Какие правила самые важные и почему: Среди многочисленных правил, которые ты обязан выполнять, есть самые важные. Какие правила ты относишь к самым — самым?

Содержание

САМЫЕ ВАЖНЫЕ ПРАВИЛА. 21 правдивый ответ. Как изменить отношение к жизни

САМЫЕ ВАЖНЫЕ ПРАВИЛА

Испытывать иллюзию взаимопонимания — значить ввергать себя в пучину самых разнообразных жизненных катаклизмов, начиная от банальных ссор с близкими людьми и заканчивая тяжелыми депрессиями, вызванными неадекватной оценкой ситуации. Наконец, именно иллюзия взаимопонимания ответственна за большую часть допускаемых нами ошибок во взаимодействии с другими людьми.

Что ж, можно принять на вооружение тезис: если все равно ничего не понятно, то и буду действовать наугад, как Бог на душу положит. Однако за успешность подобного предприятия лично я не ручаюсь. Нам нужно знать самые важные правила того, как строить отношения с другими людьми, преодолевая иллюзию взаимопонимания и стремясь к максимально точному восприятию других и подачи себя.

ПРАВИЛО №16. Иногда «НЕТ» значит больше, чем «ДА»

Самое первое правило в работе с иллюзией взаимопонимания звучит максимально просто: не испытывайте этой иллюзии.

Это не шутка и не игра слов, главное и первое, что мы должны сделать, для того чтобы обеспечить себя адекватным восприятием других людей, мы должны признать: мы не понимаем их, они не понимают нас. Впрочем, все мы стараемся, а потому у нас есть шанс.

Итак, обычно, вступая во взаимодействие с другим человеком, вы автоматически начинаете рисовать (придумывать, строить) его образ в своем сознании. Через какое-то время вам начинает казаться, что вы уже очень хорошо его знаете, понимаете, почему он поступает так или иначе, чего он хочет, что он думает. И в тот момент, когда это происходит, считайте, что вы попались, поскольку вы начинаете выстраивать свою модель поведения в отношении этого человека в соответствии с придуманной вами «картинкой».

О том, что вы попались на удочку иллюзии взаимопонимания, вы узнаете только тогда, когда этот человек поступит так, как вы совсем от него не ожидали. Возможно, вы воскликнете: «Я от тебя этого никак не ожидал!» Хорошо, если это удивление будет позитивным, но оно может быть и негативным.

Впрочем, и в позитивном удивлении мало хорошего, ведь оно будет свидетельствовать о том, что вы ошибались насчет этого человека, переоценивая его не в лучшую сторону, т.е., проще говоря, недооценивали его и, возможно, приносили ему этим страдание.

Чтобы не подводить себя подобным незатейливым образом, имеет смысл сказать себе «СТОП!» прежде, нежели вы успеете поверить собственному заблуждению. Так что держите в голове эту важную мысль: «То, что я думаю о нем (этом другом человеке), — лишь мои мысли о нем, мое представление; каков он на самом деле — я не знаю». Скажите «Нет!» своим предположениям, и вы тем самым скажете «Да!» здравому смыслу.

Совершенно аналогичное действие нужно предпринять и относительно того, что вы думаете, другой думает о вас. В целом — это элемент общей картинки», которую нарисовало ваше сознание с вашего визави. Однако поскольку это имеет непосредственное к вам отношение, то не премините сделать в этой части соответствующее уточнение.

Дело в том, что ваше поведение в отношении этого человека в значительной степени есть реакция на ваше предположение о том, что он о вас думает. Если вы думаете, что он вас ненавидит, вы будете вести себя определенным образом, если же вы полагаете, что он вас любит, то будете вести себя определенно иначе.

Когда мы касаемся другого человека, мы либо помогаем ему, либо мешаем. Третьего не дано: мы либо тянем человека вниз, либо под нимаем его наверх.

Вашингтон

Впрочем, все сказанное не означает, что этот другой человек не любит или не ненавидит вас. Вполне возможно, что это как раз соответствуют действительности. Однако вы же не знаете, что он вкладывает в эти слова: «люблю», «ненавижу». Как правило, у людей совсем разное понимание этих слов. Для одного «любовь» — это «флирт», для другого — это «серьезное чувство», для третьего — это «возможность дарить», а для четвертого — «возможность брать». Причем все это далеко не полный перечень. Так или иначе, ошибиться здесь нетрудно, а потому прежде чем вы поймете, с чем именно вы имеете дело, вам придется быть внимательными.

Подставить свое значение слова в слово, произнесенное другим человеком, разумеется, проще простого, но это гибельный путь.

Помните, кроме прочего, о том, что за всяким поступком человека скрываются его нужды и желания, о которых вы вряд ли осведомлены должным образом. Впрочем, именно в этой части мы, как правило, особенно усердствуем — додумывая, домысливая, дорабатывая. Желания — материя тонкая, и часто непонятно, как человек вообще может желать то, что он желает; зачастую это даже трудно себе представить. Но помните, что другой человек — это другой человек, а потому, вполне возможно, у него есть желания, о которых вы и не догадываетесь, тогда как в его личностном пространстве — это вещи исключительной важности.

Мы пытаемся угадывать желания людей по их внешнему облику, по манере себя вести, но это не более чем попытки вогнать человека в какой-то типаж, и попытки, никогда не являющиеся оправданными. Внешне — по облику и манере поведения — очень мужественный мужчина на самом деле может быть чрезвычайно ранимым и впечатлительным человеком. А слабая, как кажется, женщина может быть необычайно жесткой в своих установках и суждениях. Не спешите с выводами, поскольку они, как правило, не стоят того, чтобы ради них торопиться.

Так или иначе, помните это правило: у нас часто создается иллюзия взаимопонимания, однако мы должны от нее отказаться.

Только в этом случае в вас будет то любопытство, та искренняя заинтересованность в другом человеке, которая, возможно, откроет вам то, что в противном случае, веря своей иллюзии, вы бы пропустили и не заметили.

Помните, что вы никогда не будете знать другого человека так же хорошо, как он сам себя знает. Поэтому у вас всегда есть шанс ошибиться. Так что не бойтесь говорить: «Я не знаю!» Умейте отличать предположения от объективной оценки. Скажите «Нет!» своим предположениям. И, столкнувшись с неизвестностью, вы испытаете чувство подлинной заинтересованности, а это именно то, чего нам так не хватает в отношении с другими людьми. Говорят, «чужая душа — потемки». Хорошо, но разве не замечательно быть светом?

ПРАВИЛО №17. Снимите требования

Если вы смогли уяснить для себя, что другой человек — это другой человек и сколь бы понятным он вам ни казался, на самом деле он — тайна за семью печатями, то естественно встает вопрос об обоснованности наших ожиданий и требований, предъявляемых ему. О чем идет речь?

Мы часто ждем от человека какого-то поведения, которое нам кажется естественным, или того, которое было бы нам приятно. Наши ожидания такого рода зачастую невольны и мы даже не осмысливаем их должным образом, просто ждем.

Теперь, если вы понимаете, что другой человек иначе воспринимает мир, по-другому думает, имеет иные пристрастия, вам должно быть понятно, что ждать от него, что он поступит в отношении нас так, как мы хотели бы, чтобы он поступил, по крайней мере смешно. Возможно, он бы с удовольствием оказал нам любезность, но если не объяснить ему, какую именно любезность вы хотите, он окажет вам ту любезность, которую сам считает любезностью. Может статься, что вас эта любезность или разочаруете, или даже приведет в ужас.

Ответственность означает способность отвечать: способность быть живым, чувствовать, воспринимать. Мы часто делаем из ответственности обязательство, которое ничем не отличается от мании величия. Мы берем на себя ответственность за кого-нибудь еще. Но ответственность просто означает: «Я — это я. Я просто пришел и развил в себе то, чем я могу быть». Другими словами, ответственность — это возможность отвечать и быть полностью ответственным за себя и ни за кого больше. Я полагаю, что это — основная черта взрослого человека.

Фредерик Пёрлз

Вы, наверное, догадываетесь, что собака, принесшая хозяину обглоданную кость, выказала ему таким образом исключительное почтение. Однако хозяину эта кость не нужна, а если домашний питомец еще и положил эту грязную кость на чистое белье, то он и вовсе вызывает раздражение.

К счастью, не многие восклицают в подобных случаях: «Как тебя угораздило! Ты что, не понимаешь, что ты пачкаешь мое белье!»

Однако когда нечто подобное делает кто-то из наших близких, мы расцениваем этот его поступок именно таким образом. А он, желавший сделать нам приятное (как он его понимает), получил в ответ оплеуху. Разумеется, мы оскорбили его, что называется, в лучших чувствах и даже не заметили этого.

Так что снимите требования, откажитесь от требований, от того, чтобы другой человек угадывал то, что он зачастую никак угадать не может. Помните, что за всяким подобным поступком стоит некое отношение, и если это отношение позитивно, то даже «накладный» для вас поступок нельзя отвергнуть.

Мы же, как правило, очень придирчивы в этой части. Мы любим эти выражения: «Ну разве ты не понимаешь, что мне это неприятно?!» или «А ты подумал, как я буду себя чувствовать, когда это делал?!» Вполне вероятно, что он и подумал, и вследствие иллюзии взаимопонимания был в полной уверенности, что это нам будет приятно. Вышло, как вышло, но зато какой была цель! Нам хотели сделать приятное!

И видимо, это наша беда, что мы не смогли объяснить другому человеку, в чем это «приятное» для нас заключено. Если бы мы дали себе подобный труд разъяснения, то, вероятно, не получили бы подарка, который нам совсем не нужен или даже неудобен. Однако мы сами пребываем в аналогичной иллюзии взаимопонимания: «Он (она, они) должен был догадаться!» А почему, собственно, «должен»? Он сделал точно такую же ошибку, не догадавшись нас расспросить, какую, в свою очередь, сделали мы, не додумавшись ему растолковать.

Не требуйте того, чтобы люди вас понимали и догадывались обо всем, о чем, чаще всего, они догадаться просто не в силах. Научитесь сами прояснять окружающим то, что считаете для себя важным, этим вы облегчите жизнь и им, и самим себе. Если вы не сделаете этого, то, возможно, встретитесь со своим собственным раздражением, впрочем, с ним встретится

и тот, другой человек. Возможно, он за свое намерение (пусть и не удавшееся в исполнении), напротив, заслуживает поощрения и благодарности, но мы редко даем себе труд заглянутьв душу другому человеку. Случайно ли, что мы часто чувствуем себя одинокими, будучи в окружении замечательных и хорошо относящихся к нам людей?

ПРАВИЛО 18. Другой— это «другой»

Побороть дурные привычки легче сегодня, чем завтра.

Конфуций

Наверное, это правило звучит странно: «Другой человек — это другой человек». Но это сущая правда, и если ты не понимаешь этой сущей правды, находясь под пятой иллюзии взаимопонимания, то жизни твоей просто не позавидуешь. Почему это так важно? Вспомните, сколько существует пословиц и поговорок о том, что «со своим уставом в чужой монастырь не ходят», что «каждому свое», что «сколько людей — столько мнений». Но разве мы не чувствуем на себе каждодневный пресс со стороны людей, которые, кажется, никогда этих прописных истин не слышали? А разве мы сами не являемся, в свою очередь, такими людьми-прессами? И наконец, разве не внарушении, не в саботаже этих очевидных истин состоит основная причина всех наших ссор и размолвок, раздражения и конфликтов? Да, все это так, и именно потому, что эта истина, которая звучит столь парадоксально — «другой человек — это другой человек», — остается в повседневной жизни нами не узнанной.

Мы считаем опасными тех, у кого ум устроен иначе, чем наш, и безнравственными тех, чья нравственность не похожа на нашу. Мы называем скептиками тех, кому чужды наши иллюзии, даже не задаваясь вопросом, не имеют ли они каких-нибудь других.

Анатоль Франс

Это самое сложное: признать за другим человеком право быть другим, не таким, как ты. Мы и сами привыкли, что в нашу жизнь постоянно вторгаются разнообразные «доброжелатели», «доброхоты» и «правдоискатели», мы и сами привыкли исполнять эти роли по отношению к другим людям. У нас есть иллюзия взаимопонимания: нам кажется, что мы понимаем другого человека, тогда как он сам ничего в самом себе не понимает. Нам кажется, что мы знаем, что будет лучше для него, мы испытываем иллюзии, что мы — это он, а он — это мы. Но ведь мы — не он, а потому мы просто технически не можем знать, что для него хорошо, а что для него плохо.

Конечно, эти несчастные люди, в чью жизнь мы так настойчиво, иногда даже не замечая этого, вторгаемся, редко к нам прислушиваются. А если и прислушиваются, то делают по-своему, а если и сделают, как мы им предложили, то потом всю жизнь попрекают нас этим: «Вот, я сделал, как ты сказал! И что теперь?!» Право, в том, что к нашим рекомендациям не прислушиваются, — большое благо, поскольку при таком раскладе (когда человек поступает не по внутреннему волеизъявлению, а под внешним давлением) ничего путного не выйдет, а нас, мало того, признают ответственными за все беды и несчастья.

Устранить иллюзию взаимопонимания — это значит признать очевидный факт: другой человек — это другой человек. Отношения с другим человеком могут быть только партнерскими. Но истинно партнерские отношения невозможны, пока мы думаем, что мы знаем своего партнера лучше, нежели он сам себя знает. Если же между нами нет партнерских отношений, мы дальше дальнего от взаимопонимания, а потому иллюзия взаимопонимания в этих условиях не уничтожается, но продолжает свое «триумфальное шествие».

Более того, мы в этих условиях неспособны и на эффективное взаимодействие. Вместо взаимодействия мы будем иметь оборону, желание каждого из нас защитить собственные границы, не дать нашему визави вторгнуться в наше внутреннее, личностное пространство. Вы, наверное, догадываетесь, что так дела не делаются. Но ведь именно так мы и пытаемся их провернуть: вторгнуться в личностное пространство другого человека, рассказать ему что к чему, а потом потребовать от него, чтобы он сделал то-то и то-то.

О, если бы люди обладали достаточной скромностью, чтобы верить в себя!

Бернард Шоу

Итак, каковы же правила? Правила просты: помните, что другой человек — это другой человек. У него свои представления о жизни, свои ценности и интересы. Однако мы постоянно забываем об этом, приписываем другому человеку мысли и чувства, которых тот не испытывает. Мы обвиняем его в том, что он намеренно саботирует наши предложения, в том, что он не ценит нашего доброго к нему отношения, в том, что он неконструктивен и вообще «подлец, каких мало»! Вот эти-то собственные эмоции и мысли вы и должны отследить.

Если у вас в голове замелькали подобные мыслишки, если вы начали раздражаться, обижаться, вести соответствующие ситуации «внутренние диалоги» — все это и есть первый признак того, что вы на самом деле попали под влиянием иллюзии взаимопонимания и не отдаете себе отчета в том, что другой человек — это другой человек. Заметив, что вы попались на эту уловку, немедленно нажимайте на тормоза: «СТОП!» После того как вы затормозили, взгляните на то, что вы делаете, а потом подумайте, чего вы хотите этим достичь. Уверен, что если вы будете точны, отвечая на оба этих вопроса, то быстро узнаете следующее: то, что вы делаете, способно привести вас лишь к обратным результатам. То есть все, что вы делаете, идет отнюдь не на пользу делу.

Например, вы ждете от человека понимания и сотрудничества, которое по тем или иным причинам не задается. Вы, вместо того чтобы усмотреть в этом действие известного вам правила: «Другой человек — это другой человек», напротив, верите в обратное и ведете себя соответствующим образом, чем вызываете раздражение, а то и гнев вашего визави! Увеличиваются ли после этого ваши шансы на полноценное сотрудничество с ним? Я сомневаюсь. А кто виноват? Иллюзия взаимопонимания и непонимание того, что другой человек — это другой человек.

Если же вы затормозились, то вполне можете проявить искреннюю заинтересованность вашим потенциальным компаньоном. Здесь вы узнаете много нового, а главное, вы узнаете то, о чем вам следует говорить, на что делать упор, чтобы добиться от него таких решений и поступков, которые кажутся вам правильными. Другой человек по-другому устроен, однако, по большому счету, все мы одинаково нуждаемся в одобрении, поддержке, чувстве защищенности.

Что восхищает тебя, то — пустяки для других.

Лукиан

Когда вы помните, что другой человек — это другой человек, вы перестаете действовать необдуманно, вы перестаете раздражаться. Позволяя другому быть другим, вы начинаете чувствовать себя индивидуальностью. Вот почему это, в сущности, очень простое правило позволяет нам добиться гармонизации отношений с другими людьми. Это, конечно, требует некоторого труда, но, право, этот труд того стоит.

ПРАВИЛО №19. Займитесь самоподкреплением

Название этого подпункта, наверное, звучит пугающе. Не волнуйтесь, сейчас я попытаюсь пояснить, о чем идет речь. Как нам уже известно, мы нуждаемся во взаимопонимании не просто с тем, чтобы нас поняли, а потому, что мы хотим быть «правильно понятными». Иными словами, мы надеемся на одобрение, поддержку, сочувствие.

Зачастую понять нас совсем не просто. Часто это связано еще и с тем, что мы в ряде случаев не горим желанием излагать другим людям (тем, от кого мы ждем этого «понимания») все подробности собственного состояния — почему, да откуда, и в связи с чем… Мы, таким образом, замалчиваем весьма существенные детали, без которых иногда трудно понять, почему мы, например, подавлены или почему поступили так, а не иначе. Поскольку наши визави этих нюансов не знают, то выстраивают собственную картину происшедшего, и возможно, что эта их картина не предполагает проявления в отношении нас сочувствия, одобрения или поддержки.

Но мы ведем странную политику — всего не говорим, а «понимать» они нас должны, причем в обязательном порядке и в полном объеме. Разумеется, этого не будет. Разумеется, нам может быть трудно изложить им — нашим визави — все детали ситуации. Тут есть один упрощенный вариант, вы можете сказать: «Знаешь, я не могу тебе всего сказать, но поверь мне, что я поступил правильно. Мне очень важно, чтобы ты меня поддержал». Или: «Я бы хотел тебе все рассказать, но по ряду причин я не могу этого сделать. Знай только, что мне плохо и я очень нуждаюсь в том, чтобы ты был рядом». Или… Есть и вариант усложненный. В чем же он состоит?

Начну издалека. Чтобы заставить собаку выполнять какую-то команду, ей, когда она делает нужное действие, дают какое-то лакомство. Потом ради этого лакомства собака повторяет то же самое действие. И таким образом это действие закрепляется, а такое лакомство называют «подкреплением», поскольку оно «подкрепляет» данное, дрессируемое поведение собаки. Подкреплением, как известно, может быть и хорошее отношение, и доброе слово. То есть тут есть выбор.

Зачем я затеял этот разговор? Дело в том, что собака в большинстве случаев не может «подкрепить» себя самостоятельно. Она не может открыть холодильник и достать оттуда заветную сосиску или сказать себе, потрепывая себя же за ухо: «Какая ты умница!» А вот мы можем. Иными словами, иногда нам трудно получить одобрение со стороны окружающих. Возможно, они не очень понимают, что нам это нужно, возможно, они не догадываются, что вообще есть какой-то повод, наконец, и это тоже вариант , — ОНИ МОГУТ быть СЛИШКОМ Заняты. В общем, если вы хотите получить одобрение, это еще ничего не значит…

Как только человек начинает считать себя центром мироздания и мерой всех вещей, мир теряет свое человеческое лицо, а человек теряет контроль над миром.

Вацлав Павел

Впрочем, мы можем одобрить (или «подкрепить») себя сами, причем, как выяснили ученые, самоподкрепление является одним из самых важных механизмов, обеспечивающих наше успешное функционирование. Впрочем, большинство из нас почему-то с большим удовольствием занимается самобичеванием, а потом жалеет себя. Это, наверное, не самая удачная тактика. Но что понимать под самоподкреплением? Прежде всего это умение оценивать свои результаты по достоинству.

Многие, насколько мне известно, предлагают оценивать результаты достижений критически. Что, конечно, правильно, но, если можно так выразиться, это только половина правды. Обычно, когда мы делаем что-то успешно или правильно, это воспринимается окружающими, а зачастую и нами самими, как «само собой разумеющееся». Когда же мы терпим неудачу или совершаем ошибку, то тут желающих прокомментировать данное событие — хоть отбавляй. Но ведь даже негативное событие может быть оценено с позитивной стороны, по крайней мере, это опыт, какое-то новое знание и т.п. И это правильно, у явления не бывает одной стороны, оно всегда многогранно.

Итак, как добиться эффективного самоподкрепления? Для решения этой задачи необходимо определиться с той планкой, которую мы перед собой ставим, с тем идеалом, которого мы пытаемся достичь. Зачастую мы слишком завышаем требования к самим себе, а потому, не достигая поставленных задач, вынуждены заниматься самобичеванием. Все это крайне неприятно, поэтому мы ждем, что нас кто-то поддержит и пожалеет. А поскольку окружающие И не представляют себе, что там у нас внутри происходит, они, даже если бы и хотели, не могут сделать то, что нужно (что мы от них ждем) и вовремя.

Человек, ослепленный эгоизмом, становится недостаточно предусмотрительным даже в том — что касается его собственных интересов.

Ламарк

Таким образом, мы должны определиться со своими целями, с тем, чего мы хотим достигнуть по тому или иному вопросу. Ни в коем случае нельзя завышать планку и торопиться с подведением итогов. Всякий раз, когда ваше движение при решении той или иной задачи будет поступательным, от одного пункта к другому, вы и сами сможете одобрять себя необходимым образом, и другим, поверьте, будет значительно легче понимать вас, а потому и выражать вам поддержку и одобрение. Так вы получите возможность извлекать подкрепления, фактически лежащие у вас под ногами, но не используемые должным образом.

В ряде случаев мы завышаем требования не только к другим людям, но и к самим себе. В результате окружающие не могут нас понять, поскольку и не представляют себе всех масштабов происходящего в нас. Да и мы сами не можем одобрить самих себя, поскольку действуем по принципу «все или ничего». «Всего и сразу» не бывает, а успехи — это прежде всего незначительные на первый взгляд достижения. Но из этих небольших достижений складываются поистине большие успехи. И потому, если вы ходите добиться поддержки окружающих и быть в ладу с самим собой, необходимо чутче относиться к своим собственным достижениям, пусть и малым, но необходимым для осуществления больших и серьезных проектов.

ПРАВИЛО №20. Будьте благодарны тем, кто вас не понимает

Желание быть понятым, как бы тавтологично это ни звучало, понятно. Но если нечто невозможно, если чего-то не может быть по определению, разве имеет смысл тратить на это время и силы? Все иллюзии, о которых идет речь в этой книге, обходятся нам слишком дорого именно потому, что они забирают нашу жизнь — обманывают, мучают, запугивают, обнадеживают. Конечно, мы можем быть поняты в простых и незатейливых вещах, но понять свою душу мы и сами-то не всегда можем, что уж говорить о других? Тем более что сегодня мы одни, а завтра — уже другие, мы меняемся ото дня ко дню, из года в год. Можем ли мы быть поняты так, как бы мы того хотели? Нет, это невозможно.

Мы хотим заполучить «родственную душу». Это желание похвально, но «родственная душа» и «понимающий нас человек» — это, наверное, не одно и то же. Родственная душа — это человек, который готов поддержать нас даже тогда, когда не совсем с нами согласен. Но разве не стоит такая поддержка дорого?

Легче зажечь одну маленькую свечу, чем клясть темноту.

Конфуций

Если человек все понимает именно так, как мы это понимаем, то в его поддержке нет ничего странного, ничего особенного. Если же он поддерживает нас в чем-то, может быть, и не очень с нами соглашаясь, это поистине родная нам душа, душа, которой более интересны мы сами, нежели какие-то наши черты или свойства. Если нас любят и ценят за наши способности и качества, то это любовь к нашим способностям и качествам, а ведь каждому из нас хотелось бы, чтобы его любили «просто так», «не за что-то».

Так что лучше пусть не понимают, но любят, нежели будут понимать, но не будут любить. Тот, кто любит, поддерживает нас даже в том случае, если не особенно понимает суть дела. И в этом есть своя сермяжная правда: действительно, если любят, то пусть лучше поддерживают нас, не вникая в подробности, просто потому, что они нас любят. А поддержка со стороны людей, которые нас не любят… Вы уверены, что подобная поддержка может быть нам нужна? Я думаю, что без нее вполне можно обойтись. Требуя от близких понимания, мы не добьемся понимания, но раздражаясь на них за непонимание, мы, вполне возможно, разучим их радоваться нам — они просто не смогут нас любить.

Мы мучаемся одиночеством, переживаем из-за того, что нас не понимают, что никто не разделяет наше представление о жизни и нашу жизнь. Но ведь это одиночество не более чем фикция. На самом деле мы живем среди людей, а потому, хоть и чувствуем себя одинокими, это только иллюзия, заблуждение, вызванное надеждой когда-нибудь быть понятыми. За все эти мечты мы расплачиваемся самым дорогим, что у нас есть, — качеством жизни. Мы переживаем, расстраиваемся, тревожимся, а потому живем несчастливо. И это слишком большая плата за заблуждение.

Если же мы понимаем, сколь жестокую и неоправданную цену нам придется платить за наше заблуждение, разве же мы не захотим избавиться от этого заблуждения? Именно поэтому я и говорю, что мы должны быть благодарны другим людям за то, что они нас не понимают, — потому что это правда, это единственный способ вырваться из плена удушающей нас иллюзии. Нам не хочется соглашаться с тем, что мы никогда не будем поняты так, как бы нам хотелось, чтобы нас поняли. Но, принимая эту истину, мы можем жить, причем жить радуясь, находя средства общения и способы контакта с близкими, отыскивая точки соприкосновения с другими людьми, преодолевая собственное одиночество заботой о тех, кто нам дорог.

Сколь бы радужной ни казалась нам наша мечта, она никогда не заменит реальной радости, которую может дать только настоящая, свободная от иллюзии и заблуждений жизнь. Избавляясь от иллюзии, мы снимаем розовые очки, и это кажется страшным, трагичным. Но на самом деле это способ увидеть всю красочность реального мира, встретиться с настоящими, а не выдуманными нами людьми. И пусть они не понимают нас так, как бы нам того хотелось! Мы даже благодарны им за это, поскольку, если мы видим их непонимание, значит, происходящее — это не сок и не фантазия, а реальная жизнь. А значит, мы живем, мы живы! Если вы прочувствуете счастье избавления от иллюзии, вы уже никогда более не будете доверять ее сладкоголосому пению, умерщвляющему подобно пению кровожадной птицы Феникс.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

404 Page Not Found — knizka.pl

404 Page Not Found — knizka.pl Этот сайт использует файлы cookie для предоставления услуг в соответствии с Политикой файлов cookie. Условия хранения и доступа к файлам cookies можно задать в настройках браузера.   Новинки Бестселлеры Блог. Интересное. Новости

Shop is in view mode

Просмотр полной версии сайта

Go to the store Customize consents


Necessary for the website to function

Analytical software provider

Cancel Save preferences

Эксперты назвали самые важные и срочные поправки в законы о выборах

Смягчить муниципальный фильтр на выборах губернаторов, упростить правила регистрации кандидатов в региональные парламенты, перенести единый день голосования на конец октября и снять ограничения, затрудняющие присутствие наблюдателей и СМИ на избирательных участках в день голосования, – вот минимальный набор поправок в избирательное законодательство, которые, по мнению экспертов, необходимо принять уже к следующим выборам.

Как рассказал в четверг на заседании круглого стола «Выборы-2019: надо ли смягчить закон?» руководитель временной рабочей группы научно-экспертного совета при Центризбиркоме по подготовке срочных изменений федеральных законов о выборах Аркадий Любарев, проект подготовленных экспертами поправок уже передан в кремлевскую рабочую группу по изменению избирательного законодательства, которую возглавляет первый заместитель руководителя администрации президента Сергей Кириенко. Однако сроки поджимают: с учетом стандартного срока прохождения законопроектов через Госдуму и времени, которое потребуется региональным законодателям на приведение своих законов в соответствие с этими поправками, на выдвижение инициативы остается меньше месяца, с ней надо успеть до середины февраля, подсчитал Любарев.

Предложения базируются на результатах экспертного опроса, в котором принял участие 121 эксперт из 32 регионов. Все предлагаемые к решению проблемы можно разделить на несколько блоков, наиболее важными из них эксперты сочли четыре. Прежде всего это губернаторские выборы и муниципальный фильтр. Большинство опрошенных высказались за то, чтобы восстановить право кандидатов в губернаторы на самовыдвижение (сейчас этот вопрос отдан на усмотрение регионов, в результате в подавляющем большинстве субъектов возможность самовыдвижения отсутствует). Эксперты также поддержали идеи разрешить муниципальным депутатам ставить подписи в поддержку нескольких кандидатов, снизить необходимый для преодоления фильтра процент подписей с 5–10 до 2–3% и предоставить кандидатам возможность выбора: собирать для регистрации на выборах подписи избирателей или же муниципальных депутатов.

Правила регистрации кандидатов на выборах в региональные парламенты тоже нуждаются в корректировке, и с этим также согласно большинство экспертов. По их мнению, необходимо снизить долю подписей граждан, собираемых кандидатами по одномандатным округам, с 3 до 1% от списочного числа избирателей, увеличить допустимую долю брака в подписных листах и допустимый запас при сдаче подписей с 10 до 20%, а также разрешить кандидатам доносить в избирком любые необходимые для регистрации документы, за исключением подписных листов. Также большинству экспертов нравится идея увеличить с 10 до 30 дней срок судебного обжалования результатов голосования.

Кроме того, они настаивают на переносе единого дня голосования: в контексте срочных изменений на 2019 г. спектр возможных дат не так широк, но последнее воскресенье октября выглядит наиболее оптимальным вариантом. Тогда сбор подписей придется на конец августа – начало сентября, когда еще тепло и это можно делать на улицах, а основная агиткампания – не на сезон отпусков. Наконец, необходимо отменить ограничения для присутствия на избирательных участках наблюдателей и представителей СМИ – они явно противоречат заявленному курсу на прозрачность выборов и к тому же уже не действовали на выборах президента в 2018 г.

Правда, участники круглого стола оценили перспективы возможного смягчения законодательства без излишнего оптимизма. Александр Пожалов из ИСЭПИ напомнил, что дискуссия о модернизации муниципального фильтра ведется уже много лет, но до сих пор ни к чему не привела. Хотя сама по себе идея здравая, считает он, можно было бы разрешить одному депутату ставить две подписи, все равно «Единой России» сейчас приходится делиться голосами. Главная проблема в том, что никто ничего менять не собирается, уверен политолог Александр Кынев. В этой ситуации голосование за фейковых кандидатов – вполне уместная стратегия, позволяющая довести логику власти до абсурда.

Председатель ЦИК Элла Памфилова уже вынесла предложенные вопросы на обсуждение, это часть планомерной и последовательной работы, напомнила член ЦИК и бывший сотрудник Государственно-правового управления президента Евгения Орлова. По ее данным, они будут затронуты и на встрече руководства ЦИК с президентом. «Надо стучаться в эти двери, которые для нас открыты», – напутствовала экспертов член ЦИК.

5 самых важных правил Интернета, которые должны усвоить все дети

В современном мире повсеместного доступа к Интернету родители больше не могут надежно оградить своих детей от Интернета. Вместо того, чтобы бороться с присутствием Интернета, современные родители смирились с тем фактом, что дети растут в мире постоянного подключения.

Лучший способ подготовить вашего ребенка к этой реальности — научить его с самого раннего возраста безопасно перемещаться в Интернете, не подвергая риску себя или свою семью.Есть ряд советов по безопасности, которые может использовать ваш ребенок, чтобы защитить себя в Интернете, в том числе пять наиболее важных «правил Интернета», которым все родители должны учить своих детей.

1. Все остается в Интернете навсегда

Один из самых важных уроков, который следует преподать своим детям, заключается в том, что абсолютно все, что вы размещаете в Интернете, останется в Интернете навсегда. Даже когда вы удаляете загруженный вами контент, серверы веб-сайтов часто сохраняют копию опубликованного вами контента, а несколько программ архивации поддерживают разные версии веб-сайтов для сохранения изменяющегося контента.Ваши дети должны осознавать, что любая информация, фотографии или сообщения, которыми они делятся в социальных сетях или на других веб-сайтах, могут навсегда ассоциироваться с ними и могут нанести ущерб будущему образованию и возможностям трудоустройства.

2. Свободно используйте настройки конфиденциальности

Ваши дети должны узнать о настройках конфиденциальности на сайтах социальных сетей, а также о том, как их контролировать и максимизировать, когда это возможно. На таких веб-сайтах, как Facebook и Twitter, есть возможность публиковать сообщения в частном порядке или для контролируемой аудитории, но ваши дети могут не осознавать, что их учетные записи разблокированы и доступны для просмотра даже пользователям, которых они заблокировали.В Instagram есть функция маркировки геолокации, которая может привязать местоположение фотографии к точному адресу, часто непреднамеренно раскрывая чье-то точное местоположение дома. Родители должны проверить настройки конфиденциальности в социальных сетях со своими детьми, чтобы ничего из того, что они публикуют, не было общедоступным, включая их местоположение.

3. Выявление очевидных признаков мошенничества и вирусов

Интернет кишит мошенничеством, вирусами и вредоносными программами, которые не всегда легко идентифицировать. Есть несколько классических видов мошенничества, с которыми ваши дети должны быть готовы столкнуться, включая электронные письма, якобы отправленные организацией или бизнесом.Дети должны научиться дважды проверять URL-адрес перед входом на веб-сайт, чтобы убедиться, что они не вводят свои данные для входа на мошеннический веб-сайт. Они также должны научиться избегать перехода по подозрительным ссылкам, которые могут непреднамеренно загрузить что-либо на компьютер, а также научиться устанавливать и использовать защиту от вредоносных программ.

4. Поведение в Интернете имеет последствия в реальной жизни

Ваши дети должны научиться не только тому, как защитить себя, но и тому, как вести себя в сети. Многие дети могут непреднамеренно оказаться в токсичных интернет-сообществах, которые поощряют противоправное поведение, настаивая на том, чтобы его не воспринимали всерьез, потому что «интернет — это не настоящая жизнь.Хуже того, они могут получить доступ к так называемой даркнету, где такая активность не контролируется. Домогательства в Интернете, троллинг, доксинг и мошенничество действительно имеют серьезные последствия в реальной жизни, вплоть до тюремного заключения в федеральной тюрьме в зависимости от серьезности. Ваш ребенок должен научиться применять те же правила поведения и уважительного отношения к людям во время их интернет-взаимодействия. Они также могут научиться распознавать признаки незаконного поведения в Интернете.

5. Распознавайте и сообщайте о киберзапугивании

Киберзапугивание – это проблема, с которой дети, выросшие в Интернете, сталкиваются все чаще и чаще.Как и травля в реальной жизни, она имеет серьезные последствия для их эмоционального развития и самооценки. На самом деле это может чувствовать себя исключительно хуже, потому что дети чувствуют, что они не могут уйти от этого, куда бы они ни пошли. За последние несколько лет были зарегистрированы десятки случаев подросткового и детского суицида, связанных с киберзапугиванием. Ваши дети должны знать, куда они могут обратиться, чтобы сообщить о киберзапугивании, и это должно включать вас, а также когда сообщить об этом.

Научите своих детей, как защитить себя в Интернете для их эмоциональной самооценки, их будущих перспектив и безопасности вашего компьютера.Это бесценный навык, который им понадобится, когда они вырастут в современном мире постоянного подключения к Интернету.

Избранное фото: Startup Stock Photos через flickr.com

36 Классные правила для успеха учащихся

Классные правила

Классные правила выглядят по-разному для каждого учителя. Некоторые используют только несколько, в то время как другие предпочитают использовать больше. Вот 36 правил, которые помогут вам начать создавать свои собственные :

  1. Задавать вопросы
  2. Уважать и слушать своих одноклассников
  3. Уважать и слушать учителя
  4. Поднимите руку, чтобы говорить
  5. Будьте готовы к уроку
  6. 2
  7. Не молчите, когда говорит учитель
  8. Не молчите, когда говорят одноклассники
  9. Делитесь новыми идеями
  10. Держите руки при себе
  11. Уважайте чужую собственность
  12. Держите рабочее место в чистоте
  13. Будьте добры
  14. Всегда делайте все возможное
  15. Ходите, а не бегайте, в коридорах
  16. Будьте хорошим другом
  17. Будьте вовремя
  18. Делитесь с другими
  19. Правильно используйте оборудование
  20. Помогайте поддерживать порядок в классе
  21. Слушайте всех учителей
  22. 42
  23. 42
  24. 42 все школьные правила
  25. Выполняйте домашнее задание вовремя
  26. Уважайте одноклассников, которые работают
  27. Имейте хорошее отношение
  28. Используйте позитивный язык
  29. Аккуратно и тихо выстраивайтесь в линию
  30. Оставайтесь на своем месте
  31. Слушайте ушами и глазами
  32. Участвуйте в обсуждениях
  33. Уважайте идеи других
  34. Следуйте указаниям учителя с первого раза
  35. Сотрудничайте с одноклассниками
  36. Будьте изобретательны
  37. Будьте честны
  38. Используйте технологии надлежащим образом
  39. Гордитесь своей работой

Хотите, чтобы эти правила всегда были под рукой? Мы собрали загружаемый PDF-файл со всеми этими правилами, которые вы можете использовать в своем классе уже сегодня!

Как создать правила поведения в классе

Заложить основу

Создание класса, похожего на сообщество, дает так много преимуществ:

повышение успеваемости учащихся, уважительные обсуждения и установка на развитие — вот лишь некоторые из них . Правила в классе могут помочь установить чувство общности, если они основаны на коллективных ценностях класса.

Начните с общей картины: какие основные ценности должны влиять на то, как вы и ваши ученики взаимодействуете? Такие ценности, как самоуважение, позитивность, поощрение и страсть — отличные стартовые позиции.

Возьмите общие правила и используйте их для создания более мелких и действенных правил. Если вы хотите способствовать уважению в своем классе, создайте правила, требующие от учащихся использовать позитивный язык, уважать собственность своих одноклассников и держать руки при себе.

Подчеркните, что существуют правила, помогающие учащимся учиться. Сообщите учащимся, что правила в классе делают класс безопасной и благоприятной средой для всех учащихся.

Привлеките учащихся к созданию правил поведения в классе

Возьмите основные ценности, которые вы хотите видеть в своем классе, и представьте их классу. Позвольте учащимся экстраполировать и перечислить модели поведения, которые моделируют ключевые принципы. Предложите им подумать о том, как каждый из них выглядит в классе, и разработать конкретные сценарии, которые разыгрывают правила, которые они придумали во время мозгового штурма.

После мозгового штурма разработайте в группе окончательный список правил. Какие из них студенты считают наиболее важными? Если они не согласны с правилом, попросите их объяснить, почему. Обсудите с ними, почему было создано это правило и как вы можете приспособить его к конкретным потребностям класса.

Привлекать учащихся к процессу разработки правил полезно, но также важно помнить, что последнее слово остается за вами. Когда вы объясняете правила и сотрудничаете с ними, учащиеся с большей вероятностью примут и будут уважать ваш авторитет.

Творчески отображайте правила в классе

Единственное, что скучнее для ваших учеников, чем длинный черно-белый список правил, прибитых к стене в первый учебный день, — это слушать, как вы зачитываете список, пока они сидят за партами и мечтают, чтобы они все еще были на летних каникулах.

Представьте правила поведения в классе в увлекательной форме, чтобы дать волю творчеству в первый учебный день. Попросите учащихся помочь сделать плакаты с правилами в классе или короткие пародии, которые творчески демонстрируют правила для остальной части класса.Когда учащиеся участвуют в представлении правил, они с большей вероятностью запомнят и будут соблюдать их.

Будьте конкретны

Учащиеся, осознают они это или нет, преуспевают и преуспевают в учебе в среде с четкими правилами и границами. Общие правила и принципы работы в классе — отличная отправная точка, но повседневные правила должны быть четкими и конкретными, с небольшим пространством для творческой интерпретации или манипулирования.

Если вы решите установить правила со своими учениками, попросите их пойти глубже, чем общие идеи.Предложите им подумать, как правила выглядят на практике и каковы должны быть последствия нарушения определенных правил.

Четкое понимание последствий

Распорядок дня и структура являются важными аспектами любого класса, и как учитель вы должны быть последовательны в том, как вы применяете правила — не играть в фавориты и не отступать перед последствиями. Студенты не будут уважать и следовать правилам, если вы этого не сделаете.

С самого начала уясните, каковы последствия нарушения правил.Рассмотрим подход «почини то, что ты сломал», который просит учащегося исправить свое поведение действиями или словами или установить тайм-ауты и временную потерю привилегий. Некоторые нарушения являются более серьезными, чем другие (например, насилие или высказывание вне очереди), поэтому будьте готовы реагировать соответствующим образом.

Несколько быстрых советов по содействию сообществу и обучению:

  • Не проявляйте излишней жесткости и не стремитесь смутить учащихся перед классом
  • Хвалите публично, делайте выговор конфиденциально последствия вписываются в ваши общие правила поведения в классе

Вознаграждение (небольшое)

Хотя большинство учителей излагают последствия плохого поведения, рассмотрите возможность определения областей, в которых учащиеся могут получить вознаграждение. Положительное подкрепление — полезная техника. Обязательно хвалите учащихся за правильное поведение и рассмотрите возможность предоставления небольших вознаграждений тем учащимся, которые превзошли ожидания.

Награды могут включать в себя наклейки, шанс стать «лидером линии» в течение дня или даже дополнительное время в веселой образовательной игре, такой как Prodigy Math.

Prodigy Math — это увлекательная цифровая игровая обучающая платформа . Учащиеся могут создавать бесплатные учетные записи и отправляться в приключения, собирать домашних животных, играть с друзьями — и все это, отвечая на стандартные математические вопросы.

Используйте Prodigy Math для отслеживания понимания учащихся, отработки материала урока и подготовки к стандартизированному тестированию.

Создайте мою бесплатную учетную запись учителя сейчас

Получите одобрение родителей

Участие родителей — лучший показатель успеха учащихся — принцип, который выходит за рамки академического участия. Родители должны понимать и соответствовать ожиданиям в отношении поведения в классе.

Поддерживайте связь с родителями и отправьте домой письмо в начале учебного года с подробным описанием правил работы в классе, которые вы и ваш класс согласовали.

Выделите несколько минут на родительском вечере, чтобы обсудить ожидания учащихся или спросить их мнение о том, какие ценности, по мнению родителей, должны соблюдать правила поведения в классе. Общение и сотрудничество с родителями означает больше успехов учащихся и меньше сюрпризов в течение учебного года.

Сотрудничайте со своими коллегами

Коллеги являются одним из ваших самых больших активов, когда дело доходит до установления четких правил. У учащихся часто бывает более одного учителя в течение учебного дня, и сообщение последовательного набора правил в классе может помочь усилить ожидания учащихся.

Сотрудничество с другими учителями также является хорошим способом убедиться, что ваши правила соответствуют школьной культуре. Если класс не идет в ногу с тем, что делает остальная часть школы, ученики могут запутаться и начать действовать. Поговорите с руководителем или доверенным коллегой, если у вас есть какие-либо вопросы, и серьезно отнеситесь к их советам.

Как соблюдать правила поведения в классе

Для многих учителей дисциплина учеников является сложной темой для обсуждения. Если каждому классу нужны правила, то само собой разумеется, что нарушение правил должно иметь соответствующие последствия.

В любом классе нарушение правил означает потерю учебного времени и эмоциональное истощение учителей. В одном исследовании о дисциплине в классе исследователи отметили, что:

«Конечная цель порядка в классе — обеспечить обучение. Порядок в классе не является самоцелью и не является способом исправить нарушения в классе. У эффективных учителей меньше дисциплинарных проблем в классе не потому, что они хорошо восстанавливают дисциплину, а потому, что они умеют устанавливать в классе такие процедуры, которые максимизируют время, доступное для обучения.

Имея это в виду, вот несколько советов, как убедиться, что студенческая дисциплина, когда это необходимо, используется как способ вернуться к тому, для чего ваши учащиеся действительно нужны: к обучению!

Сотрудничайте со своими учениками — снова

Пока вы устанавливаете правила, подумайте также о последствиях. Чтобы ученики уважали правила, они должны осознавать, что произойдет, если они их нарушат. Дайте учащимся гипотетические ситуации и попросите их разработать последствия, основанные на общих ценностях в классе.

Даже если вы решите наложить на себя последствия, не думайте, что излишне резкость вызовет к вам уважение. Если вы действительно хотите создать эффективную и позитивную учебную среду, вы всегда должны помнить об интересах своих учеников.

Уметь объяснять последствия, когда учащиеся спрашивают. Примите во внимание обстоятельства — необычно вопиющее нарушение должно быть рассмотрено быстрее, чем небольшое нарушение в классе. Применяйте правила последовательно, чтобы учащиеся усвоили ценность ответственности.

Продолжайте закреплять правила поведения в классе

Если вы хотите, чтобы учащиеся слушали правила поведения в классе круглый год, убедитесь, что вы ужесточили их в течение всего учебного года. Если правила учат постоянно, у учеников остается меньше оправданий для плохого поведения . В своей Модели совместной дисциплины специалист по обучению Линда Альберт рекомендует следующее:

: «Поведениям, которые требуются , следует обучать, а не принимать как должное, а кодекс следует регулярно обсуждать.Это держит его на переднем плане для напоминания учащимся и для использования при исправлении плохого поведения. При серьезных нарушениях кодекса применяются процедуры разрешения конфликтов. Все это время учитель прилагает постоянные усилия, чтобы помочь учащимся чувствовать себя способными, связанными с другими и вносить свой вклад в класс и в другие места».

Если учащиеся знают правила и знают, что вы относитесь к ним серьезно, они с большей вероятностью будут их соблюдать.

Баланс дисциплины с состраданием

Альберт также предполагает, что плохое поведение — это просто попытка учеников достичь «ошибочных целей», включая месть, привлечение внимания или предполагаемую инвалидность.Она призывает учителей переосмыслить это как возможность построить позитивные отношения со студентами.

В то время как дисциплина — это способ создать безопасную и позитивную рабочую среду для всех учащихся, важно помнить, что учащиеся также учатся тому, как действовать как ответственные и эффективные члены общества. Трудные домашние ситуации, проблемы с психическим здоровьем и сложные социальные ситуации — все это факторы, которые могут заставить учащихся вести себя неадекватно.

Хотя ни один из этих факторов не оправдывает плохое поведение, стоит проверить хронически плохо себя ведущего ученика, чтобы узнать, можете ли вы устранить какие-либо основные факторы. Работайте с администраторами, вспомогательным персоналом и родителями, чтобы разработать план вмешательства для учащихся, которые могут испытывать трудности в классе, или направьте учащихся к ресурсам, которые могут помочь им добиться успеха как в личной жизни, так и в учебе.

Восстановительные практики: отход от школьных правил?

Если вы сами внедрили правила или правила в классе, вы знаете, что могут быть как плюсы, так и минусы. Некоторые учителя добились успеха в их использовании, а другие нет.

Хотя они могут работать в некоторых условиях, эти системы правил в классе могут прерывать учебный процесс учащихся и, в некоторых случаях, приводить к такому же или более сложному поведению в будущем.

По сравнению с классными правилами восстановительные практики направлены на то, чтобы дать учащимся возможность извлечь уроки из своего неприемлемого выбора, понять последствия этих действий и, исходя из этого, лично вырасти в своих знаниях о том, как принимать лучшие решения и решать проблемы. .

Преимущества восстановительных практик в классе

Как подчеркивает EdWeek, восстановительные практики могут помочь учащимся:

  • Наладить отношения
  • Стремиться уважительно относиться ко всем вред, потребности, обязательства
  • Обеспечьте возможность для равноправного диалога и принятия решений

Примеры восстановительных практик

Думаете ли вы полностью отказаться от традиционных правил в классе или хотите найти способ объединить их с восстановительными практиками , вот несколько идей, чтобы начать свой класс.

  1. Аффективные заявления — Также известные как «заявления о чувствах», учащиеся могут формировать и делиться ими в ответ на чьи-либо действия, будь то ученик или учитель. Он имеет простую структуру: как вы себя чувствуете, почему вы это чувствуете и что вам нужно лучше кормить.
  2. Соглашения о сотрудничестве в классе — Ваши учащиеся, скорее всего, будут более склонны помогать в создании позитивной атмосферы в классе, если они будут играть роль в создании правил, договоренностей или соглашений в классе. Вместо того, чтобы устанавливать правила в классе до начала учебного года, подождите до первой недели в школе, чтобы вместе составить классные соглашения.
  3. Осознанность — создайте пространство для ежедневной практики осознанности, чтобы помочь вашим ученикам сосредоточиться на присутствии, глубоком дыхании и растущем осознании себя и окружающих. Моменты осознанности могут быть безмолвными или управляемыми — одно или другое может быть более подходящим для любого дня.
  4. Восстановительные кружки — отлично подходят для того, чтобы помочь вашим ученикам развить социальную осведомленность, навыки взаимоотношений и чувство общности.Это потребует уязвимости (что не всем учащимся может быть удобно), поэтому вам, возможно, придется помочь руководить на этот раз и поделиться своими мыслями, чувствами или проблемами.
  5. Якорная таблица решения проблем — это отличный инструмент, помогающий учащимся конструктивно и совместно решать свои собственные проблемы. Проведите всем классом мозговой штурм двух типов сценариев: те, для решения которых учащимся потребуется помощь учителя (например, кража в классе, драка), и другие, которые учащиеся могут попытаться решить самостоятельно (например, драка).г., учащийся использует предмет, который хочет другой, кто-то, кто хочет играть или работать самостоятельно, а не в группе).

Признавая, что правила в классе являются лишь частью управления классом. В зависимости от определенного набора правил для вашего класса восстановительные практики могут обеспечить более чуткий подход к решению проблем

Заключительные мысли о правилах для класса

Каждый учитель использует свои правила для класса по-разному, потому что каждый класс отличается.Некоторым учащимся может понадобиться структура и четко определенные границы, в то время как другие положительно реагируют на большую свободу. Поощряйте участие учащихся, постоянно сообщайте о правилах и придерживайтесь их по мере необходимости, чтобы найти то, что лучше всего подходит для вашего класса.

Долгие дни и большие классы могут затруднить одинаковое реагирование на каждую потребность или проблему. Делайте все возможное и убедитесь, что ваши ученики знают, что вы хотите, чтобы они добились успеха — это самое главное.

Создайте или войдите в свою бесплатную учетную запись учителя в Prodigy — цифровой игровой платформе для обучения математике, которую легко использовать как преподавателям, так и учащимся.Он соответствует стандартам англоязычного мира и используется миллионами учителей и учащихся.

Создайте мою бесплатную учетную запись учителя прямо сейчас!

Работа с IRAC

Начните с формулировки проблемы:
Проблема является наиболее важным элементом в анализе, потому что вам нужно знать достаточно законов, чтобы найти проблему. Юридический вопрос представляет собой смесь правила и фактов, относящихся к проблеме.
  • Сформулируйте проблему, сформулировав юридический вопрос, представленный фактами.Чтобы найти проблему, спросите себя: «Что вызывает противоречие в этих фактах». (Конечно, нужно знать закон, чтобы найти юридический вопрос в фактах.)
  • Используйте структуру «ли, когда», чтобы помочь вам изолировать и написать заявление о проблеме.

Некоторые профессора могут не захотеть видеть этот язык — «вопрос в том, стоит ли». Того же результата вы добиваетесь другими словами — например, «Сделал» или «Может». Не зацикливайтесь на языке. Следуйте инструкциям своего профессора и поймите, что в любом случае вы достигнете одного и того же результата: выявления правовой проблемы.

Но вы всегда можете использовать следующий язык, чтобы управлять своим мыслительным процессом.

Начнем с

«Вопрос в том, есть ли»,

определите и изложите юридическое заключение, к которому вы хотите, чтобы суд пришел,

Дон совершил побои , (или было сделано предложение , или суд может утвердить личную юрисдикцию )

затем подключитесь к «релевантным» фактам (релевантными фактами являются те факты, которые будут определять результат),

, когда он толкнул Пэм, хотя знал, что ей не угрожает опасность быть сбитым велосипедистом (или , когда он сказал , «не могли бы вы купить мои часы за 500 долларов наличными в следующий вторник?» или , когда ответчик вел бизнес в государстве-форуме, имел офис и штатный персонал, платил государственные налоги. )

Анализ фактов в свете закона («Заявка»):
Анализ или применение является сердцевиной обсуждения. Именно здесь вы исследуете выводы/выводы, вытекающие из фактов, в свете правила. Когда вы пишете свой анализ, работайте над формулировкой правила, чтобы руководствоваться вашим применением фактов. Здесь ваша формулировка правила представляет собой план, которому вы должны следовать при обсуждении фактов. Вы просто сопоставляете каждый элемент/фактор, который вы указали в правиле, с фактом, используя слово «потому что», чтобы установить связь между правилом и фактом.

«Потому что» — самое важное слово, которое следует использовать при написании анализа. Использование слова «потому что» заставляет вас установить связь между правилом и фактом. Вы обнаружите, что можете также использовать слова «как» и «так как» — они выполняют ту же функцию, что и «потому что».

Примеры того, как работает «потому что» для превращения декламации в применение:

Что не писать:
В этом случае, когда полицейский Пит проводил Дэну тест на трезвость, он заметил, что Дэн подходит под описание очевидца ограбления, что дало полицейскому вероятное основание арестовать Дэна.

Что следует написать:
В данном случае полицейский Пит понял, что Дэн подходит под описание подозреваемого, давая возможную причину для ареста, , потому что Дэн был очень высоким ростом 6 футов 4 дюйма, был одет в зелено-коричневый свитер с пурпурными заплатками и остроносые ковбойские сапоги из кожи аллигатора, соответствующие описанию, данному очевидцем ограбления.

Что не писать:
ЭйБиСи Инк.нанял доктора Джонса для разработки препарата, уменьшающего выпадение волос. Доктор Джонс работал в собственной лаборатории, нанимал и увольнял своих ассистентов и устанавливал их рабочий день так же, как и свой. Он встречается с президентом ABC каждую пятницу утром, чтобы обсудить ход проекта, и в это время доктор Джонс представляет свой табель учета рабочего времени для оплаты. Президент еженедельно платит доктору Джонсу.

Что нужно написать:
Здесь доктора Джонса можно считать независимым консультантом ABC Inc. , потому что он выполняет все исследования и разработки в своей собственной лаборатории, в отделении от ABC, где он имеет прямой контроль над сотрудниками , потому что он нанял своих собственных помощников, устанавливая их часы работы. Он также осуществляет непосредственный контроль над своей работой , потому что он сам устанавливает часы работы и встречается с ABC только раз в неделю. Кроме того, с он встречается с президентом ABC только еженедельно, чтобы обсудить прогресс в разработке продукта против выпадения волос, президент не контролирует доктора.Джонс ежедневно о работе, которая ведется в лаборатории.

4 самых важных правила социального обеспечения, которые нужно знать

Когда вы думаете о том, что вам нравится делать в свободное время, чтение по социальному обеспечению, вероятно, не входит в их число. Но реальность такова, что важно понимать, как работает программа, даже если это означает тратить часы на чтение различных правил.

Если у вас нет времени погрузиться прямо сейчас, мы вас прикроем.Вот четыре наиболее важных правила социального обеспечения, которые следует держать в поле зрения, независимо от того, выходите ли вы на пенсию в ближайшем будущем или через много лет.

Источник изображения: Getty Images.

1. Пособия основаны на личном заработке

Это миф, что Социальное обеспечение ежемесячно выплачивает всем одинаковое пособие. Скорее, льготы основаны на личных заработках, в частности, на вашей заработной плате за 35 наиболее прибыльных лет работы. Если за 35 самых высокооплачиваемых лет работы вы получаете среднюю годовую зарплату в размере 80 000 долларов, вы, вероятно, имеете право на более высокое ежемесячное пособие, чем человек со средней зарплатой в 40 000 долларов.

Вот почему стоит делать все возможное, чтобы увеличить свой доход, пока вы работаете. Это может означать развитие новых навыков, чтобы подготовиться к продвижению по службе и повышениям.

2. Ранняя подача заявления может сократить ваши пособия на всю жизнь

Вы имеете право на полное ежемесячное пособие по социальному обеспечению на основании вашей истории заработной платы по достижении полного пенсионного возраста (FRA). Этот возраст зависит от года вашего рождения и выпадает на 66, 67 или где-то посередине.

Между тем, вы можете зарегистрироваться в системе социального обеспечения, как только вам исполнится 62 года.Но за каждый месяц, в течение которого вы запрашиваете пособия до FRA, они будут урезаны — и на постоянной основе. Если вы имеете право на ежемесячное пособие в размере 1500 долларов США при FRA 67, подача заявки в 62 года оставит вам вместо этого всего 1050 долларов в месяц.

3. Вы получите финансовое вознаграждение за задержку с подачей документов

В то время как ранняя подача заявки на социальное обеспечение приведет к сокращению ваших пособий, отсрочка подачи заявки после FRA будет иметь противоположный эффект. Ваши пособия будут увеличиваться за каждый месяц, который вы откладываете, вплоть до достижения вами 70-летнего возраста.

Если у вас есть FRA 67 и вы ждете до 70, чтобы подать заявку, вы получите 24%-ное увеличение ваших пособий. Возвращаясь к нашему примеру, это превратило бы ежемесячное пособие в размере 1500 долларов в 1860 долларов — пожизненно.

4. Вы можете претендовать на пособие, даже если никогда не работали

Несмотря на то, что пособия по социальному обеспечению основаны на заработке, и вам необходимо выполнить определенные требования к заработку, чтобы иметь право на их получение, можно получать пособия после выхода на пенсию, даже если вы никогда не работали.Если вы состоите в браке с кем-то, кто имеет право на социальное обеспечение, или развелись с кем-то, кто имеет на это право, вы можете претендовать на супружеское пособие.

Ваше супружеское пособие не будет таким же, как то, которое получает ваш нынешний или бывший супруг. Скорее, вы будете иметь право на до 50% этой выгоды. Но все же это лучше, чем вообще не получать льгот.

Чем больше вы узнаете о социальном обеспечении, тем легче вам будет разработать стратегию получения более высоких пособий. Найдите время, чтобы прочитать программу.Вы будете благодарны за это, как только выйдете на пенсию.

конституционное право | Britannica

Природа конституционного права

В самом широком смысле конституция представляет собой свод правил, регулирующих дела организованной группы. Парламент, церковная община, общественный клуб или профсоюз могут действовать в соответствии с положениями официального письменного документа, именуемого конституцией. Не все правила организации содержатся в уставе; многие другие правила (т.г., устав и обычаи) также существуют. По определению правила, изложенные в конституции, считаются основными в том смысле, что до тех пор, пока они не будут изменены в соответствии с соответствующей процедурой, все другие правила должны им соответствовать. Таким образом, председательствующее должностное лицо организации может быть обязано объявить предложение недействительным, если оно противоречит положениям устава. В концепции конституции подразумевается идея «высшего закона», имеющего приоритет над всеми другими законами.

Каждое политическое сообщество и, следовательно, каждое государство имеет конституцию, по крайней мере, в той мере, в какой оно управляет своими важными институтами в соответствии с неким фундаментальным сводом правил. Согласно этой концепции термина, единственной мыслимой альтернативой конституции является состояние анархии. Тем не менее, форма, которую может принять конституция, значительно различается. Конституции могут быть письменными или неписаными, кодифицированными или некодифицированными, сложными или простыми, и они могут предусматривать совершенно разные модели управления.В конституционной монархии, например, полномочия суверена ограничены конституцией, тогда как в абсолютной монархии суверен имеет неограниченные полномочия.

Джованни Богнетти Дэвид Феллман Мэтью Ф. Шугарт

Конституция политического сообщества формулирует принципы, определяющие институты, на которые возложена задача управления, а также их соответствующие полномочия. В абсолютных монархиях, как и в древних королевствах Восточной Азии, Римской империи и Франции между 16 и 18 веками, все суверенные полномочия были сосредоточены в одном лице, короле или императоре, которые осуществляли их непосредственно или через подчиненные им органы, которые действовали по его указаниям.В древних республиках, таких как Афины и Рим, конституция предусматривала, как и конституции большинства современных государств, распределение полномочий между отдельными учреждениями. Но независимо от того, концентрирует она или распределяет эти полномочия, конституция всегда содержит, по крайней мере, правила, определяющие структуру и деятельность правительства, управляющего обществом.

Конституция может сделать больше, чем просто определить органы власти, наделенные полномочиями командовать. Он также может разграничить эти полномочия, чтобы защитить от них определенные основные права лиц или групп.Идея о том, что должны быть ограничения полномочий, которые может осуществлять государство, глубоко укоренилась в западной политической философии. Задолго до появления христианства греческие философы считали, что для того, чтобы быть справедливым, позитивный закон — закон, реально применяемый в обществе, — должен отражать принципы высшего, идеального закона, известного как естественный закон. Сходные концепции распространялись в Риме Цицероном (106–43 до н. э.) и стоиками (90–298 см. 90–299 стоицизм). Позже отцы церкви и богословы схоластики считали, что позитивный закон является обязательным только в том случае, если он не противоречит предписаниям божественного закона.Эти абстрактные рассуждения до известной степени восприняли в основных правилах позитивных правовых систем. В Европе в средние века, например, власть политических правителей не распространялась на религиозные вопросы, которые строго относились к юрисдикции церкви. Их полномочия также были ограничены правами, предоставленными по крайней мере некоторым классам подданных. Споры о пределах таких прав были нередки и иногда разрешались торжественными юридическими «договорами» между претендентами, такими как Великая хартия вольностей (1215 г.).Даже «абсолютные» монархи Европы не всегда обладали подлинно абсолютной властью. Король Франции в 17 или 18 веке, например, не мог сам изменить основные законы королевства или ликвидировать Римско-католическую церковь.

На этом фоне существующих правовых ограничений полномочий правительств решающий поворот в истории западного конституционного права произошел, когда политические философы разработали теорию естественного права, основанную на «неотъемлемых правах» личности.Английский философ Джон Локк (1632–1704) был одним из первых сторонников этой доктрины. Другие последовали за Локком, и в 18 веке сформулированная ими точка зрения стала знаменем Просвещения. Эти мыслители утверждали, что каждый человек наделен определенными правами, в том числе правом на богослужение по совести, на публичное выражение своего мнения, на приобретение и владение имуществом, на защиту от наказания на основании законов, имеющих обратную силу, и несправедливых уголовные процедуры, которые правительства не могут «отнять», потому что они изначально не были созданы правительствами. Кроме того, они исходили из того, что правительства должны быть организованы таким образом, чтобы обеспечить эффективную защиту прав личности. Таким образом, считалось, что в качестве минимальной предпосылки функции правительства должны быть разделены на законодательные, исполнительные и судебные; исполнительные действия должны соответствовать правилам, установленным законодательным органом; и средства правовой защиты, администрируемые независимыми судебными органами, должны быть доступны против незаконных исполнительных действий.

Доктрина естественных прав была мощным фактором изменения конституций западных стран в 17, 18 и 19 веках.Ранним этапом этого процесса было создание английского Билля о правах (1689 г.), продукта Славной революции в Англии. Все эти принципы, касающиеся разделения государственных функций и их соответствующих отношений, были включены в конституционное право Англии и других западных стран. Англия также вскоре изменила некоторые из своих законов, чтобы придать более адекватную юридическую силу вновь провозглашенным личным свободам.

В Соединенных Штатах доктрина естественных прав имела еще больший успех.Как только американские колонии стали независимыми государствами (1776 г.), они столкнулись с проблемой создания новой политической организации. Они воспользовались случаем изложить в юридических документах, которые могли быть изменены только в особом порядке, основные принципы распределения государственных функций между отдельными государственными органами и защиты прав личности, как того требовало учение о естественных правах. Федеральная Конституция, разработанная в 1787 г. на Конституционном съезде в Филадельфии взамен несостоявшихся Статей Конфедерации, и последовавший за ней Билль о правах (ратифицированный в 1791 г.) сделали то же самое на национальном уровне.Формально придавая с помощью этих устройств более высокий статус правилам, которые определяли организацию правительства и ограничивали его законодательную и исполнительную власть, американский конституционализм продемонстрировал сущностную природу всего конституционного права: тот факт, что он является «основным» по отношению ко всем другим законам. правовой системы. Эта особенность позволила установить институциональный контроль за соответствием законодательства группе правил, считавшихся в системе первостепенными.

Американская идея о том, что основные правила, регулирующие деятельность правительства, должны быть изложены в упорядоченном всеобъемлющем документе, быстро стала популярной. С конца 18 века примеру Соединенных Штатов последовали десятки стран Европы и других стран; сегодня почти все штаты имеют конституционные документы, описывающие основные органы государства, способы их работы и, как правило, права, которые они должны уважать, а иногда даже цели, которые они должны преследовать.Однако не каждая конституция была вдохновлена ​​индивидуалистическими идеалами, которые пронизывают современное западное конституционное право. Конституции бывшего Советского Союза и других коммунистических стран подчиняли индивидуальные свободы цели создания бесклассового общества. Однако, несмотря на большие различия между современными конституциями, они похожи, по крайней мере, в одном отношении: они призваны выражать суть конституционного права, регулирующего их соответствующие страны.

Джованни Богнетти Мэтью Ф. Шугарт

Надлежащая правовая процедура | Векс | Закон США

 

Введение

В Конституции дважды указывается только одна команда. Пятая поправка говорит федеральному правительству, что никто не может быть «лишён жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры». Четырнадцатая поправка, ратифицированная в 1868 году, использует те же одиннадцать слов, называемых пунктом о надлежащей правовой процедуре, для описания юридических обязательств всех штатов. В основе этих слов лежит гарантия того, что все уровни американского правительства должны действовать в рамках закона («законности») и обеспечивать справедливые процедуры.Большая часть этого эссе посвящена этому обещанию. Однако мы должны кратко отметить еще три употребления этих слов в американском конституционном праве.

Incorporation

Ссылка Пятой поправки на «надлежащую правовую процедуру» является лишь одним из многих обещаний защиты, которую Билль о правах дает гражданам от федерального правительства. Первоначально эти обещания вообще не применялись против штатов (см. Barron v City of Baltimore  (1833)). Однако это отношение исчезло в деле Chicago, Burlington & Quincy Railroad Company v.Город Чикаго  (1897 г.), когда суд включил пункт о конфискации Пятой поправки. В середине двадцатого века ряд решений Верховного суда установил, что пункт о надлежащей правовой процедуре «включает» большинство важных элементов Билля о правах и делает их применимыми к штатам. Если гарантия Билля о правах «включена» в требование «надлежащей правовой процедуры» Четырнадцатой поправки, обязательства штата и федерального правительства будут точно такими же.

Надлежащая правовая процедура по существу

Слова «надлежащая правовая процедура» предполагают отношение к процедуре, а не к существу, и именно столько — например, судья Кларенс Томас, который написал: «Положение о надлежащей правовой процедуре Четырнадцатой поправки не является секретным хранилищем существенные гарантии против несправедливости» — понимаете Положение о надлежащей правовой процедуре. Тем не менее, другие считают, что пункт о надлежащей правовой процедуре действительно включает защиту надлежащей правовой процедуры по существу, например судья Стивен Дж. Филд, который в особом мнении по делам о бойнях написал, что «пункт о надлежащей правовой процедуре защищает лиц от законодательства штата, нарушающего права об их «привилегиях и иммунитетах» в соответствии с федеральной Конституцией.Особое мнение Филда часто рассматривается как важный шаг на пути к современной доктрине материального надлежащего судебного разбирательства, теории, которую Суд разработал для защиты прав, не упомянутых в Конституции.»

Справедливая правовая процедура была истолкована как включающая такие вещи, как право работать на обычной работе, вступать в брак и воспитывать своих детей в качестве родителя. В деле Lochner v New York (1905) Верховный суд признал неконституционным закон Нью-Йорка, регулирующий рабочее время пекарей, постановив, что общественной пользы от закона недостаточно, чтобы оправдать существенное право пекарей на надлежащую правовую процедуру работать на своих условиях. , но не без критики (см. эту статью Stanford Law Review, чтобы увидеть надлежащие правовые процедуры по существу применительно к современным проблемам).

Обещание законности и справедливой процедуры

Исторически этот пункт отражает Великую хартию вольностей Великобритании, обещание короля Иоанна тринадцатого века своим дворянам, что он будет действовать только в соответствии с законом («законность») и что все получат обычные процессы (процедуры) права. Это также перекликается с борьбой Великобритании в семнадцатом веке за политическую и правовую регулярность и твердым требованием американских колоний в дореволюционный период к соблюдению регулярного правопорядка.Требование, чтобы правительство функционировало в соответствии с законом, само по себе является достаточным основанием для понимания ударения, данного этим словам. Приверженность законности лежит в основе всех передовых правовых систем, и часто считается, что Положение о надлежащей правовой процедуре воплощает это обязательство.

Пункт также обещает, что, прежде чем лишить гражданина жизни, свободы или собственности, правительство должно следовать справедливым процедурам. Таким образом, правительству не всегда достаточно просто действовать в соответствии с каким бы то ни было законом.Граждане также могут иметь право на то, чтобы правительство соблюдало или предлагало справедливые процедуры, независимо от того, предусмотрены ли эти процедуры в законе, на основании которого оно действует. Действия, отрицающие процесс, который является «должным», были бы неконституционными. Предположим, например, что закон штата дает учащимся право на государственное образование, но ничего не говорит о дисциплине. Прежде чем государство сможет отобрать это право у студентки, исключив ее за плохое поведение, оно должно обеспечить справедливые процедуры, т.е.е. «из-за процесса.»

Как мы можем узнать, наступает ли процесс (что считается «лишением» «жизни, свободы или имущества»), когда он наступает и какие процедуры необходимо соблюдать (какой процесс «наступает» в этих случаях )? Если «надлежащая правовая процедура» относится главным образом к процессуальным вопросам, то она очень мало говорит об этих вопросах. Суды, не желающие принимать законодательные решения, должны искать ответы где-то еще. Борьба Верховного суда за то, как найти эти ответы, перекликается с его интерпретационными разногласиями на протяжении многих лет и отражает изменения в общем характере отношений между гражданами и правительством.

В девятнадцатом веке правительство было относительно простым, а его действия относительно ограниченными. Большую часть времени оно стремилось лишить своих граждан жизни, свободы или собственности, оно делало это с помощью уголовного права, для чего в Билле о правах прямо указывалось довольно много процедур, которые необходимо было соблюдать (например, право на суд присяжных) — права, которые хорошо понимались юристами и судами, работающими в давних традициях английского общего права. Иногда он может действовать другими способами, например, при начислении налогов.В деле Bi-Metallic Investment Co. против State Board of Equalization (1915 г.) Верховный суд постановил, что только политика («власть гражданина, непосредственная или отдаленная, над теми, кто устанавливает правила») контролировала действия государства, устанавливая уровень налоги; но если спор касался индивидуальной ответственности налогоплательщика, а не общего вопроса, налогоплательщик имел право на какое-то слушание («право подкрепить свои утверждения аргументами, какими бы краткими, и, при необходимости, доказательствами, какими бы неформальными» ). Это оставляло государству большую свободу действий, чтобы сказать, какие процедуры оно будет обеспечивать, но не позволяло ему полностью от них отказываться.

Различие надлежащей правовой процедуры

Биметаллическая устанавливает одно важное различие: Конституция не требует «надлежащей правовой процедуры» для принятия законов; это положение применяется, когда государство действует против индивидуумов «в каждом случае на индивидуальных основаниях» — когда речь идет о какой-либо уникальной для гражданина характеристике. Конечно, может быть затронуто много граждан; вопрос заключается в том, зависит ли оценка эффекта «в каждом случае от индивидуальных оснований». Таким образом, пункт о надлежащей правовой процедуре не регулирует то, как штат устанавливает правила дисциплины учащихся в своих средних школах; но он регулирует, как этот штат применяет эти правила к отдельным учащимся, которые, как считается, нарушили их, даже если в некоторых случаях (например, списывание на общегосударственном экзамене) предположительно было замешано большое количество студентов.

Даже в том случае, когда в отношении человека явно действуют меры по личным мотивам, может возникнуть вопрос о том, «лишило ли государство [d]» его «жизни, свободы или собственности». Первое, на что следует обратить внимание, это то, что должно быть действие государства. Соответственно, Положение о надлежащей правовой процедуре не будет применяться к частной школе, налагающей дисциплинарные взыскания на одного из своих учеников (хотя эта школа, вероятно, захочет следовать аналогичным принципам по другим причинам).

Вопрос о том, является ли действие государства в отношении человека лишением жизни, свободы или собственности, первоначально решался путем разграничения «прав» и «привилегий».«Процесс должен был быть, если речь шла о правах, но государство могло действовать так, как ему заблагорассудится в отношении привилегий. Но по мере развития современного общества становилось все труднее отличить одно от другого (например, являются ли водительские права, государственные должности и участие в программе социального обеспечения «правами» или «привилегиями». Первоначальная реакция на растущую зависимость граждан от правительства была посмотреть на серьезность воздействия действий правительства на человека, не задаваясь вопросом о характере затронутых отношений.Процесс должен был состояться, прежде чем правительство могло предпринять действия, которые серьезно повлияли на гражданина.

Однако в начале 1970-х годов многие ученые признали, что «жизнь, свобода или собственность» напрямую зависят от действий государства, и хотели, чтобы эти понятия широко интерпретировались. Два дела Верховного суда касались учителей государственных колледжей, чьи трудовые договоры не были продлены, как они ожидали, из-за того, что они заняли некоторые политические позиции. Имеют ли они право на слушание, прежде чем с ними можно будет обращаться таким образом? Раньше государственная работа была «привилегией», и ответом на этот вопрос было решительное «Нет!» Теперь суд решил, что наличие у кого-либо из двух учителей «собственности» будет зависеть в каждом случае от того, имеют ли лица, занимающие их положение, в соответствии с законодательством штата какую-либо форму пребывания в должности. Один учитель только что заключил краткосрочный контракт; поскольку он служил «по желанию» — без каких-либо требований закона штата или ожидания продолжения — у него не было «права» после истечения срока его контракта. Другой учитель работал по долгосрочному договору, который школьные власти, похоже, поощряли рассматривать как постоянный. Это может создать «право», сказал суд; ожидание не обязательно должно быть основано на законе, и можно было бы показать устоявшийся обычай обращаться с инструкторами, которые преподавали в течение X лет, как с постоянным сроком службы.Хотя, таким образом, должны были быть показаны некоторые основанные на законе отношения или ожидание продолжения, прежде чем федеральный суд скажет, что процесс «должен», конституционная «собственность» больше не была просто тем, что общее право называло «собственностью»; теперь оно включало любые правоотношения с государством, которые закон штата считал в некотором смысле «правом» гражданина. Лицензии, государственные должности, защищенные государственной службой, или места в списках социальных пособий определялись законами штата как отношения, которые гражданин имел право сохранять до тех пор, пока не возникнет причина их лишить, и, следовательно, должен был пройти процесс, прежде чем их можно было лишить. .Это подтвердило формальную идею «права/привилегии», но сделало это таким образом, что признало новую зависимость граждан от отношений с правительством, «новую собственность», как один влиятельный ученый назвал это.

Срок рассмотрения дела

В своих ранних решениях Верховный суд, по-видимому, указывал, что, когда речь идет только о правах собственности (и особенно если существует некоторая очевидная срочность публичных действий), необходимые слушания могут быть отложены, чтобы следовать предварительным, даже необратимое действие правительства.Эта презумпция изменилась в 1970 году с решением по делу Goldberg v. Kelly, , связанному с государственной программой социального обеспечения. Суд установил, что до того, как штат прекратит выплату пособий получателю социальных пособий, штат должен провести полное слушание перед должностным лицом, проводящим слушания, установив, что пункт о надлежащей правовой процедуре требует такого слушания.

Какие процедуры должны быть выполнены

Точно так же, как дела толковали, когда применять надлежащую правовую процедуру, другие определили виды процедур, которые должны быть предусмотрены конституцией. Это вопрос, на который необходимо ответить в уголовных процессах (где Билль о правах дает много четких ответов), в гражданских процессах (где долгая история английской практики дает некоторые ориентиры) и в административных процессах, которые не фигурировали в юридический ландшафт примерно через столетие после того, как пункт о надлежащей правовой процедуре был впервые принят. Поскольку ориентиров меньше всего, административные дела представляют самые сложные вопросы, и именно их мы и будем обсуждать.

Суд Goldberg ответил на этот вопрос, постановив, что государство должно обеспечить слушание дела беспристрастным судебным приставом, право на помощь адвоката, право представлять доказательства и доводы в устной форме, возможность ознакомиться со всеми материалами, которые могут быть полагаться или на очную ставку и перекрестный допрос противных свидетелей, или решение, ограниченное записью, сделанной таким образом и объясненной в заключении.Основание Суда для этого сложного удержания, по-видимому, имеет некоторые корни в доктрине регистрации.

Многие утверждали, что стандарты Goldberg были слишком широкими, и в последующие годы Верховный суд принял более дискриминационный подход. Процесс был «из-за» студента, приостановленного на десять дней, как врача, лишенного лицензии на медицинскую практику, или лица, обвиняемого в угрозе безопасности; тем не менее, разница в серьезности результатов, обвинений и задействованных учреждений ясно давала понять, что не может быть списка процедур, которые всегда «должны быть».«То, что требовала Конституция, неизбежно зависело бы от ситуации. Какой процесс «должен» — вопрос, на который не может быть однозначного ответа.

Дело, преемник Голдберга, Мэтьюз против Элдриджа, , вместо этого попыталось определить метод, с помощью которого юристы могли бы успешно представлять вопросы надлежащей правовой процедуры и отвечать на них в судах. Определенный им подход остается предпочтительным методом Суда для решения вопросов о том, какой процесс должен быть осуществлен. Мэтьюз попытался определить, как судьи должны задавать вопросы о процедурах, требуемых конституцией.Суд заявил, что необходимо проанализировать три фактора:

Во-первых, частный интерес, который будет затронут официальными действиями; во-вторых, риск ошибочного лишения такого интереса в результате используемых процедур и вероятное значение, если таковое имеется, дополнительных или замещающих процессуальных гарантий; и, наконец, интерес правительства, включая задействованную функцию и фискальное и административное бремя, которое повлечет за собой дополнительное или замещающее процессуальное требование.

Используя эти факторы, Суд сначала счел, что частный интерес здесь менее значителен, чем в деле Голдберга.По его словам, человек, который предположительно является инвалидом, но которому временно отказано в пособиях по инвалидности, с большей вероятностью сможет найти другие «потенциальные источники временного дохода», чем человек, который предположительно беден, но временно лишен социальной помощи. Что касается второго, он обнаружил, что риск ошибки при использовании письменных процедур для первоначального решения является низким и вряд ли может быть значительно снижен за счет добавления устных или конфронтационных процедур разновидности Гольдберга. Он пришел к выводу, что споры о праве на страхование по инвалидности обычно касаются состояния здоровья, которое может быть разрешено, по крайней мере временно, на основе представленных документов; на него произвело впечатление то, что Элдридж имел полный доступ к файлам агентства и возможность представить в письменном виде любые дополнительные материалы, которые он пожелал.Наконец, суд теперь придавал больше значения, чем суд Гольдберга, требованиям правительства об эффективности. В частности, суд предположил (в отличие от суда Goldberg ), что «ресурсы, доступные для любой конкретной программы социального обеспечения, не безграничны». Таким образом, дополнительные административные расходы на слушания о приостановке и выплаты в ожидании решения по этим слушаниям лицам, которые в конечном итоге будут признаны не заслуживающими пособий, будут вычтены из сумм, доступных для выплаты пособий тем, кто, несомненно, имеет право на участие в программе. Суд также придал определенное значение «добросовестным суждениям» администраторов плана о том, что повлечет за собой надлежащее рассмотрение требований заявителей.

Matthews , таким образом, переориентирует исследование в ряде важных аспектов. Во-первых, подчеркивается изменчивость процессуальных требований. Вместо того, чтобы создавать стандартный список процедур, которые составляют «должную» процедуру, в заключении подчеркивается, что каждая установка или программа требуют своей собственной оценки. Единственное общее утверждение, которое можно сделать, состоит в том, что лица, интересы которых защищены положением о надлежащей правовой процедуре, имеют право на «некоторое слушание.«Однако то, какими могут быть элементы этого слушания, зависит от конкретных обстоятельств конкретной рассматриваемой программы. Во-вторых, эта оценка должна быть сделана конкретно и целостно. Это не вопрос одобрения того или иного конкретного элемента процедурной матрицы в отдельности, а для оценки пригодности ансамбля в контексте

В-третьих, и это особенно важно в связи с судебными разбирательствами, требующими процедурных изменений, оценка должна проводиться на уровне работы программы, а не с точки зрения конкретных потребностей конкретных сторон, вовлеченных в дело, рассматриваемое Судом. Дела, переданные в апелляционные суды, часто характеризуются отдельными фактами, которые делают необычайно сильным призыв к процедуре. Действительно, часто можно сказать, что они выбираются для этой апелляции юристами, когда иск поддерживает одна из многих американских организаций, стремящихся использовать суды, чтобы помочь утвердить свою точку зрения на разумную социальную политику. Наконец, и с аналогичным эффектом, второй из указанных тестов возлагает на сторону, оспаривающую существующие процедуры, бремя не только демонстрации их недостаточности, но и демонстрации того, что некоторая конкретная замена или дополнительная процедура приведет к конкретному улучшению, оправдывающему ее дополнительные затраты. .Таким образом, недостаточно просто критиковать. Истцу, заявляющему о процессуальной недостаточности, должна быть подготовлена ​​альтернативная программа, которая сама по себе может быть оправдана.

Подход Мэтьюса наиболее успешен, когда он рассматривается как набор инструкций для адвокатов, участвующих в судебных разбирательствах по процессуальным вопросам. Адвокаты теперь знают, как сделать убедительные доказательства в отношении процессуального требования о «надлежащей правовой процедуре», и вероятным эффектом такого подхода является препятствование судебному разбирательству, основанному на узких (даже если убедительных) обстоятельствах положения конкретного человека.Трудная проблема для судов в подходе Мэтьюса, которая может быть неизбежна, вызвана отсутствием фиксированной доктрины о содержании «надлежащей правовой процедуры» и самой широтой исследования, необходимого для установления его требований в конкретном контексте. Судья имеет несколько ориентиров для начала и должен принимать решения на основе соображений (таких как характер государственной программы или возможное влияние процессуальных требований), которые очень трудно разработать в ходе судебного разбирательства.

Хотя окончательного списка «обязательных процедур», необходимых для надлежащего судебного разбирательства, не существует, судья Генри Френдли составил список, который остается весьма влиятельным как в отношении содержания, так и относительного приоритета:

  1. Беспристрастный трибунал.
  2. Уведомление о предлагаемом действии и его основаниях.
  3. Возможность изложить причины, по которым предлагаемое действие не следует предпринимать.
  4. Право представлять доказательства, в том числе право вызывать свидетелей.
  5. Право знать противоположные доказательства.
  6. Право на перекрестный допрос противных свидетелей.
  7. Решение, основанное исключительно на представленных доказательствах.
  8. Возможность быть представленным адвокатом.
  9. Требование, чтобы трибунал подготовил запись представленных доказательств.
  10. Требование, чтобы трибунал подготовил письменные выводы о фактах и ​​основаниях для своего решения.

Это не список процедур, необходимых для доказательства надлежащей правовой процедуры, а скорее список видов процедур, которые могут быть заявлены в аргументе «надлежащей правовой процедуры», примерно в порядке их воспринимаемой важности.

Автор

Оригинальный текст этой статьи был написан и представлен Peter Strauss

Типовые правила профессионального поведения: преамбула и область применения

ПРЕАМБУЛА: ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА

[1] Юрист как представитель юридической профессии является представителем клиентов, должностным лицом правовой системы и гражданином, несущим особую ответственность за качество правосудия.

[2] В качестве представителя клиентов адвокат выполняет различные функции. В качестве консультанта юрист предоставляет клиенту информированное понимание юридических прав и обязанностей клиента и объясняет их практические последствия. В качестве адвоката адвокат ревностно отстаивает позицию клиента по правилам состязательной системы. Как переговорщик, юрист стремится к результату, выгодному для клиента, но соответствующему требованиям честных отношений с другими. В качестве оценщика юрист действует, исследуя юридические дела клиента и сообщая о них клиенту или другим лицам.

[3] В дополнение к этим представительским функциям юрист может выступать в качестве нейтрального стороннего лица, непредставительной роли, помогая сторонам разрешить спор или другой вопрос. Некоторые из этих Правил применяются непосредственно к юристам, которые являются или выступали в качестве нейтральных третьих лиц. См., например, Правила 1.12 и 2.4. Кроме того, существуют Правила, применимые к юристам, которые не занимаются юридической практикой, или к практикующим юристам, даже если они действуют в непрофессиональном качестве. Например, юрист, который совершает мошенничество при ведении бизнеса, подлежит дисциплинарному взысканию за поведение, связанное с нечестностью, мошенничеством, обманом или введением в заблуждение. См. Правило 8.4.

[4] Во всех профессиональных функциях юрист должен быть компетентным, оперативным и исполнительным. Юрист должен поддерживать связь с клиентом по вопросам представительства. Юрист должен сохранять конфиденциальность информации, касающейся представительства клиента, за исключением случаев, когда раскрытие информации требуется или разрешено Правилами профессионального поведения или другим законом.

[5] Поведение адвоката должно соответствовать требованиям закона как при оказании профессиональных услуг клиентам, так и в деловых и личных делах адвоката. Адвокат должен использовать предусмотренные законом процедуры только в законных целях, а не для преследования или запугивания других. Юрист должен демонстрировать уважение к правовой системе и тем, кто ей служит, включая судей, других юристов и государственных служащих. В то время как обязанность юриста, когда это необходимо, оспаривать правильность официальных действий, также обязанность юриста поддерживать судебный процесс.

[6] Как гражданин, адвокат должен добиваться улучшения закона, доступа к правовой системе, отправления правосудия и качества услуг, предоставляемых адвокатской профессией. Как представитель ученой профессии, юрист должен расширять знания о законе, помимо его использования для клиентов, использовать эти знания в реформе закона и работать над усилением юридического образования. Кроме того, юрист должен содействовать пониманию и доверию общественности к верховенству закона и системе правосудия, поскольку правовые институты в конституционной демократии зависят от участия и поддержки населения для поддержания своего авторитета.Юрист должен помнить о недостатках в отправлении правосудия и о том, что бедные, а иногда и небедные люди не могут позволить себе адекватную юридическую помощь. Поэтому все юристы должны посвятить свое профессиональное время и ресурсы и использовать общественное влияние, чтобы обеспечить равный доступ к нашей системе правосудия для всех тех, кто из-за экономических или социальных барьеров не может позволить себе или получить адекватную юридическую помощь. Юрист должен помогать юристам в достижении этих целей и помогать коллегии адвокатов регулировать свою деятельность в общественных интересах.

[7] Многие профессиональные обязанности юриста прописаны в Правилах профессиональной этики, а также в материальном и процессуальном праве. Однако юрист также руководствуется личной совестью и одобрением профессиональных коллег. Юрист должен стремиться достичь высочайшего уровня мастерства, совершенствовать закон и юридическую профессию и служить примером идеалов юридической профессии на государственной службе.

[8] Обязанности юриста как представителя клиентов, должностного лица правовой системы и гражданина, как правило, согласованы.Таким образом, когда противоположная сторона хорошо представлена, адвокат может быть ревностным защитником от имени клиента и в то же время считать, что правосудие вершится. Кроме того, юрист может быть уверен, что сохранение конфиденциальности клиента обычно служит общественным интересам, потому что люди с большей вероятностью обратятся за юридической консультацией и, таким образом, прислушаются к своим юридическим обязательствам, когда они знают, что их общение будет конфиденциальным.

[9] Однако в характере юридической практики встречаются конфликтующие обязанности.Практически все сложные этические проблемы возникают из-за конфликта между обязанностями юриста перед клиентами, перед правовой системой и собственной заинтересованностью юриста в том, чтобы оставаться этичным человеком, зарабатывая при этом удовлетворительную жизнь. Правила профессионального поведения часто прописывают сроки разрешения таких конфликтов. Однако в рамках настоящих Правил может возникнуть множество сложных вопросов, связанных с профессиональным усмотрением. Такие вопросы должны решаться путем применения чуткого профессионального и морального суждения, руководствуясь основными принципами, лежащими в основе Правил.Эти принципы включают в себя обязанность адвоката ревностно защищать и преследовать законные интересы клиента в рамках закона, сохраняя при этом профессиональное, вежливое и вежливое отношение ко всем лицам, вовлеченным в правовую систему.

[10] Юридическая профессия в основном самоуправляемая. Хотя другим профессиям также были предоставлены полномочия самоуправления, юридическая профессия уникальна в этом отношении из-за тесной связи между профессией и процессами правительства и правоохранительных органов.Эта связь проявляется в том, что высшая власть над адвокатурой в значительной степени принадлежит судам.

[11] В той мере, в какой юристы выполняют свои профессиональные обязанности, необходимость государственного регулирования отпадает. Саморегулирование также помогает поддерживать независимость юридической профессии от господства правительства. Независимая юридическая профессия является важной силой в сохранении правительства в соответствии с законом, поскольку злоупотребление юридической властью с большей готовностью оспаривается профессией, члены которой не зависят от правительства в отношении права заниматься практикой.

[12] Относительная автономия юридической профессии влечет за собой особые обязанности самоуправления. Профессия несет ответственность за то, чтобы ее правила разрабатывались в интересах общества, а не в интересах ограниченных или корыстных интересов адвокатуры. Каждый юрист несет ответственность за соблюдение Правил профессионального поведения. Адвокат также должен способствовать обеспечению их соблюдения другими юристами. Пренебрежение этими обязанностями ставит под угрозу независимость профессии и общественные интересы, которым она служит.

[13] Юристы играют жизненно важную роль в сохранении общества. Выполнение этой роли требует от юристов понимания их отношения к нашей правовой системе. Правила профессионального поведения, при правильном применении, служат для определения этих отношений.

ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ

[14] Правила профессионального поведения — это правила разума. Их следует толковать с учетом целей юридического представительства и самого закона. Некоторые из Правил являются императивами, сформулированными в терминах «должен» или «не должен».Они определяют надлежащее поведение для целей профессиональной дисциплины. Другие, обычно определяемые термином «может», носят разрешительный характер и определяют области в соответствии с Правилами, в которых адвокат имеет право по своему усмотрению выносить профессиональное суждение. Никакие дисциплинарные меры не должны применяться, когда адвокат решает не действовать или действует в пределах такого усмотрения Другие Правила определяют характер отношений между адвокатом и другими лицами Таким образом, Правила являются частично обязательными и дисциплинарными, а частично учредительскими и описательными в том смысле, что они определяют профессиональную роль юриста.Во многих комментариях используется термин «следует». Комментарии не добавляют к Правилам обязательств, но служат руководством для практики соблюдения Правил.

[15] Правила предполагают более широкий правовой контекст, определяющий роль адвоката. Этот контекст включает судебные правила и статуты, касающиеся вопросов лицензирования, законы, определяющие конкретные обязанности юристов, а также материальное и процессуальное право в целом. Комментарии иногда используются для предупреждения юристов об их обязанностях в соответствии с таким другим законодательством.

[16] Соблюдение Правил, как и любого закона в открытом обществе, зависит в первую очередь от понимания и добровольного соблюдения, во вторую очередь от поддержки коллег и общественного мнения и, наконец, при необходимости, от применения дисциплинарных мер. Однако Правила не исчерпывают морально-этических соображений, которыми должен руководствоваться юрист, поскольку никакая стоящая человеческая деятельность не может быть полностью определена правовыми нормами. Правила просто обеспечивают основу для этической юридической практики.

[17] Кроме того, для целей определения полномочий и ответственности адвоката принципы материального права, не относящиеся к настоящим Правилам, определяют, существуют ли отношения между клиентом и адвокатом. Большинство обязанностей, вытекающих из отношений между клиентом и адвокатом, возникают только после того, как клиент обратился к адвокату с просьбой об оказании юридических услуг, и адвокат согласился это сделать. Но есть некоторые обязанности, такие как конфиденциальность в соответствии с правилом 1.6, которые возникают, когда адвокат соглашается рассмотреть вопрос о том, должны ли быть установлены отношения между клиентом и адвокатом.См. Правило 1.18. Существуют ли отношения между клиентом и юристом для какой-либо конкретной цели, может зависеть от обстоятельств и может быть вопросом факта.

[18] В соответствии с различными правовыми положениями, включая конституционное, статутное и общее право, обязанности государственных юристов могут включать в себя полномочия в отношении юридических вопросов, которые обычно возлагаются на клиента в частных отношениях между клиентом и адвокатом. Например, юрист государственного учреждения может иметь полномочия от имени правительства принимать решение об урегулировании спора или о подаче апелляции на неблагоприятное судебное решение.Такие полномочия в различных отношениях обычно принадлежат генеральному прокурору и прокурору штата в правительстве штата, а также их коллегам на федеральном уровне, и то же самое может быть справедливо для других государственных служащих. Кроме того, юристы под руководством этих должностных лиц могут быть уполномочены представлять несколько государственных учреждений во внутригосударственных юридических спорах в обстоятельствах, когда частный адвокат не может представлять нескольких частных клиентов. Настоящие Правила не отменяют никаких таких полномочий.

[19] Несоблюдение обязательства или запрета, установленного Правилом, является основанием для возбуждения дисциплинарного производства. Правила предполагают, что дисциплинарная оценка поведения адвоката будет производиться на основании фактов и обстоятельств, существовавших на момент совершения рассматриваемого поведения, и с учетом того факта, что адвокату часто приходится действовать на основании неопределенных или неполных доказательств. ситуации. Более того, Правила предполагают, что наложение дисциплинарного взыскания за нарушение и суровость санкции зависят от всех обстоятельств, таких как умышленность и серьезность нарушения, смягчающие факторы и наличие нарушений в прошлом.

[20] Нарушение правила само по себе не должно служить основанием для иска против адвоката, а также не должно создавать презумпции в таком случае, что юридическая обязанность была нарушена. Кроме того, нарушение правила не обязательно требует каких-либо других недисциплинарных средств правовой защиты, таких как дисквалификация адвоката в ожидании судебного разбирательства. Правила призваны служить руководством для юристов и обеспечивать структуру для регулирования поведения через дисциплинарные органы. Они не предназначены для того, чтобы быть основанием для гражданской ответственности.Кроме того, цель Правил может быть подорвана, когда они используются противоборствующими сторонами в качестве процессуального оружия. Тот факт, что Правило является справедливым основанием для самооценки юриста или для применения санкций к адвокату, находящемуся под управлением дисциплинарного органа, не означает, что противник в дополнительном процессе или сделке имеет право добиваться исполнения Правила. Тем не менее, поскольку Правила устанавливают стандарты поведения юристов, нарушение юристом Правил может быть доказательством нарушения применимого стандарта поведения.

[21] Комментарий, сопровождающий каждое Правило, объясняет и иллюстрирует значение и цель Правила. Преамбула и данное примечание о сфере применения содержат общую информацию. Комментарии предназначены для руководства по толкованию, но текст каждого правила является авторитетным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск