Бричка чичикова – Пожалуйста срочно) Детали, помогающие описать поведение Чичикова в поэме «Мертвые души»

Бричка Чичикова. Транспорт героев русской литературы

Друзья, рады сообщить, что преподавателей, которые ведут в нашем блоге свои рубрики, становится все больше. Это значит, что интересных, познавательных статей тоже станет больше. Мы стараемся рассказывать вам о том, что не так просто «нагуглить», а потому читайте наш блог и повышайте свой культурный и интеллектуальный уровень. Сегодня слово берет преподаватель русского языка и литературы Галина Алексеевна

 

 

Николай Васильевич Гоголь. Поэма «Мёртвые души». Неспешное повествование. Сюжет разворачивается медленно и «вкусно»: говорящие детали, описания местности, портреты людей, их беседы на разные темы…

Людям 21 века с его скоростями и суетой порой трудно «приземлиться» и попытаться насладиться таким изложением материала: зримым, почти осязаемым. Но при желании такую подачу повествования можно понять и оценить по достоинству. Надо только иметь желание отказаться хотя бы на время от привычки спешить. И тогда, читая, например, Н.В.Гоголя, начинаешь понимать, что люди в девятнадцатом веке жили не в таком темпе, как живут теперь. У них находилось время на обстоятельные беседы за чаем, любительское занятие музыкой, чтение вслух романов, длительные прогулки по парку в любое время года и созерцание красот природы.

Не ездили ещё на автомобилях. Не летали на самолётах. Основным видом транспорта был гужевой, то есть в экипажи впрягали лошадей. А позже, уже в конце века, с появлением автомобилей стали считать, сколько лошадиных сил в том или ином. А тогда в повозку впрягалась одна «лошадиная сила» или две, реже три….

Понимаем, какой скорости движения мог достигать экипаж. Не сравнить с теперешними величинами!

А что собой представляли повозки, в которые впрягали тягловую лошадь? 

Вот, например, Чичиков, герой «Мёртвых душ» Гоголя. На чём путешествовал он по стране, задумав авантюрное предприятие – скупку мёртвых душ и их перепродажу с целью обогащения?

Читаем в самом начале поэмы:

«В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки».

Стоп!

Рессорная бричка. Понимаем, что это такое средство передвижения. Но как она выглядит и что может рассказать о своем владельце?

Читаем в Словаре:
БРИЧКА, -и, род. Мн. -цек, дат. –чкам, ж.
Лёгкая повозка, иногда с откидным верхом.

Источник: Словарь русского языка в 4-х томах; РАН, Институт лингвистических исследований; под редакцией А.П.Евгеньевой; 4-е издание; М.; Русск.яз.; «Полиграфресурсы», 1999, электронная версия.

А вот и фотография. Музейная.

 

Вот такая она, типичная бричка. Четырёхколёсная, лёгкая, с откидным верхом (были и без него), который, как видим, выполнен из кожи. Но если бричка проще и дешевле, то верх мог быть плетёным или даже деревянным.

В России, в отличие от Европы, брички чаще всего не имели рессор (приспособлений в виде упругих пружин), которые делали ход экипажа мягким. Пассажиру приходилось сначала «считать» кочки и ямы на дорогах, а затем уже синяки и ушибы.

Запрягали в транспортное средство одну или две лошади. И что ещё примечательно: пассажир в таком экипаже сидел рядом с извозчиком. В более дорогих экземплярах кучер сидел впереди на кОзлах. Это было небольшое сидение в виде деревянной скамеечки, обтянутой кожей.

Вот как на этой картинке.

 


В таком случае пассажиру ехать было более комфортно: его не стесняли движения кучера, управлявшего лошадьми, и возможные вопросы или замечания единственного спутника в пути по поводу качества дороги или поведения других экипажей.

Загадка (наверное, несложная): на какой из картинок изображена бричка?


Думается, ответ можно легко обнаружить на картинке под номером «2». 

А теперь бричка Чичикова. Так её представил А. Лаптев, один из художников-иллюстраторов гоголевской поэмы. Без особого труда видятся все её характерные элементы.


Это не только средство передвижения для героя. Это по сути персонаж. Пусть и второстепенный. Много может рассказать о своём владельце.

Бричка у Чичикова рессорная. Значит, дороже многих других.

«В ворота гостиницы губернского города NN въехала … рессорная бричка…».

Упоминается и о кожаном верхе со вставленными в обшивку стеклянными оконцами. Наверное, тоже недешёвое удовольствие:

  • «…довольно красивая….»
  • «… сквозь стёклышка, находившиеся в кожаных занавесках….»

Чичиков – холостяк. Автор неоднократно говорит об этом не прямо, а характеризуя средство передвижения своего героя:

  • «В ворота гостиницы губернского города NN въехала … небольшая бричка, в какой ездят холостяки…»
  • «…бричка, в которой ездят холостяки, которая так долго застоялась в городе и, может быть, надоела читателю, наконец выехала из ворот гостиницы…»
  • «…Ещё много пути предстоит совершить всему походному экипажу, состоящему из господина средних лет, брички, в которой ездят холостяки…»

Бричка запряжена не одной и даже не двумя лошадьми, а тройкой. Чичиков не только ускоряет бег своего экипажа количеством лошадиных сил. Это ещё и знак, который должен был подчеркнуть значимость персоны. Производить впечатление очень важно для героя, который отправляется в авантюрное, сомнительного качества путешествие за покупкой «мёртвых душ». И действительно, принимают его сначала как солидного человека, как «птицу большого полёта». Это было Чичикову на руку. Внушить людям, что он человек не бедный и довольно состоятельный, чтобы помещики безоговорочно верили и смело шли на сделку по продаже мёртвых душ!

Итак, Чичиков купил эту бричку, наверное, именно под задуманное мероприятие. Он знал, что ехать он должен был именно на такой: для одного пассажира (попутчиков не будет), нового образца, обязательно с рессорами (престижно и удобно в долгом путешествии), с защитным верхом (путь неблизкий, а значит, ветер, дождь…).

Вот так странствовал по России приобретатель Чичиков.

Читайте книги, друзья! Они помогут вам узнать больше, развить воображение, а также доставят невероятное удовольствие. 

* В качестве обложки для статьи использовано изображение — картина Анри Руссо «Бричка отца Жюньета»

© blog.tutoronline.ru, при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.

blog.tutoronline.ru

Бричка и кони П. И. Чичикова

Роль брички и коней Чичикова в поэме «Мертвые души»

Бричка Чичикова и его три коня являются по сути второстепенными персонажами поэмы. У коней Чичикова есть свои особенности характера и внешности, а бричка является верной спутницей героя в поездках.

Господин Чичиков колесит по России в поисках «мертвых душ» в своей «холостяцкой» бричке. Чичиков путешествует не один: вместе с ним в поездке участвуют его кучер Селифан и лакей Петрушка.

Бричка Чичикова:

«…бричка, в которой ездят холостяки, которая так долго застоялась в городе и так, может быть, надоела читателю, наконец выехала из ворот гостиницы…»

«…Еще много пути предстоит совершить всему походному экипажу, состоящему из господина средних лет, брички, в которой ездят холостяки, лакея Петрушки, кучера Селифана и тройки коней, уже известных поименно от Заседателя до подлеца чубарого…»

«…герой наш, усевшись получше на грузинском коврике, заложил за спину себе кожаную подушку, притиснул два горячие калача, и экипаж пошел опять подплясывать и покачиваться…»

«…сквозь стеклышка, находившиеся в кожаных занавесках…»

«…кучер […] делал весьма дельные замечания чубарому пристяжному коню, запряженному с правой стороны. Этот чубарый конь был сильно лукав и показывал только для вида, будто бы везет, тогда как коренной гнедой и пристяжной каурой масти, называвшийся Заседателем, потому что был приобретен от какого-то заседателя, трудилися от всего сердца, так что даже в глазах их было заметно получаемое ими от того удовольствие…»

Кони Чичикова:

В тройку Чичикова запряжены три коня, разных по масти и по характеру:

  1. Гнедой коренной конь по прозвищу «Гнедой» (в центре)

  2. Пристяжной каурый конь по прозвищу «Заседатель» (слева)

  3. Пристяжной чубарый конь, «лукавый ленивец» по прозвищу «Бонапарт» (справа)

Ниже представлены цитаты с описанием коней господина Чичикова в поэме «Мертвые души»:

«… кучер […] делал весьма дельные замечания чубарому пристяжному коню, запряженному с правой стороны.  Этот чубарый конь был сильно лукав и показывал только для вида, будто бы везет, тогда как коренной гнедой и пристяжной каурой масти, называвшийся Заседателем, потому что был приобретен от какого-то заседателя, трудилися от всего сердца, так что даже в глазах их было заметно получаемое ими от того удовольствие […] Гнедой – почтенный конь, он сполняет свой долг, я ему с охотою дам лишнюю меру, потому что он почтенный конь, и Заседатель тож хороший конь… Ну, ну! что потряхиваешь ушами? Ты, дурак, слушай, коли говорят! я тебя, невежа,не стану дурному учить. Ишь куда ползет!» Здесь он опять хлыснул его кнутом, примолвив: «У, варвар! Бонапарт ты проклятый!»…»

«… чубарого коня, право, хоть бы продать, потому что он, Павел Иванович, совсем подлец; он такой конь, просто не приведи бог, только помеха […] Ей-богу, Павел Иванович, он только что на вид казистый, а на деле самый лукавый конь…»

«…Кони тоже, казалось, думали невыгодно об Ноздреве: не только гнедой и Заседатель, но и сам чубарый был не в духе…»

Что означают термины в описании лошадей Чичикова? 

Во-первых, лошади в тройке Чичикова отличаются своим расположением в упряжке:

А) Пристяжной — лошадь, запряженная сбоку (то есть «пристегнутая» лошадь)

Б) Коренной — средняя, наиболее сильная лошадь, запряженная в оглобли (то есть в «корне» упряжки)

Во-вторых, лошади в тройке господина Чичикова отличаются по масти:

А) Чубарый — конь с небольшими пятнами на светлой шерсти (по кличке «Бонапарт»)

Б) Гнедой — конь коричневого окраса различных оттенков

В) Каурый — конь светло-рыжего окраса 

infourok.ru

ГОГОЛЬ: МЕРТВЫЕ ДУШИ-1. Бричка имени Чичикова

.

«В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки. В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным; только два русские мужика, стоявшие у дверей кабака против гостиницы, сделали кое-какие замечания, относившиеся, впрочем, более к экипажу, чем к сидевшему в нем. «Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет», — отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет», — отвечал другой. Этим разговор и кончился Да еще, когда бричка подъехала к гостинице, встретился молодой человек в белых канифасовых панталонах, весьма узких и коротких, во фраке с покушеньями на моду, из-под которого видна была манишка, застегнутая тульскою булавкою с бронзовым пистолетом. Молодой человек оборотился назад, посмотрел экипаж, придержал рукою картуз, чуть не слетевший от ветра, и пошел своей дорогой».

Нет, в небесный город N. въезжает вовсе не Чичиков, господин средней руки. а именно бричка, как единица художественного измерения и как самостоятельное действующее лицо романа. С первых же строк поэмы приходит в движение весь мир вещей, окружающий героя, а сам он словно остается под спудом. Собственно, Чичиков и сам не человек, а вещь среди других вещей, как все фигуранты прозы Гоголя: ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод. Затаен среди обиходных вещей. Словно неблагородно потертая древесина пропыленного дорожного рундука.

Мы еще не совсем видим, но уже чувствуем, что весь живой мир романа словно изначально заговорен, пребывает в глубоком обмороке экзорсизма. Мир Гоголя — это мир вещей в последней стадии сновидения, перед самым их пробуждением к жизни и изгнанием из них дьявола смерти. Весь вещный мир участвует здесь в акции воскрешения человека. У Гоголя не люди и животные оживляют предметы, а предметы одухотворяют людей и зверей. В сравнении с вещами, люди у Гоголя занимают второстепенный порядок и стоят ниже животных. Даже существование шкатулки Чичикова выглядит осмысленнее существования ее хозяина. Шинель живее Акакия Акакиевича, а черепаховый коготь на пальце портного Петровича одухотвореннее самого портного. Гоголь словно боится наделять человека человечностью и человечностью. Во всем романе едва ли не только один живой персонаж, крестьянская девочка, которая не знает, где право, где лево, да встретившаяся на дороге Чичикову юная девица, светящаяся своим лицом против солнца, как свежее яичко, и то опять обе сливаются в конце в какую-то одну непрочувствованную человекоидею. Все остальное какая-то урановая руда, не обогащенная смыслом и человечностью. Живая материя для Гоголя мертва, а неодушевленная жива, и питает собою человека и зверя, поэтому проза Гоголя это приключения платоновских идей, а не людей, неодушевленной плазмы, а не человека — падшей вещи среди падших вещей. Он будто бы пришел сюда, чтобы разбудить их. Но все еще тяжко размышляет, надо ли.

От мертвых полуживых тварей Гоголь отвлекает сущности и передает их вещам — камню, траве, дороге. Дважды преображенные, эти сущности снова возвращаются в живое и здесь превращаются им в архетип, символ. Гоголь размножает в себе нейроны распада и кристаллизирует их в восковых фигурах персонажей. Одним мановением пера, косвенным поползновением стиля, тесный экипаж Чичикова набивается холостяками, отставными подполковниками, помещиками, сотнями крепостных крестьян и совершенно отдельными от них сотнями душ крестьян; а также, в дополнение ко всему, метафизически отвлеченными господами средней руки, сторонящимися натуральных подполковников и штабс-капитанов. Отчего в бричке становится нестерпимо тесно и терпко, и она проседает рессорами до земли. И весь этот сброд гоголевских полувещей-полулюдей вваливается как цыганский табор в город, не произведя при этом, вы не поверите, никакого шума

Весь художественный мир Гоголя косвенный, существует в воображении и наяву как бы помимо, но помимо чего, мы так никогда не узнаем. Эта тяжкое притяжение гоголевского нечто постоянно присутствует в каждом слове, но обнаруживается только изредка, то в форме пенистого гребня речной волны, серебрящейся в лунном свете как волчья шерсть, то в форме головы лошади, просунувшей голову из того мира в этот, чтобы отведать вкусного сенца, застрявшего на вицмундире Акакий Акакиевича. Лишь краем тени оно иногда заступит сюда в тумане и измороси немеряного протяжения и тут же спрячется, дрогнув кожей. Пока природа, по словам самого Гоголя, спит с открытыми глазами.

И вот этот губернский город NN., сам-то по себе кроткий и безымянный, сразу же набивается воображением читателя как кукурузный початок зернами и на глазах тучнеет телом. Собственно, он весь уже насажен на фантазм автора, как на вертел, и пройден читателем насквозь. Все, что случится с городом и его обитателями впредь, уже не имеет значения. Бричка въехала в город и тут же выехала из него, прослеживаемая ухмылкой трансцендентального созерцателя. Это финал, непредусмотренное прощание не только с романом, но и с самим здешним существованием — в самом начале Книги Бытия. Не успев въехать в жизнь романа, автор уже прощается с ним, потому что в авторе роман и жизнь уже предсуществуют, и это глубоко понятно читателю. Читатель, едва приникнув к живой воде совершающегося слова, уже мертв от его молниеносного свершения. Сила гоголевского слова такова, что поэма одновременно предсуществует и в читателе, едва прочитавшем первые строки поэмы, словно он соавтор замысла, и где-то еще, за пределами книги. Энергетический сгусток воображаемого города развернется затем в галактику Ноздрева, Собакевича, Селифана, всех обитателей романа, но и до тех пор читатель уже вичинфицирован промыслом автора и доживает последние деньки в самом себе, в природной оболочке своей заскорузлости. Хотя он этого пока не знает.

Два русские мужика стоят спиной к распахнутой двери трактирной России и рассуждают об колесе, то есть, погружены в созерцание вечного движения. В этом традиционном мужицком занятии водке оказывается явное презрение. Вино здесь присутствует разве что только как природный активатор, расширяющий сознание, пособник народного самосознания. Именно что «два русские» а не «два русских» мужика стоят подбоченясь пред Универсумом и Отечеством, и одна эта разница в букве распахивает весь роман и всю Русь настежь. Незачем пахать и сеять, жать хлеб, не к чему бабы и женитьба. Даже государь и государство излишни, говорится в букве. Важны только колесо и Небесный Император — что иное имеет значение? Две сопоставленные друг другу сущности, Бог и Человек, уничтожающие друг друга в созерцании потустороннего. С самого начала ясно, что всей брички эти два русские мужика и не видят, не видят даже других колес брички, а видят только одно ее колесо, а если точнее – колесо вообще, как концепт, как эмблему движения в никуда. Не личное «быть или не быть» решается здесь на этом мировом мужицком консилиуме, как полагает Набоков, даже не быть или не быть пашне, Отечеству и государству, а высшее и надличное — зачем вообще в этой природе Колесо, Движение, Государь Небесный, и есть ли движение чего-нибудь куда-нибудь вообще. Скорее всего, нет, и это противостояние мнимого движения и явного ничто.

Ослепительный персонаж в белых канифасовых панталонах в самом начале «Мертвых душ», смотрящий вслед чичиковской бричке и придерживающий картуз от потустороннего ветра, явился к нам, чтобы подтвердить это. Двоякая авторская перспектива смазывает бричку и смотрящего, и они мгновенно исчезают в двоящемся воображеньи читателя. Весьма узкие и короткие панталоны персонажа, наряду с экзистенциальным ветром и булавкой с бронзовым пистолетом, могут измучить воображение читателя, поэтому не стоит смотреть на него слишком пристально, иначе не успеешь разглядеть его, потому что, если вглядываться в него слишком долго, он снова исчезнет, как на передержанной в проявителе фотобумаге. Но застрянет в психике читателя как заноза. Равно как и тот рязанский поручик, примеривающий сапоги за стенкой комнаты Чичикова, который до сих пор не в силах расстаться с ними, а все еще глядит на диво стаченный каблук, улыбаясь звездам.

Не сомневаюсь, что это одно и то же лицо, рязанский поручик в белых канифасовых панталонах, примеривший уже четыре пары сапог и замышляющий пятую, объятый одной вселенской тоской с ним, но успевший незаметно переодеться за кулисами нашего и гоголевского сознания. Чтобы понять это, диафрагма читательского воображения должна приоткрываться на микроскопический зазор, как раз необходимый для съемки, и при гомеопатически выверенной выдержке восприятия. В противном случае, читатель останется ни с чем и вынесет из этого волшебства, как вся траченная бездарностью критика, только какую-нибудь «сатирическую» или «социальную» «идею».

verbarium.livejournal.com

Колесо брички Чичикова — Культурно-просветительский портал

Неон (химический символ — Ne; лат. Neon) — элемент восемнадцатой группы (по устаревшей классификации — главной подгруппы восьмой группы), второго периода периодической системы химических элементов, с атомным номером 10. Инертный газ. Пятый по распространeнности элемент Вселенной после водорода, гелия, кислорода и углерода. Простое вещество неон — инертный одноатомный газ без цвета и запаха. Обнаружен (наряду с ксеноном и аргоном) в 1898 году путeм вывода из жидкого воздуха водорода, кислорода, аргона и углекислого газа.

Табличка рекламная. НВФ-5024. Металл. Эмаль. 1950-е годы.

Неон – газ, обладающий высокой электропроводностью и при прохождении через него тока ярко светится огненно-красным светом. Неон чаще всего используют для подсветки вывесок в темное время суток. Неоновая реклама появилась в начале 20-го века и стала популярна во всем мире. Хотя неоновые вывески, отличаются высокой эффективностью, сегодня они вытесняются с рынка вывесками, в которых в качестве источника света используются светодиоды.

Из фондов Ямало-Ненецкого окружного музейно-выставочного комплекса имени И.С. Шемановского, ЯНАО, г. Салехард

 

Фонарь топовый. ЯНМ-20708. Московский судостроительный и судоремонтный завод. Москва. 1975 год. Металл, пластмасса, стекло.

Предмет передан в дар ОАО «Салехардский речной порт» в 2014 году.

Неон  активно применяется  не только в рекламной индустрии, для подсветки рекламных щитов, но и  для сигнальных целей на маяках, аэродромах и судах, так как их красный цвет очень слабо рассеивается туманом и мглой. Топовые  фонари обозначают ход и направления движения судов.

Из фондов Ямало-Ненецкого окружного музейно-выставочного комплекса имени И.С. Шемановского, ЯНАО, г. Салехард

portmvk.yanao.ru

помогите, пожалуйста, описание чичикова с1 по 6 главу, очень срочно, пожалуйста

1 глава знакомит читателя с приезжим – коллежским советником Чичиковым. В начале поэмы нет биографии Чичикова, которая перенесена в конец поэмы, дана в 11 главе. Сам Чичиков описан в начале поэмы весьма неопределённо: Сначала показывается довольно красивая, небольшая рессорная бричка, в которой ездят холостяки, помещики среднего достатка-«господа средней руки». Таким образом, Чичиков характеризуется через описание его брички: в такой бричке ездят холостяки, помещики среднего достатка. «В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод «(ни то, ни сё). Вот и всё. Гоголь сознательно не даёт в начале поэмы портрета Чичикова. Отказом дать ему характеристику Гоголь указал на одну из самых отличительных особенностей Чичикова: это человек, прячущий истинное лицо, лицо хищника, неутомимого и беспринципного приобретателя. Въезжая в город N. Чичиков надел на себя личину благовоспитанного, культурного, светского человека. Конец первой главы показывает, что Чичиков достиг своей цели. Далее автор знакомит с особенностями жизни губернского города, с городскими чиновниками и Чичиков, начинает заводить выгодные знакомства, готовится к активным действиям. И хотя действие ещё не началось, читатель начинает догадываться, что Чичиков приехал в губернский город с какими-то тайными намерениями. Чичиков многолик в отношениях с людьми, подстраивается под интересы и характер тех, кто ему нужен. Сама внешность, опрятная красивая одежда, хорошие манеры всё говорит о его неуловимости. Павел Иванович пытается учесть опыт предшествующих неудач, поэтому действия его неторопливы и в то же время целенаправленны и масштабны. Он постиг «великую тайну нравиться»,производя неотразимое впечатление на губернское дворянство. Ему не откажешь в знании людей, как тонкий психолог беседует он с чиновниками. Он постоянно меняется и легко подстраивается под любого из своих собеседников. Наконец, Гоголь не отказал Чичикову в таких качествах, как энергия и воля, чего лишены совершенно «мертвые души» чиновников и помещиков. Кроме того, многолетняя чиновничья деятельность накладывает отпечаток на его манеру поведения и речь. Недаром ему оказан в губернском «высшем» обществе радушный приём. «О чём бы разговор ни был, он всегда умел поддержать его: «шла ли речь о лошадином заводе, он говорил и о лошадином заводе; говорили ли о хороших собаках, и здесь он сообщал очень дельные замечания; трактовали ли касательно следствия, произведённого казённою палатою, -он показал, что ему небезызвестны и судейские проделки; было ли рассуждение о билиартной игре — и в билиартной игре не давал он промаха… о добродетели рассуждал он очень хорошо, даже со слезами да глазах; о таможенных надсмотрщиках и чиновниках судил так, как будто бы сам был и чиновником, и надсмотрщиком. Всё это умел облекать какою-то степенностью, умея хорошо держать себя. » Очень мило и деликатно ведёт себя Чичиков и за карточным столом». О себе Чичиков рассказывал мало, применял книжные обороты:» Что он незначащий червь мира сего и не достоин того, чтобы много о нём заботились, что испытал много на веку своём, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его, и что теперь, желая успокоиться, ищет избрать, наконец, место для жительства, и что, прибывши в этот город, почёл за непременный долг засвидетельствовать своё почтение первым её сановникам» Далее последовательность встреч Чичикова с помещиками отражает представления Гоголя о возможных степенях деградации человека. “Один за другим следуют у меня герои один пошлее другого”.

Сколько и как заплатишь?

touch.otvet.mail.ru

Цитатная характеристика П. И. Чичикова

Характеристика Чичикова в поэме «Мертвые души» Гоголя

Внешность Чичикова:

«… господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод…»

«… полное свое лицо…»

«… ни толст, ни тонок собой …»

«… такие же, как Чичиков, то есть не так чтобы слишком толстые, однако ж и не тонкие…»

«… Господин скинул с себя картуз и размотал с шеи шерстяную, радужных цветов косынку…»

«… стал читать, прищуря немного правый глаз …»

«… в приезжем оказалась такая внимательность к туалету, какой даже не везде видывано. <…> он приказал подать умыться и чрезвычайно долго тер мылом обе щеки…»

«… выщипнул вылезшие из носу два волоска…»

«… проснувшись поутру очень рано, вымывшись, вытершись с ног до головы мокрою губкой, что делалось только по воскресным дням … выбрившись таким образом, что щеки сделались настоящий атлас в рассуждении гладкости и лоска …»

«… во фраке брусничного цвета с искрой …» (парадная одежда Чичикова)

«… надевши фрак брусничного цвета с искрой и потом шинель на больших медведях…»

Личность и характер Чичикова в цитатах

«… Коллежский советник Павел Иванович Чичиков, помещик…»

«… только коллежский советник…»

«… «Не имей денег, имей хороших людей для обращения», – сказал один мудрец…» (слова Чичикова)

«… В приемах своих господин имел что-то солидное и высмаркивался чрезвычайно громко. … нос его звучал, как труба. Это […] достоинство приобрело, однако ж, ему много уважения со стороны трактирного слуги …»

«… В разговорах с сими властителями он очень искусно умел польстить каждому…»

«… О себе приезжий, как казалось, избегал много говорить; если же говорил, то какими-то общими местами, с заметною скромностию … что он не значащий червь мира сего и не достоин того, чтобы много о нем заботились, что испытал много на веку своем, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его, и что теперь, желая успокоиться, ищет избрать наконец место для жительства…»

«… такому приятному, образованному гостю…»

«… его пожитки: прежде всего чемодан из белой кожи, несколько поистасканный, показывавший, что был не в первый раз в дороге…. Вслед за чемоданом внесен был небольшой ларчик красного дерева с штучными выкладками из карельской березы …»

«… свернул опрятно [афишу] и положил в свой ларчик, куда имел обыкновение складывать все, что ни попадалось…»

«… приезжий делал не всё пустые вопросы; он с чрезвычайною точностию расспросил, кто в городе губернатор […] расспросил внимательно о состоянии края […] все так обстоятельно и с такою точностию, которая показывала более, чем одно простое любопытство…»

«… спорил, но как-то чрезвычайно искусно, так что все видели, что он спорил, а между тем приятно спорил. Никогда он не говорил: «вы пошли», но: «вы изволили пойти», «я имел честь покрыть вашу двойку» и тому подобное. Чтобы еще более согласить в чем-нибудь своих противников, он всякий раз подносил им всем свою серебряную с финифтью табакерку, на дне которой заметили две фиалки, положенные туда для запаха…»

«… в госте не только любознательность, но и основательность…»

«… Чичиков с весьма вежливым наклонением головы и искренним пожатием руки отвечал…»

«… Приезжий во всем как-то умел найтиться и показал в себе опытного светского человека. О чем бы раз-говор ни был, он всегда умел поддержать его … Но замечательно, что он все это умел облекать какою-то степенностью, умел хорошо держать себя. Говорил ни громко, ни тихо, а совершенно так, как следует. Словом, куда ни повороти, был очень порядочный чело- век…»

Бричка Чичикова

«… покатился он в собственном экипаже …»

«… довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки … те, которых называют господами средней руки …»

  Что думают чиновники о Чичикове?

«… Все чиновники были довольны приездом нового лица….»

«… Губернатор об нем изъяснился, что он благонамеренный человек; прокурор – что он дельный человек; жандармский полковник говорил, что он ученый человек; председатель палаты – что он знающий и почтенный человек; полицеймейстер – что он почтенный и любезный человек; жена полицеймейстера – что он любезнейший и обходительнейший человек…»

  Что думают помещики о Чичикове?

«…познакомился с коллежским советником Павлом Ивановичем Чичиковым: преприятный человек!…» (Собакевич)

«… Манилов отвечал, что за Павла Ивановича всегда готов он ручаться, как за самого себя, что он бы пожертвовал всем своим имением, чтобы иметь сотую долю качеств Павла Ивановича, и отозвался о нем вообще в самых лестных выражениях…» (Манилов о Чичикове)

infourok.ru

Как закусывал Чичиков – Еда – Материалы сайта – Сноб

 

В поисках мертвых душ Чичиков, как мы помним, заезжал к разным помещикам и вел с ними деловые переговоры, которые нередко сопровождались трапезой. Так, переночевав у Коробочки, он у нее же и позавтракал, после пообедал в трактире, а закончил день у Ноздрева, где с едой дела обстояли неважно. На следующий день, сбежав от Ноздрева, он посетил Собакевича и разделил с ним раблезианскую трапезу.

Завтрак у Коробочки

«Прошу покорно закусить, — сказала хозяйка.

Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепешки со всякими припеками: припекой

с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и невесть чего не было.

— Пресный пирог с яйцом! — сказала хозяйка.

Чичиков подвинулся к пресному пирогу с яйцом и, съевши тут же с небольшим половину, похвалил его. И в самом деле, пирог сам по себе был вкусен, а после всей возни и проделок со старухой показался еще вкуснее.

— А блинков? — сказала хозяйка.

В ответ на это Чичиков свернул три блина вместе и, обмакнувши их в растопленное масло, отправил в рот, а губы и руки вытер салфеткой.

Повторивши это раза три, он попросил хозяйку приказать заложить его бричку.

Настасья Петровна тут же послала Фетинью, приказавши в то же время принести еще горячих блинов.

— У вас, матушка, блинцы очень вкусны, — сказал Чичиков, принимаясь за принесенные горячие….»

Чичиков уезжает от Коробочки, в трактире перекусывает поросенком с хреном и со сметаною, затем неудачно заезжает к Ноздреву, а потом добирается до Собакевича:

«Щи, моя душа, сегодня очень хороши! — сказал Собакевич, хлебнувши щей и отваливши себе с блюда огромный кусок няни, известного блюда, которое подается к щам и состоит из бараньего желудка, начиненного гречневой кашей, мозгом и ножками. — Эдакой няни, — продолжал он, обратившись к Чичикову, — вы не будете есть в городе, там вам черт знает что подадут! <…>

Мне лягушку хоть сахаром облепи, не возьму ее в рот, и устрицы тоже не возьму: я знаю, на что устрица похожа. Возьмите барана, — продолжал он, обращаясь к Чичикову, — это бараний бок с кашей! Это не те фрикасе, что делаются на барских кухнях из баранины, какая суток по четыре на рынке валяется! Это все выдумали доктора немцы да французы, я бы их перевешал за это! <…>

У меня не так. У меня когда свинина — всю свинью давай на стол, баранина — всего барана тащи, гусь — всего гуся! Лучше я съем двух блюд, да съем в меру, как душа требует. — Собакевич подтвердил это делом: он опрокинул половину бараньего бока к себе на тарелку, съел все, обгрыз, обсосал до последней косточки <…>

За бараньим боком последовали ватрушки, из которых каждая была гораздо больше тарелки, потом индюк ростом в теленка, набитый всяким добром: яйцами, рисом, печенками и невесть чем <…> Пошли в гостиную, где уже очутилось на блюдечке варенье…»

snob.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о