Происхождение трагедии: Трагедия — Википедия – 20. Происхождение древнегреческой трагедии. Первые трагические поэты. Аристотель о происхождении трагедии («Поэтика»).

Содержание

20. Происхождение древнегреческой трагедии. Первые трагические поэты. Аристотель о происхождении трагедии («Поэтика»).

- «Ведет свое начало от запевал дифирамба….Трагедия понемногу разрослась, так как (поэты) развивали то, что в ней рождалось, и, подвергшись многим изменениям, она остановилась, достигнув того, что лежало в ее природе» (Аристотель «Поэтика»).

- Слово «трагедия» свидетельствует о том, что оно относилось к обрядовым песням в честь Диониса, которые сопровождались переряживанием самих участников в козлиные шкуры. Эта обрядовая игра в несколько измененном виде сохранилась и впоследствии под названием «сатировской драмы». Аристотель: «она возникла из сатировской драмы и имела первоначально шутливый характер»

- Гораций: «трагедия первоначально была состязанием из-за дешевого козла». Это подтверждается и версией о том, что трагическое представление было первоначально культовым обрядом, при котором приносили в жертву козла (обоготворенное животное).

Первые трагические поэты.

1) Феспид. Он выделил из хора одного актера, который исполнял несколько ролей, меняя костюмы и маски. Феспид был исполнителем своих трагедий.

2) Херил

3) Пратин

4) Фриних. Первый успех в 510г. – «О сладости». В 494г. – «Взятие Милета». Во время постановки зрители начали плакать. На автора был наложен штраф в 1 талант. Также у него было трагедия «Финикиняне», построенная на рассказе персидского евнухе о битве при Саломине в 840г.

Процесс образования драмы определил ее структуру:

1) Пролог – начальная часть до вступления

2) Парод – вступительная песня хора, хор выходит на орхестру

3) Эписодии (привходящие)

4) Стасимы – стоячие песни

5) Эксод - исход

Изначально хор главный в драме. В

4в. появляются трагедии и комедии без хоров.

Размер. Аристотель: «Трагики пользовались сперва тетраметром ввиду того, что этот вид поэзии был сатировским и более плясовым. Когда же он стал диалогическим, сама природа его нашла для себя естественный

размер, так как из всех размеров ямб наиболее близок к разговорной

речи». Но особенность трагического жанра никогда не позволяла ему сравняться с обыденной разговорной речью.

Аристофан «Лягушки» (говорит Эсхил):

Вообще подобает для полубогов говорить языком величавым.

Ведь и в платьях они не в таких, как все мы, выступают, а в более пышных.

Язык и исполнение. Аттический диалект трагедии перемешивается с многочисленными архаизмами и ионизмами. Кроме того, в особенно патетических местах речь действующего лица переходит в мелодекламацию или в пение, превращаясь в песенные арии. Иногда встречается и патетический диалог с музыкально-песенными речами действующих лиц — так называемый «коммос». Некоторые места, особенно вступление хора или уход его в конце пьесы, сопровождаются маршевыми ритмами анапестов.

21. Эсхил – «отец трагедии». Этапы творчества Эсхила. Религиозные и нравственные взгляды Эсхила. Драматические особенности трагедий Эсхила. Язык и стиль Эсхила.

Эсхил (525-456) – родился в Элевсине. Происходил из знатного рода. Его семья принимала активное участие в войне с персами. Сам он сражался при Марафоне, Саламине и Платеях. Написал 90 пьес (7 дошли), 13 побед. Его победил молодой Софокл. Под конец жизни переселился на Сицилию, умер в г. Геле. Эсхил – «отец трагедии». Эсхил ввел второго актера, что развивало действие, появлялся диалог.

Этапы творчества:

1) «Персы» (поставлены в 472г.), «Просительницы»: нет пролога, хор – главное действ. лицо, 2-й актер используется мало, действия почти нет, монолог преобладает. Влияние эпоса: хор плакальщиц, гонцы/вестники.

2) «Прометей Прикованный», «Семеро против Фив» (467г.): пролог, ряд второстепенных героев, развитие диалога, образ главного героя.

3) «Орестея» (458г.): появление третьего актера, сложная композиция, интрига, большое количество второстепенных героев. Эпическая традиция – последовательный рассказ.

Произведения:

- «Персы». В их основе историческое событие – победа греческого флота над персами при Саломине в 480г. Мысль о преимуществе греческого мира перед варварским. Персы – «все рабы кроме одного», греки – «никому они не служат, и ничьи они рабы», земля «с ними заодно в бою». Приближение бедствия: смутное предчувствие-точное известие-появление Ксеркса. Место действия – площадь перед дворцом в Сузах, видна гробница Дария. Композиция: парод, 2 эписодия, 2 стасима, эксод. Герои: Атосса – «почтенная подруга», К. – «неистовый», Д. – «богоподобный, кроткий», «мудро правил». Рассказ вестника – центральная часть. Хор перс. старейшин главный.

- «Прометей Прикованный». Сюжет взят из древнего мифа, первое упоминание у Гесиода. У него он хитрец, обманувший Зевса и укравший при первом жертвоприношении огонь. У Эсхила он один из титанов, но помог Зевсу в защите от титанов. Когда боги захотели убить людей, П. спас их, принеся огонь. Столкновение власти тирана(Зевс) с борцом за спасении е и благо человечества. Место – пустынные скалы на берегу моря. Пролог, парод, 3 эп.,3 ст., эксод. Хор Океанид – вся природа сочувствует П.

- «Орестея». В основе – миф о проклятии дома Атридов. Прародитель их рода – Тантал. Был любимцем Зевса, но потом попал в немилость. Он разглашал тайны богов, сына и дал богам.У Тантала были сыновья Атрей и Фиест. Ф. соблазнил жену А., а тот скормил ему его детей. Сюжет из троянского цикла – сказание о смерти царя Агамемнона. Мысль о борьбе отживающего матриархата с побеждающим патриархатом. «Агамемнон»: место – царский дворец в Аргосе; пролог, парод, 4 эп., 4 ст., эксод. Главный герой – Клитемнестра («как умный муж») убивает мужа и Кассандру секирой, оправдываясь местью за дочь и измену. Эгисф, в отличии от «Одиссеи» - трус. Песни хора аргосских старцев создают фон. «

Хоефоры»: место – надгробие, вдалеке дворец; пролог, парод, 3 эп.,3 ст., эксод. Электра узнала брата по пряди и отпечатку ноги. Он убивает Эгисфа, боится убивать мать, но Пилад напоминает об Аполлоне. Хор плакальщиц побуждает к действию Ореста. «Эвмениды: место – площадь перед храмом Аполлона в Дельфах; пролог, 2 парода, 4 эп., 2 ст., 2 коммоса. Восхваление Ареопага. Хор Эринний – Эвменид – одна из борющихся сторон, из мстительниц в милостивых.

Религиозные и нравственные взгляды:

- Подвергает сомнению мифологию и критикует действия богов (спор Аполлона и Эринний - он выгоняет их из своего храма; ужас Ореста от веления Аполлона; на Кассандру наслал страдания Аполлон из-за неразделенной любви; Ио – жертва любви Зевса и ревности Геры; тирания Зевса).

- Идея единого божества, сохраняет ему имя Зевс.

- Выше всего должна быть правда. («Никаким изобильем Не откупится смертный, Если правду великую Попирает ногами» - «Аг».) Ее противница – надменность, дерзость («Как мальчик начинает ловить птицу в небесах» о Парисе в «Аг.» ). Боги терпят, но потом карают и человека, и весь его род (Ксеркс «думал… превзойти богов…» - «Персы»). Ответственность за дело на человеке («Орестея»). Гнев богов от нечестия человека.

- Человек не должен роптать на богов. Выбор есть всегда («Орестея»).

Драматические особенности трагедий:

- Рок и свободная воля действуют одновременно и независимо (Клитемнестра говорит, что она действ. как орудие демона, но хор ее разоблачает).

- «Трагическая ирония». (Аг. и пурпурный ковер – знает о зависти богов, но идет, только снимает сандалии).

Язык и стиль.

Язык: партии хора – дорийское наречие, диалоги – традиция ионийско-аттической ямбической поэзии, также арахаизмы. Лирические реплики внутри диалога. Сложные слова с несколькими корнями или приставками. Попытка индивидуализации речи. Образы и метафоры (приезд Елены в Трою – приручение молодого львенка, который вырос и убил стадо хозяина; Клитемнестра – львица двуногая, что с волком спит). Тяжеловесность. Придумывал новые слова. Гомеровские термины.

20. Происхождение древнегреческой трагедии. Первые трагические поэты. Аристотель о происхождении трагедии («Поэтика»).

- «Ведет свое начало от запевал дифирамба….Трагедия понемногу разрослась, так как (поэты) развивали то, что в ней рождалось, и, подвергшись многим изменениям, она остановилась, достигнув того, что лежало в ее природе» (Аристотель «Поэтика»).

- Слово «трагедия» свидетельствует о том, что оно относилось к обрядовым песням в честь Диониса, которые сопровождались переряживанием самих участников в козлиные шкуры. Эта обрядовая игра в несколько измененном виде сохранилась и впоследствии под названием «сатировской драмы». Аристотель: «она возникла из сатировской драмы и имела первоначально шутливый характер»

- Гораций: «трагедия первоначально была состязанием из-за дешевого козла». Это подтверждается и версией о том, что трагическое представление было первоначально культовым обрядом, при котором приносили в жертву козла (обоготворенное животное).

Первые трагические поэты.

1) Феспид. Он выделил из хора одного актера, который исполнял несколько ролей, меняя костюмы и маски. Феспид был исполнителем своих трагедий.

2) Херил

3) Пратин

4) Фриних. Первый успех в 510г. – «О сладости». В 494г. – «Взятие Милета». Во время постановки зрители начали плакать. На автора был наложен штраф в 1 талант. Также у него было трагедия «Финикиняне», построенная на рассказе персидского евнухе о битве при Саломине в 840г.

Процесс образования драмы определил ее структуру:

1) Пролог – начальная часть до вступления

2) Парод – вступительная песня хора, хор выходит на орхестру

3) Эписодии (привходящие)

4) Стасимы – стоячие песни

5) Эксод - исход

Изначально хор главный в драме. В

4в. появляются трагедии и комедии без хоров.

Размер. Аристотель: «Трагики пользовались сперва тетраметром ввиду того, что этот вид поэзии был сатировским и более плясовым. Когда же он стал диалогическим, сама природа его нашла для себя естественный

размер, так как из всех размеров ямб наиболее близок к разговорной

речи». Но особенность трагического жанра никогда не позволяла ему сравняться с обыденной разговорной речью.

Аристофан «Лягушки» (говорит Эсхил):

Вообще подобает для полубогов говорить языком величавым.

Ведь и в платьях они не в таких, как все мы, выступают, а в более пышных.

Язык и исполнение. Аттический диалект трагедии перемешивается с многочисленными архаизмами и ионизмами. Кроме того, в особенно патетических местах речь действующего лица переходит в мелодекламацию или в пение, превращаясь в песенные арии. Иногда встречается и патетический диалог с музыкально-песенными речами действующих лиц — так называемый «коммос». Некоторые места, особенно вступление хора или уход его в конце пьесы, сопровождаются маршевыми ритмами анапестов.

21. Эсхил – «отец трагедии». Этапы творчества Эсхила. Религиозные и нравственные взгляды Эсхила. Драматические особенности трагедий Эсхила. Язык и стиль Эсхила.

Эсхил (525-456) – родился в Элевсине. Происходил из знатного рода. Его семья принимала активное участие в войне с персами. Сам он сражался при Марафоне, Саламине и Платеях. Написал 90 пьес (7 дошли), 13 побед. Его победил молодой Софокл. Под конец жизни переселился на Сицилию, умер в г. Геле. Эсхил – «отец трагедии». Эсхил ввел второго актера, что развивало действие, появлялся диалог.

Этапы творчества:

1) «Персы» (поставлены в 472г.), «Просительницы»: нет пролога, хор – главное действ. лицо, 2-й актер используется мало, действия почти нет, монолог преобладает. Влияние эпоса: хор плакальщиц, гонцы/вестники.

2) «Прометей Прикованный», «Семеро против Фив» (467г.): пролог, ряд второстепенных героев, развитие диалога, образ главного героя.

3) «Орестея» (458г.): появление третьего актера, сложная композиция, интрига, большое количество второстепенных героев. Эпическая традиция – последовательный рассказ.

Произведения:

- «Персы». В их основе историческое событие – победа греческого флота над персами при Саломине в 480г. Мысль о преимуществе греческого мира перед варварским. Персы – «все рабы кроме одного», греки – «никому они не служат, и ничьи они рабы», земля «с ними заодно в бою». Приближение бедствия: смутное предчувствие-точное известие-появление Ксеркса. Место действия – площадь перед дворцом в Сузах, видна гробница Дария. Композиция: парод, 2 эписодия, 2 стасима, эксод. Герои: Атосса – «почтенная подруга», К. – «неистовый», Д. – «богоподобный, кроткий», «мудро правил». Рассказ вестника – центральная часть. Хор перс. старейшин главный.

- «Прометей Прикованный». Сюжет взят из древнего мифа, первое упоминание у Гесиода. У него он хитрец, обманувший Зевса и укравший при первом жертвоприношении огонь. У Эсхила он один из титанов, но помог Зевсу в защите от титанов. Когда боги захотели убить людей, П. спас их, принеся огонь. Столкновение власти тирана(Зевс) с борцом за спасении е и благо человечества. Место – пустынные скалы на берегу моря. Пролог, парод, 3 эп.,3 ст., эксод. Хор Океанид – вся природа сочувствует П.

- «Орестея». В основе – миф о проклятии дома Атридов. Прародитель их рода – Тантал. Был любимцем Зевса, но потом попал в немилость. Он разглашал тайны богов, сына и дал богам.У Тантала были сыновья Атрей и Фиест. Ф. соблазнил жену А., а тот скормил ему его детей. Сюжет из троянского цикла – сказание о смерти царя Агамемнона. Мысль о борьбе отживающего матриархата с побеждающим патриархатом. «Агамемнон»: место – царский дворец в Аргосе; пролог, парод, 4 эп., 4 ст., эксод. Главный герой – Клитемнестра («как умный муж») убивает мужа и Кассандру секирой, оправдываясь местью за дочь и измену. Эгисф, в отличии от «Одиссеи» - трус. Песни хора аргосских старцев создают фон. «Хоефоры»: место – надгробие, вдалеке дворец; пролог, парод, 3 эп.,3 ст., эксод. Электра узнала брата по пряди и отпечатку ноги. Он убивает Эгисфа, боится убивать мать, но Пилад напоминает об Аполлоне. Хор плакальщиц побуждает к действию Ореста. «Эвмениды: место – площадь перед храмом Аполлона в Дельфах; пролог, 2 парода, 4 эп., 2 ст., 2 коммоса. Восхваление Ареопага. Хор Эринний – Эвменид – одна из борющихся сторон, из мстительниц в милостивых.

Религиозные и нравственные взгляды:

- Подвергает сомнению мифологию и критикует действия богов (спор Аполлона и Эринний - он выгоняет их из своего храма; ужас Ореста от веления Аполлона; на Кассандру наслал страдания Аполлон из-за неразделенной любви; Ио – жертва любви Зевса и ревности Геры; тирания Зевса).

- Идея единого божества, сохраняет ему имя Зевс.

- Выше всего должна быть правда. («Никаким изобильем Не откупится смертный, Если правду великую Попирает ногами» - «Аг».) Ее противница – надменность, дерзость («Как мальчик начинает ловить птицу в небесах» о Парисе в «Аг.» ). Боги терпят, но потом карают и человека, и весь его род (Ксеркс «думал… превзойти богов…» - «Персы»). Ответственность за дело на человеке («Орестея»). Гнев богов от нечестия человека.

- Человек не должен роптать на богов. Выбор есть всегда («Орестея»).

Драматические особенности трагедий:

- Рок и свободная воля действуют одновременно и независимо (Клитемнестра говорит, что она действ. как орудие демона, но хор ее разоблачает).

- «Трагическая ирония». (Аг. и пурпурный ковер – знает о зависти богов, но идет, только снимает сандалии).

Язык и стиль.

Язык: партии хора – дорийское наречие, диалоги – традиция ионийско-аттической ямбической поэзии, также арахаизмы. Лирические реплики внутри диалога. Сложные слова с несколькими корнями или приставками. Попытка индивидуализации речи. Образы и метафоры (приезд Елены в Трою – приручение молодого львенка, который вырос и убил стадо хозяина; Клитемнестра – львица двуногая, что с волком спит). Тяжеловесность. Придумывал новые слова. Гомеровские термины.

3. Греческий театр. Происхождение и структура трагедии. Борис Александрович Гиленсон.История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция. История древней Евразии

   Андре Боннар писал: «Из всех творений греческого народа трагедия, может быть, самое высокое и самое смелое». И действительно, греческая драматургия и театр классической эпохи – явление мирового масштаба. Тогда, в «век Перикла», было положено начало развитию европейской драматургии, театральному делу, сценическому мастерству.
   ФОЛЬКЛОРНО-ОБРЯДОВЫЕ ИСТОКИ ТЕАТРА. Греческая драматургия и театр, как и другие художественные формы, имел своей основой, почвой устное народное творчество. Греческий фольклор был «пропитан» разнообразными культами и обрядами, непременным элементом которых было ряжение, т. е. переодевание. Это было связано с тем, что люди на первобытной, ранней стадии были убеждены: надевая маску бога, зверя, демона и т. д., они «наследуют» качества данного существа. Ряженье дополнялось сценками, розыгрышами, особенно популярными у земледельцев. Подобные культовые действия, игры были приурочены к смене времен года, когда увядание злаков или их цветение, сев или сбор урожая связывались с представлениями о «рождении» и «смерти», о гибели и воскрешении демона плодородия.
   Нечто подобное наблюдается у других народов. Например, у славян таким праздником была масленица, в Западной Европе ей во многом соответствовал карнавал. У древних кельтов существовали т. н. «майские танцы». В Греции бытовал культ ряда богов, покровительствовавших людям в их деятельности. Но одним из главных был культ Диониса. Первоначально он считался богом творческих сил природы. Его священными животными были бык и козел. Самого Диониса нередко изображали в облике этих животных. Позднее Дионис стал восприниматься и как покровитель муз.
   В честь Диониса устраивались несколько раз в году празднества, во время которых его почитатели выступали одетыми в шкуры козлов, иногда подвязывали копыта и рога. Одевшись таким образом, человек как бы выходил из своей оболочки. В этом состоянии люди изображали свиту Диониса, становились «богоодержимыми», мужчины превращались в «вакхов», женщины – в «вакханок». Имена эти происходят от Вакха, как иногда называли Диониса. Нередко на празднествах люди были навеселе. Они распевали хвалебные хоровые песни в честь Диониса, называемые дифирамбами. Поэтом, придавшим дифирамбу литературную форму, считался Арион (2 пол. VII в. – I пол. VI в. до н. э.). Он наделил дифирамбы сюжетами, не связанными лишь с деяниями Диониса, и таким образом подготовил рождение трагедии. К сожалению, собственных стихов Ариона не сохранилось; зато популярна легенда о чудесном спасении поэта дельфинами, вынесшими его из моря на сушу. Этот сюжет лег в основу знаменитого стихотворения Пушкина «Арион» (1827).
   ВЕЛИКИЕ ДИОНИСИИ. Со временем празднества в честь Диониса, достаточно буйные, хаотичные, стали приобретать все большую упорядоченность. Афинский тиран Писистрат (VI в. до н. э.) установил праздник Великие Дионисии: они были городские и сельские, отмечались в течение пяти дней в феврале – марте. Начиналось с того, что первыми весенними цветами украшали сосуды и детей, которым также дарили и игрушки. Затем ходили ряженые, устраивались состязания. Например, тот, кто быстрее всех мог выпить кубок вина, увенчивался венком из плюша. Ему также преподносили мех вина. Кульмина
   иной ной точкой празднества были т. н. фаллические процессии, во время которых несли фаллос (мужской орган оплодотворения), символ плодородия. Иногда ехала колесница, на которой находился человек, взрослый или ребенок, изображавший Диониса. Далее двигалась пляшущая и поющая, играющая на музыкальных инструментах толпа. Постепенно толпа превратилась в хор, который проходил специальную музыкальную подготовку: спевки, репетиции. Хор был одет в шкуры козлов. Это объясняет происхождение слова: трагедия. Это сочетание двух слов: трахос – козел; оде – песнь. Буквально: песнь козлов. В хор могли входить и взрослые, и юноши. Важнейшим моментом стал обмен репликами между хором и запевалой. Этот обмен репликами и стал диалогом, первоэлементом драматургического произведения.
   Помимо запевалы-солиста появился и руководитель хора – корифей. Корифей мог вступать в диалог с солистами, актерами. Обычно хор оставался на месте, в то время как актер свободно двигался, уходил со сцены, возвращался, обменивался репликами с хором. Актер не только говорил, но мог перейти на речитатив, запеть. Песни хора и реплики актера наполнялись конкретным содержанием. Осваивался определенный сюжет, а культовое действо перерастало в действо драматургическое. Подобный «выход» за рамки изначального религиозного культа стал возможен потому, что у греков боги, как, пожалуй, ни у одного другого народа, были антропоморфны, приближены к людям. В Греции не существовало замкнутой касты жрецов, которая налагала бы запрет на изображение богов в человеческом образе. Поэтому дифирамбы в честь Диониса насыщались жизненным содержанием.
   СТАНОВЛЕНИЕ ТРАГЕДИИ. Со временем драматургические представления Великих Дионисий начинают базироваться на определенном тексте. Обретают они и структуру, постепенно закреплявшуюся. Сначала происходит выход актера, за ним следует вступительная песнь хора, называемая парод. Далее развертываются речевые сцены между песнями хора – элисодии. Они отделяются друг от друга стасимами (хоровыми партиями). Трагедия завершается эксодом – уходом хора со сцены, сопровождаемым заключительным стасимом. Первоначально в трагедии действует один актер, который на ранних этапах простой рассказчик, лишь повествующий о событиях. Постепенно он овладевает актерским мастерством. Эсхил вводит второго актера, Софокл – третьего. Закрепляется и определенный объем трагедии: в ней до 1400 стихов.
   Создатели трагедий состязались друг с другом. Первое такое состязание произошло во время время 64-й Олимпиады, т. е. в последней трети VI в. до н. э. Первым драматургом-трагиком считается Феснид (2 пол. VI в. до н. э.). Рассказывают, что он ездил по демам, т. е. сельским округам, деревням, и давал представления. При этом его повозка была и сиеной, и служила в качестве декораций. Известен и его ученик Фриних (2 пол. V в. до н. э.), не раз побеждавший в состязаниях. Он первым ввел в трагедию женские образы, но от его трагедий сохранились незначительные фрагменты. Фриних поставил трагедию на исторический сюжет «Взятие Милета». Ее темой было восстание греческого города Милета в Малой Азии, осада и жестокая расправа персов над жителями. Трагедия так потрясла зрителей, что они не могли сдержать слез, за что Фриних был оштрафован. По-видимому, причина была все-таки в том, что в трагедии содержалась критика Афин, которые не оказали Милету необходимой помощи.
   Для того чтобы драматические представления обрели достойные воплощение, необходимо было несколько условий. Во-первых, добротный литературный текст. Во-вторых, хорошо подготовленные актеры и хор. В-третьих, наличие сценической площадки, места, на котором разыгрывалось драматургическое действо.
   УСТРОЙСТВО ГРЕЧЕСКОГО ТЕАТРА. Что же представлял собой греческий театр? О нем мы можем судить воочию по остаткам театра, сохранившегося в городе Эпидавре. Он был возведен на склоне холма Кингрия, в нем могло свободно разместиться до 14 тыс. человек. Ряды скамей для зрителей находились один над другим по склону горы. Они делились горизонтальными проходами на ярусы и вертикальными – на клинья.
   В центре находилась орхестра, круглая площадка диаметром в 24 метра. На ней размешались хор и актеры. На орхестре находился камень – жертвенник в честь бога Диониса.
   Нередко орхестра отделялась от зрительного зала рвом с водой. На противоположной стороне от зрителя, за орхестрой находилась скена («палатка»). Вначале этот элемент действительно был палаткой, но затем была сделана твердая каменная кладка, которая могла изображать стену дворца, самый привычный элемент декорации. Там актер переодевался, там же хранились декорации и реквизит. Передняя часть скены называлась проскений, она соединялась ступеньками с орхестрой. Театр не имел крыши, действие происходило на открытом воздухе.
   ОСОБЕННОСТИ ДРАМЫ. Драма, являясь наряду с эпосом и лирикой одним из родов литературы, обладает своей спецификой. Она предназначается для постановки на сцене. Само слово драма означает действие. Персонажи раскрывают себя через высказывания и поступки. В отличие от эпического поэта, драматург не имел возможности запечатлеть массовые сцены, битвы, кораблекрушения и т. д. Об этом мог рассказывать какой-либо персонаж, но показать это зримо, наглядно было невозможно. Если в эпосе манера повествовательная, то в драме – диалогическая. В ранней драматургии исключались внутренние монологи, «самохарактеристики героев». Автор не мог растолковывать, комментировать поведение персонажей, оценивать их поступки. Судьей был зритель.
   Драматурга связывали и определенный объем пьесы, и законы сцены. Время действия не превышало суток, декорации не менялись, все происходило в одном месте. Драматург обязан выпукло и рельефно представить индивидуальные характеры, предложить разрешение конфликта, донести до зрителя идею. Текст должен был дать актеру материал для создания образа. Герои, как правило, показывались в «момент истины», в особых экстремальных ситуациях, когда решительнее, чем когда-либо, выявляется глубинная суть действующего лица. Каждая фраза, подробность, деталь должны были быть весомы. Великие драматурги античности преподали потомкам неоценимые уроки мастерства.
   ТЕАТР В ЖИЗНИ АНТИЧНОГО ОБЩЕСТВА. В условиях афинской демократии реализовалась огромная значимость театра как средства воспитания общества. Классическая трагедия отличалась величественностью и пластичностью форм. Она впечатляла философской углубленностью, затрагивая коренные проблемы бытия, человеческой судьбы, противостояния личности и неумолимого рока, долга перед богами и государством. От проблем универсальных она переходила к индивидуальным, личным проблемам: любви и ревности, властолюбия и жертвенности. К конфликтам индивидуальных интересов, а порой и к внутренней борьбе, раздирающей душу конкретного человека.
   Постановки значительных драматургических произведений становились событиями не только художественной, но и общественной жизни. Талантливые драматурги, как и актеры, пользовались уважением в обществе. Великий трагик Софокл, вызывавший всеобщую любовь и восхищение многогранностью своих талантов, близкий друг Перикла, занимал ряд престижных государственных должностей, а после смерти был фактически обожествлен. Творения драматургов охранялись государством от искажений и считались национальным достоянием.
   ГРЕЧЕСКИЙ ТЕАТР: ОСОБЕННОСТИ ПОСТАНОВОК. Попытаемся реконструировать, как проходили представления в древнегреческом театре. Занавес в театре отсутствовал. Костюмы актеров вписывались в характер постановок, соответствовали возрасту действующих лиц и их положению. Например, цари Атрей и Агамемнон были облачены в красивую, пеструю одежду; особый наряд был у прорицателя Тиресия, героя трагедий Софокла «Царь Эдип» и «Антигона».
   Актеры носили маски, покрывавшие верхнюю часть головы. Их употребление было связано с тем, что в условиях античного театра с его большими размерами зрители, особенно сидевшие в дальних рядах, просто не могли различать мимику актера. Маска же резко укрупняла лицо актера и могла фиксировать определенное душевное состояние. Меняя маски и костюмы, один актер мог выступать в нескольких ролях.
   Одежда трагических актеров напоминала костюм жрецов Диониса в период исполнения ими религиозных церемоний. Это был хитон, напоминающий рубашку. У актеров он был длиной до пят, в то время как в жизни – только до колен. Вместо простых прорезей для рук хитон актеров имел длинные рукава, доходившие до кистей. Хитоны, а также плащи имели богатые украшения, в частности разноцветные вышивки. Цари носили длинный плащ пурпурового цвета, царицы сверх хитона со шлейфом надевали белый гиматий, окаймленный пурпуром. Боги были облачены в шерстяной плащ, закрывавший все тело.
   Маска, восходившая к культовым действам, соединялась с театральным париком. Маски были разнообразны для трагедии и комедии, для различных возрастов и сословий, а также для отдельных образов, например, для Ахилла, состригшего волосы после гибели своего друга Патрокла; имелись маски для муз, нимф, для таких олицетворений абстрактных понятий, как, например, Смерть, Насилие. Поскольку актеры выступали в масках, которые они могли менять по ходу действия, выражение лица было скрыто, а мимика передавалась движениями рук, тела. Выдающийся немецкий критик и теоретик искусства Лессинг писал: «Мы очень мало знаем о хиронимии древних, т. е. о совокупности тех правил, которые они приписывали движениям рук. Однако мы знаем, что они довели язык жестов до такого совершенства, о котором мы и понятия составить не можем».
   На сцену актеры выходили в сапогах из мягкой кожи на высокой подошве, называвшейся котурной, которая увеличивала рост, позволяла их хорошо разглядеть зрителю с любого места. Декорации, обычно незамысловатые, почти никогда не менялись. Зритель должен был обладать фантазией, чтобы представить себе, что действие на протяжении спектакля могло происходить в разных местах. Скажем, в заключительной части трилогии Эсхила «Орестейя» («Евмениды») действие разворачивалось сначала в Дельфах перед храмом Аполлона, затем в Афинах перед храмом Афины.
   Среди немногих театральных приспособлений выделялась т. н. эорема, т. е. подъемник. Иногда его называли «машиной». Эорема могла поднять актера в воздух и унести со сцены, что было необходимо по ходу пьесы. У Еврипида во многих пьесах действие завершалось появлением бога на подъемной машине, что являлось неожиданной развязкой. Отсюда специальный термин: «бог из машины» (deus ex machina). Использовалась также эккиклема, деревянная площадка на колесах, которая выкатывалась в орхестру из центральной двери скены. Она обычно демонстрировала зрителям, что происходит внутри дворца или дома.
   ИГРА АКТЕРОВ. Женские роли исполнялись мужчинами. Актер античного театра был, употребляя современный термин, «синтетичным», универсальным: на его долю выпадали и речевые куски, и речитативы, и пение, ему вменялось умение плясать и танцевать, обладать сильным и красивым голосом. Для того чтобы голос в театре усиливался, в нишах ставили особые сосуды, называемые «голосниками», или резонаторами. Аристотель писал, что «речи невоздержанных людей надо представлять себе наподобие речей актера». Это позволяет заключить, что актеры выражались в акцентированной, нарочитой манере.
   Дух творческой состязательности, столь важной для эллинов, содействовал повышению мастерства актеров. Оценивалась их способность, используя различные модуляции голоса, ритма, воплощать всю гамму человеческих переживаний и эмоций. Внешность актера, манеры, жесты должны были отвечать характеру воплощенного героя. Например, актер Аполлоген, исполнявший роли физически сильных, мужественных людей – Ахилла, Геракла, Антея – был до появления на театральных подмостках кулачным бойцом. Высоко ставилась способность актера не только передать чувства своего героя, но и заставить активно сопереживать зрителей. Это точно выразил римский поэт и критик Гораций: «Если слезы моей хочешь добиться, должен ты сам горевать неподдельно». В этом отношении был славен афинский актер трагик Феодор. О нем рассказывали, что он так органично исполнял роль Меропы, что заставил тирана Александра Ферейского разразиться слезами и покинуть театр. Когда Феодор играл, он запрещал даже второстепенным актерам выходить на сцену прежде себя, поскольку стремился первым появиться перед зрителями, чтобы даже звучание, тембр его голоса настраивали их на определенную эмоциональную волну. У актеров были и свои излюбленные роли, свои амплуа. Тот же Феодор, например, удачно выступал в ролях страдающих женщин.
   Случалось, что после смерти драматурга, если его произведение оставалось в репертуаре, актеры позволяли себе стать «соавторами», произвольно вносили свои коррективы в текст. Затем, однако, был принят закон, подтверждавший незыблемость текста таких классиков, как Эсхил, Софокл, Еврипид.
   Вообще же. в отличие от средневековья, когда актерская профессия не имела правового статуса, а само лицедейство считалось занятием как бы малопочтенным, артисты в Афинах, в Греции были лицами уважаемыми. Греция была единственным государством Эллады, где выступление на сцене не препятствовало доступу к высшим ступеням почета, если актер был подлинно талантлив. Например, трагика Аристогема афиняне дважды направляли послом к македонскому царю Филиппу для переговоров о выдаче пленных.
   Что касается хора, то его состав менялся: первоначально он состоял из 12, потом вырос до 15 человек. Он должен был являть собой стройный и гармоничный ансамбль, который в процессе действия распадался на полухория. Мимикой, жестами и пляской, а также пением хор участвовал в событиях и создавал определенную эмоциональную атмосферу спектакля. Как в кордебалете, в хор подбирались люди сходного роста и комплекции.
   Иногда в театр приходили наемные люди, клакеры, поддерживавшие рукоплесканиями того или иного актера. Спектакли шли в дневное время, поэтому не требовалось специального освещения. Кроме того, спектакль продолжался обычно дольше, чем в современном театре, ибо иногда ставилось подряд несколько пьес. Поэтому зрители подкрепляли себя лакомствами. Аристотель свидетельствовал: «В театре едят сладости преимущественно тогда, когда актеры плохи». Если актеры слабо играли, их могли освистать. А бывало, что власти подвергали их наказанию розгами.
   Организация драматических спектаклей возлагалась на высших должностных лиц. Только в маленькой Мегаре в театр могло прийти до 45 тыс. зрителей, едва ли не все взрослое население. На представлениях присутствовали не только свободные граждане мужчины, но женщины, дети, иногда рабы.
   Театр оказывал мощное воспитательное воздействие на жизнь эллинского общества, прежде всего в Афинах.
   МИР – ТЕАТРАЛЬНАЯ СЦЕНА. Видный ученый античник, профессор А.А. Тахо-Годи, выдвинула гипотезу, согласно которой греки представляли жизнь в виде театральной сцены, на которой люди, наподобие актеров, разыгрывают определенные роли. Они приходят неизвестно откуда и уходят в никуда. Это неизвестное – космос, в котором они растворяются, как капли в море. «Сам космос сочиняет драмы и комедии, которые мы выполняем, – комментирует эту гипотезу А.Ф. Лосев. – …Наше понятие «личность» достаточно часто выражается по-гречески термином «сома». А «сома» есть не что иное, как «тело». Значит, сами греки в своем языке раскрыли понимание личности. Личность – это хорошо организованное и живое тело».
   Позднее римский прозаик Петроний стал автором афоризма: «Весь мир лицедействует». В несколько переиначенном виде: «Весь мир – театр» – он был воспроизведен на фасаде знаменитого лондонского театра «Глобус», где ставились пьесы великого Шекспира…

Происхождение трагедии. Структура древнегреческих трагедий.

Формы, которые принимал основной источник трагедии.

 

а) Аристотель говорит о происхождении трагедии "от запевал дифирамба". Дифирамб действительно был хоровой песнью в честь Диониса. Трагедия произошла, следовательно, из поочередного пения запевал и хора: запевала постепенно становится актером, а хор был самой основой трагедии. На трех великих греческих трагиках - Эсхиле, Софокле и Еврипиде - можно вполне ясно установить эволюцию хора в греческой классической драме. Эта эволюция была постепенным падением значения хора, начиная от тех трагедий Эсхила, где сам хор является действующим лицом, и кончая трагедиями и представлял собой не больше как некоторого рода музыкальный антракт.

 

б) Тот же Аристотель говорит о происхождении трагедии из сатмровской игры. Сатиры - это человекообразные демоны с сильно выраженными козловидными элементами (рога, борода, копыта, всклокоченная шерсть), а иногда и с лошадиным хвостом.

 

Козел, как и бык, имел ближайшее отношение к культу Диониса. Часто Дионис представлялся в виде козла, и в жертву ему приносились козлы. Здесь была та идея, что растерзывается сам бог для того, чтобы люди могли вкусить под видом козлятины божественности самого Диониса. Самое слово трагедия в переводе с греческого буквально значит либо "песнь козлов", либо "песнь о козлах" (tragos - козел и ode - песнь).

 

в) Необходимо признать вообще фольклорное происхождение драмы. Этнографы и искусствоведы собрали значительный материал из истории разных народов о первобытной коллективной игре, которая сопровождалась пением и пляской, состояла из партий запевалы и хора или из двух хоров и имела вначале магическое значение, потому что этим путем мыслилось воздействие на природу.

 

г) Вполне естественно, что в первобытной религиозно-трудовой обрядности еще не были дифференцированы те элементы, которые в дальнейшем приводили к развитию отдельных видов драмы или к перипетиям в пределах одной драмы. Поэтому смесь возвышенного и низменного, серьезного и шуточного - одна из особенностей этих первобытных зачатков драмы, что и привело в дальнейшем к происхождению трагедии и комедии из одного и того же дионисовского источника.

 

д) В городе Элевсине давались мистерии, в которых изображалось похищение у Деметры ее дочери Персефоны Плутоном. Драматический элемент в греческих культах не мог не влиять на развитие драматизма в дифирамбе и не мог не способствовать выделению художественно-драматических моментов из религиозной обрядности. Поэтому в науке существует прочно установленная теория о влиянии именно элевсинских мистерий на развитие трагедии в Афинах.

 

е) Выдвигалась и теория происхождения трагедии из культа духа умерших, и в частности из культа героев. Конечно, культ героев не мог быть единственным источником трагедии, но он имел большое значение для трагедии уже ввиду того, что трагедия почти исключительно основывалась на героической мифологии.

 

ж) Почти каждая трагедия содержит в себе сцены с оплакиванием тех или других героев, поэтому была также теория и о френетическом происхождении трагедии (tbrenos - по-греч. "заупокойный плач"). Но френос тоже не мог быть единственным источником трагедии.

 

 

з) Указывалось также и на мимическую пляску у могилы героев. Этот момент тоже очень важен. и) На известной стадии развития отделилась серьезная трагедия от. веселой сатировской драмы. А от мифологической трагедии и сатировской драмы отделялась уже немифологическая комедия. Эта дифференциация - определенный этап развития греческой драмы.

 

 

Ни одной трагедии до Эсхила не сохранилось. По свидетельству Аристотеля, драма зародилась в Пелопоннесе, среди дорийского населения. Однако свое развитие драма получила только в гораздо более передовой Аттике, где трагедия, сатировская драма ставились на празднике Великих (или Городских) Дионисий (март - апрель), а на другом празднике Диониса, так называемых Ленеях (январь - февраль) - преимущественно комедия; на Сельских Дионисиях (декабрь - январь) ставились пьесы, уже игранные в городе. Нам известно имя первого афинского трагика и дата первой постановки трагедии. Это был Феспид, впервые поставивший в 534 г. трагедию на Великих Дионисиях. Феспиду приписывается ряд нововведений и заглавия некоторых трагедий, но достоверность этих сведений сомнительна. Современником знаменитого Эсхила был Фриних (прибл. 511-476), которому приписываются в числе прочих трагедии "Взятие Милета" и "Финикиянки", получившие большую известность. Позже действовал Пратин, прославившийся своими сатировскими драмами, которых у него было больше, чем трагедий. Всех этих трагиков затмил Эсхил.

 

4. Структура трагедии.

 

Эсхиловские трагедии уже отличаются сложной структурой.Н ачиналась с пролога, под которым надо понимать начало трагедии до первого выступления хора. Первое выступление хора или, точнее, первая часть хора - это парод трагедии (парод по-гречески и значит "выступление", "проход"). После парода в трагедии чередовались так называемые эписодии, то есть диалогические части (эписодии значит "привхождение" - диалог в отношении хора был первоначально чем-то второстепенным), и стасимы, так называемые "стоячие песни хора", "песнь хора в неподвижном состоянии". Заканчивалась трагедия эксодом, исходом, или заключительной песнью хора. Необходимо указать и на объединенное пение хора и актеров, которое могло быть в разных местах трагедии и обычно носило возбужденно-плачущий характер, почему и называлось коммос (copto по-гречески значит "ударяю", то есть в данном случае - "ударяю себя в грудь"). Эти части трагедии ясно прослеживаются в дошедших до нас творениях Эсхила, Софокла и Еврипида.

 

5. Древнегреческий театр.

 

Театральные представлениякоторые выросли на основе культа Диониса, всегда имели в Греции массовый и праздничный характер. Развалины древнегреческих театров поражают своими, рассчитанными на несколько десятков тысяч посетителей. История древнегреческого театра хорошо прослеживается на так называемом театре Диониса в Афинах, раскинувшемся под открытым небом на юго-восточном склоне Акрополя и вмещавшем приблизительно 17 тыс. зрителей. В основном театр состоял из трех главных частей: утрамбованной площадки(орхестры, от греческого orhesis -"пляска) с жертвенником Дионису посредине, мест для зрителей (театр, то есть зрелищные места), в первом ряду которых было кресло для жреца Диониса, и скены, то есть строения позади орхестры, в котором переодевались актеры. В конце VI в. до н.э. орхестра была круглой, плотно утрамбованной площадкой, которую окружали деревянные скамьи для зрителей. В начале V в. деревянные скамьи были заменены каменными, спускавшимися полукругом по склону Акрополя. Орхестра, на которой был хор и актеры, стала подковообразной (возможно, что актеры играли на небольшом возвышении перед скеной). В эллинистическое время, когда хор и актеры не имели уже внутренней связи, эти последние играли на высокой каменной эстраде, примыкавшей к скене - проскении,- с двумя выступами по бокам, так называемыми параскениями. Театр отличался замечательной акустикой, так что тысячи людей без труда могли слышать актеров, обладавших сильными голосами. Места для зрителей охватывали полукругом орхестру и были поделены на 13 клиньев. По бокам проскения находились пароды - проходы для публики, актеров и хора. Хор при постановке трагедии состоял сначала из 12, затем из 15 человек во главе с корифеем - главой хора, разделяясь на два полухора, выступая с песней и танцами, изображая близких к главным героям лиц, мужчин или женщин, одетых в соответствующие действию костюмы. Трагические актеры, число которых постепенно возросло от одного до трех, играли в чрезвычайно красочных, великолепных костюмах, увеличивая свой рост котурнами (обувь с толстыми подошвами наподобие ходуль) и высокими головными уборами. Размеры туловища искусственно увеличивались, на лица надевались ярко раскрашенные маски определенного типа для героев, стариков, юношей, женщин, рабов. Маски свидетельствовали о культовом происхождении театра, когда человек не мог выступать в своем обычном виде, а надевал на себя как бы личину. В огромном театре маски были удобны для обозрения публики и давали возможность одному актеру играть несколько ролей. Все женские роли исполнялись мужчинами. Актеры не только декламировали, но и пели и танцевали. По ходу действия употреблялись подъемные машины, необходимые для появления богов. Были так называемые эккиклемы - площадки на колесах, которые выдвигались на место действия для того, чтобы показать происшедшее внутри дома. Употреблялись машины также и для шумовых и зрительных эффектов (гром и молния). На передней части скены, обычно изображавшей дворец, было три двери, через которые выходили актеры. Эта часть скены расписывалась различными декорациями, постепенно усложнявшимися с развитием театра. Публика - все афинские граждане - получала с конца V в. до н.э. от государства специальные зрелищные деньги для посещения театра, в обмен на которые выдавались металлические номерки с указанием места. Так как представления начинались с утра и продолжались в течение всего дня (ставилось три дня подряд по три трагедии и одной сатировской драме), то публика приходила, запасшись едой.

 

Драматург, написавший тетралогию или отдельную драму, просил у архонта, ведавшего устройством праздника, хор. Архонт поручал избранному из числа богатых граждан хорегу, обязанному в качестве государственной повинности набрать хор, обучить его, оплатить и устроить по окончании празднества пир. Хорегия считалась почетной обязанностью, но вместе с тем была весьма обременительной, доступной лишь богатому человеку.

 

Из числа 10 аттических фил избирались судьи. После трехдневных состязаний пятеро из этой коллегии, выбранных по жребию, высказывали окончательное решение. Утверждались три победителя, получавшие денежную награду, но венки из плюща вручались только одержавшим первую победу. Актер-протагонист, игравший главную роль, пользовался большим почетом и даже исполнял государственные поручения. Второй и третий актеры целиком зависели от первого и получали от него плату. Имена поэтов, хорегов и актеров-протагонистов записывались в особые акты и хранились в государственном архиве. С IV в. до н.э. было постановлено вырезать имена победителей на мраморных плитах - дидаскалиях, обломки которых дошли до нашего времени. Сведения, которыми мы пользуемся из сочинений Витрувия и Павсания, относятся в основном к театру эллинизма, поэтому некоторые моменты древнейшего состояния театральных построек в Греции не отличаются четкостью и определенностью.

Билет 12


Читайте также:


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту



Поиск по сайту:

Возникновение трагедии. Ее особенности. — КиберПедия

Трагедия.Античная трагедия называет первым своим поэтом Афин Эврипида и указывает на 534 г. до н.э. как на дату первой постановки трагедии во время «Великих Дионисий». Эта трагедия отличалась двумя существенными особенностями: 1)кроме хора выступал актер, кот.делал сообщения хору, обменивался репликами с хором или с его предводителем (корифеем).2) хор принимал участие в игре, изображая группу лиц, поставленных в сюжетную связь с теми, кого представлял актер.

Произведения первых трагиков не сохранились и характер разработки сюжетов в ранней трагедии неизвестен, но основным содержанием трагедии служило изображение «страдания». Интерес к проблемам «страдания» и его связи с путями человеческого поведения был порожден религиозными и этическими брожениями 6в., отражавшими становление античного рабовладельческого общества и государства, новые связи между людьми, новую фазу в отношениях общества и индивида.Проблемы- мифы о героях, принадлежащие к основным устоям полисной жизни, и составляющих одну из важнейших частей в культурном богатстве греческого народа. Аристотель: Трагедия подверглась многим изменениям, прежде чем приняла свою окончательную форму. На более ранней ступени она имела «сатирический» характер, отличалась несложностью сюжета, шутливым стилем и обилием плясового элемента; серьезным произведением она стала лишь впоследствии. Истоком трагедии он считает импровизации «зачинателей дифирамба». Решающим моментом для возникновения аттической трагедии было перерастание «страстей» в нравственную проблему. Трагедия ставила вопросы человеческого поведения на примере судьбы мифологических героев.

Однако драма как самостоятельное художественное произведение зародилась только в Греции, и притом не раньше VI в. до н.э., и воплотилась в форме трагедии и комедии. Ведь драма предполагает большую самостоятельность человеческой личности и столкновение личностей между собой, равно как и столкновение личностей с природой или обществом. Это могло появиться в Греции только в связи с восхождением и утверждением демократического общества. Та личность, которая некогда выделилась из родовой общины, должна была овладеть стихийной силой рода, уметь внутренне понимать животворящие творческие силы мира природы. Вот тут-то и пригодился относящийся, конечно, еще к первобытным временам культ таких божеств, который по преимуществу был обобщением именно этих творческих процессов.



Подобного рода божеств всегда было очень много на всей территории первобытного мира. Но в период зарождения и восхождения греческой демократии таковым божеством оказался Дионис, культ которого из негреческих местностей Фракии на севере, Малой Азии на востоке и Крита на юге пронесся буйным вихрем по всей -Греции в течение VII-VI вв. до н.э.

Этот оргиастический культ поражал воображение тогдашних греков. Участники культа сами представляли себя Дионисом, который имел еще другое имя - Вакха, и потому назывались вакханками и вакхантами. А так как Дионис был не чем иным, как обобщением творчески производительных процессов природы и общества, то он мыслился воплощенным в каждом живом существе, которое представлялось растерзанным и потом воскресающим, наподобие самого божества. Это, несомненно, способствовало зарождению и росту разного рода представлений о борьбе одной индивидуальности с другой, то есть зарождению и росту драматического понимания жизни.

Дионисийский восторг и оргиазм по самой своей природе разрушил всякие перегородки между людьми, и потому прежняя родовая и аристократическая знать в отношении этого нового божества оказывалась уже на одном уровне с низшими слоями населения. Вот почему религия Диониса с самого начала вступила в конфликт с прежними, аристократическими олимпийскими богами и быстро одержала победу над ними, а сам Дионис представлялся теперь уже сыном Зевса и тоже помещался на Олимпе, к которому он раньше не имел никакого отношения. Следовательно, основной источник греческой драмы периода восходящей демократии коренился прежде всего в глубочайшей дионисийской реформе прежней олимпийской, и в частности гомеровской, мифологии. Известно, что именно правители VI в. до н.э. насаждали культ Диониса в своих странах. Так, например, афинский тиран Писистрат, опиравшийся на демократические слои и проводивший антиаристократическую политику, учредил в Афинах праздник Великих Дионисий, и именно при Пи-систрате была поставлена в Афинах первая трагедия. Другой тиран Клисфен, правивший в городе Сикионе, передал Дионису праздник, справлявшийся раньше в честь местного героя Адраста.



Путь от культа Диониса к греческой классической трагедии как к произведению художественному был очень сложен и длинен, хотя пройден он был в Греции с неимоверной быстротой, как неимоверно быстро прошел и сам классический период греческой литературы.

2. Формы, которые принимал основной источник трагедии.

а) Аристотель говорит о происхождении трагедии "от запевал дифирамба". Дифирамб действительно был хоровой песнью в честь Диониса. Трагедия произошла, следовательно, из поочередного пения запевал и хора: запевала постепенно становится актером, а хор был самой основой трагедии. На трех великих греческих трагиках - Эсхиле, Софокле и Еврипиде - можно вполне ясно установить эволюцию хора в греческой классической драме. Эта эволюция была постепенным падением значения хора, начиная от тех трагедий Эсхила, где сам хор является действующим лицом, и кончая трагедиями и представлял собой не больше как некоторого рода музыкальный антракт.

б) Тот же Аристотель говорит о происхождении трагедии из сатмровской игры. Сатиры - это человекообразные демоны с сильно выраженными козловидными элементами (рога, борода, копыта, всклокоченная шерсть), а иногда и с лошадиным хвостом.

Козел, как и бык, имел ближайшее отношение к культу Диониса. Часто Дионис представлялся в виде козла, и в жертву ему приносились козлы. Здесь была та идея, что растерзывается сам бог для того, чтобы люди могли вкусить под видом козлятины божественности самого Диониса. Самое слово трагедия в переводе с греческого буквально значит либо "песнь козлов", либо "песнь о козлах" (tragos - козел и ode - песнь).

в) Необходимо признать вообще фольклорное происхождение драмы. Этнографы и искусствоведы собрали значительный материал из истории разных народов о первобытной коллективной игре, которая сопровождалась пением и пляской, состояла из партий запевалы и хора или из двух хоров и имела вначале магическое значение, потому что этим путем мыслилось воздействие на природу.

г) Вполне естественно, что в первобытной религиозно-трудовой обрядности еще не были дифференцированы те элементы, которые в дальнейшем приводили к развитию отдельных видов драмы или к перипетиям в пределах одной драмы. Поэтому смесь возвышенного и низменного, серьезного и шуточного - одна из особенностей этих первобытных зачатков драмы, что и привело в дальнейшем к происхождению трагедии и комедии из одного и того же дионисовского источника.

д) В городе Элевсине давались мистерии, в которых изображалось похищение у Деметры ее дочери Персефоны Плутоном. Драматический элемент в греческих культах не мог не влиять на развитие драматизма в дифирамбе и не мог не способствовать выделению художественно-драматических моментов из религиозной обрядности. Поэтому в науке существует прочно установленная теория о влиянии именно элевсинских мистерий на развитие трагедии в Афинах.

е) Выдвигалась и теория происхождения трагедии из культа духа умерших, и в частности из культа героев. Конечно, культ героев не мог быть единственным источником трагедии, но он имел большое значение для трагедии уже ввиду того, что трагедия почти исключительно основывалась на героической мифологии.

ж) Почти каждая трагедия содержит в себе сцены с оплакиванием тех или других героев, поэтому была также теория и о френетическом происхождении трагедии (tbrenos - по-греч. "заупокойный плач"). Но френос тоже не мог быть единственным источником трагедии.

з) Указывалось также и на мимическую пляску у могилы героев. Этот момент тоже очень важен. и) На известной стадии развития отделилась серьезная трагедия от. веселой сатировской драмы. А от мифологической трагедии и сатировской драмы отделялась уже немифологическая комедия. Эта дифференциация - определенный этап развития греческой драмы.

3. Трагедия до Эсхила.

Ни одной трагедии до Эсхила не сохранилось. По свидетельству Аристотеля, драма зародилась в Пелопоннесе, среди дорийского населения. Однако свое развитие драма получила только в гораздо более передовой Аттике, где трагедия, сатировская драма ставились на празднике Великих (или Городских) Дионисий (март - апрель), а на другом празднике Диониса, так называемых Ленеях (январь - февраль) - преимущественно комедия; на Сельских Дионисиях (декабрь - январь) ставились пьесы, уже игранные в городе. Нам известно имя первого афинского трагика и дата первой постановки трагедии. Это был Феспид, впервые поставивший в 534 г. трагедию на Великих Дионисиях. Феспиду приписывается ряд нововведений и заглавия некоторых трагедий, но достоверность этих сведений сомнительна. Современником знаменитого Эсхила был Фриних (прибл. 511-476), которому приписываются в числе прочих трагедии "Взятие Милета" и "Финикиянки", получившие большую известность. Позже действовал Пратин, прославившийся своими сатировскими драмами, которых у него было больше, чем трагедий. Всех этих трагиков затмил Эсхил.

4. Структура трагедии.

Эсхиловские трагедии уже отличаются сложной структурой. Несомненно, путь развития этой структуры был длинен. Трагедия начиналась с пролога, под которым надо понимать начало трагедии до первого выступления хора. Первое выступление хора или, точнее, первая часть хора - это парод трагедии (парод по-гречески и значит "выступление", "проход"). После парода в трагедии чередовались так называемые эписодии, то есть диалогические части (эписодии значит "привхождение" - диалог в отношении хора был первоначально чем-то второстепенным), и стасимы, так называемые "стоячие песни хора", "песнь хора в неподвижном состоянии". Заканчивалась трагедия эксодом, исходом, или заключительной песнью хора. Необходимо указать и на объединенное пение хора и актеров, которое могло быть в разных местах трагедии и обычно носило возбужденно-плачущий характер, почему и называлось коммос (copto по-гречески значит "ударяю", то есть в данном случае - "ударяю себя в грудь"). Эти части трагедии ясно прослеживаются в дошедших до нас творениях Эсхила, Софокла и Еврипида.

 

Творчество Эсхила.

Первый великий греческий трагик, получивший мировое признание,- Эсхил жил в Греции в первой половине V в. до н.э., в ту эпоху, которая и самими греками, и всей последующей культурой всегда расценивалась как эпоха величайшего подъема - общественного, политического, идеологического и художественного. Греция, прошедшая через разложение общинно-родового строя, создавала вместо родовых авторитетов государство: сначала аристократическую, а потом демократическую республику

Эсхил (525-456) происходил из знатного земледельческого рода. Он родился в Элевсине, близ Афин.Эсхил написал не менее 80 пьес – трагедий и сатирических драм. Дошло же до нас полностью только 7 трагедий, от остальных пьес остались только отрывки. «Орестея», «Прик.Прометей» . Поражает своей сложностью круг идей, которые выдвигает в своих трагедиях Эсхил: поступательное развитие человеческой цивилизации, защита демократических порядков Афин и противопоставление их персидской деспотии, ряд религиозно-философских вопросов – боги и их владычество над миром, судьба и личность человека и т.д. в трагедиях Эсхила действуют боги, титаны, герои потрясающей душевной мощи. Они часто олицетворяют собой философские, моральные и политические идеи, и потому их характеры обрисованы несколько общо. Творчество Эсхила было религиозно-мифологическим. Поэт верит, что боги правят миром, но несмотря на это, люди у него не безвольные существа, подчиненные богам. У Эсхила человек наделен свободным разумом и волей и действует по собственному разумению. Эсхил верит в рок, или судьбу, которой повинуются даже боги. Трагедия «Прикованный Прометей». Зевс изображен здесь не носителем правды и справедливости, а тираном, который намеревался уничтожить человеческий род и который осуждает на вечные муки восставшего против его власти Прометея – спасителя человечества. В трагедии мало действия, но она полна высокого драматизма. В трагическом конфликте победу одерживает титан, волю которого не сломили молнии Зевса.Прометей изображен борцом за свободу и разум людей, он первооткрыватель всех благ цивилизации, несущий наказание за «чрезмерную любовь к людям».

Историческая основа и идейный смысл.

Исторической основой для такой трагедии могла послужить только эволюция первобытного общества, переход от звериного состояния человека к цивилизации. Трагедия хочет убедить читателя и зрителя прежде всего в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией в защиту слабого и угнетенного человека. Эта борьба, по Эсхилу, возможна благодаря цивилизации, а цивилизация возможна благодаря постоянному прогрессу. Блага цивилизации перечисляются у Эсхила очень подробно. Это прежде всего теоретические науки: арифметика, грамматика, астрономия, затем техника и вообще практика: строительное искусство, горное дело, кораблевождение, использование животных, медицина. Наконец, это - мантика (толкование сновидений и примет, птицегадание и гадание по внутренностям животных). Эсхил демонстрирует силу человека и в более широком смысле слова.

Он рисует образ борца, морального победителя в условиях физического страдания. Дух человека нельзя ничем сломить, никакими страданиями и угрозами, если он вооружен глубокой идейностью и железной волей. Наконец, весь этот апофеоз борьбы за свободу и прогресс человечества мыслится Эсхилом не в плане отвлеченного повествования, но именно как повесть о борьбе с верховным божеством Зевсом. Это пока еще не прямая критика религии, поскольку она исходит от Прометея, который сам является богом и даже двоюродным братом Зевса, но во всяком случае - острая критика мифологического Олимпа: и Прометей откровенно говорит о своей ненависти ко всем богам, которые подвергли его таким пыткам.

в) Жанр.

"Скованный Прометей" Эсхила, в отличие от прочих его трагедий, поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий. Это лишает его того широкого и грандиозного ораторного жанра, который присущ другим трагедиям Эсхила. В ней нет оратории, потому что хор здесь совсем не играет никакой роли. Драматургия "Скованного Прометея" тоже очень слаба (только монологи и диалоги). Остается единственный жанр, великолепно представленный в трагедии,- это жанр декламации.

г) Характеры.

Характеры "Скованного Прометея" таковы, как и в ранних трагедиях Эсхила: они монолитны, статичны, однокрасочны и не отмечены никакими противоречиями.

Сам Прометей - сверхчеловек, непреклонная личность, стоящая выше всяких колебаний и противоречий, не идущая ни на какое соглашательство и примиренчество. То, что происходит, Прометей расценивает как волю судьбы (о чем заговаривает не меньше шести раз в трагедии: 105, 375, 511, 514, 516, 1052; об этом говорят и Океаниды - 936). В образе Прометея представлена та классическая гармония судьбы и героической воли, которая вообще является огромным и ценным достижением греческого гения: судьба все предопределяет, но это не ведет обязательно к бессилию, к безволию, к ничтожеству; она может вести и к свободе, к великим подвигам, к мощному героизму. В таких случаях судьба не только не противоречит героической воле, но, наоборот, ее обосновывает, возвышает. Таков Ахилл у Гомера, Этеокл у Эсхила, но в еще большей мере таков Прометей. Поэтому отсутствие обыкновенной бытовой психологии у Прометея возмещается здесь монолитностью мощных деяний героя, поданных хотя статистически, зато возвышенно, величественно.

Остальные герои "Скованного Прометея" характеризуются одной ведущей чертой, вполне неподвижной, но менее значительной, чем у основного героя трагедии. Океан - добродушный старик, желающий помочь Прометею и готовый пойти на соглашательство, не учитывающий того, кому он предлагает свои услуги. Ио - физически и морально страдающая женщина, обезумевшая от боли. Гефест и Гермес - механические исполнители воли Зевса, один - против своей воли, другой - бесчувственный и бездумный, как нерассуждающий прислужник.

Все эти характеры можно назвать характерами в переносном смысле слова. Это - общие схемы, или механическое воплощение идеи или мысли.

д) Развитие действия.

Если под действием понимать переход от одних состояний в другие, им противоположные, в результате взаимоотношений дееспособных героев, то в "Скованном Прометее" нет никакого действия, а следовательно, и развития его.

То, что происходит между сценами приковывания и низвержения Прометея, состоит исключительно из монологов и диалогов, которые ни в какой мере не подвигают действие вперед и уж во всяком случае не меняют его на противоположное. Монологи и диалоги "Скованного Прометея" высокохудожественны, но они совершенно недраматичны.

Единственным движущим мотивом может считаться только будущее освобождение Прометея Гераклом, которое предсказывается самим Прометеем. Но это только предсказание, и притом об очень отдаленном будущем, и никаких намеков хотя бы на малейшие признаки этого освобождения в настоящем в трагедии не имеется.

е) Художественный стиль.

Уже одно то, что действующими лицами трагедии являются боги и даже из героев тут имеется только одна Ио и что эти боги поданы в серьезном плане, свидетельствует о монументальности, которая характерна для всех трагедий Эсхила. Что же касается другого основного момента эсхиловского стиля, а именно патетизма, то он здесь значительно ослаблен большими длиннотами идейно-теоретического и философского содержания и длиннейшими разговорами, часто тоже довольно спокойного характера.

Патетика имеется прежде всего в начальной монодии Прометея, где Титан жалуется на несправедливость Зевса, в сцене с обезумевшей Ио и, наконец, в изображении катастрофы в природе при низвержении Прометея в подземный мир. Однако эта патетика слишком перегружена рациональным содержанием, а именно критикой деспотизма Зевса, и лишена тех черт исступления, которые мы находили в других трагедиях Эсхила. Но монументально-патетический стиль "Скованного Прометея" все же налицо. Его специфика заключается в общей тональности трагедии, которую можно назвать восхвалительно-риторической. Вся трагедия "Скованный Прометей" и есть не что иное, как восхвали-тельно-риторическая декламация по адресу единственного его подлинного героя - Прометея. Только такое понимание художественного стиля данной трагедии и поможет осмыслить все ее длинноты и ее недраматическую установку.

Действительно, рассказы и разговоры Прометея о прошлом, в частности о его благодеяниях, нисколько не подвигая действия вперед, придают образу Прометея необыкновенно глубокий смысл, возвышают и насыщают в идейном отношении. Точно так же разговоры с Океаном и Гермесом, опять-таки нисколько не развивая действия, весьма выразительно рисуют нам стойкость и силу воли Прометея. Сцена с Ио увековечивает Прометея как мудреца и провидца, знающего тайны жизни и бытия, хотя и не могущего воспользоваться этими тайнами.

Кроме пророчества о своем освобождении Прометей здесь еще очень много говорит о странствованиях Ио с длинным перечислением географических пунктов, через которые она прошла и еще должна пройти. Прометею здесь приписаны обширные географические знания, которые, несомненно, были тогда последним досижением науки. Этот рассказ, совершенно лишенный всякого драматизма и даже прямо противоположный ему, тем не менее стилистически очень важен как нарастающая обрисовка мудрости Прометея.

Хоры в "Скованном Прометее" тоже недраматичны. Если подойти к ним с точки зрения декламационно-риторической, то сразу можно увидеть, как они необходимы для углубления общего монументально-патетического стиля трагедии. Парод говорит о сострадании Океа-нид Прометею. Первый стасим рассказывает нам, как о Прометее плачут и север, и юг, и запад, и восток, и амазонки, и вся Азия, и Колхида, и скифы, и Персия, и моря, и даже Аид,- разве этого мало для обрисовки личности основного героя в отношении к нему всего окружающего? Второй стасим - о необходимости подчинения слабых существ - и третий стасим - о недопустимости неравных браков - опять-таки подчеркивают величие дела Прометея, на которое способен только он, но не способны слабые и забитые существа.

Наконец, геологическая катастрофа в конце трагедии демонстрирует нам опять-таки мощную волю Прометея, способного противостоять решительно всему, включая всю природу и всех повелевающих ею богов. Таким образом, то, что является в "Скованном Прометее" развитием действия, есть постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное декламационно-риторическое нарастание общего монументально-патетического стиля данной трагедии.

ж) Социально-политическая направленность.

Идеология этой трагедии, даже взятая в своем отвлеченном виде, резко отличается от прочих трагедий Эсхила своим отношением к Зевсу. В других трагедиях Эсхила мы находим восторженные гимны Зевсу, богословские рассуждения о нем и уж во всяком случае неизменное почитание его, какое-то прямо библейское его превознесение. В противоположность этому Зевс "Скованного Прометея" изображен тираном, жесточайшим деспотом, вероломным предателем, не всемогущим, хитрецом и трусом. Когда же мы начинаем вникать в стиль "Скованного Прометея", то оказывается, что это отношение к Зевсу является здесь не просто какой-то абстрактной теорией и не случайным привеском к трагедии, но проводится в самой смелой, дерзкой и даже бунтарской форме, с революционным пафосом, с просветительской убежденностью и с публицистическим задором. Это, несомненно, просветительская трагедия, это - восторженное похвальное слово борцу с тиранией.

7. Общая характеристика.

Эсхил - поборник просвещенной аристократии, которая борется с дикостью и варварством старых времен в защиту индивидуумов, объединенных в единое государство - полис. В меру демократизированный аристократический полис является для Эсхила всегдашним предметом уважения и защиты. В религиозно-философском отношении Эсхил также рассуждает в духе культурного подъема своего времени, освобождая своего Зевса от всяких пороков и недостатков и трактуя его как принцип мировой справедливости и постоянно восхваляя его.

Однако отношение Эсхила к мифологии и без "Прометея" довольно критическое. Во фрагменте 70" говорится: "Зевс - эфир, Зевс - земля, Зевс - небеса, Зевс - это все и то, что выше этого". В "Орестее" под видом Зейса и Дики проповедуется абсолютный космический морализм, который даже выше отдельных мифологических наименований. Здесь откровенная критика антропоморфизма. Горячий патриотизм эмансипированного аристократа и афинского гражданина заставлял Эсхила возводить свои социально-политические и религиозно-философские идеи к самой отдаленной старине, находя их там уже в развитом виде и тем самым обосновывая их всем направлением человеческой истории.

Для характеристики монументально-патетического стиля Эсхила имеют значение не только вариации двух его основных элементов, взятых в отдельности,- монументальности и патетики, но и разные формы их совместного функционирования в общем стиле трагедий. Этот стиль, исходя из стихийных основ жизни, о которых говорила религия Диониса, демонстрирует также и то или иное их оформление или кристаллизацию в очень четких образах, которые иначе и нельзя назвать, как пластическими. Главнейшие формы проявления основного монументально-патетического стиля Эсхила не выходили у него за пределы архаического стиля вообще, поскольку все индивидуальное в нем, несмотря на яркость своего оформления, всегда определялось не само по себе, но со стороны высших и весьма суровых закономерностей жизни.

Анализ художественного стиля трагедий Эсхила обнаруживает огромные усилия великого гения изобразить дикое буйство темных сил седой старины, но не просто изобразить, а показать их преображение и просветление, их новую организацию и пластическое оформление. Это происходит в результате развития жизни эмансипированного полиса. Именно полис есть та преобразующая и организующая сила, благодаря которой человек освобождается от этой первобытной дикости. Но для этого нужен крепкий и молодой, мощный и героический полис восходящего рабовладения, для него, в свою очередь, необходимы и мощные герои, наделенные величайшей героической способностью бороться со старым и создавать новое. Только полис, восходящий полис объясняет нам у Эсхила его новую моралистическую религию, его новую цивилизованную мифологию, его новый монументально-патетический стиль и художественное оформление.

Эсхил шел вместе со своим веком по путям восходящей рабовладельческой демократии, которая вначале отражала собой огромную мощь нового класса и его титанические усилия создать культуру нового типа. Архаическая мифология, монументально-патетический стиль и титанизм не образуют здесь внешнего привеска, но являются единым и нераздельным целым с общественно-политической жизнью молодой восходящей демократии. Титанизм Эсхила есть,

Происхождение трагедии и комедии. История философии. Древняя Греция и Древний Рим. Том II [litres]

Происхождение трагедии и комедии

1. Согласно Аристотелю, трагедия возникла из «импровизаций» – от запевал дифирамбов, выступавших, вне всякого сомнения, между двумя половинами хора. По своему происхождению, таким образом, она связана с культом Диониса, подобно тому как драма эпохи Возрождения в Европе выросла из средневековых мистерий.

2. Комедия возникла аналогичным образом из фаллических песен, «какие и теперь еще в обычае многих городов». Без сомнения, Аристотель полагал, что для своих импровизаций запевалы использовали какие-нибудь непристойные истории.

3. Наиболее важным в развитии драмы для Аристотеля было возрастание значения актеров. Эсхил первым довел число актеров до двух, ограничив хоровые части. Софокл добавил третьего актера и декорации.

4. Когда же актеры начали говорить, то появился ямбический метр, «самый речевой из всех метров». («Сперва пользовались тетраметром, так как поэзия была сатирической и более плясовой».)

Мы не будем обсуждать здесь вопросы происхождения трагедии и комедии, ибо они не имеют отношения к истории философии; я намерен ограничиться лишь кратким обзором взглядов Аристотеля по этой теме и отмечу лишь, что они вряд ли соответствуют истине и не лишены противоречий.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

5 Вопрос. 5) возникновение древнегреческой трагедии и комедии

Греческая комедия возникает в 6 в. До н. э. из четырех элементов:1)шумные и веселые бытовые сценки пародийного характера.2)драматизированные песни пародийного характера.3)оргиастически - жертвенный культ Диониса.4)песни в честь богов плодородия.В Аттике комедия достигла полного развития.Она получила развитую фабулу и структуру,характерные маски,определенное число актеров.Постановка мало отличалась от трагедии.Хор был больше трагического,актеров было не меньше трех,в пестрых костюмах и масках-карикатурах известных общественных деятелей.Декорации не менялись,не было никакого единства действий.

Периоды: древняя аттическая комедия 5-11 в дн.э,средняя 4 в д.н.э,новая,4-3 в д.н.э.

Трагедия.Античная трагедия называет первым своим поэтом Афин Эврипида и указывает на 534 г. до н.э. как на дату первой постановки трагедии во время «Великих Дионисий».

Эта трагедия отличалась двумя существенными особенностями: 1)кроме хора выступал актер, кот. делал сообщения хору, обменивался репликами с хором или с его предводителем (корифеем).2) хор принимал участие в игре, изображая группу лиц, поставленных в сюжетную связь с теми, кого представлял актер.

Произведения первых трагиков не сохранились и характер разработки сюжетов в ранней трагедии неизвестен, но основным содержанием трагедии служило изображение «страдания».

Интерес к проблемам «страдания» и его связи с путями человеческого поведения был порожден религиозными и этическими брожениями 6в., отражавшими становление античного рабовладельческого общества и государства, новые связи между людьми, новую фазу в отношениях общества и индивида.Проблемы- мифы о героях, принадлежащие к основным устоям полисной жизни, и составляющих одну из важнейших частей в культурном богатстве греческого народа.

Аристотель: Трагедия подверглась многим изменениям, прежде чем приняла свою окончательную форму. На более ранней ступени она имела «сатирический» характер, отличалась несложностью сюжета, шутливым стилем и обилием плясового элемента; серьезным произведением она стала лишь впоследствии. Истоком трагедии он считает импровизации «зачинателей дифирамба». Решающим моментом для возникновения аттической трагедии было перерастание «страстей» в нравственную проблему. Трагедия ставила вопросы человеческого поведения на примере судьбы мифологических героев.

Эсхил (525-456) происходил из знатного земледельческого рода. Он родился в Элевсине, близ Афин.Эсхил написал не менее 80 пьес – трагедий и сатирических драм. Дошло же до нас полностью только 7 трагедий, от остальных пьес остались только отрывки. «Орестея», «Прик.Прометей»

Поражает своей сложностью круг идей, которые выдвигает в своих трагедиях Эсхил: поступательное развитие человеческой цивилизации, защита демократических порядков Афин и противопоставление их персидской деспотии, ряд религиозно-философских вопросов – боги и их владычество над миром, судьба и личность человека и т.д. в трагедиях Эсхила действуют боги, титаны, герои потрясающей душевной мощи. Они часто олицетворяют собой философские, моральные и политические идеи, и потому их характеры обрисованы несколько общо. Творчество Эсхила было религиозно-мифологическим. Поэт верит, что боги правят миром, но несмотря на это, люди у него не безвольные существа, подчиненные богам. У Эсхила человек наделен свободным разумом и волей и действует по собственному разумению. Эсхил верит в рок, или судьбу, которой повинуются даже боги.

Трагедия «Прикованный Прометей». Зевс изображен здесь не носителем правды и справедливости, а тираном, который намеревался уничтожить человеческий род и который осуждает на вечные муки восставшего против его власти Прометея – спасителя человечества. В трагедии мало действия, но она полна высокого драматизма. В трагическом конфликте победу одерживает титан, волю которого не сломили молнии Зевса.

Прометей изображен борцом за свободу и разум людей, он первооткрыватель всех благ цивилизации, несущий наказание за «чрезмерную любовь к людям».

Софокл (496-406) родился в зажиточной семье.В его трагедиях действуют уже люди, хотя несколько приподнятые над действительностью. Поэтому о Софокле говорят, что он заставил трагедию опуститься с неба на землю. Основное внимание в трагедиях Софокла уделяется человеку со всем его духовным миром. Он ввел третьего актера, благодаря чему действие стало еще более живым. Т.к. основное внимание Софокл уделяет изображению действия и душевных переживаний героев, то диалогические части трагедии были увеличены, а лирические партии были уменьшены. Интерес к переживаниям отдельной личности заставил Софокла отказаться от создания целостных трилогий, где прослеживалась обычно судьба всего рода. «Царь Эдип», «Антигона»

Еврипид. Уединенный поэт и мыслитель, он откликался на актуальные вопросы социальной и политической жизни. Его театр представлял собой своеобразную энциклопедию умственного движения Греции во вт.пол.5в. В произведениях Еврипида ставились разнообразнейшие проблемы, интересовавшие греческую общественную мысль, излагались и обсуждались новые теории. Большое внимание Еврипид уделяет вопросам семьи.

Персонажи Еврипида рассуждают о том, следует ли вообще вступать в брак и стоит ли иметь детей. Особенно резкой критике подвергается система греческого брака со стороны женщин, которые жалуются на свое замкнутое и подчиненное состояние на то, что браки заключаются по сговору родителей без знакомства с будущим супругом, на невозможность уйти от постылого мужа. Женщины заявляют о своих правах на умственную культуру и образование («Медея», фрагменты «Мудрой Меланиппы»).

Значение творчества Еврипида для мировой лит-ры – прежде всего в создании женских образов. Изображение борьбы чувств и внутреннего разлада – то новое, что Еврипид внес в аттическую трагедию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *