Царь колокол кто поднял и установил как памятник: Царь-колокол — Википедия – Поле чудес : Сто лет пролежал на земле царь-колокол. Кто его поднял и установил как памятник? : Смотреть ответ

Кто разбил Царь-колокол? — Блоги — Эхо Москвы, 04.08.2018

Капризы Анны Иоанновны носили поистине императорский характер. Современников поражала устроенная по ее поручению свадьба в Ледяном доме. Потомки же дивятся отлитому при ней Царь-колоколу и сегодня. Шестиметровый гигант весит 202 тонны, а состоит из меди (84%), олова (13%), серы (1%), серебра (525 кг) и золота (72 кг). Но самым узнаваемым атрибутом колокола является не размер, а отломившийся кусок, который покоится около его постамента.

Царь-колокол может похвастаться целой родословной. Этот памятник литейного искусства создали из колокола мастера Александра Григорьева, разбившегося в 1701 году. У него, в свою очередь, был свой предшественник. «Дедушкой» этого семейства считается колокол, отлитый еще в эпоху Бориса Годунова.

Анна Иоанновна поручила увеличить григорьевское детище, в результате чего его вес увеличился до 202 тонн. Поначалу для проекта искали иностранных специалистов. Сын Миниха обратился к французскому механику Жерменю, но тот отказался ехать в России, приняв рассказ о Царь-колоколе за розыгрыш. В результате ответственный заказ достался московскому литейщику Ивану Моторину, чье имя увековечено в надписи: «Лил сей колокол российский мастер Иван Фёдоров сын Моторин с сыном своим Михаилом Моториным».

Утверждение проекта, подготовка и постройка печей заняли больше двух лет (израсходовано 1 214 000 кирпичей), поэтому непосредственная работа по отливке началась в 1733 году. Предварительно была отлита миниатюрная модель колокола весом около 170 кг. Ее вместе с чертежами и моделями подъемных механизмов отправили на согласование в Петербург. Поднять «Царя» собирались на колокольню Ивана Великого. Для надзора за отливкой в Сенате создали специальную комиссию, которая исправно передавала в столицу новости об успехах Моторина. Кроме металла от прежнего колокола Григорьева новый мастер использовал выписанную ему сибирскую медь и английское олово. Ему помогали кузнецы, каменщики, столяры, слесари, резчики, скульпторы и многие другие рабочие. Всего было задействовано около 200 человек.

Трудоемкая работа над созданием Царь-колокола началась с того, что на Ивановской площади Кремля вырыли яму десятиметровой глубины. В ней был заложен фундамент, на котором установили шаблон. По его форме была сделана форма внутренней части колокола. В качестве материалов использовались кирпичи, глина и сало. Формовочная глиняная масса наносилась в несколько слоев. Между слоями прокладывались льняные волокна, бечева и проволока. Делалось это для того, чтобы избежать растрескивания формы после просушки.

Вокруг литейной ямы Моторин установил четыре плавильные печи, каждая из которых вмещала до 50 тонн металла. При плавке две печи пришли в негодность, а медь в них – испорчена. Моторин обратился за советом к пушечным мастерам. Коллективно решили продолжить плавку в двух оставшихся печах. Нехватку металла восполнили 600 маленькими колоколами, которые специально привезли с Пушечного двора, и даже медными деньгами. Затем случилось еще одно несчастье – загорелась одна из машин. Огонь не удалось погасить сразу, несмотря на оперативную работу специальных противопожарных команд. В результате сгорела подъемная машина, а обрушившиеся бревна рухнули на колокольную форму.

Происшествие вынудило Моторина остановить работу и начать перепроверку форму (следовало убедиться, можно ли было продолжить литье). Мастер, тяжело переживший цепочку неудач, не успел завершить начатое им дело. 17 августа 1735 года он скончался. Место покойного занял его сын Михаил Моторин. Литье Царь-колокола без происшествий завершилось в ноябре.

В 1737 году Москву охватил страшный Троицкий пожар (назван так по отмечавшемуся тогда празднику Троицы). В это время колокол все еще оставался в яме, где его отлили. Существует несколько версий случившегося в тот злополучный день, но скорее всего яму залили водой, чтобы уберечь колокол от огня, в результате чего тот дал трещины и лопнул. От гиганта откололся 11-тонный кусок, а Троицкий пожар породил в фольклоре поговорку: «Москва от копеечной свечки сгорела».

Царь-колокол покоился в своей яме еще много-много лет. Было предпринято несколько попыток поднять произведение литейного искусства. В 1792-м и 1819-м гг. москвичей ждала неудача. Наконец, архитектор Иван Мироновский подготовил новый проект. В 1836 году он был осуществлен Огюстом Монферраном – архитектором Исаакиевского собора и Александровской колонны в Санкт-Петербурге. Достопримечательность установили на постамент, на котором она покоится и сегодня. Имя «Царь-колокол» вошло в обиход уже после отливки. Первоначально его называли Успенским большим колоколом.

Автор: Максим Новичков

Оригинал

Читайте также:

ЕГЭ. Единороги

Записка Гёте о русской иконописи

Битва трёх королей

175 лет назад в Кремле на пьедестал был установлен Царь-колокол

В нём почти 85 процентов меди, больше 13 - олова, около полутора процентов серы, меньше одного - золота и серебра, и он - один из главных и узнаваемых символов московского Кремля. Царь-колокол. 175 лет назад его водрузили на постамент, где он находится и по сей день.

Судьба колокола окружена почти мистическим ореолом. Императрица Анна Иоанновна своим указом повелела отлить самый большой в мире колокол. Да так, чтобы веса в нём было не меньше десяти тысяч пудов. Это двести тонн.

"Стремление к отливке таких колоколов обусловлено не столько стремлением к гигантизму, сколько показом мощи государства. Этот колокол можно сравнить и с Царь-пушкой, со сталинскими высотками, с атомной бомбой, в конце концов", - говорит руководитель Московской школы звонарей Илья Дроздихин.

Колокол взялись отливать русские мастера. Отделочные работы закончились, но Москву охватил верховой пожар. Колокол рухнул в строительную яму вместе с горящими балками. Специалисты до сих пор спорят - почему же от колокола отвалился осколок. То ли от огня, то ли от воды, которой его якобы охлаждали. Есть даже версия, что Кремль специально подожгли, чтобы скрыть ошибки при колокольном проектировании.

"Его могли вытащить из ямы и могли заниматься обработкой уже наверху. Ну почему-то они два года ждали этого пожара. А может быть, они ждали, пожара не было, да его сами инициировали", - говорит директор колокололитейного предприятия Валерий Анисимов.

После этого пожара колокол более ста лет пролежал в яме. Оставляя Москву на разграбление французам во время Отечественной войны 1812 года, сокровище из металла и бронзы засыпали землёй. Вспомнили о нём уже в мирное время. Модный тогда архитектор Монферран, как сказали бы сейчас, выиграл тендер на подъём и установку колокола на постамент. С тех пор прошло 175 лет. И только поднимающиеся от основания всё новые трещины словно морщины напоминают о возрасте колокола. Впрочем, виновато в этих прорехах не только время.

"Испокон веков люди, которые убирали территорию, хранили в этом колоколе соль. Негде было, подсобок не было, просто клали на кирпич, на постамент соль и метлы. А соль, как вы понимаете, очень вредна для металла, которым напичкан этот колокол, постамент этого колокола и металл стал ржаветь. Поэтому вы можете увидеть, что там появились трещины, разрушение за счет того, что произошла коррозия металла", - поясняет руководитель отдела реставрации Царь-колокола Андрей Шилин.

Большевики, объявившие настоящую войну церковным колоколам, хранящий тишину памятник не тронули. На кадрах советской кинохроники он органично вписался в архитектурный ансамбль музеев Московского Кремля.

Этот колокол, конечно, Царь среди всех колоколов. Только вот благовестить зычным голосом ему, увы, не суждено. Даже если предположить, что каким-то чудом литейщики смогут восстановить его в первозданном виде, гигант вряд ли когда-нибудь зазвучит. Специалисты доказали - стенки великана такой толщины, что звон получился бы настолько низким, что попросту был бы едва слышен людьми.

Обожженный огнём, не покорившийся французам и уцелевший при авианалётах фашистов Царь-колокол не сдался. Возможно, именно за сильный дух и мощь декоративного великана давно полюбили туристы. Звонкие монеты, брошенные у его подножия, как повод вернуться. Фотографии с колоколом раньше разбирали на открытки. Теперь выкладывают в интернет.

Всю ли правду мы знаем о Царь-колоколе?

В многострадальной русской истории не последнее место занимает главный исторический предметный символ страны - Царь-колокол. Его история неразрывно связана с историей всей страны. Но преподносимая сегодня массам как забавное приключение с известными началом и концом на проверку оказывается не так однозначна. Представленные на сайте Музеев Московского Кремля два изображения колокола [1], современного и старинного, и имеющих принципиальные различия, заставляет взглянуть на историю колокола критическим взглядом.

Согласно историческим данным именной указ императрицы Анны Иоановны (АИ) о переливке Царь Колокола из остатков разбитого колокола царя Алексея Михайловича (АМ), состоялся в 1730 году, вскоре после ее восшествия на трон. Однако потребовалось порядка 4-х лет, чтобы приступить к собственно отливке колокола. Отливал его колокольных дел мастер Иван Моторин с сыном Михаилом. Первая попытка была неудачной. И мастер Иван Маторин умер толи от расстройства, толи от чумы. Через год в 1735 году переливку повторил его сын Михаил Моторин. Эта попытка оказалась удачней, однако когда колокол был еще в обработке в родной яме, случился пожар. По одной из версий от холодной воды, при тушении попавшей на колокол, последний треснул и от него откололся кусок весом в12 тон. В земле колокол пролежал 99 лет, прежде чем был поднят и установлен на пьедестал в 1836 году знаменитым архитектором Монферраном. Вот вкратце основная история Царь Колокола. Высота колокола 6 м 14 см, диаметр 6 м 60 см, общий вес 201 т 924 кг (12327 пуда). Так в чем же странность упомянутых изображений Рис.1-3?

Рис. 1. Царь-колокол сегодня и на гравюре начала 19-го века.

Рис. 2. Портрет императрицы на колоколе и на гравюре.

Рис. 3. Портреты царя. Как можно видеть на гравюре обе главные фигуры отлично получились и не испорченны как ныне на колоколе. В том ракурсе в котором изображен колокол, фигура справа видна быть не должна, если не считать, что это дополнительное изображение отсутствующее ныне. Но поскольку над головой фигуры изображен тотже картуш, можно предположить, что художник преднамеренно исказил перспективу с целью показать оба персонажа в одной картине. Гравюра эта была помещена в книге путешественника Эдвард Кларка 1811 года издания и датирована 1809г.[2] Помимо целых фигур, видно, что еще отсутствует картуш с надписью, где говорится об отливки колокола при Анне Иоановне. Зачем же властям понадобилось портить внешний вид колокола, и когда это было сделано? Низкое разрешение не позволяет разглядеть в деталях оба портрета, но то что видно уже не соответствует современной легенде о колоколе. Особенно это относится к царской фигуре справа, где царь изображен в ЧАЛМЕ! Фигура «Анны Иоановны», с трудом, но могла бы подойти под нынешнюю легенду. А вот литография 1837 года заставляет усомнится и в ней

Рис.4.

Рис. 4. Царь Колокол. Рисунок с натуры Дж.И.Белла 1837г. На литографии перспектива изображения показана верно и царской фигуры справа не видно. А вот фигура царицы выглядит великолепно! Но что удивительно, ее изображение отличается и от нынешнего на колоколе и от предыдущего на гравюре. И уже есть картуш с надписью

Рис.5.

Рис. 5. Фрагмент изображения колокола с женской фигурой на литографии.

Современный вид Царь-колокол приобрел где-то к середине 19-го века. Поскольку англичанин Вильям Споттисвуд видел колокол в 1856 году и его заметки были опубликованы в газете The Morning Post, 6 мая 1857 г. Описывая колокол, он отмечает, что барельефы не окончены, более-менее вышел только верх, все остальное — размазня [3]. То есть колокол к этому времени уже имел современный вид. Что же изменили в облике императрицы? Прежде всего это платье и коврик на гравюре были заменены на шикарное имперское манто 18-го века на литографии, т.е. когда колокол уже был поднят из ямы. Но что-то поменялось в государственной идеологии на историю колокола и барельефы были вновь изменены. Теперь решено было просто испортить одежду фигур имитируя неудачную отливку. А вот головы фигур подверглись серьезной переделке. Надо полагать, что при первой «реставрации» они были не тронуты или же не значительно изменены и стали опасны для новой парадигмы. Сегодня известно какой портрет был взят за оригинал для барельефа императрицы. Это широко известный портрет Анны Иоановны работы Луи Карравак Рис.6.

Рис. 6. Фрагмент портрета императрицы Анны Иоанновны работы Луи Каравакк (1730).

Чтобы достичь портретного сходства была полностью изменена корона, а ее обруч опустили на лоб, из воротника манто сделали косы, убрали с груди тугое ожерелье и сформировали мощный бюст. Анна Иоановна была крупной женщиной под 2 метра роста. Из-за низкого разрешения невозможно судить о чертах лица. Но очевидно, что исходный портрет принадлежал другому человеку. Переделке подверглись не только основные фигуры, но и барельефы над ними! Хорошо видно, что на нынешнем колоколе портреты в КРУГЛЫХ рамках ( по крайней мере с изображением Христа), а на картинах они овальные и примерно равного размера, чего нельзя сказать о нынешних. Да и сами персонажи на рисунках выглядят лицами скорее светскими чем святыми или духовными, а лик Спасителя явно без бороды и коротко стрижен, чего конечно быть не должно. В надписи «СВЯТА АННА ПРОРОЧИЦА» последняя буква в слове АННА оказалась закрыта элементом декора, это выглядит мало вероятным для исходного замысла.

Отдельного внимания заслуживает вопрос — зачем был убраны красивые коврики из под ног фигур? Безобидные на первый взгляд, но с изображением российского герба! А герб, как известно символ переменчивый и у каждого правителя был свой... Вспомним, что основные моменты истории колокола описаны в двух надписях (всего их три) находящихся на нем. Эти надписи текстуально независимы и расположены на противоположных сторонах колокола. Ода из них утверждает, что некий колокол в 8000 пудов был отлит при царе Алексее Михайловиче, а вторая, что при царице Анне Иоанновне был отлит новый колокол из некоего старого в 8000 пудов с добавлением металла. Согласно существующей на сегодня истории русских колоколов, действительно при обоих этих монархах были отлиты гигантские колокола, и при этом считается что нынешний великан был перелит из обломков колокола царя АМ. А на проверку оказывается, что истории создания этих колоколов выглядят как близнецы братья. Известно, что свидетелем отливки колокола Алексея Михайловича был Павел Алепский описавший в своих записках весь процесс [4]. Ниже в таблице 1, сопоставлены основные моменты создания двух колоколов на базе воспоминаний Алепского и истории Царь-колокола.

Таблица 1.

Колокол АМ 1653-4 Царь А.М. сначала вызвал мастеров из Австрии и поручил им сделать колокол. Они попросили у него пять лет сроку, чтобы его сделать, ибо труды по его изготовлению и приспособления, для этого требующиеся, весьма велики и бессчетны. Колокол

АИ 1735 Графу Миниху было поручено "отыскать в Париже искусного человека, дабы сделать план колокола купно со всеми размерениями". Миних обратился к "королевскому золотых дел мастеру и члену Академии наук Жерменю, который по сей части преискуснейшим почитается механиком". «Сей художник удивился, когда я объявил ему о весе колокола, и сначала думал, что я шутил, но, уверившись в истине предложения, составил план, где до того увеличил трудность работ и стоимость их, что императрица отказалась от его планов». [5]

АМ

«Рассказывают, что явился русский мастер, человек малого роста, невидный собою, слабосильный, о котором никому и в ум не приходило, и просил царя дать ему только один год сроку.» По этим характеристикам можно предположить что человек был стар уже.

АИ

Отливку ЦК поручили Ивану Федоровичу Моторину (1660-1735) которому на момент отливки колокола было 74 года.

АМ

По словам Павла Алепского, этот колокол, отлитый русским мастером, вскоре же от сильного звона раскололся и был спущен.

АИ

Первая попытка отливки колокола в 1734 была неудачна, протекли печи.

АМ

Летом того же, 1654 года умер от чумы и литец колокола Данила Данилов.

АИ

В начале 1735 г. Иван Моторин умер,

АМ

Через год отлит удачно новый колокол.

АИ

Через год отлит удачно новый колокол.

АМ

Когда он умер, и эта редкостная вещь осталась испорченною, явился еще один мастер из переживших моровую язву, молодой человек, малорослый, тщедушный, худой, моложе двадцати лет, совсем еще безбородый.

АИ

Отливал новый колокол сын Моторина Федор.

АМ

Для плавки метала построили 5 печей. В каждую печь положили 2500 пудов, а всего 12500 пудов.

АИ

Плавка металла для колокола производилась в четырех плавильных пламенных печах, установленных вокруг литейной ямы. Каждая печь вмещала до 50 т металла. т.е. 12500 пудов![6] Для Царь Колокола приводятся довольно сложные подсчеты его веса: «От первой отливки осталось металла 14 814 пудов 21 фунт (242 т 662 кг), к этому было добавлено олова 498 пудов 6 фунтов (8 т 160 кг). Всего при второй плавке было 15 312 пудов 27 фунтов (250 т 822 кг) металла. В остатке оказалось 2985 пудов 8 фунтов (48 т 898 кг) металла, следовательно, за вычетом угара вылитый колокол весит 12 327 пудов 19 фунтов, или 201 т 924 кг. Потери составили 1,3%» [7]. При угаре меди в 1,3% вес колокола Алексее Михайловича оказывается практически равным весу ЦК - 12337,5 пудов! Вряд ли такое совпадение может быть случайным. На гравюре на колоколе не видно надписи, но ведь быть она должна (все большие колокола имеют надписи)! И если подумать, то можно считать, что фигура с факелом на заднем плане внимательно что-то рассматривающая, как раз и изображает человека читающего текст. Это впечатление усиливается на варианте раскрашенной копии гравюры, где автор более четко изобразил на колоколе, напротив смотрящего, что-то напоминающее завиток от края свитка с надписью Рис.7.

Рис. 7. Фрагмент раскрашенной гравюры; человек с факелом по-видимому читает колокольную надпись.[8]

В одном из ранних исследований посвященных ЦК [5] автор удивляется тому, что «... литье сего колокола хотя и не относиться к глубокой древности, но за всем тем покрыто неизвестностью...». И далее сетует, что ему не удалось отыскать первоначального проекта по отливке колокола пологая, что архивы либо сгорели в московском пожаре 1812 года либо находятся где-то в Санкт-Петербурге. Зачем же понадобилось так трудоемко менять легенду ЦК? Является ли ЦК раритетом выдаваемым за новодел? И кто на самом деле был изображен на Царь-колоколе? Около 10 лет назад я сделал предположение [9], что женская фигура на гравюре принадлежала шведской королеве Кристине Ваза. Сегодня, благодаря появившимся новым данным, история колокола представляется мне совсем иначе... Как известно до подъема колокол находился в земле в литейной яме обустроенной для его обозрения. На акварели Фёдора Алексеева 1800 года, перед домиком, подле Успенской звонницы, изображен забор, им - то и огорожена яма с ЦК Рис.8.

Рис.8. Ивановская площадь в Кремле. Вид на колокольню Ивана Великого. Фёдор Алексеев. 1800-е гг.

Про звонницу нам говорят, что ее взорвали французы в 1812 году при отступлении из Москвы. То что осталось от неё видно на старинной литографии Рис.9.

Рис. 9. Вид остатков Успенской звонницы после взрыва. Сегодня нам сообщают, что по одной из версий, причиной поломки ЦК было падение на него горящего бревна во время пожара 1735г., когда колокол был еще в литейной яме. Что же тогда от него могло остаться после падения на яму всей Успенской звонницы? Однако возникает и другой вопрос - кто на самом деле ее взорвал, да и ее - ли вообще взрывали? Характер расположения обломков звонницы говорит о направлении взрывной волны в сторону дворцовой площади т.е. от колокола к зданию. Известно, что французы подорвали Кремль в ночь с 8 на 9-е октября (по другим данным с 11 на 12), а вот художник Иванов Иван Алексеевич (1779-1848гг), на своей картине под названием «Изгнание из Москвы неприятеля отрядом легкой кавалерии под командой ген.-майора Иловайского 4-го, октября 10, 1812 г.», имел совсем иное представление о судьбе звонницы на тот момент Рис. 10.

Рис. 10. "Изгнание из Москвы 10 октября 1812 года казаками генерала Иловайского 4-го французов из отряда маршала Мортье, готовившего взрыв Кремля".

Как видим, по мнению художника, при освобождении Кремля от французов, Успенская звонница была еще цела. Спрашивается, о чем думал художник выбирая такую натуру для своего сюжета и помещая под гравюрой беспрецендентно пространную подпись с точной датой иллюстрируемого события?

Вот и архитектор А.Н. Бакарев, участвовавший в восстановлении Кремля, вторит Иванову, оставив рисунок с панорамой разрушений

Рис.11.

Рис. 11. Кремль в 1812 году, после ухода французов. Рисунок архитектора А. Н. Бакарева.

На заднем плане рисунка виден шпиль колокольни Ивана Великого, а на его фоне купол еще целой Успенской звонницы когда стены и башни уже разрушены...

Достоин внимания и тот факт, что французами были взорваны только часть стен и башен Кремля, но не был взорван ни один собор! А разрушенной оказалась почему-то Успенская звонница...

Исходя из сказанного, можно предположить, что ЦК, как носитель некой тайны, был взорван уже после освобождения Москвы от французов (от чего возможно и рухнула колокольня). Так как колокол был хорошо известен миру, тайну уничтожения решили сохранить... путем переливки! А чтобы основное сходство колоколов сохранилось, у нового колокола повидимому ВЫРЕЗАЛИ кусок по подобию с предшественником, но похоже не совсем удачно (форма выреза получилась другой). О том что у современного колокола выломанный кусок не мог быть результатом банальных трещин, говорит например руководитель Московской школы звонарей Илья Дроздихин: "Если посмотреть на сам колокол, то видно, что срезы очень ровные. Колокола так не трескаются. Если вы увидите какой-то лопнувший колокол, у него трещины идут как бы хаотично. А здесь как будто отрезали от него ломтик один" [10].

Самое первое изображение ЦК было помещено в книге Джонас Хенвэй (Jonas Hanway) 1753г. [11]. Изображение схематичное без декора, но с демонстрацией формы выломанного отверстия. Схожее изображение поместил и Лекоэнт де Лаво Ж. в своей книге «Описание Москвы» 1835г [12] Рис.12.

Рис.12. ЦК из книги 1753г. (слева) и из книги 1835г.

Сравнивая эти рисунки не трудно увидеть разницу не только в форме «вырезов», но и в форме самих колоколов. Причем «вырез» и форма колокола на рисунке 1753 года больше соответствуют гравюре от 1809 г. чем нынешнему оригиналу.

Прошло всего несколько лет со времени переливки колокола и что-то поменялось во взглядах на прошлое, колокол опять перестал удовлетворять новой легенде. Но теперь его решили не переливать, а подвергли перечеканиванию его декор, при этом, повидимому из-за большой сложности такой работы, на часть одежды фигур был просто наварен дополнительный слой металла, имитирующий неудачную отливку. По нижнему краю верхнего фриза видно сколько было срублено металла для формирования новых барельефов Рис.13.

Рис. 13. Фрагмент края верхнего фриза ЦК.

О том когда был перелит колокол можно сделать предположение исходя из истории другого большого колокола — Успенского, висевшего на одноименной звоннице. Он погиб при ее взрыве и на ряде гравюр изображены его обломки Рис.14.

Рис. 14. Разбор развалин Успенской звонницы. Автор рисунка и литографии Джеймс Джон Томас. Первая четверть XIX века.

В нижнем правом углу изображены остатки Успенского колокола. Его история не менее загадочна и трагична чем история ЦК. Не вдаваясь здесь в ее подробности, приведу надпись украшающую сегодняшний его экземпляр: « В лето от сотворения мира 7325 от воплощения Бога Слова 1817 месяца Иуния в 22-й день, повелением Благочестивейшаго Великаго Государя и Самодержца всея России Александра Павловича... по счастливом и достославном окончании ужасных и кровопролитных браней и по утверждении прочнаго мира во всей Европе, перелит сей колокол из стараго, слитаго в 1760 году, но в 1812 году поврежденнаго при падении прежней колокольни, взорванной неистовым Галлом, вторгшимся в Россию с двадесятью языками, когда они, будучи наказуемы разгневанным Господом Сил, Коего имени и святыни поругаться дерзнули, устремились бежать из столицы сея от гнева и ярости Божия. Враги святыни и человечества, силою Божиею всюду гонимы и поражаемы, все пространство от столицы сея до самых пределов Российских покрыли трупами своими, и едва малая часть их спастись могла...» [13].

Надпись как видим патриотична, но на поверженного «неистового Галла» свалили ВСЁ, плохо быть побежденным. А якобы в 1817 году был перелит большой Успенский колокол. Но и эта дата не является однозначной. Так известный писатель, журналист и знаток русской старины Пыляев М.И. (1842-1899гг), в своей работе об исторических колоколах [14], указывается за дату его отливки 1819 год. Решение дилеммы мы находим в историческом путеводителе по Москве [15], где при описании истории подъема ЦК в частности сообщается: «...Прочтем открытые на нем при очистке его 1817-го года надписи...». То есть впервые надписи на Царь-колоколе стали известными только в 1817 году, как результат его очистки сразу после отливки. А как видно по гравюре 1809 года колокол уже тогда был чист и доступен для полного обозрения. На отлитом в 1819 году Успенском колоколе была преднамеренно нанесена ложная дата.

И так, на основании выше изложенного можно предположить:

  1. Царь-колокол это новодел, выдаваемый за раритет.
  2. Предшественник ЦК был уничтожен вскоре после освобождения Москвы от французов.
  3.  Успенская звонница была взорвана не Наполеоном.
  4. Нынешний Царь-колокол был отлит в 1817 году.
  5. Через несколько лет после подъема колокола его декор подвергся переделке.

Так о чем же молчит самый большой в мире колокол?

Автор: astlena
Источник: http://astlena.livejournal.com/478167.html

как монархи веками воссоздавали символ Кремля

Знакомый всем московский Царь-колокол на самом деле был в Московском Кремле четвёртым по счёту. Предшествующие ему три колокола — его "предки" в полном смысле слова: один и тот же металл переплавляли с XVI века, добавляя новый для увеличения массы. Все они бились либо от ударов собственного языка, либо при падении с колоколен во время пожаров. И только в XIX веке мастера и правители справедливо отказались от идеи использовать колокол в традиционном понимании и оставили его молчать на земле, потрясать своей красотой и размерами посетителей Кремля. В 1880 году отмечали, что "из всех колоколов не только в России, но даже в целом свете он огромнейший и единственный по величине своей есть".

Попытка номер один. "Прадед" Царь-колокола, XVI—XVII века

По приказу Бориса Годунова в конце XVI века решают отлить колокол небывалого масштаба — более чем в 1000 пудов (по некоторым данным — даже 2000 пудов), то есть более 16 тонн. За дело берётся литейщик Иван Чохов. К слову, отливать большие колокола на Руси начали ещё в первой половине XVI века, но Большой Успенский колокол, который изготовили в 1599 году и повесили на двухсаженной деревянной башне в 1611 году, превосходил самый крупный до той поры в два раза. Современники рассказывают, что для раскачки языка колокола требовалось 24 человека. Во время одного из пожаров он упал с колокольни и распался на сотни мелких кусков.

Попытка номер два. "Дед" Царь-колокола, XVII век

Царь Алексей Михайлович в 1651 году приказывает вместо разбитого колокола отлить новый. Только больше и тяжелее — в целых восемь раз, то есть весом примерно в 131 тонну. Думали пригласить для этой работы литейщика из Нюрнберга, но тот попросил на работу пять лет и новый колокольный сплав. Царь не согласился, потому что выходило и долго, и дорого. В 1654 году мастера-литейщики Данила Данилов и его сын Емельян уговорили царя доверить выплавку колокола им и в тот же год изготовили второго гиганта с использованием переплавленного металла старого колокола.

Окружность "деда" Царь-колокола составила 25,2 метра, диаметр — 5,4 метра, а его железный язык достигал длины 4,2 метра. Но как изготовлен он был быстро, так и прожил недолго — всего несколько месяцев. Вскоре после того, как его подняли на деревянную звонницу у колокольни Ивана Великого, при одном из сильных ударов "дедушка" Царь-колокола раскололся. 

Попытка номер три. "Отец" Царь-колокола, XVII век

В 1655 году решили изготовить ещё один колокол — разумеется, ещё больше и тяжелее, чем предыдущие. Его создание поручили совсем юному мастеру Александру Григорьеву. Сирийский путешественник того времени Павел Алеппский описывает Григорьева как "малорослого, тщедушного, худого, моложе двадцати лет, совсем ещё безбородого" человека. Другой гость утверждает, что мастеру на тот момент было 24 года. Григорьев справился с делом всего за 10 месяцев. Для плавки металла построили пять печей, каждая вместимостью 40 тонн. Всего колокол весил 196 тонн, язык весил четыре тонны, а диаметр основания составил три метра.

Колокол был огромен. Найти мастеров, чтобы его повесить, смогли только через 24 года после изготовления — в 1674 году, уже при царе Фёдоре Алексеевиче. Процесс поднятия колокола занял девять месяцев — сначала его водрузили на деревянные подмостья, а уже потом на звонницу.

"Ничего подобного этой редкости, великой, удивительной, единственной в мире, нет, не было и не будет, она превосходит силы человеческие"

Но во время пожара 1701 года, уничтожившего все деревянные постройки Кремля и внутренние помещения зданий, колокол упал и разбился на множество осколков.

Попытка номер четыре. Царь-колокол, XVIII—XIX века

В 1730 году к идее воссоздания колокола вернулась царица Анна Иоанновна, которая и нарекла его "Царь-колокол". Новый колокол она, конечно, решила сделать больше и тяжелее всех остальных, пожелав довести его вес до 10 тысяч пудов — то есть 163 тонны. Медь, "прибавленная к старому колоколу", доставлялась из сибирских заводов. Мастера в итоге превысили желаемый вес, и колокол в итоге весит около 202 тонн при высоте и диаметре шесть метров. 

Как и в случае с "дедом" Царь-колокола, работу сначала хотели поручить иностранному мастеру — французу Жерменю. Но тот счёл предложение за розыгрыш: он не верил, что можно создать столь объёмный колокол. Тогда за дело взялись "артиллерийского ведомства колокольных дел мастер" Иван Моторин и его сын Михаил, который доделывал работу после смерти отца в 1735 году. 

Несмотря на то что Моторины выполняли сложнейший заказ, они испытывали острую денежную нужду, о чём писали в Сенат.

"При труде обретаюся безотлучно, а жалованья и кормовых денег и никакого вознаграждения не имею, отчего в пропитании моём претерпеваю немалую нужду и скудность. Того ради всепокорно прошу милостивно соблаговолить, понеже при деле имею труд немалый"

Любопытно, что колокол, отливавшийся в толще земли, пробыл в ней на протяжении века после окончания работ. Там же у него и образовался осколок. В 1737 году в Москве случился очередной пожар. Огонь охватил и строительные конструкции, которые окружали колокол. Народ кинулся спасать удивительное творение литейщиков — они стали заливать яму водой. И тогда от перепада температур от колокола откололся кусок весом почти в 11 тонн. Сначала его хотели прикрепить на место, но потом решили оставить как память.

Разные правители — и Екатерина II, и Александр I — пытались извлечь колокол из ямы. В 1812 году Наполеон при осмотре Кремля очень впечатлился работой русских литейщиков и даже отдал приказ извлечь и перевезти его в Париж в качестве трофея. Но вытащить гиганта не удалось. Это смогли сделать только при Николае I в 1836 году. 320 солдат приводили в движение 20 лебёдок под руководством строителя Исаакиевского собора Огюста Монферрана. Колокол установили на постамент недалеко от колокольни Ивана Великого, где его можно увидеть и по сей день.

Царь-колокол, ростовская звонница, Успенский колокол, торжественный колокол.

Вечерний звон, набат, благовест… Колокол — музыкальный инструмент, система оповещения и даже предмет изучения особой науки — кампанологии (лат. campana — «колокол»). В Россию мелодичный звон колоколов пришел с принятием христианства, а к XVI веку литейное искусство достигло масштабов «тысячников», задававших тон в особых случаях. Главный исполин среди мелодичных гигантов — Царь-колокол. Как и многие собратья по звону, он не раз восставал из осколков. Узнаем историю самых знаменитых колоколов России вместе с Натальей Летниковой.

Царь-колокол. Предназначался для колокольни Ивана Великого. Историю свою ведет со времен Бориса Годунова. Дважды погибал в пожаре и восстанавливался вновь, тяжелея раз от раза. При Анне Иоанновне весил уже около 200 тонн. Работы по отливу велись прямо на площади — после полутора лет подготовки. 36 часов плавки металла, отливка за час с небольшим и чеканка колокола в гигантской яме, накрытой деревянным перекрытием. В 1737 году во время пожара перекрытие загорелось. Колокол треснул, и откололся кусок весом 11,5 тонны. Спустя почти 100 лет Царь-колокол был установлен на постамент, созданный по проекту архитектора Огюста Монферрана, и стал памятником мастерству русских литейщиков.


Большой Успенский колокол Московского Кремля. Самый большой из 34 колоколов колокольни Ивановской звонницы, весит более 65 тонн. Был перелит из обломков своего предшественника, разрушенного в Отечественную войну 1812 года: французы при бегстве из Москвы взорвали звонницу, пристроенную к колокольне. В память о победе над Наполеоном к металлу разбившегося колокола добавили бронзы трофейных французских пушек. Отливал колокол 90-летний мастер Яков Завьялов, который почти за 60 лет до этого участвовал в отливке предыдущего Успенского колокола. До революции ударом в праздничный колокол начинался торжественный звон московских колоколов на Пасху. Вновь Большой Успенский колокол подал свой голос по случаю Христова Воскресения в 1993 году.


Троицкий благовестник. Свой Царь-колокол есть и в Троице-Сергиевой лавре . Задает тон особой густотой и силой звучания. Отливали колокол по указу императрицы Елизаветы Петровны в 1748 году. 65 тонн веса поднимали на звонницу 300 человек. В антирелигиозную кампанию 1930 года с колокольни сбросили около 20 колоколов — и благовестник в их числе. В 2003 году колокол отлили заново на Балтийском заводе в традициях русских мастеров из сплава олова и меди. Колокол — самый тяжелый из действующих в России, весом в 72 тонны. Его украшают изображения всех радонежских святых. Поднимали благовестник на прежнее место около часа под нескончаемый колокольный звон.


Большой торжественный колокол. Главный колокол храма Христа Спасителя был третьим в Москве по весу — 1654 пуда (более 26 тонн). Утрачен вместе с разрушенным храмом. Из колоколов старого храма сохранился лишь один — он находится в Троице-Сергиевой лавре. Остальные колокола пришлось восстанавливать по старым фотографиям с участием Общества древнерусской музыкальной культуры — по нотным записям и книгам. Звон храма, возведенного в честь победы 1812 года, был выстроен в ля миноре. Сегодня колокол, отлитый в 90-х годах прошлого века в цехах ЗИЛа, вновь звучит в дни больших праздников. А при самом храме Христа Спасителя действует школа колокольного звона.


Ростовская звонница. Уникальный ансамбль колоколов Успенского собора Ростовского кремля . «На своем дворишке лью колоколишки, удивляются людишки», — говаривал ростовский митрополит Иона, который любил отливать колокола в своей резиденции. Самые знаменитые ростовские 17 звонов и колокола: «Сысой» в 32 тонны веса с бархатистым до малой октавы; 16-тонный «Полиелейный» дает ми, и завершает аккорд «Лебедь» с нотой соль. Священник Аристарх Израилев изготовил камертоны на все колокола звонницы и представил их на Всемирной выставке в Париже в 1900 году, получив золотую медаль. Знаменитые звоны слушали государь Николай II с семьей и живший на даче под Ростовом Федор Шаляпин.


Угличский ссыльный колокол. Набатный. В 1591 году известил Углич о смерти царевича Дмитрия. В Спасском соборе били в набат по приказу царицы Марии Нагой. На колокольный звон собрались горожане, «сделалась великая смута» и самосуд над подозреваемыми в убийстве. Колокол сбросили с колокольни, вырвали язык, казнили отсечением уха и сослали в Тобольск. В Сибири он служил в различных храмах, побывал набатным, «часобитным» и «звонным», пострадал от пожара. В 1890 году был выкуплен тобольским музеем, а спустя два года был торжественно возвращен в Углич в церковь Димитрия на Крови.


Херсонесский колокол. Отлит в Таганроге в 1778 году из трофейных турецких пушек для церкви Николая Чудотворца — в память о героизме русских солдат и матросов. В начале ХIX века был вывезен в Севастополь, а после Крымской войны попал на колокольню собора Парижской Богоматери. В 1913 году «колокол-пленник» усилиями русских дипломатов вернулся — в «знак союза и дружбы» — и стал «туманным». Как и все колокола Херсонесского монастыря, звонил во время тумана, оповещая корабли. С 1925 года, когда монастырские здания стали музейными, колокол работал звуковым маяком, а с появлением звуковых сирен стал памятником истории Севастополя.


Благовестник Соловецкого монастыря. Памятник воинской доблести. Дар обители императора Александра II в память о героической обороне монастыря в 1854 году. Две пушки береговой артиллерии, восемь на крепостной стене и крестный ход остановили атаку двух английских фрегатов «Бриска» и «Миранды». Суда выпустили по обители около 1800 снарядов и бомб, но Соловецкий монастырь остался невредим и не сдался. По императорскому приказу был отлит колокол весом в 75 пудов. На медальонах колокола изобразили панораму обители и картины боя. Специально построенная для размещения колокола часовня не сохранилась, но колокол чудом уцелел.


Благовестник Саввино-Сторожевского монастыря. Символ Звенигорода, изображенный на гербе города. Отливал колокол весом в 35 тонн на Соборной площади монастыря в ХVII веке «государев пушечный и колокольный» мастер Александр Григорьев с дружиной мастеров Пушкарского приказа. Поверхность благовеста девятью рядами покрывали надписи, а нижние три строки — тайнопись, автором которой исследователи считают царя Алексея Михайловича. Звучание колокола называли одним из самых красивых в мире: «певучий, густой, превосходный и удивительно гармоничный». В 1941 году, в дни немецкого наступления под Москвой, попытка спасти колокол, сняв с колокольни, оказалась неудачной. Он разбился, и металл использовали для военных нужд.


Соборный колокол Нижнего Новгорода. Расположился на слиянии двух рек, Оки и Волги, на площади перед Александро-Невским собором. Создавался один из самых больших колоколов в России в 2012 году в память об историческом событии, по словам архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия, «не по гордыне, а со смирением и спокойной радостью». 64-тонный колокол отлит в 2012 году к 400-летию подвига Нижегородского ополчения Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского. Украшен медный гигант рельефными иконами с изображением нижегородских святых — Александра Невского и основателя Нижнего Новгорода князя Юрия Всеволодовича.

175 лет назад в Московском Кремле был установлен бронзовый Царь-колокол

Сегодня исполнилось 175 лет с момента, когда самый большой колокол в мире, так называемый Царь-колокол, начали устанавливать на территории Кремля на специальный постамент. Отлитый в 30-х годах 18-го века по приказу императрицы Анны Иоанновны почти 200-тонный колокол так ни разу и не звонил. Судьба колокола окружена почти мистическим ореолом.

Этот колокол, конечно, царь среди всех колоколов. Только вот благовестить зычным голосом ему, увы, не суждено. Даже если предположить, что каким-то чудом литейщики смогут восстановить его в первозданном виде, гигант вряд ли когда-нибудь зазвучит. Специалисты доказали - стенки великана такой толщины, что звон получился бы настолько низким, что попросту был бы едва слышен людьми.

Чтобы прервать многовековое безмолвие исполина, российские исследователи стали бить во все колокола. Только не в те, к которым все привыкли, внешне похожих на перевёрнутые чаши, а в музыкальные колокола в форме плоских бронзовых пластин.

В результате музыкальных опытов и сложных математических расчетов уже удалось выяснить высоту звучания Царь-колокола - это ля-диез контроктавы. Исследователи уверены: для того, чтобы воспроизвести этот звук, заново отливать Царь-колокол не надо. Хватило бы и плоской бронзовой пластины, размером с футбольные ворота.

"Многократно понижая вес и объем массы изделия, можно добиться очень близких значений по звуку. При весе в 12 килограмм можно получить звук колокола, аналогичный пяти, восьми тоннам колокола. И в таких же пропорциях можно идти далее", - сказал искусствовед Владимир Бореев.

Впрочем, звучание - не единственная загадка 200-тонного гиганта. Историки до сих пор спорят, почему от него отвалился осколок: от огня, от воды или от удара. Дело в том, что когда императрица Анна Иоановна своим указом повелела отлить самый большой в мире колокол, в Москве случился пожар. Прямо со строительных лесов колокол рухнул в яму.

"Если посмотреть на сам колокол, то видно, что срезы очень ровные. Колокола так не трескаются. Если вы увидите какой-то лопнувший колокол, у него трещины идут как бы хаотично. А здесь как будто отрезали от него ломтик один", - говорит руководитель Московской школы звонарей Илья Дроздихин.

После этого пожара колокол более ста лет пролежал в яме. Оставляя Москву на разграбление французам во время Отечественной войны 1812 года, сокровище из бронзы засыпали землёй. Вспомнили о нём уже в мирное время. Модный тогда архитектор Монферран, как сказали бы сейчас, выиграл тендер на подъём и установку колокола на постамент.

С тех пор прошло 175 лет. И только поднимающиеся от основания всё новые трещины, словно морщины, напоминают о возрасте колокола. Впрочем, виновато в этих прорехах не только время.

"Испокон веков люди, которые убирали территорию, хранили в этом колоколе соль. А соль, как вы понимаете, очень вредна для металла,", - поясняет руководитель отдела реставрации Царь-колокола Андрей Шилин.

Новые боевые страницы в истории колокола были вписаны во время Великой Отечественной войны. Под его куполом бойцы прятались от авианалётов.

"Первый год, когда немцы подступали к Москве под колоколом находился такой запасной пункт связи", - говорит хранитель колоколов Кремля Инна Костина.

Большевики, объявившие настоящую войну церковным колоколам, хранящий тишину памятник не тронули. На кадрах советской кинохроники он органично вписался в архитектурный ансамбль музеев Московского Кремля.

Обожженный огнём, не покорившийся французам и уцелевший при авианалётах фашистов Царь-колокол не сдался. Возможно, именно за сильный дух и мощь декоративного великана давно полюбили туристы. Звонкие монеты, брошенные у его подножия, как повод вернуться. Фотографии с колоколом раньше разбирали на открытки. Теперь выкладывают в Интернет.

Царский колокол | Историк

По инициативе Николая I Московский Кремль обрел еще одну достопримечательность – знаменитый Царь-колокол. Отлитый во времена Анны Иоанновны гигантский колокол целый век пролежал в глубокой яме. В июле 1836 года его извлекли оттуда и выставили для всеобщего обозрения.

 

В эпоху Николая I Московский Кремль преобразился: исчезли последние следы французского нашествия 1812 года, появились новые здания Большого Кремлевского дворца и Оружейной палаты. Началась и реставрация исторических памятников. Одним из крупнейших достижений стало решение буквально «проблемы века» – подъема на поверхность земли Царь-колокола.

Его размеры не могут не впечатлять. В свое время парижский «золотых дел мастер, член Академии наук» Жермень, получив предложение от русской императрицы Анны Иоанновны отлить колокол весом в 10 тыс. пудов (более 163 тонн; 1 пуд равен 16,3804964 кг), счел это шуткой: выполнение такого заказа казалось ему невозможным. А вот русский мастер Иван Моторин не только не испугался поставленной задачи, но и значительно этот план «перевыполнил»: отлитый им Царь-колокол весил 202 тонны – свыше 12 тыс. пудов! Неправильно держать такое чудо в земле, рассудил император Николай.

Колокололитейные рекорды

По одной из версий, первый Царь-колокол появился еще в XVI веке, при Иване Грозном: при церкви Иоанна Лествичника висел колокол весом в 1 тыс. пудов (чуть больше 16 тонн), которому и дали столь громкое и почетное название. Другому колоколу по наследству оно перешло уже в эпоху царя Алексея Михайловича: вес колокола, отлитого в 1654 году мастером Александром Григорьевым, составил около 8 тыс. пудов (131 тонна). Согласно преданию, этот Большой Успенский колокол (таким было его официальное название) долгое время никто не решался поднять, и только в 1668 году механику-самоучке, исполнявшему обязанности царского привратника, сложная задача оказалась под силу. Колокол благовестил в звоннице, находившейся неподалеку от колокольни «Иван Великий», до 19 июня 1701 года. Случившийся в тот день пожар, охвативший значительную часть Кремля, не пощадил и колокол: несколько полученных серьезных трещин не могли не повлиять на звучание – звонить в него стало уже невозможно.

Работами по подъему Царь-колокола и водружению его на постамент руководил французский архитектор и инженер Огюст Монферран. Литография из альбома «Описание Царь-колокола в Москве», вышедшего в Париже в 1840 году

Решения своей судьбы он ждал долго, поскольку после перевода столицы в Санкт-Петербург московскими колоколами в течение многих лет никто не интересовался. Лишь в 1730 году его наконец сняли и по приказу Конторы артиллерии и фортификации (она ведала Пушечным двором, где отливали не только пушки, но и колокола) разбили на мелкие кусочки для последующей переливки в новый колокол. Анна Иоанновна, недавно вступившая на престол, задумала явить миру Царь-колокол, который превосходил бы рекорд предшественника, с использованием этих фрагментов. Тогда-то по ее указанию граф Иоганн Эрнст Миних (сын знаменитого фельдмаршала), служивший в российском посольстве в Париже, и обратился к мастеру Жерменю. Правда, француз, оправившись от первоначального удивления, предложил столь сложный и дорогостоящий проект, что императрица сама поспешила от его проекта отказаться.

Подъем Царь-колокола. Чертеж ХIХ века

После неудачи с иностранными специалистами было решено обратить внимание на отечественных мастеров. Выбор пал на Ивана Федоровича Моторина и его сына Михаила – представителей старинной московской династии литейщиков, уже прославленных созданием Воскресенского и Великопостного колоколов для «Ивана Великого», колокола для Набатной башни Кремля, колоколов для ряда больших соборов и известных монастырей России, а также 115 артиллерийских орудий по заказу Петра I во время Северной войны. Чертежи будущего колокола, смету и предварительно отлитую Моториными модель весом в 12 пудов отправили в Петербург для утверждения, и разрешение на продолжение работ было получено.

Кремлевская катастрофа

По предложению мастеров формовку и отливку колокола производили прямо в Кремле, для чего была вырыта яма глубиной в 10 метров на Ивановской площади – между «Иваном Великим» и Чудовым монастырем. Изнутри яму укрепили дубовыми брусьями с металлическими ободьями и обложили кирпичом. А вокруг нее установили четыре плавильные печи, каждая из которых вмещала до 50 тонн металла. Для литья нового Царь-колокола, как уже говорилось, предполагалось использовать расколотые куски григорьевского колокола, пострадавшего при пожаре в 1701 году, но этого материала, естественно, недоставало, и потому из Петербурга были выписаны еще олово и сибирская медь. Что касается состава металла, то проведенные позднее исследования показали, что в сплаве Царь-колокола содержится также примерно 72 кг золота и около 525 кг серебра.

Царь-колокол в Московском Кремле. Худ. Э. Джильбертсон. 1838

Только подготовительные работы, начавшиеся в январе 1733 года, продолжались на протяжении почти двух лет. Не обошлось без проблем, случались и аварии. Так, при первой попытке литья в ноябре 1734 года обнаружилась утечка меди из печей, из-за чего пришлось срочно останавливать плавку и тушить возникший пожар. Для возобновления работ потребовалось время. В августе 1735 года – новый удар: скончался мастер Иван Моторин. Завершал дело уже его сын Михаил. 24 ноября 1735 года Царь-колокол был готов: плавка заняла 36 часов, а непосредственно отливка – всего 36 минут (каждую минуту в форму поступало 7 тонн металла!).

Колокол небывалых размеров украсили богатый орнамент и рельефные изображения: в клеймах наверху – образы Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи, а также апостола Петра и праведной Анны Пророчицы. Выбор именно этих святых не случаен: прославляются небесные покровители самой императрицы, ее отца (царя Иоанна V) и дяди (императора Петра I). Ниже расположены искусно выполненные портреты Анны Иоанновны и царя Алексея Михайловича в полный рост, а между ними в больших барочных картушах с завитками, ангелами и цветами – две надписи, повествующие об истории создания колокола. Над выполнением деревянных моделей икон, изображений и надписей для Царь-колокола трудилась целая группа специально выписанных из Петербурга мастеров-резчиков – Василий Кобылев, Петр Галкин, Петр Кохтев, Петр Серебряков и Петр Луковников. А вот имя скульптора долгое время оставалось неизвестным. Лишь недавно историкам удалось его установить: Федор Медведев.

После отливки колокол все еще пребывал в яме, поскольку продолжались чеканные работы. Он стоял на железной решетке, основой для которой служили 12 дубовых свай, вбитых в землю. Поднять его на поверхность так и не успели: 29 мая 1737 года грянула катастрофа. В Москве заполыхал грандиозный пожар, какого город не видел уже много лет. Загоревшуюся над колоколом кровлю и падавшие в яму охваченные огнем бревна принялись тушить водой, что и стало роковой ошибкой. Из-за быстрого и неравномерного охлаждения колокол сначала треснул, а потом от него откололся значительный кусок – весом в 780 пудов (11,5 тонны). После этих трагических событий колокол остался лежать в яме – как выяснилось, почти на… 100 лет.

Интересно, что впоследствии, когда в народе стали забываться истинные причины нахождения колокола в земле и приобретения им повреждений, появился целый ряд необычных легенд и мифов с различными версиями о том, как это произошло. Например, московские старообрядцы говорили о падении колокола в связи с реформами Никона и свято верили, что когда-нибудь его звон возвестит о победе сторонников древнего обряда. Не менее популярная легенда связывала произошедшее с именем Петра I. Дескать, вернувшись после победы под Полтавой в Москву, царь приказал звонить во все колокола, но звонари, как ни старались, этот гигантский колокол заставить зазвучать не могли. Тогда-то, утверждали в народе, разгневанный Петр и ударил его дубинкой со словами: «Вот тебе за то, что не хочешь о моей победе звонить!» В месте удара от колокола откололся огромный кусок, а сам он с гулом ушел глубоко под землю… Возможно, возникновение этой легенды обусловлено петровской кампанией по переплавке колоколов в пушки.

ЧТО ПОЧИТАТЬ?


ЗАХАРОВ Н.Н. Кремлевские колокола. М., 1969
БОНДАРЕНКО А.Ф. Московские колокола XVII в. М., 1998

На свет Божий

На самом деле мысли об извлечении Царь-колокола из ямы возникали неоднократно. Императрица Елизавета, изъявившая желание поднять его и заново перелить, нашла составленную на этот случай смету завышенной. Не увенчались успехом и старания Екатерины II, затем ее внука Александра I. Николай I, узнав о новом способе починки колоколов, поначалу хотел его восстановить и соорудить для него особую звонницу, но и этот проект остался лишь на бумаге. В то же время яма с колоколом на Ивановской площади, мягко говоря, не украшала облик Кремля. Чтобы хоть как-то исправить положение, над ней соорудили деревянный помост, имевший дверь, через которую все желающие, взяв ключ у звонарей колокольни «Иван Великий», могли спуститься и увидеть дивный исполинский колокол.

Когда стало ясно, что Царь-колокол уже никогда не будет звонить, император Николай I распорядился установить его в Кремле как памятник, подняв на постамент. В 1836 году было принято окончательное решение о вызволении гигантского колокола из его вековой темницы. Эту работу поручили проверенному специалисту – французскому архитектору и инженеру Огюсту Монферрану, который к тому моменту уже получил известность в России благодаря строительству Исаакиевского собора и сооружению Александровской колонны на Дворцовой площади в Петербурге.

Поднятие Царь-колокола тщательно готовили: прежде всего вынули землю, окружавшую колокол, укрепили стенки ямы, выкачали воду, в течение шести недель возводили строительные леса. Но первая попытка все же обернулась неудачей: при подъеме колокол повлек за собой железную решетку, на которой он был когда-то укреплен, из-за чего деревянная подъемная конструкция затрещала, лопнула часть канатов (Монферран впоследствии предположил, что канаты отсырели при доставке в Москву из Петербурга). Вся проделанная работа была бы напрасной, если бы не смелость одного из рабочих, который бесстрашно спустился в яму и под нависшим над ним колоколом установил подпорку из бревен. Колокол зафиксировали в таком положении, работы на время остановили.

Вторая попытка подъема, для которой было увеличено количество канатов и воротов, наконец оказалась удачной. 23 июля 1836 года за 42 с половиной минуты Царь-колокол извлекли из ямы и водрузили на восьмигранный постамент, установленный возле колокольни «Иван Великий». Монферран увенчал колокол большой державой с позолоченным крестом, подчеркнув таким образом его царское название. С тех самых пор он стоит на своем почетном пьедестале вместе с отколовшимся когда-то из-за пожара куском, припаять который так и не удалось, да и вряд ли теперь эта задача актуальна. Исполинский колокол во время Великой Отечественной войны сослужил добрую службу: в 1941 году в нем размещался узел связи Кремлевского полка.

Царь-колоколу, отлитому русскими мастерами при императрице Анне Иоанновне, без малого 300 лет, но его рекордный вес остается непревзойденным не только в России, но и за ее пределами. Это по-прежнему самый большой колокол в мире.

Царь-пушка

По повелению императора Николая I в Московском Кремле был установлен и другой памятник царского масштаба – Царь-пушка. Отлитая в 1586 году мастером Андреем Чоховым на Пушечном дворе, она украшена конным портретом царя Федора Иоанновича в короне и со скипетром в руке. Предполагалось, что на поле сражения для пушки будет вырыт специальный окоп, поэтому лафета у нее изначально не было. Впрочем, принять участие в боевых действиях ей так и не довелось: сперва она стояла на Красной площади, а в XVIII веке переехала во двор Арсенала.

В 1835 году по эскизам Александра Брюллова, брата знаменитого художника, для Царь-пушки на петербургском заводе Чарльза Берда (о чем сообщает надпись на торце оси лафета) были изготовлены декоративные ядра, а также сам лафет, украшенный львиной головой и богатым растительным орнаментом. В 1843 году пушке подыскали более заметное и почетное место – возле старого здания Оружейной палаты.

Этим преследовалась особая цель, озвученная в указе:

«Постановление старинных орудий у палаты будет прилично и соответственно уже потому, что само здание ее назначено для хранения достопамятностей».

В начале 1960-х, когда старое здание Оружейной палаты было снесено для строительства Кремлевского дворца съездов, Царь-пушке пришлось снова переселяться – теперь на Ивановскую площадь. Но новое ее расположение оказалось, пожалуй, самым удачным: сегодня Царь-колокол и Царь-пушка образуют единый ансамбль.


Никита Брусиловский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *