Фразеологизмы вики – Фразеологизмы — что это такое, примеры предложений с фразеологизмами и их значение

Содержание

Фразеологический словарь — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 апреля 2018; проверки требуют 12 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 апреля 2018; проверки требуют 12 правок.

Фразеологический словарь — словарь устойчивых словосочетаний (фразеологических единиц), которые сравнительно легко выделяются из контекста как единое целое, состоящее из нескольких слов, в отличие от свободных сочетаний слов, где каждое слово самостоятельно.

Организация фразеологического словаря[править | править код]

Двуязычный фразеологический словарь даёт не только эквиваленты, но и перевод однозначных словосочетаний, представляющих собой самодовлеющее предложение (напр., пословицу, цитату, афоризм и т. д.).

Как правило, фразеологические единицы располагаются в алфавитном порядке, но не по первому слову, а по главным в смысловом отношении словам словосочетания.

Одноязычные[1]
  • Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А.И. Молоткова. —
    М.
    : Советская энциклопедия, 1968. — 543 с.
  • Фелицына В.П., Мокиенко В.М. Русские фразеологизмы. Лингвострановедческий словарь / Ин-т рус. яз. им. А.С. Пушкина. Под ред. Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова. — М.: Русский язык, 1990. — 220 с.
  • Бирих А.К., Мокиенко В.М., Степанова Л.И. Словарь русской фразеологии. Историко-этимологический справочник / СПб. гос. ун-т. — СПб.: Фолио-Пресс, 1998. — 704 с.
Двуязычные
  • Кунин А. В. Большой англо-русский фразеологический словарь. Изд. 4-е, переработанное и дополненное. Около 20 тыс. фразеологических единиц. — М.: «Русский язык», 1984. — 944 с.
  • Кунин А. В. Русско-английский фразеологический словарь. — Изд. 4-е, переработанное и дополненное. Около 20 тыс. фразеологических единиц. — М.: «Русский язык», 1984. — 942 с.
  • Lubensky, Sophia. Random House Russian-English Dictionary of Idioms. — New York: Random House, 1995. — 1017 p. ISBN 0-679-40580-1
  • Лукшин Юрий. Большой польско-русский, русско-польский фразеологический словарь. — Варшава, 1998.
  • Козырев В.А., Черняк В.Д. Фразеологические словари // Лексикография русского языка. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2015. — С. 154—162, 352.

Фразеологизм — Википедия

Фразеологи́зм, фразеологический оборот, речевой оборот — свойственное только данному языку устойчивое сочетание слов, значение которого не определяется значением входящих в него слов, взятых по отдельности. Из-за того, что фразеологизм (или же идиому) зачастую невозможно перевести дословно (теряется смысл), среди иностранцев могут возникать трудности перевода и понимания. С другой стороны, такие фразеологизмы придают языку яркую эмоциональную окраску. Часто грамматическое значение идиом не отвечает нормам современного языка, а является грамматическими архаизмами. Примерами таких выражений в русском языке будут: «остаться с носом», «бить баклуши», «дать сдачи», «валять дурака», «точка зрения», «без царя в голове», «душа в душу», «шито белыми нитками» и тому подобное.

Классификация (фразеологические единицы)

Концепция фразеологических единиц (фр. unité phraséologique) как устойчивого словосочетания, смысл которого невыводим из значений составляющих его слов, впервые была сформулирована швейцарским лингвистом Шарлем Балли в работе «

Précis de stylistique», где он противопоставил их другому типу словосочетаний — фразеологическим группам (фр. séries phraséologiques) с вариативным сочетанием компонентов. В дальнейшем В. В. Виноградов выделил три основных вида фразеологизмов[2]:

Н. М. Шанский выделяет также дополнительный вид — фразеологические выражения[3].

Видео по теме

Общие свойства

Фразеологизм употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов во фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений, составляющих сочетания. Превращение словосочетания в устойчивую фразеологическую единицу называется лексикализацией.

Различные учёные по-разному интерпретируют понятие фразеологизма и его свойств, однако наиболее последовательно выделяемыми различными учёными свойствами фразеологизма являются:

Фразеологические сращения (идиомы)

Страница Радзивилловской летописи с изображением пляшущих славян. Н. П. Кондаков увидел на этой миниатюре «представление той древней церемониальной позы, что в древности ещё называлась в буквальном смысле „спустя рукава“»[4].

Фразеологическое сращение или идиома (от греч. ἴδιος — «собственный, свойственный») — это семантически неделимый оборот, значение которого совершенно не выводимо из суммы значений составляющих его компонентов, их семантическая самостоятельность утрачена полностью. Например, «

содом и гоморра» — «суматоха, шум». При дословном переводе фразеологических сращений иностранец обычно не может понять их общее значение: в англ. to show the white feather — «обвинить в трусости» (дословно — «показать белое перо», в Англии белое перо вручали во время войны уклонистам) ни одно из слов не намекает на значение всей фразы.

Зачастую грамматические формы и значения идиом не обусловлены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами. Так, например, идиомы «бить баклуши» — «бездельничать» (в исходном значении — «раскалывать полено на заготовки для выделки бытовых деревянных предметов») и «спустя рукава

» — «небрежно» отражают реалии прошлого, отсутствующие в настоящем (в прошлом им была присуща метафоричность). В сращениях «от мала до велика», «ничтоже сумняшеся» сохранены архаичные грамматические формы.

Фразеологические единства

Фразеологическое единство — это устойчивый оборот, в котором, тем не менее, отчётливо сохраняются признаки семантической раздельности компонентов. Как правило, его общее значение мотивировано и выводится из значения отдельных компонентов.

Для фразеологического единства характерна образность; каждое слово такой фразы имеет своё значение, но в совокупности они приобретают переносный смысл. Обычно фразеологизмы такого типа являются тропами с метафорическим значением (например, «грызть гранит науки», «плыть по течению», «закинуть удочку»). Отдельные слова, входящие в его состав, семантически несамостоятельны, и значение каждого из компонентов подчинено единству общего образного значения всего фразеологического выражения в целом. Однако при дословном переводе иностранец может догадаться о смысле словосочетания.

Подобно идиомам, фразеологические единства семантически неделимы, их грамматические формы и синтаксический строй строго определены. Замена слова в составе фразеологического единства, в том числе и подстановка синонима, ведёт к разрушению метафоры (например, «гранит науки» →{\displaystyle \to } «базальт науки») или изменению экспрессивного смысла: «попасться на удочку» и «попасть в сети» являются фразеологическими синонимами, но выражают различные оттенки экспрессии.

Однако, в отличие от идиом, единства подчиняются реалиям современного языка и могут допускать в речи вставку других слов между своими частями: например, «довести (себя, его, кого-либо) до белого каления

», «лить воду на мельницу (чего-либо или кого-либо)» и «лить воду на (свою, чужую и т. п.) мельницу».

Примеры: «зайти в тупик», «бить ключом», «держать камень за пазухой», «водить за нос»; англ. to know the way the cat is jumping — «знать, куда ветер дует» (дословно — «знать, куда прыгнет кошка»).

Фразеологическое сочетание

Фразеологическое сочетание — это устойчивый оборот, в состав которого входят слова как со свободным значением, так и с фразеологически связанным, несвободным (употребляемым лишь в данном сочетании). Фразеологические сочетания являются устойчивыми оборотами, однако их целостное значение следует из значений составляющих их отдельных слов.

В отличие от фразеологических сращений и единств, сочетания семантически делимы — их состав допускает ограниченную синонимическую подстановку (замену отдельных слов), при этом один из членов фразеологического сочетания оказывается постоянным, другие же — переменными: так, например, в словосочетаниях «

сгорать от любви, ненависти, стыда, нетерпения» слово «сгорать» является постоянным членом с фразеологически связанным значением.

В качестве переменных членов сочетания может использоваться ограниченный круг слов, определяемый семантическими отношениями внутри языковой системы: так, фразеологическое сочетание «сгорать от страсти» является гипонимом по отношению к сочетаниям типа «сгорать от …», при этом за счёт варьирования переменной части возможно образование синонимических рядов «сгорать от стыда, позора, срама», «сгорать от ревности, жажды мести».

Другой пример: англ. to show one’s teeth — «огрызаться» (дословно — «показывать свои зубы»). Семантическую самостоятельность в этом сочетании проявляет слово «

one’s» — «чьи-то». Его можно заменить на слова «my», «your», «his» и т. д.

Фразеологические выражения

Фразеологические выражения — устойчивые в своём составе и употреблении фразеологические обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободным номинативным значением. Их единственная особенность — воспроизводимость: они используются как готовые речевые единицы с постоянным лексическим составом и определённой семантикой.

Часто фразеологическое выражение представляет собой законченное предложение с утверждением, назиданием или выводом. Примерами таких фразеологических выражений являются пословицы и афоризмы. Если во фразеологическом выражении отсутствует назидание или имеются элементы недосказанности, то это поговорка или крылатая фраза. Другим источником фразеологических выражений является профессиональная речь[5]

. В категорию фразеологических выражений попадают также речевые штампы — устойчивые формулы типа «всего хорошего», «до новых встреч» и т. п.

Многие лингвисты не относят фразеологические выражения к фразеологическим единицам, так как они лишены основных признаков фразеологизмов[3].

Классификация Мельчука

И. А. Мельчуком был предложен набор из четырёх координатных осей для описания всех типов фразем[6].

  1. Языковая единица, которую затрагивает фразеологизация:
  2. Участие прагматических факторов в процессе фразеологизации:
  3. Компонент лингвистического знака, подверженный фразеологизации:
    • означаемое (бить баклуши),
    • означающее (супплетивные единицы в морфологии: человек — люди),
    • синтактика самого знака (англ. He sort of laughed).
  4. Степень фразеологизации:

В целом, в результате подобного исчисления Мельчук выделяет 3×2×3×3=54 типа фразем.

См. также

Примечания

Литература

  • Арсентьева Е. Ф. Фразеология и фразеография в сопоставительном аспекте (на материале русского и английского языков). — Казань, 2006.
  • Валгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык. — 6-е изд. — М. : Логос, 2002.
  • Кондаков Н. П. Заметка о миниатюрах Кёнигсбергского списка начальной летописи // Радзивиловская или Кёнигсбергская летопись. — СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1902. — Т. 2: Статьи о тексте и миниатюрах рукописи. — С. 115—127. — 132 с.
  • Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. — 2-е изд., перераб. — М., 1996.
  • Мокиенко В. М. Славянская фразеология. — 2-е изд., исп. и доп. — М., 1989.
  • Телия В. Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М., 1996.
  • Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Аспекты теории фразеологии. — М. : Знак, 2008. — 656 с.
  • Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культуры. Три лингвострановедческих концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы / Под. ред. Ю. С. Степанова. — М. : Индрик, 2005. — 1040 с.
  • Виноградов В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. — Л., 1944.
  • Виноградов В. В. Фразеология. Семасиология // Лексикология и лексикография. Избранные труды. — М. : Наука, 1977. — С. 118—161.
  • Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. Современный русский язык: Учебное пособие. — 2-е изд. — М. : Междунар. отношения, 1994. — 560 с. — ISBN 5-7133-0787-5.
  • Фелицына В. П., Мокиенко В. М. Русские фразеологизмы: Лингвострановедческий словарь / Под ред. Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова. — М. : Рус. яз., 1990. — 220 с. — ISBN 5-200-00778-X.
  • Шанский Н. М. Фразеология современного русского языка. — 3-е изд., испр. и доп. — М., 1985. — 160 с.
  • Шанский Н. М., Зимин В. И., Филиппов А. В. Опыт этимологического словаря русской фразеологии. — М. : Рус. яз., 1987. — 240 с.

Ссылки

Фразеологизм — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Фразеологи́зм, фразеологический оборот, речевой оборот — свойственное только данному языку устойчивое сочетание слов, значение которого не определяется значением входящих в него слов, взятых по отдельности. Из-за того, что фразеологизм (или же идиому) зачастую невозможно перевести дословно (теряется смысл), среди иностранцев могут возникать трудности перевода и понимания. С другой стороны, такие фразеологизмы придают языку яркую эмоциональную окраску. Часто грамматическое значение идиом не отвечает нормам современного языка, а являются грамматическими архаизмами. Примерами таких выражений в русском языке будут: «остаться с носом», «бить баклуши», «дать сдачи», «валять дурака», «точка зрения», «без царя в голове» и тому подобное.

Классификация (фразеологические единицы)

Концепция фразеологических единиц (фр. unité phraséologique) как устойчивого словосочетания, смысл которого невыводим из значений составляющих его слов, впервые была сформулирована швейцарским лингвистом Шарлем Балли в работе «Précis de stylistique», где он противопоставил их другому типу словосочетаний — фразеологическим группам (фр. séries phraséologiques) с вариативным сочетанием компонентов. В дальнейшем В. В. Виноградов выделил три основных вида фразеологизмов[2]:

Н. М. Шанский выделяет также дополнительный вид — фразеологические выражения[3].

Общие свойства

Фразеологизм употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов во фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений, составляющих сочетания. Превращение словосочетания в устойчивую фразеологическую единицу называется лексикализацией.

Различные учёные по-разному интерпретируют понятие фразеологизма и его свойств, однако наиболее последовательно выделяемыми различными учёными свойствами фразеологизма являются:

Фразеологические сращения (идиомы)

Фразеологическое сращение или идиома (от греч. ἴδιος — «собственный, свойственный») — это семантически неделимый оборот, значение которого совершенно не выводимо из суммы значений составляющих его компонентов, их семантическая самостоятельность утрачена полностью. Например, «содом и гоморра» — «суматоха, шум». При дословном переводе фразеологических сращений иностранец обычно не может понять их общее значение: в англ. to show the white feather — «обвинить в трусости» (дословно — «показать белое перо», в Англии белое перо вручали во время войны уклонистам) ни одно из слов не намекает на значение всей фразы.

Зачастую грамматические формы и значения идиом не обусловлены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами. Так, например, идиомы «бить баклуши» — «бездельничать» (в исходном значении — «раскалывать полено на заготовки для выделки бытовых деревянных предметов») и «спустя рукава» — «небрежно» отражают реалии прошлого, отсутствующие в настоящем (в прошлом им была присуща метафоричность). В сращениях «от мала до велика», «ничтоже сумняшеся» сохранены архаичные грамматические формы.

Фразеологические единства

Фразеологическое единство — это устойчивый оборот, в котором, тем не менее, отчётливо сохраняются признаки семантической раздельности компонентов. Как правило, его общее значение мотивировано и выводится из значения отдельных компонентов.

Для фразеологического единства характерна образность; каждое слово такой фразы имеет своё значение, но в совокупности они приобретают переносный смысл. Обычно фразеологизмы такого типа являются тропами с метафорическим значением (например, «грызть гранит науки», «плыть по течению», «закинуть удочку»). Отдельные слова, входящие в его состав, семантически несамостоятельны, и значение каждого из компонентов подчинено единству общего образного значения всего фразеологического выражения в целом. Однако при дословном переводе иностранец может догадаться о смысле словосочетания.

Подобно идиомам, фразеологические единства семантически неделимы, их грамматические формы и синтаксический строй строго определены. Замена слова в составе фразеологического единства, в том числе и подстановка синонима, ведёт к разрушению метафоры (например, «гранит науки» <math>\to</math> «базальт науки») или изменению экспрессивного смысла: «попасться на удочку» и «попасть в сети» являются фразеологическими синонимами, но выражают различные оттенки экспрессии.

Однако, в отличие от идиом, единства подчиняются реалиям современного языка и могут допускать в речи вставку других слов между своими частями: например, «довести (себя, его, кого-либо) до белого каления», «лить воду на мельницу (чего-либо или кого-либо)» и «лить воду на (свою, чужую и т. п.) мельницу».

Примеры: «зайти в тупик», «бить ключом», «держать камень за пазухой», «водить за нос»; англ. to know the way the cat is jumping — «знать, куда ветер дует» (дословно — «знать, куда прыгнет кошка»).

Фразеологические сочетания

Фразеологическое сочетание — это устойчивый оборот, в состав которого входят слова как со свободным значением, так и с фразеологически связанным, несвободным (употребляемым лишь в данном сочетании). Фразеологические сочетания являются устойчивыми оборотами, однако их целостное значение следует из значений составляющих их отдельных слов.

В отличие от фразеологических сращений и единств, сочетания семантически делимы — их состав допускает ограниченную синонимическую подстановку (замену отдельных слов), при этом один из членов фразеологического сочетания оказывается постоянным, другие же — переменными: так, например, в словосочетаниях «сгорать от любви, ненависти, стыда, нетерпения» слово «сгорать» является постоянным членом с фразеологически связанным значением.

В качестве переменных членов сочетания может использоваться ограниченный круг слов, определяемый семантическими отношениями внутри языковой системы: так, фразеологическое сочетание «сгорать от страсти» является гиперонимом по отношению к сочетаниям типа «сгорать от …», при этом за счёт варьирования переменной части возможно образование синонимических рядов «сгорать от стыда, позора, срама», «сгорать от ревности, жажды мести».

Другой пример: англ. to show one’s teeth — «огрызаться» (дословно — «показывать свои зубы»). Семантическую самостоятельность в этом сочетании проявляет слово «one’s» — «чьи-то». Его можно заменить на слова «my», «your», «his» и т. д.

Фразеологические выражения

Фразеологические выражения — устойчивые в своём составе и употреблении фразеологические обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободным номинативным значением. Их единственная особенность — воспроизводимость: они используются как готовые речевые единицы с постоянным лексическим составом и определённой семантикой.

Часто фразеологическое выражение представляет собой законченное предложение с утверждением, назиданием или выводом. Примерами таких фразеологических выражений являются пословицы и афоризмы. Если во фразеологическом выражении отсутствует назидание или имеются элементы недосказанности, то это поговорка или крылатая фраза. Другим источником фразеологических выражений является профессиональная речь[4]. В категорию фразеологических выражений попадают также речевые штампы — устойчивые формулы типа «всего хорошего», «до новых встреч» и т. п.

Многие лингвисты не относят фразеологические выражения к фразеологическим единицам, так как они лишены основных признаков фразеологизмов[3].

Классификация Мельчука

И. А. Мельчуком был предложен набор из четырёх координатных осей для описания всех типов фразем[5].

  1. Языковая единица, которую затрагивает фразеологизация:
  2. Участие прагматических факторов в процессе фразеологизации:
  3. Компонент лингвистического знака, подверженный фразеологизации:
    • означаемое (бить баклуши),
    • означающее (супплетивные единицы в морфологии: человек — люди),
    • синтактика самого знака (англ. He sort of laughed).
  4. Степень фразеологизации:

В целом, в результате подобного исчисления Мельчук выделяет 3×2×3×3=54 типа фразем.

См. также

Напишите отзыв о статье «Фразеологизм»

Примечания

  1. Целесообразно указание каждого из фразеологизмов.
  2. [www.philology.ru/linguistics2/vinogradov-77d.htm В. В. Виноградов. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке // Виноградов В. В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. — М., 1977. — С. 140—161]. [www.webcitation.org/6CUieKMJ7 Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  3. 1 2 [yarus.aspu.ru/?id=373 Классификации фразеологических единиц]. Проверено 9 августа 2010. [www.webcitation.org/61AbcTza8 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  4. В. А. Рыжов, С. В. Рыжова. [rus.1september.ru/article.php?ID=200403402 О происхождении и значении некоторых фразеологизмов] // Русский язык. — М.: Первое сентября, 2004. — Вып. 34.
  5. Цит. по Копотев М. В. [oa.doria.fi/bitstream/handle/10024/42928/principy.pdf Принципы синтаксической идиоматизации]. — Helsinki University Press, 2008. — ISBN 978-952-10-5189-0.

Литература

  • Арсентьева Е. Ф. Фразеология и фразеография в сопоставительном аспекте (на материале русского и английского языков). — Казань, 2006.
  • Валгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык. 6-е изд. — М.: Логос, 2002.
  • Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. — 2-е изд., перераб. — М., 1996.
  • Мокиенко В. М. Славянская фразеология. 2-е изд., исп. и доп. — М., 1989.
  • Телия В. Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М., 1996.
  • Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Аспекты теории фразеологии / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский. — М.: Знак, 2008. — 656 с.
  • Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культуры. Три лингвострановедческих концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров; под. ред. Ю. С. Степанова. — М.: Индрик, 2005. — 1040 с.
  • Виноградов В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. — Л., 1944.
  • Виноградов В. В. Фразеология. Семасиология // Лексикология и лексикография. Избранные труды. — М.: Наука, 1977. — С. 118—161.
  • Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. Современный русский язык: Учебное пособие. — 2-е изд. — М.: Междунар. отношения, 1994. — 560 с. ISBN 5-7133-0787-5
  • Фелицына В. П., Мокиенко В. М. Русские фразеологизмы: Лингвострановедческий словарь / Под ред. Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова. — М.: Рус. яз., 1990. — 220 с. ISBN 5-200-00778-X
  • Шанский Н. М. Фразеология современного русского языка / Н. М. Шанский. — 3-е изд., испр. и доп. — М., 1985. — 160 с.
  • Шанский Н. М., Зимин В. И., Филиппов А. В. Опыт этимологического словаря русской фразеологии. — М.: Рус. яз., 1987. — 240 с.

Ссылки

  • [www.english-slang.com Фразеологизмы (идиомы) в английском языке]. [www.webcitation.org/6CUig4as5 Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012]. [www.english-slang.com/eng/  (англ.)]. [www.webcitation.org/6CUigmWVr Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012]. [www.sky-net-eye.com/rus/english/idioms/american  (рус.)]. [www.webcitation.org/6CUihTkzk Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  • [michelsonlexicon.com Большой толково-фразеологический словарь Михельсона]. [www.webcitation.org/6CUijDwBJ Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  • [www.gramma.ru/RUS/?id=7.18 Словарь фразеологизмов и устойчивых выражений]. [www.webcitation.org/6CUilWdak Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  • [www.wikidioms.com Вики-словарь фразеологизмов]. [www.webcitation.org/6CUinCQ3W Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  • [www.encsite.info Словарь фразеологизмов русского языка]. [www.webcitation.org/6CUinyERK Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  • [www.frazbook.ru Словарь фразеологизмов с иллюстрациями]. [www.webcitation.org/6CUipQSc8 Архивировано из первоисточника 27 ноября 2012].
  • [siblec.ru/index.php?dn=html&way=bW9kL2h0bWwvY29udGVudC85c2VtLzAxL21haW4uaHRt Самые употребительные итальянские фразеологизмы].

Отрывок, характеризующий Фразеологизм

– Вы ведь давно знаете Безухого? – спросил он. – Вы любите его?
– Да, он славный, но смешной очень.
И она, как всегда говоря о Пьере, стала рассказывать анекдоты о его рассеянности, анекдоты, которые даже выдумывали на него.
– Вы знаете, я поверил ему нашу тайну, – сказал князь Андрей. – Я знаю его с детства. Это золотое сердце. Я вас прошу, Натали, – сказал он вдруг серьезно; – я уеду, Бог знает, что может случиться. Вы можете разлю… Ну, знаю, что я не должен говорить об этом. Одно, – чтобы ни случилось с вами, когда меня не будет…
– Что ж случится?…
– Какое бы горе ни было, – продолжал князь Андрей, – я вас прошу, m lle Sophie, что бы ни случилось, обратитесь к нему одному за советом и помощью. Это самый рассеянный и смешной человек, но самое золотое сердце.
Ни отец и мать, ни Соня, ни сам князь Андрей не могли предвидеть того, как подействует на Наташу расставанье с ее женихом. Красная и взволнованная, с сухими глазами, она ходила этот день по дому, занимаясь самыми ничтожными делами, как будто не понимая того, что ожидает ее. Она не плакала и в ту минуту, как он, прощаясь, последний раз поцеловал ее руку. – Не уезжайте! – только проговорила она ему таким голосом, который заставил его задуматься о том, не нужно ли ему действительно остаться и который он долго помнил после этого. Когда он уехал, она тоже не плакала; но несколько дней она не плача сидела в своей комнате, не интересовалась ничем и только говорила иногда: – Ах, зачем он уехал!
Но через две недели после его отъезда, она так же неожиданно для окружающих ее, очнулась от своей нравственной болезни, стала такая же как прежде, но только с измененной нравственной физиогномией, как дети с другим лицом встают с постели после продолжительной болезни.

Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил…
Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала.
Зимой в Лысые Горы приезжал князь Андрей, был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья. Она предчувствовала, что с ним что то случилось, но он не сказал ничего княжне Марье о своей любви. Перед отъездом князь Андрей долго беседовал о чем то с отцом и княжна Марья заметила, что перед отъездом оба были недовольны друг другом.
Вскоре после отъезда князя Андрея, княжна Марья писала из Лысых Гор в Петербург своему другу Жюли Карагиной, которую княжна Марья мечтала, как мечтают всегда девушки, выдать за своего брата, и которая в это время была в трауре по случаю смерти своего брата, убитого в Турции.
«Горести, видно, общий удел наш, милый и нежный друг Julieie».
«Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. Ах, мой друг, религия, и только одна религия, может нас, уже не говорю утешить, но избавить от отчаяния; одна религия может объяснить нам то, чего без ее помощи не может понять человек: для чего, зачем существа добрые, возвышенные, умеющие находить счастие в жизни, никому не только не вредящие, но необходимые для счастия других – призываются к Богу, а остаются жить злые, бесполезные, вредные, или такие, которые в тягость себе и другим. Первая смерть, которую я видела и которую никогда не забуду – смерть моей милой невестки, произвела на меня такое впечатление. Точно так же как вы спрашиваете судьбу, для чего было умирать вашему прекрасному брату, точно так же спрашивала я, для чего было умирать этому ангелу Лизе, которая не только не сделала какого нибудь зла человеку, но никогда кроме добрых мыслей не имела в своей душе. И что ж, мой друг, вот прошло с тех пор пять лет, и я, с своим ничтожным умом, уже начинаю ясно понимать, для чего ей нужно было умереть, и каким образом эта смерть была только выражением бесконечной благости Творца, все действия Которого, хотя мы их большею частью не понимаем, суть только проявления Его бесконечной любви к Своему творению. Может быть, я часто думаю, она была слишком ангельски невинна для того, чтобы иметь силу перенести все обязанности матери. Она была безупречна, как молодая жена; может быть, она не могла бы быть такою матерью. Теперь, мало того, что она оставила нам, и в особенности князю Андрею, самое чистое сожаление и воспоминание, она там вероятно получит то место, которого я не смею надеяться для себя. Но, не говоря уже о ней одной, эта ранняя и страшная смерть имела самое благотворное влияние, несмотря на всю печаль, на меня и на брата. Тогда, в минуту потери, эти мысли не могли притти мне; тогда я с ужасом отогнала бы их, но теперь это так ясно и несомненно. Пишу всё это вам, мой друг, только для того, чтобы убедить вас в евангельской истине, сделавшейся для меня жизненным правилом: ни один волос с головы не упадет без Его воли. А воля Его руководствуется только одною беспредельною любовью к нам, и потому всё, что ни случается с нами, всё для нашего блага. Вы спрашиваете, проведем ли мы следующую зиму в Москве? Несмотря на всё желание вас видеть, не думаю и не желаю этого. И вы удивитесь, что причиною тому Буонапарте. И вот почему: здоровье отца моего заметно слабеет: он не может переносить противоречий и делается раздражителен. Раздражительность эта, как вы знаете, обращена преимущественно на политические дела. Он не может перенести мысли о том, что Буонапарте ведет дело как с равными, со всеми государями Европы и в особенности с нашим, внуком Великой Екатерины! Как вы знаете, я совершенно равнодушна к политическим делам, но из слов моего отца и разговоров его с Михаилом Ивановичем, я знаю всё, что делается в мире, и в особенности все почести, воздаваемые Буонапарте, которого, как кажется, еще только в Лысых Горах на всем земном шаре не признают ни великим человеком, ни еще менее французским императором. И мой отец не может переносить этого. Мне кажется, что мой отец, преимущественно вследствие своего взгляда на политические дела и предвидя столкновения, которые у него будут, вследствие его манеры, не стесняясь ни с кем, высказывать свои мнения, неохотно говорит о поездке в Москву. Всё, что он выиграет от лечения, он потеряет вследствие споров о Буонапарте, которые неминуемы. Во всяком случае это решится очень скоро. Семейная жизнь наша идет по старому, за исключением присутствия брата Андрея. Он, как я уже писала вам, очень изменился последнее время. После его горя, он теперь только, в нынешнем году, совершенно нравственно ожил. Он стал таким, каким я его знала ребенком: добрым, нежным, с тем золотым сердцем, которому я не знаю равного. Он понял, как мне кажется, что жизнь для него не кончена. Но вместе с этой нравственной переменой, он физически очень ослабел. Он стал худее чем прежде, нервнее. Я боюсь за него и рада, что он предпринял эту поездку за границу, которую доктора уже давно предписывали ему. Я надеюсь, что это поправит его. Вы мне пишете, что в Петербурге о нем говорят, как об одном из самых деятельных, образованных и умных молодых людей. Простите за самолюбие родства – я никогда в этом не сомневалась. Нельзя счесть добро, которое он здесь сделал всем, начиная с своих мужиков и до дворян. Приехав в Петербург, он взял только то, что ему следовало. Удивляюсь, каким образом вообще доходят слухи из Петербурга в Москву и особенно такие неверные, как тот, о котором вы мне пишете, – слух о мнимой женитьбе брата на маленькой Ростовой. Я не думаю, чтобы Андрей когда нибудь женился на ком бы то ни было и в особенности на ней. И вот почему: во первых я знаю, что хотя он и редко говорит о покойной жене, но печаль этой потери слишком глубоко вкоренилась в его сердце, чтобы когда нибудь он решился дать ей преемницу и мачеху нашему маленькому ангелу. Во вторых потому, что, сколько я знаю, эта девушка не из того разряда женщин, которые могут нравиться князю Андрею. Не думаю, чтобы князь Андрей выбрал ее своею женою, и откровенно скажу: я не желаю этого. Но я заболталась, кончаю свой второй листок. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. Моя милая подруга, mademoiselle Bourienne, целует вас.
Мари».

В середине лета, княжна Марья получила неожиданное письмо от князя Андрея из Швейцарии, в котором он сообщал ей странную и неожиданную новость. Князь Андрей объявлял о своей помолвке с Ростовой. Всё письмо его дышало любовной восторженностью к своей невесте и нежной дружбой и доверием к сестре. Он писал, что никогда не любил так, как любит теперь, и что теперь только понял и узнал жизнь; он просил сестру простить его за то, что в свой приезд в Лысые Горы он ничего не сказал ей об этом решении, хотя и говорил об этом с отцом. Он не сказал ей этого потому, что княжна Марья стала бы просить отца дать свое согласие, и не достигнув бы цели, раздражила бы отца, и на себе бы понесла всю тяжесть его неудовольствия. Впрочем, писал он, тогда еще дело не было так окончательно решено, как теперь. «Тогда отец назначил мне срок, год, и вот уже шесть месяцев, половина прошло из назначенного срока, и я остаюсь более, чем когда нибудь тверд в своем решении. Ежели бы доктора не задерживали меня здесь, на водах, я бы сам был в России, но теперь возвращение мое я должен отложить еще на три месяца. Ты знаешь меня и мои отношения с отцом. Мне ничего от него не нужно, я был и буду всегда независим, но сделать противное его воле, заслужить его гнев, когда может быть так недолго осталось ему быть с нами, разрушило бы наполовину мое счастие. Я пишу теперь ему письмо о том же и прошу тебя, выбрав добрую минуту, передать ему письмо и известить меня о том, как он смотрит на всё это и есть ли надежда на то, чтобы он согласился сократить срок на три месяца».
После долгих колебаний, сомнений и молитв, княжна Марья передала письмо отцу. На другой день старый князь сказал ей спокойно:
– Напиши брату, чтоб подождал, пока умру… Не долго – скоро развяжу…
Княжна хотела возразить что то, но отец не допустил ее, и стал всё более и более возвышать голос.
– Женись, женись, голубчик… Родство хорошее!… Умные люди, а? Богатые, а? Да. Хороша мачеха у Николушки будет! Напиши ты ему, что пускай женится хоть завтра. Мачеха Николушки будет – она, а я на Бурьенке женюсь!… Ха, ха, ха, и ему чтоб без мачехи не быть! Только одно, в моем доме больше баб не нужно; пускай женится, сам по себе живет. Может, и ты к нему переедешь? – обратился он к княжне Марье: – с Богом, по морозцу, по морозцу… по морозцу!…
После этой вспышки, князь не говорил больше ни разу об этом деле. Но сдержанная досада за малодушие сына выразилась в отношениях отца с дочерью. К прежним предлогам насмешек прибавился еще новый – разговор о мачехе и любезности к m lle Bourienne.
– Отчего же мне на ней не жениться? – говорил он дочери. – Славная княгиня будет! – И в последнее время, к недоуменью и удивлению своему, княжна Марья стала замечать, что отец ее действительно начинал больше и больше приближать к себе француженку. Княжна Марья написала князю Андрею о том, как отец принял его письмо; но утешала брата, подавая надежду примирить отца с этою мыслью.
Николушка и его воспитание, Andre и религия были утешениями и радостями княжны Марьи; но кроме того, так как каждому человеку нужны свои личные надежды, у княжны Марьи была в самой глубокой тайне ее души скрытая мечта и надежда, доставлявшая ей главное утешение в ее жизни. Утешительную эту мечту и надежду дали ей божьи люди – юродивые и странники, посещавшие ее тайно от князя. Чем больше жила княжна Марья, чем больше испытывала она жизнь и наблюдала ее, тем более удивляла ее близорукость людей, ищущих здесь на земле наслаждений и счастия; трудящихся, страдающих, борющихся и делающих зло друг другу, для достижения этого невозможного, призрачного и порочного счастия. «Князь Андрей любил жену, она умерла, ему мало этого, он хочет связать свое счастие с другой женщиной. Отец не хочет этого, потому что желает для Андрея более знатного и богатого супружества. И все они борются и страдают, и мучают, и портят свою душу, свою вечную душу, для достижения благ, которым срок есть мгновенье. Мало того, что мы сами знаем это, – Христос, сын Бога сошел на землю и сказал нам, что эта жизнь есть мгновенная жизнь, испытание, а мы всё держимся за нее и думаем в ней найти счастье. Как никто не понял этого? – думала княжна Марья. Никто кроме этих презренных божьих людей, которые с сумками за плечами приходят ко мне с заднего крыльца, боясь попасться на глаза князю, и не для того, чтобы не пострадать от него, а для того, чтобы его не ввести в грех. Оставить семью, родину, все заботы о мирских благах для того, чтобы не прилепляясь ни к чему, ходить в посконном рубище, под чужим именем с места на место, не делая вреда людям, и молясь за них, молясь и за тех, которые гонят, и за тех, которые покровительствуют: выше этой истины и жизни нет истины и жизни!»
Была одна странница, Федосьюшка, 50 ти летняя, маленькая, тихенькая, рябая женщина, ходившая уже более 30 ти лет босиком и в веригах. Ее особенно любила княжна Марья. Однажды, когда в темной комнате, при свете одной лампадки, Федосьюшка рассказывала о своей жизни, – княжне Марье вдруг с такой силой пришла мысль о том, что Федосьюшка одна нашла верный путь жизни, что она решилась сама пойти странствовать. Когда Федосьюшка пошла спать, княжна Марья долго думала над этим и наконец решила, что как ни странно это было – ей надо было итти странствовать. Она поверила свое намерение только одному духовнику монаху, отцу Акинфию, и духовник одобрил ее намерение. Под предлогом подарка странницам, княжна Марья припасла себе полное одеяние странницы: рубашку, лапти, кафтан и черный платок. Часто подходя к заветному комоду, княжна Марья останавливалась в нерешительности о том, не наступило ли уже время для приведения в исполнение ее намерения.

Фразеологизм Википедия

Фразеологизм (лексическая единица, идиома[1], устойчивое выражение) — свойственное определённому языку устойчивое словосочетание, смысл которого не определяется значением отдельно взятых слов.

Описание

Часто грамматическое значение идиом не отвечает нормам современного языка, а является грамматическими архаизмами. Примерами таких выражений в русском языке будут: «остаться с носом», «бить баклуши», «дать сдачи», «валять дурака», «точка зрения», «без царя в голове», «душа в душу», «шито белыми нитками» и тому подобное.

Фразеологизм употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов во фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений, составляющих сочетания. Превращение словосочетания в устойчивую фразеологическую единицу называется лексикализацией.

Различные учёные по-разному интерпретируют понятие фразеологизма и его свойств, однако наиболее последовательно выделяемыми различными учёными свойствами фразеологизма являются:

  • Воспроизводимость.
  • Устойчивость.
  • Сверхсловность.
  • Принадлежность к номинативному инвентарю языка.

Классификация

Концепция фразеологических единиц (фр. unité phraséologique) как устойчивого словосочетания, смысл которого невыводим из значений составляющих его слов, впервые была сформулирована швейцарским лингвистом Шарлем Балли в работе «Précis de stylistique», где он противопоставил их другому типу словосочетаний — фразеологическим группам (фр. séries phraséologiques) с вариативным сочетанием компонентов. В дальнейшем В. В. Виноградов выделил четыре[1] основных вида фразеологизмов[2]:

  • Фразеологические сращения (идиомы[1]).
  • Фразеологические единства.
  • Фразеологические сочетания (коллокации[1]).
  • Фразеологические выражения.

Альтернативная классификация кроме идиом и коллокаций включает во фразеологизмы пословицы, поговорки и крылатые выражения[1].

Сращения (идиомы)

Фразеологическое сращение или идиома (от греч. ἴδιος — «собственный, свойственный») — это семантически неделимый оборот, значение которого совершенно не выводимо из суммы значений составляющих его компонентов, их семантическая самостоятельность утрачена полностью. Например, «содом и гоморра» — «суматоха, шум». При дословном переводе фразеологических сращений иностранец обычно не может понять их общее значение: в англ. to show the white feather — «обвинить в трусости» (дословно — «показать белое перо», в Англии белое перо вручали во время войны уклонистам) ни одно из слов не намекает на значение всей фразы.

Зачастую грамматические формы и значения идиом не обусловлены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами. Так, например, идиомы «бить баклуши» — «бездельничать» (в исходном значении — «раскалывать полено на заготовки для выделки бытовых деревянных предметов») и «спустя рукава» — «небрежно» отражают реалии прошлого, отсутствующие в настоящем (в прошлом им была присуща метафоричность). В сращениях «от мала до велика», «ничтоже сумняшеся» сохранены архаичные грамматические формы.

Единства

Фразеологическое единство — это устойчивый оборот, в котором, тем не менее, отчётливо сохраняются признаки семантической разд

Фразеологизм Википедия

Фразеологизм (лексическая единица, идиома[1], устойчивое выражение) — свойственное определённому языку устойчивое словосочетание, смысл которого не определяется значением отдельно взятых слов.

Описание[ | ]

Часто грамматическое значение идиом не отвечает нормам современного языка, а является грамматическими архаизмами. Примерами таких выражений в русском языке будут: «остаться с носом», «бить баклуши», «дать сдачи», «валять дурака», «точка зрения», «без царя в голове», «душа в душу», «шито белыми нитками» и тому подобное.

Фразеологизм употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов во фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений, составляющих сочетания. Превращение словосочетания в устойчивую фразеологическую единицу называется лексикализацией.

Различные учёные по-разному интерпретируют понятие фразеологизма и его свойств, однако наиболее последовательно выделяемыми различными учёными свойствами фразеологизма являются:

  • Воспроизводимость.
  • Устойчивость.
  • Сверхсловность.
  • Принадлежность к номинативному инвентарю языка.

Классификация[ | ]

Концепция фразеологических единиц (фр. unité phraséologique) как устойчивого словосочетания, смысл которого невыводим из значений составляющих его слов, впервые была сформулирована швейцарским лингвистом Шарлем Балли в работе «Précis de stylistique», где он противопоставил их другому типу словосочетаний — фразеологическим группам (фр. séries phraséologiques) с вариативным сочетанием компонентов. В дальнейшем В. В. Виноградов выделил четыре[1] основных вида фразеологизмов[2]:

  • Фразеологические сращения (идиомы[1]).
  • Фразеологические единства.
  • Фразеологические сочетания (коллокации[1]).
  • Фразеологические выражения.

Альтернативная классификация кроме идиом и коллокаций включает во фразеологизмы пословицы, поговорки и крылатые выражения[1].

Сращения (идиомы)[ | ]

Фразеологическое сращение или идиома (от греч. ἴδιος — «собственный, свойственный») — это семантически неделимый оборот, значение которого совершенно не выводимо из суммы значений составляющих его компонентов, их семантическая самостоятельность утрачена полностью. Например, «содом и гоморра» — «суматоха, шум». При дословном переводе фразеологическ

Крылатая фраза — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Крылатые выражения[1], крылатые слова[2] — устойчивые, афористические, как правило образные выражения, вошедшие в речь из литературно-художественных, публицистических, философских, фольклорных и других источников. К крылатым выражениям также относят популярные изречения исторических личностей (Пришёл, увидел, победил. — Юлий Цезарь); имена мифологических или литературных персонажей, ставшие нарицательными[1](Обломов, Митрофанушка). Изучаются фразеологией[2].

Выражение «крылатое выражение» само по себе является крылатым выражением.

Выражение «крылатые слова» (метафорический образ — «слова, вылетающие из уст говорящего», др.-греч. ἔπεα πτερόεντα προσηύδα) взято из поэм Гомера[2].

Например, восемнадцатая песнь поэмы «Одиссея» содержит, в частности, следующий текст:

В двери вступив, Одиссея он стал принуждать, чтоб покинул
дом свой; и бросил ему, раздражённый, крылатое слово:
«Прочь от дверей, старичишка, иль за ноги вытащен будешь!»

Оригинальный текст (др.-греч.)

ὅς ῥ᾽ ἐλθὼν Ὀδυσῆα διώκετο οἷο δόμοιο,
καί μιν νεικείων ἔπεα πτερόεντα προσηύδα:
εἶκε, γέρον, προθύρου, μὴ δὴ τάχα καὶ ποδὸς ἕλκῃ.

В конце XVIII века выражение «крылатые слова» употребил немецкий поэт Фридрих Готлиб Клопшток. В качестве филологического термина введено немецким учёным Георгом Бюхманом в его книге Geflügelte Worte[2], сборнике популярных цитат, вышедшем впервые в 1864 году.

Л. П. Дядечко в монографии «Крылатые слова как объект лингвистического описания» (2002) предложила для обозначения крылатых выражений использовать термин «эптоним»[3].

  • Крылатые слова // Большая российская энциклопедия. Том 16. — М., 2010. — С. 143.
  • Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. — 4-е изд., доп. — М.: Художественная литература, 1987. — 528 с.
  • Фелицына В.П., Прохоров Ю.Е. Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения. Лингвострановедческий словарь / Ин-т рус. яз. им. А.С. Пушкина. Под ред. Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова. — М.: Русский язык, 1988. — 272 с.
  • Варченко Т. Г., Рачковская Л. А. К вопросу о терминологическом аппарате и становлении крылатологии как самостоятельной лингвистической дисциплины // Мир науки, культуры, образования : Журнал. — 2013. — № 4 (41).
  • Луков Вл. А., Луков В. А. Крылатые слова // Новая российская энциклопедия : в 12 т. / редкол.: А. Д. Некипелов, В. И. Данилов-Данильян и др.. — М.: Энциклопедия ; ИНФРА-М, 2011. — Т. IX (1). — С. 219–221.

Фразеология — Википедия

Фразеология — быжыг сөс каттыжыышкынының дугайында өөренир эртем. Ол, дыл эртеминиң бир улуг адыры болуп турар-дыр.

«Фразеология» деп термин ийи грек сөстен тыптып тургустунган, ол болза φράσις + λόγος тур.
φράσις — чугаа, ол-ла сөс хамаарыштырарының падежинде: φράσεως — чугааның, λόγος — өөредиг[1].

Фразеология эртеминиң шинчилээр чүвези болза: быжыг сөс каттыжыышкыны (азы фразеологизм), чечен сөстер, үлегер домактар, нарын сөстер болур.

Шагдан бээр улус кыска, быжыг каттыжылгалыг сөстерже сагыш салыр чораан. Ындыг сөстерниң утказында экспрессиялыг, эмоциялыг аян бар. Дыка үр үе иштинде фразеологизмнерни дыл эртеминиң лексикология дээр адыры шинчилеп турган. Баштай эртемденнер быжыг сөс каттыжыышкынарын чүгле сөстүк кылдыр бөле чыып алып турган. Фразеологизм деп чүвениң теоретиктиг шинчилелдерни кым-даа кылбайн турган.

1909 чылда Швейцариадан Шарль Балли деп кижи франсуз дылды шинчилеп көргеш, ында 2 аңгы сөс каттыжыышкыннын эскерген.
1 дугаары дээрге, сөс каттыжыышкынын тургузуп турар сөстер домак иштинге белен чарлып үзүктели бээр турган. Ындыг сөс домак иштинде өске сөстер биле каттыжып алгаш, чаа комбинациялар көргүзүп турар-дыр.
2 дугаары дээрге, домак иштинде үргүлчү-ле эжеш турар сөстер-дир. Эжеш чоруур сөстер кандыг бир чаңгыс утканы илередир болур чүве. Колдуунда ындыг сөстер каттыжылгазы доора уткалыг болур чүве.
Шарль Балли хамык шинчилеп өөренген сөстерин ийи бөлүкке чарган. Бир дугаар бөлүктү ол «хостуг сөс каттыжыышкыны деп адаан», өскелерин «фразеологтуг каттыжылга» деп адаан. Шарль Баллиниң соонда, европага фразеолгогизм сөстерниң теоретиктиг билиглерин кым-даа орта шинчилевээн.

Орус чуртунга хамык дылдарның фразеологиязын 1960-н чылдардан эгелеп тода шинчилеп эгелээн. Ол үеде фразеологияга хамаарышкан хөй-ле эртем ажылдары бижиттинген турган. Орус фразеологияны В. В. Виноградов, Б .А. Ларина, С. И .Ожегов, Н. М. Шанский, В. Л. Архангельский суглар кедергей шинчилээн.

Түрк дылдар фразеологиязынче эртемденнер 1950 чылдар эгезинде сагыш салган. Эң бир дугаарында, казах дылда бар быжыг сөс каттыжыышкынарын К. С. Кенебаев шинчилээн[2].

Тадар дылдың фразеологиязын Г. Х. Ахунзянов кончуг топтуг шинчилээн[3]. Ол кижи тадар дылдың улуг фразеологтуң сөстүүн чыып тургускан.

Азербайджан дылының фразеологизимнерин Г. А. Байрамов деп кижи шинчилээн. Ол кижи бодунуң ажылында азербайджан дылдан аңгыда, Орхон-Енисей бижиктерин, Махмуд Кашгариниң бижээн «Диван-лугат-ит-турк» деп номун сайгарып көрген. Г. А. Байрамовтуң бодалы-биле: «түрк дылдарда быжыг сөс каттыжыышкыннары бот-боттарынга дөмей болуп турар-дыр, ооң аңгыда ындыг сөстер эрте бурунгу шагда тывылган болуп турар-дыр[4].

С. Н. Муратов «Устойчивые словосочетания в тюркских языках»[5] деп бодунуң ажылында фразеологтуг эвес быжыг сөс каттыжыышкыннарын кончуг тодаргай шинчилээн. Ол кижи башкир биле тадар дылдарны сайгаргаш фразеологтуг хамык каттыжыышкыннарны үш бөлүкке чарган: 1) лексиктиг идиомалар[6]. 2) фразеологтуг идиомалар[7]. 3) быжыг фразеологтуг формулалар, фразеологтуг быжыг сөс[8].

Тыва дылда фразеологизмнерни Я. Ш. Хертек шинчилээн[9].

Домак иштинде турар «сөс» онза шинчилиг болур чүве. Сөстер, ара-аразында хостуг-даа, быжыг-даа каттыжып турар-дыр. Доктаамал тургустуна берген сөстүң быжыг каттыжылгазын «Фразеология» эртеми өөренир. Домак иштинге хостуг сөс каттыжыыкынын «Синтаксиске» көрүп өөренир.

Чижек:
„Хосталгага чалгынналган ажылчын
Чыргалаңның туюлунче ужуккан… (С. Пюрбю)“

Мында беш сөс каттыжыышкыны бар: хосталгага чалгынналган, чалгынналган ажылчын, ажылчын ужуккан, туюлунче ужуккан, чыргалаңның туюлу. Ол сөстер, дөмей уткалыг өске сөстер-биле каттыжып болур: өөрүшкүге (чедиишкинге) чалгынналган, делгеминче (бедииндиве, октаргайже) ужуккан. Мында олар домакта сөстерниң хостуг каттыжылгазын көргүзүп турар.

«Хөөкүй уруг танывазы хары улустан сестип, сыгыр даң бажындан эгелээш-ле хүнзедир балдыр сыкпас, падын бараар». (М. Кенин-Лопсаң.)

Бо домакта сыгыр даң бажы, балдыр сыкпас, падын бараар деп сөс каттыжыышкыннары бир янзы:
а) ук каттыжыышкыннарда сөстер шуут чаа, чаңгыс ниити тукалыг:

  • сыгыр даң бажы — аажок эрте
  • балдыр сыкпас — дышчок, үзүкчок бут кырынга ажылдаар
  • падын бараар — хинчектенир

б) бо уткаларга ук сөс каттыжыышкыннарының составы өскрилбес, өске сөстер-биле солуттунмас (сыгыр даң буду, сыгыр дүъш бажы азы кастыгыр даң бажы дивес логой). Ынчангаш олар чардынмас, доктаамал составтыг быжыг сөс каттыжыышкыннары болур.

Фразеология эртеминде үзе шиитпирлеттинмээн айтырыг бар. Чүнү фразеологизм дээрил? Фразеологизим өске сөс каттыжылгазындан чүнүң-биле ылгалып турарыл?

Быжыг сөс каттыжыышкынының онзагай демдээ кылдыр чамдык эртемденнер оларның дылда белен барын айтып турар[10], чамдыктары — өске дылче очулдуртунмазын, өскелери — чаңгыс ниити уткалыг апарганын, утка талазы-биле чаңгыс сөске дүгжүрүн, база бир өскелери — сөс каттыжыышкынының доора уткалыын, тускай аяныын барымдаалап айтыр-дыр.

Чогум, фразеологизм дээр сөстү, өске быжыг кылдыр каттышкан сөстерден аңгылап алырда кандыг демдекти кол деп санап болурул? Маңаа хамаарыштыр Фразеологияда «кызыы» биле «делгем» билиишкиннер бар.

Кызыы билиишкин[эдер | вики-сөзүглелди эдер]

Кызыы билиишкинниң талалакчызы «фразеологизм» дээр сөске чүгле чардынмас, чаңгыс ниити уткалыг, турум каттыжылганы хамаарыштырып турар.

Бо улус нарын бүдүштүг сөстерни фразеологизм деп санавайн турар. Ол болза: аас-дыл, абсолюттуг хемчээл, ала-буга, Дус-Даг, кылыг сөзү, кызыл-тас, демир-орук, өк дылы, оор мээ, сагыш човаашкын, чыдыг курт дээн чижектиг сөстер-дир.

Нарын терминнер, нарын сөстер фразеологизм ышкаш доктаамал составтыг, үргүлчү кады ажыглаттынар, утказы база чаңгыс болур. ынчалза-даа оларны фразеологизм-биле холуп болбас, чүге-дизе
а) нарын терминнер дээрге аттар-дыр, олар адаар функциялыг. Фразеологизм болза чугаага янзы-бүрү аян киирер, ол ат эвес-тир;
б) стилистика талазы-биле алыр болза, нарын сөстер хамаарышпас стильдиң сөстери болур-дур.

Үлегер домактар болгаш чечен сөстер база-ла кыска, доктаамал составтыг, тускай аянныг. Арай-ла оларның чүгле чамдыын фразеологизм деп санап болур бис. Чүге-дизе олар:
а) долу укалыг бүдүн домактар-дыр;
б) синтаксис талазы-биле олар белен чардына бээр-дир.
Чижээ: «Тенек кижи багай, терек бүрүзү ажыг».

Чамдык үлегер сөстерни, үлегер домактарны фразеологизм кылдыр санап болур, чүге-дизе олар утка болгаш синтаксис талазы-биле чардынмас, оларны өске сөстер-биле солувудуп болур.

Фразеологизм болган үлегер-домактарның чижээ:

  • Чыткан хой тургуспас — томаанныг.
  • Хырны мурнаан ады соңнаан — хоптак, чилби.
  • Көрбээн чүвези чок, көдүрбээн хөнээ чок — хоочун, дуржулгалыг кижи.
  • Чыткан теве аксынга каңмыыл кирген — аайлашкан.

В. В. Виноградов, С. И. Ожегов, Г. А. Байрамов суглар үлегер домактарны, чечен сөстерни фразеологизм деп санавайн турар.

Делгем билиишкин[эдер | вики-сөзүглелди эдер]

Делгем билиишкин ёзугаар бүгү-ле быжыг сөс каттыжыышкыннарын: ооң иштинде үлегер домактарны, чечен сөстерни «фразеологизм» деп чүвеге кадып болур хире. Фразеологияда «делгем билиишкинни» хүлээп алган эртемденнер болза С. Н. Муратов, Н. М. Шанский, Г. Х. Ахунзянов дээш оон-даа өскелер.

Түңнелинде, З. Г. Ураксинниң «Фразеология башкирского языка» деп ажылында бижээн чүүлүн айтып калза чогуур-дур.

… кызаа билиишкинни эдерип чоруур улус хөлүн эртип турар-дыр, фразеологияга олар чүгле идиома хевирлиг сөстерни артырыскаар чаңныг-дыр. … фразеология деп чүвениң утказын эмин эттир делгемчидер болза ынаар шупту бар-чок быжыг сөстер каттыжыышкыннары кире берип болур. Фразеология эртеминиң шичилээр чүвезин эмин эртир делгемчитпес болза эки[11].

  1. ↑ Лингвистический энциклопедический словарь. Фразеология.
  2. ↑ С. К. Кененбаев. Устойчивые словосочетания слов казахского языка (парные слова, идиомы и фразы). Автореф. докт. дисс. Алма-Ата, 1944.
  3. ↑ Г. Х. Ахунзянов. Идиомы. (Исследование на материале татарского языка). Автореф. докт. дисс. Баку, 1970.
  4. ↑ Г. А. Байрамов. Основы фразеологии азербайджанского языка. Автореф. докт. дисс. ташкент, 1966.
  5. ↑ С. Н. Муратов. Устойчивые сочетания в тюркских языках. М., 1961.
  6. ↑ идиомы лексико-фразеологического типа
  7. ↑ идиомы собственно фразеологического типа
  8. ↑ устойчивые фразеологические формулы, фразеологические штампы.
  9. ↑ Тыва дылдың фразеологизм сөстеринге хамаарыштыр ооң ажылдары: Я. Ш. Хертек. Фразеологизмы в тувинском языке. — УЗ ТИИЯЛИ, вып. XVI, 1973, с. 133-146; О семантической структуре фразеологоизмов тувинского языка. — УЗ ТНИИЯЛИ, вып. XVII, Кызыл, 1975, с. 160-167; О фразеологических параллелях в некоторых тюркских и современном монгольском языках. — ж. Советская тюркология, 1976, № 4, с. 12-24; Тувинско-русский фразеологический словарь. Кызыл, 1975.
  10. ↑ воспроизводимость
  11. ↑ З. Г. Ураксин Фразеология башкирского языка. М., 1975, с. 9.
  1. Сат Ш. Ч., Салзыңмаа Е. Б. Амгы тыва литературлуг дыл. (Лексика болгаш семасиология, фразеология, фонетика, морфология). Тываның ном үндүрер чери. Кызыл — 1980.
  2. Хертек Я. Ш. Фразеология современного тувинского языка. Тувинское книжное издательство. Кызыл – 1978.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о