальное влияние на Киев, а также Францию и Германию как соавторов Минских договорённостей к тому, чтобы они оказывали воздействие на Киев, добиваясь скорейшего практического выполнения его обязательств.

В числе наших безусловных приоритетов – углубление евразийской интеграции. Активно набирает темп Евразийский экономический союз, в котором Россия в этом году председательствует. У него уже несколько десятков партнёров, которые заинтересованы в создании с ЕАЭС зон свободной торговли, либо заключении соглашений о сотрудничестве.   

Укрепляется взаимодействие по линии Союзного государства России и Белоруссии, СНГ и ОДКБ, которое реально способствует укреплению стабильности в Евразии, а также противодействию международному терроризму, незаконному обороту наркотиков, нелегальной миграции. Налажена совместная со странами ОДКБ, работа на международных площадках, в том числе согласование позиции в ООН и ОБСЕ.

Для нас Азиатско-Тихоокеанский регион имеет стратегический, приоритетный характер на весь XXI век. Об этом говорил Президент России В.В.Путин. Россия как тихоокеанская держава, будет всесторонне использовать громадный потенциал стремительного развития этого региона, в том числе, для подъема Дальнего Востока и Восточной Сибири.

Отношения с Китаем сегодня являются наилучшими за всю историю. В фокусе внимания МИД – дальнейшее укрепление и развитие российско-китайской внешнеполитической координации. Наша общая линия нацелена на неукоснительное соблюдение основополагающих норм международного права и Устава ООН, будь то в Сирии, на Корейском полуострове или где-то ещё, и играет важную стабилизирующую роль в мировых и региональных делах.

Расширяем стратегическое партнёрство с Индией, Вьетнамом, разносторонние связи с подавляющим большинством государств Азии, Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока.

Работаем над реализацией инициативы Президента России В. В.Путина по формированию большого Евразийского партнёрства, которое предполагает участие стран-членов ЕАЭС, ШОС, АСЕАН. В перспективе этот проект открыт и для стран Евросоюза.

Я обратили внимание, что сегодня завершились переговоры по межпартийному соглашению в Германии. ХДС, ХСС вместе с СДПГ договорились о коалиционных принципах, среди которых — стремление содействовать формированию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Это давняя идея, давняя инициатива России. То, что сейчас в разгар попыток наказывать нас, применять в отношении нас все новые и новые санкции, из Германии прозвучал такой тезис, я считаю очень важным и знаковым.

У нас предпринимаются в контексте евразийской интеграции энергичные шаги по сопряжению Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской стратегии «Один пояс, один путь». Уже завершилось согласование соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, реализуются договоренности о нашем взаимодействии в сферах торговли, инвестиций, услуг между ЕАЭС и странами-членами АСЕАН, которые были достигнуты в Сочи в мае 2016 г.

Россия, Индия и Китай – относительно новый формат, который был инициирован покойным Е.М.Примаковым, до сих пор дает очень положительный результат. Эти встречи проводятся на уровне министров иностранных дел, отраслевых министерств и ведомств. Эта «тройка» дала стимул рождению БРИКС.

Активно работает ШОС, ряды которой в прошлом году пополнили Индия и Пакистан. Это превратило ее в еще более эффективную структуру. Отдельно отмечу нашу работу в «Группе двадцати», образовавшейся в 2009-2010 г.. Ее формирование в качестве структуры, работающей ежегодно на высшем уровне, показало, что при всем своем стремлении не уступать лидирующие позиции в мировых делах, Запад вынужден считаться с реалиями формирования полицентричного мира, так как «двадцатка» — это страны западной «семерки» и ключевые страны развивающегося мира, все члены БРИКС. Основные вопросы, которые требуют решения в сферах международных финансов, международных экономических отношений, сначала «обкатываются» именно в этом формате на основе принципа консенсуса. Это однозначное признание реалий формирующегося многополярного миропорядка.

Я уже сказал о том, что мы готовы выстраивать отношения с Западом, с США, с ЕС на принципах взаимного баланса интересов, взаимного уважения. Иначе не получится. Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что мы открыты к конструктивному диалогу с Вашингтоном. К сожалению, каких-либо значимых встречных шагов мы пока не наблюдаем. США за прошлый год предприняли под абсолютно надуманными предлогами ряд откровенно антироссийских действий в дополнение к тому, что было сделано администрацией Б.Обамы. Не буду перечислять, все вы следите за событиями, и эти дела у всех на слуху. Мы не хотим углубления конфронтации, не заинтересованы в этом, тем более, что Россия и США как крупнейшие ядерные державы несут особую ответственность за поддержание стратегической стабильности. Конечно, остается востребованной роль российско-американского взаимодействия в урегулировании острых региональных кризисов, в борьбе с терроризмом. У нас есть все же какие-то каналы диалога по вопросам стратегической стабильности, корейского урегулирования, сирийским делам, по ряду других. Пока, к сожалению, в большинстве случаев наши американские коллеги в рамках этих каналов пытаются доказать, что их позиция по любому конкретному вопросу абсолютно верная, и мы должны не искать компромисс между нашими подходами, а вставать на американские позиции. Тем не менее, мы эти каналы оставляем открытыми, используем их. Кое-какая польза есть, что подтверждается договоренностью России, США и Иордании в отношении зоны деэскалации на юго-западе Сирии, которая неплохо функционирует, хотя там и есть ряд вопросов, которые мы пытаемся снять по линии военных.

С ЕС готовы сотрудничать с той интенсивностью, к которой готовы наши партнеры, а там все чаще звучат разумные голоса сторонников нормализации отношений. Я уже ссылался на договоренности, достигнутые при формировании коалиционного правительства в Германии. Все больше понимающих, что выстраивать большую Европу без России, а тем более в обход нее, ни в плане безопасности, ни в плане экономики едва ли получится. Нашим интересам, конечно, отвечало бы укрепление международной самостоятельности ЕС, что обеспечивало бы большую прозрачность и предсказуемость наших отношений.

Несмотря на сложную ситуацию в сфере безопасности, как я уже сказал, мы будем продолжать диалог с США по вопросам стратегической стабильности. Россия завершила свою часть договоренностей об уничтожении химического оружия. США должны еще немало сделать, чтобы достигнуть цели выполнения своих обязательств. В полном объеме мы выполняем свои обязательства по Договору о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений, ведем диалог с США по снятию некоторых вопросов, которые возникают в процессе выполнения своих обязательств американской стороной. В полном объеме хотим сохранить в жизнеспособном состоянии Договор о ракетах средней и меньшей дальности. Попытки США подвергнуть сомнению наш добросовестный подход к этому Договору готовы не просто отвергать, а объяснять и договариваться о том, как этот Договор будет сохранен в жизнеспособном состоянии при понимании, что очень серьезные и конкретные претензии к американской стороне, которые были сформулированы публично и предельно четко, тоже будут встречены американцами как приглашение к снятию озабоченностей. Повторю, этот диалог у нас будет развиваться.

Конечно, мы будем настаивать на том, чтобы все стороны добросовестно выполняли совместный всеобъемлющий план действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Развал этого договора чреват нехорошими, труднопредсказуемыми последствиями для всей системы нераспространения оружия массового уничтожения, для всей системы мирового порядка.

Из других тем отмечу актуальность продолжения борьбы с попытками героизировать нацистов, борьбы с национализмом, расизмом, ксенофобией. Мы ежегодно продвигаем проект соответствующей резолюции ГА ООН, которая принимается все возрастающим числом голосов. На последней сессии ГА ООН их было порядка 140. Только две страны — США и Украина — голосовали «против» при достаточно непонятном воздержании ЕС, который ссылается на необходимость уважать свободу слова. Но свобода слова не может распространяться на деятельность, запрещенную Нюренбергским трибуналом.

Еще один наш стратегический приоритет – борьба с киберпреступностью. Мы продвигаем эту тему в ООН, принимаются резолюции о международной информационной безопасности. Создана уже вторая группа экспертов, которая будет заниматься дальнейшей проработкой этой темы. Достаточно давно мы выдвинули идею принять универсальную конвенцию о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, включая хакерство. США, которые нас обвиняют именно в том, с чем мы предлагаем совместно бороться, уходят от конкретного разговора на эту тему. Но мы не теряем надежды. Готовы в любой момент предметно, а не голословно рассматривать важнейшие задачи — противодействие киберпреступности, недопущение использования информационного пространства в преступных целях, включая терроризм, педофилию, торговлю людьми и много другое. 

Мы укрепляем международный фронт в защиту христиан, представителей других религий, которые сегодня страдают, прежде всего, на Ближнем Востоке, на Севере Африки. В этих целях продвигаем взаимоуважительный, межцивилизационный, межконфессиональный диалог. Мы это делаем совместно с Русской православной церковью, другими традиционными конфессиями России, в сотрудничестве с Ватиканом, такими странами, как Белоруссия, Армения, Ливан. Ежегодно в Женеве в рамках деятельности Совета ООН по правам человека проходят специальные конференции по защите христиан и представителей других религий на Ближнем Востоке.

В центре внимания защита прав и интересов наших соотечественников, расширение международных гуманитарных обменов, поддержка интересов российского бизнес-сообщества на мировых рынках особенно в условиях конкуренции, которая очень часто приобретает характер недобросовестной.

Разумеется, противодействуем порочной и нелегитимной практике ряда государств, которые организовали гонения на российские СМИ, «выдавливают» их из информационного пространства. Советующие инициативы мы внесли в рамках профильного Комитета ООН, ОБСЕ, Совета Европы.

Конечно, мы содействуем расширению того, что называется межрегиональным сотрудничеством, когда сопредельные регионы двух или нескольких стран разрабатывают совместные, прагматичные, неполитизированные проекты и тем самым вносят вклад в общую палитру отношений России с зарубежными странами, помогая создавать атмосферу доверия и взаимопонимания.

Будем и дальше проводить курс, определенный Президентом России В.В.Путиным в Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в ноябре 2016 г. Заверяю вас, что трудности, с которыми сталкивается страна в целом и дипломатия, – это только стимул к более творческой, креативной работе. Именно об этом говорят Президент, Председатель Правительства. Этим мы руководствуемся, решая задачи, которые ставят перед российской дипломатией. У наших граждан не должно быть сомнений, что при любом развитии событий интересы страны, ее безопасность, суверенитет будут надежно обеспечены.

Вопрос: Вы говорили про наши отношения с США. Складывается такое ощущение, что мы стали образом врага для США, но и они в определенном смысле, благодаря СМИ, стали для нас образом противника.  Что позитивного, помимо общей борьбы с терроризмом, попытки урегулирования ситуации в Сирии, можно предложить для сближения? Может, есть еще моменты, которые позволили бы сделать это?

С. В.Лавров: Я абсолютно согласен с тем, что об этом многие думают и надо об этом думать. На днях в «Московском комсомольце» читал статью уважаемого мной журналиста М.С.Ростовского, который примерно также изложил свое видение ситуации в наших отношениях с США. Он отметил, что абсолютно понятно, что в условиях такого гонения на Россию мы должны сохранять свою гордость, честь, отстаивать свою правоту, но при этом добавил, что с учетом той огромной роли, которую играют российско-американские отношения не только для двух стран, но и для мира в целом, надо бы все-таки поискать какие-то конструктивные шаги. Мы не обо всем говорили публично, но секрета тут никакого нет. С самого начала работы новой Администрации мы предложили целый ряд шагов, которые позволили бы постепенно восстанавливать доверие, не питая никаких иллюзий относительно того, что это будет сделано за один присест. Где-то в апреле, я передал Госсекретарю США Р.Тиллерсону перечень вопросов, которые мы предлагали проинвентаризировать и начать обмениваться мнениями по вопросам, которые стоят на двусторонней повестке дня. Там много всего сложного – это фактические похищения наших граждан за рубежом по подозрению в киберпреступлениях, игнорирование российско-американского договора об оказании взаимной помощи по уголовным делам, который должен задействоваться при наличии подозрений в преступной деятельности наших граждан (мы обязаны получать информацию и проводить консультации), проблема усыновления, когда российские дети гибнут в американских приемных семьях, а суды оправдывают родителей, которые очевидно были замешаны в нечистоплотных и преступных действиях, наша собственность, которая была, по сути дела, экспроприирована и многое другое. Мы передали перечень вопросов без какой-либо политизации и идеологии. Предложили сесть и спокойно начать их обсуждать. Для проформы состоялась пара встреч, которые ничего не дали. Американская сторона вообще ни на какие сущностные договоренности идти сейчас не может и не хочет. Так этот список и остался пока без движения.

Через пару месяцев, когда в июле встречались Президент Российской Федерации В. В.Путин и Президент США Д.Трамп, мы предложили в случае если у них есть подозрение в участии России в какой-то противоправной деятельности, включая даже вмешательство в выборы в США, воссоздать рабочую группу по кибербезопасности, которая была формально создана еще в 2013 г., но ни разу не собиралась, потому что администрация Б.Обамы, пойдя на эту договоренность, не питала интереса к разговору с нами на эту тему. Нам показалось, что в Гамбурге американская сторона поддержала эту идею. Однако потом, когда об этом было упомянуто публично, Конгресс США ополчился на Белый дом, как он смеет договариваться с Россией о сотрудничестве по теме, в рамках которой мы якобы вмешиваемся в американские дела, незачем с нами об этом разговаривать.

Мы также вспомнили, что в 1933 г. Президент США Ф.Рузвельт и Нарком иностранных дел Советского Союза М.М.Литвинов, устанавливая дипломатические отношения, обменялись письмами. Сделано это было по настоянию американской стороны. В письмах в идентичных выражениях каждая сторона брала на себя обязательства не вмешиваться во внутренние дела друг друга, не поощрять никакие движения, которые на территории одной страны могли бы питать какие-то добрые чувства к другой стороне, тем самым становясь проводником ее интересов, и многое другое. По сути дела то, что сейчас нам вменяется, было записано на бумаге как недопустимое в отношениях между Россией и США. Мы предложили, если у них есть такие подозрения, для начала повторить то, что было сделано в 1933 г., обменяться в какой-то форме такими же обязательствами. Они сказали, что это им не подходит, потому что мы вмешиваемся в их дела.

Поэтому, наверное, можно упрекать нас в том, что мы недостаточно креативно работаем, но наши попытки начать какой-то деполитизированный диалог пока ни к чему не приводят. При этом, как я уже упомянул, идет диалог по стратегической стабильности, хотя там есть и вопросы, которые требуют профессионального рассмотрения без какой-либо политизации. Не всегда это удается сделать, но мы к этому готовы.

Идет диалог по Корейскому полуострову, по Сирии, хотя, еще раз скажу, американская сторона исходит из того, что этот диалог должен сводиться к нашему согласию со всеми их подходами. Но дверь, конечно, закрывать мы не будем, «надежда умирает последней», тем более, что нам есть, что предъявить в обоснование наших подходов.

Вопрос: У простых европейских граждан бытует мнение, что действия США по разделению Европы и России пагубны для европейских стран тоже. Официальная позиция европейских политиков по этому вопросу известна. Хотелось бы узнать о неофициальной позиции. Они сами понимают, что это выгодно, прежде всего, США, но никак не Европе? Может быть, они не боятся озвучивать Вам это без телекамер?

С.В.Лавров: Как я могу без телекамер, если они стоят. В своем вступительном слове я сказал, что мы очень хотели бы видеть Европу самостоятельной на международной арене. То, что Европа далеко не совсем согласна с тем, что делают США в отношении России, это факт, это звучит в публичной сфере. В том числе по вопросу о санкциях, когда европейцы настаивают на том, чтобы любые американские шаги в этой сфере обсуждались и согласовывались с ними и не наносили экономического ущерба европейским компаниям, и по таким острым проблемам, которые грозят перерасти в кризисные ситуации, как иранская ядерная программа. Европа совсем не в восторге от требований США существенным образом поменять эту программу, что перечеркнет все компромиссы, достигнутые в ходе согласования этого подхода, либо США выйдут из этой договоренности. Повторю еще раз, это будет сопряжено с непредсказуемыми последствиями.

Европейцы, которые участвовали в «шестерке», согласовывавшей с Тегераном договоренность, Великобритания, Франция и Германия согласились на участие в совместной с США рабочей группе, куда они не пригласили ни нас, ни китайцев, хотя мы тоже участвовали в этой работе. Эта рабочая группа, как объявлено в Вашингтоне, занимается тем, чтобы все-таки переиначить эту договоренность в русле требований США. Иран это не примет. Мы с китайцами считаем, что это тоже будет архиконтрпродуктивно, потому что баланс, который был достигнут в рамках Всеобъемлющего плана действий, очень хрупкий. Он был закреплен единогласной резолюцией СБ ООН и фактически имеет силу международного закона. Начинать вскрывать какие-то его компоненты чрезвычайно опасно. Европейцы ощущают, что им нужно как-то отстаивать свои интересы, потому что действия США не всегда их интересы учитывают. Но одновременно трансатлантическая связка, как это принято называть, все-таки работает в том направлении, в котором Европа хочет находить какие-то компромиссы с США. Мы не против. Важно только, чтобы эти компромиссы были не за счет других и не за счет выдающихся договоренностей, как соглашение по иранской ядерной программе.

Вопрос: Дипломатия, в моем понимании, это такая шахматная партия, где каждый отстаивает свои интересы. Что позволяет в наш публичный век, когда информационные технологии позволяют распространять информацию мгновенно, делать безосновательные утверждения и вообще не предоставлять доказательств? На что США рассчитывают и как это не портит репутацию внутри их страны?

С.В.Лавров: Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Я уже упоминал, как нам отвечают на просьбы предоставить «неопровержимые факты нашего вмешательства во внутренние дела США», как сказал Госсекретарь США Р. Тиллерсон. Я также упоминал о том, что мы в подобных ситуациях просим предъявить какие-то конкретные вещи, будь то антидопинговая проблематика или что-нибудь еще. Например, на днях произошла серия эпизодов, в рамках которых, по сообщениям неправительственных организаций, в Сирии якобы было применено химическое оружие. Без какого-либо разбирательства США сразу сказали, что во всем виноват и Президент Сирии Б.Асад и Россия, потому что мы ответственны за сирийское Правительство (они его называют сирийским режимом). Тут же Постоянный представитель США в СБ ООН Н.Хейли стала безапелляционно выдвигать в наш адрес инвективы. Мы предложили американцам поручить профильным структурам провести расследование, выехать на место. В ответ нам сказали, что у них надежные данные и источник они раскрыть не могут, потому что он тут же станет целью незаконного режима в Дамаске. Вот и весь разговор.

Конечно, в таких условиях очень трудно вести осмысленный диалог, но большинство стран понимают нашу позицию и не идут на поводу голословных обвинений США, будь то Сирия, Иран или другое. Иран обвиняют в терроризме. Из террористических структур, которые причислены к таковым в США на основе их законодательства, лишь одна организация из 15 может как-то ассоциироваться с Ираном, все остальные – нет. И все остальные объявляют Иран своим врагом. Наша попытка поговорить об этом с американцами и понять, в чем их логика тоже наталкивается на отсутствие энтузиазма. В любом случае, об этих вещах необходимо вести разговор, в том числе в контексте того, что происходит в Сирии, где американцы, очень похоже, взяли курс на раздел страны. Они просто отказались от тех заверений, которые нам давали, в том, что единственная цель их присутствия в Сирии (без приглашения законного Правительства) – это победить ИГИЛ и терроризм. Теперь они уже говорят, что это присутствие сохранится до того момента, когда они убедятся, что в Сирии начат устойчивый процесс политического урегулирования, итогом которого будет смена режима. Вы понимаете, о чем идет речь. То, что они заигрывают с различными сегментами сирийского общества, которые противостоят Правительству, в том числе с оружием в руках, приводит к очень опасным результатам. Планы фактического раздела Сирии существуют, мы об этом знаем и будем спрашивать у американских коллег, как они себе это все представляют.

Вопрос: Нашу страну все всегда обманывают – американцы, ООН, МОК. Что нужно сделать, чтобы это прекратилось и когда это закончится?

С.В.Лавров: Совершенно точно, воевать не надо. После этого мероприятия у меня состоится встреча с тремя финалистами, которые попросили меня быть наставником. Мы отобрали троих из группы, которая такие желания выдвигала. Они ответили на наши задания очень интересно, креативно. Одна молодая женщина, которая вошла в эту тройку и с которой я буду встречаться, предложила бренд, описывающий позицию России в мировых делах. Он звучит очень просто: «Сила России в правде». «Брат 2» помните? «Не в силе Бог, а в правде».

Спасибо большое за внимание и интерес.

Источник: МИД РФ


Я хочу стать дипломатом

Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа №1»

с углубленным изучением математики, русского языка и литературы

         

 

 

 

 

Тема:

«Я хочу стать дипломатом»

 

 

 

 

 

 

 

Выполнила:

Кузнецова Анастасия Сергеевна

ученица 10 «А» класса

Руководитель:

Шляхтун Ольга Владимировна

учитель истории и обществознания

номер телефона: 89123407705

 

                                                                    

                                          

г. Оренбург

2016 г

 

Рано или поздно каждый человек оказывается перед трудным выбором — выбором профессии. Мой выбор уже сделан. Моя будущая профессия — дипломат. Я недолго думала на счет выбора специальности, потому что меня сразу привлекло это занятие.

С исторической точки зрения профессия дипломата присутствовала даже на начальных этапах становления государственных строев разных народов мира, а развитие ораторского искусства и риторики значительно улучшали положение государственных представителей древних государств.…

Исключительность и высокая ответственность, возлагаемые на дипломата, — это две основные социальные характеристики данной профессии. Более того, будучи официальным представителем своего государства, дипломат не имеет права на ошибку или даже промедление, так как все его действия будут детально изучены и проанализированы. Именно поэтому острый ум, высокий уровень самоконтроля, выдержка и хладнокровие вместе с обаянием, талантом искусно выражать свои мысли и располагать к себе людей — основные требования к личностным характеристикам и навыкам дипломата.

Диплома́т — в международном праве официальное лицо органа человека.

Основными функциями дипломата являются представление и защита интересов его страны и граждан, сбор информации, а также установлению вражеских, и прочих связей между странами.

Дипломат имеет дипломатический ранг и обладает дипломатическим иммунитетом. Дипломатический ранг не обязательно связан с конкретным занимаемым постом, он представляет собой особый юридический статус, обеспечивающий предоставление дипломату.

Примером великого дипломата является Генри Киссинджер (род.1923). 

Знаменитый американский государственный деятель являлся советником президента США по национальной безопасности и был госсекретарем в 1973-1977 годах. Как дипломат, Киссинджер проявил себя наиболее ярко в ходе советско-американских переговорах об ограничении стратегических вооружений, в Парижских переговорах по решению проблем во Вьетнаме. За свою деятельность дипломат даже получи Нобелевскую премию мира в 1973 году. А появился он на свет вовсе не в Америке, а Германии, в бедной еврейской семье. Однако в возрасте 15 лет семья эмигрировала, спасаясь от нацистов. Генри даже успел повоевать в самом конце Второй мировой. А в 1947 году Киссинджер поступил в Гарвард, где сразу выделился своим умом, успехами в истории и философии. Затем он продолжил научную деятельность, став преподавать историю дипломатии. В 1955 году Киссинджер вошел в исследовательскую группу, занимавшейся отношениями с СССР. Монография Ядерное оружие и внешняя политика получила премию Вудро Вильсона и в значительной мере повлияла на политику страны. В 39 лет Киссинджер стал профессором Гарварда, затем он начал постепенно подключаться к государственным исследованиям и работать в комиссиях по национальной безопасности. Статьи Киссинджера дают советы по внешней политике, публикуются и в Европе. В 1968 году ученый получил приглашение только избранного президентом Никсона стать его помощником. Так Киссинджер стал важной фигурой в администрации, готовя варианты окончательных решений во внешней политике. Дипломат руководил переговорами по ряду направлений — проблемы со Вьетнамом, переговоры с СССР и Китаем. О нем говорили, как о четком и деловитом политике, который не уклонялся от конкретных проблем. Хотя как дипломат Киссинджер был удобен не всем, он никогда не был скучным. В 1969-1972 годах дипломат побывал в 26 странах, он сопровождал президента в его 140 встречах с лидерами других стран. А подписание Киссинджером соглашения о мире во Вьетнаме принесло ему Нобелевскую премию. Особое внимание дипломат уделял отношениям с СССР. При нем администрация пыталась проводить максимально жесткий курс, стремясь обзавестись союзниками в Европе. Благодаря Киссинджеру были проведены переговоры об ограничении стратегических вооружений, между сторонами установился относительный паритет. А в 1973 году переговоры Киссинджера превратили враждебные отношения с Китаем в союзнические. Дипломат подчеркивал, что нельзя прямо вмешиваться во внутренние дела других стран, это прямо навредит американским интересам. В арабо-израильских позициях Киссинджер настаивал на сохранении неопределенной ситуации, что сблизило США и Израиль. После ухода с поста президента Д.Форда свой пост покинул и Киссинджер, выступая с тех пор частным консультантом.

В детстве я даже не представляла себе, в чём состоит задача дипломатов, и не подозревала о сложности этой профессии. Но сейчас у меня есть ясное представление, чему я хочу посвятить свою жизнь и чему я сначала должна научиться для достижения этой цели.

Главная задача дипломата — это представление интересов своей страны на международной арене и поддержание стабильных, а главное мирных отношений между государствами. А это не такая уж простая задача.

Основным минусом профессии дипломата является необходимость тяжёлого ежедневного труда над самим собой, стремления к самосовершенствованию. Дипломату должны быть обязательно присущи эрудированность и аналитический подход к современной экономической и политической ситуациям как на современном этапе развития общества, так и в ретроспективе. Все это необходимо для того, чтобы не только добиться признания своей компетентности, но и, получив заветное место, удерживать его ещё многие годы.

Но меня нисколько не пугает сложность этой профессии.

Получить профессию дипломата возможно в различных высших учебных заведениях на внешнеэкономических, политических специальностях или на факультете международных отношений.

Таким образом, профессия дипломата очень трудна, но и полезна. И я считаю, что без дипломатов не решились бы многие политические проблемы. И став дипломатом я обязательно буду ровняться на многих известных дипломатов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источники:

1.   http://www.kto-kem.ru/professiya/diplomat/

2.   https://ru.wikipedia.org/wiki/Дипломат

3.   http://www.molomo.ru/inquiry/famous_diplomats. html

 


 

Скачано с www.znanio.ru

Как стать дипломатом?

Обзор

Государственный департамент США возглавляет внешнеполитические усилия Америки, продвигая интересы нашей страны и национальную безопасность. Дипломаты представляют и продвигают интересы и политику Соединенных Штатов во время службы за границей.

Сотрудник дипломатической службы

Стать офицером дипломатической службы (FSO) — это один из способов стать американским дипломатом. Миссия У.Дипломат С. на дипломатической службе должен способствовать миру, поддерживать процветание и защищать американских граждан, продвигая интересы США за рубежом. Любой выпускник средней школы в возрасте не менее 20 лет имеет право стать офицером дипломатической службы.

Успешный кандидат ФСО демонстрирует навыки, способности и личные качества, необходимые для того, чтобы быть дипломатом. Дипломаты должны сохранять спокойствие в стрессовых или сложных ситуациях и уметь думать на ходу, быстро приспосабливаясь к изменяющимся ситуациям. Они должны быть в состоянии работать с людьми из других культур с другими ценностями, политическими убеждениями и религиями. Дипломатам нужны сильные аналитические, организационные и лидерские навыки. Они должны иметь здравый смысл и высокую честность. Кроме того, они должны быть в состоянии эффективно общаться, как в письменной, так и в устной форме. Они должны быть в состоянии выучить по крайней мере один иностранный язык, часто несколько, в течение своей карьеры. Наконец, они должны быть находчивыми и творчески решать проблемы.

Несмотря на то, что для того, чтобы стать FSO, не требуется специальной ученой степени или профессионального опыта, все кандидаты должны пройти строгий процесс отбора.Состоит из:

  • Письменный тест офицера дипломатической службы
  • Письменный личный рассказ
  • Устное интервью в сочетании с ролевыми упражнениями
  • Медицинский осмотр и проверка безопасности

Затем заявка отправляется в Комиссию по проверке пригодности для последней проверки, прежде чем имя заявителя будет внесено в реестр отобранных кандидатов, имеющих право на предложение должности на дипломатической службе США.

Специалист дипломатической службы

У.В Государственном департаменте Ю. также работает много сотрудников, не являющихся сотрудниками FSO, людей со специальными навыками, таких как врачи и медсестры, специалисты по информационным технологиям, агенты службы безопасности, инженеры-строители и учителя английского языка, среди прочих. Для них существует отдельный процесс отбора.

Подготовка к дипломатической карьере

Быть в курсе текущих событий в мире важно для любого начинающего офицера дипломатической службы.
(© AP Photo/Роберт Тонг)

Подготовка к испытаниям

Будьте в курсе текущих событий и читайте рекомендуемую литературу, чтобы подготовиться к экзамену.FSO должны быть хорошо информированы и хорошо осведомлены в таких темах, как текущие мировые и национальные дела, экономика, история, связи с общественностью и управление. Темы, затронутые в тесте, включают общение, компьютеры, грамматику, экономику, принципы управления, математику и статистику, политологию, общество и культуру США, всемирную историю и географию. Поскольку эти знания, как правило, накапливаются постепенно с течением времени, лучшей основой является прочное образование и личные привычки, такие как чтение, обучение и расширение своего понимания мира.

Студенты-дипломаты  

Государственный департамент предлагает различные стажировки и стипендии в Вашингтоне, округ Колумбия, и за рубежом в наших посольствах и консульствах. Этот опыт показывает студентам дипломатию в действии и повседневную карьеру на дипломатической или государственной службе.