Виды сюжета – 10. Сюжет и фабула. Функции, элементы, разновидности сюжета. Эпический, драматический, лирический сюжет

Содержание

2. Виды сюжетов

В зависимости от характера связей между событиями выделяют две разновидности сюжетов. Сюжеты с преобладанием чисто временных связей между событиями являются хроникальными. Они используются в эпических произведениях большой формы («Дон Кихот»). Они могут показывать приключения героев («Одиссея»), изображать становление личности человека («Детские года Багрова-внука» С. Аксакова). Хроникальный сюжет состоит из эпизодов. Сюжеты с преобладанием причинно-следственных связей между событиями называют сюжетами единого действия, или концентрическими. Концентрические сюжеты часто строятся на таком принципе классицистическом принципе, как единство действия. Напомним, что в грибоедовском «Горе от ума» единством действия будут события, связанные с приездом Чацкого в дом Фамусова. С помощью концентрического сюжета тщательно исследуется какая-то одна конфликтная ситуация. В драме сюжетосложение такого типа господствовало вплоть до 19 века, а в эпических произведениях малой формы используется и сейчас. Единый узел событий развязывается чаще всего в новеллах, небольших рассказах Пушкина, Чехова, По, Мопассана. Хроникальные и концентрические начала взаимодействуют в сюжетах многолинейных романов, где одновременно проявляется несколько событийных узлов («Война и мир» Л.Толстого, «Братья Карамазовы» Ф.Достоевского). Естественно, что в хроникальные сюжеты часто включают концентрические микросюжеты.

Существуют сюжеты, различающиеся напряженностью действия. Сюжеты, насыщенные событиями, называют динамическими. В этих событиях заключен важный смысл, и развязка, как правило, несет огромную содержательную нагрузку. Такой тип сюжета характерен для «Повестей Белкина» Пушкина, «Игрока» Достоевского. И наоборот, сюжеты, ослабленные описаниями, вставными конструкциями, – адинамические. Развитие действия в них не стремится к развязке да и сами события не заключают в себе особого интереса. Адинамические сюжеты в «Мертвых душах» Гоголя, «Моей жизни» Чехова.

3. Состав сюжета.

Сюжет – это динамическая сторона художественной формы, он предполагает движение, развитие. Двигателем сюжета чаще всего является конфликт, художественно значимое противоречие. Термин происходит от лат. conflictus – столкновение. Конфликтом называют острое столкновение характеров и обстоятельств, взглядов и жизненных принципов, положенное в основу действия; противоборство, противоречие, столкновение между героями, группами героев, героем и обществом или внутренняя борьба героя с самим собой. Природа столкновения может быть разной: это противоречие долга и склонности, оценок и сил. Конфликт – одна из тех категорий, которые пронизывают структуру всего художественного произведения.

Если рассмотреть пьесу А. С. Грибоедова «Горе то ума», то легко увидеть, что развитие действия здесь явно зависит от конфликта, который таится в доме Фамусова и заключается в том, что Софья влюблена в Молчалина и скрывает это от папеньки. Чацкий, влюб­ленный в Софью, приехав в Москву, замечает ее неприязнь к себе и, пытаясь понять причину, следит за всеми, присутствующими в доме. Софья недовольна этим и, защищаясь, бросает на балу репли­ку о его сумасшествии. Не симпатизирующие ему гости с удоволь­ствием подхватывают эту версию, потому что видят в Чацком челове­ка с иными, чем у них, взглядами и принципами, и тогда предельно отчетливо обнажается не просто семейный конфликт (тайная влюбленность Софьи в Молчалина, реальное безразличие Молчалина к Софье, неосведомленность Фамусова о про исходящем в доме), но и конфликт между Чацким и обществом. Исход же действия (развязка) определяется не столько отношениями Чацкого с обществом, сколько отношениями Софьи, Молчалина и Лизы, узнав о которых Фамусов распоряжается их судьбой, а Чацкий уезжает из их дома.

Писатель в подавляющем большинстве случаев не выдумывает конфликтов. Он черпает их из первичной реальности и переводит из самой жизни в область тематики, проблематики, пафоса.

Можно указать несколько видов конфликтов, которые находятся в основе драматических и эпических произведений. Часто встречающиеся конфликты – нравственно-философские: противостояние характеров, человека и судьбы («Одиссея»), жизни и смерти («Смерть Ивана Ильича»), гордыни и смирения («Преступление и наказание»), гения и злодейства («Моцарт и Сальери»). Конфликты социальные заключаются в противостоянии стремлений, страстей, идей персонажа укладу окружающей его жизни («Скупой рыцарь», «Гроза»). Третью группу конфликтов составляют внутренние, или психологические, те, которые связаны с противоречиями в характере одного персонажа и не становятся достоянием окружающего мира; это душевные терзания героев «Дамы с собачкой», это двойственность Евгения Онегина. Когда все эти конфликты соединяются в одно целое, то говорят об их контаминации. В большей степени это достигается в романах («Героя нашего времени»), эпопеях («Война и мир»). Конфликт может быть локальным или неразрешимым (трагическим), явным или скрытым, внешним (прямые столкновения позиций и характеров) или внутренним (в душе героя).

Б. Есин выделяет тоже группу из трех видов конфликтов, но называет их по-иному: конфликт между отдельными персонажами и группами персонажей; противостояние героя и уклада жизни, личности и среды; конфликт внутренний, психологический, когда речь идет о противоречии в самом герое. Почти также об этом писал В. Кожинов: “К. (от лат. collisio – cтолкновение) – противоборство, противоречие между характерами, либо между характерами и обстоятельствами, либо внутри характера, лежащее в основе действия лит. произведения5. К. далеко не всегда выступает ясно и открыто; для нек-рых жанров, особенно для идиллических, К. не характерна: им присуще лишь то, что Гегель назвал «ситуацией» <...> В эпосе, драме, романе, новелле К. обычно составляет ядро темы, а разрешение К. предстает как определяющий момент худож. идеи...” “Худож. К. – это столкновение и противоречие между целостными человеческими индивидуальностями”. “К. является своего рода источником энергии лит. произв., ибо она определяет его действие”. “На протяжении действия она может обостряться или, наоборот, ослабевать; в финале коллизия так или иначе разрешается”.

Развитие К. приводит в движение сюжетное действие.

В сюжете обозначаются стадии действия, этапы существования конфликта.

Идеальная, то есть полная, модель сюжета литературного произведения может включать следующие фрагменты, эпизоды, звенья: пролог, экспозицию, завязку, развитие действия, перипетии, кульминацию, развязку, эпилог. Обязательными в этом перечне являются три: завязка, развитие действия и кульминация. Факультативными – остальные, то есть не все из существующих элементов должны иметь место в произведении. Составные части сюжета могут выступать в разной последовательности..

Пролог (гр. prolog - предисловие) – это вступление к основным сюжетным действиям. В нем может быть дана первопричина событий: спор о счастье мужиков в «Кому на Руси жить хорошо». В нем проясняются намерения автора, изображаются события, предшествующие основному действию. Эти события могут повлиять на организацию художественного пространства – место действия.

Экспозиция – это объяснение, изображение жизни персонажей в период до обозначения конфликта. Например, жизнь юного Онегина. В ней могут быть даны факты биографии, мотивированы последующие поступки. Экспозиция может задавать условность времени и пространства, изображать события, предшествующие завязке.

Завязка – это обнаружение конфликта.

Развитие действия – это группа событий, необходимых для реализации конфликта. Оно преподносит повороты, которые нагнетают конфликт.

Неожиданные обстоятельства, осложняющие конфликт, называются перипетиями.

Кульминация - (от лат. culmen - вершина) - момент наивысшего напряжения действия, предельного обострения противоречий; вершина конфликта; К. раскрывает основную проблему произведения и характеры героев наиболее полно; после нее действие ослабевает. Часто предшествует развязке. В произведениях с множеством сюжетных линий возможно наличие не одной, а нескольких

К.

Развязка – это разрешение конфликта в произведении, она завершает течение событий остросюжетных произведений, например, новелл. Но часто концовка произведений не содержит разрешения конфликта. Более того, в финалах многих произведений острые противоречия между персонажами остаются. Так происходит и в «Горе от ума», так и в «Евгении Онегине»: Пушкин покидает Евгения в «минуту, злую для него». Нет развязок в «Борисе Годунове» и «Даме с собачкой». Финалы этих произведений открытые. В пушкинской трагедии и чеховском рассказе, при всей фабульной незавершенности, в последних сценах содержатся эмоциональные концовки, кульминации.

Эпилог (гр. epilogos - послесловие) – это заключительный эпизод, обычно следующий за развязкой. В этой части произведения кратко сообщается о судьбах героев. В эпилоге изображаются окончательные следствия, вытекающие из показанных событий. Это заключение, в котором автор может формально завершить повествование, определить судьбы героев, подвести итог своей философской, исторической концепции («Война и мир»). Эпилог появляется тогда, когда одной развязки недостаточно. Или в том случае, когда по завершении главных сюжетных событий требуется выразить иную точку зрения («Пиковая дама»), вызвать у читателя чувство по поводу окончательного итога изображенной жизни героев.

События, связанные с решением одного конфликта одной группы персонажей, составляют сюжетную линию. Соответственно, при наличии разных сюжетных линий, может быть и несколько кульминаций. В «Преступлении и наказании» это убийство процентщицы, но это и разговор Раскольникова с Соней Мармеладовой.

Типы сюжета: концентрический и хроникальный

Данную тему уже поднимала на другом сайте — там она не вызвала интереса. Возможно, такая же картина будет и тут. Но вдруг все-таки получится конструктивный разговор…

 

Для начала выложу краткую характеристику.

 

Сюжет концентрический (центростремительный)

тип сюжета, выделяемый на основе принципа развития действия, связи эпизодов, от особенностей завязки и развязки. В С.к. между эпизодами четко просматривается причинно-следственная связь, легко выделяются завязка и развязка. Если сюжет одновременно является многолинейным, то между сюжетными линиями также четко прослеживается причинно-следственная связь, она же мотивирует включение новой линии в произведение.

 

Сюжет хроникальный (центробежный)

сюжет с отсутствием ярко выраженной завязки, с преобладанием временных мотивировок в развитии действия. Но в С.х. могут включаться эпизоды, иногда довольно обширные, в которых события связаны причинно-следственной связью, т.е. в С.х. нередко включаются различные концентрические сюжеты. Противопоставлен концентрическому сюжету.

 

Принципы связи событий в хроникальных и концентрических сюжетах существенно различаются, следовательно, различаются и их возможности в изображении действительности, поступков и поведения людей. Критерий разграничения этих типов сюжета — характер связи между событиями.

 

В хроникальных сюжетах связь между событиями — временная, то есть события сменяют друг друга во времени, следуя одно за другим. «Формулу» сюжетов этого типа можно представить так:

 

а, затем b, затем с… затем х (или: а + b + с +… + х),

 

где а, b, с, х — события, из которых складывается хроникальный сюжет.

 

Действие в хроникальных сюжетах не отличается цельностью, строгой логической мотивированностью: ведь в сюжетах-хрониках не развертывается какой-либо один центральный конфликт. Они представляют собой обозрение событий и фактов, которые могут быть внешне не связаны между собой. Объединяет эти события только то, что все они выстраиваются в одну цепь с точки зрения протекания во времени. Хроникальные сюжеты многоконфликтны: конфликты возникают и гаснут, одни конфликты приходят на смену другим.

Нередко для того, чтобы подчеркнуть хроникальный принцип расположения событий в произведениях, писатели называли их «историями», «хрониками» или — в соответствии с давней русской литературной традицией — «повестями».

 

В концентрических сюжетах преобладают причинно-следственные связи между событиями, то есть каждое событие является причиной следующего за ним и следствием предыдущего. Такие сюжеты отличаются от хроникальных единством действия: писатель исследует какую-либо одну конфликтную ситуацию. Все события в сюжете как бы стягиваются в один узел, подчиняясь логике основного конфликта.

«Формулу» сюжета этого типа можно представить таким образом:

 

а, следовательно, b, следовательно, с… следовательно, х

 

(a —> b —> c —>… —> x),

 

где а, b, с, х — события, из которых складывается концентрический сюжет.

 

Все части произведения основаны на ясно выраженных конфликтах. Однако хронологические связи между ними могут быть нарушены. В концентрическом сюжете на первый план выдвигается какая-то одна жизненная ситуация, произведение строится на одной событийной линии.

 

А теперь вопросы:

Что, на Ваш взгляд, недопустимо в том или ином сюжете?

Какой из них для чего лучше подходит?

Почему в фантастике/фэнтези преобладают произведения с концентрическим сюжетом, а про хроникальный тип забывают и критики и авторы?

Какие преимущества и недостатки у каждого из типов?

В общем, предлагаю обсудить эту тему.

6 типовых сюжетов мировой литературы / Wirex corporate blog / Habr

Исследователи изучили тексты более 1700 романов и обнаружили, что все их можно отнести к 6 сюжетным типам.
В своей лекции 1995 года американский романист Курт Воннегут рисовал на доске различные сюжетные линии, по ходу повествования иллюстрируя изменение положения главного героя по шкале «хорошо-плохо». Среди сюжетов были «загнанный в угол человек», в рамках которого главный герой попадает в беду и в итоге выбирается из нее, а также «парень добивается девушки», где герой получает нечто чудесное, теряет это и снова находит в конце. «Нет никаких препятствий к тому, чтобы загружать простые формы историй в компьютер, — заметил Воннегут. — Это прекрасные формы».

Благодаря новым технологиям интеллектуального анализа люди решили эту задачу. Профессор Мэтью Джокерс из Университета штата Вашингтон, а позже и исследователи из лаборатории компьютерных историй Вермонтского университета проанализировали тексты тысяч романов и выявили шесть основных типов историй — архетипов, — представляющих собой базовые структурные блоки для построения более сложных сюжетов. Вермонтские исследователи описали эти шесть форм повествования, лежащих в основе 1700 английских романов, следующим образом:

1. «Из грязи в князи» — постепенное улучшение положения от плохого к хорошему.
2. «Из князи в грязи» — падение от хорошего положения к плохому, трагедия.
3. «Икар» — взлет и падение.
4. «Эдип» — падение, взлет и снова падение.
5. «Золушка» — взлет, падение, взлет.
6. «Человек, загнанный в угол» — падение и взлет.

Исследователи применили анализ эмоциональной окраски — статистическую методику, часто используемую маркетологами для оценки публикаций в социальных СМИ. В ее рамках каждому слову на основе краудсорсинговых данных назначают определенные «очки тональности». В зависимости от выбранного лексикона слово попадает в категорию положительных («счастье») или отрицательных («печаль»), или оно может быть ассоциировано с одной из восьми не столь однозначных эмоций, например, страхом, радостью, удивлением или предчувствием.

К примеру, прилагательное «счастливый» имеет положительную окраску и ассоциируется с радостью, доверием и предчувствием, а глагол «искоренять» имеет отрицательную окраску и ассоциируется со злостью.

Примените эмоциональный анализ ко всем словам в романе, поэме или пьесе, отобразите результаты на шкале времени, и вы сможете проследить изменения настроения по ходу текста в виде некой линии — тональности повествования.

Несмотря на несовершенство этого подхода, рассматривающего каждое слово отдельно от контекста, он позволяет получить на удивление интересные результаты при анализе больших объемов текста. Наглядный пример можно найти в блог-посте ученого-информатика, применившего машинный анализ к романам Джейн Остин.

Инструменты для проведения анализа эмоциональной окраски находятся в свободном доступе, а бесплатно распространяемые литературные издания можно скачать из онлайн-репозитория Project Gutenberg. Ниже приведен анализ некоторых горячо любимых читателями произведений из опроса BBC «100 историй, сформировавших наш мир», в которых авторы попытались обнаружить шесть описанных выше типов сюжета.

«Божественная комедия» (Данте Алигьери, 1308–1320)


Тип истории: «из грязи в князи»


График построен Мириам Квик с помощью языка R и пакетов Syuzhet, Tidytext и Gutenbergr. Данные на всех графиках сглажены.

Структурированная и симметричная эпическая поэма Данте показывает его воображаемое путешествие в преисподнюю в компании, как вы думаете, кого? Конечно, поэта Виргилия. Отрицательная тональность произведения усугубляется по мере того, как дуэт проходит один круг ада за другим. В этой ситуации есть некоторая схожесть с типом сюжета «Человек, загнанный в угол».

Пережив ад, герои взбираются на гору Чистилище, где обитают отлученные от церкви, похотливые и ленивые души. Беатриче, умершая возлюбленная Данте, заменяет Виргилия и становится спутником Данте. Восхождение пары в рай в третьей части произведения отмечено нарастающей радостью, связанной с тем, что поэт начинает понимать истинную природу добродетели, а его душа становится едина с «любовью, движущей солнцем и звездами».

«Мадам Бовари» (Гюстав Флобер, 1856)


Тип истории: «из князи в грязи»

В истории Флобера о скучающей и неверной домохозяйке есть момент, когда героиня Эмма Бовари приходит к выводу, что раз уж до сего момента жизнь ее была так плоха, то оставшаяся часть наверняка должна оказаться лучше.

Но на деле все оказывается не так. Ее ждет череда неудачных и отчаянных романов, позволяющих ей лишь ненадолго отвлечься от утомительного бытия супруги самого скучного человека на свете. Она накапливает огромные долги и совершает самоубийство, выпив мышьяк. Скорбящий муж узнает о ее многочисленных изменах и несколько позже умирает. Их осиротевшая дочь отправляется жить со своей бабушкой, которая тоже вскоре отдает господу душу. Далее девочка попадает к своей бедной тете, которая отправляет ее работать на прядильную фабрику.

Это образец хрестоматийной трагедии, развитие событий которой направлено на достижение безжалостной конечной цели тотального падения.

«Ромео и Джульетта» (Уильям Шекспир, 1597)


Тип истории: «Икар»

«Ромео и Джульетту» принято считать трагедией в соответствии с описанием самого Шекспира. Но анализ эмоциональной окраски произведения позволяет отнести его скорее к типу «Икар» (взлет и падение). Ведь сначала молодой человек встречает девушку и влюбляется в нее, а уж только потом им суждено потерять друг друга. Пик романтического настроения приходится примерно на первую четверть длины пьесы — это знаменитая сцена под окном Джульетты, в которой герои клянутся друг другу в любви и верности.

С этого момента начинается стремительное падение. Ромео убивает Тибальта и бежит. Брат Лоренцо планирует помочь Джульетте тайком бежать и этим создает ложный всплеск надежды, однако, как только она выпивает снадобье, трагический финал становится неизбежен.

«Гордость и предубеждение» (Джейн Остин, 1813)


Тип истории: «Человек, загнанный в угол» или «Золушка»

Первая половина романа Остин представляет целую череду балов, веселья (пусть и сдержанного), остроумия и несерьезных предложений руки и сердца из уст героев вроде комичного викария мистера Коллинза. Ситуация становится мрачнее вместе с отъездом Бингли, когда у Элизабет складывается ошибочное плохое впечатление о Дарси. Явно негативным эмоциональный фон романа становится после провального предложения руки и сердца от Дарси. Пик отрицательных эмоций приходится на побег Лидии с неблагонадежным Уикхемом. Это, разумеется, дает Дарси возможность проявить себя. И он достойно и уверенно ей пользуется, покоряя сердце Элизабет. Повествование счастливо завершается, и каждый герой становится чуточку мудрее, чем он был сначала.

«Франкенштейн, или Современный Прометей» (Мэри Шелли, 1818)


Тип истории: «Эдип»

Новаторский роман Шелли — это ужасающая история чудовищного создания Виктора Франкенштейна, рассказанная со слов самого Виктора капитаном Уолтоном в форме переписки со своей сестрой. В один прекрасный момент чудовище берет повествование на себя, превращая роман в связку вложенных друг в друга историй. Эта часть предлагает читателю немного отдохнуть от так хорошо начавшейся, но постоянно ухудшающейся ситуации. Примерно две трети романа спустя наступает переломный момент, когда чудовище предлагает Виктору выход, — создать ему спутницу женского пола. Однако Виктор отказывается, и с этого момента его судьба предрешена. «Запомни, я приду к тебе в твою брачную ночь», — угрожает создание. Так оно и случается.

«Гадкий утенок» (Ханс Кристиан Андерсен, 1843)


Тип истории: комбинированный

Наиболее короткая в выбранной группе историй, знаменитая сказка Ханса Кристиана Андерсена отличается при этом самой сложной структурой. В ней есть два сюжета: «человек (утенок), загнанный в угол», вложенный в общую, более глобальную историю типа «из грязи в князи». Ситуация утенка в ходе повествования постепенно улучшается, но происходит это не линейно, а в рамках череды взлетов и падений. Сначала он вылупляется (взлет), но подвергается травле из-за своей непохожести (падение). Он узнает, что умеет плавать лучше других уток, и испытывает ощущение родства, когда видит группу пролетающих над ним лебедей (взлет), но после чуть не умирает холодной зимой (падение). В конце концов, утенок превращается в лебедя, как и ожидалось с самого начала. В этом, конечно, и была суть рассказа: лебедь остается лебедем, даже если его яйцо высидела утка на ферме. История завершается на самой высокой ноте. Повзрослевший лебедь радостно признается, что «даже и мечтать не мог о таком счастье».

7 универсальных сюжетов | Тут инфографика. Анимационные/Графические видеоролики «под ключ»

Подписывайтесь на наш анимационный YouTube канал про сторителлинг и видеомаркетинг.

Представляем вольный перевод статьи Ffion Lindsay.

Построение сюжета — сложная задача даже для опытных сценаристов. Кажется, что вариантов бесконечное количество. А что, если в основе всех историй лежит только 7 универсальных сюжетов? Если найденный однажды правильный сюжет, может раз за разом увлекать ваших зрителей?

В книге "The Seven Basic Plots: Why We Tell Stories" ("Семь основных сюжетов: почему мы рассказываем истории") Кристофер Букер объясняет, как наши самые любимые истории складываются только из 7 типов сюжетов. Он исследует длинную череду теорий, которые пытались объяснить — почему сторителлинг является таким универсальным и мощным средством коммуникации.

Здесь, я опишу для вас эти основные 7 типов сюжетов. Конечно это не универсальный список, но попробуйте вспомнить о книге, фильме или пьесе, которые не соответствуют одному из этих сюжетов.

Преодоление монстра

Что общего между фильмами Беовульф и Звездные войны: новая надежда? В обоих случаях, сюжет строится на борьбе главного героя с сильным злодеем или злой силой, которая угрожаем ему или его дому.

Часто кажется, что все обстоятельства против героев, и их шансы на победу не велики, но их смелость и находчивость помогают преодолеть все трудности и одержать победу.

См.: Давид и Голиаф, Звездные войны: новая надежда, Аватар.

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Рассказ о следовании к цели, несмотря на все трудности встречающиеся на пути.
  • Обсуждение жизненных уроков, чему учит преодоление препятствий.
  • Демонстрация того, как вы, ваша команда или компания стали сильнее благодаря преодолению трудностей.

Из грязи в князи

Герой — скромный, возможно униженный, вдруг получает желаемое; деньги, власть, любовь, но вскоре вынужден расстаться с тем, что приобрёл, чтобы обрести снова, но уже через преодоление трудностей, в борьбе за своё счастье.

Обычно герой «откусывает больше, чем может съесть», не справляется со своим успехом, т.к. не готов ещё к нему. Он должен вырасти как личность и добиться желаемого сам.

См.: Золушка, Большие надежды, Волк с Уолл-стрит.

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Рассказ о важности учиться на своих ошибках и приобретать счастье через преодоление трудностей.
  • Обсуждение умения рисковать и принимать неудачи.
  • Демонстрация того, как герой заслужил свой успех.

Путешествие и возвращение

Главный герой попадает в незнакомое место, встречается с новыми персонажами и преодолевает трудности, пытаясь вернуться домой. Приобретённые в этом путешествии друзья и накопленная, благодаря преодолению препятствий — мудрость, позволяют ему найти путь домой.

Этот сюжет распространён в детской литературе, довольно часто можно увидеть рассказ, о том, как герой попадает в сказочную страну и путешествует по ней, участвуя в различных приключениях.

См.: Волшебник страны Оз, Алиса в Стране Чудес, О, где же ты, брат?

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Рассказ о пользе открытости новому опыту.
  • Рассказ, о том, чему герой научился в своём путешествии, как изменился.
  • Демонстрация силы дружбы.

Приключение (Квест)

Герой отправляется на поиски конкретного приза, подвергаясь на своём пути различным искушениям и испытаниям. Чтобы достичь цели, он должен будет преодолеть все свои недостатки, возможно ему придётся столкнуться со своими страхами и прошлым.

Герой, чаще всего, сопровождается группой друзей, которые дополняют его своими навыками, поддерживают на пути и помогают достичь цели.

См.: Индиана Джонс: в поисках утраченного ковчега, Властелин колец: Братство кольца, Перси Джексон и похититель молний.

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Рассказ о важности придерживаться своих убеждений.
  • Если нужно показать как, стараясь преуспеть, герой эмоционально растет.
  • Демонстация силы командной работы.

Комедия

Комедия — это беззаботная история, в центре которой часто бывает некая путаница, недопонимание, которые приводят к конфликту, но в конце все благополучно разрешается и возвращается на свои места.

См.: Гордость и предубеждение, Предложение, Чумовая пятница.

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Рассказ о начале трудностей партнёрских отношений — романтических, дружеских или деловых.
  • Обсуждение того, какой опыт получил ваш герой в сложившейся сложной ситуации.
  • Демонстрация того, как обе стороны начинают принимать и поддерживать друг друга.

Трагедия

Главным героем выступает негативная или неприятная личность, часто злодей и нам рассказывается история его падения.

Иногда злодей начинает каяться, обычно к концу истории, но часто для него бывает слишком поздно. И он, в любом случае, погибает или оказывается побежденным. Падение отрицательного героя позволяет положительным участникам истории процветать.

См.: Дориан Грей, Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит, Лицо со шрамом.

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Использование сильного, принципиального характера для освещения проблем в обществе.
  • Сопоставление своих собственных принципов с принципами отрицательного персонажа.
  • Демонстрация того, как не нужно поступать, мы можем учиться на ошибках отрицательного героя.

Перерождение

Главный герой — отрицательный персонаж, который, по ходу истории, осознаёт свои ошибки и искупает их.

Обычно, в сюжете появляется персонаж, который помогает отрицательному герою совершить переход к перерождению (возрождению) своей личности. Часто, таким побудительным фактором выступает любовный интерес героя к одному из персонажей или появление ребенка и привязанности героя к нему. Их задача показать герою его извращенное мировоззрение и открыть ему глаза на истинную суть вещей.

См.: Красавица и Чудовище, Гадкий Я, Рождественская история.

Такой сюжет хорош в следующих случаях:

  • Рассказ о поучительном опыте.
  • Когда нужно показать важность наличия поддержки со стороны близких.
  • Демонстрация того, что каждый человек может измениться к лучшему.

Недостаточно мрачный?

Все эти типы сюжетов имеют аналоги, в которых счастливый конец изменяется и история заканчивается мрачно. Исключение из этого — трагедия, концовка которой, по умолчанию, не подразумевается счастливой.

Конечно эти типы сюжетов, не истина в последней инстанции. Если у вас есть идея, которая не соответствует этим типам сюжетов, или же сочетает несколько из них — здорово! Но, надеюсь, это краткое руководство помогло вам выбрать тип сюжета, который лучше всего сможет раскрыть ваш замысел и донести ваше сообщение.

Автор Ffion Lindsay. Оригинал этой статьи.

Делитесь этой статьёй с друзьями в социальных сетях!

Перевод — студии видеодизайна «Тут инфографика»
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях facebook, Instagram, Telegram

Тридцать шесть драматических ситуаций — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Тридцать шесть драматических ситуаций (фр. Les 36 situations dramatiques) — книга французского театроведа Жоржа Польти (1895), посвящённая доказательству того, что все драматические произведения основываются на какой-либо из тридцати шести сюжетных коллизий. Современные исследователи характеризуют труд Польти как «протоструктуралистский»[1], указывая на его уверенность в том, что разработанная им типология объективно существует в действительности, — важность идей Польти видится не в самой его классификации, а в принципиальном подходе, согласно которому основу вдохновения составляют логика и культурные образцы и теоретическое осмысление этой основы полезно для искусства[2]: «сама идея ограниченности тезауруса возможных действий и событий драматического героя заслуживает серьёзного внимания»[3].

Отправной точкой для концепции Польти послужило утверждение Иоганна Вольфганга Гёте (в «Разговорах с Эккерманом») о том, что столько же стандартных драматических сюжетов выделил в своё время выдающийся итальянский драматург Карло Гоцци (этот список не обнаружен) и что Фридрих Шиллер пытался опровергнуть Гоцци и найти большее количество различных сюжетных типов, но не смог выдумать даже тридцати шести. Кроме того, как отмечает Польти, об ограниченном количестве возможных драматических сюжетов вскользь писал Жерар де Нерваль. Польти, по его словам, «открыл заново» тридцать шесть сюжетов Гоцци. При этом он обращался к драматургии античности (а также Древней Индии и Древнего Китая), Средневековья, Возрождения, французским, итальянским и германским романтикам, а также к драматической продукции новейшего времени и, в виде исключения, к некоторым текстам иных жанров (роман, эпос), в общей сложности имея в виду материал около 1200 произведений; среди наиболее часто используемых им авторов — Еврипид, Софокл и Эсхил, Шекспир и Корнель, Вольтер, Метастазио, Альфьери, Гюго, Золя.

Каждый из тридцати шести сюжетов Польти разделяет на несколько разновидностей, указывает необходимый минимальный набор действующих лиц и отношений между ними и приводит примеры, полностью или отчасти соответствующие данному типу. По мнению Польти, в основе тридцати шести сюжетов лежит типология человеческих взаимоотношений и переживаний.

В России известности концепции Польти способствовало её изложение Анатолием Луначарским — впрочем, отмечавшим, что ему произведённая Польти «расшифровка кажется слишком приблизительной и слишком обобщённой»[4]:

Ж. Польти предложил 36 сюжетов, к которым сводятся известные пьесы. Многочисленные попытки дополнить этот список только подтвердили верность исходной классификации основных (или бродячих) сюжетов, а именно:

  1. Мольба
  2. Спасение
  3. Месть, преследующая преступление
  4. Месть близкому за близкого
  5. Затравленный
  6. Внезапное несчастье
  7. Жертва кого-нибудь
  8. Бунт
  9. Отважная попытка
  10. Похищение
  11. Загадка
  12. Достижение
  13. Ненависть между близкими
  14. Соперничество между близкими
  15. Адюльтер, сопровождающийся убийством
  16. Безумие
  17. Фатальная неосторожность
  18. Невольное кровосмешение
  19. Невольное убийство близкого
  20. Самопожертвование во имя идеала
  21. Самопожертвование ради близких
  22. Жертвование всем ради страсти
  23. Жертва близким во имя долга
  24. Соперничество неравных
  25. Адюльтер
  26. Преступление любви
  27. Бесчестие любимого существа
  28. Любовь, встречающая препятствия
  29. Любовь к врагу
  30. Честолюбие
  31. Борьба против бога
  32. Безосновательная ревность
  33. Судебная ошибка
  34. Угрызения совести
  35. Вновь найденный
  36. Потеря близких
  • Cécile De Bary. Georges Polti, ou l’anticipation du théâtre potentiel // Poetique: Revue de theorie et d’analyse litteraires, No. 138, 2004, pp. 183—192. (фр.)

Николаев А. И. Основы литературоведения

Здесь возможны разные основания, частично мы уже затрагивали эти вопросы. Кроме отмеченного, стоит выделить хроникальные и концентрические сюжеты.

В основе хроникальных сюжетов – отсутствие четкой причинно-следственной связи событий. Сюжет выстраивается по оси времени, как хроника (отсюда и название). Таковы летописи, повести о путешествиях, многие дневниковые формы. По хроникальному принципу строятся, например, «Одиссея» Гомера, рыцарский роман и т. д. Вообще, древняя литература тяготеетк этому типу сюжетосложения. Особым видом хроникальных сюжетов являются так называемые кумулятивные сюжеты, где события просто наращиваются одно на другое. Таковы многие русские сказки, например «Репка» или «Колобок».

Противоположный хроникальному концентрический тип сюжетов предполагает наличие событийного центра (или центров), без которых весь остальной событийный ряд теряет смысл. Таково, например, «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, сюжет которого построен вокруг события убийства.

Часто литература пользуется обоими способами.

Кроме того, для литературы новейшего времени характерна еще одна оппозиция. Это так называемые моновариантные и моделирующие (поливариантные) сюжетные схемы. Четкой устоявшейся терминологии по этой оппозиции еще нет, поэтому возможны и другие термины, характеризующие два типа сюжетов: традиционный и моделирующий, традиционный и постмодернистский, и т.п. Важно не заучить термины, а понимать, что за этим стоит.

Моновариантный (моно – один) сюжет традиционен. Эта схема предполагает, что каждое событие имело место один раз (представлено в одном варианте). Таковы практически все сюжеты русской классической литературы. Это одно из проявлений жизнеподобия литературы.

Моделирующий(поливариантный, многовариантный) сюжет строится иначе. Художественное произведение воспринимается как модель, которую можно «переигрывать» на глазах читателя. Одно и то же событие существует в разных вариантах, и бессмыслен вопрос: «А как же было на самом деле?» Сам этот вопрос объясняется установкой на жизнеподобие, а как раз оно-то при таком сюжете и нарушается. Многовариантные сюжеты характерны для литературы постмодернизма, хотя истоки их можно найти уже в эпоху романтизма (начало ХIХ в.), например, у Гофмана.

В русской литературе один лишь «намек» на многовариантную схему создал немало проблем интерпретаторам «Евгения Онегина». Речь идет о знаменитой «двойной» потенциальной судьбе Ленского. Помните, Пушкин размышляет о том, как могла бы сложиться судьба Ленского, не будь он убит на дуэли. Поэт предполагает два варианта:

Быть может, он для блага мира

Иль хоть для славы был рожден;

Его умолкнувшая лира

Гремучий, непрерывный звон

В веках поднять могла. Поэта,

Быть может, на ступенях света

Ждала высокая ступень.

Это одна судьба. А вот другая:

А может быть и то: поэта

Обыкновенный ждал удел.

Прошли бы юношества лета:

В нем пыл души бы охладел.

Во многом он бы изменился,

Расстался б с музами, женился,

В деревне, счастлив и рогат,

Носил бы стеганый халат.

Пушкин еще увязывает эту загадку с традиционной логикой сюжета: ведь на самом деле в романе Ленский убит. Но интрига тем не менее сохраняется. Ведь в зависимости от того, кого убил Онегин, мы изменим свое прочтение романа. Одно дело – нелепая ссора, другое – русский Дантес (кстати, М. Ю. Лермонтов в «Смерти поэта» именно так и интерпретировал гибель Ленского). А вот В. Г. Белинский выбрал второй вариант, на чем и построил анализ образа Ленского. Но у Пушкина есть два варианта как равноправные. Более того, сам текст романа дает подтверждение и той, и другой версии (сравним авторский комментарий к сцене дуэли и сон Татьяны).

Таким образом, Пушкин задал загадку, которая будет вечно разгадываться и никогда не будет разгадана. Это, конечно, еще не поливариантный сюжет в современном смысле, однако Пушкин и здесь намного опередил свое время.

Гораздо более отчетливо поливариантный сюжет проявляется, например, в «Мастере и Маргарите» М. Булгакова, где даже события смерти героев различны (задайте себе вопрос, «где на самом деле умерли Мастер и Маргарита», и поймете, что ответить на него нельзя). А в современной постмодернистской литературе (например, в романах В. Пелевина) этот тип сюжета и вовсе доминирует.

10. Сюжет и фабула. Функции, элементы, разновидности сюжета. Эпический, драматический, лирический сюжет

Фабула - это события, происходящие в литературном произведении, но выстроенные в их естественном, хронологическом порядке, так, как они происходили бы или могли бы происходить в действительности. Сюжет - художественно целесообразная система описываемых событий, которые автор излагает в такой последовательности и с использованием таких литературных форм и приемов, которые наиболее полно отвечают его творческой задаче.

В составе литературного произведения сюжет выполняет существенные функции. Во-первых, событийные ряды (в особенности составляющие единое действие) имеют конструктивное значение: они скрепляют воедино, как бы цементируют изображаемое. Во-вторых, сюжет насущен для воспроизведения персонажей, для обнаружения их характеров. И, наконец, в-третьих, сюжеты обнаруживают и впрямую воссоздают жизненные противоречия.

Обычно сюжет включает в себя следующие элементы: экспозицию, завязку, развитие действия, кульминацию, развязку и постпозицию, а также, в некоторых произведениях, пролог и эпилог. Экспозиция – изображение жизни персонажей в период,непосредственно предшествующий завязке. Завязка – это ситуация,которая может создавать конфликт. Развитие действия – события,развивающие и обостряющие конфликт. Кульминация –момент предельного обострения конфликта. Развязка – момент,завершающий течение событий,связанных с конфликтом. Эпилог – сообщение о том,как сложились судьбы персонажей после окончания основного действия. Пролог - вступительная часть литературного произведения, которая предваряет общий смысл, сюжет или основные мотивы произведения или кратко излагает события, предшествующие основному действию (сюжету).

Легко просматривается причинно-следственная связь между эпизодами, что характерно для концентрического сюжета. Сюжет с отсутствием ярко выраженной завязки, с преобладанием временных мотивировок в развитии действия, т.е.хроникальный.

В эпич пр-ях значимо присутствие повествователя. Это специфическая форма художественного воспроизведения ч-ка. Повествователь – посредник между изображенным и читателем, выступает иногда в роли свидетеля и истолкователя показанных лиц и событий. Текст обычно не содержит сведений о судьбе повествующего, о его мыслях, чувствах, о взаимоотношениях с действующими лицами. В любом эпич пр-ии запечатлевается манера воспринимать действительность, присущая тому, кто повествует. В этом случае мы можем говорить об образе повествователя.

Драматический сюжет становится последовательным развертыванием драматических событий от начала к концу произведения посредством сложного органического взаимодействия ряда конструктивных планов, предполагающего сочетание фабульных и внефабульных элементов. А своеобразие драматического сюжета как такового говорит о формах системного единства, целостности драматического мира и принципах его становления, отражающих особенности авторской концепции. В драме присутствует сюжет, фабула и интрига.

Лирический сюжет - это отражение динамики поступков героев в произведении, событии, действии. Некоторые исследователи считают, что в лирическом произведении нет сюжета, однако большинство других исследователей считают, что сюжет всё же присутствует. В лирике сюжет построен на событиях воспроизводимых в той мере, какая необходима для эмоциональной окраски. Таким образом сюжет можно считать фрагментарным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *