Валентность с: Таблица валентности химических элементов (8 класс, химия)

Содержание

Валентность с точки зрения строения атомов


из «Пособие по химии для поступающих в ВУЗы»

Понять физический смысл валентности и структурных формул помогло учение о строении атома и химической связи. [c.73]
Атомы элементов способны отдавать, присоединять электроны или образовывать общие электронные пары. [c.73]
Электроны, которые участвуют в образовании химических связей между атомами, называются валентными. Это наиболее слабо связанные лектроны. [c.74]
У химических элементов общее число валентных электронов в ато-Уб, как правило, равно номеру группы периодической системы Д. И. Менделеева. Так, атом серы (элемент VI группы) содержит всего 16 электронов, из них валентных 6. [c.74]
К валентным относятся прежде всего электроны внешних незавершенных уровней.
Однако валентными могут быть и электроны второго снаружи уровня (например, у железа и элементов побочных подгрупп), а также электроны третьего снаружи уровня (например, у церия, мен-делеевия). [c.74]
Как известно, валентность характеризует способность атомов элементов к образованию химических связей. Поэтому вместе с развитием учения о химической связи изменялось и само понятие о валентности. [c.74]
В настоящее время валентность определяется как число химических связей, которыми данный атом соединен с другими. Число же связей, которые может образовывать атом, равно числу его неспаренных электронов. Поэтому валентность атома элемента в простейших случаях определяется числом неспаренных электронов в нем, идущих на образование общих электронных пар. При этом не учитывается полярность образовавшихся связей, а поэтому валентность не имеет знака. Следует подчеркнуть, что валентность, определяемая как число связей, не может быть ни отрицательной, ни нулевой .
[c.74]
Во всех этих соединениях азот трехвалентен. [c.74]
Отсюда следует, что валентность атома азота в ионе аммония равна четырем (четыре связи). При присоединении протона к молекуле ЫНз валентность азота увеличилась с 3 до 4, но степень окисления не изменилась (она равна —3, см. 31). [c.75]
При этом имеется в виду, что оба кислородных атома, связанных только с азотом, равноценны, они находятся на одинаковом расстоянии от атома азота и несут каждый по половинному заряду электрона, т. е. четвертая связь азота разделена поровну между двумя атомами кислорода. При таком написании атомы в молекуле имеют устойчивые электронные конфигурации внешних уровней у кислорода и азота — восьмиэлектронные, а у водорода — двухэлектронные. [c.75]
В азотной кислоте атом азота может отдать один электрон с подуровня 2х одному из атомов кислорода и тогда будет иметь четыре неспаренных электрона, т. е. станет четырехвалентным в виде К+ (первая формула). [c.75]
Здесь пяти ковалентным связям должны соответствовать десять электронов, что нереально атом азота на втором (внешнем) уровне может иметь не более восьми электронов. Азот не может быть пятивалентным Однако степень окисления азота в азотной кислоте равна +5 (см. 31). [c.75]
Из этой схемы видно, что ковалентная связь образована неспаренными электронами бора и фтора-. Кроме этого, образованы еще две ковалентные связи по донорно-акцепторному механизму за счет двух свободных орбиталей атома бора и двух неподеленных пар атома фтора (они обозначены пунктиром). Таким образом, в молекуле BF валентность атомов и бора, и фтора равна трем. Наличием трех химических связей сбъясвяется большая устойчивость молекулы BF. [c.76]
Отсюда следует, что валентность атома кремния в анионе 51Ря равна шести. [c.76]

Вернуться к основной статье

%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c — с русского на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АлтайскийАрабскийАрмянскийБаскскийБашкирскийБелорусскийВенгерскийВепсскийВодскийГреческийДатскийИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИсландскийИтальянскийКазахскийКарачаевскийКитайскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПерсидскийПольскийПортугальскийСловацкийСловенскийСуахилиТаджикскийТайскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрумскийФинскийФранцузскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c — со всех языков на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АймараАйнский языкАлбанскийАлтайскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийВенгерскийВепсскийВодскийВьетнамскийГаитянскийГалисийскийГреческийГрузинскийДатскийДревнерусский языкИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКитайскийКлингонскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛожбанМайяМакедонскийМалайскийМальтийскийМаориМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынский, МолдавскийСербскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТамильскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧаморроЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

Валентность.

Валентные возможности атомов

Валентность.
Валентные возможности атомов

Цели. Развить представления о валентности как основном свойстве атома, выявить закономерности изменения радиусов атомов химических элементов в периодах и группах периодической системы. Используя интегрированный подход, развивать у учащихся умения сравнивать, сопоставлять, находить аналогии, предсказывать практический результат на основании теоретических рассуждений. Cоздавая ситуации успеха, преодолевать психологическую инерцию учащихся. Развивать образное мышление, способности к рефлексии.

Оборудование. Таблица «Валентность и электронные конфигурации элементов».
Эпиграф. «Логика, если она отражается в истине и здравом смысле, всегда ведет к цели, к правильному результату».
Урок комбинированный, с элементами интеграции. Используемые методы обучения: объяснительно-иллюстративный, эвристический и проблемный.

ХОД УРОКА

I этап.
Ориентировочно-мотивационный

Урок начинается с «настройки» (звучит музыка – симфония № 3 Й.Брамса).
Учитель. Слово «валентность»(от лат. «valentia») возникло в середине XIX в., в период завершения химико-аналитического этапа развития химии. К тому времени было открыто более 60 элементов.

Истоки понятия «валентность» содержатся в работах разных ученых. Дж.Дальтон установил, что вещества состоят из атомов, соединенных в определенных пропорциях. Э.Франкланд, собственно, и ввел понятие валентности как соединительной силы. Ф.А.Кекуле отождествлял валентность с химической связью. А.М.Бутлеров обратил внимание на то, что валентность связана с реакционной способностью атомов. Д.И.Менделеев создал периодическую систему химических элементов, в которой высшая валентность атомов совпадала с номером группы элемента в системе. Он же ввел понятие «переменная валентность».
Вопрос. Что такое валентность?
Вчитайтесь в определения, взятые из разных источников.
«Валентность химического элемента – способность его атомов соединяться с другими атомами в определенных соотношениях».
«Валентность – способность атомов одного элемента присоединять определенное количество атомов другого элемента».
«Валентность – свойство атомов, вступая в химические соединения, отдавать или принимать определенное количество электронов (электровалентность) или объединять электроны для образования общих для двух атомов электронных пар (ковалентность)».
Какое определение валентности, по вашему мнению, более совершенно и в чем вы видите недостатки других? (Обсуждение в группах.)
Валентность и валентные возможности – важные характеристики химического элемента. Они определяются структурой атомов и периодически изменяются с увеличением зарядов ядер.
Что, по-вашему, означает понятие «валентная возможность»?

Учащиеся высказывают свое мнение. Вспоминают значение слов «возможность», «возможный», уточняют смысл этих слов в толковом словаре С. И.Ожегова: «Возможность – средство, условие, необходимое для осуществления чего-нибудь»; «возможный – такой, который может произойти, осуществимый, допустимый, дозволительный, мыслимый».
Потом учитель подводит итог.

Учитель. Валентные возможности атомов – это допустимые валентности элемента, весь спектр их значений в различных соединениях.

II этап.
Операционно-исполнительный

Работа с таблицей «Валентность и электронные конфигурации элементов».
Учитель. Поскольку валентность атома зависит от числа неспаренных электронов, полезно рассмотреть структуры атомов в возбужденных состояниях, учитывая валентные возможности. Запишем электронографические формулы распределения электронов по орбиталям в атоме углерода. С их помощью определим, какую валентность проявляет углерод С в соединениях. Звездочкой (*) обозначают атом в возбужденном состоянии:

Таким образом, углерод проявляет валентность IV за счет расспаривания 2s2-электронов и перехода одного из них на вакантную орбиталь. (Вакантный – незанятый, пустующий (С.И.Ожегов).)
Почему валентность С – II и IV, а Н – I, Нe – 0, Be – II, B – III, P – V? Сопоставьте электронографические формулы элементов (схема 1) и установите причину разной валентности.

Работа в группах.

Схема 1

Учитель. Итак, от чего зависят валентность и валентные возможности атомов? Давайте рассмотрим эти два понятия во взаимосвязи (схема 2).

Схема 2

Расход энергии (Е) на перевод атома в возбужденное состояние компенсируется энергией, выделяющейся при образовании химической связи.
В чем отличие атома в основном (стационарном) состоянии от атома в возбужденном состоянии (схема 3)?

Схема 3

Учитель. Могут ли быть следующие валентности у элементов: Li – III, O – IV, Ne – II?
Поясните свой ответ, используя электронные и электронографические формулы этих элементов (схема 4).

Работа в группах.

Схема 4

(Ответ. Нет, т. к. в этом случае затраты энергии на перемещение электрона (1s 2p или 2p 3s) настолько велики, что не могут быть компенсированы энергией, выделяющейся при образовании химической связи.)
Учитель. Есть еще один вид валентной возможности атомов – это наличие неподеленных электронных пар (образование ковалентной связи по донорно-акцепторному механизму):

Например:

III этап.
Оценочно-рефлексивный

Подводятся итоги, характеризуется работа учащихся на уроке (возвращение к эпиграфу урока). Затем подводится резюме – отношение ребят к уроку, учебному предмету, учителю.

Резюме

1. Что не понравилось на уроке?
2. Что понравилось?
3. Какие вопросы остались для тебя неясными?
4. Оценка работы преподавателя и своей работы (обоснованная).

Домашнее задание (по учебнику Г.Е.Рудзитиса и Ф.Г.Фельдмана «Химия-11»): с. 66–69; упр. 12–14, с. 70–71.

 

границ | Роль эмоциональной валентности в обработке лицевых и вербальных стимулов — предвзятость к позитиву или негативу?

Введение

Эмоциональная валентность в человеческом восприятии и обработке

Эмоциональные стимулы очень важны для человеческого поведения, поскольку люди должны очень быстро обрабатывать такие стимулы, чтобы обнаруживать и реагировать на события, важные для нашего выживания. Общие эффекты эмоциональности, т. е. преимущество обработки эмоциональной информации по сравнению с нейтральной, были показаны для различных типов стимулов, включая слова (например, слова).г., Канске и Коц, 2007; Куста и др., 2009; Яп и Сеоу, 2013 г.; Goh et al., 2016) и лица (Johansson et al., 2004; Groß and Schwarzer, 2010). В целом, эмоциональная значимость стимула усиливает его обработку (Zeelenberg et al., 2006).

Одной из основных характеристик эмоциональных стимулов является их гедонистическая валентность. Валентность относится к приятности или неприятности эмоционального стимула. Почти все события и переживания, такие как лица, звуки, музыка, искусство, изображения, письменная или устная речь и многие другие, могут быть классифицированы по этому измерению как более или менее положительные или отрицательные.Учитывая, что валентность является решающим фактором для репрезентации и категоризации человеческого опыта, были предприняты усилия, чтобы выяснить, приводит ли близость стимулов к любому концу континуума этого измерения (положительного или отрицательного) к преимущественной обработке, и если да, то к какой именно. один. В литературе заметная разница в реакции на отрицательные или положительные стимулы была обозначена как «предвзятость». Хотя существуют эмпирические данные о существующей асимметрии в том, как люди используют положительную и отрицательную информацию (Vaish et al., 2008), точное направление таких отклонений валентности до сих пор неясно. В случаях, когда положительные или отрицательные стимулы воспринимаются и обрабатываются по-разному, реакция на предпочтительную категорию описывается такими терминами, как «преимущество», «предпочтение», «превосходство», «улучшение» или «облегчение», в то время как другая категория , соответственно, показывает «недостаток» или «задержку». Доказательства предвзятости обычно связаны с поведенческим преимуществом или облегчением выполнения экспериментальных задач, в частности, с более высокими показателями точности или более быстрым временем отклика в контексте стимулов с определенной валентностью.Таким образом, «предвзятость» можно определить как поведенческое преимущество, отражающееся в лучшей или более быстрой реакции на положительные или отрицательные стимулы. В этом отношении эмпирические данные неоднородны: помимо исследований, которые продемонстрировали поведенческое предпочтение положительных или отрицательных стимулов, другие исследования не обнаружили асимметрии. Эти противоречивые результаты могут быть связаны с такими методологическими факторами, как возраст, модальность стимула или задача. Например, Байер и Шахт (2014) обнаружили, что взрослые обрабатывают положительные слова быстрее, чем отрицательные, но демонстрируют обратную картину в отношении эмоциональных изображений и выражений лица.Таким образом, первая и основная цель настоящей статьи состоит в том, чтобы сделать обзор литературы по поведенческим эффектам валентности с учетом возраста, модальности и задачи. Помимо систематического обобщения эффектов валентности в литературе, возникает вопрос, как и почему возникают поведенческие предубеждения и какие лежащие в их основе механизмы могут быть ответственны за них.

Положительные и отрицательные предубеждения

Согласно понятию «предвзятости положительности», существует преимущество обработки положительных стимулов над отрицательными.Положительные эффекты были показаны во всех модальностях. Исследования с использованием вербальных стимулов выявили преимущества позитивности при выполнении различных задач со взрослыми. Например, Bayer and Schacht (2014), Goh et al. (2016) и Хофманн и соавт. (2009) показали, что положительные слова обычно вызывают более быстрое время реакции, чем отрицательные слова, в задачах на лексическое решение, с аналогичными эффектами, обнаруженными в задачах на семантическую (Goh et al., 2016) и эмоциональную категоризацию (Feyereisen et al., 1986). Сильвестр и др. (2016) подтвердили преимущество положительных слов для детей в возрасте от 9 до 12 лет, которые участвовали в задаче на эмоциональную категоризацию. Предвзятость в отношении лиц также была обнаружена. Например, Feyereisen et al. (1986) и Leppänen and Hietanen (2004) продемонстрировали преимущество в скорости положительных стимулов при принятии решения о том, является ли лицо положительным, отрицательным или нейтральным. Точно так же Уолден и Филд (1982) показали, что взрослые и дети распознают счастливые лица с наименьшим количеством ошибок.

Было предложено несколько возможных объяснений эффектов положительного превосходства: Одно из предложенных объяснений заключается в том, что отрицательные эмоции в целом менее сгруппированы и более отличны друг от друга, чем положительные эмоции, и поэтому их труднее идентифицировать без путаницы (Leppänen and Hietanen, 2004; Нумменмаа и Кальво, 2015).В частности, для языка гипотеза информационной плотности утверждает, что положительные вербальные стимулы лучше прорабатываются и связаны между собой в памяти, чем отрицательный материал (Unkelbach et al., 2008; Sylvester et al., 2016). Для лиц были предложены два дополнительных возможных объяснения смещения положительности, в том числе то, что положительные выражения лица могут быть визуально более отчетливыми, чем отрицательные выражения, что приводит к визуальному преимуществу заметности, и что положительные выражения могут кодироваться и обрабатываться по-разному по сравнению с отрицательными выражениями. (Леппянен и Хиетанен, 2004; Нумменмаа и Кальво, 2015).

«Склонность к негативу» относится к противоположному образцу, предпочтительной обработке негативной информации. Доказательства этого эффекта также можно найти для вербальных и невербальных стимулов. Например, Насралла и Кармель (2009) продемонстрировали повышенную чувствительность к отрицательной валентности слов в задаче категоризации взрослых и предположили, что отрицательные стимулы имеют преимущественный доступ к обработке восприятия. Точно так же Dijksterhuis и Aarts (2003) продемонстрировали предпочтительное обнаружение подсознательно предъявляемых негативных словесных стимулов.Для лиц предвзятость негативизма также была показана в нескольких исследованиях, особенно в тех, в которых участникам требовалось обнаруживать целевые лица среди отвлекающих стимулов. Например, среди отвлекающих факторов взрослым участникам часто легче обнаружить сердитые лица, чем счастливые лица (Fox et al., 2000; Ohman et al., 2001; Fox and Damjanovic, 2006; Horstmann and Bauland, 2006; Pinkham et al. ., 2010). Негативное смещение также было предложено для развития ребенка: Vaish et al. (2008, стр. 383) заявляют, что «младенцы больше обращают внимание, больше подвержены влиянию и используют в большей степени негативные, чем позитивные аспекты своего окружения.Признаки наличия склонности к негативизму в младенчестве включают, согласно Vaish et al., более сильную ориентацию на испуганные лица, чем на счастливые, и более проработанный вербальный дискурс об отрицательных переживаниях, чем о положительных.

Объяснения склонности к негативизму подчеркивают критически важные эволюционно адаптивные функции, поскольку для выживания важно быстро обнаруживать, обращать внимание и избегать негативных, аверсивных стимулов (Baumeister et al., 2001; Vaish et al., 2008). Однако было указано (Estes and Adelman, 2008a,b; Estes and Verges, 2008), что эта «автоматическая бдительность» в отношении негативных стимулов может также привести к поведенческим недостаткам. С одной стороны, люди уделяют больше внимания негативному опыту и придают ему большее значение, чем позитивному. С другой стороны, отвращение к угрожающим стимулам может быть более чувствительным ко времени, чем достижение аппетитных стимулов. Возможным следствием этого является то, что негативные стимулы могут вызывать относительно медленные ответы на когнитивные задачи.Авторы называют эту обычно длительную реакцию на негативные стимулы «негативной задержкой». Если особая актуальность негативных стимулов приводит к задержке отключения внимания, может потребоваться более длительное время реакции для обработки негативных стимулов по сравнению с позитивными стимулами. В этом смысле поведенческие позитивные эффекты могут также быть результатом длительного отказа от негативных стимулов.

Изменения в развитии эффектов валентности

Эффекты валентности не только различаются в зависимости от задач и модальностей, но и меняются с возрастом.Изменения в развитии наблюдались в обработке текстов. Хотя Рассел и Риджуэй (1983, стр. 802) показали, что «дети, по-видимому, организуют термины эмоций почти так же, как и взрослые» по измерениям валентности и возбуждения, Уайден и Рассел (2008) пришли к выводу, что категории эмоций развиваются постепенно, исследовав понимание, категоризацию и производство эмоциональных терминов у дошкольников. Каушке и др. (2012) показали улучшения в обработке абстрактных терминов (в том числе эмоциональных слов) с помощью задачи на лексическое решение у детей в возрасте от 8 до 12 лет.Барон-Коэн и др. (2010) сообщили о существенных изменениях в объеме словаря рецептивных эмоций в возрасте от 4 до 11 лет. Эти данные свидетельствуют об изменениях в том, как дети обрабатывают слова с эмоциональным содержанием. Однако эти исследования не позволяют делать какие-либо выводы о потенциальных изменениях развития в отношении эффектов валентности.

Также были выявлены явные изменения в развитии при обработке лицевых стимулов: в то время как младенцы в возрасте до 6 месяцев предпочитают позитивные выражения лица, они начинают обращать больше внимания на негативные выражения позже, в первый год жизни (Ludemann and Nelson, 1988).Трехлетние дети лучше узнают положительные лица, чем отрицательные, но у детей старшего возраста эта разница, по-видимому, слабее (Freitag and Schwarzer, 2011). Гао и др. (2010), изучая детей в возрасте от 7 до 14 лет, показали, что реакции детей старшего возраста больше похожи на реакции взрослых, чем у детей младшего возраста, и пришли к выводу, что взрослое представление мимики постепенно развивается в детстве.

Цели и вопросы

В целом, кажется хорошо задокументированным, что эмоциональная валентность влияет на человеческое поведение и познание.До сих пор до сих пор неясно, является ли в основном позитивная или негативная информация, облегчающая обработку, как эффекты валентности модифицируются модальностью стимула, задачей и возрастом, и какие лежащие в основе механизмы ответственны за очевидные поведенческие предубеждения. Таким образом, настоящая статья пытается пролить свет на роль эмоциональной валентности в обработке эмоциональных стимулов.

В описательном обзоре литературы мы сосредоточимся на двух типах стимулов, которые очень важны для передачи эмоций человеком: слова и лица.При общении лицом к лицу эмоции обычно передаются одновременно с помощью словесных и лицевых сигналов. В детстве общение лицом к лицу между детьми и их взрослыми опекунами является основной возможностью для детей извлечь значение слов. Таким образом, лицевая информация обычно сопровождает вербальную информацию. Тем не менее, предыдущие исследования в основном изучали обработку эмоциональной информации слов и лиц по отдельности. Из-за высокой степени экологической одновременности эмоциональной информации от речи и лиц наша цель состояла в том, чтобы посмотреть на параллели и различия, которые можно найти среди результатов исследований этих двух сенсорных модальностей.

Таким образом, ключевые вопросы, лежащие в основе нашего обзора, следующие:

1. Предпочитают ли люди положительные или отрицательные стимулы при восприятии вербальной и/или лицевой информации?

2. Являются ли предпочтения потенциальных валентностей модально-специфичными, т. е. находим ли мы параллели или различия в отношении эффектов валентности при обработке слов и лиц?

3. Изменяются ли эффекты валентности с возрастом, и если да, то происходят ли сходные изменения в развитии в обеих модальностях?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы представляем три репрезентативных обзора литературы, посвященной эффектам валентности при обработке эмоциональных стимулов. Во-первых, мы рассматриваем исследования по обработке текстов у взрослых (дополнительная таблица 1A) и детей (дополнительная таблица 1B), после чего следует обзор эффектов валентности при обработке лиц у детей и взрослых, разделенных по используемым методам (дополнительная таблица 2A, основанная на обнаружении). исследования, дополнительная таблица 2B, исследования на основе идентификации). Наконец, мы представляем третий обзор, касающийся эффектов валентности в исследованиях, в которых в качестве стимулов используются как слова, так и лица (таблица 1). Точные критерии отбора каждого обзора объясняются ниже.Мы сосредоточились на публикациях, в которых сообщается об эмпирических поведенческих результатах, касающихся валентных эффектов, т. е. требовалось явное сравнение положительных и отрицательных стимулов. В соответствии с большинством литературы предполагалось «смещение» или преимущество обработки в случае значительно более высокой точности или более быстрого времени отклика на стимулы определенной категории валентности.

Таблица 1 . Исследования эффектов валентности с лицами и словами в качестве стимулов.

Обзор 1: Эффекты валентности в текстовой обработке

Чтобы получить общее представление о текущем состоянии исследований, мы сначала проверили списки ссылок в соответствующих статьях и обратились к компьютеризированным базам данных (Google Scholar, Pubmed, Psycinfo, Psyclit, Medline, Msyndex), используя поисковые термины «валентность», « эмоция», «обработка текста» и различные комбинации этих терминов.Исследования были включены, если они соответствовали следующим критериям:

— Исследования должны сообщать о поведенческих результатах одномодальной обработки текста. Задания кросс-модального прайминга со словами в качестве целей были исключены, чтобы избежать влияния стимулов из других модальностей (например, лиц или эмоциональных картинок) на обработку текстов.

— Выбранные исследования охватывают различные поведенческие задачи: лексическое решение, категоризация (положительная/отрицательная, эмоциональная/нейтральная, конкретная/абстрактная), задачи на определение слов, задачи на подсчет слов, эмоциональные задачи, задачи на перевод, задачи на чтение или задачи на запоминание.

— Если в исследованиях использовались психофизиологические измерения, такие как ЭЭГ, фМРТ или реакция зрачков, эти исследования также включались, но для обзора извлекались только поведенческие результаты.

— Целевыми стимулами, используемыми в исследованиях, должны были быть слова, различающиеся по валентности (положительной/отрицательной). Положительные и отрицательные слова приходилось сравнивать непосредственно в статистическом анализе.

— Сообщаемые результаты должны были быть точностью и/или временем реакции.

— Участники должны были быть здоровыми детьми или взрослыми.

Результаты поиска для исследований взрослых

Основываясь на этих критериях, в дополнительной таблице 1А представлен всесторонний обзор результатов 42 соответствующих публикаций, сообщающих об оригинальных исследованиях по обработке текстов с участием здоровых взрослых участников. Еще четыре исследования, перечисленные в таблице 1, изучали слова в сочетании с обработкой лица. В 46 публикациях сообщается о 98 показателях результатов. На рисунке 1 показано распределение всех показателей исходов, связанных со словами, о которых сообщалось в исследованиях (для взрослых: на основе дополнительной таблицы 1A, таблицы 1).Вырисовывающаяся общая картина довольно ясна: в меньшинстве исследований (11%) было обнаружено, что обработка отрицательных слов лучше или быстрее. Исследования, выявившие лучшую и/или более быструю обработку слов с положительной валентностью или не обнаружившие различий между положительными и отрицательными словесными стимулами, явно преобладают. Другими словами, есть лишь слабые доказательства преимущества отрицательных стимулов над положительными при обработке текста взрослыми. Как правило, положительные и отрицательные слова либо обрабатываются с одинаковой скоростью и/или точностью, либо положительные слова имеют преимущество в обработке.

Рисунок 1 . Распределение показателей результатов в исследованиях по обработке текстов (абсолютные числа основаны на 46 публикациях, включая 98 показателей результатов для взрослых, и 9 исследований, включая 19 показателей результатов для детей).

Результаты поиска по исследованиям с детьми

В дополнение к поиску литературы, описанному выше, мы специально провели поиск исследований, в которых изучались эффекты валентности при обработке текста с участием детей с типичным развитием, используя комбинации поисковых терминов «положительный ИЛИ отрицательный ИЛИ нейтральный И слово * И дети», «эмоция * И слово * И дети», и «валентность И слово * И дети.«После проверки нескольких сотен заголовков и аннотаций осталось девять публикаций, в которых явно рассматриваются эффекты валентности в обработке текстов детьми или подростками в соответствии с нашими критериями (подробности см. В дополнительной таблице 1B, таблице 1). По сравнению с относительно большим объемом исследований с участием взрослых, поразительно мало эмпирических данных для детей, но количество исследований в этой области в последние годы увеличилось. Возраст участников этих исследований колебался от 5 до 17 лет. Только три из 19 показателей результата (16%) выявили преимущество отрицательных слов. Во всех остальных случаях было обнаружено либо преимущество положительных слов, либо сбалансированная обработка положительных и отрицательных слов (см. Рисунок 1, для детей: на основе дополнительной таблицы 1B, таблицы 1). Существующие исследования с участием детей, таким образом, сходятся с данными взрослых в том смысле, что они не поддерживают отрицательное преимущество в обработке текстов, а скорее указывают на тенденцию к предвзятости к положительному, по крайней мере, в определенных возрастных группах.

Пять исследований, в которых участвовали разные возрастные группы, проливают свет на возрастные изменения в детстве. В поперечном исследовании пяти-, шести-, девяти- и 12-летних детей (Bahn et al., 2017, см. дополнительную таблицу 1B, таблицу 1) 5- и 6-летние дети показали раннее поведенческое преимущество. для положительных слов над отрицательными в двух задачах обработки текста (лексическое решение и эмоциональная категоризация) с постепенным уменьшением его эффекта у детей старшего возраста. Понари и др. (2018) продемонстрировали положительное преимущество для точности в задаче на лексическое решение, в частности, у детей в возрасте 8–9 лет, но не у детей младшего и старшего возраста.Квас и др. (2016) сравнили детей со средним возрастом 8 и 13 лет в задаче на память. Среди 13-летних точность была выше для отрицательных слов, чем для положительных, в то время как в младшей группе точность не зависела от валентности слов. Другое исследование вспоминания слов (Zhang et al., 2018) не выявило возрастных изменений: негативные слова запоминались лучше, чем позитивные, в двух возрастных группах (средний возраст 7,5 и 11,4 года соответственно).

Оценка

Несмотря на то, что наш обзор выявил общие тенденции в пользу предвзятости, некоторые несоответствия остаются.Очевидно, что результаты зависят от характеристик стимула, задачи, результатов и других факторов. Некоторые важные методологические факторы, которые снижают сопоставимость рассмотренных исследований и влияют на появление, направление или величину эффектов валентности при обработке текстов, обсуждаются ниже.

Во-первых, исследования эффектов валентности сопряжены с риском смешения валентности с возбуждением. Широко обсуждалось, насколько сильно возбуждение влияет на эффекты валентности при обработке текстов (Larsen et al., 2006, 2008; Эстес и Адельман, 2008a,b). Эстес и Адельман (2008a) заметили, что отрицательные слова вызывают более медленные лексические решения и называние, чем положительные слова. Однако отрицательные слова, как правило, имеют более высокие значения возбуждения, т. Е. Воспринимаются с большей интенсивностью, чем положительные слова. Таким образом, валентные эффекты могут быть сведены к более сильному возбуждению негативных стимулов. Ларсен и др. (2008) повторно проанализировали набор вопросов Эстеса и Адельмана (2008a) с особым акцентом на возбуждение и обнаружили модулирующие эффекты: среди невозбуждающих стимулов положительные слова вызывали более быстрые лексические решения, чем отрицательные слова, но среди сильно возбуждающих стимулов этот эффект исчезал. Когда возбуждение контролировалось, наблюдалось более длительное время реакции на эмоционально негативные слова. Хофманн и др. (2009) также сообщают о различном влиянии возбуждения на обработку отрицательных и положительных слов: в то время как поведенческое облегчение положительных слов (отражаемое более быстрым временем реакции и меньшим количеством ошибок) наблюдалось независимо от уровня их возбуждения, возбуждение, по-видимому, модулировало поведенческие реакции. к отрицательным словам. Авторы пришли к выводу, что сильное возбуждение способствует ранней обработке негативных, но не позитивных слов.Куста и др. (2009) обнаружили значительный эффект обработки эмоциональных слов по сравнению с нейтральными, даже когда возбуждение оставалось постоянным. В исследовании Goh et al. (2016), положительные слова обрабатывались быстрее, чем отрицательные, без влияния возбуждения. Куперман и др. (2014) на основании своего мета-исследования пришли к выводу, что отрицательная валентность, а также сильное возбуждение замедляют обработку текстов, что эффекты валентности и возбуждения независимы, и что валентность оказывает более сильное влияние на обработку текстов, чем возбуждение. Очевидно, что возможные взаимодействия между валентностью и возбуждением сложны, и различия в возбуждении могут объяснить противоречивые результаты предыдущих исследований по обработке текстов, по крайней мере, до некоторой степени. Чтобы раскрыть эффекты валентности, значения возбуждения положительных и отрицательных целевых элементов должны поддерживаться постоянными.

Второй значимый методологический фактор в отношении выбора стимулов в исследованиях по обработке текстов относится к семантике словесных стимулов. В большинстве исследований используется большое количество очень разных категорий слов и частей речи.Например, Берлинский список аффективных слов (BAWL, Võ et al., 2009; Jacobs et al., 2015) содержит около 3000 немецких слов. Среди них есть конкретные слова с относительно нейтральными значениями (например, «Ампель» — светофор или «Галле» — зал), абстрактные слова с относительно нейтральными значениями (например, «Энтвурф» — черновик или «Классик» — классицизм), конкретные слова с эмоциональными коннотациями (например, «Spinne», паук или «Sonne», солнце), а также термины эмоций (например, «Abscheu», отвращение или «Freude», радость). Го и др. (2016) выбрали в качестве целевых элементов для своих заданий только конкретные слова, а абстрактные термины были добавлены в качестве отвлекающих факторов в одно из заданий.Понари и др. (2018) обнаружили, что положительная эмоциональная валентность облегчает обработку абстрактных слов, но не конкретных слов. Поэтому они заключают, что эмоциональная валентность особенно полезна для усвоения абстрактных слов. Поскольку Яо и соавт. (2016) отмечают, что влияние валентности и возбуждения на обработку текстов модулируется конкретностью, поэтому следует соблюдать осторожность при использовании смеси различных (конкретных и абстрактных) категорий слов. В большинстве рейтингов эмоциональной валентности валентность приписывается конкретным словам, имеющим отрицательную или положительную коннотацию.Куперман и др. (2014) называют слова гроб, хлопок и котенок в качестве примеров отрицательных, нейтральных и положительных элементов. Коннотации сопровождают практически все классы открытых слов и могут быть определены как оценочные ассоциации, отражающие субъективные, чаще всего идиосинкразические формы оценки референта (Klann-Delius, 2015). Конечно, почти каждое слово может быть воспринято как более или менее положительное или отрицательное, в зависимости от опыта человека с понятием (например, слово кошка может быть оценено как положительное или отрицательное в зависимости от того, имел ли человек приятный или пугающий предшествующий опыт общения с кошками). .В отличие от слов с аффективной коннотацией, термины для обозначения эмоций (например, гнев или любовь) более непосредственно относятся к эмоциям как к символам. Эмоциональные термины являются элементами эмоционального словаря ментального лексикона и кодируют внутренние состояния в обычной лингвистической оболочке (Klann-Delius, 2015; Schwarz-Friesel, 2015). Важно отметить, что валентность является неотъемлемой частью семантических признаков, характеризующих эмоциональные термины (например, радость относится к положительной эмоции, независимо от личного опыта), в то время как в случае коннотаций валентность выступает как дополнительная, идиосинкразическая и культурно-специфическая оценка. сопровождающее денотативное значение.Таким образом, наличие и направление валентного эффекта можно изменить путем выбора словесных стимулов. Виглиокко и др. (2013) подчеркивают особую роль терминов эмоций в развитии ребенка: внутренний аффективный опыт обеспечивает, по крайней мере, начальную основу для абстрактных понятий. Эмоциональные термины рассматриваются как предшественники успешного создания абстрактного словаря, поскольку они служат «решающей ступенькой в ​​развитии онтологического различия между сущностями, существующими в физическом мире, и сущностями, существующими только в человеческом уме» (Vigliocco et al., 2013, с. 2). Учитывая, что термины, обозначающие эмоции, усваиваются раньше, чем другие абстрактные слова, и что оценочные коннотации конкретных слов сильно связаны с возрастом, термины, обозначающие эмоции, представляют собой подходящее семантическое поле для изучения эффектов валентности у детей.

Другим свойством стимула, которое может влиять на реакцию, является модальность, в которой представлены слова. В большинстве всех исследований использовались письменные слова, отображаемые на экране компьютера, и только в 7 из 55 исследований слова представлялись вслух через наушники.Конечно, аудиальная презентация особенно актуальна для юных участников с ограниченными навыками чтения. Паттерн в отношении эффектов валентности не различается между модальностями предъявления стимула: как для письменных, так и для слуховых стимулов отрицательное преимущество встречалось реже, чем положительное преимущество или отсутствие валентной асимметрии. В случае слуховых стимулов слово-стимул может быть представлено в нейтральном или эмоциональном тоне. В шести из 7 исследований не было дано никакой информации о просодических характеристиках стимулов, а в одном исследовании (Bahn et al., 2017) использовали словесные стимулы, произносимые нейтральным тоном. Поэтому нельзя уверенно делать выводы о возможном влиянии эмоционального и нейтрального тона.

Следующим важным методологическим аспектом в исследованиях обработки текста является тип задачи. Можно предположить, что значимость валентности для ответа на аффективный стимул зависит от задачи. В большинстве рассмотренных исследований по обработке текстов использовался один из трех различных типов задач: задачи на лексическое решение, задачи на память или задачи на категоризацию.Для лексического решения участник должен решить, является ли целевой стимул (представленный визуально или в виде устного слухового стимула) словом или псевдословом. Это задание подчеркивает форму слова и не требует полного доступа к значению слова. Следовательно, валентность слова менее актуальна и не нужна для ответа. В заданиях на запоминание участникам предъявляется список слов, после чего их просят вспомнить столько слов из списка, сколько они могут вспомнить, или указать в новом списке, слышали ли они ранее этот элемент или нет.Эмоциональная валентность целевого слова также не имеет здесь прямого отношения, но значение слова, включая информацию о его валентности, вероятно, будет активировано для припоминания и извлечения. Другим часто используемым типом задач является семантическая категоризация, когда участники должны отнести словесные стимулы к различным семантическим категориям. Например, различия между положительным и отрицательным, между положительным/отрицательным и нейтральным или между конкретным и абстрактным использовались в задачах категоризации.Эти задачи сложнее, так как требуют семантического анализа и прямого доступа к семантическим свойствам слов. При эмоциональной категоризации валентность должна учитываться явно, чтобы классифицировать слово как положительное или отрицательное, что делает валентность особенно значимой для реакции. Учитывая разные когнитивные требования задач и разную роль эмоциональной валентности, возникает вопрос, связаны ли конкретные задачи с конкретными результатами. Из 54 показателей результатов лексического решения, представленных в таблицах, только 5% показали преимущество отрицательности, в то время как 52% результатов были в пользу положительных слов, а остальные 43% показателей результатов не показали эффектов валентности. Что касается задач на память, то 16 показателей результатов были распределены более равномерно: 38% продемонстрировали отрицательное преимущество, а 31% — положительное преимущество или отсутствие эффекта валентности. Что касается задач категоризации, 21 % из 24 результатов показали преимущество отрицательности, в то время как 54 % результатов были в пользу положительных слов, а остальные 25 % не показали влияния валентности. Очевидно, что результаты лексических решений и задач категоризации обнаруживают весьма схожие закономерности (т. е. тенденцию в пользу смещения положительности).В нескольких исследованиях, в которых использовались лексические решения, а также задачи категоризации с одними и теми же стимулами, не было обнаружено расхождений по конкретным задачам: Goh et al. (2016) показали, что положительные слова обрабатывались быстрее, чем отрицательные слова в лексическом решении, а также в семантической категоризации. В исследовании Bahn et al. (2017) (см. дополнительную табл. 1Б, табл. 1), реакции также оказались независимыми от задачи: у детей в возрасте 9 лет и старше, как и у взрослых, не было выявлено поведенческих различий между положительными и отрицательными словами в лексическом решении и эмоциональной категоризации.Кроме того, положительное преимущество было очевидно для детей 5 и 6 лет в обоих заданиях. Результаты лексического решения и эмоциональной категоризации, полученные Dijksterhuis и Aarts (2003), также показали сходящиеся результаты с лучшей реакцией на отрицательные слова в обоих заданиях. Однако только в одном исследовании были обнаружены разные результаты для задач на лексическое решение и эмоциональную категоризацию. Эстес и Вергес (2008) наблюдали более медленное время реакции на отрицательные стимулы при лексическом решении, но более быструю реакцию при эмоциональной категоризации.Авторы утверждают, что релевантность ответа может объяснить результаты их конкретных задач. Наблюдаемое более медленное время реакции на негативные стимулы в лексическом решении может отражать то, что отключение внимания затруднено, когда необходимо обработать негативные стимулы, тогда как постоянное внимание на негативные стимулы могло ускорить время реакции в их задаче категоризации. По сравнению с результатами задач на лексическое решение и категоризацию, задачи на память отличаются относительно высокой долей результатов в пользу негативности.Кроме того, из 14 результатов по трем типам заданий, которые свидетельствовали в пользу отрицательного преимущества, шесть (42%) были получены с помощью заданий на память/припоминание. Подводя итог, можно сказать, что тип задачи, по-видимому, влияет на ответы при обработке текста (задачи на лексическое решение и категоризацию в отличие от задач на память), но нет четких ассоциаций между релевантностью реакции на валентность и наблюдаемыми результатами.

Наконец, необходимо рассмотреть показатели исхода. Дополнительные таблицы 1A, B показывают, что модели эффектов валентности часто не сходятся в отношении точности и времени реакции, даже когда участники сталкиваются с одними и теми же стимулами.Например, когда положительные слова обрабатываются более точно, это не обязательно означает, что тот же набор слов также обрабатывается быстрее.

Обзор 2: Исследования эффектов валентности при обработке лиц

Чтобы проанализировать состояние литературы относительно существования общих предубеждений, которые способствуют более эффективной обработке и восприятию положительных или отрицательных выражений лица, мы провели поиск существующих исследований таким же образом, как это было описано ранее для обзора литературы по слову, в том числе исследования со взрослыми и детьми: мы искали в Google Scholar, Pubmed и Psycnet релевантные результаты, используя такие ключевые слова, как «лица», «эмоции», «положительные» и «отрицательные».Исследования были включены, если они соответствовали следующим общим критериям:

— Исследования должны сообщать о поведенческих результатах одномодальной обработки лица. Если в исследованиях использовались психофизиологические измерения, такие как ЭЭГ, фМРТ или зрачковые реакции, эти исследования также включались, но для обзора извлекались только поведенческие результаты.

— Стимулы, используемые в исследованиях, должны были быть лицами, различающимися по валентности (положительной/отрицательной). Были включены исследования, в которых положительные и отрицательные лица сравнивались непосредственно в статистическом анализе с точки зрения поведенческих результатов, или в которых присутствовал или отсутствовал значительный эффект для одной категории по сравнению с другими.другой.

— В статьях с несколькими экспериментами эксперименты сообщались отдельно всякий раз, когда они предлагали прямое сравнение положительных и отрицательных лиц.

— Сообщаемые результаты должны были быть точностью и/или временем реакции.

— Участники должны были быть здоровыми детьми или взрослыми.

После проверки нескольких сотен названий исследований и аннотаций для целей нашего обзора мы включили только те исследования, которые предоставили поведенческие показатели для определения эффективности обработки эмоциональных лиц, таких как скорость или точность при обработке лиц.Поэтому в наш обзор не включены исследования, которые сосредоточены исключительно на пассивном наблюдении за лицами, например предпочтениях взгляда, электрофизиологических записях и визуализации мозга. Кроме того, мы изучили только исследования, которые предлагают четкое сравнение активных поведенческих характеристик для позитивно-эмоциональных лиц (т. е. счастливых лиц) с негативно-эмоциональными лицами (например, сердитых, грустных, отвращенных, испуганных лиц и т. д.). Таким образом, большое количество исследований, в которых изучалось восприятие эмоциональных выражений лица, тем не менее, были исключены из нашего обзора по таким причинам, как отсутствие прямого сравнения позитивных и позитивных выражений лица.негативные выражения или только изучение пассивного поведения, такого как время взгляда (например, исследования младенцев). Такие критерии были применены для того, чтобы обеспечить прямое сравнение исследований, которые приводят доводы в пользу положительной или отрицательной предвзятости в восприятии выражений лица аналогично нашему исследованию этого вопроса для слов.

Мы разделили выбранные исследования эффектов валентности на две большие категории: те, в которых использовались задачи, связанные с восприятием эмоциональных лиц на более базовом визуальном уровне (исследования на основе обнаружения с детьми и взрослыми), которые обобщены в дополнительной таблице 2А, ​​и те, которые что потребовало явного извлечения эмоциональной информации из наблюдаемых лиц, представленных в дополнительной таблице 2B (идентификационные исследования с детьми и взрослыми). Примеры первой категории включают в себя исследования, в которых участникам требовалось сообщать о положении лишнего лица среди нерелевантных отвлекающих факторов (так называемая парадигма «лицо в толпе») или измерялась эффективность эмоциональных лиц как отвлекающих факторов в задачи визуального восприятия, такие как обнаружение точечного зонда. Эти исследования касаются эффективности восприятия эмоциональных лиц на основе их визуальных свойств. В отличие от этих задач «обнаружения», другой категорией исследований, которые мы рассмотрели, являются задачи «идентификации», которые требуют, чтобы испытуемые извлекали эмоциональное содержание лица, например, в случае, когда требуется, чтобы участники идентифицировали точные эмоции, отображаемые лицом. лица.Мы подчеркиваем это различие между подходами к тестированию, основанному на идентификации и обнаружении, поскольку оно может способствовать дифференциации результатов, подтверждающих предвзятость как положительного, так и отрицательного характера (Leppänen and Hietanen, 2004; Nummenmaa and Calvo, 2015).

Результаты поиска и оценка для исследований, основанных на обнаружении

В нашем обзоре исследований типа обнаружения мы рассмотрим 19 исследований в дополнительной таблице 2A, а также 3 исследования из таблицы 1 (Feyereisen et al., 1986; Schacht and Sommer, 2009; Rellecke et al., 2011), которые также включают задания на восприятие выражения лица, которые не требуют идентификации конкретных эмоций и могут быть выполнены посредством чисто визуальной оценки стимулов лица. Эти основанные на выявлении исследования (всего 22) сообщают о 49 исходах. На рис. 2 показаны пропорции результатов в пользу положительного (10 исследований, 22 исхода) и отрицательного (11 исследований, 23 исхода) смещения, а также одно исследование, в котором не было обнаружено значительного смещения в любом направлении (Rellecke et al., 2011). Таким образом, кажется, что исследования, основанные на обнаружении, демонстрируют примерно одинаковую тенденцию к получению результатов, указывающих либо на положительную, либо на отрицательную предвзятость.

Рисунок 2 . Распределение показателей результатов в исследованиях обработки лица (абсолютные числа основаны на 22 публикациях, включая 49 показателей результатов для исследований обнаружения, и 8 исследований, включая 19 показателей результатов для детей).

Теоретическая основа негативной предвзятости проистекает из идей об эволюционной значимости эмоциональных лиц (Baumeister et al., 2001; Vaish et al., 2008): Негативные лица, например, выражающие гнев, могут служить предупреждением об угрозе со стороны соперника, испуганное лицо может указывать на то, что другой человек почувствовал приближение хищника, а выражение отвращения может передавать информацию. о пригодности растения к употреблению. Действительно, 11 из представленных исследований по обнаружению делают вывод в пользу предвзятости в отношении времени реакции, а в некоторых случаях и в отношении точности. То есть отрицательные лица обрабатывались быстрее и правильнее, чем положительные. Тем не менее, другие 10 исследований по обнаружению приходят к совершенно противоположному выводу: в большинстве случаев наблюдается смещение в сторону положительности в отношении времени реакции. То есть положительные лица обрабатывались быстрее. Авторы этих исследований утверждают, что позитивные лица (т. е. счастливые) могут быть визуально более различимы по сравнению с негативными лицами и, следовательно, легче обнаруживаются зрительной системой человека (Becker et al., 2011).

При дальнейшей оценке исследований, основанных на обнаружении, можно столкнуться с присущими им трудностями при оценке и сравнении визуальных качеств различных лицевых стимулов при сравнении исследований.В разных исследованиях использовались не только различные индивидуальные наборы стимулов, но и качественно разные типы лицевых стимулов. Наиболее очевидное различие в типах стимулов, используемых в рассмотренных здесь исследованиях обнаружения, заключается в так называемых «схематических» лицах, которые дают наиболее базовую концепцию лицевых эмоций (например, круг с двумя меньшими кружками для глаз и кривая рта для обозначения эмоций). улыбка) и более детализированные лицевые стимулы, такие как фотографии, компьютерные изображения или даже подробные рисунки, которые предоставляют наблюдателю гораздо больше визуальных деталей.При сравнении исследований обнаружения по такой схеме с натуралистическим измерением типа лица можно заметить, что все 10 исследований, которые пришли к выводу в пользу предвзятости положительности, использовали детализированные натуралистические стимулы, в то время как только 4 из 11 исследований, которые пришли к выводу в пользу предвзятости, склонность к негативизму использовала такие стимулы (Fox and Damjanovic, 2006; Horstmann and Bauland, 2006; LoBue, 2009; Pinkham et al., 2010). Остальные 7 исследований, в которых сделан вывод в пользу предвзятого отношения к негативу (White, 1996; Fox et al., 2000; Eastwood et al., 2001, 2003; Оман и др., 2001; Фенске и Иствуд, 2003 г.; Schlaghecken et al., 2017) все использовали схематические лица в качестве стимулов. Таким образом, похоже, что схематические лица с большей вероятностью дадут результаты, согласующиеся с предвзятостью к негативу, в то время как исследования с использованием подробных, более натуралистичных лицевых стимулов с большей вероятностью приведут к предвзятости к позитивности. В будущих исследованиях необходимо выяснить, насколько эта гипотеза верна. Одной из возможностей может быть то, что отрицательные эмоциональные выражения просто более выражены, чем положительные выражения на схематических лицах, а противоположное верно для более натуралистичных лиц, возможно, из-за большей трудности в создании натуралистически поставленных отрицательных выражений (Leppänen and Hietanen, 2004).

Другим объяснением склонности к положительности, наблюдаемой в некоторых исследованиях обнаружения, является использование нейтральных лиц в качестве целей и отвлекающих факторов в дополнение к положительным и отрицательным лицам. На самом деле нейтральные лица могут нарушить баланс эксперимента в пользу положительных лиц, поскольку нейтральные лица необычны в повседневной жизни и их легче воспринимать как отрицательные, чем положительные (Leppänen et al., 2004; Tottenham et al., 2013). Таким образом, использование этих нейтральных лиц может сделать положительные лица более отчетливыми за счет увеличения доли лиц в эксперименте, которые могут быть восприняты как отрицательные, тем самым разбалансировав выбор стимула.

Результаты поиска и оценка для исследований, основанных на идентификации

Что касается исследований, основанных на идентификации, мы рассмотрели 6 исследований, которые соответствовали нашим критериям для этого обзора, которые суммированы в дополнительной таблице 2B, плюс 2 исследования из таблицы 1. Здесь мы видим гораздо более однородный набор результатов (см. Дополнительную таблицу 2) : 84% из 19 исходов были в пользу положительной предвзятости. Это может указывать на то, что, хотя обнаружение эмоционального лица может сильно зависеть от точных параметров тестирования с точки зрения того, показывает ли оно предвзятость в сторону позитива или негатива, идентификация эмоциональной информации по лицам на самом деле может быть более эффективной для позитивных лиц. .Однако в случае исследований в дополнительной таблице 2B существует общая путаница, которую нельзя игнорировать: положительная сторона эмоционального спектра содержит только одно первичное выражение лица, счастье, в то время как отрицательно окрашенная сторона спектра содержит ряд первичных выражений лица, таких как гнев, страх, отвращение и печаль, которые легче спутать друг с другом (Эльфенбейн и Амбади, 2003). Таким образом, наблюдаемые преимущества обработки положительных лиц в исследованиях, приведенных в дополнительной таблице 2B, также могут быть результатом повышенной неоднозначности при определении отрицательных выражений лица, а не превосходной обработки положительных выражений лица.

Наконец, возраст может быть важным фактором как в аспекте обнаружения, так и в аспекте идентификации при восприятии эмоций на лице. При проверке литературы в соответствии с указанными выше критериями мы обнаружили одно исследование обнаружения и одно исследование идентификации, в которых сравнивались ответы молодых и пожилых людей. Авторы заметили, что молодые люди, как правило, демонстрируют небольшие различия между восприятием положительных и отрицательных лиц, в то время как пожилые люди, как правило, демонстрируют либо улучшенную обработку положительных лиц (Mather and Carstensen, 2003), либо дефицит в обработке отрицательных лиц. Салливан и др., 2007).

При поиске исследований с участием детей мы нашли лишь несколько, которые соответствовали нашим критериям: 4 исследования по выявлению (см. дополнительную таблицу 2A, Walden and Field, 1982; De Sonneville et al., 2002; LoBue, 2009; Zsido et al., 2018) и 2 исследования идентификации (см. дополнительную таблицу 2B, De Sonneville et al., 2002; Tottenham et al., 2013). Во всех этих исследованиях, кроме одного, ответы детей (от 3 до 10 лет) сравнивались с ответами взрослых, и были получены аналогичные результаты для разных возрастов.В этих исследованиях все результаты указывали на предвзятость в сторону положительности в отношении времени реакции и точности, за исключением результатов LoBue (2009), которые указывали на предвзятость в сторону отрицательности. Таким образом, большинство исследований, в которые были включены дети, продемонстрировали склонность к положительному результату при выполнении различных типов заданий, таких как исследования по обнаружению и идентификации. Однако в исследованиях, в которых участвовали только взрослые, результаты показали довольно неоднозначную картину. Было 10 исследований (только обнаружение), которые показали смещение в сторону отрицательности, а также 9 исследований, демонстрирующих смещение в сторону положительности (5 исследований с обнаружением и 4 исследования с идентификацией). Таким образом, обзор этих исследований предлагает некоторые намеки на то, что возраст на самом деле может играть роль в появлении положительных и отрицательных предубеждений. Этот вывод также подтверждается результатами эксперимента по положительной/отрицательной категоризации лиц (Vesker et al., 2018a), в котором авторы обнаружили первоначальную склонность к положительности у детей младшего возраста, но которая постепенно исчезала, а в некоторых случаях даже превращалась в негативная предвзятость с возрастом.

Обзор 3: Исследования эффектов валентности со словами и лицами в качестве стимулов

С помощью двух предыдущих обзоров при поиске литературы было выявлено несколько исследований, в которых в экспериментах использовались как лицевые, так и вербальные стимулы.Поскольку один из наших главных вопросов заключался в том, специфичны ли эффекты валентности для модальности стимула, мы провели отдельный поиск в литературе, используя комбинацию поисковых терминов «валентность И слово И лицо». Критерии включения были следующими:

— Исследования должны сообщать о поведенческих результатах обработки слов И лиц. Если в исследованиях использовались психофизиологические показатели, эти исследования также включались, но для обзора извлекались только поведенческие результаты.

— Для того, чтобы сравнить эффекты валентности в разных модальностях, исследования должны выполнять одну и ту же или аналогичную задачу со словами и с лицами в отдельных экспериментах.Кросс-модальные исследования, изучающие влияние одной модальности на другую (прайминговые исследования, интерференционные эксперименты, одновременное предъявление стимулов в обеих модальностях), были исключены.

— Стимулами, используемыми в исследованиях, должны были быть слова И лица, различающиеся по валентности (положительной/отрицательной). Были включены исследования, в которых положительные и отрицательные стимулы сравнивались непосредственно в статистическом анализе с точки зрения поведенческих результатов или в которых присутствовал или отсутствовал значительный эффект для одной категории по сравнению с другими. другой.

— Сообщаемые результаты должны были быть точностью и/или временем реакции.

— В статьях с несколькими экспериментами об экспериментах сообщалось отдельно всякий раз, когда они предлагали прямое сравнение положительных и отрицательных стимулов.

— Участники должны были быть здоровыми детьми или взрослыми.

После проверки около 400 названий и аннотаций удалось выявить четыре исследования, в которых сообщается об эффектах валентности в обеих модальностях в соответствии с указанными выше критериями (см. Таблицу 1).В этих исследованиях эффекты валентности во взрослой популяции либо вообще не проявлялись (Rellecke et al., 2011, результаты точности в Bahn et al., 2017; Vesker et al., 2018a), либо сходились для слов и лиц (задача суждения в Feyereisen et al., 1986), или эффект валентности был обнаружен в одной модальности, тогда как в другой модальности эффект валентности не проявлялся (задача категоризации в Feyereisen et al., 1986; Schacht and Sommer, 2009, результаты времени реакции в Bahn и др. , 2017; Вескер и др., 2018а).

В исследовании Rellecke et al.(2011) участники должны были решить, является ли эмоциональный стимул словом или лицом. Здесь валентность не имеет значения для задачи. Не было никаких эффектов валентности и различий между модальностями. Шахт и Зоммер (2009) также выбрали задачу принятия решения, в которой валентность не имела отношения к задаче: участники должны были решить, является ли стимул словом или лицом, соответственно. Результаты показали отсутствие эффектов валентности в лексическом решении, но положительное преимущество для решения лица. Фейерайзен и др. (1986) использовали две разные задачи.В задаче суждения (такой же или другой), где валентность была нерелевантной для задачи, было положительное преимущество для слов и лиц. Напротив, в результате задачи эмоциональной категоризации, где валентность явно имела отношение к задаче, положительные слова обрабатывались быстрее, чем отрицательные, тогда как для лиц не было эффекта валентности. В двух параллельных исследованиях с использованием задачи категоризации звуковых слов (Bahn et al. , 2017) и фотографий лиц (Vesker et al., 2018a) участников просили как можно быстрее классифицировать стимулы как положительные или отрицательные.В то время как взрослые группы классифицировали положительные и отрицательные стимулы обеих модальностей с одинаковым уровнем точности, наблюдался эффект модальности для времени реакции: взрослые не продемонстрировали эффекта валентности для слов, но преимущество отрицательности для лиц. Картина результатов становится еще более сложной, когда эффекты валентности в двух модальностях наблюдаются на протяжении всей жизни. В этих экспериментах также участвовали дети в возрасте от 5 до 12 лет, что расширяет существующие данные о взрослой обработке. Помимо сходящихся улучшений с возрастом в обеих модальностях (повышение точности, уменьшение времени реакции), исследования выявили возрастные эффекты валентности в эмоциональной категоризации.Явное преимущество ранней позитивности было обнаружено в обоих модальностях, наиболее ярко выраженное у детей дошкольного возраста. Однако преимущество ранней позитивности уменьшалось с возрастом в обоих модальностях и больше не присутствовало или не обращалось во взрослую жизнь. Кроме того, данные о точности младших детей указали на другой эффект модальности: несоответствие между положительными и отрицательными элементами для 6-летних было сильнее для слов, чем для лиц, отражая, что с отрицательными словами было особенно трудно иметь дело маленьким детям.

Таким образом, общая картина, сформированная этими комбинированными исследованиями слов и лиц (перечисленными в Таблице 1), представляет собой картину, в которой склонность к положительному мнению гораздо более распространена, если какие-либо предубеждения обнаруживаются. На самом деле это может быть прямым результатом желания изучать слова и лица параллельно. Поскольку большинство исследований, включающих обработку слов для эмоций, естественно, требуют, чтобы участники обрабатывали их значение (по крайней мере, в некоторой степени), такие задачи концептуально больше похожи на задачи идентификации лиц, чем на задачи обнаружения. Таким образом, при попытке запустить сопоставимые параллельные задачи как для слов, так и для лиц, почти неизбежно, что наиболее подходящими задачами будут задачи с большей тенденцией к демонстрации предвзятости к положительному положению, чем к предубеждению к отрицательному. Это, в свою очередь, приводит к преимущественному выявлению предвзятости к положительности, как описано ранее в нашем обзоре. На самом деле, единственным исключением из этой тенденции было исследование (Вескер и др., 2018а), где участников преднамеренно проинструктировали только классифицировать лица как положительные или отрицательные, а не включать отдельные эмоции, включенные в набор стимулов, таким образом избегая смешанный эффект большей неоднородности в пределах отрицательной эмоциональной категории для выражений лица.Однако даже в этом исследовании отрицательный эффект был обнаружен только у взрослых участников, в то время как все три возрастные группы детей показали положительное преимущество. Это расхождение результатов, даже в рамках одного исследования, таким образом, служит напоминанием о решающем влиянии развития на изучение восприятия эмоций, о чем будет сказано ниже.

Обсуждение и заключение

Эмоциональная валентность (положительная или отрицательная гедонистическая ценность) является решающей и определяющей чертой эмоциональных стимулов различного рода.Исходя из очевидной неоднородности литературы в отношении эффектов валентности при обработке эмоциональных стимулов, мы провели описательный обзор литературы. Цель состояла в том, чтобы лучше понять факторы, влияющие на существование и направление эффектов валентности. Мы спросили, демонстрируют ли люди улучшенную обработку положительных или отрицательных стимулов, когда они воспринимают слова и лица, зависят ли предпочтения потенциальных валентностей от модальности и меняются ли эффекты валентности с возрастом.

Что касается обработки текста, литература о взрослых участниках предполагает, что положительные слова обрабатываются лучше, чем отрицательные слова, или аналогично им, в то время как было меньше доказательств преимущества отрицательных слов. Данные об эффектах валентности слов у детей довольно скудны, хотя в последние годы число исследований увеличилось. Имеющиеся данные о детях свидетельствуют о положительном преимуществе. Что касается обработки лиц, существует множество исследований с участием взрослых, и мы сосредоточили наш обзор на исследованиях с использованием методов, основанных на обнаружении и идентификации.Исследования взрослых, основанные на обнаружении, выявили доказательства как отрицательного, так и положительного преимущества. Окончательный вывод сделать сложно, поскольку исследования различаются по типу используемых лицевых стимулов (схематические или натуралистические), а также по иногда несбалансированному использованию положительных, нейтральных и отрицательных стимулов. Между тем, все исследования по идентификации взрослых показывают свидетельства положительной предвзятости. Детские исследования встречаются реже, но также почти всегда показывают положительную предвзятость.

В целом настоящий обзор указывает на преобладание результатов, указывающих на предвзятость положительности.Сначала мы обсудим различия в методологии, которые могли способствовать наблюдаемой закономерности, прежде чем рассматривать потенциальные основные механизмы.

Во-первых, нужно учитывать тип используемой задачи. Что касается влияния типа задачи на обработку текста, то и задачи лексического решения, и задачи категоризации, по-видимому, связаны с предвзятостью положительности (если обнаруживаются какие-либо эффекты валентности). Положительное преимущество может быть связано с более высокой информационной плотностью положительных вербальных стимулов.С другой стороны, отрицательная задержка, то есть длительное отключение внимания от отрицательных стимулов, могла поставить отрицательные слова в невыгодное положение. Напротив, задачи памяти, по-видимому, способствуют обработке отрицательных слов. Например, ответы подростков, протестированных Quas et al. (2016) продемонстрировали, что истинное и ложное распознавание оказалось самым высоким для слов с отрицательной валентностью, за которыми следуют слова с положительной и нейтральной валентностью. Авторы предполагают, что этот эффект возникает из-за того, что негативный материал лучше запоминается и податлив, предположительно потому, что из эмоционально негативной информации легче извлечь суть (Quas et al. , 2016, с. 705). Аналогичное предположение было выдвинуто Howe et al. (2010), показав, что ложное опознание было выше для отрицательных, чем для нейтральных слов в задачах распознавания. Что касается эффектов задач в исследованиях обработки лиц, задачи на основе идентификации и категоризации требуют, чтобы участники обрабатывали эмоциональное содержание лиц в пользу положительных результатов, возможно, из-за большей кластеризации положительных эмоциональных выражений лица по сравнению с отрицательными. Напротив, задачи, основанные на обнаружении, которые в первую очередь сосредоточены на значимости целевых стимулов, по-видимому, часто приводят к результатам с негативным смещением, возможно, из-за того, что люди развили большую бдительность к негативным стимулам как средствам предотвращения угроз.

Во-вторых, необходимо учитывать различия в типах используемых стимулов. Чтобы провести справедливое сравнение положительных и отрицательных стимулов, важно учитывать фундаментальные параметры, такие как возбуждение и валентность, в наборах тестируемых стимулов, поскольку более экстремальные стимулы по этим параметрам, естественно, вызовут более интенсивные реакции участников. Необходимо также учитывать природу самих раздражителей. Что касается слов, семантика словесных стимулов (конкретные, абстрактные, эмоциональные слова) может влиять на результаты (см. раздел «Оценка»).Тем не менее, обзор показывает, что результаты положительного преимущества преобладают среди различных типов словесных стимулов. Что касается лиц, исследования с использованием схематических лиц (например, смайликов), как правило, показывают негативную предвзятость, в то время как исследования, использующие фотографии, склонны демонстрировать позитивную предвзятость, возможно, из-за различий в относительной достоверности, которую можно создать с помощью постановочных выражений лица (Leppänen and Hietanen). , 2004). Другим важным фактором является общий выбор эмоциональных стимулов, используемых в каждом эксперименте.Представление участникам нейтральных выражений в рамках эксперимента может на самом деле разбалансировать процедуру, поскольку позированные нейтральные лица могут восприниматься участниками как несколько негативные, а не как действительно нейтральные (Tottenham et al. , 2013). Поэтому, возможно, было бы лучше полностью избегать включения нейтральных лиц, чтобы создать справедливое сравнение положительных и отрицательных лиц.

Третьим важным фактором, выявленным в этом обзоре с точки зрения определения наличия категориальных эмоциональных предубеждений, является возраст участников.Хотя информация об изменениях в развитии роли валентности в обработке слов и лиц в детстве все еще скудна, настоящий обзор указывает на некоторые интересные закономерности. Эксперименты с эффектами валентности в разном возрасте указывают на положительное преимущество обеих модальностей у детей, при этом различия в точности более выражены для слов, чем для лиц (Bahn et al., 2017; Vesker et al., 2018a). Это раннее смещение в пользу положительных стимулов подтверждает эффект превосходства положительности, наблюдаемый Sylvester et al.(2016) за слова и выводы из Walden and Field (1982), Tottenham et al. (2013) и De Sonneville et al. (2002) для лиц. С возрастом разница в обработке положительных и отрицательных элементов уменьшается. Во взрослом возрасте обработка положительных слов, по-видимому, теряет свое прежнее преимущество (Bahn et al., 2017), а положительные лица даже начинают демонстрировать более низкую точность по сравнению с отрицательными лицами (Vesker et al., 2018a).

Существует ряд возможных объяснений наличия преимущества ранней позитивности и его последующего уменьшения в процессе взросления.Во-первых, возможно, что младшие дети просто меньше испытывают отрицательных эмоциональных стимулов из-за того, что проводят много времени под защитой своих опекунов. Эта идея подтверждается некоторыми исследованиями, в которых пытались количественно оценить количество эмоционально положительных взаимодействий матери и ребенка с точки зрения выражений лица (Ruvolo et al., 2015; Lee et al., 2017). Кроме того, речь, ориентированная на ребенка (CDS), играет важную аффективную роль и часто описывается как имеющая положительный тон.Понари и др. (2018) предполагают, что родители предвзято относятся к использованию положительного или избеганию отрицательного языка со своими детьми. Они подтверждают это предположение корпусным анализом, показывающим, что в речи лиц, осуществляющих уход, положительные слова преобладают над отрицательными. Из 50 наиболее часто встречающихся слов в корпусе более половины были положительными, и ни одного отрицательного. Точно так же Доддс и соавт. (2015) получили рейтинги валентности взрослых для 10 000 наиболее часто используемых слов 10 языков и обнаружили общую положительную предвзятость для разных языков.Таким образом, дети, по-видимому, подвергаются более позитивному, чем негативному вербальному воздействию. Это также может объяснить, почему положительные слова усваиваются раньше, чем отрицательные (Neshat-Doost et al., 1999; Ponari et al., 2018). Более ранний возраст приобретения может способствовать позитивной обработке текстов. Однако даже когда положительные и отрицательные словесные стимулы тщательно контролируются в соответствии с возрастом усвоения (как в Bahn et al., 2017; Ponari et al., 2018), положительные слова все равно могут демонстрировать преимущество в обработке.

Альтернативное объяснение заключается в том, что с эволюционной точки зрения приоритетность негативной информации не даст детям значительного преимущества в выживании, поскольку они будут менее способны эффективно действовать в соответствии с ней, чтобы избежать опасности, по сравнению со взрослыми. На самом деле, придание приоритета положительной информации может быть гораздо более полезным для детей, поскольку это даст им лучший доступ к защите от взрослых и других членов их сообщества. Эта гипотеза также подтверждается результатами исследований, в которых изучались такие эффекты у пожилых людей и было обнаружено отсутствие предвзятого отношения к негативу по сравнению с более молодыми людьми.Таким образом, мы считаем, что предубеждения в восприятии как положительной, так и отрицательной информации динамичны на протяжении всей жизни, причем дети сначала демонстрируют предвзятость к положительному, которая уменьшается по мере взросления. Тем не менее, предвзятость к позитиву, по-видимому, вновь проявляется у пожилых участников, возможно, из-за того, что они испытывают снижение своих физических возможностей и, возможно, снова начинают больше полагаться на защиту других в своем сообществе для выживания, как в случае с детей (Mather and Carstensen, 2003; Sullivan et al. , 2007, Каппес и Бермейтингер, 2016).

В заключение, несмотря на то, что наш обзор имел очень узкую направленность, мы смогли определить и выделить ряд методологических аспектов, которые могут оказать существенное влияние на результаты исследований, изучающих положительные и отрицательные предубеждения в восприятии слов и выражений лица. Таким образом, будущие исследования должны тщательно рассмотреть эти аспекты (особенно задачу, модальность и свойства стимула), которые могут влиять на появление, направление или величину эффектов валентности.В частности, необходимы исследования развития, которые могли бы воспроизвести и прояснить предвзятость ранней позитивности.

Наконец, в подавляющем большинстве рассмотренных исследований использовались либо слова, либо лицевые стимулы. Хотя эмоции обычно передаются с помощью языка и мимики в тандеме, в меньшем количестве исследований изучалась обработка эмоциональных слов и лиц с параллельными задачами. Результаты кажутся неоднородными в отношении эффектов модальности: иногда паттерны двух модальностей сходятся, в то время как в других случаях были модально-специфические различия. Но опять же, доминирующими паттернами были положительное преимущество или отсутствие эффекта валентности. Помимо результатов унимодальных исследований, которые были в центре внимания настоящего обзора, еще одной интересной темой является взаимное влияние между двумя модальностями. При изучении этой области в ряде исследований изучалось влияние лицевых штрихов на целевые слова и наоборот (например, Raccuglia and Phaf, 1997; Aguado et al., 2013; Vesker et al., 2018b). В частности, Raccuglia and Phaf (1997) и Vesker et al.(2018b) сходятся в обнаружении асимметрии кросс-модальных эффектов: влияние лицевых штрихов на обработку текста было меньше, чем влияние слов на обработку лиц. Будущие исследования должны более подробно изучить взаимодействие этих двух модальностей.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

Эта работа финансировалась Deutsche Forschungsgemeinschaft (DFG, Немецкий исследовательский фонд), номер проекта 222641018-SFB/TRR 135, TP C3.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.01654/full#supplementary-material

.

Ссылки

Адельман, Дж. С., и Эстес, З.(2013). Эмоции и память: преимущество распознавания положительных и отрицательных слов независимо от возбуждения. Познание 129, 530–535. doi: 10.1016/j.cognition.2013.08.014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Агуадо, Л., Диегес-Риско, Т., Мендес-Бертоло, К., Позо, М. А., и Инохоса, Дж. А. (2013). Эффекты прайминга на N400 в парадигме аффективного прайминга с выражением эмоций на лице. Познан. Аффективное поведение, Neurosci. 13, 284–296.doi: 10.3758/s13415-012-0137-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бан Д., Вескер М., Гарсия Аланис Дж. К., Шварцер Г. и Каушке К. (2017). Зависимое от возраста предвзятое отношение к позитивности в обработке детьми терминов эмоций. Фронт. Психол. 8:1268. doi: 10.3389/fpsyg.2017.01268

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Балота, Д. А., Яп, М. Дж., Кортезе, М. Дж., Хатчисон, К. А., Кесслер, Б., Лофтис, Б., и другие. (2007). Проект EnglishLexicon. Поведение. Рез. Методы 39,445–459. дои: 10.3758/BF03193014

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Барон-Коэн С., Голан О., Уилрайт С., Гранадер Ю. и Хилл Дж. (2010). Понимание слов эмоций от 4 до 16 лет: исследование развития. Фронт. Эволют. Неврологи. 2:109. doi: 10.3389/fnevo.2010.00109

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Баумайстер, Р. Ф., Брацлавский Э., Финкенауэр К. и Восс К.Д. (2001). Плохое сильнее хорошего. Преподобный Общий Психолог. 5, 323–370. дои: 10.1037/1089-2680.5.4.323

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Байер М. и Шахт А.-К. (2014). Реакция мозга, связанная с событием, на эмоциональные слова, изображения и лица — междисциплинарное сравнение. Фронт. Психол. 5:1106. doi: 10.3389/fpsyg.2014.01106

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Байер, М., Зоммер В. и Шахт А.-К. (2012). P1 и выше: функциональное разделение нескольких эффектов эмоций при распознавании слов. Психофизиология 49, 959–969. doi: 10.1111/j.1469-8986.2012.01381.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Беккер, Д. В., Андерсон, США, Мортенсен, К. Р., Нойфельд, С. Л., и Нил, Р. (2011). Эффект «лицо в толпе» не вызывает сомнений: счастливые лица, а не сердитые лица, более эффективно обнаруживаются в задачах визуального поиска с одной и несколькими целями. Дж. Экспл. Психо. 140, 637–659. дои: 10.1037/a0024060

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кальво, М. Г., и Белтран, Д. (2013). Преимущество распознавания счастливых лиц: отслеживание нейрокогнитивных процессов. Нейропсихология 51, 2051–2060. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2013.07.010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чайлд С., Окхилл Дж. и Гарнхэм А. (2018). Вы эмоциональны: роль перспективы в обработке эмоций при понимании прочитанного. Ланг. Познан. Неврологи. 33, 878–889. дои: 10.1080/23273798.2018.1431397

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Citron, FMM, Weekes, B.S., и Ferstl, E.C. (2013). Влияние валентности и возбуждения на распознавание письменных слов: корреляция во времени и ERP. Неврологи. лат. 533, 90–95. doi: 10.1016/j.neulet.2012.10.054

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Де Сонневиль, Л. М. Дж., Вершур, К.А., Ньокиктьен, К., Опхет Вельд, В., Туренаар, Н., и Вранкен, М. (2002). Идентификация лица и лицевые эмоции: скорость, точность и стратегии обработки у детей и взрослых. Дж. Клин. Эксп. Нейропсихология. 24, 200–213. doi: 10.1076/jcen.24.2.200.989

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дейкстерхуис, А., и Аартс, Х. (2003). На антилопах гну и человеке: предпочтительное обнаружение отрицательных раздражителей. Психология. науч. 14, 14–18.doi: 10.1111/1467-9280.t01-1-01412

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Доддс, П.С., Кларк, Э.М., Десу, С., Франк, М.Р., Рейган, А.Дж., Уильямс, Дж.Р., и Данфорт, К.М. (2015). Человеческий язык демонстрирует универсальный позитивный уклон. Проц. Нац. акад. науч. США 112, 2389–2394. doi: 10.1073/pnas.1411678112

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Иствуд, Дж. Д., Смайлек, Д. , и Мерикл, П. М. (2001). Дифференциальное управление вниманием оставленных без присмотра лиц, выражающих положительные и отрицательные эмоции. Восприятие. Психофиз. 63, 1004–13. дои: 10.3758/BF03194519

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Иствуд, Дж. Д., Смайлек, Д., и Мерикл, П. М. (2003). Негативное выражение лица привлекает внимание и мешает работе. Восприятие. Психофиз. 65, 352–8. дои: 10.3758/BF03194566

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эльфенбейн, Х.А., и Амбади, Н. (2003). Когда знакомство порождает точность: знакомство с культурой и распознавание эмоций по лицу. Дж. Личный. соц. Психол. 85, 276–290. дои: 10.1037/0022-3514.85.2.276

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эстес З. и Адельман Дж. С. (2008a). Автоматическая бдительность к отрицательным словам в лексическом решении и названии: комментарий к Ларсену, Мерсеру и Балоте (2006). Эмоции 8, 441–4. дои: 10.1037/1528-3542.8.4.441

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эстес З. и Адельман Дж.С. (2008б). Автоматическая бдительность к отрицательным словам бывает категоричной и общей. Эмоции 8, 453–457. дои: 10.1037/a0012887

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фенске, М. Дж., и Иствуд, Дж. Д. (2003). Модуляция сфокусированного внимания лицами, выражающими эмоции: данные фланговых задач. Эмоции 3, 327–43. дои: 10.1037/1528-3542.3.4.327

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ферре П. и Санчес-Касас Р.(2014). Аффективный прайминг в задаче на лексическое решение: есть ли эффект конкретности слов? Psicológica 35, 117–138.

Академия Google

Feyereisen, P., Malet, C., and Martin, Y. (1986). «Является ли более быстрая обработка «Выражений счастья» модальностью?» в Aspects of Face Processing , eds HD Ellis, MA Jeeves, F. Newcombe, and A. Young (Dordrecht: Springer Netherlands), 349–355. дои: 10.1007/978-94-009-4420-6_37

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фокс, Э., Лестер В., Руссо Р., Боулз Р. Дж., Пихлер А. и Даттон К. (2000). Выражение эмоций на лице: эффективнее ли обнаруживаются злые лица? Познан. Эмот. 14, 61–92. дои: 10.1080/026999300378996

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фрейтаг, К., и Шварцер, Г. (2011). Влияние эмоциональной мимики на распознавание лиц в возрасте 3–5 лет. Познан. Дев. 26, 230–247. doi: 10.1016/j.cogdev.2011.03.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гао, X., Маурер, Д., и Нисимура, М. (2010). Сходства и различия перцептивной структуры мимики детей и взрослых. Дж. Экспл. Детская психология. 105, 98–115. doi: 10.1016/j.jecp.2009.09.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Goh, W. D., Yap, M.J., Mabel, M., Lau, M.C., Ng, M.M.R. и Tan, L.-C. (2016). Эффекты семантического богатства при распознавании устных слов: мегаисследование лексического решения и семантической категоризации. Фронт. Психол. 7:976. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00976

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гросс, К., и Шварцер, Г. (2010). Обобщение лицевой идентичности с разных точек зрения у семи- и девятимесячных младенцев: роль выражения лица. Междунар. Дж. Хам. Дев. 34, 417–426. дои: 10.1177/0165025409350364

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Герберт, К., Юнгхофер, М., и Кисслер, Дж.(2008). Событийные потенциалы эмоциональных прилагательных во время чтения. Психофизиология 45, 487–498. doi: 10.1111/j.1469-8986.2007.00638.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Герберт К., Кисслер Дж., Юнгхофер М., Пейк П. и Рокстро Б. (2006). Обработка эмоциональных прилагательных: данные ЭМГ испуга и ERP. Психофизиология 43, 197–206. doi: 10.1111/j.1469-8986.2006.00385.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Инохоса, Дж.А., Мендес Б. и Позо М.А. (2010). Смотреть на эмоциональные слова — это не то же самое, что читать эмоциональные слова: поведенческие и нейронные корреляты. Психофизиология 47, 748–757. doi: 10.1111/j.1469-8986.2010.00982.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хофманн, М.Дж., Кучинке, Л., Тамм, С., Во, М.Л.-Х., и Джейкобс, А.М. (2009). Аффективная обработка в течение 1/10 секунды: сильное возбуждение необходимо для ранней фасилитационной обработки негативных, но не позитивных слов. Познан. Оказывать воздействие. Поведение Неврологи. 9, 389–397. дои: 10.3758/9.4.389

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Howe, M.L., Candel, I., Otgaar, H., Malone, C., и Wimmer, M.C. (2010). Валентность и развитие немедленных и долговременных иллюзий ложной памяти. Память 18, 58–75. дои: 10.1080/09658210

6514

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Имбир, К.К., Спустек, Т., и Зигеревич, Дж. (2016).Эффекты валентности и происхождения эмоций при обработке текстов, о чем свидетельствуют потенциальные корреляты, связанные с событиями, в задаче лексического решения. Фронт. Психол. 7, 1–14. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00271

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Инаба, М., Номура, М., и Охира, Х. (2005). Нейронные доказательства влияния эмоциональной валентности на распознавание слов. Междунар. Дж. Психофизиол. 57, 165–173. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2005.01.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джейкобс, А.М., Вы, М.Л.-Х., Бриземайстер, Б.Б., Конрад, М., Хофманн, М.Дж., Кучинке, Л., и Браун, М. (2015). 10 лет воплей на аффективные и эстетические процессы в чтении: какие отголоски? Фронт. Психол. 6:0714. doi: 10.3389/fpsyg.2015.00714

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Йоханссон, М., Меклингер, А., и Триз, А.С. (2004). Память узнавания эмоциональных и нейтральных лиц: потенциальное исследование, связанное с событием. Дж.Познан. Неврологи. 16, 1840–1853 гг. дои: 10.1162/08989247883

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джонсон, К. Дж., и Фредриксон, Б. Л. (2005). Положительные эмоции «мы все кажемся мне одинаковыми» устраняют предвзятость своей расы при распознавании лиц. Психологические науки. 16, 875–881. doi: 10.1111/j.1467-9280.2005.01631.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ют П., Лундквист Д., Карлссон А. и Оман А.(2005). Поиск врагов и друзей: перцептивные и эмоциональные факторы при поиске лица в толпе. Эмоции 5, 379–395. дои: 10.1037/1528-3542.5.4.379

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Каушке, К. , Нутч, К., и Шрауф, Дж. (2012). Verarbeitung фон konkreten und abstrakten Wörtern bei Kindern im Schulalter. Zeitschrift für Entwicklungspsychologie und Pädagogische Psychologie 44, 2–11. DOI: 10.1026/0049-8637/a000045

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кевер, А., Гринберг, Д., и Вермёлен, Н. (2017). Конгруэнтное телесное возбуждение способствует конструктивному распознаванию эмоциональных слов. Познание сознания. 53, 81–88. doi: 10.1016/j.concog.2017.06.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кирита Т. и Эндо М. (1995). Преимущество счастливого лица в распознавании выражений лица. Acta Psychol. 89, 149–163. дои: 10.1016/0001-6918(94)00021-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кисслер, Дж., Герберт С., Винклер И. и Юнгхофер М. (2009). Эмоции и внимание при обработке визуального текста — исследование ERP. Биол. Психол. 80, 75–83. doi: 10.1016/j.biopsycho.2008.03.004

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кланн-Делиус, Г. (2015). «Эмоции в языке», в «Эмоции в языке». Теория — исследование — приложение , ред. Людтке У. (Амстердам: издательство John Benjamin Publishing Company), 157–173. doi: 10.1075/ceb.10.07kla

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Куста, С.Т., Винсон Д. П. и Вильокко Г. (2009). Эмоциональные слова, независимо от полярности, имеют преимущество в обработке по сравнению с нейтральными словами. Познание 112, 473–481. doi: 10.1016/j.cognition.2009.06.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кучинке, Л., Джейкобс, А.М., Грубич, К., Во, М.Л.-Х., Конрад, М., и Херрманн, М. (2005). Случайные эффекты эмоциональной валентности при обработке отдельных текстов: исследование фМРТ. НейроИзображение 28, 1022–1032.doi: 10.1016/j.neuroimage.2005.06. 050

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кучинке, Л., Во, М.Л.-Х., Хофманн, М., и Джейкобс, А.М. (2007). Зрачковые реакции во время лексических решений зависят от частоты слов, но не от эмоциональной валентности. Междунар. Дж. Психофизиол. 65, 132–140. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2007.04.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Куперман, В., Эстес, В., Брисберт, М., и Уорринер, А. Б. (2014).Эмоции и язык: валентность и возбуждение влияют на распознавание слов. Дж. Экспл. Психол. 143, 1065–1081. дои: 10.1037/a0035669

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ларсен, Р. Дж., Мерсер, К. А., Балота, Д. А., и Штрубе, М. Дж. (2008). Не все отрицательные слова замедляют лексическое решение и скорость называния: важность словесного возбуждения. Эмоции 8, 445–452. дои: 10.1037/1528-3542.8.4.445

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ли, Р. , Скиннер А., Борнштейн М. Х., Рэдфорд А. Н., Кэмпбелл А., Грэм К. и Пирсон Р. М. (2017). Глазами младенцев: практические и теоретические соображения об использовании носимых технологий для измерения поведения родителей и младенцев с точки зрения матерей и младенцев. Поведение младенцев. Дев. 47, 62–71. doi: 10.1016/j.infbeh.2017.02.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ли С. и Поттер Р. Ф. (2018). Влияние эмоциональных слов на эмоциональные и когнитивные реакции слушателей в контексте рекламы. Комм. Рез. 2, 009365021876552. doi: 10.1177/0093650218765523

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Леппянен, Дж. М., и Хиетанен, Дж. К. (2004). Позитивные выражения лица распознаются быстрее, чем негативные, но почему? Психология. Рез. 69, 22–29. doi: 10.1007/s00426-003-0157-2

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Леппянен, Дж. М. , Милдерс, М., Белл, Дж. С., Терриер, Э., и Хиетанен, Дж.К. (2004). Депрессия искажает распознавание эмоционально нейтральных лиц. Психиатрия Res. 128, 123–133. doi: 10.1016/j.psychres.2004.05.020

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лю Т., Лю X., Сяо Т. и Ши Дж. (2016). Память распознавания человека и управление конфликтами: потенциальное исследование, связанное с событием. Неврология , 313, 83–91. doi: 10.1016/j.neuroscience.2015.11.047

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

ЛоБью, В.(2009). Больше, чем просто еще одно лицо в толпе: превосходное обнаружение угрожающих выражений лица у детей и взрослых. Дев. науч. 12, 305–313. doi: 10.1111/j.1467-7687.2008.00767.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Людеманн П.М. и Нельсон К.А. (1988). Категориальное представление мимики у 7-месячных детей. Дев. Психол. 24, 492–501. дои: 10.1037/0012-1649.24.4.492

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мадан, К.Р., Шафер А.Т., Чан М. и Сингхал А. (2017). Шок и трепет: отчетливое влияние табуированных слов на лексическое решение и свободное запоминание. QJ Exp. Психол. (2006) , 70, 793–810. дои: 10.1080/17470218.2016.1167925

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мюллер, С. Дж., и Кучинке, Л. (2016). Индивидуальные различия в обработке слов эмоций: анализ диффузионной модели. Познан. Оказывать воздействие. Поведение Неврологи. 16, 489–501. дои: 10.3758/с13415-016-0408-5

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нешат-Дост, Х.Т., Моради, А.Р., Тагави, М.Р., Юл, В., и Далглиш, Т. (1999). Развитие корпуса эмоциональных слов, произведенных детьми и подростками. Личный. Индив. Дифф. 27, 433–451. дои: 10.1016/S0191-8869(98)00253-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нумменмаа, Л. , и Кальво, М. Г. (2015). Диссоциация между преимуществом распознавания и обнаружения выражений лица: метаанализ. Эмоции 15, 243–256. дои: 10.1037/эмо0000042

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Оман, А., Лундквист, Д., и Эстевес, Ф. (2001). Снова лицо в толпе: преимущество угрозы со схематическими стимулами. Дж. Личный. соц. Психол. 80, 381–96. дои: 10.1037/0022-3514.80.3.381

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Палазова М., Мантвилл К., Зоммер В. и Шах А.-К. (2011).Являются ли эффекты эмоций в отдельных словах нелексическими? Доказательства потенциалов мозга, связанных с событиями. Нейропсихология 49, 2766–2775. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2011.06.005

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Палазова М., Зоммер В. и Шахт А.-К. (2013). Взаимодействие эмоциональной валентности и конкретности в обработке текстов: потенциальное исследование, связанное с событиями, с глаголами. Брэйн Ланг. 125, 264–271. doi: 10.1016/j.bandl.2013.02.008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Перес-Эдгар, К., и Фокс, Н.А. (2007). Вклад темперамента в производительность детей в задаче обработки эмоций и слов: поведенческое и электрофизиологическое исследование. Познание мозга. 65, 22–35. doi: 10.1016/j.bandc.2006.10.010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пинкхэм, А. Э., Гриффин, М., Барон, Р., Сассон, Н. Дж., и Гур, Р. К. (2010).Эффект лица в толпе: превосходство гнева при использовании реальных лиц и нескольких личностей. Эмоции 10, 141–146. дои: 10.1037/a0017387

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Понари М., Родригес-Куадрадо С., Винсон Д., Фокс Н., Коста А. и Виглиокко Г. (2015). Преимущество обработки эмоциональных слов двуязычными носителями. Эмоции 15, 644–652. дои: 10.1037/эмо0000061

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Квас, Дж. А., Раш, Э. Б., Йим, И. С., Эдельштейн, Р. С., Отгаар, Х., и Смитс, Т. (2016). Стресс и эмоциональная валентность влияют на истинную и ложную память детей по сравнению с подростками. Память 24. doi: 10.1080/09658211.2015.1045909

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Реллек Дж., Палазова М., Зоммер В. и Шахт А.-К. (2011). Об автоматизме обработки эмоций в словах и лицах: потенциалы мозга, связанные с событиями, свидетельствуют о поверхностной задаче. Познание мозга. 77, 23–32. doi: 10.1016/j.bandc.2011.07.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Рор, Л., и Абдель Рахман, Р. (2018). Производство эмоционального языка: ход времени, поведенческие и электрофизиологические корреляты. Нейропсихология . 117, 241–252. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2018.05.025

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Рассел, Дж. А., и Риджуэй, Д. (1983).Размеры, лежащие в основе концепций детских эмоций. Дев. Психол. 19, 795–804. дои: 10.1037/0012-1649.19.6.795

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Салехи, С. (2018). Влияние валентности на фонологическую обработку у нормальных детей, говорящих на персидском языке: исследование ERP. Модерн Дж. Ланг. Учить. Методы 8, 49–76. doi: 10.26655/mjltm.2018.2.2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сантаньелло Г., Ферре П., Родригес-Гомес П., Poch, C., Eva, MM, и Hinojosa, JA (2018). Преимущество памяти распознавания для слов с негативными эмоциями имеет ранний срок годности: свидетельство о колебаниях мозга и ERP. Нейропсихология 117, 233–240. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2018.06.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шлагекен Ф., Благроув Э., Мантанцис К., Мэйлор Э. А. и Уотсон Д. Г. (2017). Посмотрите на светлую сторону: смещение положительности модулирует интерференционные эффекты в задаче Саймона. Дж. Экспл. Психол. 146, 763–770. дои: 10.1037/xge0000316

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шварц-Фризель, М. (2015). «Язык и эмоции. когнитивно-лингвистическая перспектива», в книге «Эмоция в языке». Теория – Исследование – Приложение , ред. У. Людтке (Амстердам: издательство John Benjamin Publishing Company), 157–173. doi: 10.1075/ceb.10.08sch

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Скотт, Г. Г., О’Доннелл, П.J., Leuthold, H., и Sereno, S.C. (2009). Обработка текстов ранних эмоций: данные потенциалов, связанных с событиями. Биол. Психол. 80, 95–104. doi: 10.1016/j.biopsycho.2008.03.010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Силк, Дж. С., Зигл, Г. Дж., Уэлен, Д. Дж., Остапенко, Л. Дж., Ладусер, С. Д., и Даль, Р. Э. (2009). Пубертатные изменения в обработке эмоциональной информации: зрачковые, поведенческие и субъективные данные во время эмоциональной идентификации слов. Дев. Психопат. 21:7. дои: 10.1017/S095457940

29

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стенберг Г., Викинг С. и Даль М. (1998). Оценка слов по номиналу: вмешательство в задачу обработки текста показывает автоматическую обработку аффективных выражений лица. Познан. Эмоция 12, 755–782. дои: 10.1080/026999398379420

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Салливан С., Раффман Т. и Хаттон С.Б. (2007). Возрастные различия в навыках распознавания эмоций и визуального сканирования лиц с эмоциями. Дж. Геронтол. Серия Б Псих. науч. соц. науч. 62, С53–С60. doi: 10.1093/geronb/62.1.P53

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сильвестр Т., Браун М., Шмидтке Д. и Джейкобс А. М. (2016). Берлинский список аффективных слов для детей (kidBAWL): изучение обработки аффективной лексической семантики в визуальной и слуховой модальностях. Фронт. Психол. 7:969. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00969

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Тоттенхэм, Н., Фуонг, Дж., Фланнери, Дж., Габард-Дурнам, Л., и Гофф, Б. (2013). Негативное смещение для неоднозначной валентности выражения лица в детстве: сходящиеся доказательства поведения и реакции лицевых мышц, сморщивающих морщины. Эмоция . 13, 92–103. дои: 10.1037/a0029431

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ункельбах, К., Фидлер К., Байер М., Стегмюллер М. и Даннер Д. (2008). Почему позитивная информация обрабатывается быстрее: гипотеза плотности. Дж. Личный. соц. Психол. 95, 36–49. дои: 10.1037/0022-3514.95.1.36

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вайш, А., Гроссманн, Т., и Вудворд, А. (2008). Не все эмоции созданы равными: уклон в сторону негатива в социально-эмоциональном развитии. Психология. Бык. 134, 383–403. дои: 10.1037/0033-2909.134.3.383

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Vermeulen, M.C.M., van der Heijden, Kristiaan, B., Benjamins, J.S., Swaab, H., van Someren, E.us J., et al. (2017). Влияние сна на память, эмоциональную валентность, возбуждение и новизну у детей. Дж. Сон Res. 26, 309–317. doi: 10.1111/jsr.12506

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вескер, М., Бан, Д., Дег, Ф, Каушке, К., и Шварцер, Г.(2018а). Изменения в развитии категориальной обработки положительной и отрицательной мимики. ПЛОС ОДИН . 13:e0201521. doi: 10.1371/journal.pone.0201521

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вескер М., Бан Д., Каушке К., Ченсе М., Деге Ф. и Шварцер Г. (2018b). Слуховые эмоции влияют на эмоциональную категоризацию лица у детей и взрослых, но не наоборот. Фронт. Психол. 9:618. дои: 10.3389/fpsyg.2018.00618

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Vigliocco, G. , Kousta, S.T., Della Rosa, P.A., Vinson, D.P., Tettamanti, M., Devlin, J.T., and Cappa, S.F. (2013). Нейронное представление абстрактных слов: роль эмоций. Церебральный. Кортекс 24, 1767–1777. doi: 10.1093/cercor/bht025

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Võ, M.L.H., Conrad, M., Kuchinke, L., Urton, K., Hofmann, M.J., and Jacobs, A.М. (2009). Берлинский список аффективных слов перезагружен (BAWL-R). Поведение. Рез. Методы 41, 534–538. doi: 10.3758/BRM.41.2.534

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уолден Т.А. и Филд Т.М. (1982). Дискриминация мимики детей дошкольного возраста. Детская разработка. 53, 1312–9. дои: 10.2307/1129021

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уайт, М. (1996). Распознавание гнева не зависит от пространственного внимания. Н. Рвение. Дж. Психол. 25, 30–35.

Академия Google

Уиден, С. К., и Рассел, Дж.А. (2008). Дети усваивают категории эмоций постепенно. Познан. Дев. 23, 291–312. doi: 10.1016/j.cogdev.2008.01.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ян, Дж., Цзэн, Дж., Мэн, X., Чжу, Л., Юань, Дж., Ли, Х., и Юсофф, Н. (2013). Положительные слова или отрицательные слова: к силе валентности которых мы более чувствительны? Мозг Res. 1533, 91–104.doi: 10.1016/j.brainres.2013.08.020

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Яо, З., Ю, Д., Ван, Л., Чжу, С., Го, Дж., и Ван, З. (2016). Влияние валентности и возбуждения на эмоциональную обработку текста модулируется конкретностью: поведенческие и ERP-данные из задачи лексического решения. Междунар. Дж. Психофизиол. 110, 231–242. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2016.07.499

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Яп, М.Дж., и Сеоу, К.С. (2013). Влияние эмоций на лексическую обработку: выводы из анализа распределения RT. Психон. Бык. Ред. 21, 526–533. doi: 10.3758/s13423-013-0525-x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Зееленберг, Р., Вагенмакерс, Э.-Дж., и Роттевел, М. (2006). Влияние эмоций на восприятие. Смещение или расширенная обработка? Психология. науч. 17, 287–291. doi: 10.1111/j.1467-9280.2006.01700.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чжан, В., Гросс, Дж., и Хейн, Х. (2018). Если вы счастливы и знаете это: позитивное настроение уменьшает возрастные различия в ложных воспоминаниях. Детская разработка. 89, е332–е341. doi: 10.1111/cdev.12890

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Зсидо, А. Н., Ихас, В., Шахт, А., Арато, Н., Инхоф, О., Будай, Т., Бернат, Л., и Дарнаи, Г. (2018). Нахождение эмоционального лица в детском саду – эффект превосходства счастья для детских лиц у дошкольников.Дои: 10.31234/osf.io/h4npq

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым файл cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее распространенные причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie.Вам необходимо сбросить настройки браузера, чтобы принять файлы cookie, или спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файл cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Попробуйте другой браузер, если вы подозреваете это.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie.Чтобы это исправить, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Предоставить доступ без файлов cookie потребует от сайта создания нового сеанса для каждой посещаемой вами страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в файле cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только та информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, если вы не решите ввести его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступ к остальной части вашего компьютера, и только сайт, создавший файл cookie, может его прочитать.

Согласованные гауссовые базисы двойной и тройной дзета-валентности с качеством поляризации пятого периода для твердотельных расчетов

. 2018 15 июля; 39 (19): 1285-1290. doi: 10.1002/jcc.25195. Epub 2018 22 февраля.

Принадлежности Расширять

принадлежность

  • 1 Центр теоретической химии Малликена, Институт физической и теоретической химии, Боннский университет, Beringstr. 4, Бонн, D-53115, Германия.

Элемент в буфере обмена

Йоахим Лаун и соавт. J Comput Chem. .

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

.2018 15 июля; 39 (19): 1285-1290. doi: 10.1002/jcc.25195. Epub 2018 22 февраля.

принадлежность

  • 1 Центр теоретической химии Малликена, Институт физической и теоретической химии, Боннский университет, Beringstr. 4, Бонн, D-53115, Германия.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Параметры отображения цитирования

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Для периодических квантово-химических твердотельных расчетов с помощью кристалло-орбитальной программы CRYSTAL получены согласованные базисы двойной и тройной дзета-валентности с поляризационным качеством для пятого периода.Они являются расширением базисных наборов pob-TZVP и основаны на полностью релятивистских эффективных потенциалах ядра (ECP) Штутгартской/Кельнской группы и на основе валентности def2-SVP и def2-TZVP группы Альрихса. Мы оптимизировали орбитальные показатели и коэффициенты сжатия, чтобы обеспечить надежную и стабильную сходимость самосогласованного поля (SCF) для широкого спектра различных соединений. Вычисленные кристаллические структуры сравниваются со структурами, полученными с использованием стандартных базисных наборов, доступных в базе данных базисных наборов CRYSTAL.Для примененного гибридного функционала плотности PW1PW средние отклонения расчетных постоянных решетки от экспериментальных эталонов меньше для pob-DZVP и pob-TZVP, чем для стандартных базисных наборов. © 2018 Wiley Periodicals, Inc.

Ключевые слова: КРИСТАЛЛ; базисные наборы; поб-ДЗВП; поб-ТЗВП; твердотельные расчеты.

© 2018 Wiley Periodicals, Inc.

Похожие статьи

  • Скорректированные BSSE согласованные гауссовские базисные наборы тройной дзета-валентности с качеством поляризации шестого периода для твердотельных расчетов.

    Лаун Дж., Бредоу Т. Лаун Дж. и др. J Comput Chem. 2021 5 июня; 42 (15): 1064-1072. doi: 10.1002/jcc.26521. Epub 2021, 31 марта. J Comput Chem. 2021. PMID: 33792062

  • Согласованные гауссовые базисные наборы тройной дзета-валентности с качеством поляризации для твердотельных расчетов.

    Пейнтингер М.Ф., Оливейра Д.В., Бредов Т. Пейнтингер М.Ф. и соавт. J Comput Chem. 2013 5 марта; 34 (6): 451-9. doi: 10.1002/jcc.23153. Epub 2012 31 октября. J Comput Chem. 2013. PMID: 23115105

  • Схема BSSE-коррекции для согласованных гауссовых базисных наборов двойной и тройной дзета-валентности с качеством поляризации для твердотельных расчетов.

    Вилела Оливейра Д., Лаун Дж., Пейнтингер М.Ф., Бредоу Т. Вилела Оливейра Д. и др. J Comput Chem. 2019 15 октября; 40 (27): 2364-2376. doi: 10.1002/jcc.26013. Epub 2019 1 июля. J Comput Chem. 2019. PMID: 31260123

  • Точность эффективных потенциалов активной зоны и базисных наборов для расчетов функционала плотности, включая релятивистские эффекты, как показано в расчетах соединений мышьяка.

    Сюй С, Трухлар Д.Г. Сюй С и др. J Chem Theory Comput. 2011 13 сентября; 7 (9): 2766-79. doi: 10.1021/ct200234r. Epub 2011 9 августа. J Chem Theory Comput. 2011. PMID: 26605468

  • Оптимизированные по свойствам базисы Гаусса для лантаноидов.

    Раппопорт Д. Раппопорт Д. J Chem Phys. 2021 сен 28;155(12):124102. дои: 10.1063/5.0065611. J Chem Phys. 2021. PMID: 34598572

Цитируется

12 статьи
  • Приближение к пределу базисного набора в периодических вычислениях на основе гауссовой орбиты с переносимостью: характеристики чистых функционалов плотности для простых полупроводников.

    Lee J, Feng X, Cunha LA, Gonthier JF, Epifanovsky E, Head-Gordon M.Ли Дж. и др. J Chem Phys. 2021 28 октября;155(16):164102. дои: 10.1063/5.0069177. J Chem Phys. 2021. PMID: 34717349

  • Взгляд на богатый полиморфизм ионного проводника Na + Na 3 PS 4 с точки зрения дифракции при переменной температуре и спектроскопии.

    Фамприкис Т., Буянфиф Х., Канепа П., Збири М., Доусон Дж.А., Суард Э., Фаут Ф., Плейфорд Х.И., Дамбурнет Д., Боркевич О.Дж., Корти М., Клеменс О., Чотар Д.Н., Ислам М.С., Маскелье К.Фамприкис Т. и соавт. Хим Матер. 2021 27 июля; 33 (14): 5652-5667. doi: 10.1021/acs.chemmater.1c01113. Epub 2021 16 июля. Хим Матер. 2021. PMID: 34483480 Бесплатная статья ЧВК.

  • Первопринципные исследования колебательных свойств карбонатов под давлением.

    Журавлев ЮН, Атучин ВВ. Журавлев Ю.Н., и соавт. Датчики (Базель). 2021 24 мая; 21 (11): 3644.дои: 10.3390/s21113644. Датчики (Базель). 2021. PMID: 34073821 Бесплатная статья ЧВК.

  • Экспериментальные и расчетные исследования структуры и энергетических свойств галогенпроизводных 2-дезокси-D-глюкозы.

    Земняк М., Завадска-Казимерчук А., Павлендзио С., Малинска М., Солтыка М., Тжибинский Д., Козьминский В., Скора С., Зелинский Р., Фокт И., Прибе В., Возняк К., Пайонк Б.Земняк М. и соавт. Int J Mol Sci. 2021 2 апреля; 22(7):3720. дои: 10.3390/ijms22073720. Int J Mol Sci. 2021. PMID: 33918425 Бесплатная статья ЧВК.

  • Выявление структурного поведения под давлением наполненных M 0,5 Co 4 Sb 12 (M = K, Sr, La, Ce и Yb) Термоэлектрические скуттерудиты.

    Родригес ХЕФС, Гайнза Дж., Серрано-Санчес Ф., Феррер М.М., Фабрис Г.С.Л., Самбрано Дж.Р., Немес Н.М., Мартинес Дж.Л., Попеску С., Алонсо Дж.А.Родригес JEFS и др. Неорг хим. 2021 17 мая; 60 (10): 7413-7421. doi: 10.1021/acs.inorgchem.1c00682. Epub 2021 26 апр. Неорг хим. 2021. PMID: 337 Бесплатная статья ЧВК.

LinkOut — больше ресурсов

  • Полнотекстовые источники

  • Прочие литературные источники

Полнотекстовые ссылки [Икс] Уайли [Икс]

Укажите

Копировать

Формат: ААД АПА МДА НЛМ

Физиологические корреляты субъективной эмоциональной валентности и динамики возбуждения при просмотре фильмов

https://doi. org/10.1016/j.biopsycho.2020.107974Получить права и контент

Основные моменты

Во время просмотра фильмов мы оценивали количественные эмоциональные оценки и физиологические сигналы.

Корругационная и скуловая ЭМГ были связаны с валентностью стимулов/времени.

EDA ладони и лба ассоциировалось с возбуждением в зависимости от стимулов/времени.

Температура кончика носа также была связана с возбуждением в зависимости от стимулов/времени.

Abstract

Исследование физиологических коррелятов субъективных эмоциональных состояний имеет теоретическое и практическое значение. Предыдущие исследования показали, что субъективная валентность и возбуждение соответствуют лицевой электромиографии (ЭМГ) и электродермальной активности (ЭДА) соответственно для различных стимулов. Однако опубликованные результаты были противоречивыми, ни в одном исследовании не изучалось субъективно-физиологическое соответствие во времени, а показатели возбуждения остаются спорными. Чтобы исследовать эти вопросы, в то время как здоровые взрослые ( n = 20) просматривали эмоциональные фильмы, мы оценивали общие и непрерывные оценки валентности и возбуждения и регистрировали ЭМГ сморщивающей мышцы надбровных дуг и большой скуловой кости, ЭДА с ладоней и лба, а также носоглотки. температура наконечника. Корругатор и скуловая ЭМГ были отрицательно и положительно связаны с рейтингами валентности, соответственно, в зависимости от стимулов и времени. EDA (оба места) и температура кончика носа были положительно и отрицательно связаны с оценками возбуждения, соответственно, в зависимости от стимулов и времени.Делается вывод, что субъективная эмоциональная валентность и динамика возбуждения имеют специфические физиологические корреляты.

Ключевые слова

Возбуждение

Электромиография лица (ЭМГ)

Уровень проводимости кожи (SCL)

Термография

Валентность

Автор Рекомендованные статьиЦитирование статей (0)

7 © 90s).

Опубликовано Elsevier B.V.

Рекомендованные статьи

Ссылки на статьи

Непрерывное отображение между пространством и валентностью с помощью левшей и правшей

Метод

Участники

Всего в эксперименте приняли участие 49 студентов-добровольцев (по соображениям статистической мощности, см. ниже), изучающих спортивные науки в городском французском университете (20 мужчин, 29 женщин; средний возраст = 25 лет).98 лет, SD = 1,87). Сначала они были приняты на работу в университете после того, как устно заявили, были ли они на самом деле левшами или правшами. Во-вторых, леворукость оценивалась с помощью опросника из шести пунктов (Porac & Cohen, 1981), и в исследование были включены участники, у которых было не менее пяти последовательных ответов в направлении вправо или влево (26 правшей и 23 левши). Участники были отобраны по тому, что они были правшами или левшами, а не обеими руками.

Экспериментальный план и методика

Участники должны были стоять лицом к центру 44-сантиметрового экрана компьютера VGA, на котором проецировались разные лица, например хмурые и улыбающиеся лица (рис. 1а, взято из Эндрюс и Уитни, 1976 г.; см. также Dru & Cretenet, 2008). После 5-секундной презентации участники должны были нарисовать круг, соответствующий этому выражению лица, на одной странице буклета, содержащего непрерывную линию (длиной 18 см), с центром, расположенным перед участником. Инструкции заключались в том, чтобы нарисовать каждое выражение в любом месте выбранной ими строки на одной странице для каждого стимула.

Рис. 1

Грани, спроецированные в исследовании 1 ( a ) и исследовании 2 ( b )

В эксперименте было 2 (Ручность: левая vs.справа) × 7 (Лица: крайне негативные, умеренно негативные, слабо негативные, нейтральные, слабо позитивные, умеренно позитивные, крайне позитивные) дизайн, причем только последний фактор манипулируется внутри субъектов. Анализ мощности (проведенный с помощью программного обеспечения G*Power; Faul, Erdfelder, Lang, & Buchner, 2007), который предполагал средний размер эффекта 0,25 для дисперсионного анализа (ANOVA) в нашем экспериментальном плане, показал, что в общей сложности Потребуется 26 участников (по 13 на каждое условие), чтобы иметь 95%-ную мощность обнаружения значительного эффекта при значении p . 05.

Материалы и меры

Каждое из семи лиц предъявлялось три раза в случайном порядке, всего 21 попытка. Мы измерили расстояние между центром линии и центром нарисованного круга. Отрицательные значения представляли кружок, расположенный слева от линии, тогда как положительные значения представляли кружок, расположенный справа. Баллы усреднялись для каждого участника и для каждого уровня валентности

.

Результаты и обсуждение

Дисперсионный анализ не выявил какого-либо основного эффекта ни рук, ни лиц ( F < 1).Однако, как мы и ожидали, ANOVA показал, что взаимодействие между этими факторами было значительным [ F (6, 282) = 20,22, MSE = 501,97, p < 0,001, η р 2 = 0,30; см. верхнюю часть рис. 2].

Рис. 2

Взаимодействие между рукопожатием и лицами в пространственном расположении в исследовании 1 (вверху) и исследовании 2 (внизу, . Столбики представляют стандартные ошибки в двух исследованиях

Точнее, для левшей грани располагались непрерывным образом от левой стороны, которая ассоциировалась с положительными гранями, к правой стороне, которая ассоциировалась с отрицательными гранями ( M Внешн.Отрицательный = +4.18 см, SD = 1,35; М ModNeg = +3,77 см, SD = 1,12; М WkNeg = +3,06 см, SD = 0,73; М Neut = –0,40 см, SD = 0,33; М WkPos = –2,42 см, SD = 1,13; М ModPos = –3.11 см, SD = 1,30; М ExtPos = –3,71 см, SD = 0,70). Тесты t (с поправкой Бонферрони p s < 0,05) показали значительные различия для всех пар, кроме различий между крайне и умеренно отрицательными лицами.

Для правшей отображение также было непрерывным, но левая часть ассоциировалась с отрицательными гранями, а правая — с положительными гранями ( M Внешн.Отрицательный = –3.39, СО = 0,89; М ModNeg = –3,38, SD = 1,27; М WkNeg = –2,32, SD = 1,15; М Нейтр = +0,09, SD = 0,43; М WkPos = +1,34, SD = 0,45; М ModPos = +2,45, SD = 0.96; М ExtPos = +4,31, SD = 1,35). Апостериорные тесты t (с поправкой Бонферрони p s < 0,05) также показали значительные различия для всех пар, за исключением снова между крайне и умеренно отрицательными лицами.

Во-первых, этот результат повторил результаты Casasanto (2009): связь между валентностью и пространством была модулирована руками участников в поддержку BSH. Во-вторых, что более важно, эти результаты также указывают на непрерывные отображения между пространством и валентностью как для левшей, так и для правшей.Однако основная проблема этого первого исследования заключалась в том, что используемые лица могли смешивать валентность с мотивационным направлением. Действительно, счастливые лица были как положительными, так и стимулирующими приближение, тогда как грустные лица были одновременно отрицательными и избегающими стимулами. Таким образом, во втором исследовании мы точно воспроизвели исследование 1, при этом эмоциональные лица различались на уровне валентности, но не на уровне мотивационной направленности. Поэтому мы использовали лица, меняющие выражение от гневного до счастливого, поскольку оба они отражают мотивацию приближения (Carver & Harmon-Jones, 2009).

Эмоциональная валентность и принцип свободной энергии

Образец цитирования: Джоффили М., Коричелли Г. (2013) Эмоциональная валентность и принцип свободной энергии. PLoS Comput Biol 9(6): е1003094. https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1003094

Редактор: Тим Беренс, Оксфордский университет, Соединенное Королевство

Получено: 5 октября 2012 г.; Принято: 28 апреля 2013 г.; Опубликовано: 13 июня 2013 г.

Copyright: © 2013 Джоффили и Коричелли.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Финансирование: Это исследование было поддержано Национальным агентством французских исследований ANR-11-EMCO-01001 (Франция) и Provincia Autonoma di Trento (PAT, Италия). Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Свободная энергия — это теоретико-информационная величина, которая ограничивает неожиданность при выборке некоторых данных, учитывая генеративную модель того, как данные были получены. Принцип свободной энергии предполагает, что биологические агенты кодируют вероятностную модель причин своих ощущений, и постулирует, что любой адаптивный агент, сопротивляющийся склонности к беспорядку, должен минимизировать свою свободную энергию [1], [2].В упрощающих (гауссовских) предположениях минимизацию свободной энергии можно понимать как минимизацию ошибки прогнозирования между фактическими и прогнозируемыми сенсорными входами. Чтобы соответствовать принципу свободной энергии, адаптивные агенты имеют в своем распоряжении две тактики: (1) корректировка своих внутренних состояний для получения более точных прогнозов и (2) воздействие на окружающую среду для получения образцов ощущений, которые соответствуют их прогнозам. Принцип основан на осознании того, что перцептивный вывод и обучение [3], [4] и активный вывод [5], [6] основываются на одной и той же байесовской схеме.Перцептивный вывод относится к выводу о состояниях мира, вызывающих сенсорные входы. Перцептивное обучение связано с изучением взаимосвязи между входными данными и причинами. Активный вывод соответствует действию на мир, чтобы оправдать предшествующие ожидания в отношении сенсорных входов. Было показано, что вычислительная реализация принципа свободной энергии во многих аспектах воспроизводит нейронные механизмы и корковую организацию мозга [4], [7].

Важно отметить, что при выводе и изучении причин своих ощущений в изменяющемся мире адаптивные агенты должны иметь дело с различными формами неопределенности, а именно с неопределенностью оценки [8], волатильностью [9], [10] и неожиданной неопределенностью [11], [12].Неопределенность оценки относится к известной дисперсии оценки состояний мира, вызывающей сенсорные входные данные, и может быть уменьшена посредством обучения. Волатильность относится к медленным и непрерывным изменениям состояния мира и обычно моделируется путем приведения неопределенности оценки в соответствие с некоторым скрытым стохастическим процессом [13]. Наконец, неожиданная неопределенность возникает из-за неожиданных сенсорных входных данных, вызванных дискретными и быстрыми изменениями состояний мира, и призывает забыть прошлое и заново начать обучение на основе новых сенсорных данных.Работа с различными формами неопределенности является фундаментальной для байесовских моделей обучения в нестационарной среде [14]. Фактически, критическая проблема, с которой столкнулись многие недавние байесовские схемы человеческого обучения, заключается в том, как динамически обновлять представления о состояниях мира, чтобы оптимизировать прогнозы в изменяющейся среде [9]–[12], [15]–[18]. .

Несмотря на основную роль, приписываемую эмоциям во влиянии на содержание и силу убеждений агента, а также устойчивость этих убеждений к модификации [19], эмоции не учитывались, а тем более интегрировались в эти вычислительные модели. Понятие эмоциональной валентности или просто валентности использовалось исследователями эмоций для обозначения положительного и отрицательного характера эмоции или некоторых ее аспектов, включая элиситоры (события, объекты), субъективные переживания (чувства, аффекты) и экспрессивное поведение. (лицевой, телесный, словесный) [20]. Утверждается, что валентность чувств является ключевым критерием для разграничения эмоций [21] и основным измерением субъективного переживания настроений и эмоций [22]. Традиционно настроение определялось, в отличие от эмоций, как аффективное состояние, которое не имеет четкого референта, медленно меняется и длится в течение длительного периода времени [23].

В настоящей статье мы предлагаем математическое определение эмоциональной валентности в терминах отрицательной скорости изменения свободной энергии во времени. Как мы увидим позже, этот формализм влечет за собой динамическое приписывание эмоциональной валентности каждому состоянию мира, которое может посетить адаптивный агент, и предписывает динамику основных форм эмоций, таких как 90 878 счастья 90 879, 90 878 несчастья 90 879, 90 878 надежды 90 879, страх , разочарование и облегчение .

Сначала мы введем принцип свободной энергии и представим нашу вычислительную модель эмоциональной валентности. Затем мы демонстрируем эту схему, моделируя и сравнивая два искусственных агента. Один агент явно оптимизирует апостериорные убеждения о волатильности и не использует свой внутренне генерируемый сигнал эмоциональной валентности. Другой не оценивает волатильность, а вместо этого реализует эмоциональную регуляцию неопределенности оценки. Вклад этой работы двоякий. Во-первых, мы обеспечиваем феноменологическое объяснение эмоций с точки зрения изменений в свободной энергии — в качестве косвенного показателя изменений качества того, как мир моделируется во время вывода и обучения.Во-вторых, эмоции связаны с умозаключениями с помощью формы регуляризации или метаобучения. Другими словами, изменения в качестве вывода используются для упорядочения скорости накопления доказательств, чтобы обеспечить скорость адаптивного обучения. Эти скорости обучения соответствуют ожидаемой неопределенности выводов в соответствии с иерархическими моделями мира.

Модели

В этом разделе мы вводим принцип свободной энергии в том виде, в каком он был первоначально предложен Фристоном, Килнером и Харрисоном [1], а затем мы предлагаем новое математическое определение эмоциональной валентности и некоторых основных форм эмоций в терминах свободная энергия.Затем мы выдвигаем правило метаобучения, с помощью которого эмоциональная валентность регулирует неопределенность оценки, и намечаем взаимосвязь между динамикой свободной энергии и некоторыми базовыми формами эмоций.

Принцип свободной энергии

В статистической физике вариационная минимизация свободной энергии — это метод аппроксимации сложной плотности вероятности более простой ансамблевой плотностью, параметризуемой настраиваемыми параметрами [24]. В неврологии принцип свободной энергии предполагает, что биологические агенты кодируют параметры произвольной плотности распознавания (ансамбля) величин окружающей среды, которые являются предполагаемыми причинами их ощущений [2]. Плотность распознавания является приближением к истинной апостериорной плотности с учетом выборки некоторых сенсорных данных и генеративной модели, используемой агентом.

Величины окружающей среды могут быть любыми силами или полями, воздействующими на агент, такими как тепловые или световые стимулирующие сенсорные рецепторы. В более сложных агентах может также относиться к очень абстрактным величинам, таким как «социальный статус» или «моральные нормы». Изучение величин окружающей среды и выводы об их состояниях основаны на эмпирических байесовских и иерархических генеративных моделях [3], [4].В этой структуре перцептивное обучение соответствует оценке параметров плотности распознавания после многих ощущений, тогда как перцептивный вывод соответствует выводу о состоянии после одного ощущения. В гипотетической среде обучение могло бы относиться к оценке категорий, связанных с ощущениями, в то время как вывод был бы классификацией конкретного ощущения в одну из этих категорий. Далее мы увидим, как минимизация свободной энергии может единым образом объяснить восприятие, обучение и действие.

Расхождение от плотности распознавания до истинной апостериорной плотности измеряется расхождением Кульбака-Лейблера (KL), которое можно разложить на две величины, известные как свободная энергия и неожиданность: (1)

Первый член в правой части уравнения — это свободная энергия, которую можно эффективно обрабатывать, регулируя параметры, чтобы минимизировать расходимость. Второй термин — неожиданность, который сообщает о вероятности того, что некоторые данные были сгенерированы в соответствии с предположениями модели.При выборе байесовской модели предельная вероятность также известна как свидетельство модели. Переставляя (1), можно получить формулу свободной энергии в терминах расхождения плюс неожиданность: (2)

Принцип свободной энергии гласит, что любой адаптивный агент, находящийся в равновесии с окружающей средой, должен минимизировать свою свободную энергию [1], [2]. Минимизация свободной энергии по отношению к уменьшает расхождение, тем самым делая плотность распознавания приблизительной апостериорной плотностью. Обратите внимание, что расхождение зависит от, а неожиданность — нет.Поскольку расхождение всегда неотрицательно (неравенство Гибба), говорят, что свободная энергия является верхней границей неожиданности.

Важно отметить, что биологические агенты могут минимизировать свободную энергию не только путем изменения своих убеждений, но и путем изменения своих ощущений посредством воздействия на окружающую среду. Зависимость ощущения от действия выражается через . Новая перестановка (1) более четко показывает, что подразумевает действие на окружающую среду для минимизации свободной энергии (здесь мы заменяем зависимость свободной энергии от ощущения, выражая ее непосредственно как функцию): (3) где означает ожидание под плотностью .

Во второй формулировке свободная энергия выражается как сложность минус точность. Сложность есть расхождение от плотности распознавания к истинной предшествующей плотности причин. Точность — это неожиданность ощущений, ожидаемых при плотности распознавания; обратите внимание, что точность зависит от действия, а сложность — нет. Это означает, что биологические агенты будут действовать так, чтобы минимизировать свободную энергию за счет максимальной точности. То есть биологические агенты будут действовать в окружающей среде, чтобы сэмплировать ощущения, ожидаемые их плотностью распознавания.

Эта точка зрения на поведение контрастирует с традиционной точкой зрения Павлова и инструментальной обусловленности, где поведение в основном понимается с точки зрения максимизации ожидаемого вознаграждения или удовольствия (или, наоборот, минимизации ожидаемой потери или боли) [25], [26]. При активном выводе поведение определяется попыткой оправдать сенсорные ожидания апостериорных убеждений (плотность распознавания). Это предотвращает дихотомию состояний мира с точки зрения пар противоположностей, таких как «награда-потеря» или «удовольствие-боль», и подразумевает, что понятие желаемых состояний заменяется понятием ожидаемых состояний.Агент чаще приближается к состояниям с высокой вероятностью при плотности распознавания (низкая неожиданность), тогда как состояния с низкой вероятностью (высокая неожиданность) избегаются. Агенты, которые ожидают посетить состояния, вредные для их структуры, поставят под угрозу свои шансы на выживание и передачу своего фенотипа будущим поколениям (например, кролик, который рассчитывает посетить лисиц). Таким образом, адаптивная приспособленность фенотипа представляет собой отрицательную неожиданность, усредненную по всем состояниям, которые посещает агент [2].

Эмоциональная валентность

Чтобы согласовать принципиальное предположение о том, что любой биологический агент, находящийся в равновесии с окружающей средой, должен минимизировать свою свободную энергию [2] и традиционное представление о том, что люди приближаются к удовольствию и избегают боли [27], мы связали положительную и отрицательную валентность с уменьшение и увеличение свободной энергии с течением времени соответственно. В непрерывном временном интервале скорость изменения свободной энергии является первой производной свободной энергии по времени в момент времени .Таким образом, мы формально определяем валентность состояния, которое агент в данный момент посещает, как отрицательную первую производную по времени от свободной энергии в этом состоянии или, проще говоря, .

Здесь мы напомним, что адаптивные агенты кодируют иерархическую генеративную модель причин своих ощущений [3], [4]. Состояния мира возрастающей сложности и абстракции кодируются на более высоких уровнях иерархии, тогда как сенсорные данные как таковые кодируются на самом низком уровне. Свободная энергия минимизируется для каждого уровня иерархии отдельно, и величина соответствует свободной энергии, связанной со скрытым состоянием на и -м уровне иерархической модели.

Согласно нашему определению эмоциональной валентности, когда она положительна (т. е. свободная энергия увеличивается с течением времени на уровне i иерархии), валентность состояния на этом уровне i во времени является отрицательной. Когда отрицательно (т. е. свободная энергия уменьшается с течением времени на уровне i ), валентность состояния на этом уровне i положительна во времени. Когда равен нулю (т. е. свободная энергия постоянна на уровне i ), валентность состояния на этом уровне i нейтральна во времени . Важно отметить, что свободная энергия является верхней границей неожиданности, а нейтральные валентные состояния также могут характеризоваться низким или высоким уровнем неожиданности.

Факторизация эмоциональной валентности по уровням иерархической модели означает, что положительная и отрицательная валентность могут быть независимо отнесены к каждому состоянию в модели, и, таким образом, положительные и отрицательные валентности могут быть одновременно вызваны для одного и того же ощущения. Обратите внимание, что свободная энергия и скорость изменения свободной энергии являются функциями не только текущих ощущений, но и апостериорных убеждений о причинах этих ощущений.Это означает, что свободная энергия может меняться контекстно-зависимым образом, в зависимости от (разных) текущих представлений о (точно таких же) ощущениях.

Основные формы эмоций

Когнитивные теории эмоций в своем анализе некоторых основных форм эмоций широко полагались на степень убежденности в отношении положения дел (состояния окружающей среды). Было высказано предположение, что большая группа эмоций, включающая счастья , несчастья , облегчения и разочарования , связана с определенными (твердыми) убеждениями в том, что положение дел достигается, в то время как вторая меньшая группа эмоций , в основном представленный надеждой и страхом , связан с неопределенными убеждениями [28]–[31].Эти два класса эмоций были названы фактическими и эпистемическими соответственно [29]. В философии формально утверждается, что положения дел либо имеют место, либо нет, тогда как убеждения могут быть истинными или ложными (см. [32]). В дальнейшем мы будем использовать эту терминологию.

Чтобы проиллюстрировать разницу между фактическими и эпистемическими эмоциями, представьте Люсию, ожидающую поезда на вокзале. Люсия счастлива тому, что поезд прибывает вовремя (положение дел), если она желает и уверена (т.э., твердо верит), что получает. И наоборот, Лючия несчастна , если она не желает и уверена, что получит. Однако Лючия надеется , что если она захочет, но не уверена, что получит; и, наоборот, Лючия опасается того, что если она не желает, но не уверена, что получит. С другой стороны, облегчение и разочарование лучше связаны с переходом от неуверенных убеждений к определенным [31]. Например, Лючия с облегчением что не-р если она не желает и до сих пор не была уверена в р , но теперь уверена, что не-р получает; и наоборот, Лючия разочарована тем, что не-р если она желает и до сих пор была не уверена в , но теперь уверена, что не-р получает.

Убеждения и желания могут быть интуитивно связаны с восходящими условными ожиданиями и нисходящими предсказаниями, соответственно, в схеме кодирования с предсказанием минимизации свободной энергии [2]. В этой формулировке положение дел не может быть оценено напрямую, но должно быть выведено из сенсорных входов. Приписывание абсолютной уверенности (или нулевой неопределенности) любому убеждению ухудшает изучение новых взаимосвязей между сенсорными входами и их причинами. Здесь мы считаем более целесообразным обойти предположение об определенных убеждениях, предложенных в когнитивных теориях фактивных и эпистемических эмоций, и представить новую формулировку, которая опирается только на динамику свободной энергии без какой-либо явной ссылки на неопределенность.Позже мы увидим, что фактивные и эпистемические эмоции действительно связаны с низким и высоким уровнем неопределенности соответственно, но это является следствием, а не необходимым условием их определения (см. Результаты).

В непрерывном временном интервале скорость изменения первой производной свободной энергии по времени на i -м уровне иерархической модели является второй производной свободной энергии по времени . По аналогии с механической физикой и можно понимать как скорость и ускорение свободной энергии во времени соответственно. Наше предложение основано на предположении, что, когда оба значения и отрицательные (т. е. свободная энергия уменьшается «все быстрее и быстрее» с течением времени), агент надеется, что в ближайшем будущем посетит состояние с более низкой свободной энергией в этом состоянии. уровень и . Однако, когда отрицательное и положительное (т. е. свободная энергия уменьшается со временем «все медленнее и медленнее»), агент счастлив, что в настоящее время находится в состоянии с более низкой свободной энергией, чем предыдущее на этом уровне i .Эквивалентно, когда и положительны (т. е. свободная энергия увеличивается «все быстрее и быстрее» с течением времени), агент опасается, что в ближайшем будущем посетит состояние большей свободной энергии на этом уровне i . Однако, когда он положительный и отрицательный (т. е. свободная энергия увеличивается со временем «все медленнее и медленнее»), агент недоволен тем, что в настоящее время находится в состоянии с более высокой свободной энергией, чем предыдущее на этом уровне i . Кроме того, когда скорость изменения свободной энергии меняет знак с отрицательного на положительный, агент разочарован тем, что не посещает состояние с более низкой свободной энергией, чем текущее на этом уровне i .И наоборот, когда знак меняется с положительного на отрицательный, агент испытывает облегчение из-за того, что он не посещает состояние с более высокой свободной энергией, чем текущее состояние на этом уровне i . Наконец, когда и равны нулю (т.е. свободная энергия постоянна во времени), агент может быть низким или высоким нейтрально удивленным на этом уровне i . Этот анализ обобщен в таблице 1. Обратите внимание, что, поскольку свободная энергия минимизируется для каждого уровня иерархической модели отдельно, наша формулировка также предсказывает, что различные эмоции могут возникать одновременно.

Динамика свободной энергии обнаруживает интересную временную зависимость между основными формами эмоций. Рисунок 1 иллюстрирует две гипотетические динамики свободной энергии (верхний и нижний ряды), которые вызывают различные модели эмоций во времени (левый столбец). Из двумерного пространства, определяемого первой и второй производными свободной энергии по времени (правый столбец), становится ясно, что переходы от отрицательных эмоций к положительным могут происходить только при прохождении через рельефа , а переходы от положительных к отрицательным эмоции могут возникать только при прохождении через разочарование , но переходы между отрицательными (т.например, страх и несчастье ) или положительные (например, надежда и счастье ) эмоции могут возникать двунаправленно. Что еще более важно, каждая базовая форма эмоции отображается в определенной области этого двумерного пространства.

Эмоциональная регуляция неопределенности оценки

До сих пор мы описали, как эмоциональная валентность и некоторые основные формы эмоций могут быть вызваны динамикой свободной энергии. Какова, однако, функция этих величин в схеме, первоначально разработанной для объяснения восприятия, обучения и действия? Мы предполагаем, что валентность, вычисляемая как отрицательная скорость изменения свободной энергии, имеет решающее значение, поскольку она информирует биологических агентов о неожиданных изменениях в их мире.Когда валентность положительна, сенсорные входные данные соответствуют ожиданиям агента, и вероятность неожиданных изменений низка. Однако, когда валентность отрицательна, ожидания агента нарушаются, и в мире, вероятно, произошли неожиданные изменения. В условиях, когда недавняя информация является лучшим предсказателем состояния мира, чем предыдущая информация, то есть в изменяющемся мире, недавняя информация должна быть более взвешенной и, следовательно, скорость обучения должна быть высокой [14].И наоборот, в стационарном мире, в котором прошлые и недавние данные одинаково информативны, скорость обучения должна быть низкой, чтобы учитывать как прошлые, так и недавние данные.

Мы формализуем это понятие в терминах эмоционального метаобучения, в котором неопределенность оценки определяется не только свободной энергией, но и скоростью изменения свободной энергии. Более конкретно, когда свободная энергия, связанная с апостериорными убеждениями о состояниях на определенном уровне иерархической модели агента, увеличивается, апостериорная достоверность этих состояний уменьшается.Другими словами, агент интерпретирует уменьшающиеся свидетельства своих оценок состояний мира как свидетельство того, что он слишком уверен в этих состояниях. Это можно довольно просто реализовать с помощью расширенного байесовского обновления: (4) (5) (6)

.

Здесь дисперсии и соответствуют неопределенности апостериорной оценки с эмоциональным регулированием и без него соответственно. Дисперсия — это та, которая изменяется для минимизации свободной энергии на и -м уровне генеративной модели.Величина обозначает энтропию Шеннона, которая в данном случае является мерой неопределенности, связанной с состояниями на уровне i в плотности распознавания. Параметр можно интерпретировать как чувствительность или «осведомленность» агента о своих эмоциональных валентных сигналах, которые информируют агента об изменениях в мире. Параметр представляет собой долговременный валентный уровень, которому не хватает четкого референта, который мы, таким образом, интерпретируем как настроение [23]. Параметры и зависят как от состояния, так и от агента.Их также можно интерпретировать как метапознание агентом того, в какой степени агент знает, что он не знает устройства мира.

Мы определили эмоциональную регуляцию неопределенности как метаобучение, чтобы подчеркнуть, что обучение (обновление) определяется последствиями обучения, в данном случае скоростью изменения вариационной свободной энергии. Обратите внимание, что это очень общая схема, не привязанная к какой-либо конкретной генеративной модели. Важно отметить, что ожидания относительно различных состояний, которые определяют их как удивительные или нет, основаны на предшествующих убеждениях, которые сами оптимизированы по отношению к вариационной свободной энергии; либо в эволюционной шкале времени, либо во время обучения, зависящего от опыта.

Из уравнения 4 видно, что положительная и отрицательная валентность экспоненциально уменьшает и увеличивает, соответственно, неопределенность оценки состояния мира. Настроение вызывает постоянный уровень чрезмерной или недостаточной уверенности в оценках состояний, независимо от того, насколько неожиданными могут быть сенсорные входы. В негативном настроении () агент переоценивает недавние входные данные, легче отслеживая любые изменения в окружающей среде. В позитивном настроении () агент перевешивает прошлые входные данные, становится более привязанным к прошлой информации и менее восприимчивым к отслеживанию изменений окружающей среды.

Эта эмоционально упорядоченная схема обновлений может показаться немного случайной. Однако в литературе по оптимизации есть несколько важных эвристик, которые тесно связаны с уравнением 4. Они обычно описываются как схемы регуляризации, например регуляризация Левенберга-Марквардта, в которых градиентный спуск или скорость обучения обычно уменьшаются при оптимизации целевой функции. не меняется, как ожидалось. Обычно эту регуляризацию можно рассматривать как изменение относительной точности имеющихся данных.Короче говоря, как и наша схема, схемы регуляризации обнаруживают сбой в оптимизации с точки зрения неблагоприятных изменений целевой функции (здесь — свободной энергии) и реагируют более осторожными обновлениями — путем изменения ожидаемой неопределенности в отношении данных или априорных убеждений. Позже мы увидим, что в иерархической среде это может привести к адаптивному изменению скорости оптимизации или обучения на различных уровнях иерархической модели.

Результаты

В этом разделе мы применяем уравнение 4, чтобы продемонстрировать, как можно моделировать эмоционального агента.Короче говоря, мы сравним и сопоставим две схемы, которые подвергаются воздействию одних и тех же сенсорных входов и имеют или не имеют эмоциональных обновлений. Первый основан на иерархическом байесовском подходе к моделям волатильности, который явно оптимизирует апостериорные предположения о неопределенности оценки. Второй использует более простую генеративную модель, которая явно не оптимизирует оценки неопределенности, но реализует валентность. Используя эту более простую схему, мы показываем, что такое же адаптивное поведение можно воспроизвести с помощью приведенных выше эмоциональных обновлений.

Динамическая модель восприятия

Матис и др. [10] предложили общую иерархическую байесовскую схему, которая объясняет обучение в условиях множественных форм неопределенности и состояний окружающей среды. Состояния окружающей среды могут быть либо дискретными, либо непрерывными, а неопределенность может варьироваться от вероятностных отношений между состояниями окружающей среды и восприятия (неоднозначность восприятия) до изменчивости окружающей среды. Здесь мы сосредоточимся только на простейших дискретных и детерминированных (т.т. е. без двусмысленности восприятия) среды, которая, тем не менее, включает в себя изменчивость.

В нашем примере дискретной и детерминированной среды мы моделируем агента, который изучает вероятность того, что игровой автомат (однорукий бандит) выдаст результаты (), равные либо 1 доллару (), либо 0 долларам (). Ощущения агента () исходов () однозначны, а это означает, что и для и для . Вероятность вознаграждения игрового автомата определяется тенденцией () автомата генерировать 1 доллар. В динамической перцептивной модели агент знает, что тенденция вознаграждения может меняться со временем, и поэтому он также оценивает ее изменчивость ().

Эта дискретная и детерминированная среда может быть формализована утверждением, что сенсорный ввод является бинарным, а состояние окружающей среды является детерминированной причиной ввода при испытании. Вероятность состояния при заданном сенсорном вводе имеет следующую форму (для простоты мы опускаем пробную ссылку): (7)

Следовательно, как для , так и для . На следующем уровне иерархии тенденция (то есть результат, равный 1 доллару) определяется состоянием. Вероятность приближается к нулю, когда и приближается к единице, когда .Отображение тенденции в вероятность определяется следующей эмпирической (условной) априорной плотностью:(8)где – сигмовидная функция:(9)

Также предполагается, что состояние при испытании нормально распределяется вокруг своего значения при предыдущем испытании с дисперсией . Другими словами, развивается во времени как случайное блуждание по Гауссу: (10) где параметры и зависят от агента.

Состояние определяет логарифмическую нестабильность среды и представлено на третьем уровне модели.Опять же, также развивается во времени как случайное блуждание по Гауссу, но с размером шага, определяемым константой, которая также может различаться среди агентов: (11)

Эта структура определяет четырехуровневую генеративную модель, где представлен последний уровень, а ее инверсия соответствует оптимизации апостериорных плотностей по неизвестным скрытым состояниям и параметрам. Здесь состояния и параметры различаются по временной шкале, в которой они изменяются. В частности, состояния меняются быстро, а параметры меняются медленно или вообще не меняются в течение всего времени наблюдения.

Статическая модель восприятия с эмоциональной валентностью

В качестве альтернативы мы предлагаем генеративную модель, которая явно не оценивает изменчивость (например, ) некоторых состояний окружающей среды (например, ), а вместо этого использует эмоциональную валентность (т. е. отрицательную скорость изменения свободной энергии во времени) для оценить неожиданные изменения в окружающей среде. С этой целью мы реализуем статическую модель восприятия, предложенную Daunizeau et al. [15] с двумя модификациями. Во-первых, мы рассматриваем однозначные сенсорные входы, как в Mathys et al.[10] и, во-вторых, мы используем валентность для обновления апостериорной дисперсии (неопределенности оценки) состояний в соответствии с уравнением 4.

На первом уровне иерархии динамическая модель и статическая перцептивная модель с валентностью абсолютно одинаковы. На втором уровне статическая модель предполагает, что тенденция к результату, равному 1 доллару, постоянна для всех испытаний: (12)

После обращения этой генеративной модели с использованием вариационной минимизации свободной энергии, как описано в [10], [15], мы получаем обновленные уравнения апостериорного распределения , которые можно использовать для исследования поведения агента на испытательном сроке. -испытательная основа:(13)(14)(15)где использовались следующие определения:(16)(17)(18)(19)

Здесь и — апостериорные ожидания сенсорного ввода и после него, которые можно интерпретировать как ожидаемую вероятность и ожидаемую тенденцию вознаграждения соответственно.Соответственно неопределенность есть апостериорная дисперсия . Ошибка предсказания на первом уровне — это разница между ожиданием и предсказанием до того, как мы увидим входные данные. Эквивалентно, это дисперсия прогноза до просмотра входных данных.

Чтобы адаптироваться к неожиданным изменениям в окружающей среде, агенту необходимо обновить апостериорную дисперсию пропорционально валентности состояния в момент времени. В дискретном времени валентность состояния есть, по определению, отрицательная первая обратная разность свободной энергии во времени: (20)

Специально для предложенной генеративной модели свободная энергия состояния: (21) где ожидание берется при приблизительных апостериорных плотностях и .

Параметры и являются постоянными и зависят от агента. Они представляют собой чувствительность к эмоциональной валентности и настроению агента соответственно. Согласно нашим предположениям, неопределенность скрытого состояния должна увеличиваться или уменьшаться, когда его валентность соответственно отрицательная или положительная. Следовательно, ограничен интервалом . Обратите внимание, что когда и равны нулю, статическая модель восприятия с валентностью становится такой же, как и стандартная статическая модель восприятия, описанная в [15].

Эталонный сценарий

Определив две конкурирующие схемы, мы реализовали двух агентов в рамках динамической модели восприятия (DP) и статической модели восприятия с валентностью (SPV), далее именуемых агентом DP и агентом SPV. Эти агенты подвергались воздействию 320 сенсорных входов (результатов), выбранных из трехэтапного эталонного сценария, как предложено в [10]. На первом этапе (низкая волатильность) сценария агенты подвергались воздействию последовательности из 100 исходов, где вероятность (исхода, равного 1 доллару) равнялась 0. 5. На втором этапе (высокая волатильность) вероятность того, что колебалась от 0,9 до 0,1 через каждые 20 входов. Наконец, на третьем этапе (снова низкая волатильность) первые 100 исходов повторялись точно в том же порядке. Начальные значения скрытых состояний и были , и для моделей DP и SPV. В модели ДП начальными значениями скрытого состояния были и .

Мы воспроизвели результаты, полученные Mathys et al. [10] для модели ДП с теми же параметрами и (см. рис. 2).В целом апостериорное ожидание , которое является вероятностью вознаграждения, колебалось вокруг истинной вероятности как на этапах низкой, так и на высокой волатильности. Тем не менее можно наблюдать нарастающую нестабильность на третьем этапе по сравнению с первым, хотя на обоих входы предъявлялись точно в одном и том же порядке. Мэтис и др. [10] объяснили это сильной тенденцией агента увеличивать свои апостериорные ожидания логарифмической волатильности в ответ на неожиданные стимулы (с учетом параметров, используемых в эталонном сценарии). За увеличением последовало увеличение апостериорной дисперсии состояния , которая регулирует скорость обучения на втором уровне. Несмотря на разные уровни волатильности на каждом этапе, апостериорная дисперсия плавно увеличивалась с постоянной скоростью в течение всего сценария.

Сначала мы оценили модель SPV, приравняв чувствительность и настроение к нулю. В этом случае агент обучается в соответствии со стандартной статической моделью восприятия и совершенно нечувствителен к любой изменчивости или неожиданным изменениям в окружающей среде.Как показано на рисунке 3, апостериорное математическое ожидание сходится к 0,5, что является истинной вероятностью для трех стадий (низкая и высокая волатильность). Одновременно апостериорная дисперсия (неопределенность оценки) асимптотически уменьшается до нуля, отражая уменьшение неопределенности оценок по сенсорным входам.

При установке параметров и значений, отличных от нуля, агент становится чувствительным к изменениям в его среде. На рисунке 4 можно наблюдать влияние только настроения.Когда установлено значение -0,13 и сохраняется равным 0, негативного настроения достаточно, чтобы модель SPV реагировала на волатильность среды, подобно модели DP. Важно отметить, что динамическая модель также имеет постоянный параметр, зависящий от агента, функция которого аналогична нашей модели. Тем не менее, SPV не показывает нарастающей нестабильности на последней (низкой волатильности) стадии, наблюдаемой в модели DP. Фактически, апостериорная дисперсия возвращается к стабильному базовому уровню даже после увеличения колебаний на этапе высокой волатильности.

С добавлением в модель эмоциональной валентности агент становится еще более реактивным и способен отслеживать быстрые изменения в окружающей среде. На рисунке 5 чувствительность установлена ​​на 0,8. Апостериорная дисперсия теперь изменяется быстрее в ответ на неожиданные сенсорные входные данные, и существует четкое различие между стадиями низкой и высокой волатильности. Более конкретно, выявление отрицательной валентности является основной причиной увеличения , тогда как положительной валентности вызывает уменьшение.Несмотря на фазовую реакцию на неожиданные изменения на стадии высокой волатильности, агент снова возвращается к достаточно стабильной базовой линии, аналогичной первой стадии низкой волатильности на последней стадии низкой волатильности.

Важно отметить, что оптимальное отслеживание изменчивости окружающей среды требует, чтобы для настроения было установлено какое-то подходящее отрицательное значение. Чрезвычайно плохое настроение, характеризующееся большим отрицательным тау, может привести к очень большому увеличению неопределенности оценки, что, следовательно, ухудшит различение между стадиями высокой и низкой волатильности.

Неопределенность, связанная с фактивными и эпистемическими эмоциями

Мы также исследовали неопределенность оценки, связанную с факторными ( счастьем или несчастьем ) и эпистемическими ( страхом или надеждой ) эмоциями в эталонном сценарии. Примечательно, что мы определили эти эмоции просто через динамику свободной энергии без каких-либо предположений о неопределенности, в отличие от традиционного анализа этих эмоций в психологии и философии (см. [28]–[31]).С этой целью мы выполнили 100 реализаций эталонного сценария (т. е. мы повторили моделирование с эталонным сценарием 100 раз, каждый раз отбирая новые сенсорные данные) и вычислили среднее значение апостериорной дисперсии (оценочной неопределенности) состояния немедленно. после возникновения фактивных и эпистемических эмоций. Апостериорная дисперсия представляет собой изменение неопределенности оценки после выявления эмоции и до наблюдения следующего сенсорного входа (см. уравнение 19).Для этого анализа мы установили чувствительность на промежуточное значение, равное 0,4, и сохранили настроение, равное -0,13.

Распределение среднего значения по моделированию, сгруппированному на стадиях низкой и высокой волатильности эталонного сценария, показано на рисунке 6. Как на стадиях низкой, так и на высокой волатильности среднее значение было выше в среднем для эпистемических (низкая волатильность: M = 0,68, SD = 0,03; высокая волатильность: M = 1,07, SD = 0,19), чем , фактический (низкая волатильность: M = 0.58, SD = 0,02; высокая волатильность: M = 0,69, SD = 0,06) эмоции. Кроме того, среднее значение также было выше в среднем на стадиях высокой (M = 0,88, SD = 0,24), чем на стадиях низкой волатильности (M = 0,63, SD = 0,06).

Обсуждение

В этой статье мы предложили биологически правдоподобную вычислительную модель эмоциональной валентности, вдохновленную принципом свободной энергии. Математическое определение эмоциональной валентности в терминах отрицательной скорости изменения свободной энергии не только объясняет, как убеждения определяют эмоции, но также обеспечивает формальное объяснение того, как эмоции определяют содержание и степень апостериорных убеждений (см. [19]). .В нашей структуре эмоциональная валентность регулирует неопределенность оценки, сигнализируя о неожиданных изменениях в мире, тем самым выполняя важную функцию метаобучения.

Связь между эмоциональной валентностью и переходом состояний также находит подтверждение в предыдущих исследованиях эмоций (см. [33]–[36]). Бэтсон и др. [35] утверждали, что переход от менее ценного состояния (т. е. с высокой свободной энергией) к более ценному состоянию (т. е. с низкой свободной энергией) сопровождается положительным аффектом, тогда как сдвиг в противоположном направлении сопровождается негативный аффект.Точно так же Бен-Зеев [36] предположил, что эмоции генерируются, когда уровень стимуляции, которую мы испытывали достаточно долго, чтобы привыкнуть к ней, изменяется, и это изменение, а не общий уровень, имеет эмоциональное значение. Соответственно, по словам того же автора, «потеря удовлетворения производит не нейтральное состояние, а несчастье, а утрата страдания также производит не нейтральное состояние, а счастье» [36].

Подобные ситуации бывают и тогда, когда людей развлекают фокусники или юмористы.В обоих случаях после удивления, вызванного явным нарушением физических законов в магии [37] или несоответствием ситуации в юморе [38], наибольшее удовольствие испытывается, когда трюк или шутка поняты. Наше предположение состоит в том, что удовольствие возникает при переходе от состояния сильного удивления к слабому. Важно отметить, что фокусы выполняются на сцене, где люди знают, что в действительности нет нарушения физических законов; если бы такие удивительные события происходили в повседневной жизни, они, вероятно, воспринимались бы как довольно тревожные и неприятные.

Согласно нашей схеме эмоциональная валентность не оценивается агентом сама по себе, а естественным образом возникает в процессе оценки скрытых состояний посредством минимизации свободной энергии. В конце концов можно было бы предположить, что некоторые живые организмы, такие как люди, явно представляют валентность как одну из причин своих ощущений. Это означает, что эти агенты также должны оценивать валентность (и ее неопределенность), как и любое другое скрытое состояние в своей генеративной модели. Тем не менее, явное представление валентности не является обязательным требованием для того, чтобы эмоциональная валентность существовала в нашей схеме и играла важную роль в адаптации биологических агентов к неожиданным изменениям в их мире.

Чтобы проверить нашу схему метаобучения на основе валентности, мы сравнили двух конкурирующих агентов в нестационарной среде. Агент SPV с валентностью повторял поведение агента DP, который явно оценивал изменчивость среды [10]. Тем не менее адаптивная приспособленность агента SPV к неожиданным изменениям достигалась при представлении только двух скрытых состояний и двух параметров, тогда как для агента DP требовалось три скрытых состояния и три параметра.Что еще более важно, два параметра агента SPV имеют четкую психологическую интерпретацию с точки зрения чувствительности к эмоциональной валентности и настроению соответственно. Было показано, что настроение важно для отслеживания медленных и непрерывных изменений в окружающей среде, известных как волатильность, тогда как чувствительность оказалась решающей для отслеживания быстрых и дискретных изменений, известных как неожиданная неопределенность. Предлагаемая схема является очень общей и не опирается на какую-либо конкретную генеративную модель того, как вызываются сенсорные входы, а это означает, что она может объяснить любую внутреннюю модель мира, которая определяет конкретного агента (см. [7]).

Мы также исследовали взаимосвязь между неопределенностью оценки и фактическими ( счастьем , а также несчастьем ) и эпистемическими ( надеждой и страхом ) эмоциями. Хотя психологи и философы традиционно полагались на степень уверенности (неуверенности) в своем анализе этих семейств эмоций [28]–[31], мы альтернативно полагались только на динамику свободной энергии. В соответствии с этим более традиционным анализом мы обнаружили, что эпистемических эмоций действительно больше связаны с более высокими уровнями (оценочной) неопределенности, чем фактических эмоций.Однако на алгоритмическом уровне мы повторяем наше утверждение о том, что вычислительная величина, которая однозначно различает 90 878 фактических 90 879 и 90 878 эпистемических 90 879 эмоций, — это не степени уверенности, как предполагалось ранее [31], а скорее временная динамика свободной энергии.

Что еще более важно для психологических взглядов на эмоции, инвариантное представление эмоций в пространстве состояний, определяемое первой и второй временными производными свободной энергии, также резюмирует пространственный взгляд на эмоции [39]. Хотя первая временная производная свободной энергии была интуитивно связана с измерением валентности, до сих пор неясно, как интерпретировать вторую временную производную с точки зрения психологической конструкции. Появление некоторых форм эмоций, предварительно обозначенных как счастье , несчастье , надежда , страх , разочарование и облегчение , также поддерживает идею базовых эмоций [40]. ощущение, что эти эмоции связаны исключительно с очень точной динамикой свободной энергии.Кроме того, наша схема также охватывает важные аспекты когнитивных моделей эмоций [31], [41], [42] в том смысле, что состояния мира (например, агенты, объекты, события), которые имеют отношение к разнообразию и сложность человеческих эмоций может быть объяснена в рамках иерархической генеративной модели, связанной с агентом. Чтобы проиллюстрировать это, счастье (несчастье) было связано с отрицательной (положительной) первой производной по времени и положительной (отрицательной) второй производной по времени от свободной энергии некоторого состояния в генеративной модели. Когда рассматриваемое состояние является судьбой другого человека, то это можно понимать как специфическую форму счастья (несчастья), обычно известную как «радость за другого» (жалость) [31].

Понятие ценности во многом связано с валентностью в социальной и аффективной психологии (см. [43]). Наше определение эмоциональной валентности в терминах скорости изменения свободной энергии также обеспечивает формальное различие между валентностью и ценностью. В принципе свободной энергии ценность является дополнением свободной энергии в том смысле, что минимизация свободной энергии соответствует максимизации вероятности того, что агент посетит ценные состояния, где эволюционная ценность фенотипа представляет собой отрицательную неожиданность, усредненную по всем (интероцептивное и экстероцептивное) сенсорные состояния, которые он испытывает [2].Эта формулировка параллельна недавно предложенной теории обучения с подкреплением для гомеостатической регуляции [44], которая пытается интегрировать максимизацию вознаграждения (валентности) с минимизацией отклонений от гомеостаза (свободная энергия).

Наша схема также в целом совместима с моделью предиктивного кодирования сознательного присутствия [45], которая утверждает, что интероцептивный вывод является конститутивной основой субъективного переживания эмоций . Хотя наша формулировка рассматривает интероцептивные и экстероцептивные предсказания (и их неопределенность) на равных основаниях, можно предположить, что предсказание интероцептивных состояний будет особенно важной целью эмоциональной регуляции.Это связано с тем, что с эволюционной точки зрения важно поддерживать физиологический гомеостаз и адаптивно реагировать на любые непредвиденные изменения внутренней среды. Кроме того, предполагаемый акцент на интероцепции обеспечивает тесную связь между (буквально) «интуитивными чувствами» и вычислительной (логической) ролью эмоций, которую мы описали выше.

Очевидный парадокс, который может возникнуть из нашего определения эмоциональной валентности, связан с представлением здравого смысла о том, что как нарушение, так и исполнение ожиданий могут быть как положительными, так и отрицательными. Как мы уже говорили, согласно нашей схеме, исполнение ожиданий всегда должно вызывать положительные эмоции, тогда как нарушение ожиданий всегда должно вызывать отрицательные эмоции. Следовательно, как субъективных переживаний из положительных неожиданностей и отрицательных ожиданий можно учесть в рамках нашей схемы?

С нашей точки зрения, эти переживания возникают из-за путаницы между выполнением и нарушением ожиданий на разных уровнях иерархической генеративной модели.Чтобы проиллюстрировать это, нам сначала нужно вспомнить, что в байесовской формулировке мозга агенты кодируют иерархическую генеративную модель причин своих ощущений, где состояния мира с возрастающей сложностью и абстракцией кодируются на более высоких уровнях иерархии и сенсорных данных. per se кодируются на самом низком уровне. Давайте представим случай со старым другом, который внезапно переступает порог нашей двери. Этот неожиданный визит можно интуитивно связать с переживанием очень положительной и неожиданной эмоции. Однако более тщательный анализ может выявить, какие аспекты этого опыта действительно удивительны, а какие вполне ожидаемы, учитывая иерархическую генеративную модель возникновения ощущений. Если предположить, что наш друг много лет назад переехал в далекий город, то внезапное появление этого друга, безусловно, нарушает любые ожидания относительно физических причин ощущений. Было бы очень удивительно встретить друга у нашей двери, когда ожидается, что он будет за много миль — независимо от того, насколько любимым он может быть.Такое неожиданное ощущение должно вызывать неприятные ощущения на соответствующих уровнях модели, где закодированы физические причины ощущений. В то же время это же ощущение должно также соответствовать более абстрактным ожиданиям, которые мы могли бы иметь в отношении близости с любимым человеком. Выполнение этих ожиданий, наоборот, должно вызывать приятные ощущения на более высоких уровнях генеративной модели, где, вероятно, представлены эти более абстрактные причины ощущений. Благодаря формализму иерархической генеративной модели причины ощущений могут быть четко определены, а их соответствующая валентность должным образом исследована.Таким образом, в приведенном выше примере мы посчитали бы более точным сказать, что «мы удивлены неожиданным визитом друга, но счастливы быть рядом с любимым человеком». Здесь наше объяснение основывается на предположении, что субъективное переживание эмоции обычно смешивает растущее выполнение (приятность) и нарушение (неприятность) ожиданий на разных уровнях иерархической модели.

В другом примере приведенные выше рассуждения также могут помочь нам объяснить, как наша схема может объяснить ощущения, которые ожидаются, но отрицательной валентности (т.г., ожидание серьезной травмы). Представим случай, когда кто-то идет по улице и вдруг видит велосипедиста, который опасно едет на велосипеде. По мере того, как велосипедист приближается, человек становится все более уверенным в том, что его собьет велосипед. В этой ситуации движение велосипеда оправдывает ожидания человека относительно того, как физические тела должны двигаться в мире, и, следовательно, вызывает удовольствие на этих уровнях генеративной модели. Действительно, было бы очень удивительно (и неприятно на этих уровнях), если бы велосипед вдруг исчез или совершил неожиданное движение, нарушающее физические законы движения.Тем не менее приближение велосипеда нарушает и другие ожидания относительно безопасности ходьбы по улице, которые, вероятно, представлены на разных уровнях иерархической модели. На этих уровнях приближение велосипеда очень неприятно и становится еще более неприятным, когда человек действительно получает травму от велосипеда. Опять же, в этом случае мы посчитали бы более точным сказать, что «человек ожидает, что велосипед ударит его — в таких условиях окружающей среды — но он не ожидает получить травму при ходьбе по улице».

Гибкость нашей схемы для размещения различных генеративных моделей может вызвать некоторые опасения относительно фальсифицируемости нашей теории. Однако мы хотели бы уточнить, что гипотезы, выведенные из нашей теории, должны проверяться в зависимости от конкретной генеративной модели. Особенно учитывая известное разнообразие фенотипов в природе, мы считаем, что эта гибкость является скорее силой, чем слабостью. Кроме того, генеративные иерархические модели и минимизация свободной энергии обеспечивают принципиальный способ представить взаимосвязь между скрытыми состояниями и понять их динамику.Тем не менее, требуется дальнейшая эмпирическая работа, чтобы лучше понять, на каких уровнях иерархической генеративной модели нарушение ожиданий может быть более тесно связано с субъективным опытом удивления и эмоциональной валентности. Наша интуиция такова, что субъективное переживание удивления более тесно связано с нарушениями на более низких уровнях иерархии, тогда как субъективное переживание эмоциональной валентности более тесно связано с нарушениями на более высоких уровнях.

Различие между нарушением и выполнением ожиданий на разных уровнях генеративной модели может также помочь нам еще больше устранить неоднозначность субъективного переживания других эмоций, таких как страх и тревога , которые играют важную роль в психопатологии. Один из способов, которым когнитивные теории эмоций отличают страх от тревоги , основан на физическом и экзистенциальном аспекте их причин. Страх включает угрозы, которые являются конкретными и внезапными, тогда как тревога связана с угрозами более символическими, экзистенциальными и эфемерными [41], [42]. Тем не менее, как страх , так и тревога связаны с перспективой посещения неприятных состояний в будущем, что в нашей схеме было связано со «все более и более быстрым» увеличением свободной энергии с течением времени. Чтобы проиллюстрировать это, давайте представим случай человека, который боится пауков, которому подарили паука.Субъективное переживание страха в этом случае можно было бы объяснить как продукт (1) «все более и более медленного» роста нарушения ожиданий относительно более физических причин ощущений, который кодирует физическое опознание паук, вызывающий несчастье на этих уровнях; и (2) «все быстрее и быстрее» увеличение нарушения ожиданий относительно более абстрактных причин ощущений, таких как возрастающая вероятность быть укушенным пауком, вызывающим страх на этих уровнях. Однако в случае тревоги , по-видимому, существует несоответствие между нарушением ожиданий относительно физических и экзистенциальных причин ощущений. Следовательно, в нашей перспективе субъективное переживание тревоги должно быть выражено как продукт (1) стационарного нарушения ожиданий относительно физических причин ощущений (т. до этих уровней, и (2) «все более быстрое» увеличение нарушения ожиданий относительно более абстрактных/экзистенциальных причин ощущений, вызывающих страх на этих уровнях.Это несоответствие нарушений на разных уровнях генеративной модели может объяснить трудности, с которыми тревожным людям приходится приписывать своим страхам конкретные причины.

Наша формулировка эмоциональной валентности также может иметь значение при исследовании аффективных и других психических расстройств, таких как депрессивные и тревожные расстройства [46]. Например, когда мы используем нашу модель для объяснения большого депрессивного расстройства (БДР), которое представляет собой сложное изнурительное психическое состояние, которое в значительной степени характеризуется стойким плохим настроением и снижением интереса или удовольствия от обычно приятных занятий [47], мы сразу же обнаруживаем решающую роль играет параметр нашей модели настроения. В нашей схеме метаобучения, когда настроение низкое (), неопределенность оценки состояния окружающей среды завышается, а прогнозы сверху вниз становятся недостоверными. Теоретическое компьютерное моделирование показало, что патологическое недоверие к нисходящим предсказаниям может ухудшить поведение из-за неспособности выявить достаточные сенсорные ошибки предсказания [48]. Следовательно, агент менее энергично реагирует на раздражители, которые ранее могли быть оценены как приятные или неприятные.Фактически, в нескольких исследованиях сообщалось, что люди с клинической депрессией тратят значительно больше времени на просмотр негативных стимулов [49]–[52]. Последующее и циклическое повышение настроения (2) может в конечном итоге объяснить маниакальные эпизоды при биполярных расстройствах [53]. Маниакальные эпизоды характеризуются отчетливым периодом, в течение которого пациенты испытывают аномально и постоянно приподнятое, экспансивное или раздражительное настроение [54]. На самом деле было показано, что патологическое увеличение точности нисходящих прогнозов вызывает персеверативное поведение [48]. Было бы интересно исследовать, как индукция настроения у здоровых людей может повлиять на их выполнение задач, где необходимо отслеживание изменчивости. Согласно нашей теории, мы могли бы предсказать, что испытуемые с уровнем настроения ниже и выше оптимального для отслеживания определенного уровня изменчивости окружающей среды должны получать пользу от индукции положительного и отрицательного настроения соответственно. Точнее, перевернутая U-образная кривая производительности прогнозируется у пациентов с депрессией и манией, находящихся на самых низких и самых высоких крайних значениях диапазона настроения.

Разумным подходом к проверке гипотез, вытекающих из нашей теории, было бы обращение генеративной модели (т. е. оценка неизвестных параметров модели) для экспериментальной задачи с использованием вариационного Байеса [55]. Свободная энергия, вычисленная в ходе этого процесса инверсии, затем может быть использована для оценки эмоций на разных уровнях иерархической генеративной модели в соответствии с нашей схемой. Полную характеристику генеративной модели в конечном итоге можно было бы смягчить, если бы также была доступна прямая мера свободной энергии или, при упрощающих предположениях, ошибки предсказания.В самом деле, для проверки нашей гипотезы об эмоциональной валентности имеет значение скорость изменения свободной энергии, а не сама генеративная модель.

Будущая эмпирическая работа должна исследовать корреляцию между предполагаемой эмоциональной валентностью (т. е. первой производной свободной энергии по времени) и вербальными отчетами о валентности для различных экспериментальных условий. Как упоминалось ранее, свободная энергия является верхней границей неожиданности, и ее минимизация также влечет за собой уменьшение ошибки прогнозирования.С этой точки зрения подходящей процедурой могла бы быть запись сигналов ошибки предсказания в мозге, вычисление их временных производных и сопоставление их с вербальными отчетами о валентности. Исследования нейровизуализации человека показали, что орбитофронтальная кора играет важную роль в связывании различных типов вознаграждения с гедонистическим опытом (см. [56]). В сочетании с полосатым телом [57], которое традиционно считается причастным к ошибкам предсказания вознаграждения [58] и значимости [59], эти две области могут иметь особое значение для исследования нашей схемы в мозге.В биологически правдоподобных реализациях минимизации свободной энергии точность (т. е. обратная неопределенность) кодируется усилением клеток, сообщающих об ошибке предсказания [2]. Это напрямую указывает на то, что классические восходящие нейромодулирующие медиаторные системы, такие как дофамин, ацетилхолин и норадреналин, участвуют в кодировании неопределенности. Разнообразные и сложные взаимодействия между этими нейротрансмиттерами и их роль в кодировании различных форм неопределенности все еще далеки от четкого понимания [11], [60], [61].Будущая работа будет посвящена тому, как наша схема метаобучения, которая связывает скорость изменения свободной энергии (ошибка прогноза) с неопределенностью оценки (точность), может помочь в выяснении сложного взаимодействия между этими нейротрансмиттерами и активностью в их целевых областях мозга. .

В заключение, предоставив общую структуру, в которой различные точки зрения на эмоции могут быть формально взаимосвязаны, и продемонстрировав, как эмоциональная валентность может динамически регулировать неопределенность, мы надеемся внести свой вклад в прокладывание пути для будущих компьютерных исследований эмоций при обучении и неопределенности.

Определение

в кембриджском словаре английского языка

Теперь новая техника даст ученым такой же уровень доступа к валентным электронам глубоко внутри твердого тела. Когда вы находитесь в положительной валентности , это активирует мышление возможности, поэтому вы думаете обо всех хороших вещах, которые могут произойти. Красными линиями показаны траектории туннелирующих электронов в валентной зоне . Однако небольшое изменение напряжения делает эту полосу валентности недоступной, создавая резкое и защищенное от утечки состояние отключения.В делах без идеологической валентности было ясно, что его коллеги часто обращались к нему за юридической консультацией. Когда вы говорите себе «успокоиться», вы должны сделать два скрытых шага, перемещая как возбуждение, так и валентность .Во включенном состоянии электроны имеют легкий доступ к валентной зоне , в которую они могут туннелировать. Однако розовое золото имеет совсем другую символическую валентность .Ни один из них не обязательно имеет положительную или отрицательную валентность . В этом случае ученые тщательно отрегулировали входящий инфракрасный лазерный луч так, чтобы он возбудил валентных электронов в атомах кислорода кристалла.Вращение кристалла и анализ генерируемого света выявили плотность валентных электронов соседнего атома, которую раньше нельзя было увидеть напрямую. В ходе этого цикла образуются две радикальные пары, и их неспаренные валентных электронов реагируют на магнитные поля. Все еще думаете, что эмоциональная валентность песни в значительной степени сводится к ее минорной тональности? Красная полоса символизирует зону проводимости, зеленая — полосу валентности .Тогда есть вопросы о валентности .

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Кембриджского словаря, издательства Кембриджского университета или его лицензиаров.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск