Оружие древних славян – Враг будет повержен: вооружение славянского воина — ВОИНЫ — ГОРДОСТЬ РУСИ — Каталог статей

Оружие славян

В многовековой борьбе складывалась военная организация славян, возникло и развивалось их военное искусство, которое оказывало влияние на состояние войск соседних народов и государств. Император Маврикий, например, рекомендовал византийской армии широко пользоваться методами ведения войны, применяемыми славянами. Этим оружием русские воины владели хорошо и под командой храбрых военачальников не раз одерживали победы над противником. За 800 лет славянские племена в борьбе с многочисленными народами Европы и Азии и с могущественной Римской империей — Западной и Восточной, а затем с Хазарским каганатом и франками повоевали немало.

Наиболее популярным поначалу, как и везде оружием была сулица. Сулица – колющее оружие, схожее с копьем, зачастую используемое конными воинами. В период классических и средневековых войн сулица являлась основным оружием кавалерийских войск. Древко зачастую оснащалось небольшой круглой пластиной для предотвращения скольжения руки при нанесении удара. Несмотря на известность, полученную сулицей в результате ее применения европейскими рыцарями, она так же была широко распространена в Азии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В качестве дополнительного оружия, для ведения ближнего боя, воины средневековья использовали мечи или булавы. Это обуславливалось «одноразовой» тактикой применения сулиц, когда они бросались в противников при сближении воинов, а так же длиной и значительной массой сулицы, что делало ее крайне неэффективной для повторного использования в ближнем бою.

Название оружия происходит от слова lancea – римский дротик, метательный нож; хотя в соответствии с OED (Оксфордский словарь английского языка) слово может иметь корни из Иберийского языка. Также longche – копье на греческом языке. Сулица, изначально — это легкий дротик, копье, термин, используемый некоторыми антропологами в качестве обозначения легких гибких дротиков, копьев для метания. Английский глагол to lauch «швырнуть, бросать» происходит от франц. Lancier. Термин с 17-го века стал соотноситься лишь с копьями, используемыми для ведения ближнего боя тяжелой кавалерией.

Впервые сулицы стали использоваться ассирийцами, сарматами и парфянскими катафрактами во времена 3 века до нашей эры. Они были особенно популярны среди агем (конной гвардии) эллиниских армий. Кавалерийские части армии Александра Македонского с успехом использовали сулицы против тяжелой пехоты и кавалерии. Римская кавалерия использовала копья для ближнего боя, называемые contus (kontos, греч.). Византийская кавалерия, оснащенная сулицами, использовалась в объединениях с конными лучниками. Боевые сулицы получили широкую известность после их удачного применения тяжелыми кавалеристами против линий пехоты и лучников.

Военное дело ранних славян (кое-какие соображения).

Захотелось сделать для себя этакий обзор вооружения ранних славян — упорядочить то, что мне известно и высказать немного критики. Хронологию можем ограничить периодом первых столкновений с Империей, ну пусть 6-7 вв. Источники по этому вопросу у нас, как водится, двух типов — письменные и материальные, которые нам дает археология. Учитывая выбранный временной промежуток, нас больше всего интересуют зоны распространения
пражской, пеньковской и ипотешти-кындештской культур.

Вооружение славян по письменным источникам

Сначала лучше рассмотреть оружие неспециальное, которым могли пользоваться и на охоте, и на войне. Первым делом письменные источники упоминают, что склавины и анты активно использовали метательное оружие. Все упоминания приводить нет смысла, лучше наиболее интересное:

Маврикий:
XL, 4 «Каждый мужчина (?!) вооружен двум небольшими дротиками, а некоторые из них щитами, крепкими, но труднопереносимыми. Пользуются он также деревянными луками и небольшими стрелами, намазанным отравляющим веществом…»

Прокопий:
VII, 2 «Вступая в битву, большинство из них идет на врагов с щитами и дротиками в руках, панцирей же он никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, в таком виде идут в сражение с врагами».
Феофилакт:
VI. II «… ромеи не решились вступить с ним в рукопашный бой: они боялись дротов, которые бросали варвары в их коней с высоты… укрепления».
VII, IV. «… варвары издали поражали копьями тех, кто пил воду, и многих из них убили».
Иоанн Эфесский:
III. 25. «люди, которые… не знали, что такое настоящее оружие, кроме двух или трех лонхидиев, т.е. дротиков».

Источники рисуют нам славян как легковооруженных пехотинцев, которые предпочитали сражаться на расстоянии, зачастую прибегая к хитроумным тактикам.

В общем, об отравленных стрелах сообщает только Маврикий, но думаю, что сомневаться в его словах не стоит.Факт применения есть, другое дело в том, что такой прием мог не часто применяться. К слову, отравленные стрелы были известны и франкам, но упоминаются опять же, нечасто. Хотя источники рисуют нам славян скорее как метателей, а не лучников, не стоит умалять значение стрельбы из лука. Ведь Прокопий, описывая взятие одного из городов, указывает :
«Варвары, пустив в них тучу стрел, принудили их покинуть стены и, приставив к укреплениям лестницы, силой взял город»
Т.е. плотность обстрела была достаточно плотной, чтобы заставить защитников уйти со стен.

Следует еще упомянуть, что славян описывают как высоких, сильных и неприхотливых. С долей условности рост и физическую силу тоже можно отнести к военному потенциалу. И тут же оговориться, что небольшой рост не помешал римлянам, к примеру, завоевать огромные пространства и более высокорослые народы. По крайней мере, можно отметить, что минусами сила и рост не были. Также авторы отмечают многочисленность славян. Но тут тоже можно скептически заметить, что побежденный враг всегда преувеличивает число победителя. Да и вообще, с численностью армий у письменных источников большие проблемы. Однако на деле могло быть и так, как указано в источниках.

Письменные источники упоминают щиты, причем подчеркивают, что некоторые щиты были труднопереносимыми. Сложно представить легкую пехоту с тяжелыми щитами, можно предположить, что использовали такие щиты какие-нибудь более специализированные отряды или тяжелая пехота. Возможно, что они использовались как более поздние павезы или даже как полевые укрепления. В частности, такое предположение делает Поляков в своей диссертации.

О клинковом оружии у славян письменные источники немногочисленны и трактовать их можно двояко. В одном случае «предали их мечу венедов», во втором «покуда существуют война и мечи». Можно предположить, что речь идет об оружии, но с другой стороны, меч – известный символ войны вообще, и в данном контексте он может выступать именно в символическом контексте. Но «Чудеса Св.Дмитрия Солунского», описывая осаду Фессалоник указывают, что славяне «изготовили защитное оружие и приспособления для нападения на город — один придумывал новые неизвестные машины, другой делал, изобретая, новые мечи и стрелы»
Таким образом, на первый взгляд, славяне в письменных источниках выступают как легковооруженная пехота, предпочитающая дистанционное оружие. Однако, есть данные, позволяющие усомниться в том, что только таким типом пехоты они ограничивались.

Иоанн Эфесский описывая нашествие славян на Балканы в 581 г., сообщает, что они получили в свое распоряжение, в частности, «табуны лошадей и много оружия. И они выучились воевать лучше, чем ромеи, [они], люди простые, которые не осмеливались показаться из лесов и защищенных деревьями [мест] и не знали, что такое оружиe, кроме двух или трех лохиндиев, а именно это — метательные копья». Т.е. произошли какие-то качественные изменения.

«Чудеса Святого Дмитрия Солунского» сообщают, что славянское войско, осадившее Фессалоники, представляли «лучники, щитоносцы, легковооруженные части, копьеметатели, пращники, манганарии, т. е. персонал осадных приспособлений». Кроме того, этот источник указывает на наличие тяжеловооруженных воинов (в источнике гоплитов), которые должны были участвовать в рукопашной. Также тяжеловооруженные воины участвуют в одной из битв с ромеями, но так как они выступают в составе смешанного аваро-славянского войска, неясно кто имеется в виду.

Наличие конницы у славян зафиксировано письменными источниками, но упоминания о ней позволяют предположить, что кавалерия играла вспомогательную роль. Остается только решить как эта конница действовала. Судя по данным современников, на конях передвигались легкие «рейдерские» отряды, это не была тяжелая конница. Вероятно, конные склавины и анты использовали в первую очередь дистанционное оружие.

Отдельно нужно сказать о знании славянами осадного дела.
Прокопий указывает, что «прежде же славяне никогда не дерзали подходить к стенам или спускаться на равнину для открытого боя

». Как бы то ни было, в последней трети 6-го века ситуация заметно изменилась. В тех же «Чудесах…» приводится довольно интересное сообщение:

» Князья другувитов единодушно решили подготовиться у стен для осады и взятия города, пренебрегая немощным и малочисленным населением. Кроме того, они получили заверения от неких славян из этого же племени, что в любом случае возьмут город. Для этого они приготовили у ворот огненосные орудия и некие сплетенные из лозы сооружения, лестницы высокие до неба, а также камнеметы и другие приспособления из бесчисленных деревянных сооружений, заново изготовленные стрелы — коротко сказать, это было то, чего никто из нашего поколения не знавал и никогда не видел, и большинству из них мы до сих пор не смогли дать название«

В одной из статей (ссылки снизу) достаточно подробно рассматривается этот вопрос:

«Вопрос о том, владели ли авары осадным делом до покорения славян, остается открытым. Первое описание в источниках совместного применения аварами и славянами осадных орудий относится к 586 г., когда объединенное аваро-славянское войско осаждало Фессалонику. Перечисленные в ЧДС осадные машины —

гелеполы, «черепахи», тараны и камнеметы — составляли обычный набор осадной техники греков, римлян, византийцев в период поздней античности и раннего средневековья. Другое дело, что этот арсенал применяли варвары: славяне и тюрки. Феофилакт Симокатта передает легенду, согласно которой искусству строительства военной техники аваров обучил в 587 г. некий византиец Буса при осаде города Апиарии в Подунавье [Феофилакт Симокатта. История, II, 16, (10 — 11)]. Несмотря на хронологическое несоответствие этих двух вышеуказанных сообщений, можно сделать вывод, что и славяне и авары строили осадные машины по византийскому образцу и с помощью пленных византийцев. Нет сомнений и в том, что авары с помощью славян существенно обновили и развили свое осадное дело. По сути, осадные технологии и
осадные орудия в аварской армии были славянскими, либо византийскими
(особенно, что касается техники). Обслуживали осадные машины в аварской армии только славяне
.»»

Судя по тому отрывку из «Чудес», которое я привел, славяне вполне могли использовать и византийские «рецепты», но заметно их усовершенствовали или изобрели новые , потому как «…никто из нашего поколения не знавал и никогда не видел, и большинству из них мы до сих пор не смогли дать название«

Резюмируя данные письменных источников, можно сказать, что:
— В первых столкновениях с ромеями славяне выступают как легкая пехота, использующая дистанционное оружие. Их оружием были метательные копья (вероятно как специальные метательные, так отдельные для ближнего боя) и луки. Из защитного вооружения использовались два типа щитов – обычные и некие «труднопереносимые», функция которых не совсем ясна.

-В последней трети шестого века происходят какие-то качественные изменения, и мы встречаем упоминания об отдельных родах войск – конница, стрелки, пехота. Появляется тяжелая пехота или ее аналог, специализировавшийся на ближнем бое, при этом есть упоминания о мечах. Славяне «выучились воевать лучше ромеев», причем освоили осадное дело, сумев заметно его развить даже в глазах ромейских современников.

Отдельно следует сказать, что письменные источники — это вещь, к которой следует относиться с осторожностью. Я не разделяю идей небезызвестного Флорина Курты, но он высказал интересную мысль, касательно «оружейного вопроса»:

«Возможное объяснение противоречия между сведениями Феофилакта Симокатты и Стратегикона может вывести из рассмотрения трудов Прокопия Кесарийского. Несмотря на маркировку групп склавинских рейдеров тем словом, которым он обычно пользуется для кавалерийских войск, Прокопий разделяет с автором Стратегикона идею, что склавины сражаются только пешими: «Вступая же в битву, большинство идет на врагов пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают; некоторые же не имеют [на себе] ни хитона, ни [грубого] плаща, но, приспособив только штаны, прикрывающие срамные части, так и вступают в схватку с врагами». Поскольку это почти то же самое, что он говорит о варварах, воюющих в армии Велизария, можно предположить, что ответственность за противоречия у Прокопия лежит на его желании изобразить склавинов квинтэссенцией варваров. Они не знают верховой езды, не имеют брони, и не владеют современным оружием. До завоевания Topeiros, они не использовали пленных, которых убивали самым зверском образом и вели себя больше как звери, чем как люди. Их многочисленные рейды и победы над римскими армиями, таким образом, казались аудитории Прокопия чем-то экстраординарным, поскольку она разделяла его стереотипные представления о варварах. «

На позднеримскую письменную традицию огромное влияние оказывало античное наследие с укоренившимся стереотипным видом варвара. Вот, к примеру, франки 6-го века:

«Они не знают панцирей и поножей… С голой грудью и спиной они ходят только в штанах, льняных и кожаных»

Герулы

«Ибо герулы то имеют ни шлемов, ни панцирей, ни другого защитного вооружения. У них нет ничего кроме щита и простой грубой рубахи, подпоясав которую, они идут в бой»
«Герулы же тогда были крайне опытны в войне и многими победами, которые они уже одержали, приобрели себе громкое имя; чтобы же легче сражаться, либо, чтобы показать, что они презирают нанесенные врагами раны, они двинулись в бой нагими, покрыв только срамные места.
»

И так далее. Более того, античные стереотипы как средство для описания народов еще долго оказывали влияние на письменную традицию. Фактически, до Нового Времени.

Поэтому письменные источники надо любить и уважать, но подвергать строгому анализу и критике.

Археологические источники

Находки оружия на территории пражской, пеньковской и ипотешти-кындештской культур не сильно многочисленны, происходят с поселений, а не погребений и в целом, вполне отражают перечисленный в письменных источниках набор вооружения. Наиболее полную сводку находок можно найти у Казанского, и желающих я отсылаю к его статье.

Если вкратце, то
— наиболее многочисленны находки наконечников копий и дротиков, причем нескольких типов. Можно выделить копья, предназначенные для ближнего боя и дротики, особенностью которых является довольно слабое крепление наконечника. Для ближнего боя такое крепление было помехой, а для дистанционного вполне годилось . Можно вспомнить, что пилумы римлян нельзя было использовать для повторного метания без починки крепления. Присутствуют также копья-пики, которые могли использоваться для конного боя. Все эти копья и дротики объединяются как в специфические варианты, так и в имеющие аналогии на западе и на востоке.

Топоров обнаружено шесть экземпляров, часть из них имеет аналогии в германском комплексе вооружения, другая часть характерна для лесной зоны Восточной Европы. Есть находка узколезвийного топора, схожего с восточными, характерными для кочевников.

Клинковое оружие представлено слабо. Целых мечей нет, есть только фрагменты деталей гарды, обкладок меча, скоб для крепления. В Моравии обнаружен скрамасакс, найденный в ингумации пражской культуры, что вероятно указывает на то, что погребение принадлежало германцу, жившему среди славян.

Луки представлены костяными обкладками, указывающими на использование «степного» лука. Присутствуют колчанные крюки и множество наконечников стрел различных типов, имеющих также широкий круг аналогий – от германцев и жителей лесной зоны Восточной Европы до ромеев и авар.

— Присутствуют находки снаряжения всадника – шпоры, удила и пряжки для упряжи.

— Важными находками являются остатки защитного вооружения. Если не брать в расчет колочинские памятники (на одном их них есть находка детали пластинчатого доспеха), имеются, в основном, немногочисленные остатки фрагментов кольчуг. На одном из пражских поселений тоже есть деталь пластинчатого доспеха.

— Деталей щитов нет. Есть находка заклепок, которые можно интерпретировать как часть умбона. С другой стороны, это означает скорее, что славяне не использовали металлические части для щитов. Известно, что навыки плетения из тростника у них были достаточно развиты. Вполне возможно, что щиты были плетеные. Есть также поздняя (не для рассматриваемого периода) находка западнославянского щита с деревянным умбоном. Вполне могло быть, что применялись и такие.

Обобщая данные по археологии, стоит заметить, что они вполне воспроизводят тот набор вооружения, который мы имеем на основании письменных источников. И даже больше, немного его расширяют. Снаряжение всадника показывает, что кавалерия не была временным или ситуативным явлением. Защитное вооружение, не отмеченное в письменных источниках, отмечает археология. Но в то же время, остатков щитов не встречено, что может говорить о том, что они изготовлялись из материалов, неспособных долго сохраняться в земле.

И естественно, подвергая критике письменные источники, нельзя не подвергнуть критике археологические. Во-первых, абсолютное большинство этих находок найдено на поселениях. Вещи с поселений это, как правило, лом, мусор и то, что случайно потеряно. То есть, это не отражает в полной мере оснащенность вооружением. Во-вторых, у славян не было обычая класть в погребение оружие. И без погребальных памятников мы не можем оценить всей картины. К примеру, если бы не погребальные памятники, мы бы очень мало знали о вооружении норманнов. Но у них был обычай класть оружие в могилу, и поэтому на период викингов мы имеем массу мечей, топоров, защитного вооружения и всего прочего. Иногда даже в очень хорошей сохранности. Более того, часто единственное, что мы знаем об археологической культуре – это погребальные памятники. Славянам очень не повезло. В-третьих, нет данных о вотивных предметах. Т.е. тех, которые выбрасывались в болота, реки, озера как подношение богам. У германцев был такой обычай, и в Скандинавии, к примеру, мы видим для первой половины первого тысячелетия н.э. громадное количество первоклассных предметов вооружения, найденных на дне болот. Причем они часто гораздо более качественные, чем те, что найдены в погребениях (ведь богам нужно только лучшее). Кстати, находки эти были обнаружены случайно. Славянам опять же, не повезло, что они либо не имели обычая совершать такие жертвоприношения, либо они еще не найдены. С археологической обследованностью болот, рек и прочего в Восточной Европе все очень печально.

—————————————-—————————————-—————————————-———-
Проблема взаимодействия письменных и археологических источников не позволяет наделить решающей достоверностью какие-либо из них. К примеру, археология франков довольно обширна, их военные успехи не вызывают сомнений, однако автор шестого века Агафий указывает:
«Они не знают панцирей и поножей… С голой грудью и спиной они ходят только в штанах, льняных и кожаных»
Кому верить?
Обратный пример – письменные источники не скупятся описывать готов как довольно умелых воинов, достаточно хорошо вооруженных. Но при этом , какая-нибудь вельбарская культура, характерная для ранних готов, бедна на оружие, да и железа там вообще немного. В Испании вестготы археологически выделяются по характерным украшениях, а с оружием в погребениях все совсем печально. Хорошо известно, что готы хоронили своих умерших без оружия .

Как мне кажется, на данном этапе изучения уже неактуально воспринимать ранних славян как слабо организованную пешую толпу с парой копий и одетую только в штаны. Им было вполне известно специализированное вооружение: боевой (не охотничий) лук, дротики, мечи, щиты. Активно заимствовались предметы вооружения соседей. Развивались собственные формы, одной из вершин раннеславянского военного ремесла следует считать осадное дело. Для участия в боевых действиях привлекалась кавалерия и тяжелая пехота, использовались доспехи. С другой стороны, не стоит впадать в обратный грех – чрезмерно возвеличивать славян и представлять их как тяжеловооруженных воинов на коне. В ту пору это было бы невозможно экономически. Вероятно, специализированное вооружение было характерно для небольшой прослойки приближенных к военным вождям. Как было и везде. Военная элита стоила дорого. Другое дело, что и славяне могли себе ее позволить. По всей видимости, для 6-7 вв. мы имеем дело с поступательным развитием славянского военного дела. Набор метательного оружия, характерного для лесных культур, изначально не выделял славян их массива жителей Восточной Европы, но к концу шестого века происходят качественные изменения в военном деле.

Кое-что из литературы:

https://cyberleninka.ru/article/n/vooruzhenie-gotov-svidetelstva-pismennyh-istochnikov-v-sopostavlenii-s-dannymi-arheologii

http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/history/2017/01/2017-01-26.pdf

Florin Curta. Avar Blitzkrieg , Slavic and Bulgar Raiders, and Roman Special Ops: Mobile Warriors in the 6 th -Century Balkans

http://elib.bsu.by/bitstream/123456789/255/1/Александрович%20СС.pdf

https://secrethistory.su/1337-oruzhie-rannih-slavyan.html

https://www.e-anthropology.com/Katalog/Istoria/STM_DWL_JFMe_EzgxGenLYf3N.aspx

https://www.e-anthropology.com/Katalog/Arheologia/STM_DWL_vhAo_OPa2L1hQuLwl.aspx

https://andvari5.livejournal.com/10839.html

Холодное оружие Древней Руси — это… Что такое Холодное оружие Древней Руси?

Холодное оружие Древней Руси — холодное оружие, предназначенное для поражения противника и применявшееся на территории Руси в период с IX до XIII—XIV веков.

Меч

Меч

У восточноевропейских народов, как и у народов Западной Европы, одним из основных видов клинкового оружия являлся меч, используемый феодальной знатью. Условно они подразделяются на две основные группы — каролингские и романские. Мечи каролингского типа относятся к периоду IX — первой половины XI веков. Находки подобных мечей, а обнаружено их в общей сложности немногим более 100 экземпляров, сконцентрированы в нескольких регионах Древней Руси: в Юго-Восточном Приладожье, в некоторых районах Смоленщины, Ярославля, Новгорода, Чернигова, Киева, в Днепре у острова Хортица, но встречаются и в других областях. Как правило, клинок состоял из стальных лезвий, наваренных на металлическую основу. Эта основа чаще была железной, но не всегда. Она могла состоять, например, из трёх стальных пластин; из двух стальных пластин на железной сердцевине; быть цельностальной; из двух дамаскированных пластин на железной сердцевине. Встречались и дешёвые цельножелезные цементированные мечи. В среднем их длина составляла около 95 см, а масса достигала 1,5 кг. Рукоять состояла из перекрестья, навершия и стержня, по конструкции которых можно классифицировать находки. Мечей XI—XIII веков найдено около 75. Это связано с тем, что постепенно их перестали класть в захоронения. Они стали меньше предшествующих мечей: средняя длина до 86 см и масса около 1 кг. Становится уже дол. Упрощается и технология. Вместе с тем известны и тяжёлые мечи, до 2 кг и 120 см. В целом, мечи, используемые на Руси, особо не отличаются от бытовавших в других странах Европы. К тому же выделяются напротив лёгкие и более удобные для конного боя мечи. Если мечи были, в основном, рубящим оружием, то в XIII веке важным становится колющее действие. Мечи импортировались из Западной Европы, а точнее — из Каролингской империи. Однако многие рукояти к ним делались на Руси.

Существовало и местное производство самих клинков, однако оно было крайне незначительно. Известно два артефакта с русскими подписями. Первый — меч из Фощеватой (близ Миргорода), датируемый 1000—1050 годами, на доле которого дамаскированной проволокой наведена кириллическая надпись — с одной стороны «коваль», с другой — «Людоша» (эта надпись нечёткая, есть и другие варианты, в частности «Людота»). Общая длина меча — 85,7 см, клинок 67,9 см, его ширина 4,9—3,8 см. Бронзовая рукоять выполнена в скандинавско-прибалтийском стиле. Второй меч был найден в Киевском уезде, датируемый серединой X века. Сохранился он плохо, только обломок клинка 28 см и шириной 5,3 см и перекрестье рукояти длиной 9,3 см. Перекрестье украшено медной и серебряной проволочной инкрустацией. С одной стороны клинка — кириллическая надпись «Слав», полностью не сохранившаяся по причине сломанного меча, она представляла собой имя кузнеца-изготовителя (как и Людоша). С другой стороны — неизвестные, загадочные символы.[1] Есть ещё несколько мечей, рассматриваемых, как, возможно, древнерусского производства. Однако их число по сравнению с импортом крайне мало, почему — неизвестно.

Сабля

С IX—X века русскими воинами начинает применяться сабля, заимствованная вместе с самим своим названием из хазаро-мадьярского комплекса вооружения. Этим оружием, очевидно, пользовались преимущественно конные воины, причём более распространена была на юге и юго-востоке. На X—XIII века на Русь найдено около 150 сабель, что немногим меньше, чем мечей. О месте производства сабель судить трудно — существовал как импорт, так и местное производство; что из этого превосходило — сказать нельзя. Сабли знатных людей украшались золотом, серебром, чернью. В X веке они начинают потеснять мечи; в XI—XIII проникают на север Руси. Однако меч, всё же, остаётся более важным оружием. В целом, сабли Восточной Европы и соседей были похожи. Поначалу их длина достигала 1 метра, кривизна 3—4,5 см. В XII—XIII длина сабель увеличивается на 10—17 см, кривизна достигает 4,5—5,5 и даже 7 см. Ширина в среднем составляла 3—3,8 см, однако иногда достигала 4,4 см. Так что сабли, в отличие от мечей, становились более массивными. Активно модифицировалась конструкция рукояти, существовало несколько её русских типов. Технология изготовления сабельных клинков изучена хуже. Чаще они были цельностальными. С XII века их ковали из заготовок из науглероженного железа, после чего проводили многократную закалку по особо сложной технологии, в результате чего получалось изделие с требуемой разнородностью — наиболее твёрдым было лезвие[2]. Вместе с тем, и до этого, производили немонолитные клинки. В одном случае их сваривали из двух полос — к стальной полосе с лезвием приваривали железную полосу, образующую тупьё. В другом лезвие из стали, обычно, высокоуглеродистой, вваривали в полосу, которая иногда уже состояла из железной и малоуглеродистой стальной полос.[3]

Нож

Важным дополнительным оружием был нож. До XI века применялись скрамасаксы — большие, до 50 см боевые ножи шириной 2—3 см. Другие боевые ножи мало отличались от хозяйственных, довольно редко превосходили 20 см и редко применялись в бою. Отличием было разве лишь утолщённая спинка и удлинённый черенок. Нож был предметом, используемым как мужчинами, так и женщинами. Ножи, носимые в сапогах — засапожники. Рукояти ножей делались из кости или дерева, могли украшаться орнаментом. Деревянные иногда обматывали медной или серебряной проволокой. Иногда рукоятки были цельнометаллическими — из меди. Клинки ножей чаще делали путём наварки стального лезвия на железную основу. Часто также они состояли из трёх сваренных полос — стальной посередине и железных по бокам. Реже встречались цельностальные или цельножелезные ножи, ещё реже — цементированные. Другие варианты, такие, как ножи со сложноузорчатой сваркой, были очень редки. Кинжалы на Руси относились к числу не самых распространенных видов оружия. По своей удлинённо-треугольной форме и конструкции они были весьма сходны с рыцарскими кинжалами XII—XIII вв.

Топор

Секира (топор) X-XIII вв. Современная реконструкция.

Весьма распространенным оружием был топор. На территории Древней Руси их найдено около 1600. Они применялись славянами издревле, а, как оружие, письменными источниками упоминаются ещё в VIII веке. Можно разделить топоры на рабочие и боевые, однако такое разделение будет неточным, помимо того рабочие топоры вполне могли применяться на войне. Можно выделить три группы:

  • Специальные боевые топорики-молотки, с украшениями, характерные по конструкции и небольшие по размеру.
  • Боевые топоры — универсальные инструменты похода и боя — напоминали производственные топоры, но были меньше их.
    • Небольшие узколезвийные топорики с вырезным обухом и верхними и нижними щекавицами — исключительно военного назначения. Применялись до XII века.
    • Топоры с оттянутым вниз полотном, двумя парами боковых щекавиц и удлинённым вырезным обухом; были наиболее массовым типом. Возможно, имеют русское происхождение, распространились в конце X века; в XII—XIII их конструкция упростилась за счёт замены щекавиц на мысовидные выступы с тыльной стороны обуха.
    • Бородовидные топоры с вырезом, опущенным лезвием, прямой верхней гранью и боковыми щекавицами с нижней стороны обуха. Имеют североевропейское происхождение. Применялись с X по XII века. До XIII века применялись также похожие топоры с двумя парами щекавиц, а в XIII — вовсе без них.
    • Норманнские секиры с широким лезвием.
    • Узколезвийные топоры, с боковыми щекавицами, протообразцы которых в Восточной Европе относятся к первой половине I тысячелетия н. э.. Они более свойственны финно-уграм, чем славянам, и имеют, преимущественно, бытовое назначение — число боевых среди них крайне мало.
    • Широколезвийные секиры, хоть и встречались, но редко, и отмечены в XI веке. Они являются предшественниками бердышей.
  • Рабочие топоры, более тяжелые и массивные, на войне, вероятно, применялись редко.

Боевые топоры от общего числа составляют более 570. Обычные размеры топоров первых двух групп: длина лезвия 9-15 см, ширина до 10—12 см, диаметр обушного отверстия 2—3 см, вес до 450 г (топориков-чеканов — 200—350 г). Рабочие топоры заметно крупнее: длина от 15 до 22 см (чаше 17—18 см), ширина лезвия 9-14 см, диаметр втулки 3—4,5 см, вес обычно 600—800 г. Топорики-чеканы отличались тем, что с обуха были снабжены небольшим молотком. Они пришли с юго-востока, а число находок — чуть менее 100. Они отличались треугольным, реже — трапецевидным лезвием. Возможно, русское происхождение имеют наиболее массовые топоры с боковыми щекавицами, а зачастую и оттянутым вниз лезвием, и удлинённым вырезным обухом. Применялись также секиры северного типа, со скруглённым лезвием. В общем, арсенал используемых топоров был очень разнообразен. Топоры делались из стали, и нередко отличались наварным лезвием. Длина рукояти в среднем составляла около 80 см.

Булава

Булавы появляются ещё в древности, распространение их в русском войске в XI веке — результат юго-восточного влияния. Железных и бронзовых наверший древнерусских булав найдено более 100. Их собирательное древнерусское название — кий (по-польски так до сих пор называется палка, особенно увесистая).

  • К числу древнейших русских находок относятся железные навершия (реже — бронзовые) в форме куба с четырьмя крестообразно расположенными массивными шипами. Они датируются ещё IX—XI веками.
  • Немногим позднее появляется их упрощённая форма — куба со срезанными углами. Роль шипов играли пирамидальные выступы. Такие булавы были наиболее распространены в XII—XIII веках (почти половина находок), применялись и простым населением, включая крестьян. Вес наверший составлял 100—350 г.
  • Иногда встречались булавы-клевцы. Они были такой же формы, как предыдущие, но с одной стороны снабжались клювовидным выступом.
  • В XII—XIII веках распространяются бронзовые, залитые свинцом булавы сложных форм с 4—5 пирамидальными шипами. Иногда они золотились. Масса их наверший составляла 200—300 г.
  • Распространяются и бронзовые навершия с 4 большими и 8 малыми шипами такого же веса, иногда с декоративными выпуклостями вокруг шипов. Это был второй по распространённости тип — более четверти находок.
  • Помимо булав с шипами, применялись булавы с шаровидными навершиями, чаще железные, а также многолопастные булавы. Их вес был 150—180 грамм.
  • С XIII века начинается использование шестопёров.

Булавы были более распространены на юге Руси, особенно в Киеве, чем на севере. Они были оружием как конницы, так и пехоты. Длина рукояти в среднем была не менее 50—60 см. В пехоте применялись и палицы, дубины, ослопы.

Кистень

Кистень — легкое (100—250 г) и подвижное оружие, позволяющее нанести ловкий и внезапный удар в самой гуще тесной схватки. На Русь кистени пришли в X веке, как и булавы, из областей кочевого Востока и удерживались в снаряжении войска вплоть до конца XVII века. Кистень, как и нож, был и мужским, и женским оружием, и применялся как простым народом, так и князьями. Причём они были распространены и на юге, и на севере Руси. На период до XIII века найдено около 130 ударных грузов. Поначалу преобладали костяные, но вскоре они практически полностью были вытеснены металлическими. Они были сделаны из железа, бронзы (нередко налитой свинцом) или меди. Отличались разнообразием форм.

  • Костяные грузы, обычно вырезанные из рога лося, были сферической или яйцевидной формы, массой 100—250 г. Они составляют около 28 % находок и бытуют до XIII века, но уже после XI встречаются редко.
  • Шаровидные или грушевидные металлические гири нередко снабжались выступами для усиления поражающего действия. Они делались из железа, или из бронзы, иногда заливались свинцом. Гладкие и гранёные гири датируются второй половиной X—XIII веками. Их вес колебался от 63 до 268 г. С XII века появляются грузы с горошковидными выпуклостями, массой 120—235 г. Иногда же сферические гири делался с валиками, в том числе спиральными. Всего этот тип составляет около 36 % находок, то есть он был основным, а число гирь с выпуклостями и без них примерно равно.
  • Грушевидные уплощённые, отлитые из бронзы и залитые свинцом, украшались чернью. Они найдены только на юге, в основном, в Киевской области. Они имели вес 200—300 г и датируются XII—XIII веком, составляя до 16 % находок. Близкими являются круглые, уплощённые гири, которые появились немногим раньше и были менее распространены.

Существовали и более сложные формы, но встречались они редко.

  • Ударный груз в виде железного (реже медного) куба со срезанными углами, на каждую грань которого напаян крупный шарик — такие производились на Руси в XII—XIII веках, и составляют всего лишь 5 %. Их вес составлял около 200 г.
  • Бронзовый груз с 5 массивными и 8 малыми шипами — такие похожи на 12-шипные булавы, но отличаются шаровидными окончаниями больших шипов.
  • Железные биконические грузы — их нижняя часть представляет собой полусферу, а верхняя — конус с вогнутыми образующими. Их появление относят к XIII веку, а позднее они, вероятно, получают распространение[4].

Гиря крепилась к рукояти с помощью ремня, верёвки, или, реже, цепи.

Лук

Лук со стрелами, важнейшее оружие дальнего боя и промысловой охоты, чрезвычайно широко и издревле употреблялись на Руси. Практически все более или менее значительные битвы не обходились без лучников и начинались с перестрелки. Если наконечников стрел найдено несколько тысяч, то арбалетных болтов лишь более 50. В основном применялись качественные сложные луки. Обычно они состояли из двух плечей, прикреплённых к рукояти. Плечи склеивались из разных пород дерева, обычно из берёзы и можжевельника. Их длина обычно была более метра, а форма близка к М-образной. Довольно широко применялись и более сложные луки, одним из элементов которых были костяные накладки, иногда и китовый ус. Реже применялись самострелы, появление которых относят к XII веку. Их луковища иногда делали, как и луки, композитными. Во второй половине XII века появляются поясные крюки для натягивания тетивы; а в первой половине XIII — механизм для её натягивания, коловорот; находки крюка в Изяславле и шестерни коловорота во Вщиже — старейшие в Европе. В XIII веке они начинают использоваться широко. Для стрельбы из луков использовались различные стрелы — бронебойные, срезни, зажигательные и другие. Их средняя длина составляла 75—90 см. Они снабжались оперением в 2 или 4 пера. Подавляющее большинство наконечников были черешковыми, а их форма была очень разнообразна. Они делались из железа или стали. Трёхлопастные и плоские широкие наконечники применяли против бездоспешных противников; двушипные застревали в теле и осложняли рану; срезни отличались широким режущим наконечником и включали много разновидностей; шиловидные пробивали кольчуги, а гранёные и долотовидные — пластинчатый доспех. Арбалетные болты отличались меньшей длиной и более тяжёлым наконечником.

Копья

Копья также были древним и распространённым оружием. Сведения об их военном использовании относятся ещё к VI веку. Их существовало несколько видов, а наконечников найдено около 800. Маленькие метательные дротики — сулицы, использовались и для нанесения колющих повреждений. Можно выделить следующие типы наконечников копий:

  • Ланцетовидное, ромбическое в сечении перо, плавно переходящее во втулку. Связаны с западным влиянием. X—XI века.
  • Ромбическое, с гранью на лезвии. Встречались очень редко. IX—XI века.
  • Широкое удлинённо-треугольное перо, в сечении ромбическое или заострённо-овальное; массивная втулка. Очень распространённый тип. Форма наконечника в данных пределах была различной, и иногда он был довольно широкий, а иногда — наоборот, и подобное копьё напоминало пику (со временем преобладают именно узкие наконечники).
  • Перо продолговато-яйцевидной формы со скруглёнными плечиками, плавно переходящими в невысокую втулку.
  • Перо лавролистной формы. Сюда входят рогатины — массивные копья, вес которой составлял 700—1000 г (при весе обычного копья 200—400 г). Распространяются с XII века.
  • Перо в виде четырёхгранного стержня, в сечении ромбического, квадратного, или, реже, в виде равноконечного креста. С воронковидной втулкой. Это были пики. До XI—XII века они были вторым по распространённости, после удлинённо-треугольного типа, а затем превзошли его. Древнейшие находки относят к VIII веку.
  • Вытянуто-треугольный наконечник с черешком. Появляются около VI века, в XI выходят из употребления.
  • Копья с двушипным пером (гарпуны), два острия были направлены назад, чтобы обеспечить застревание наконечника в теле. Скорее всего, предназначались для охоты.
  • Копья с ножевидным наконечником. Встречались довольно редко.

Сохранились упоминания о других типах древкового оружия — боевых баграх и, возможно, совнях. Хотя наконечники копий нередко ковались цельностальными (изредка цельножелезными), часто встречались и более технологичные образцы. Так, применялись наконечники из железной основы, на которую наварены стальные лезвия; а также копья с многослойным пером, вваренным во втулку; реже — цементированные наконечники.

Примечания

Литература

  • Каинов С. Ю. Наконечники ножен мечей из Гнёздова // Acta Militaria Mediaevalia V. — Kraków – Sanok, 2009. — С. 79-110.
  • Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып.1. Мечи и сабли IX-XIII вв. (САИ. Вып.Е1-36). — М-Л: Наука, 1966.
  • Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX—XIII вв. (САИ. Вып. Е1-36). — М-Л: Наука, 1966.
  • Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. Доспех, комплекс боевых средств IX—XIII вв. (САИ. Вып. Е1-36). — Л: Наука, 1971.
  • Кирпичников А. Н. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX-XIII вв. (САИ. Вып. Е1-36). — Л: Наука, 1973.
  • Кирпичников А. Н., Медведев А. Ф. Глава седьмая. Вооружение // Древняя Русь. Город, замок, село / Отв. ред. тома Б. А. Колчин. — М.: Наука, 1985. — С. 298-364.
  • Колчин Б. А. Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси (домонгольский период) // МИА. № 32. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1953.

См. также

  • Армия Древней Руси

Ссылки

Враг будет повержен: вооружение славянского воина — ВОИНЫ — ГОРДОСТЬ РУСИ — Каталог статей

Большинство почему-то думают, что вооружение славянского воина было не достаточно развито, чтобы противостоять врагам. Да, славянский народ не был воинственным и агрессивным, но если приходилось защищать родной край, то он проявлял всю свою силу и храбрость. Мужчины, когда приближался враг, брали в руки оружие и становились настоящими воинами. Один византийский писатель в древности говорил про славян: «Сей народ отважен до безумия, силён и храбр».

Итак, рассмотрим, каким же оружием и средствами защиты владели древние славяне, которые сейчас могли бы заказать контрольную на сайте diplomiufa.ru, несколько столетий назад.

Первое оружие древних славян были лук и стрелы, но потом они стали замечать, что земля, на которой они проживают, привлекательна для многих окружающих их народов. Это побудило славян задуматься про улучшение своего вооружения. Славяне стали узнали все тонкости в изготовлении оружия у развитых европейских стран, и в скором времени их оружие было не хуже, чем оружие у других.

Оружие древних славян

Основные виды оружия, которыми были вооружены древние славяне:

  • лук и стрелы;
  • меч;
  • копье;
  • секира;
  • булава.

Лук изготавливали из ровного дерева – вяза или ясеня. Простой лук делали из цельной части дерева, а сложный лук — клеили из разнообразных деревянных пластин, что делало его более тугим.
Стрелы, как маленькие копья, состояли из палки длиной до одного метра. К одному концу палки надежно крепили различные перья красного цвета. На другой конец палки насаживали бронзовый или железный наконечник. Перед началом боя наконечник стрелы хорошо затачивали и смазывали ядом.

Тетиву для лука обычно брали из жил животных или шёлка. Перед боем тетиву надевали на лук, а после боя снимали, чтобы она не теряла упругость.

Лук носили на левом боку в кожаном футляре, который называли «налучье», или «налуч». А сумку со стрелами вешали на правый бок. Так было удобно вести бой, и за минуту можно было произвести от 6 до 10 выстрелов.

Меч — надёжное вооружение славянского воина. Прямой заточенный с двух сторон меч, выкованный из крепкой стали. Славянский меч был оружием рубящим, ударным и колющим одновременно. Основные его части — лезвие, крестовина и рукоять с набалдашником. Простой меч держали в правой руке, а двуручный меч — двумя руками.

Копьем славянские воины владели на высшем уровне. Копьё состояло из деревянной палки и железного наконечника на ней.
Секира представляла собой боевой топор, который насажен на длинную рукоять.

Булава же представляла собой короткую палку, на которой укрепляли металлическую головку в виде груши или шара.

Средства защиты славянских воинов

Щит обычно делали из дерева, а потом обшивали твердой и гладкой кожей. В бою воин держал щит в левой руке при помощи ременных петель.

Совсем недавно был проведен эксперимент, в котором меч, изготовленный по древнему образцу, с первого же удара рассек трехмиллиметровый бронзовый щит пополам. А вот на кожаном щите после 15 ударов появились лишь небольшие повреждения. Всё дело в технологии изготовления щита — кожу для такого щита брали с толстой плечевой части туши быка, и определенное время ее вываривали в растопленном воске. Вот такой, казалось бы простой щит.

Кроме щита в бою воина защищали броня и шлем. Шлем (или шелом) округлой формы закрывал голову и лоб отважного воина от ударов и отражал скользящие удары по нему.

Вооружение славянского воина состояло из меча, копья, секиры и булавы, а также деревянного лука и маленьких стрел, намазанных ядом. А защита — из щита, брони и шелома. Таким образом, даже с довольно простым вооружением и защитой древние славянские воины громили своих врагов и одерживали победу над ними, как ведает нам история.

Военное искусство наших предков » Перуница


В наше время, когда весь мир пытается подражать американцам начиная от формы одежды, заканчивая тактикой и суточными сухими пайками, нашим воинам необходимо чаще смотреть в богатую копилку российских воинских традиций и использовать многовековой опыт русских воинов. Нет, я не призываю надеть лапти, отрастить бороды и взять в руки мечи и луки. Главное умело выделить и обобщить те принципы, с помощью которых они побеждали более сильного и численно превосходящего их врага.

Основы и философия русской военной школы изложены в «Науке побеждать» А.В.Суворова. К сожалению, не у многих современных командиров, что называется, доходят руки до этой книги. Но чтобы увидеть и понять суть принципов, изложенных Суворовым в своём безсмертном труде, стоит совершить экскурс в глубь веков и посмотреть, как же воевали древние Русичи.

Земля, на которой жили наши далекие Пращуры, была богатой и плодородной и постоянно привлекала с востока кочевников, с запада германские племена, к тому же наши предки старались осваивать новые земли. Иногда эта колонизация проходила мирно, но, зачастую, сопровождалась боевыми действиями.

Советский военный историк Е.А. Разин в своей книге «История военного искусства» так рассказывает об организации Славянского войска периода V-VI веков: «У Славян воинами были все взрослые мужчины. У славянских племен имелись дружины, которые комплектовались по возрастному принципу молодыми, физически сильными и ловкими воинами.

В основе организации войска лежало деление на роды и племена. Возглавлял воинов рода старейшина (староста), во главе племени стоял вождь или князь». Далее в своей книге автор приводит высказывания древних авторов, которые отмечают силу, выносливость, хитрость и храбрость воинов славянских племён, которые, к тому же, владели искусством маскировки.

Прокопий из Кессарии в своей книге «Война с готами» пишет, что воины славянского племени «привыкли прятаться даже за маленькими камнями или за первым встречным кустом и ловить неприятелей. Это они не раз проделывали у реки Истр». Так, древний автор в вышеупомянутой книге описывает один интересный случай, как славянский воин, умело используя подручные средства маскировки, взял «языка». «И вот этот Славянин, ранним утром подобравшись очень близко к стенам, прикрывшись хворостом и свернувшись в клубочек, спрятался в траве, Когда подошел к этому месту гот, Славянин внезапно схватил его и принёс живым в лагерь».

Другой древний автор Маврикий в своей книге «Стратегикан» обращает внимание на искусство Славян скрываться в воде. «Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнутыми внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне реки, дышат с помощью них; и это они могут проделывать в течение многих часов, Так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии»,

Местность, на которой Славяне обычно принимали бой, всегда была их союзником. Из тёмных лесов, речных заводей, глубоких оврагов Славяне внезапно атаковали своих противников. Вот что об этом пишет упомянутый ранее Маврикий: «Сражаться со своими врагами Славяне любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах, с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днём и ночью изобретая много разнообразных способов… Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться.

Часто несомую добычу они бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред, Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника».

Таким образом, мы видим, что древние воины брали верх над противником в первую очередь отсутствием шаблона, хитростью, умелым использованием окружающей местности.

В инженерной подготовке наши Пращуры также были признанными специалистами, Древние авторы пишут, что Славяне в искусстве форсирования рек превосходили «всех людей». Находясь на службе в войске Восточной Римской империи, славянские отряды умело обеспечивали форсирование рек, Они быстро изготавливали лодки и на них перебрасывали на другой берег крупные воинские отряды . Лагерь Славяне обычно разбивали на высоте, к которой не было скрытых подступов. При необходимости дать бой на открытом поле они устраивали укрепление из повозок.

Феофинат Сиомпатт сообщает о походе одного славянского отряда, который вёл бой с римлянами: «Так как это столкновение для варваров (Славян) было неизбежным (и не предвещало успеха), то они, составив повозки, устроили из них как бы укрепление лагеря и в середину этого лагеря поместили женщин и детей. Славяне связали повозки, и получилось сомкнутое укрепление, с которого они метали копья в противника. Укрепление из повозок было надежной защитой от конницы», Для оборонительного боя Славяне выбирали труднодоступную для противника позицию или же насыпали вал и устраивали засыпи.

При штурме укреплений противника они применяли штурмовые лестницы и осадные машины. В глубоком построении, положив щиты на спину, Славяне шли на штурм. Из вышеприведённых примеров мы видим, что использование местности в сочетании с подручными предметами лишало противников наших предков тех преимуществ, которыми они первоначально обладали. Многие западные источники утверждают, что у Славян не было строя, однако это не означает, что они не имели боевого порядка, Тот же Маврикий рекомендовал выстраивать против них не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла. Отсюда мы можем сделать вывод, что для боя Славяне располагались в определённом порядке.

Маврикий пишет: «…иногда они занимают очень крепкую позицию и, охраняя свой тыл, не дают возможности вступить в рукопашный бой, равно и окружить себя или ударить с фланга, или зайти к ним в тыл». Приведённый выше пример даёт понять, что у древних Славян был определённый боевой порядок, что сражались они не толпой, а организованно, построившись по родам и племенам.

Родовые и племенные вожди являлись начальниками и поддерживали в войске необходимую дисциплину, В основе организации славянского войска лежало общественное устройство деление на родовые и племенные отряды. Родовые и племенные связи обеспечивали необходиэмую сплочённость воинов в бою.

Таким образом, использование славянскими воинами боевого порядка, дающего неоспоримые преимущества в бою с сильным противником, говорит о том, что Славяне не только проводили боевую подготовку со своими дружинами. Ведь для того чтобы быстро действовать в боевом порядке, надо было это отработать до автоматизма. Также, надо было знать противника, с которым придется воевать.

Славяне могли не только искусно сражаться в лесу и поле, Для взятия крепостей они пользовались простой и эффективной тактикой.

В 551 году отряд Славян численностью более 3000 человек, не встретив никакого противодействия, переправился через реку Истр. Навстречу Славянам было выслано войско, имеющее большие силы, После переправы через реку Марица Славяне разделились на два отряда. Римский военачальник решил разбить их силы поодиночке в открытом поле, Имея хорошо поставленную тактическую разведку и будучи осведомлёнными о передвижениях противника, Славяне упредили римлян и, внезапно атаковав их с двух направлений, уничтожили своего врага.

Вслед за этим император Юстиниан бросил против Славян отряд регулярной конницы, Отряд дислоцировался во фракийской крепости Тзуруле, Однако, этот отряд был разбит Славянами, которые имели в своих рядах конницу, не уступавшую римской. Разбив регулярные полевые войска, наши предки начали осаду крепостей во Фракии и Иллирии.

Представляет большой интерес взятие Славянами приморской крепости Тойер, которая была расположена в 12 днях пути от Византии. Гарнизон крепости в 15 тысяч человек представлял собой грозную силу. Славяне решили прежде всего выманить гарнизон из крепости и уничтожить его. Для этого большая часть воинов расположилась в засаде недалеко от города, а незначительный отряд подошел к восточным воротам и начал обстреливать римских солдат, Римляне, увидев, что врагов не так много, решили выйти за пределы крепости и разбить Славян в поле.

Осаждающие начали отступать, делая вид для напавших, что, испуганные ими, обратились в бегство, Римляне же, увлечённые преследованием, оказались далеко впереди крепостных укреплений, Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследовавших, отрезали им возможные пути отступления. А те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, атаковали их.

Истребив преследователей, Славяне вновь бросились к стенам города. Гарнизон Тойера был уничтожен. Из сказанного можно сделать вывод о том, что в славянском войске были хорошо поставлены взаимодействие нескольких отрядов, разведка, маскировка на местности.

Из всех приведенных примеров видно, что в VI веке наши предки обладали совершенной по тем временам тактикой, они могли воевать и наносить серьёзный урон противнику, который был гораздо сильнее их, а зачастую обладал и численным превосходством. Совершенной была не только тактика, но и боевая техника. Так, при осаде крепостей. Славяне использовали железные тараны, установив осадные машины, Славяне под прикрытием метательных машин и стрелков из лука подвигали тараны вплотную к крепостной стене, начинали её расшатывать и пробивать бреши.

Помимо сухопутной армии, Славяне имели флот. Существует много письменных свидетельств использования ими флота при боевых действиях против Византии. В основном корабли применялись для транспортировки войск и высадки десантов,

За многие годы славянские племена в борьбе с многочисленными агрессорами с территории Азии, с могущественной Римской империей, с Хазарским каганатом и франками отстояли свою независимость и объединились в союзы племён.

В этой многовековой борьбе складывалась военная организация Славян, возникло военное искусство соседних народов и государств. Не слабость противников, а сила и военное искусство Славян обеспечивали им победы.

Наступательные действия Славян вынуждали Римскую империю переходить к стратегической обороне и создавать по нескольку оборонительных линий, наличие которых не обеспечивало безопасности границ империи. Не достигали поставленных целей и походы византийской армии за Дунай, в глубь славянских территорий. Эти походы обычно заканчивались поражением византийцев, Когда же Славяне, даже при своих наступательных действиях, встречали превосходящие силы противника, они обычно уклонялись от боя, добивались изменения обстановки в свою пользу и лишь тогда снова переходили в наступление.

Для дальних походов, переправ через реки и овладения приморскими крепостями Славяне пользовались ладейным флотом, который они строили очень быстро. Большим походам и глубоким вторжениям обычно предшествовала разведка боем силами значительных отрядов, проверявших способность противника к сопротивлению.

Тактика Русичей заключалась не в изобретении форм построения боевых порядков, чему придавали исключительное значение римляне, а в многообразии приёмов нападения на врага, как при наступлении, так и при обороне, Для применения этой тактики необходима была хорошая организация войсковой разведки, которой Славяне уделяли серьёзное внимание. Знание противника позволяло производить внезапные нападения. Умело осуществлялось тактическое взаимодействие отрядов как в полевом бою, так и при штурме крепостей, Для осады крепостей древние Славяне умели в короткий срок создать всю современную им осадную технику. Помимо всего прочего, славянские воины умело использовали психологическое воздействие на противника.

Так, ранним утром 18 июня 860 года столица Византийской империи Константинополь подверглась неожиданной атаке русского войска. Русы пришли морем, высадились у самых стен города и осадили его. Воины поднимали на вытянутых руках своих товарищей и те, потрясая сверкающими на солнце мечами, повергали в смятение стоящих на высоких стенах константинопольцев.

Это «нападение» было исполнено для Руси огромного смысла впервые молодое государство вступило в противоборство с великой империей, впервые, как покажут события, предъявило ему свои военные, экономические и территориальные претензии, А главное благодаря этому демонстративному, психологически точно просчитанному нападению и последующему мирному договору о «дружбе и любви» Русь была признана равноправным партнёром Византии. Русский летописец записал позднее, что с этого момента «началася прозывати Руска земля».

Все перечисленные здесь принципы ведения боевыхдействий не потеряли своего значения и в наши дни. Разве маскировка и военная хитрость в век ядерных технологий и информационного бума потеряли свою актуальность? Как показали последние военные конфликты, даже имея разведывательные спутники, самолетышпионы, совершенную аппаратуру, компьютерные сети и огромной разрушительной силы оружие, можно долго бомбить резиновые и деревянные макеты и при этом громогласно вещать на весь мир о громадных военных успехах.

Разве потеряли свое значение скрытность и внезапность? Вспомним, как были удивлены европейские и НАТОвские стратеги, когда, совершенно неожиданно, на Приштинском аэродроме в Косово вдруг оказались российские десантники, а наши «союзники» были безсильны чтолибо предпринять,

По статье Сергея ТАРАСОВА
«Русы пришли морем», «Солдат удачи» № 7.

Оружие защиты и нападения славянских воинов Древней Руси

Славянскими воинами вплоть до четырнадцатого века на Руси применялось только холодное (белое) оружие, в котором сила взрыва порохового заряда не использовалась, а также оружие метательное. Холодное оружие делится на ударное, древковое и клинковое, в свою очередь подразделяющееся на: колющее и рубящее. Ударное оружие предназначалось для нанесения поверхностных ударов, не проникавших вглубь тела, и действовало благодаря своей тяжести. В древковом оружии короткий узкий острый наконечник насаживался на длинное древко. Это почти исключительно колющее оружие. Клинковое оружие состоит из узкого стального клинка (полосы), скреплённого с рукоятью или эфесом. Оно могло быть колющим, когда противник поражается узким остриём, и рубящим, длинным тонким лезвием, разрубающим мягкие ткани и даже кости тела.

Главным предметом защитного вооружения, который носили практически все славянские воины, был щит. Он был прямоугольным или круглым, диаметром 70–90 см. Делались щиты из тростника, ивовых прутьев, дерева, обтягивались толстой воловьей кожей, оковывались железными полосами (VII в.), по краю часто набивались обоймочки, а в центре крепился умбон – полусферическое или сфероконическое железное навершие с полями. Позже щиты стали делать только из дерева. Щит был выпуклым, так что оружие соскальзывало с него. Изнутри были ремённые петли: за одну щит держали, другая надевалась на плечо.

Славянские воины искусно сражались как на равнине, так и в лесах и горах. Основным боевым качеством славянского воина была решительность в схватке. При рукопашном бое славяне перебрасывали щит за спину и с открытой грудью с мечом в руке бросались на врага.

В XII в. стали употреблять миндалевидные щиты, закрывающие почти все тело от подбородка до колен; пешие воины могли воткнуть их в землю и опереть о них копье, создавая непреодолимую преграду для врага. Затем появляются щиты треугольные, трапециевидные, прямоугольные, иногда с фигурным вырезом для копья; обычно они были двускатными, хорошо прилегавшими к телу.

После щита шлем был важнейшей частью защитного вооружения: ведь он прикрывал голову. Славяне употребляли лёгкие открытые шлемы, кованные из одного куска стали. Это были шишаки с остроконечным завершением, с которого соскальзывал вражеский клинок. Они иногда снабжались узкой стрелкой, прикрывавшей нос, неподвижной маской для верхней части лица, кольчужной сеткой–бармицей, закрывавшей шею и нижнюю часть лица.

Самым древним видом доспехов славян была кольчуга – широкая длинная сетчатая рубаха из мелких проволочных колец, с короткими широкими рукавами. Кольчуга на Руси на 200 лет опережает европейские технологии, долгое время не имевшие на своём вооружении подобные прототипы.

Ударное оружие возникло в глубокой древности, когда первобытный человек отломил толстый сук и ударил им зверя или врага. Потом он прикрепил к палке камень – получилась палица. А когда камень обтесали и заострили, получился топор. Палица и топор – самое древнее оружие у славян и самое распространённое. Деревянные палицы оковывались железом, снабжались шипами. Топоры насаживались на длинные топорища. В ход даже шли обыкновенные цепы для молотьбы хлеба: в ударную часть цепа, боек, вбивали гвозди, и он превращался в страшное оружие. Из древнейшей палицы родилась булава: на деревянную рукоять насаживалась круглая или гранёная металлическая головка, усаженная шипами. Оружие с небольшой головкой, гранённой на шесть граней или состоявшей из плоских заострённых пластин, называлось перпач или шестопер. Употреблялись также клевец в виде небольшой кирки с тупым обухом и чекан, небольшой узкий топорик. Самым распространённым был боевой топор, отличавшийся от обычного плотничьего инструмента более длинной рукоятью и узким лезвием: площадь удара должна была быть меньше, чтобы лезвие прорубило доспехи. Топор с широким, до 30 см, полулунным лезвием, насаженный на длинное прямое топорище, назывался секирой.

Древковое оружие славян было важнейшим видом оружия у пеших и конных воинов. Это были тяжёлые ударные копья. Копья были двух видов. Одни имели тяжёлые листовидные наконечники, которые насаживались на длинное древко. Таким копьём воины действовали, не выпуская его из рук. Другие копья, называвшиеся сулицами, имели ту же форму, но были значительно легче. Сулицы использовались в качестве метательного оружия. Пехота употребляла также рогатины – короткие копья с большим четырёхгранным наконечником, способным пробивать доспехи. Простейшим видом древкового оружия была обычная коса, вертикально насаженная на древко – ратовище. От неё произошла совня – длинное копье с большим плоским ножевидным наконечником.

На вооружении у славянских воинов было и клинковое оружие.

В Древней Руси воины пользовались мечом, до середины XI в. имевшим закруглённый конец и применявшимся для прорубания доспехов. Затем конец клинка стали заострять, так что им можно было пробить кольчугу или панцирь в месте соединения пластин. Клинок меча посередине имел узкие неглубокие ложбины, долы; они облегчали его, а главное – придавали ему жёсткость при изгибе. К клинку крепился эфес, состоявший из рукояти, за которую держали оружие, перекрестья, прикрывавшего руку от удара, и головки в виде полушария, круглого или сплюснутого шара. Головка не позволяла рукояти выскользнуть из руки при ударе, а перекрестье создавало при колющем ударе дополнительную опору. Обоюдоострый, т. е. с лезвием по обеим сторонам, клинок вкладывался в ножны, сделанные из металла, или деревянные, обтянутые кожей. Там, где клинок входил в ножны, они оковывались фигурной полоской металла – устьем, а на конце была такая же оковка – наконечник; посередине ножен могли помещаться одна–две узкие фигурные металлические оковки – обоймицы, или гайки, к которым иногда крепили кольца для ношения на ремне – портупее.

В Х в. конные воины вооружились длинными тонкими саблями, которые получили распространение на Руси значительно раньше, чем в странах Западной Европы, благодаря постоянным связям с Востоком, с Великой Степью.

Древнейшим видом метательного оружия славян была праща – ремённая петля, с помощью которой можно было метнуть камень на большое расстояние.

В целом вооружение славян было простое и необременительное: меч, копье, лук со стрелами и щит.

Луки делались цельными, из можжевельника, берёзы, ясеня, дуба, а с Х в. появились и составные луки. К их деревянной средней части, рукоятке, крепились круто изогнутые «рога» из двух склеенных деревянных пластин, оклеенных сухожилиями животных, или пластин из рога, кости. Такие луки достигали в длину двух метров. При выстреле составной лук стремился разогнуться в обратную сторону, и это усиливало его действие. Натянуть тугой лук было тяжело, и будущие воины учились стрельбе с детства, постоянно тренировались. Славяне стреляли из лука «от груди», становясь боком к цели и натягивая тетиву к левому плечу вдоль груди. Лук прятали в особый чехол, налучье, чтобы он не намокал и не рассыхался. Стреляли длинными, более метра, стрелами из тростника или дерева, с коваными или литыми гранёными наконечниками. Для большей точности полёта на конце стрелы было оперение. Летела тяжёлая стрела далеко и могла пробить кольчугу. Стрелы носились в колчане. Комплект лука с налучьем и стрел с колчаном назывался саадак.

Но лук был бессилен против пластинчатых доспехов. По ним били из самострелов или арбалетов короткими, кованными из железа калёными стрелами – болтами. Арбалет появился на Руси в XII в. Это был малого размера лук, сработанный из железа или рога, который крепился к деревянной ложе, на которой в желобок закладывали болт. Натянутая тетива цеплялась за рычаг–спуск, нажимая на который стрелок спускал тетиву. Натянуть тугой самострел руками было невозможно. Поэтому на поясе стрелка был железный крюк: нагнувшись, стрелок цеплял его за тетиву и, прижимая самострел ногой к земле и распрямляясь, натягивал тетиву.

Арбалет превосходил лук мощностью боя: тяжёлый болт валил всадника с коня и мог пробить доспехи. Зато скорострельность арбалета была намного ниже, чем у лука, поэтому его в основном употребляли при обороне крепостей; в полевом бою, особенно с лёгкой подвижной конницей нужно было засыпать врага тучей стрел, и здесь применяли лук.

Воинское умение русов и славян в VI-X вв. н. э.


Согласно ряду источников – арабских, персидских, византийских — воины русов, славян были в дохристианский период истории Руси-России грозой для огромных регионов: от самых западных частей Европы до южных стран, лежащих за Средиземным и Чёрным (тогда его называли Русским) морями. Так, в 844 году «язычники, которые зовутся ар-рус» ворвались и разграбили Севилью, в арабской Испании. В 912 году флот русов из 500 ладей огненным смерчем прошёлся по берегам Каспийского моря.

Что известно о воинских приёмах русов того времени?

1.Русы, славяне были отличными мореходами, их флотилии, флоты прекрасно себя чувствовали как на реках, так и в море. Они были хозяевами на Каспийском, Черном, Варяжском (Балтийском), Северном морях, совершали походы и в Средиземное море. Их корабли – ладьи (лодьи) вмещали от 40 до 100 бойцов в полном вооружении и нескольких лошадей, при необходимости. Поэтому, совершенно непонятно, почему, историю Русского флота ведут от Петра I. Русскому флоту как минимум полторы тысячи лет. Причём традиция не прерывалась – русские ушкуйники, казаки полностью повторяли маршруты своих пращуров. Использование лодий давало нашим предкам большую мобильность, позволяя наносить неожиданные удары прямо в сердце владений противника и перевозить при необходимости большие группы войск. Флотилии дополнялись сухопутными войсками, которые передвигались по суше.


Воинское умение русов и славян в VI-X вв. н. э.

2.На вооружении славянских воинов были, по сообщению ромейского автора Маврикия Стратега: лук со стрелами (причём луки были сложные, а не простые, они обладали большой дальнобойностью – средний «перестрел» 225 метра, и пробивной мощью – на этом же расстоянии стрела пробивала 5-сантиметровую дубовую доску; для сравнения: современные спортсмены прицельно бьют на 90 м; рекорд средневековой Западной Европы поставил Генрих VIII – около 220 метров; среднестатистический выстрел азиатского стрелка был равен 150 метрам ), причём обучали мастерству стрельбы из лука чуть ли не с пеленок. Уже в 8-9 лет, а то и раньше, мальчик ходил и ездил с отцом, старшими братьями на охоту. Можно сделать вывод, что русы были лучшими «стрельцами» («лучниками» называли мастеров, делающих луки) Евразии того времени. Кроме того, в вооружение входили два копья – метательное(типа дротика) и тяжёлое для боя в «стене»; «труднопереносимый» щит, закрывавший все тело бойца от ног; кожаный доспех в ранний период, затем появились кольчуги; конические и полукруглые шлёмы-шеломы. У всех были ножи – «засапожники» и длинные боевые ножи типа «акинаков». Часть воинов могла биться топорами, булавами, мечи в ранний период были только у знати и отличившихся витязей.

3.В отличие от скандинавов русы, славяне знали и использовали конный бой. Тяжеловооруженные конные дружины князей были мощной ударной силой, которая могла внести перелом в бою, как в Куликовском сражении. Их мощь усиливали союзные легковооруженные отряды кочевых племен – печенегов, торков, берендеев, их ещё называли «чёрные клобуки»(по головному убору). Не надо думать, что Русь только воевала с племенами степи, мудрые князья, такие, как Святослав, успешно использовали их в борьбе с врагами. Откровенная вражда началась только после крещения Руси – вплоть до «крестовых походов» Владимира Мономаха в степь.

Воинское умение русов и славян в VI-X вв. н. э.
4.Русы использовали в сражении «стену», которой были обучены с самого детства. Бои «стенка на стенку» — это отголосок той практики. Чтобы понять, что такое «стена», надо вспомнить образы спартанской или македонской фаланги. Этому бою были обучены все мужчины Руси: «стена», закрывшись «труднопереносимыми» щитами, ощетинившись копьями, принимала на себя главный удар врага, с задних рядов врага осыпали стрелами стрельцы. Фланги и тыл прикрывала тяжёлая конница княжеской дружины и отряды союзных степняков. «Стена» выдерживала удар, а потом начинала шаг за шагом теснить противника, с флангов наносила удар конница, завершая разгром врага.

5.Русы и славяне считались специалистами в т.н. «партизанской войне» — нападения из засад, различные диверсии. Так, в византийских источниках описан случай, когда славянский разведчик из армии Велизария(полководца императора Юстиниана), проник во вражеский лагерь и выкрал одного из вождей готов, доставив его к Велизарию. Фактически это первое упоминание т.н. «пластунов», войсковой разведки Руси-России того времени.

6.Судя по всему, наши пращуры владели и основами т. н. «боевого транса», боевыми психотехниками. Описаны случаи, когда они вступали в бой в «божественной наготе», или только в шароварах. На Севере Европы таких воинов называли «берсерками» (в «медвежьей рубашке»), да и мифы о волколаках родились не на пустом месте. Речь идёт о боевом трансе, когда воин «преображается» в волка, медведя и не чувствуя страха, боли, резко повышает пределы возможностей человеческого тела. Противник, столкнувшись с такими воинами, чувствует мистический ужас, панику, теряет боевой дух. Запорожские казаки таких воинов называли «характерниками». Была и коллективная психотехника: воины русов, славян были прямыми потомками «богов», поэтому не имели равных в бою. Можно сказать, что эта воинская традиция очень живуча: Суворов превращал своих солдат в «чудо-богатырей», которые могут практически всё. Можно упомянуть еще и принцип ВДВ – «Никто, кроме нас».

7.Русы, славяне были лучшими мастерами рукопашного боя, к сожалению христианизация, запреты царей, императоров почти прервали традиции массовой боевой культуры русов. Но в настоящее время идут интенсивные поиски и постепенная реконструкция многих видов русского рукопашного боя.

Воинское умение русов и славян в VI-X вв. н. э.

1)деревянная основа лука:

а — концы с вырезом для тетивы

б – сухожилия

в — березовая планка

г — можжевеловая планка

и — узел или место соединения концов, планок и сухожилий

к — узел или место соединения сухожилий и костяных накладок рукояти лука

2)вид деревянной основы лука с внутренней стороны и схема расположения костяных накладок:

д — концевые накладки с вырезом для тетивы

е — боковые накладки рукояти

ж — нижние накладки рукояти с внутренней стороны лука

3)схема расположения костяных накладок на луке(вид сбоку):

д — концевые накладки

е – боковые

ж – нижние

и — место соединения у концов лука

к — место соединения у рукояти лука

4)закрепление стыков деталей лука путем обмотки сухожильными нитями по клею и оклейка лука берестой

5)лук с тетивой после оклейки

6)лук в поперечном разрезе:

а — берестяная оклейка

б – сухожилия

в — березовая планка

г — можжевеловая планка;

Источники:
Мандзяк А. С. Боевая магия славян. М., 2007.
Седов В.В. Славяне в древности. — М., 1994.
Селидор (Александр Белов). Кулачное дело на Великой Руси. 2003.
Серебрянский Ю. А. Боевая магия славян. Путь волхва. М., 2010.
http://silverarches.narod.ru/bow/bow.htm

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о