Литературный герой образ персонаж пример – Сочинение «Характеристика литературного героя» (как писать характеристику героя, что такое характеристика)

Содержание

10. Литературный герой в системе художественного произведения. Герой и персонаж. Характер и тип

Персонаж (от французского personage — личность, лицо) — действующее лицо художественного произведения. Как правило, персонаж принимает активное участие в развитии действия, но о нем также может рассказывать автор или кто-нибудь из литературных героев. Персонажи бывают главные и второстепенные. В некоторых произведениях основное внимание уделяется одному персонажу (например, в «Герое нашего времени» Лермонтова), в других внимание писателя привлекает целый ряд персонажей («Война и мир» Л. Толстого).

Характер (от греческого character — черта, особенность) — образ человека в литературном произведении, который соединяет в себе общее, повторяющееся и индивидуальное, неповторимое. Через характер раскрывается авторский взгляд на мир и человека. Принципы и приемы создания характера отличаются в зависимости от трагических, сатирических и других способов изображения жизни, от литературного рода произведения и жанра.

Следует отличать литературный характер от характера в жизни. Создавая характер, писатель может отражать и черты реального, исторического человека. Но он неизбежно использует вымысел, «домысливает» прототип, даже если его герой — историческое лицо.

«Персонаж» и «характер» — понятия не тождественные. Литература ориентирована на создание характеров, которые часто вызывают споры, воспринимаются критиками и читателями неоднозначно. Поэтому в одном и том же персонаже можно увидеть разные характеры (образ Базарова из романа Тургенева «Отцы и дети»). Кроме того, в системе образов литературного произведения персонажей, как правило, гораздо больше, чем характеров. Далеко не каждый персонаж — характер, некоторые персонажи выполняют только сюжетную роль. Как правило, не являются характерами второстепенные герои произведения.

Тип — обобщенный художественный образ, наиболее возможный, характерный для определенной общественной среды. Тип — это такой характер, в котором содержится социальное обобщение. Например, тип «лишнего человека» в русской литературе при всем своем многообразии (Чацкий, Онегин, Печорин, Обломов) имел общие черты: образованность, неудовлетворенность реальной жизнью, стремление к справедливости, невозможность реализовать себя в обществе, способность к сильным чувствам и т. д. Каждое время рождает свои типы героев. На смену «лишнему человеку» пришел тип «новых людей». Это, например, нигилист Базаров.

Лирический герой — образ поэта, лирическое «я». Внутренний мир лирического героя раскрывается не через поступки и события, а через конкретное душевное состояние, через переживание определенной жизненной ситуации. Лирическое стихотворение — конкретное и единичное проявление характера лирического героя. С наибольшей полнотой образ лирического героя раскрывается во всем творчестве поэта. Так, в отдельных лирических произведениях Пушкина («Во глубине сибирских руд…», «Анчар», «Пророк», «Желание славы», «Я вас люблю…» и других) выражены различные состояния лирического героя, но, взятые вместе, они дают нам достаточно целостное представление о нем.

Образ лирического героя не следует отождествлять с личностью поэта, точно так же не следует переживания лирического героя воспринимать как мысли и чувства самого автора. Образ лирического героя создается поэтом так же, как художественный образ в произведениях других жанров, с помощью отбора жизненного материала, типизации, художественного вымысла.

Система образов — совокупность художественных образов литературного произведения. Система образов включает в себя не только образы персонажей, но и образы-детали, образы-символы и т. д.

Художественные средства создания образов (речевая характеристика героя: диалог, монолог; авторская характеристика, портрет, внутренний монолог и др.)

При создании образов используются следующие художественные средства:

1. Речевая характеристика героя, которая включает в себя монолог и диалог. Монолог — речь персонажа, обращенная к другому персонажу или к читателю без расчета на ответ. Монологи особенно характерны для драматургических произведений (один из самых знаменитых — монолог Чацкого из «Горя от ума» Грибоедова). Диалог — речевое общение между действующими лицами, которое, в свою очередь, служит способом характеристики персонажа и мотивирует развитие сюжета. В некоторых произведениях персонаж сам рассказывает о себе в форме устного рассказа, записок, дневников, писем. Этот прием, например, используется в повести Толстого «После бала».

2. Взаимохарактеристика, когда один персонаж рассказывает о другом (взаимохарактеристики чиновников в гоголевском «Ревизоре»).

3. Авторская характеристика, когда автор рассказывает о своем герое. Так, читая «Войну и мир», мы всегда чувствуем отношение автора к людям и событиям. Оно раскрывается и в портретах действующих лиц, и в прямых оценках-характеристиках, и в авторской интонации.

Портрет — изображение в литературном произведении внешности героя: черт лица, фигуры, одежды, позы, мимики, жеста, манеры держаться. В литературе часто встречается психологический портрет, в котором через внешность героя писатель стремится раскрыть его внутренний мир (портрет Печорина в «Герое нашего времени» Лермонтова).

Пейзаж — изображение картин природы в литературном произведении. Пейзаж также часто служил средством характеристики героя и его настроения в определенный момент (например, пейзаж в восприятии Гринева в «Капитанской дочке» Пушкина перед посещением разбойничьего «военного совета» принципиально отличается от пейзажа после этого посещения, когда стало ясно, что пугачевцы Гринева не казнят).

22.Герой, персонаж, характер в художественном произведении.

Персонаж (фр. personnage, от лат. persona — особа, лицо, маска) — вид художественного образа, субъект действия, переживания, выска­зывания в произведении.

В том же значении в современном литерату­роведении используются словосочетания литературный герой, действующее лицо (преимущественно в драме, где список действующих лиц традиционно следует за названием пьесы). В данном синоними­ческом ряду слово персонаж — наиболее нейтральное, его этимология (persona — маска, которую надевал актер в античном театре) малоощу­тима. Героем (от гр. heros—полубог, обожествленный человек) в некоторых контекстах неловко называть того, кто лишен героических черт («Нельзя, чтобы герой был мелок и ничтожен»1,—писал Буало о трагедии), а действующим лицом — бездействующее (Подколесин или Обломов).

Понятие персонажа (героя, действующего лица) —важнейшее при анализе эпических и драматических произведений, где именно персо­нажи, образующие определенную систему, и сюжет (система событий) составляют основу предметного мира.

Чаще всего литературный персонаж — это человек. Степень кон­кретности его представления может быть разной и зависит от многих причин: от места в системе персонажей, от рода и жанра произведения и пр. Но более всего принципы изображения, само направление детализации определяются замыслом произведения, твор­ческим методом писателя: о второстепенном персонаже реалистиче­ской повести (например, о Гагине в «Асе» И.С. Тургенева) в биографическом, социальном плане может быть сообщено больше, чем о главном герое модернистского романа. Наряду с людьми в произведении могут действовать и разговаривать животные, растения, вещи, природные стихии, фантастические суще­ства, роботы и пр. («Синяя птица» М. Метерлинка, «Маугли» Р. Киплинга, «Человек-амфибия» А. Беляева). Есть жанры, виды литературы, в которых подобные персонажи обязательны или очень вероятны: сказка, басня, баллада, анималистская литература, научная фантастика и др.

Персонажную сферу литературы составляют не только обособлен­ные индивидуальности, но и

собирательные герои (их прообраз —хор в античной драме). Интерес к проблемам народности, социальной психологии стимулировал в литературе XIX—XX в. развитие данного ракурса изображения (толпа в «Соборе Парижской Богоматери» В. Гюго, базар в «Чреве Парижа» Э. Золя, рабочая слободка в романе М. Горького «Мать», «старухи», «соседи», «гости», «пьяницы» в пьесе Л. Андреева «Жизнь Человека» и др.).

Разнообразие видов персонажа вплотную подводит к вопросу о предмете художественного познания: нечеловеческие персонажи вы­ступают носителями нравственных, т. е. человеческих, качеств; суще­ствование собирательных героев выявляет интерес писателей к общему в разных лицах. Как бы широко ни трактовать предмет познания в художественной литературе, его центр составляют «человеческие сущ­ности, т. е. прежде всего социальные»2. Применительно к эпосу и драме это характеры

(от гр. charakter —признак, отличительная черта), т. е. общественно значимые черты, проявляющиеся с достаточной отчет­ливостью в поведении и умонастроении людей; высшая степень харак­терности — тип (от гр. typos — отпечаток, оттиск). (Часто слова характер и тип используются как синонимы.)

Создавая литературного героя, писатель обычно наделяет его тем или иным характером: односторонним или многосторонним, цельным или противоречивым, статичным или развивающимся, вызывающим уважение или презрение и т. д. Свое понимание, оценку жизненных характеров писатель и пере­дает читателю, домысливая и претворяя прототипы, создавая вы­мышленные индивидуальности. «Персонаж» и «характер» —понятия не тождественные, что было отмечено еще Аристотелем: «Действующее лицо будет иметь характер, если <…> в речи или действии обнаружит какое-либо направление воли, каково бы оно ни было…» В литературе, ориентированной на воплощение характеров (а именно такой является классика), последние и составляют основное содержание —предмет рефлексии, а часто споров читателей и критиков. В одном и том же персонаже критики видят разные характеры.

Таким образом, персонаж предстает, с одной стороны, как характер, с другой —как художественный образ, воплощающий данный харак­тер с той или иной степенью эстетического совершенства.

В рассказах А.П. Чехова «Смерть чиновника» и «Толстый и тонкий» Червяков и «Тонкий» как образы неповторимы: первого мы встречаем в театре, «наверху блаженства», второго —на вокзале, «навьюченного» своей поклажей; первый наделен фамилией и должностью, второй — именем и чином и т. д. Различны сюжеты произведений, их развязки. Но рассказы взаимозаменяемы при обсуждении темы чинопочитания у Чехова, настолько сходны характеры героев: оба действуют по одному стереотипу, не замечая комизма своего добровольного лакейства, приносящего им только вред. Характеры сведены к комическому несоответствию между поведением персонажей и этической нормой, им неведомой; в результате смерть Червякова вызывает смех: это «смерть чиновника», комического героя.

Если персонажей в произведении обычно нетрудно сосчитать, то уяснение воплощенных в них характеров и соответствующая группи­ровка лиц — акт интерпретации, анализа. В «Толстом и тонком» — четыре персонажа, но, очевидно, только два характера: «Тонкий», его жена Луиза, «урожденная Ванценбах… лютеранка», и сын Нафанаил (избыточность сведений —дополнительный штрих к портрету смеш­ного человека) образуют одну сплоченную семейную группу. «Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «Хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены».Число характеров и персонажей в произведении (как и в творчестве писателя в целом) обычно не совпадает: персонажей значительно больше. Есть лица, не имеющие характера, выполняющие лишь сю­жетную роль. Есть двойники, варианты одного типа (шесть княжон Тугоуховских в «Горе от ума» А.С. Грибоедова,. Существование однотипных персонажей дает основание крити­кам для классификаций, для привлечения к анализу одного типа целого ряда персонажей («самодуры» и «безответные» в статье Н.А Добролю­бова «Темное царство», посвященной творчеству Островского; турге­невский «лишний человек» в статьях «Литературный тип слабого человека» П.В. Анненкова, «Когда же придет настоящий день?» Доб­ролюбова). Писатели возвращаются к открытому ими типу, характеру, находя в нем все новые грани, добиваясь эстетической безупречности образа.

В соответствии с их статусом в структуре произведения персонаж и характер имеют разные критерии оценки. В отличие от характеров, вызывающих этически окрашенное к себе отношение, персонажи оцениваются прежде всего с эстетической точки зрения, т. е. в зависимости от того, насколько ярко, полно и концентрированно они воплощают характеры.

Средствами раскрытия характера выступают в произведении раз­личные компоненты и детали предметного мира: сюжет, речевые характеристики, портрет, костюм, интерьер и пр. При этом восприятие персонажа как характера не обязательно нуждается в развернутой структуре образа. Особой экономией средств изображения отличаются внесценические герои (например, в рассказе «Хаме­леон» —генерал и его брат, любители собак разных пород). Своеобразие категории персонажа — в ее завершающей, интегральной функции по отношению ко всем средствам изображения.

Есть еще один путь изучения персонажа—исключительно как участника сюжета, действующего лица (но не как характера). Приме­нительно к архаичным жанрам фольклора (в частности, к русской волшебной сказке, рассмотренной В.Я. Проппом в книге «Морфология сказки», 1928), к ранним стадиям развития литературы такой подход в той или иной степени мотивирован материалом: характеров как гаковых еще нет или они менее важны, чем действие. Аристотель считал главным в трагедии действие (фабулу): «Итак, фабула есть основа и как бы душа трагедии, а за нею уже следуют характеры, ибо трагедия icrb подражание действию, а поэтому особенно действующим лицам»1.

С формированием личности именно характеры становятся основ­ным предметом художественного познания. В программах литератур­ных направлений (начиная с классицизма) основополагающее значение имеет концепция личности, в тесной связи с ее пониманием в философии, общественных науках. Утверждается в эстетике и взгляд да сюжет как на важнейший способ раскрытия характера, его испы­тание и стимул развития. «Характер человека может обнаружиться и в самых ничтожных поступках; с точки зрения поэтической оценки самые великие дела те, которые проливают наиболее света на характер личности»2—под этими словами Лессинга могли бы подписаться многие писатели, критики, эстетики.

Сюжетные функции персонажей — в отвлечении от их характеров — стали предметом специального анализа в некоторых направлениях литературоведения XX в. В структуралистской теории сюжета это связано с задачей построения общих моделей (структур), обнаружива­емых в многообразии повествовательных текстов.

Новости: 10 героев русской литературы — Эксперт

1. Илья Муромец

Былины об Илье Муромце

Герой Илья Муромец, сын Ивана Тимофеевича и Ефросиньи Яковлевны, крестьян села Карачарова под Муромом. Самый популярный персонаж былин, второй по силе (после Святогора) русский богатырь и первый отечественный супермен.

Иногда с былинным Ильей Муромцем отождествляется реальный человек, преподобный Илия Печерский по прозвищу Чоботок, похороненный в Киево-Печерской лавре и канонизированный в 1643 году.

Автор. Русский народ

Годы создания. XII–XVI века

В чем суть. До 33-х лет Илья лежал, разбитый параличом, на печи в родительском доме, пока не был чудесно исцелен странниками («каликами перехожими»). Обретя силу, он обустроил отцовское хозяйство и отправился в Киев, по пути взяв в плен терроризировавшего окрестности Соловья-Разбойника. В Киеве Илья Муромец вступил в дружину князя Владимира и нашел богатыря Святогора, который передал ему меч-кладенец и мистическую «настоящую силу». В этом эпизоде он продемонстрировал не только физическую мощь, но и высокие моральные качества, не отреагировав на заигрывания жены Святогора. Позже Илья Муромец разбил «силу великую» под Черниговом, замостил прямую дорогу из Чернигова в Киев, инспектировал дороги от Алатырь-камня, испытал молодого богатыря Добрыню Никитича, спас богатыря Михайлу Потыка из плена в Сарацинском царстве, победил Идолище, вместе со своей дружиной ходил на Царьград, один разбил войско Калина-царя.

Илье Муромцу не были чужды и простые человеческие радости: в одном из былинных эпизодов он гуляет по Киеву с «голями кабацкими», а его отпрыск Сокольник рожден вне брака, что позже приводит к схватке между отцом и сыном.

Как выглядит.  Супермен. Былины описывают Илью Муромца как «удаленького дородного доброго молодца», он сражается палицей «в девяносто пуд» (1440 килограммов)!

За что борется. Илья Муромец и его дружина предельно четко формулируют цель своей службы:

«…постоять один за веру за отечество,

…постоять один за Киев-град,

…постоять один за церкви за соборные,

…поберечь он князя да Владимира».

Но Илья Муромец не только государственник — он одновременно один из самых демократичных борцов со злом, так как всегда готов сразиться «за вдов, за сирот, за бедных людей».

Способ борьбы. Поединок с врагом или битва с превосходящими силами противника.

С каким результатом. Несмотря на трудности, вызванные численным преимуществом противника или пренебрежительным отношением князя Владимира и бояр, неизменно побеждает.

Против чего борется. Против внутренних и внешних врагов Руси и их союзников, нарушителей правопорядка, незаконных мигрантов, захватчиков и агрессоров.

2. Протопоп Аввакум

«Житие Протопопа Аввакума»

Герой. Протопоп Аввакум проделал путь от сельского священника до лидера сопротивления церковной реформе патриарха Никона и стал одним из вождей старообрядцев, или раскольников. Аввакум — первый религиозный деятель такого масштаба, не только пострадавший за свои убеждения, но и сам же это описавший.

Автор. Сам протопоп Аввакум, один из родоначальников автобиографического жанра в русской литературе.

Годы создания. Приблизительно 1672–1675.

В чем суть. Уроженец приволжской деревни, Аввакум с юности отличался как благочестием, так и буйным нравом. Перебравшись в Москву, принимал активное участие в церковно-просветительской деятельности, был близок к царю Алексею Михайловичу, но резко воспротивился церковным реформам, которые осуществлял патриарх Никон. С присущим ему темпераментом Аввакум повел против Никона ожесточенную борьбу, выступая за старый порядок церковного обряда. Аввакум, нисколько не стесняясь в выражениях, вел публичную и публицистическую деятельность, за что неоднократно попадал в тюрьму, был проклят и лишен сана, ссылался в Тобольск, Забайкалье, Мезень и Пустозерск. С места последней ссылки продолжал писать воззвания, за что был заточен в «земляную яму». Имел множество последователей. Церковные иерархи пытались уговорить Аввакума отказаться от «заблуждений», но он остался непреклонен и в конце концов был сожжен.

Как выглядит. Можно только догадываться: себя Аввакум не описал. Может, так, как выглядит священник на картине Сурикова «Боярыня Морозова» — Феодосия Прокопьевна Морозова была верной последовательницей Аввакума. 

За что борется. За чистоту православной веры, за сохранение традиции.

Способ борьбы. Слово и дело. Аввакум писал обличительные памфлеты, но мог собственноручно побить зашедших в деревню скоморохов и поломать их музыкальные инструменты. Считал самосожжение формой возможного сопротивления.

С каким результатом. Страстная проповедь Аввакума против церковной реформы сделала сопротивление ей массовым, но сам он вместе с тремя своими соратниками был казнен в 1682 году в Пустозерске.

Против чего борется. Против осквернения православия «еретическими новизнами», против всего чужого, «внешней мудрости», то есть научного знания, против развлечений. Подозревает скорое пришествие антихриста и воцарение дьявола.

3. Тарас Бульба 

«Тарас Бульба»

Герой. «Тарас был один из числа коренных, старых полковников: весь был он создан для бранной тревоги и отличался грубой прямотой своего нрава. Тогда влияние Польши начинало уже оказываться на русском дворянстве. Многие перенимали уже польские обычаи, заводили роскошь, великолепные прислуги, соколов, ловчих, обеды, дворы. Тарасу было это не по сердцу. Он любил простую жизнь козаков и перессорился с теми из своих товарищей, которые были наклонны к варшавской стороне, называя их холопьями польских панов. Вечно неугомонный, он считал себя законным защитником православия. Самоуправно входил в села, где только жаловались на притеснения арендаторов и на прибавку новых пошлин с дыма. Сам с своими козаками производил над ними расправу и положил себе правилом, что в трех случаях всегда следует взяться за саб­лю, именно: когда комиссары не уважили в чем старшин и стояли пред ними в шапках, когда поглумились над православием и не почтили предковского закона и, наконец, когда враги были бусурманы и турки, против которых он считал во всяком случае позволительным поднять оружие во славу христианства».

Автор. Николай Васильевич Гоголь

Год создания.  Повесть была впервые напечатана в 1835 году в сборнике «Миргород». Редакция 1842 года, в которой, собственно, все мы и читали «Тараса Бульбу», существенно отличается от первоначального варианта.

В чем суть. Всю свою жизнь лихой козак Тарас Бульба борется за освобождение Украины от угнетателей. Ему, славному атаману, невыносима мысль о том, что родные дети, плоть от плоти его, могут не последовать его примеру. По­этому изменившего священному делу сына Андрия Тарас без раздумий убивает. Когда же в плен попадает другой сын, Остап, наш герой специально проникает в сердце вражеского стана — но не для того, чтобы попытаться спасти сына. Единственная его цель — убедиться, что Остап под пытками не проявил малодушия и не отрекся от высоких идеалов. Сам Тарас погибает как Жанна д’Арк, предварительно подарив русской культуре бессмертную фразу: «Нет уз святее товарищества!»

Как выглядит. Чрезвычайно тяжел и толст (20 пудов, в пересчете — 320 кг), очи хмурые, исчерна-белые брови, усы и чуб.

За что борется. За освобождение Запорожской Сечи, за незалежность.

Способ борьбы. Военные действия.

С каким результатом.  С плачевным. Все погибли.

Против чего борется. Против ляхов-угнетателей, иноземного ярма, полицейского деспотизма, старосветских помещиков и придворных сатрапов.

4. Степан Парамонович Калашников

«Песня о царе Иване Васильевиче, молодом опричнике и удалом купце Калашникове»

Герой.  Степан Парамонович Калашников, купеческого сословья. Торгует шелками — с переменным успехом. Москвич. Православный. Имеет двух младших братьев. Женат на красавице Алене Дмитриевне, из-за которой и вышла вся история.

Автор. Михаил Юрьевич Лермонтов

Год создания. 1838

В чем суть. Лермонтов не увлекался темой русского богатырства. Он писал романтические поэмы про дворян, офицеров, чеченцев и евреев. Зато он одним из первых выяснил, что XIX столетие богато разве что героями своего времени, а вот героев на все времена следует искать в глубоком прошлом. Там, в Москве Ивана Грозного, ибыл найден (вернее, придуман) богатырь с говорящей ныне фамилией Калашников. Молодой опричник Кирибеевич влюбляется в его жену и нападает на нее ночью, уговаривая отдаться. На следующий день оскорбленный муж вызывает опричника на кулачный бой и убивает его одним ударом. За убийство любимого опричника и за то, что Калашников отказывается назвать причину своего поступка, царь Иван Васильевич велит казнить молодого купца, но не оставляет милостью и заботой его вдову и детей. Такая вот царская справедливость.

Как выглядит.

«Горят очи его соколиные,

На опричника смотрит пристально.

Супротив него он становится,

Боевые рукавицы натягивает,

Могучие плечи распрямливает».

За что борется. За честь своей женщины и семьи. Нападение Кирибеевича на Алену Дмитриевну видели соседи, и теперь она не может показаться на глаза честным людям. Хотя, выходя на бой с опричником, Калашников торжественно заявляет, что борется «за святую правду-матушку». Но герои иногда передергивают.

Способ борьбы. Кулачный бой со смертельным исходом. Фактически убийство среди бела дня на глазах у тысяч свидетелей.

С каким результатом.

«И казнили Степана Калашникова

Смертью лютою, позорною;

И головушка бесталанная

Во крови на плаху покатилася».

Но зато и Кирибеевича закопали.

Против чего борется. Зло в поэме олицетворяет опричник с иноземным отчеством Кирибеевич, да еще и родственник Малюты Скуратова, то есть враг в квадрате. Калашников называет его «басурманский сын», намекая на отсутствие у своего врага московской регистрации. Да и первый (он же последний) удар это лицо восточной национальности наносит не в лицо купцу, а в православный крест с мощами из Киева, что висит на молодецкой груди. Алене же Дмитриевне он говорит: «Я не вор какой, душегуб лесной, / Я слуга царя, царя грозного…» — то есть прикрывается высочайшей милостью. Так что героический поступок Калашникова не что иное, как преднамеренное убийство на почве национальной розни. Лермонтову, который сам участвовал в кавказских кампаниях и много писал о войнах с чеченцами, тема «Москвы для москвичей» в ее антибасурманском разрезе была близка.

5. Данко «Старуха Изергиль»

Герой Данко. Биография неизвестна.

«Жили на свете в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые, сильные и смелые люди… Данко — один из тех людей…»

Автор. Максим Горький

Год создания. Новелла «Старуха Изергиль» впервые напечатана в «Самарской газете» в 1895 году.

В чем суть. Данко — плод неудержимой фантазии той самой старухи Изергиль, чьим именем названа новелла Горького. Знойная бессарабская старуха с богатым прошлым рассказывает красивую легенду: во времена оны произошел передел собственности — случились разборки между двумя племенами. Не пожелав оставаться на оккупированной территории, одно из племен ушло в лес, но там у народа случилась массовая депрессия, ибо «ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей так, как изнуряют тоскливые думы». В критический момент Данко не позволил своему народу идти на поклон к завоевателям, а вместо этого предложил следовать за ним — в неизвестном направлении.

Как выглядит. «Данко… молодой красавец. Красивые — всегда смелы».

За что борется. Поди знай. За то, чтобы выбраться из леса и тем самым обеспечить своему народу свободу. Где гарантии, что свобода именно там, где закончится лес, непонятно.

Способ борьбы. Неприятная физиологическая операция, свидетельствующая о мазохическом складе личности. Саморасчленение.

С каким результатом. С двойственным. Из леса выбрался, но тут же умер. Изощренное издевательство над собственным организмом даром не проходит. Благодарности за свой подвиг герой не получил: его собственноручно вырванное из груди сердце было растоптано чьим-то бессердечным каблуком.

Против чего борется. Против коллаборационизма, соглашательства и низкопоклонства перед завоевателями.

6. Полковник Исаев (Штирлиц)    

Корпус текстов, от «Бриллиантов для диктатуры пролетариата» до «Бомбы для председателя», важнейший из романов — «Семнадцать мгновений весны»

Герой. Всеволод Владимирович Владимиров, он же Максим Максимович Исаев, он же Макс Отто фон Штирлиц, он же Эстилиц, Бользен, Брунн. Сотрудник пресс-службы правительства Колчака, чекист-подпольщик, разведчик, профессор истории, разоблачающий заговор последователей нацизма.

Автор. Юлиан Семенов

Годы создания. Романы о полковнике Исаеве создавались на протяжении 24 лет — с 1965 по 1989 год.

В чем суть. В 1921 году чекист Владимиров освобождает Дальний Восток от остатков Белой армии. В 1927-м его решают направить в Европу — именно тогда рождается легенда о немецком аристократе Максе Отто фон Штирлице. В 1944 году он спасает Краков от уничтожения, помогая группе майора Вихря. В самом конце войны ему поручена важнейшая миссия — срыв сепаратных переговоров Германии с Западом. В Берлине герой вершит свое нелегкое дело, попутно спасая радистку Кэт, конец войны уже близок, и Третий рейх рушится под песню Марики Рекк «Семнадцать мгновений апреля». В 1945 году Штирлицу присвоено звание Героя Советского Союза.

Как выглядит. Из партийной характеристики члена НСДАП с 1933 года фон Штирлица, штандартенфюрера СС (VI отдел РСХА): «Истинный ариец. Характер — нордический, выдержанный. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения. Безукоризненно выполняет служебный долг. Беспощаден к врагам рейха. Отличный спортсмен: чемпион Берлина по теннису. Холост; в связях, порочащих его, замечен не был. Отмечен наградами фюрера и благодарностями рейхсфюрера СС…»

За что борется. За победу коммунизма. Неприятно себе в этом признаваться, но в некоторых ситуациях — за родину, за Сталина.

Способ борьбы. Разведка и шпионаж, местами дедуктивный метод, смекалка, сноровка-маскировка.

С каким результатом. С одной стороны, он спасает всех, кто в этом нуждается, и успешно ведет подрывную деятельность; выявляет законспирированные агентурные сети и побеждает главного врага — шефа гестапо Мюллера. Однако Советская страна, за честь и победу которой он борется, благодарит своего героя по-своему: в 1947 году его, только что прибывшего в Союз на советском теплоходе, арестовывают, и по распоряжению Сталина расстреливают его жену и сына. Штирлиц выходит из тюрьмы только после смерти Берии.

Против чего борется. Против белых, испанских фашистов, германских нацистов и всех врагов СССР.

7. Николай Степанович Гумилев «Посмотри в глаза чудовищ»

Герой Николай Степанович Гумилев, поэт-символист, супермен, конкистадор, член ордена Пятый Рим, вершитель советской истории и бесстрашный уничтожитель драконов.

Авторы. Андрей Лазарчук, Михаил Успенский

Год создания. 1997

В чем суть. Николай Гумилев не был расстрелян в 1921 году в застенках ЧК. От расстрела он был спасен Яковом Вильгельмовичем (или Джеймсом Уильямом Брюсом), представителем тайного ордена Пятый Рим, созданного еще в XIII веке. Обретя дар бессмертия и могущества, Гумилев шагает по истории XX века, щедро оставляя в ней свои следы. Укладывает в постель Мэрилин Монро, попутно строя куры Агате Кристи, дает ценные советы Яну Флемингу, по вздорности характера затевает дуэль с Маяковским и, бросив в Лубянском проезде его хладный труп, бежит, предоставив милиции и литературоведам сочинить версию самоубийства. Принимает участие в съезде писателей и подсаживается на ксерион — магическую дурь на основе драконьей крови, которая дарит членам ордена бессмертие. Все бы ничего — проблемы начинаются позже, когда злые драконьи силы начинают угрожать не только миру вообще, но семейству Гумилева: жене Аннушке и сыну Степе.

Как выглядит. Авторы не сочли нужным сильно менять внешность поэта, известную нам по портретам. Очень коротко стрижен. Глядит пронзительно. Периодически ходит в оленьей дохе.

За что борется. Сначала за добро и красоту, потом ему становится уже не до высоких идей — он просто спасает жену и сына.

Способ борьбы. Гумилев участвует в немыслимом количестве битв и сражений, владеет приемами рукопашного боя и всеми видами огнестрельного оружия. Правда, для достижения особой ловкости рук, бесстрашия, всесилия, неуязвимости и даже бессмертия ему приходится закидываться ксерионом.

С каким результатом. Этого не знает никто. Роман «Посмотри в глаза чудовищ» обрывается, так и не дав ответа на этот животрепещущий вопрос. Все продолжения романа (и «Гиперборейская чума», и «Марш экклезиастов»), во-первых, куда в меньшей степени признаны поклонниками Лазарчука — Успенского, а во-вторых, и это самое важное, тоже не предлагают читателю разгадки.

Против чего борется.  Узнав о реальных причинах бедствий, обрушившихся на мир в XX столетии, он борется прежде всего с этими напастями. Другими словами — с цивилизацией злобных ящеров.

8. Василий Теркин

«Василий Теркин»

Герой. Василий Теркин, рядовой запаса, пехотинец. Родом из-под Смоленска. Холост, детей нет. Имеет награду по совокупности подвигов.

Автор. Александр Трифонович Твардовский (не считая бесчисленных подражателей)

Годы создания. 1941–1945

В чем суть. Вопреки распространенному мнению потребность в таком герое появилась еще до Великой Отечественной войны. Твардовский придумал Теркина во время финской кампании, где он вместе с Пулькиными, Мушкиными, Протиркиными и другими персонажами газетных фельетонов сражался с белофиннами за Родину. Так что в 1941 год Теркин вошел уже опытным бойцом. К 1943-му Твардовский от своего непотопляемого героя устал и хотел было отправить его в отставку по ранению, но письма читателей вернули Теркина на фронт, где он провел еще два года, был контужен и трижды попадал в окружение, отвоевывал большие и малые высоты, вел бои в болотах, освобождал деревни, брал Берлин и даже говорил со Смертью. Его простоватое, но искрометное остроумие неизменно спасало его от врагов и цензоров, но вот девушек оно решительно не привлекало. Твардовский даже обратился к читательницам с призывом полюбить его героя — просто так, от сердца. Все-таки не обладают советские герои сноровкой Джеймса Бонда.

Как выглядит. Красотою наделен Не был он отменной, Не высок, не то чтоб мал, Но герой — героем.

За что борется. За дело мира ради жизни на земле, то есть задача у него, как у любого солдата-освободи­теля, глобальная. Сам Теркин уверен, что воюет «за Россию, за народ/ И за все на свете», но иногда на всякий случай упоминает и советскую власть — как бы чего не вышло.

Способ борьбы. На войне, как известно, любые средства хороши, поэтому в ход идет все: танк, автомат, нож, деревянная ложка, кулаки, зубы, водка, сила убеждения, шутка, песня, гармошка…

С каким результатом . Несколько раз находился на волосок от смерти. Должен был получить медаль, но из-за опечатки в списке награда так и не нашла героя.

Зато его нашли подражатели: к концу войны практически в каждой роте был уже свой «Теркин», а в некоторых — и по два.

Против чего борется. Сначала против финнов, потом против фашистов, еще иногда против Смерти. На самом деле Теркин был призван бороться с депрессивными настроениями на фронте, что с успехом и делал. 

9. Анастасия Каменская

Серия детективов об Анастасии Каменской

Героиня. Настя Каменская, майор МУРа, лучший аналитик Петровки, гениальный оперативник, в манере мисс Марпл и Эркюля Пуаро расследующая тяжкие преступления.

Автор. Александра Маринина

Годы создания. 1992–2006

В чем суть.  Работа оперативника предполагает нелегкие будни (первое свидетельство тому — телесериал «Улицы разбитых фонарей»). Но Насте Каменской трудно носиться по городу и ловить бандитов в темных переулках: она ленива, слаба здоровьем и больше всего на свете любит покой. Из-за этого у нее периодически возникают сложности в отношениях с руководством. Только первый ее начальник и учитель по прозвищу Колобок верил в ее аналитические способности безгранично; прочим же приходится доказывать, что лучше всего она расследует кровавые преступления, сидя в кабинете, попивая кофе и анализируя, анализируя.

Как выглядит. Высокая худощавая блондинка, черты лица невыразительные. Никогда не пользуется косметикой, одежду предпочитает неброс­кую, удобную.

За что борется.  Определенно не за скромную милицейскую зарплату: зная пять иностранных языков и имея кое-какие связи, Настя может в любую минуту уйти с Петровки, но не делает этого. Выходит, борется за торжество правопорядка.

Способ борьбы.  Прежде всего аналитика. Но иногда Насте приходится изменять своим привычкам и самостоятельно выходить на тропу войны. В этом случае в ход идут актерские способности, искусство перевоплощения и женское обаяние.

С каким результатом. Чаще всего — с блестящим: преступники разоблачены, пойманы, наказаны. Но в редких случаях некоторым из них удается скрыться, и тогда Настя не спит ночами, курит одну сигарету за другой, сходит с ума и пытается примириться с несправедливостью жизни. Однако пока благополучных финалов явно больше.

Против чего борется. Против преступности.

10. Эраст Фандорин

Серия романов об Эрасте Фандорине

Герой. Эраст Петрович Фандорин, дворянин, сын мелко­го помещика, проигравшего фамильное состояние в карты. Начал карьеру в сыскной полиции в чине коллежского регистратора, успел побывать на Русско-турецкой войне 1877–1878 годов, послужить в дипломатическом корпусе в Японии и вызвать немилость Николая II. Дослужился до статского советника и ушел в отставку. Частный детектив и консультант при различных влиятельных персонах с 1892 года. Феноменально удачлив во всем, особенно в азартных играх. Холост. Имеет некоторое количество детей и других потомков.

Автор. Борис Акунин (Григорий Чхартишвили)

Годы создания. 1998–2006

В чем суть. Рубеж XX–XXI веков вновь оказался эпохой, которая ищет себе героев в прошлом. Акунин нашел своего защитника слабых и угнетенных в галантном XIX столетии, но в той профессиональной сфере, которая становится особенно популярной именно сейчас, — в спецслужбах. Из всех стилизаторских начинаний Акунина Фандорин — самое обаятельное и потому живучее. Его биография начинается в 1856 году, действие последнего романа датируется 1905-м, а конец истории пока не написан, так что от Эраста Петровича всегда можно ждать новых свершений. Хотя Акунин, как ранее Твардовский, с 2000 года все порывается покончить со своим героем и написать про него последний роман. «Коронация» носит подзаголовок «Последний из романов»; написанные после нее «Любовник Смерти» и «Любовница смерти» издавались в качестве бонуса, но потом стало ясно, что так просто читатели Фандорина не отпустят. Нужен, нужен народу элегантный сыщик, знающий языки и пользующийся бешеным успехом у женщин. Не все же «Менты», в самом деле!

Как выглядит.  «Это был весьма миловидный юноша, с черными волосами (которыми он втайне гордился) и голубыми (увы, лучше бы тоже черными) глазами, довольно высокого роста, с белой кожей и проклятым, неистребимым румянцем на щеках». После пережитого несчастья его облик приобретает интригующую дам деталь — седые виски.

За что борется. За просвещенную монархию, порядок и законность. Фандорин мечтает о новой России — облагороженной на японский манер, с твердо и разумно установленными законами и их скрупулезным исполнением. О России, не прошедшей через Русско-япон­скую и Первую мировую войну, революцию и войну гражданскую. То есть о России, которая могла бы быть, если бы у нас хватило удачи и здравого смысла ее построить.

Способ борьбы. Сочетание дедуктивного метода, приемов медитации и японских боевых искусств с почти мистической удачливостью. Кстати приходится и женская любовь, которой Фандорин пользуется во всех смыслах. 

С каким результатом. Как мы знаем, той России, о которой мечтает Фандорин, не случилось. Так что глобально он терпит сокрушительное поражение. Да и в мелочах тоже: те, кого он пытается спасти, чаще всего гибнут, а преступники так и не попадают за решетку (умирают, или откупаются от суда, или просто исчезают). Впрочем, сам Фандорин неизменно остается жив, как и надежда на финальное торжество справедливости.

Против чего борется. Против непросвещенной монархии, революционеров-бомбистов, нигилистов и общественно-политического хаоса, который в России может наступить в любой момент. По ходу дела ему приходится сражаться с бюрократией, коррупцией в высших эшелонах власти, дураками, дорогами и обыкновенными уголовниками.

Иллюстрации: Мария Соснина

9 самых неприятных персонажей в русской литературе • Arzamas

Литература

Филолог Олег Лекманов выбрал самых несимпатичных персонажей из отечественных романов и рассказов XIX и ХХ века

1Алексей Швабрин из «Капитанской дочки» Александра Пушкина (1836)
Дуэль Гринева со Швабриным. Иллюстрация М. В. Нестерова к повести «Капитанская дочка». 1886 год Всероссийский музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург

Тайно влюбленный в Машу Миронову Швабрин пытается опорочить ее в глазах Петра Гринева:

«— Ого! Самолюбивый стихотворец и скромный любовник! — продол­жал Швабрин, час от часу более раздражая меня, — но послушай дружеского совета: коли ты хочешь успеть, то советую действовать не песенками.

— Что это, сударь, значит? Изволь объясниться.

— С охотою. Это значит, что ежели хочешь, чтоб Маша Миронова ходила к тебе в сумерки, то вместо нежных стишков подари ей пару серег.

Кровь моя закипела.

— А почему ты об ней такого мнения? — спросил я, с трудом удерживая свое негодование.

— А потому, — отвечал он с адской усмешкою, — что знаю по опыту ее нрав и обычай.

— Ты лжешь, мерзавец! — вскричал я в бешенстве, — ты лжешь самым бесстыдным образом».

2Петр Верховенский из «Бесов» Федора Достоевского (1872)
Титульный лист первого отдельного издания романа Федора Достоевского «Бесы». Санкт-Петербург, 1873 годДом антикварной книги «В Никитском»

Петр Верховенский разговаривает со своим отцом Степаном Трофимовичем: 

«Петр Степанович быстро объяснил причину своего прибытия. Разумеется, Степан Трофимович был поражен не в меру и слушал в испуге, смешанном с чрезвычайным негодованием.

— И эта Юлия Михайловна  Варвара Петровна Ставрогина — богатая помещица и покровительница Степана Трофимовича, в прошлом бывшего учителем ее сына Николая. Юлия Михайлов­на — жена нового губернатора. Дамы соперничают между собой: каждая пытается сделать свой дом центром жизни местного общества. рассчитывает, что я приду к ней читать!

— То есть они ведь вовсе в тебе не так нуждаются. Напротив, это чтобы тебя обласкать и тем подлизаться к Варваре Петровне. Но, уж само собою, ты не посмеешь отказаться читать. Да и самому-то, я думаю, хочется, — ухмыль­нулся он, — у вас у всех, у старичья, адская амбиция. Но послушай, однако, надо, чтобы не так скучно. У тебя там что, испанская история, что ли? Ты мне дня за три дай просмотреть, а то ведь усыпишь, пожалуй.

Торопливая и слишком обнаженная грубость этих колкостей была явно преднамеренная. Делался вид, что со Степаном Трофимовичем как будто и нельзя говорить другим, более тонким языком и понятиями. Степан Трофимович твердо продолжал не замечать оскорблений. Но сообщаемые события производили на него все более и более потрясающее впечатление.

— И она сама, сама велела передать это мне через… вас? — спросил он, бледнея.

— То есть, видишь ли, она хочет назначить тебе день и место для взаимного объяснения; остатки вашего сентиментальничанья. Ты с нею двадцать лет кокетничал и приучил ее к самым смешным приемам. Но не беспо­койся, теперь уж совсем не то; она сама поминутно говорит, что теперь только начала „презирать“. Я ей прямо растолковал, что вся эта ваша дружба есть одно только взаимное излияние помой. Она мне много, брат, рассказала; фу, какую лакей­скую должность исполнял ты все время. Даже я краснел за тебя.

— Я исполнял лакейскую должность? — не выдержал Степан Трофимович.

— Хуже, ты был приживальщиком, то есть лакеем добровольным. Лень трудиться, а на денежки-то у нас аппетит. Все это и она теперь понимает; по крайней мере ужас, что про тебя рассказала. Ну, брат, как я хохотал над твоими письмами к ней; совестно и гадко. Но ведь вы так развращены, так развращены! В милостыне есть нечто навсегда развращающее — ты явный пример!

— Она тебе показывала мои письма!

— Все. То есть, конечно, где же их прочитать? Фу, сколько ты исписал бумаги, я думаю, там более двух тысяч писем… А знаешь, старик, я думаю, у вас было одно мгновение, когда она готова была бы за тебя выйти? Глупейшим ты образом упустил! Я, конечно, говорю с твоей точки зрения, но все-таки ж лучше, чем теперь, когда чуть не сосватали на „чужих грехах“, как шута для потехи, за деньги.

— За деньги! Она, она говорит, что за деньги! — болезненно возопил Степан Трофимович.

— А то как же? Да что ты, я же тебя и защищал. Ведь это единственный твой путь оправдания. Она сама поняла, что тебе денег надо было, как и всякому, и что ты с этой точки, пожалуй, и прав. Я ей доказал как дважды два, что вы жили на взаимных выгодах: она капиталисткой, а ты при ней сентименталь­ным шутом. Впрочем, за деньги она не сердится, хоть ты ее и доил, как козу. Ее только злоба берет, что она тебе двадцать лет верила, что ты ее так облапо­шил на благородстве и заставил так долго лгать. В том, что сама лгала, она никогда не сознается, но за это-то тебе и достанется вдвое. Не понимаю, как ты не догадался, что тебе придется когда-нибудь рассчитаться. Ведь был же у тебя хоть какой-нибудь ум. Я вчера посоветовал ей отдать тебя в богадельню, успокойся, в приличную, обидно не будет; она, кажется, так и сделает. По­мнишь последнее письмо твое ко мне в X-скую губернию, три недели назад?

— Неужели ты ей показал? — в ужасе вскочил Степан Трофимович.

— Ну еще же бы нет! Первым делом. То самое, в котором ты уведомлял, что она тебя эксплуатирует, завидуя твоему таланту, ну и там об „чужих грехах“. Ну, брат, кстати, какое, однако, у тебя самолюбие! Я так хохотал. Вообще твои письма прескучные; у тебя ужасный слог. Я их часто совсем не читал, а одно так и теперь валяется у меня нераспечатанным; я тебе завтра пришлю. Но это, это последнее твое письмо — это верх совершенства! Как я хохотал, как хохо­тал!

— Изверг, изверг! — возопил Степан Трофимович».

3Иудушка Головлев из «Господ Головлевых» Михаила Салтыкова-Щедрина (1880)
Репродукция иллюстрации Кукрыниксов к роману Михаила Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы». 1975 годРИА «Новости»

Сын Петр молит отца Порфирия Владимировича (по прозвищу Иудушка) о деньгах, чтобы расплатиться за позорный проигрыш:

«Когда оба вошли в кабинет, Порфирий Владимирыч оставил дверь слегка приотворенною и затем ни сам не сел, ни сына не посадил, а начал ходить взад и вперед по комнате. Словно он инстинктивно чувствовал, что дело будет щекот­ливое и что объясняться об таких предметах на ходу гораздо свободнее. И выражение лица скрыть удобнее, и прекратить объяснение, ежели оно при­мет слишком неприятный оборот, легче. А с помощью приотворенной двери и на свидетелей можно сослаться, потому что маменька с Евпраксеюшкой, наверное, не замедлят явиться к чаю в столовую.

— Я, папенька, казенные деньги проиграл, — разом и как-то тупо высказался Петенька.

Иудушка ничего не сказал. Только можно было заметить, как дрогнули у него губы. И вслед за тем он, по обыкновению, начал шептать.

— Я проиграл три тысячи, — пояснил Петенька, — и ежели послезавтра их не внесу, то могут произойти очень неприятные для меня последствия.

— Что ж, внеси! — любезно молвил Порфирий Владимирыч.

Несколько туров отец и сын сделали молча. Петенька хотел объясняться дальше, но чувствовал, что у него захватило горло.

— Откуда же я возьму деньги? — наконец выговорил он.

— Я, любезный друг, твоих источников не знаю. На какие ты источники рассчитывал, когда проигрывал в карты казенные деньги, — из тех и плати.

— Вы сами очень хорошо знаете, что в подобных случаях люди об источниках забывают!

— Ничего я, мой друг, не знаю. Я в карты никогда не игрывал — только вот разве с маменькой в дурачки сыграешь, чтоб потешить старушку. И, пожалуй­ста, ты меня в эти грязные дела не впутывай, а пойдем-ка лучше чайку попьем. Попьем да посидим, может, и поговорим об чем-нибудь, только уж, ради Христа, не об этом.

И Иудушка направился было к двери, чтобы юркнуть в столовую, но Петенька остановил его.

— Позвольте, однако ж, — сказал он, — надобно же мне как-нибудь выйти из этого положения!

Иудушка усмехнулся и посмотрел Петеньке в лицо.

— Надо, голубчик! — согласился он.

— Так помогите же!

— А это… это уж другой вопрос. Что надобно как-нибудь выйти из этого поло­же­ния — это так, это ты правду сказал. А как выйти — это уж не мое дело!

— Но почему же вы не хотите помочь?

— А потому, во-первых, что у меня нет денег для покрытия твоих дрянных дел, а во-вторых — и потому, что вообще это до меня не касается. Сам напутал — сам и выпутывайся. Любишь кататься — люби и саночки возить. Так-то, друг. Я ведь и давеча с того начал, что ежели ты просишь правильно…

— Знаю, знаю. Много у вас на языке слов…

— Постой, попридержи свои дерзости, дай мне досказать. Что это не одни слова — это я тебе сейчас докажу… Итак, я тебе давеча сказал: если ты будешь просить должного, дельного — изволь, друг! всегда готов тебя удовлетворить! Но ежели ты приходишь с просьбой не дельною — извини, брат! На дрянные дела у меня денег нет, нет и нет! И не будет — ты это знай! И не смей говорить, что это одни „слова“, а понимай, что эти слова очень близко граничат с делом.

— Подумайте, однако ж, что со мной будет!

— А что богу угодно, то и будет, — отвечал Иудушка, слегка воздевая руки и искоса поглядывая на образ.

Отец и сын опять сделали несколько туров по комнате. Иудушка шел нехотя, словно жаловался, что сын держит его в плену. Петенька, подбоченившись, следовал за ним, кусая усы и нервно усмехаясь.

— Я — последний сын у вас, — сказал он, — не забудьте об этом!

— У Иова, мой друг, бог и все взял, да он не роптал, а только сказал: бог дал, бог и взял — твори, господи, волю свою! Так-то, брат!

— То бог взял, а вы сами у себя отнимаете. Володя…

— Ну, ты, кажется, пошлости начинаешь говорить!

— Нет, это не пошлости, а правда. Всем известно, что Володя…

— Нет, нет, нет! Не хочу я твои пошлости слушать! Да и вообще — довольно. Что надо было высказать, то ты высказал. Я тоже ответ тебе дал. А теперь пойдем и будем чай пить. Посидим да поговорим, потом поедим, выпьем на прощанье — и с богом. Видишь, как бог для тебя милостив! И погодка унялась, и дорожка поглаже стала. Полегоньку да помаленьку, трюх да трюх — и не увидишь, как доплетешься до станции!

— Послушайте! наконец, я прошу вас! ежели у вас есть хоть капля чувства…

— Нет, нет, нет! не будем об этом говорить! Пойдем в столовую: маменька, поди, давно без чаю соскучилась. Не годится старушку заставлять ждать.

Иудушка сделал крутой поворот и почти бегом направился к двери.

— Хоть уходите, хоть не уходите, я этого разговора не оставлю! — крикнул ему вслед Петенька, — хуже будет, как при свидетелях начнем разговаривать!

Иудушка воротился назад и встал прямо против сына.

— Что тебе от меня, негодяй, нужно… сказывай! — спросил он взволнованным голосом.

— Мне нужно, чтоб вы заплатили те деньги, которые я проиграл.

— Никогда!!

— Так это ваше последнее слово?

— Видишь? — торжественно воскликнул Иудушка, указывая пальцем на образ, висевший в углу, — это видишь? Это папенькино благословение… Так вот я при нем тебе говорю: никогда!!

И он решительным шагом вышел из кабинета.

— Убийца! — пронеслось вдогонку ему». 

4Юлия Гудаевская из «Мелкого беса» Федора Сологуба (1905)
Обложка первого отдельного издания романа Федора Сологуба «Мелкий бес». Санкт-Петербург, 1907 год Дом антикварной книги «В Никитском»

Юлия Гудаевская тайно от мужа вызывает к себе домой гимназического учителя Передонова, чтобы вместе с ним наказать ни в чем не повинного сына Антошу: 

«Наконец он добрался до жилища Гудаевских. Огонь виден был только в одном окне на улицу, остальные четыре были темны. Передонов поднялся на крыльцо тихохонько, постоял, прильнул ухом к двери и послушал — все было тихо. Он слегка дернул медную ручку звонка — раздался далекий, слабый, дребезжащий звук. Но как он ни был слаб, он испугал Передонова, как будто за этим звуком должны были проснуться и устремиться к этим дверям все враждебные силы. Передонов быстро сбежал с крыльца и прижался к стенке, притаясь за столби­ком.

Прошли короткие мгновения. Сердце у Передонова замирало и тяжко колотилось.

Послышались легкие шаги, стук отворенной двери — Юлия выглянула на улицу, сверкая в темноте черными, страстными глазами.

— Кто тут? — громким шепотом спросила она.

Передонов немного отделился от стены и, заглядывая снизу в узкое отверстие двери, где было темно и тихо, спросил, тоже шепотом — и голос его дрожал:

— Ушел Николай Михайлович?

— Ушел, ушел, — радостно зашептала и закивала Юлия.

Робко озираясь, Передонов вошел за нею в темные сени.

— Извините, — шептала Юлия, — я без огня, а то еще кто увидит, будут болтать.

Она шла впереди Передонова по лестнице, в коридор, где висела маленькая лампочка, бросая тусклый свет на верхние ступеньки. Юлия радостно и тихо смеялась, и ленты ее зыбко дрожали от ее смеха.

— Ушел, — радостно шепнула она, оглянулась и окинула Передонова страстно-горящими глазами. — Уж я боялась, что останется сегодня дома, так развое­вался. Да не мог вытерпеть без винта. Я и прислугу отправила — одна Лизина нянька осталась, — а то еще нам помешают. Ведь нынче люди знаете какие.

От Юлии веяло жаром, и вся она была жаркая, сухая, как лучина. Она иногда хватала Передонова за рукав, и от этих быстрых сухих прикосновений словно быстрые сухие огоньки пробегали по всему его телу. Тихохонько, на цыпочках прошли они по коридору — мимо нескольких запертых дверей и остановились у последней — у двери в детскую…»

5Сергей Тальберг из «Белой гвардии» Михаила Булгакова (1925)
Титульный лист первого полного издания романа Михаила Булгакова «Белая гвардия». Париж, 1927 год Дом антикварной книги «В Никитском»

Капитан Сергей Тальберг бежит из Киева, к которому приближаются петлюровцы, бросая жену и ее братьев на произвол судьбы:

«Елена рыжеватая сразу постарела и подурнела. Глаза красные. Свесив руки, печально она слушала Тальберга. Он сухой штабной колонной возвышался над ней и говорил неумолимо:

— Елена, никак иначе поступить нельзя.

Тогда Елена, помирившись с неизбежным, сказала так:

— Что ж, я понимаю. Ты, конечно, прав. Через дней пять-шесть, а? Может, положение еще изменится к лучшему?

Тут Тальбергу пришлось трудно. И даже свою вечную патентованную улыбку он убрал с лица. Оно постарело, и в каждой точке была совершенно решенная дума. Елена… Елена. Ах, неверная, зыбкая надежда… Дней пять… шесть…

И Тальберг сказал:

— Нужно ехать сию минуту. Поезд идет в час ночи…

…Через полчаса все в комнате с соколом было разорено. Чемодан на полу и внутренняя матросская крышка его дыбом. Елена, похудевшая и строгая, со складками у губ, молча вкладывала в чемодан сорочки, кальсоны, простыни. Тальберг, на коленях у нижнего ящика шкафа, ковырял в нем ключом. А по­том… потом в комнате противно, как во всякой комнате, где хаос укладки, и еще хуже, когда абажур сдернут с лампы. Никогда. Никогда не сдергивайте абажур с лампы! Абажур священен. Никогда не убегайте крысьей побежкой на неизвестность от опасности. У абажура дремлите, читайте — пусть воет вьюга, — ждите, пока к вам придут.

Тальберг же бежал. Он возвышался, попирая обрывки бумаги, у застегнутого тяжелого чемодана в своей длинной шинели, в аккуратных черных наушниках, с гетманской серо-голубой кокардой и опоясан шашкой.

На дальнем пути Города I, Пассажирского уже стоит поезд — еще без паровоза, как гусеница без головы. В составе девять вагонов с ослепительно-белым электрическим светом. В составе в час ночи уходит в Германию штаб генерала фон Буссова. Тальберга берут: у Тальберга нашлись связи… Гетманское мини­стерство — это глупая и пошлая оперетка (Тальберг любил выражаться триви­ально, но сильно), как, впрочем, и сам гетман. Тем более пошлая, что…

— Пойми (шепот), немцы оставляют гетмана на произвол судьбы, и очень, очень может быть, что Петлюра войдет. <…> …а это, знаешь ли…»

6М-сье Пьер из «Приглашения на казнь» Владимира Набокова (1935)
Обложка романа Владимира Набокова «Приглашение на казнь». Санкт-Петербург, 2007 год © Издательство «Азбука»

Палач м-сье Пьер докладывает о том, как он завязал дружеские отношения с приговоренным к смертной казни Цинциннатом Ц.:

«— Милостивые государи, — не поднимая глаз, тонким голосом сказал наконец м-сье Пьер, — прежде всего и раньше всего позвольте мне обрисовать двумя-тремя удачными штрихами то, что мною уже выполнено.

— Просим, — пробасил директор, сурово скрипнув креслом.

— Вам, конечно, известны, господа, причины той забавной мистификации, которая требуется традицией нашего искусства. В самом деле. Каково было бы, если бы я, с бухты-барахты открывшись, предложил бы Цинциннату Ц. свою дружбу? Ведь это значило бы, господа, заведомо его оттолкнуть, испугать, восстановить против себя — совершить, словом, роковую ошибку.

Докладчик отпил из стакана и осторожно отставил его.

— Не стану говорить о том, — продолжал он, взмахнув ресницами, — как драго­ценна для успеха общего дела атмосфера теплой товарищеской близости, кото­рая постепенно, с помощью терпения и ласки, создается между приговоренным и исполнителем приговора. Трудно, или даже невозможно, без содрогания вспомнить варварство давно минувших времен, когда эти двое, друг друга не зная вовсе, чужие друг другу, но связанные неумолимым законом, встреча­лись лицом к лицу только в последний миг перед самим таинством. Все это изменилось, точно так же как изменилось с течением веков древнее, дикое заключение браков, похожее скорее на заклание, — когда покорная девствен­ница швырялась родителями в шатер к незнакомцу.

(Цинциннат нашел у себя в кармане серебряную бумажку от шоколада и стал ее мять.)

— И вот, господа, для того, чтобы наладить самые дружеские отношения с приговоренным, я поселился в такой же мрачной камере, как он, во образе такого же, чтобы не сказать более, узника. Мой невинный обман не мог не уда­ться, и поэтому странно было бы мне чувствовать какие-либо угрызе­ния; но я не хочу ни малейшей капли горечи на дне нашей дружбы. Несмотря на при­сутствие очевидцев и на сознание своей конкретной правоты, я у вас (он протянул Цинциннату руку) прошу прощения».

7Михаил Ромашов из «Двух капитанов» Вениамина Каверина (1940)
Обложка книги «Два капитана». Москва, 1940 год«Детиздат ЦК ВЛКСМ»

Пользуясь подвернувшимся случаем, Ромашов во время войны оставляет без ору­жия, документов, еды и воды Саню Григорьева, которому он всегда завидовал: 

«Я открыл глаза. Освещенный первыми лучами солнца, туман лениво бродил между деревьями. У меня было мокрое лицо, мокрые руки. Ромашов сидел поодаль в прежней сонно-равнодушной позе. Все, кажется, было как прежде, но все было уже совершенно другим.

Он не смотрел на меня. Потом посмотрел — искоса, очень быстро, и я сразу понял, почему мне так неудобно лежать. Он вытащил из-под моей головы мешок с сухарями. Кроме того, он вытащил флягу с водкой и пистолет.

Кровь бросилась мне в лицо. Он вытащил пистолет!

— Сейчас же верни оружие, болван! — сказал я спокойно.

Он промолчал.

— Ну!

— Ты все равно умрешь, — сказал он торопливо. — Тебе не нужно оружия.

— Умру я или нет, это уж мое дело. Но ты мне верни пистолет, если не хочешь попасть под полевой суд. Понятно?

Он стал коротко, быстро дышать.

— Какой там полевой суд! Мы одни, и никто ничего не узнает. В сущности, тебя уже давно нет. О том, что ты еще жив, ничего не известно.

Теперь он в упор смотрел на меня, и у него были очень странные глаза — какие-то торжественные, широко открытые. Может быть, он помешался?

— Знаешь что? Глотни-ка из фляги, — сказал я спокойно, — и приди в себя. А уж потом мы решим — жив я или умер.

Но Ромашов не слушал меня.

— Я остался, чтобы сказать, что ты мешал мне всегда и везде. Каждый день, каждый час! Ты мне надоел смертельно, безумно! Ты мне надоел тысячу лет!

Безусловно, он не был вполне нормален в эту минуту. Последняя фраза „надоел тысячу лет“ убедила меня.

— Но теперь все кончено, навсегда! — в каком-то самозабвении продолжал Ромашов. — Все равно ты умер бы, у тебя гангрена. Теперь ты умрешь скорее, сейчас, вот и все».

8Г. О. из «Победы» Василия Аксенова (1965)
Первая публикация рассказа Василия Аксенова «Победа» в журнале «Юность». № 6, 1965 год © Издательство «Правда»

В купе скорого поезда гроссмейстер играет в шахматы со своим соседом:

«— Вот интересно: почему все шахматисты — евреи? — спросил Г. О.

— Почему же все? — сказал гроссмейстер. — Вот я, например, не еврей.

— Правда? — удивился Г. О. и добавил: — Да вы не думайте, я это так. У меня никаких предрассудков на этот счет нет. Просто любопытно.

— Ну, вот вы, например, — сказал гроссмейстер, — ведь вы не еврей.

— Где уж мне! — пробормотал Г. О. и снова погрузился в свои секретные планы.

„Если я его так, то он меня так, — думал Г. О. — Если я сниму здесь, он снимет там, потом я хожу сюда, он отвечает так… Все равно я его добью, все равно доло­маю. Подумаешь, гроссмейстер–блатмейстер, жила еще у тебя тонкая против меня. Знаю я ваши чемпионаты: договариваетесь заранее. Все равно я тебя задавлю, хоть кровь из носа!“

— Да-а, качество я потерял, — сказал он гроссмейстеру, — но ничего, еще не вечер.

Он начал атаку в центре, и, конечно, как и предполагалось, центр сразу пре­вратился в поле бессмысленных и ужасных действий. Это была не-любовь, не-встреча, не-надежда, не-привет, не-жизнь. Гриппозный озноб и опять желтый снег, послевоенный неуют, все тело чешется. Черный ферзь в центре каркал, как влюбленная ворона, воронья любовь, кроме того, у соседей скребли ножом оловянную миску. Ничто так определенно не доказывало бессмысленность и призрачность жизни, как эта позиция в центре. Пора кончать игру».

9Мужчина в плаще из «Обиды» Василия Шукшина (1971)
Обложка первого издания сборника рассказов Василия Шукшина «Характеры», в который вошел рассказ «Обида». Москва, 1973 год © Издательство «Современник»

Продавщица несправедливо обвинила героя рассказа, Сашку Ермолаева, в том, что он накануне пьяный хулиганил возле магазина. Свидетельницей этой сцены стала маленькая дочка Сашки Маша:

«Тут выступил один пожилой, в плаще.

— Хватит, — не был он в магазине! Вас тут каждый вечер — не пробьешься. Соображают стоят. Раз говорят, значит, был.

— Что вы, они вечерами никуда не ходят! — заговорили в очереди.

— Они газеты читают.

— Стоит — возмущается! Это на вас надо возмущаться. На вас надо возму­щаться-то.

— Да вы что? — попытался было еще сказать Сашка, но понял, что — бесполезно. Глупо. Эту стенку из людей ему не пройти.

— Работайте, — сказали Розе из очереди. — Работайте спокойно, не обращайте внимания на всяких тут…

Сашка пошел к выходу. Покупатель в плаще послал ему в спину последнее:

— Водка начинает продаваться в десять часов! Рано пришел!

Сашка вышел на улицу, остановился, закурил.

— Какие дяди похие, — сказала Маша.

— Да, дяди… тети… — пробормотал Сашка. — Мгм… — он думал, что бы сде­лать? Как поступить? Оставлять все в таком положении он не хотел. Не мог просто. Его опять трясло. Прямо трясун какой-то!

Он решил дождаться этого, в плаще. Поговорить. Как же так? С какой стати он выскочил таким подхалимом? Что за манера? Что за проклятое желание угодить продавцу, чиновнику, хамоватому начальству?! Угодить во что бы то ни стало! Ведь сами расплодили хамов, сами! Никто же нам их не завез, не забросил на парашютах. Сами! Пора же им и укорот сделать. Они же уже меры не знают…

Так примерно думал Сашка. И тут вышел этот, в плаще.

— Слушайте, — двинулся к нему Сашка, — хочу поговорить с вами…

Плащ остановился, недобро уставился на Сашку.

— О чем нам говорить?

— Почему вы выскочили заступаться за продавцов? Я правда не был вчера в магазине…

— Иди проспись сперва! Понял? Он будет еще останавливать… „Поговорить“. Я те поговорю! Поговоришь у меня в другом месте!

— Ты что, взбесился?

— Это ты у меня взбесишься! Счас ты у меня взбесишься, счас… Я те поговорю, подворотня чертова!

Плащ прошуршал опять в магазин — к телефону, как понял Сашка».

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Искусство, История

Вся история кино с 1945 по 2019 год в одной таблице

Более 200 самых важных фильмов, имен и явлений

СОЧИНЕНИЕ ТИПА «ОБРАЗ ЛИТЕРАТУРНОГО ГЕРОЯ» — КиберПедия

СОЧИНЕНИЕ ТИПА «ОБРАЗ ЛИТЕРАТУРНОГО ГЕРОЯ»

Цель данного типа сочинения: выстроить образ литературного героя на основе анализа текста художественного произведения и мнения критики.

 

ВАРИАНТЫ ТЕМЫ

 

  1. Образ литературного героя («Образ Базарова», «Образ Обломова»).
  2. Тема сформулирована в виде цитаты («Базаров как «лицо трагическое», «Печорин – трагический герой своего времени»). Тема более узкая, цель такой темы – исследование образа литературного героя в определённом ракурсе.
  3. Тема сформулирована в виде вопроса («Почему Базаров лицо трагическое?», «В чём трагедия Печорина?»). Такая тема сочинения предполагает анализ причин, условий, сформировавших данный тип героя. Ответ на вопрос и есть основная мысль сочинения. Некоторые темы («Чацкий – лицо трагическое или комическое?») предполагают анализ образа героя с учётом жанрового своеобразия произведения.
  4. Сочинение по образу литературного героя, где на 1-ый план выступает личностное читательское отношение к герою («Мой любимый герой Пушкина»).

 

СТРУКТУРА СОЧИНЕНИЯ

 

ВАРИАНТЫ ВСТУПЛЕНИЙ

 

  1. Герой как отражение времени (типичный или неординарный тип героя).
  2. Ретроспектива данного типа литературного героя в произведениях русской литературы.
  3. Историческая обстановка, проявившая данный тип героя.
  4. Роль прототипов.
  5. Взгляд критики на образ героя произведения (Добролюбов и Писарев о Катерине, Добролюбов и Дружинин об Обломове).

 

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

1. Первая встреча с героем:

— когда появляется герой в произведении?

— как появляется герой?

— кто представляет героя (автор, другие герои, сам герой)?

— впечатление, которое производит герой при первой встрече.

2. Портрет героя:

— сколько портретов данного героя даётся в произведении;

— анализ 1-го портрета;

— портретные описания, дополняющие главный портрет;

— на какие детали портрета автор обращает особое внимание (одежда, возраст, лицо, черты лица,

выражение лица, возраст – почему?)

— при описании лица есть ли упоминание о глазах (какие, о чём говорят?)

3. Среда, к которой относится герой (что указывает на эту принадлежность?)

4. Воспитание, образование (в какой части сюжета об этом говорится, почему? Если автор об этом не говорит, как читатель догадывается об этом?)

5. Речь героя:

— на какие темы предпочитает говорить герой?

— речь представляет собой монолог или диалог? (если монолог, какой он – внешний или внутренний?)

— анализ лексики;

— анализ синтаксического строя речи;



— эмоциональность речи.

6. Система ценностей героя, его мировоззрение, жизненная философия.

7. Герой в системе образов:

— отношение других персонажей произведения к герою (кто и как говорит о нём? Какую линию поведения выбирают герои произведения по отношению к герою?)

— отношение героя к другим персонажам произведения 9с кем и как он ведёт себя, почему?).

8. Анализ 1 – 2 поступков героя:

— поступки «нормальные»;

— поступки, вызванные крайними обстоятельствами.

9. Авторское отношение к герою (из чего оно складывается, как и с помощью чего выражается?).

10. Оценка героя читателями:

— современниками;

— критиками;

— потомками.

11. Влияние данного героя на дальнейшее развитие литературы.

12. Актуален ли герой произведения в наше время (если «да», то чем?). Личностное отношение (отношение современного читателя).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Пункты 11 и 12 по существу являются заключением сочинения данного типа.

 

ТИПИЧНЫЕ НЕДОЧЁТЫ

 

  1. Анализ образа литературного героя подменяется пересказом сюжета произведения или отдельных сцен.
  2. Отсутствует опора на текст (нет цитат).
  3. Отсутствует анализ мотивов, определяющих поступки героев.
  4. Не показана связь героя с эпохой.
  5. Работа не имеет логической законченности (нет выводов, объясняющих, ради чего, с какой целью проводился анализ образа).
  6. Не показано знание критики.
  7. Не раскрыто авторское отношение к герою.
  8. Тип сочинения-рассуждения подменён другим типом текста.

 

 

СОЧИНЕНИЕ НА СВОБОДНУЮ ТЕМУ

 

Под свободной понимается тема, которая позволяет пишущему самостоятельно отобрать материал для сочинения. В основе сочинения может лежать как литературное произведение, так и жизненные наблюдения и впечатления. Большинство сочинений на свободную тему связано с морально-этической стороной жизни общества или отдельно взятого человека (социальной группы). Так как произведения классической литературы принято считать произведениями с устоявшейся точкой зрения, то для сочинений на свободную тему лучше брать сочинения современной литературы (под современной литературой понимается исторический период времени в 15 лет).



Часто сочинения на свободную тему представляют собой известную цитату, над смыслом которой предлагается поразмышлять. Поэтому данный тип сочинения представляет собой сочинение-рассуждение.

Свободная тема выявляет у пишущего интеллектуальную, нравственную, мировоззренческую и языковую сформированность. Этот тип сочинения является самым «личным», не зависящим от устоявшихся мнений критики или социальной группы, что делает его наиболее близким к жанру очерка или эссе. Пишущий сам определяет степень глубины эмоциональной окрашенности текста, способы выражения своей позиции, выбор поднимаемых проблем. Сочинение может быть написано в жёсткой публицистической форме или форме лирического размышления. В качестве фонового материала могут выступать примеры из любой области человеческих знаний. Большую роль в развитии темы играют ассоциации.

 

 

СТРУКТУРА СОЧИНЕНИЯ

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Постановка проблемы в свободной форме.

 

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

 

Сочинение-рассуждение по свободной схеме. Однако тип сочинения определяет обязательное наличие тезиса и аргументов (литературный материал, жизненные наблюдения, сведения из любых областей жизни человеческого общества).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Вывод предполагает краткое изложение своей точки зрения, подводящее итог размышлениям над предложенной темой.

 

ТИПИЧНЫЕ НЕДОЧЁТЫ

 

1. Отсутствует идея сочинения.

2. Нарушена логика развития темы (идеи).

3. Нет литературной основы произведения.

4. Анализ проблемы подменён пересказом.

5. Узость (или косность) мышления.

6. Низкий общеинтеллектуальный уровень сочинения.

7. Слабая аргументации выдвигаемых аргументов.

8. Стилистический и жанровый разнобой текста сочинения.

9. «Мозаичность» текста.

 

Свободная тема выявляет у пишущего интеллектуальную, нравственную, мировоззренческую и языковую сформированность. Этот тип сочинения является самым «личным», не зависящим от устоявшегося мнения критики или социальной группы, что делает его наиболее близким к жанру очерка или эссе. Пишущий сам определяет глубину эмоциональной окраски текста, способы выражения авторской позиции и ракурс освещения проблемы. Сочинение может быть написано в публицистической форме или форме лирического размышления.

 

РЕЦЕНЗИЯ КАК ТИП СОЧИНЕНИЯ

 

Рецензия — официальный письменный отзыв, содержащий анализ и оценку какого-нибудь научного сочинения, произведения искусства (прил. – рецензионный).

(Современный толковый словарь русского языка)

 

Рецензия – критический отзыв о каком-нибудь сочинении, спектакле, фильме.

(Толковый словарь С.И.Ожегова)

 

Рецензия – 1. Статья, целью которой является критический разбор какого-либо научного или художественного произведения, спектакля, кинофильма и т.д. 2. Отзыв на научную работу или какое-либо произведение перед их публикацией, защитой.

(Современный словарь иностранных слов)

 

Рецензия – 1. газетно-журнальный жанр; критический анализ и оценка нового художественного или научного произведения. 2. Отзыв на научную работу или литературно-художественное произведение перед их публикацией, защитой и т.п.

(БЭС)

 

Таким образом, рецензия – это письменный критический отзыв в виде статьи газетно-журнального жанра.

 

СТРУКТУРА СОЧИНЕНИЯ

 

ВСТУПЛЕНИЕ (ВАРИАНТЫ)

 

  1. Слово о писателе
  2. Собственное читательское впечатление (приём обратной композиции)
  3. Слово от лица массового читателя ( статистика, общественное мнение. Этот тип вступления логично закончить вопросом (Почему имя этого писателя заинтересовало современного читателя? В чём причина популярности данного писателя в современном обществе?) Основная часть сочинения является фактически ответом на этот вопрос.

 

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

 

  1. Знакомо ли Вам имя автора? Что Вам известно о его творчестве?
  2. Восприятие, интерпретация и оценка произведения:

— какую сферу жизни изображает автор? Какова её значимость в социальной, нравственной и духовной жизни современности?

— тема произведения и способы её раскрытия. Включить краткий пересказ и анализ сюжета;

— насколько жизненны и убедительны герои произведения?

— коллизия произведения;

— как художественные компоненты раскрывают идею произведения (содержательность формы)?

— в чём состоит своеобразие языка и стиля произведения, в чём проявляется неповторимость авторской манеры?

— какова авторская позиция, что утверждается или отрицается в произведении; что Вы думаете по этому поводу?

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

  1. Выводы и итоги рецензента: обратить внимание на…; задать вопросы автору; побудить читателя к чему-либо; поспорить с автором…
  2. Перечитать рецензию и озаглавить её (название должно быть броским, интригующим, обращающим на себя внимание).

 

Надо помнить, что:

  1. Литература в рецензии часто рассматривается как повод для общественного разговора , обсуждения насущных проблем с современниками.
  2. Рецензия пишется только на произведения современной литературы (на произведения классики пишется отзыв!). Под современной литературой понимается литература последних 15 лет.
  3. Рецензия НА…, отзыв О…
  4. Рецензия предполагает эмоциональность, так как цель рецензии – возбудить, взбудоражить общественное мнение. Вместе с тем рецензия предполагает логичность, оценочность, призывность
  5. Рецензия обязательно содержит элементы рекламы.

 

КЛЮЧЕВЫЕ ФРАЗЫ

— Большим достоинством книги является…

— Автор умело подсказывает…

— Книга подкупает (чем?)…

— Нельзя не одобрить…

— Нельзя не согласиться…

— Хочется отметить…

— Однако вызывает удивление…

— Возникает вопрос…

— Чувствуется влияние…

— Основываясь на традициях…

— Хочется поспорить с автором…

— Хотелось бы задать вопрос…

— В заключение отметим…

— Вызывает недоумение…

— С радостью узнаёшь…

— Правда, это требует серьёзных размышлений (доказательств…)…

 

ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ

 

  1. Нарушение трёхчастного построения текста
  2. Нет пересказа, непонятно, о чём идёт речь в рецензии
  3. Вместо анализа – пересказ
  4. Нарушен стиль сочинения
  5. Подменён тип сочинения (вместо рецензии отзыв или анализ литературного произведения)
  6. Нет выхода на общественное мнение, не определена актуальность
  7. «Засушенность» текста (текст выстраивается неэмоционально, есть склонность к официально-деловому стилю)
  8. Отсутствует связь с современностью

 

СОЧИНЕНИЕ ТИПА «ЭССЕ»

 

Цель данного типа сочинения: создать всеохватывающее представление об уникальности личности пишущего.

 

Эссе – разновидность очерка, в котором главную роль играет не воспроизведение факта, а

изображение впечатлений, раздумий и ассоциаций.

( Литература. Справочные материалы. М.: Просвещение. – 1989)

 

Эссе – очерк, трактующий литературные, философские, социальные и другие проблемы не в

систематическом научном виде, а в свободной форме.

(Современный толковый словарь русского языка под ред С.А.Кузнецова.

— М.: Ридерз Дайджест. 2004)

 

 

Отличительной особенностью эссе является его краткость.

Эссе обладает определённым внутренним единством, которое сохраняется на протяжении всего текста.

Выделяют два типа эссе:

 

  1. Эссе субъективное, личностное, где основным элементом является раскрытие той или иной стороны авторской личности.
  2. Эссе объективное («серьёзное»), где личностное начало подчинено предмету описания или какой-то идее.

 

Традиционно эссе – форма личностного выражения. Его характеризуют свобода построения и лёгкая, неспешная манера изложения с многочисленными отклонениями от темы и ассоциативными ходами. Эссе – литературный жанр, что совсем не обязательно делает его предметом литературы, однако в нём используются все ресурсы искусства слова: тропы, каламбуры, ритм и все возможные приёмы риторики, призванные отразить личность и темперамент автора.

 

Традиционно 9 классы пишут эссе для портфолио. Такое эссе представляет собой «очеловеченное» резюме (резюме – официально-деловая бумага, содержащая информацию об образовании, умениях, возможностях, результатах профессиональной деятельности, потенциальных возможностях пишущего).

Для написания такого варианта эссе удобно придерживаться следующего плана:

 

  1. Представление себя.
  2. Анализ результатов учебной деятельности.
  3. Результаты во внеурочной учебной деятельности.
  4. Участие и достижения во внеурочной (школьной и внешкольной) деятельности.
  5. Личностные качества, определяющие результаты Вашей деятельности.
  6. Увлечения, досуг.
  7. Перспективы на будущее (связанные с учёбой, интересами, выбором профессии; каким Вы хотите видеть себя в будущем? Что для этого надо сделать? Какие личностные качества надо развивать, с чем необходимо расстаться?)

 

Сочинение – эссе не предполагает большой объём. Главные умения, которые должен показать ученик в своей работе, связаны с раскрытием своей личности в свободной, непринуждённой форме с долей самокритики, лёгкой иронии и юмором. Эссе такого типа предполагает элементы психоанализа.

 

 

СОЧИНЕНИЕ ТИПА «ОБРАЗ ЛИТЕРАТУРНОГО ГЕРОЯ»

Цель данного типа сочинения: выстроить образ литературного героя на основе анализа текста художественного произведения и мнения критики.

 

ВАРИАНТЫ ТЕМЫ

 

  1. Образ литературного героя («Образ Базарова», «Образ Обломова»).
  2. Тема сформулирована в виде цитаты («Базаров как «лицо трагическое», «Печорин – трагический герой своего времени»). Тема более узкая, цель такой темы – исследование образа литературного героя в определённом ракурсе.
  3. Тема сформулирована в виде вопроса («Почему Базаров лицо трагическое?», «В чём трагедия Печорина?»). Такая тема сочинения предполагает анализ причин, условий, сформировавших данный тип героя. Ответ на вопрос и есть основная мысль сочинения. Некоторые темы («Чацкий – лицо трагическое или комическое?») предполагают анализ образа героя с учётом жанрового своеобразия произведения.
  4. Сочинение по образу литературного героя, где на 1-ый план выступает личностное читательское отношение к герою («Мой любимый герой Пушкина»).

 

СТРУКТУРА СОЧИНЕНИЯ

 

ВАРИАНТЫ ВСТУПЛЕНИЙ

 

  1. Герой как отражение времени (типичный или неординарный тип героя).
  2. Ретроспектива данного типа литературного героя в произведениях русской литературы.
  3. Историческая обстановка, проявившая данный тип героя.
  4. Роль прототипов.
  5. Взгляд критики на образ героя произведения (Добролюбов и Писарев о Катерине, Добролюбов и Дружинин об Обломове).

 

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

1. Первая встреча с героем:

— когда появляется герой в произведении?

— как появляется герой?

— кто представляет героя (автор, другие герои, сам герой)?

— впечатление, которое производит герой при первой встрече.

2. Портрет героя:

— сколько портретов данного героя даётся в произведении;

— анализ 1-го портрета;

— портретные описания, дополняющие главный портрет;

— на какие детали портрета автор обращает особое внимание (одежда, возраст, лицо, черты лица,

выражение лица, возраст – почему?)

— при описании лица есть ли упоминание о глазах (какие, о чём говорят?)

3. Среда, к которой относится герой (что указывает на эту принадлежность?)

4. Воспитание, образование (в какой части сюжета об этом говорится, почему? Если автор об этом не говорит, как читатель догадывается об этом?)

5. Речь героя:

— на какие темы предпочитает говорить герой?

— речь представляет собой монолог или диалог? (если монолог, какой он – внешний или внутренний?)

— анализ лексики;

— анализ синтаксического строя речи;

— эмоциональность речи.

6. Система ценностей героя, его мировоззрение, жизненная философия.

7. Герой в системе образов:

— отношение других персонажей произведения к герою (кто и как говорит о нём? Какую линию поведения выбирают герои произведения по отношению к герою?)

— отношение героя к другим персонажам произведения 9с кем и как он ведёт себя, почему?).

8. Анализ 1 – 2 поступков героя:

— поступки «нормальные»;

— поступки, вызванные крайними обстоятельствами.

9. Авторское отношение к герою (из чего оно складывается, как и с помощью чего выражается?).

10. Оценка героя читателями:

— современниками;

— критиками;

— потомками.

11. Влияние данного героя на дальнейшее развитие литературы.

12. Актуален ли герой произведения в наше время (если «да», то чем?). Личностное отношение (отношение современного читателя).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Пункты 11 и 12 по существу являются заключением сочинения данного типа.

 

ТИПИЧНЫЕ НЕДОЧЁТЫ

 

  1. Анализ образа литературного героя подменяется пересказом сюжета произведения или отдельных сцен.
  2. Отсутствует опора на текст (нет цитат).
  3. Отсутствует анализ мотивов, определяющих поступки героев.
  4. Не показана связь героя с эпохой.
  5. Работа не имеет логической законченности (нет выводов, объясняющих, ради чего, с какой целью проводился анализ образа).
  6. Не показано знание критики.
  7. Не раскрыто авторское отношение к герою.
  8. Тип сочинения-рассуждения подменён другим типом текста.

 

 

Тема 7. Автор и герой (лирический герой) литературного произведения

Автор одно из ключевых понятий литературной науки, определяющее субъекта словесно-художественного высказывания.

В современном литературоведении четко различаются: 1) автор биографический – творческая личность, существующая во внехудожественной реальности, и 2) автор в его внутритекстовом, художественном воплощении.

Автор в первом значении – писатель, имеющий свою биографию, создающий, сочиняющий другую реальность – словесно-художественные высказывания любого рода и жанра. Отношения автора, находящегося вне текста, и автора, запечатленного в тексте, отражаются в трудно поддающихся исчерпывающему описанию представлениях о субъективной авторской роли, авторском замысле, авторской концепции (идее), обнаруживаемых в каждой «клеточке» повествования, в каждой сюжетно-композиционной единице произведения, в каждой составляющей текста и в художественном целом произведения. Как правило, авторская субъективность отчетливо проявляется в рамочных компонентах текста: заглавии, эпиграфе, начале и концовке основного текста. В некоторых произведениях есть также посвящения, авторские примечания (как, например, в «Евгении Онегине»).

Автора нельзя смешивать с повествователем эпического произведения и лирическим героем в лирике. С автором как реальным биографическим лицом и с автором как носителем концепции произведения не следует путать образ автора, который создается в некоторых произведениях словесного искусства.

Лирический герой – это наделенный устойчивыми чертами личности, неповторимостью облика, индивидуальной судьбой условный образ человека, который говорит о себе «Я» в лирическом стихотворении; один из способов выражения авторского сознания в лирическом произведении. Лирический герой не тождествен образу автора – создателя произведения. Духовный опыт автора, система его миропонимания и мирочувствования отражаются в лирическом произведении не прямо, а опосредованно, через внутренний мир, переживания, душевные состояния, манеру речевого самовыражения лирического героя. Одним из методов воплощения образа лирического героя считается циклизация (т.е. наличие более или менее выраженного поэтического сюжета, в котором раскрывается внутренний мир лирического героя). Примерами может служить, в частности, цикл «Стихов о Прекрасной Даме» А.Блока, где лирический герой предстает в различных ипостасях: рыцаря, инока, отрока, что лишь отчасти позволяет прочесть сквозь образ лирического героя биографию самого автора. Между поэтом и лирическим героем всегда ощущается некая дистанция, лирический герой не столько субъект, сколько объект изображения, «»Я» сотворенное» (М.М.Пришвин).

Лирический герой как особая форма «легализации» авторского сознания порожден романтизмом. Применительно к классицизму и сентиментализму термин не употребляется, т.к. классицизм не знает индивидуализации, а в рамках сентиментализма правомочно говорить лишь о лирическом субъекте (т.е. о тождественности авторского мироощущения и его воплощения в лирическом произведении). Отношения между поэтом и лирическим героем сопоставимы с отношениями между автором – создателем произведения и литературным героем. Однако, несмотря на то, что лирический герой – персонаж, можно сказать, что в его образе исповедальность, самонаблюдение преобладают над вымыслом.

Иногда поэт избирает модель так называемой «ролевой дистанции», тогда говорят о специфической ролевой лирике – повествовании от первого лица, воспринимаемого читателем как нетождественное автору. В ролевой лирике поэту удается «чужое вдруг почувствовать своим» (А.А.Фет). Ролевой характер лирического персонажа выявляется в такого рода поэтических произведениях благодаря внетекстовым факторам (например, знанию биографии поэта или пониманию, что изображенное не может иметь места в действительности: в частности, стихотворение М.Ю.Лермонтова «Пленный рыцарь» могло бы не относиться к ролевой лирике, если бы на самом деле было написано рыцарем-пленником, а стихотворение А.Твардовского «Я убит подо Ржевом…» представляет собой монолог-обращение к живым погибшего на войне солдата). Лирическое «Я» в ролевой лирике – условный персонаж, которому автор доверяет повествование, как правило, характерный для данной эпохи или жанра: пастух в пасторальной поэзии, мертвец в эпитафии, странник или узник в романтической лирике; нередко повествование ведется от лица женщины (например, в стихотворении Ф.Сологуба «Швея») и т.д. Таким образом, различие между лирическим субъектом, лирическим героем и героем ролевой лирики заключается в разной степени дистанцированности автора (поэта) от образа (лирического «Я») в стихотворении.

Основная литература: 25, 26, 38, 41, 49, 69

Дополнительная литература: 12, 13, 51, 71, 74, 75

Литературные герои и их прототипы

Литературные герои почти всегда вымысел автора. Почти всегда… Но иногда они существовали и в реальности. Прототип — это конкретная историческая или современная автору личность, послужившая ему отправной точкой для создания образа…

Горький считал, что литератор обязан домысливать и типизировать реального человека, превращая его в героя романа, а поиски прототипов персонажей Достоевского и вовсе приведут к философским томам, затронув реальных людей лишь мимоходом.

Тем не менее, как оказалось, чаще и прочнее всего со своими прообразами связаны вполне конкретные типы персонажей — авантюристы всех видов и мастей или же сказочные герои. Не факт, что все было именно так на самом деле за давностью  лет или за отсутствием главных лиц, но хотя бы эти предположения очень интересны

Давайте вспомним некоторые:


Шерлок Холмс


Джозеф Белл (Шерлок Холмс)

Родство образа Шерлока Холмса с врачом Джозефом Беллом, преподавателем Конан Дойля, признавал сам автор. В своей автобиографии он писал: «Я вспоминал о моем старом учителе Джо Белле, его орлином профиле, его пытливом уме и невероятном навыке догадываться обо всех деталях.

Если бы он был детективом, он бы точно превратил это потрясающее, но неорганизованное дело во что-то, скорее похожее на точную науку». «Пускайте в ход силу дедукции», — часто повторял Белл, и подтверждал свои слова на деле, умея понять по внешнему виду пациента его биографию, склонности, а нередко и диагноз.

Позднее, уже после выхода романов о Шерлоке Холмсе, Конан Дойль писал своему учителю, что уникальные навыки его героя — не вымысел, а всего лишь то, как логически развивались бы умения Белла, если бы для того сложились обстоятельства. Белл отвечал ему: «Вы сами — и есть Шерлок Холмс, и вы отлично это знаете!»

А вот например чего я не знал о ШЕРЛОКЕ ХОЛМСЕ и вот кем был настоящий ПРОФЕССОР МОРИАРТИ

Остап Бендер

Прототип Остапа Бендера к своим 80 годам стал тихим проводником поезда Москва—Ташкент. В жизни его звали Осип (Остап) Шор, он родился в Одессе и склонность к авантюрам, как и полагается, обнаружил еще в студенческие годы.

Возвращаясь из Петрограда, где он год проучился в Технологическом институте, Шор, не имея ни денег, ни профессии, представлялся то шахматным гроссмейстером, то современным художником, то скрывающимся членом антисоветской партии. Благодаря этим навыкам, он добрался до родной Одессы, где служил в уголовном розыске и вел борьбу с местным бандитизмом, отсюда и почтительное отношение Остапа Бендера к Уголовному кодексу

А мы еще можем вспомнить историю знаменитой фразы Остапа — «Наш ответ Чемберлену».

Профессор Преображенский


С прототипом профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца» дела обстоят гораздо драматичнее. Им был французский хирург русского происхождения Самуил Абрамович Воронов, в первой четверти двадцатого века породивший настоящий фурор в европейской медицине.

Он совершенно легальным образом пересаживал железы обезьяны человеку для омоложения организма. Причем шумиха была оправдана — первые операции возымели желанный эффект. Как писали газеты, дети с отклонениями в умственном развитии обретали живость ума, и даже в одной песенке тех времен с названием Monkey-Doodle-Doo были слова «Если ты стар для танцев — поставь себе железу обезьяны».

В качестве результатов лечения сам Воронов называл улучшение памяти и зрения, бодрость духа, легкость передвижений и возобновление половой жизни. Лечение по системе Воронова прошли тысячи людей, а сам врач для упрощения практики открыл на Французской Ривьере собственный обезьяний питомник.

Однако через некоторое время пациенты начинали чувствовать ухудшение состояния организма, появились слухи о том, что результат лечения — не более, чем самовнушение, Воронов был заклеймлен как шарлатан и исчез из европейской науки вплоть до 90-х годов, когда его работы вновь начали обсуждаться

Вот кстати, интереснейшая история профессора Преображенского в РЕАЛЬНОСТИ..

Дориан Грей


А вот главный герой «Портрета Дориана Грея» серьезно подпортил своему жизненному оригиналу репутацию. Джон Грей, в молодости друг и протеже Оскара Уайльда, славился склонностью к прекрасному и порочному, а также внешностью пятнадцатилетнего мальчика.

Уайльд не скрывал сходства своего персонажа с Джоном, а последний и вовсе подчас называл себя Дорианом. Счастливый союз завершился в тот момент, когда об этом начали писать газеты: Джон фигурировал там как возлюбленный Оскара Уайльда, еще более томный и апатичный, чем все, что были до него.

Разгневанный Грей подал в суд и добился извинений от редакции, однако его дружба с известным автором потихоньку сошла на нет. Вскоре Грей встретил своего спутника жизни — поэта и выходца из России Андре Раффаловича, вместе они приняли католичество, затем Грей и вовсе стал священником в церкви Святого Патрика в Эдинбурге.


Питер Пен

Майкл Дэвис (Питер Пен)

Знакомство с семьей Сильвии и Артура Дэвис подарило Джеймсу Метью Барри, на тот момент уже известному драматургу, его главного героя — Питера Пена, прообразом которого послужил Майкл, один из сыновей Дэвисов.

Питер Пен стал ровесником Майкла и заполучил от него как некоторые черты характера, так и ночные кошмары. Именно с Майкла была слеплен портрет Питера Пена для скульптуры в Кенсингтонском саду.

Сама сказка при этом была посвящена старшему брату Барри, Дэвиду, который погиб за день до своего четырнадцатилетия во время катания на коньках и остался в памяти близких вечно юным.


Алиса

История Алисы в Стране чудес началась в день прогулки Льюиса Кэролла с дочерьми ректора Оксфордского университета Генри Лиделла, в числе которых была и Алиса Лиделл. Кэррол придумывал историю на ходу по просьбе детей, но в следующие разы не забыл о ней, а стал сочинять продолжение.

Спустя два года автор подарил Алисе рукопись, состоявшую из четырех глав, к которой была прикреплена фотография самой Алисы в семилетнем возрасте. Озаглавлена она была «Рождественский подарок дорогой девочке в память о летнем дне»

А вы знаете, кто такой ЧЕШИРСКИЙ КОТ?.

Лолита

Во время работы над «Лолитой» Владимир Набоков, как сообщает его биограф Брайан Бойд, нередко просматривал рубрику криминалистики в газетах на предмет историй о несчастных случаях, убийствах и насилии. История Салли Хорнер и Франка Ласалля, случившаяся в 1948 году, явно привлекла его внимание.

Сообщалось, что мужчина средних лет, преступив все правила морали, похитил двенадцатилетнюю Салли Хорнер из Нью-Джерси и продержал ее при себе в течение почти двух лет до тех пор, пока она не была найдена в южнокалифорнийском мотеле.

Ласалль так же, как и герой Набокова, в течение всего времени выдавал Салли за свою дочь. Набоков даже вскользь упоминает этот случай в книге словами Гумберта: «Сделал ли я с Долли то же самое, что Франк Ласалль, пятидесятилетний механик, сделал с одиннадцатилетней Салли Хорнер в 48-м?»

А вот вам немного в тему МОЛОДЕЖНАЯ МОДА ЯПОНИИ

Карабас-Барабас

Алексей Толстой, как известно, хотя и стремился всего лишь переписать «Пиноккио» Карло Коллодио русским языком, выпустил в свет вполне самостоятельную историю, в которой четко прочитываются аналогии с современными ему деятелями культуры.

Толстой не был поклонником театра Мейерхольда и его биомеханики, так что ему досталась роль антагониста — Карабаса-Барабаса. Пародия прочитывается даже в имени: Карабас — это маркиз Карабас из сказки Перро, а Барабас — от итальянского слова мошенник — бараба. Помощнику Мейерхольда, работавшему под псевдонимом Вольдемар Люсциниус, досталась не менее красноречивая роль Дуремара

Кстати, как то у нас была спорная история о том был ли прообраз БУРАТИНО реальным человеком? или всего лишь ДЕРЕВОМ. А вот на самом деле как снимали фильм «Приключение Буратино»


Карлсон

Пожалуй, самая невероятная и мифологизированная история образа — это история создания Карлсона. Его возможный прототип — Герман Геринг. Родственники Астрид Линдгрен, безусловно, опровергают эту версию, однако она до сих пор бытует и активно обсуждается.

Знакомство Астрид Линдгрен и Геринга произошло в 20-е годы, когда последний устраивал авиашоу в Швеции. На тот момент Геринг был в полной мере «в расцвете сил», как и любил повторять о себе Карлсон. После Первой мировой он стал известным летчиком-асом, обладавшим определенной харизмой и, по легенде, неплохим аппетитом.

Моторчик у Карлсона за спиной нередко интерпретируется как намек на летную практику Геринга. Возможным подтверждением такой аналогии можно считать тот факт, что определенное время Астрид Линдгрен поддерживала идеи национал-социалистической партии Швеции.

Книга о Карлсоне вышла в свет уже в послевоенное время в 1955 году, поэтому выступать за прямую аналогию этих героев было бы безумием, однако, вполне возможно, что яркий образ молодого Геринга остался в ее памяти и так или иначе повлиял на появление обаятельного Карлсона

И еще немного про наш советский мультик:

Всего серий о Карлсоне вышло две: «Малыш и Карлсон» (1968) и «Карлсон вернулся» (1970). «Союзмультфильм» собирался делать и третью, но эта идея так и не была реализована. В архивах студии до сих пор хранится пленка, которую планировалось использовать для съемок мультфильма по третьей части трилогии о Малыше и Карлсоне – «Карлсон опять проказничает».

Карлсона, Малыша, Фрекен Бок и всех остальных героев придумал художник Анатолий Савченко. Он же предложил позвать на озвучивание «домомучительницы» Фаину Раневскую. До нее на эту роль пробовалось огромное количество актрис, и никто не подходил, а Раневская подошла идеально. У нее был другой «минус» — трудный характер. Она называла режиссера «деточкой» и категорически отвергала все его замечания. А когда впервые увидела свою героиню, испугалась, а потом очень обиделась на Савченко. «Неужели я такая страшная?» — постоянно переспрашивала актриса. Объяснения, что это не ее портрет, а всего лишь образ, Раневскую не утешали. Она так и осталась при своем мнении.

У Карлсона тоже долгое время не было «голоса», Ливанов нашелся сам, случайно. Актер каждый день заходил к создателям мультфильма на партию в шахматы, и однажды за игрой режиссер Борис Степанцев пожаловался ему, что никак не может найти человека на роль Карлсона. Василий Ливанов тут же пошел в студию, попробовался, и его утвердили. Позже актер признался, что, работая в образе Карлсона, он старательно пародировал знаменитого режиссера Григория Рошаля

Винни Пух

Одна из версий поясняет, что свое имя плюшевый медведь с опилками в голове получил от клички любимой игрушки сына Милна Кристофера Робина. Равно тому, как и остальные герои книги.

Однако на самом деле Винни Пух был назван в честь реально существовавшей медведицы, жившей в лондонском зоопарке. Звали ее Виннипег, и веселила она жителей британской столицы с 1915 по 1934 годы. Поклонников у медведицы было множество. Среди них был и Кристофер Робин

Посмотрите, как выглядел по другой версии настоящий Винни-ПУХ и еще немного подробностей про историю Винни-Пуха


Одноногий Джон Сильвер

В «Острове Сокровищ» Роберт Льюис Стивенсон изобразил своего друга, поэта и критика Уильямса Хэнсли, в образе хорошего злодея. В детстве Уильям перенес туберкулез и одну ногу ему врачи, по непонятной причине, решили ампутировать до колена.

После анонса книги писатель написал другу: «Я должен сделать признание. Злой с виду, но добрый в глубине души Джон Сильвер был списан с тебя. Ты ведь не в обиде?»

Давайте я вам напомню, что означает «Пятнадцать человек на сундук мертвеца» и кто это руссуий «Робинзон Крузо»


Джеймс Бонд

Изысканный мужчина с княжеским титулом, женатый на голландской принцессе и склонный к сомнительным авантюрам — так в действительности и выглядел прототип Джеймса Бонда, принц Бернард Ван Липпе-Бистерфельд.

Приключения Джеймса Бонда начались с серии книг, написанных английским разведчиком Яном Флемингом. Первая из них — «Казино Рояль» — вышла в свет в 1953 году, через несколько лет после того, как Флеминг по долгу службы был приставлен следить за принцем Бернардом, переметнувшимся из немецкой службы в английскую разведку.

Двое разведчиков после долгих взаимных подозрений стали друзьями, и именно у принца Бернарда Бонд перенял манеру заказывать «Водку-мартини», добавляя: «Взболтать, а не размешивать», а также привычку эффектно представляться: «Бернард, принц Бернард», как любил говорить он

А вот еше одна более полная и правдоподобная версия ПРО НАСТОЯЩЕГО «ДЖЕЙМСА БОНДА».

[источники]источники
http://www.softmixer.com/2013/03/blog-post_10.html
https://interesnosti.mediasole.ru/literaturnye_geroi_i_ih_prototipy

Вот еще из литературного: оказывается Франкенштейна придумали на спор и что связывает Английского разведчика Даниэлья Дефо и позорный столб. Кто не знает, расскажу вам Откуда взялась «В лесу родилась ёлочка» и какое продолжение у «Мишка косолапый, по лесу идет … «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.