Эпитет что это примеры: Эпитет в русском языке — определение и примеры

Содержание

Что такое эпитет в литературе? Примеры.

Главной задачей устной и письменной речи является коммуникация между людьми, возможность передавать друг другу свои мысли, суждения, оценки и эмоции.

При этом эмоциональная сторона ничуть не менее, а порой и более важна, чем фактическая составляющая. Для выражения своих чувств и впечатлений человечество придумало множество способов, один из которых – использование в речи разнообразных эпитетов. Что это такое? Давайте разберемся.

Что означает слово «эпитет»?
Что такое эпитет в литературе?
Для чего нужны эпитеты в русском языке?
Чем отличается эпитет от метафоры?
Приводим примеры эпитетов

Что означает слово «эпитет»?

Слово «эпитет» имеет древнегреческое происхождение и означает «приложенный». По сути, это дополнение к основному слову или понятию, предназначенное для того, чтобы делать его более выразительным и ярким.

Наиболее часто эпитетами становятся прилагательные, но в этой роли могут выступать и другие части речи – наречия, числительные и даже существительные.

Эпитет, как правило, стоит перед основным словом, но это не обязательно. Это может быть не одно слово, а целое выражение, которое придает устойчивому понятию новый смысловой или эмоциональный оттенок.

Что такое эпитет в литературе?

В литературном творчестве эпитеты используются чрезвычайно широко. Наиболее насыщены ими поэтические произведения, однако в прозе и даже в повседневной речи тоже активно используется этот мощный речевой инструмент.

Как и любые другие изобразительные средства, эпитеты с течением времени развивались и совершенствовались, что можно увидеть, проанализировав литературные произведения прошлого и современности.

В народном творчестве и в наиболее ранних литературных творениях эпитеты, как правило, описывают свойства предметов и явлений, выделяя их ключевые особенности, но практически не касаясь эмоциональной, личностной составляющей:

красна девица, червонное золото, несметные богатства.

С развитием литературы роль и структура эпитетов усложнялась, приобретая новые свойства и функциональное наполнение. Наиболее ярко это выразилось в творчестве поэтов Серебряного века и последующего периода: глупая тарелка вылязгивала, грань предела, лениво-страстный шиповник и пр.

Современная литература, в особенности постмодернистские произведения еще более усложнили как структуру, так и смысловое наполнение эпитетов, допуская подчас весьма необычные выразительные приемы: цвел диатез, пеленки золотились.

Для чего нужны эпитеты в русском языке?

Эпитеты – важный элемент речи, придающий ей выразительность, выпуклость и эмоциональность. С их помощью рассказчик получает возможность выразить свое отношение к описываемым предметам либо представить их слушателям/читателям в новом, необычном свете.


Нередко с помощью эпитетов воссоздается атмосфера исторической эпохи, социальной группы или этнический колорит. Это мощный инструмент для передачи словами визуальных образов, их эмоционального и художественного наполнения.

Чем отличается эпитет от метафоры?

Как эпитеты, так и метафоры широко используются поэтами и прозаиками для создания ярких художественных произведений. Порой трудно различить, где используется метафора, а где – эпитет. Однако если подойти к вопросу вдумчиво, разница становится очевидной.

Эпитет – это образное определение, который описывает устойчивый признак изображаемого предмета, существа или понятия: душистое яблоко, мгновенная реакция, молчаливо свидетельствовать

. Наиболее часто он выражен одним словом, дополняющим основное слово и описывающим его неотъемлемое свойство. Эпитет не может существовать сам по себе и всегда является дополнением.

В то же время метафора практически всегда представляет собой речевой конструкт из нескольких слов, которые несут самостоятельную смысловую функцию – переносят свойства или образ одного предмета или понятия на другое.

Метафора вызывает в сознании ассоциативную связь между, казалось бы, совершенно разными понятиями, действиями или вещами. Эта ассоциация работает только для данного конкретного случая: россыпь росистых жемчужин на траве, в сердце воцарилась зимняя стужа и т.д.

Несложно заметить, что эпитет может являться частью метафоры. Метафора же никогда не будет частью эпитета.

Приводим примеры эпитетов

Описательные эпитеты:

свинцовая туча, ароматный цветок, весело подпрыгивать, ласковые волны.

Постоянные эпитеты, или фольклорно-поэтические: добрый молодец, чистое поле, ясный сокол, острый меч.

Метафорические эпитеты: зимнее серебро, грустная дружба, траурная кайма, пронзительный взгляд.

Метонимические эпитеты: царапающий шепот, березовый веселый язык.

Любая классификация достаточно условна, поскольку один и тот же эпитет может с успехом входить в несколько разных классификационных групп.

Что такое постоянный эпитет примеры. Эпитет: примеры, виды, определение

Постоянный эпитет

слово-определение, устойчиво сочетающееся с тем или иным словом-определяемым. Обозначает характерный, всегда наличествующий признак.

Пример:

красная девица, отчаянная головушка,

калена стрела, поле чистое,

леса темные

«Одни постоянные эпитеты широко употребляются во всех видах фольклора: «добрый молодец», «поле чистое», «море синее». Другие встречаются преимущественно в тех или иных жанрах народной поэзии, выполняя при этом специфические идейно-художественные функции. Например, в сказках широко употребляются постоянные эпитеты фантастического характера: «золотой дворец», «хрустальный мост» (С. Лазутин).

«К особой группе эпитетов относятся постоянные эпитеты, которые употребляются только в сочетании с одним определенным словом: «живая вода», «добрый молодец». Постоянные эпитеты характерны для произведений устного народного творчества» (Л. Крупчанов).

Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению. От аллегории до ямба. — М.: Флинта, Наука . Н.Ю. Русова . 2004 .

Синонимы :

Смотреть что такое «постоянный эпитет» в других словарях:

    постоянный эпитет

    — сущ., кол во синонимов: 1 эпитет (4) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

    Постоянный эпитет — один из тропов народной поэзии: слово определение, устойчиво сочетающееся с тем или иным определяемым словом и обозначающее в предмете какой нибудь характерный, всегда наличествующий родовой признак (дороженька столбовая, девица красная, молодец… … Педагогическое речеведение

    постоянный эпитет — ПОСТОЯ´ННЫЙ ЭПИ´ТЕТ см. эпитет … Поэтический словарь

    постоянный эпитет — ы. В лексической стилистике: эпитет, устойчиво связанный с существительным или глаголом и указывающий на нормативный в данной картине мира признак предмета или действия; встречается преимущественно в фольклорных текстах. *Ветры буйные, море… … Учебный словарь стилистических терминов

    постоянный эпитет — вид тропа: определение, устойчиво сочетающееся с определяемым словом и образующее в сочетании с ним образно поэтическое выражение: сине море, добрый молодец, красна девица, каленая стрела, сахарные уста, горючие слезы, широкая степь, белый … Словарь литературоведческих терминов

    эпитет — См … Словарь синонимов

    эпитет — а, м. épithète f. <гр. epithetos приложенный. Простейшая форма поэтического тропа, представляющая собой определение, которое характеризует какое л. свойство, особенность предмета, понятия, явления. БАС 1. Нередко от изменения, пропуска или… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

    эпитет — ЭПИ´ТЕТ (греч. ἐπίθετον приложение) в собственном смысле, образная характеристика какого либо лица, явления или предмета посредством выразительного метафорического прилагательного. Как художественную деталь Э. нельзя смешивать с определительными… … Поэтический словарь

    Эпитет — (от греч.

    epitheton приложение) художественное, образное определение предмета, т. е. такое, которое не просто указывает на какое либо его качество, но создает картину, образ на основе переноса смысла. Так, в пушкинских строках: «По дороге зимней … Педагогическое речеведение

    эпитет — а, м. 1) лит. Слово, определяющее предмет или явление и подчеркивающее какие л. его свойства, качества или признаки. Пушкин разумел под именем черни приблизительно то же, что и мы. Он часто присоединял к этому существительному эпитет светский,… … Популярный словарь русского языка

один из тропов народной поэзии: слово-определение, устойчиво сочетающееся с тем или иным определяемым словом и обозначающее в предмете какой-нибудь характерный, всегда наличествующий родовой признак (дороженька столбовая, девица красная, молодец добрый, море синее, поле чистое, тучи черные). Такие П. э. (см. эпитет) были средством типизации. Причем слово, употребленное с П. э., приобретает новое качество, значение, отличающееся по смыслу от каждого из слов порознь.

Сочетание красна девица означает «красивая девушка, ничем особенным от других не отличающаяся: ни красивее, ни умнее, ни богаче других». Если древнему сказителю, певцу нужно было характеризовать особые свойства его персонажей, он искал эпитет индивидуализирующего характера. Князь Владимир, задумавший жениться, хочет найти невесту, достойную его княжеского звания, и создает образ идеальной, с его точки зрения, девушки: Как бы та девица была станом статна, станом бы статна и умом сверш-на, ее белое лицо, как бы белой снег… Роль П. э. в фольклоре огромна. Они — одно из главных средств художественной выразительности былин и песен, сказаний и легенд. Одни П. э. широко употребляются во всех видах фольклора: добрый молодец, поле чистое, море синее, леса темные, луга зеленые. Другие встречаются преимущественно в тех или иных жанрах народной поэзии, выполняя при этом специфические идейно-художественные функции. Например, в сказках широко употребительны П. э. фантастического характера: золотой дворец, хрустальный мост, подземное царство, жар-птица, ковер-самолет.
В былинах П. э. служат важным средством в создании образов богатырей, описании их доспехов и обстановки сражений: могучий богатырь, добрый конь, калена стрела, палица булатная. В отличие от эпических жанров фольклора, где П. э. выполняют главным образом описательно-изобразительную роль, в народной лирике функция П. э. преимущественно выразительная, эмоционально-оценочная. Например, в традиционных лирических песнях часто встречаются такие эмоционально-оценочные Э.: родная матушка, родной батюшка, любезный дружок, душа-девица, бедная головушка, слезы горючие. Специфичны П. э. частушек: веселая тальянка, дорогой забава, милая дроля, отчаянная головушка. П. э. встречается в эпической поэзии разных народов. Так, для «Илиады» Гомера характерны П. э.: тучегонитель Зевс, розовопер-стая Эос, среброногая Фетида. Лит.: Эпитет в русском народном творчестве. — М., 1980; Лазутин С.Г. Поэтика русского фольклора. — М., 1981; см. также лит. к статье Эпитет. Л.Е. Ту мина

16 сентября 2017

Мало кому из современных людей, не связанных с миром искусства, знаком такой литературоведческий термин, как постоянные эпитеты, примеры таких выражений редко встретишь в разговорной речи людей.

Однако такие особые эпитеты существуют, и это дает нам возможность поговорить о них. Рассмотрим вопросы возникновения данных выражений, их бытование и научное изучение.

Определение явления

Для начала дадим определение данному литературоведческому явлению. Если мы зададимся вопросом о том, что такое эпитеты, определение и примеры данного термина, то узнаем, что эпитет является одним из средств создания образности художественного текста. Поэтому его называют образным сравнением.

Постоянный эпитет носит устойчивый характер и проявляет себя в традиционной образности.

Поэтому эта группа находит свое яркое воплощение в первую очередь в фольклорных текстах различных народов, проживающих на земле.

Научное понимание проблемы

Доказано, что постоянные эпитеты в наибольшей мере свойственны устному народному творчеству. Главное их отличие от других видов эпитетов — это устойчивый характер.

Такая традиция продолжена и в литературном творчестве, тесно связанном с фольклорным материалом, каковым, например, является опыт художественной словесности народа. Изначально в культуре не было большого разнообразия цвета. Понимание мира и человека у народа строилось на двух цветах — белом и черном. Используемые прозаиками постоянные эпитеты «белый» и «черный» отражали символическую составляющую народного мировоззрения. В мифологическом представлении традиционных народов белый цвет относится к божествам Верхнего мира, а черный — к божествам Нижнего мира. По данным мифологии, в Верхнем мире обитают добрые существа, а в Нижнем — злые. Поэтому каждому из них нужен разный цвет.

Отсюда рождаются постоянные эпитеты, примеры которых мы приведем ниже.

Таким образом, белый — значит добрый, божественный, а значит, оберегающий. В литературе образы с эпитетом «черный» чаще всего связаны с динамикой — событийной или описательной. Подобное значение эпитета «черный» наблюдаем и в русской классике. «Черные лица» — архетип скорби, горя. «Светлое лицо» — образ радости.

Видео по теме

Постоянный эпитет: примеры, виды, определение, использование в литературе

Эпитеты имеют разное видовое содержание. Однако по отношению друг к другу они находятся в антонимической связи, как прилагательные «белый» и «черный».

Рассмотрим другие значения эпитета «белый», не связанные с представлением о языческом пантеоне. В повести Е. Айпина «У гаснущего очага» дан образ Белого царя: «Я живо представил себе Белого царя. У него бело-золотистая, как Солнце перед зимней непогодой, корона-шапка на голове. Белые, наверное, от седины, волосы. Белая борода. Белая шуба будто бы из шкур белого оленя. Белые варежки из белого камуса. Белые унты-кисы тоже из белого камуса. Белый царь во всем белом. На то он и Белый. А белый цвет — цвет жизни».

Как же проявляют себя в данном тексте постоянные эпитеты, примеры которых мы только что увидели в тексте?

В данном случае белый цвет — это воплощение жизни, природной энергии, животворных сил. Именно в этом смысле белому противопоставлен красный в рассказе Е. Айпина «Божье послание», в котором идет речь о Липецком, воевавшем на стороне белых. Он не признает своей вины и говорит: «Нет, люди останутся. Но не красные, а останутся просто люди с верою, люди с Богом…»

Эпитеты с негативным и позитивным семантическим смыслом

Постоянные эпитеты, примеры которых мы видим в этом произведении, часто включают в себя цветовые характеристики как наиболее архетипический способ познания мира.

Красный цвет для произведений фольклора народов севера (например хантов) не может нести жизнь, начало какого-либо позитивного движения, он всегда — начало конца. В этом контексте понятен вопрос, который в рассказе Е. Айпина «Русский лекарь» задает Иосиф Сардаков: «Если на мою землю, в мой дом приходит красный с винтовкой, с пулеметом, с пушкой, что я должен делать?»

Как видим, эпитет «красный» несет отрицательный оттенок, и употребляется он применительно к недобрым, злым людям.

Напротив, в произведениях русского фольклора «красный» является постоянным эпитетом с позитивным семантическим значением.

Итоги изучения эпитетов с постоянным значением

Какой же вывод можно сделать, изучая такое явление, как постоянный эпитет, примеры которого легко найти в произведениях устного народного творчества?

Вывод следующий: архетипические постоянные эпитеты («черный», «красный», «белый» и т. д.) отражают в произведениях фольклора вовсе не социальную принадлежность, а поступки и намерения по отношению к окружающим. Итак, постоянные эпитеты в литературе, как и в фольклоре, несут в себе качественные признаки, которыми наделяет народ определенные объекты и предметы, они становятся общепризнанными архетипами.

Так рождается постоянный эпитет, примеры которого мы и рассмотрели в настоящей статье.

Мало кому из современных людей, не связанных с миром искусства, знаком такой литературоведческий термин, как постоянные эпитеты, примеры таких выражений редко встретишь в разговорной речи людей.

Однако такие особые эпитеты существуют, и это дает нам возможность поговорить о них. Рассмотрим вопросы возникновения данных выражений, их бытование и научное изучение.

Определение явления

Для начала дадим определение данному литературоведческому явлению. Если мы зададимся вопросом о том, что такое эпитеты, определение и примеры данного термина, то узнаем, что эпитет является одним из средств создания образности художественного текста. Поэтому его называют образным сравнением.

Постоянный эпитет носит устойчивый характер и проявляет себя в традиционной образности.

Поэтому эта группа находит свое яркое воплощение в первую очередь в фольклорных текстах различных народов, проживающих на земле.

Научное понимание проблемы

Доказано, что постоянные эпитеты в наибольшей мере свойственны устному народному творчеству. Главное их отличие от других видов эпитетов — это устойчивый характер.

Такая традиция продолжена и в литературном творчестве, тесно связанном с фольклорным материалом, каковым, например, является опыт художественной словесности народа. Изначально в культуре не было большого разнообразия цвета. Понимание мира и человека у народа строилось на двух цветах — белом и черном. Используемые прозаиками постоянные эпитеты «белый» и «черный» отражали символическую составляющую народного мировоззрения. В мифологическом представлении традиционных народов белый цвет относится к божествам Верхнего мира, а черный — к божествам Нижнего мира. По данным мифологии, в Верхнем мире обитают добрые существа, а в Нижнем — злые. Поэтому каждому из них нужен разный цвет.

Отсюда рождаются постоянные эпитеты, примеры которых мы приведем ниже.

Таким образом, белый — значит добрый, божественный, а значит, оберегающий. В литературе образы с эпитетом «черный» чаще всего связаны с динамикой — событийной или описательной. Подобное значение эпитета «черный» наблюдаем и в русской классике. «Черные лица» — архетип скорби, горя. «Светлое лицо» — образ радости.

Постоянный эпитет: примеры, виды, определение, использование в литературе

Эпитеты имеют разное видовое содержание. Однако по отношению друг к другу они находятся в антонимической связи, как прилагательные «белый» и «черный».

Рассмотрим другие значения эпитета «белый», не связанные с представлением о языческом пантеоне. В повести Е. Айпина «У гаснущего очага» дан образ Белого царя: «Я живо представил себе Белого царя. У него бело-золотистая, как Солнце перед зимней непогодой, корона-шапка на голове. Белые, наверное, от седины, волосы. Белая борода. Белая шуба будто бы из шкур белого оленя. Белые варежки из белого камуса. Белые унты-кисы тоже из белого камуса. Белый царь во всем белом. На то он и Белый. А белый цвет — цвет жизни».

Как же проявляют себя в данном тексте постоянные эпитеты, примеры которых мы только что увидели в тексте?

В данном случае белый цвет — это воплощение жизни, природной энергии, животворных сил. Именно в этом смысле белому противопоставлен красный в рассказе Е. Айпина «Божье послание», в котором идет речь о Липецком, воевавшем на стороне белых. Он не признает своей вины и говорит: «Нет, люди останутся. Но не красные, а останутся просто люди с верою, люди с Богом…»

Эпитеты с негативным и позитивным семантическим смыслом

Постоянные эпитеты, примеры которых мы видим в этом произведении, часто включают в себя цветовые характеристики как наиболее архетипический способ познания мира.

Красный цвет для произведений фольклора народов севера (например хантов) не может нести жизнь, начало какого-либо позитивного движения, он всегда — начало конца. В этом контексте понятен вопрос, который в рассказе Е. Айпина «Русский лекарь» задает Иосиф Сардаков: «Если на мою землю, в мой дом приходит красный с винтовкой, с пулеметом, с пушкой, что я должен делать?»

Как видим, эпитет «красный» несет отрицательный оттенок, и употребляется он применительно к недобрым, злым людям.

Напротив, в произведениях русского фольклора «красный» является постоянным эпитетом с позитивным семантическим значением.

Итоги изучения эпитетов с постоянным значением

Какой же вывод можно сделать, изучая такое явление, как постоянный эпитет, примеры которого легко найти в произведениях устного народного творчества?

Вывод следующий: архетипические постоянные эпитеты («черный», «красный», «белый» и т. д.) отражают в произведениях фольклора вовсе не социальную принадлежность, а поступки и намерения по отношению к окружающим. Итак, постоянные эпитеты в литературе, как и в фольклоре, несут в себе качественные признаки, которыми наделяет народ определенные объекты и предметы, они становятся общепризнанными архетипами.

Так рождается постоянный эпитет, примеры которого мы и рассмотрели в настоящей статье.

Главной задачей устной и письменной речи является коммуникация между людьми, возможность передавать друг другу свои мысли, суждения, оценки и эмоции.

При этом эмоциональная сторона ничуть не менее, а порой и более важна, чем фактическая составляющая. Для выражения своих чувств и впечатлений человечество придумало множество способов, один из которых – использование в речи разнообразных эпитетов. Что это такое? Давайте разберемся.

Слово «эпитет» имеет древнегреческое происхождение и означает «приложенный» . По сути, это дополнение к основному слову или понятию, предназначенное для того, чтобы делать его более выразительным и ярким.

Наиболее часто эпитетами становятся прилагательные, но в этой роли могут выступать и другие части речи – наречия, числительные и даже существительные. Эпитет, как правило, стоит перед основным словом, но это не обязательно. Это может быть не одно слово, а целое выражение, которое придает устойчивому понятию новый смысловой или эмоциональный оттенок.

В литературном творчестве эпитеты используются чрезвычайно широко. Наиболее насыщены ими поэтические произведения, однако в прозе и даже в повседневной речи тоже активно используется этот мощный речевой инструмент.


Как и любые другие изобразительные средства, эпитеты с течением времени развивались и совершенствовались, что можно увидеть, проанализировав литературные произведения прошлого и современности.

В народном творчестве и в наиболее ранних литературных творениях эпитеты, как правило, описывают свойства предметов и явлений, выделяя их ключевые особенности, но практически не касаясь эмоциональной, личностной составляющей: красна девица, червонное золото, несметные богатства .

С развитием литературы роль и структура эпитетов усложнялась, приобретая новые свойства и функциональное наполнение. Наиболее ярко это выразилось в творчестве поэтов Серебряного века и последующего периода: глупая тарелка вылязгивала, грань предела, лениво-страстный шиповник и пр.

Современная литература, в особенности постмодернистские произведения еще более усложнили как структуру, так и смысловое наполнение эпитетов, допуская подчас весьма необычные выразительные приемы: цвел диатез, пеленки золотились .

Эпитеты – важный элемент речи, придающий ей выразительность, выпуклость и эмоциональность. С их помощью рассказчик получает возможность выразить свое отношение к описываемым предметам либо представить их слушателям/читателям в новом, необычном свете.


Нередко с помощью эпитетов воссоздается атмосфера исторической эпохи, социальной группы или этнический колорит. Это мощный инструмент для передачи словами визуальных образов, их эмоционального и художественного наполнения.

Как эпитеты, так и метафоры широко используются поэтами и прозаиками для создания ярких художественных произведений. Порой трудно различить, а где – эпитет. Однако если подойти к вопросу вдумчиво, разница становится очевидной.

Эпитет – это образное определение, который описывает устойчивый признак изображаемого предмета, существа или понятия: душистое яблоко, мгновенная реакция, молчаливо свидетельствовать . Наиболее часто он выражен одним словом, дополняющим основное слово и описывающим его неотъемлемое свойство. Эпитет не может существовать сам по себе и всегда является дополнением.

В то же время метафора практически всегда представляет собой речевой конструкт из нескольких слов, которые несут самостоятельную смысловую функцию – переносят свойства или образ одного предмета или понятия на другое.

Метафора вызывает в сознании ассоциативную связь между, казалось бы, совершенно разными понятиями, действиями или вещами. Эта ассоциация работает только для данного конкретного случая: россыпь росистых жемчужин на траве, в сердце воцарилась зимняя стужа и т.д.

Несложно заметить, что эпитет может являться частью метафоры. Метафора же никогда не будет частью эпитета.

Описательные эпитеты: свинцовая туча, ароматный цветок, весело подпрыгивать, ласковые волны .

Постоянные эпитеты, или фольклорно-поэтические: добрый молодец, чистое поле, ясный сокол, острый меч .


Метафорические эпитеты: зимнее серебро, грустная дружба, траурная кайма, пронзительный взгляд .

Метонимические эпитеты: царапающий шепот, березовый веселый язык .

Любая классификация достаточно условна, поскольку один и тот же эпитет может с успехом входить в несколько разных классификационных групп.

Средства выразительности. Эпитет

Эпитет  [греч. ephiteton – приложение] – слово, определяющее, поясняющее, характеризующее какое-нибудь свойство или качество понятия, явления, предмета.

Эпитет определяет какую-либо сторону или свойство явления лишь в сочетании с определяемым словом, на которое он и переносит свое значение, свои признаки.

Например: Серебряные коньки, шелковые кудри.

Используя эпитет, писатель выделяет те свойства и признаки изображаемого им явления, на которые он хочет обратить внимание читателя.

Эпитетом может быть всякое определяющее слово: существительное – например: «бродяга-ветер», прилагательное – например: «деревянные часы», наречие или деепричастие: «ты жадно глядишь» или «самолеты несутся, сверкая«.

В народном поэтическом творчестве часто используется так называемый постоянный эпитет, переходящий из одного определения в другое, например: красна девица, сине море, зелена трава.

Эпитет является простейшей формой тропа.


Вот еще примеры эпитетов:

Но люблю я, весна золотая,
Твой сплошной, чудно смешанный шум…
(Н.А.Некрасов)

Цветок засохший, безуханный,
Забытый в книге вижу я;
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя:

Где цвёл? Когда? Какой весною?
И долго ль цвёл? И сорван кем,
Чужой, знакомой ли рукою?
И положен сюда зачем?
(А.С.Пушкин)

Эпитеты бывают простые, состоящие из одного слова, обычно прилагательного, и эпитеты сложные, выраженные в нескольких словах, а иногда и в целой короткой фразе:

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!

Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
(А.С.Пушкин)

Эмфатический очерк об аппозитивных эпитетах

Марк Никол

Интересная проблема часто возникает, когда кто-то использует анонимный номинальный премодификатор.

А что кто какой?

«Предварительный модификатор имени Anarthrous» используется для «ложного названия», одного из нескольких других более удобных для пользователя способов описания должности, которая не является должностью.Я думаю, что описанием этого понятия еще лучше является эпитет (универсальное слово, означающее в данном случае «характеристику»), и именно его я использую здесь и в других местах на этом сайте.

Эпитет, в котором в целях разъяснения или назидания имени человека предшествует краткое описание этого лица, часто высмеивается как грубое самомнение журналистского письма, но он довольно часто появляется в книгах и других формах публикации. Кроме того, это служит полезной цели, устраняя необходимость следовать за именем человека более отвлекающим (и часто более обширным) описанием в скобках.

К сожалению, слишком много людей неправильно формируют конструкцию «эпитет-имя», как в этом предложении: «Эссе было написано профессором гуманитарных наук Полом А. Робинсоном».

Это одна из самых вопиющих механических ошибок, которые может сделать писатель; немногие другие подобные ошибки отличают любителя от профессионала, и это одна из загадок жизни, как такая очевидная ошибка стала настолько постоянной и распространенной. (Правильная форма, конечно, «Эссе было написано профессором гуманитарных наук Полом А.Робинзон.»)

Ошибка, вероятно, связана с путаницей с почти идентичной формой в более традиционных предложениях «Эссе было написано профессором гуманитарных наук Полом А. Робинсоном» и «Эссе было написано Полом А. Робинсоном, профессором гуманитарных наук». (Эти формы предпочтительнее для тех, кто находит эпитеты несовместимыми с хорошим письмом. )

Отличие здесь в том, что в исправленном предложении словосочетание «профессор гуманитарных наук» является ограничительным прилагательным. (Аппозитив — это именное словосочетание, которое определяет или изменяет другое именное словосочетание, а ограничительное аппозитив — это словосочетание, которое применяется только к одному другому именному словосочетанию.) В этом предложении единственным профессором гуманитарных наук, к которому эта фраза может относиться, является Пол А. Робинсон.

Наличие неопределенного артикля в других вариациях является решающим показателем того, что каждая из них включает неограничительный аппозитив, относящийся к любому примеру описания аппозитива; Пол А. Робинсон — всего лишь один из членов класса «профессор гуманитарных наук», и пунктуация свидетельствует об этом факте.

Различие ограничительного/неограничительного в аппозитивах следует соблюдать и при обращении к неодушевленным предметам.Распространенной ошибкой является вставка знаков препинания между аппозитивами в «Вы читали книгу Бестселлер ?» Если общая ссылка на книгу уже была сделана, это предложение верно; название является разработкой. Однако при первом упоминании эта конструкция предполагает, что единственным примером понятия «книга» является The Bestseller . Поскольку Бестселлер — это, по сути, только один пример среди бесчисленного множества других, запятая опущена, чтобы указать, что «книга» и «Бестселлер» идентичны.

Тот же принцип применим к любой форме сочинения (фильм, телепрограмма и т. д.) или любой другой вещи: «Я пошел в парк развлечений Funland». («Я ходил в парк развлечений Funland», при отсутствии предыдущей ссылки подразумевает, что существует только один парк развлечений. «Я ходил в самый большой в мире парк развлечений Funland», напротив, правильно, потому что только один парк развлечений может быть самым большим в мире.)

Если вы против аптечных эпитетов, то этот пост не для вас.Но для многих писателей, которые принимают конструкцию как правильное использование, я рекомендую использовать правильное использование.

Хотите улучшить свой английский за пять минут в день? Оформите подписку и начните ежедневно получать наши советы по письму и упражнения!

Продолжай учиться! Просмотрите категорию «Грамматика», просмотрите наши популярные публикации или выберите похожую публикацию ниже:

Хватит делать эти неловкие ошибки! Подпишитесь на ежедневные советы по письму сегодня!

  • Вы гарантированно улучшите свой английский всего за 5 минут в день!
  • подписчиков получают доступ к нашему архиву с более чем 800 интерактивными упражнениями!
  • Вы также получите три бонусные электронные книги совершенно бесплатно!
Попробуйте бесплатно прямо сейчас

Орфография – Международный кодекс номенклатуры бактерий

А.

Имена и эпитеты, образованные от личных имен
  1. Родовые или подродовые названия.
    1. Если название рода или подрода взято из названия лицо, окончание должно быть сформировано, как показано в . В дополнение имя может быть образовано добавлением уменьшительного окончания к имени персона. Примеры: сальмонелла, клебсиелла, и Ottonella (гипотетическое название рода из имя Отто).
    2. Слоги, не измененные этими окончаниями, сохраняют свои оригинальное написание, даже с согласной к или w или с группами гласных и согласных не используется в классической латыни.Примеры: Вольбахия и Куртия.

  2. Эпитеты. Новый видовой или подвидовой эпитет, взятый от имени мужчины. или женщина может принимать прилагательную или субстантивную форму.
    1. Если эпитет является прилагательным, он образуется путем добавления подходящий прилагательный суффикс, терминальное окончание которого согласуется по полу с полом рода. Пример: имя «Гордон» принимает форму прилагательного gordonianus, гордониана, или гордонианум, в зависимости от рода родового имени, а не от того, имя Гордон относится к мужчине или женщине (т.г., Bacillus gordonianus, Sarcina gordoniana, Propionibacterium gordonianum [гипотетический Примеры]).

    2. Если эпитет является существительным, терминальное окончание конкретный эпитет зависит от пола человека, которому имя относится, а не к роду родового имени. Это принимает форму модернизированного латинского родительного падежа и образуется в следующим образом.
      1. Для получения латинского родительного падежа любой современной фамилии (кроме указанных ниже), добавить -ii для мужчины или -iae для женщины.Примеры: robinsonii (м.), 1 робинсонии (ф.), 1 буркей, 1 и буркеи. 1
      2. Если личное имя заканчивается на -o, добавить -nii для мужчин или -niae для женщины. Примеры: оттоний (м.) 1 и ottoniae (ф.). 1
      3. Если личное имя заканчивается на -y, добавить -i для мужчины или -ae для женщины.Примеры: далейи (м.) 1 и daleyae (е.). 1
      4. Если личное имя заканчивается на -i, добавить -i для мужчины или -ae для женщины. Примеры: маугли (м.) 1 и Маугли (ф.). 1
      5. Если личное имя заканчивается на -a, допустимо добавить -ei для мужчины или -eae для женщины вместо -ii и -iae, соответственно.Примеры: ханнаи (м.) 1 и hannaeae (ф.). 1
      6. Если личное имя заканчивается на -er, добавить -i для мужчины или -ae для женщины. Примеры: фармери (м.), 1 Farmerae (ф.). 1
Таблица 3

Окончания личных имен родов и подродов.

Примечание: Слоги эпитета, не измененные окончаниями сохраняют свое первоначальное написание даже с согласными k и w или с группами гласных или согласных, не используемых в классическом Латинский.

B. Орфографические варианты

Ниже приведены примеры предпочтительных и некоторых возможных орфографических вариантов в имена и эпитеты ().

  1. Различные соединительные гласные, где предшествующая основа происходит от греческого, допустимы. Примеры: Corynebacterium и Коринобактерии. (Найдены прецеденты для обеих форм греч.)

  2. Изменения рода и окончаний видовых или подвидовых эпитетов к согласовать с родом родового существительного (существительного) необходимы.Примеры: Micrococcus luteus и Sarcina. желтая.

  3. Рекомендуются предпочтительные соединительные гласные (см. ).
  4. Слова греческого происхождения, отличающиеся только тем, что имеют греческий и латинский род окончания, соответственно, недопустимы. Только латинские окончания рода допустимо. Примеры: Coccus разрешен; Coccos и Kokkos не являются допустимо.

  5. Слова, имеющие одинаковое значение и незначительно отличающиеся по форме.Пример: коричный и коричный.

  6. Диакритические знаки не допускаются (см. Правило 64 для правильной транскрипции; необычные согласные должны быть правильно транслитерируется, например, Weiß становится Weiss). Примеры: Muellerina разрешено; Müllerina не допускается.
  7. Слова, полученные из языка, отличного от латыни, должны иметь латинские окончания. Пример: londonensis (что означает «из Лондона»).

1

Гипотетические эпитеты, образованные от имен Робинсон, Берк, Отто, Дейли, Маугли, Ханна и Фармер.

эпитафия против эпитета: выбери свои слова

Эпитафия написана на надгробии. Эпитет — это прозвище или описание кого-либо. Хеллоуинские могилы часто объединяют их: «Здесь покоится Грозный Фрэнк, который поспорил, что сможет ограбить банк».

Эпитафия обычно представляет собой слова, начертанные на камне, но также может быть мемориальной надписью о ком-то, кто умер. Эпитафии обычно серьезные (ха-ха), но старые иногда могут быть непреднамеренно смешными, как эта: «Здесь лежит Лестер Мур/Четыре слизняка/Из сорока четырех/Не меньше/Не больше.» Вот еще несколько примеров эпитафии :

«Здесь покоится тот, чье имя было написано на воде», — это эпитафия , которую он сочинил на своей могиле в Риме. ( Нью-Йорк Таймс )

Ее эпитафия , написанная медью вместо мрамора, избежала износа почти трех столетий. ( Хантер Джозеф )

Он выбрал место для кладбища, выбрал себе надгробие и написал свою эпитафию .( Нью-Йорк Таймс )

Эпитет — это описание кого-то, часто прозвище, например, если вы высокий, и люди называют вас Длинноногим Папой. Это не обязательно оскорбление, но в наши дни оно часто используется таким образом, как расовое или сексистское оскорбление. Это то, что люди бросают друг другу, как «рыжий пасынок». Эпитет может быть отрицательным, но не обязательно:

.

Согласно легенде, это Золотой штат — эпитет , который мог возникнуть в связи с открытием золота в Калифорнии в 1848 году.( Независимый )

Элизабет Олсен все еще нуждается в том, чтобы ее называли «младшей сестрой Мэри-Кейт и Эшли», но в любой момент она может избавиться от этого эпитета . ( Нью-Йорк Журнал )

Будьте осторожны, если кто-то напишет вам эпитафию , ведь она будет начертана на вашей могиле. Но не бойтесь эпитета или прозвища, может быть, вас назовут Великолепным Успешным Человеком.

Разоблачение «расовой микроагрессии»

Двое коллег — один американец азиатского происхождения, другой афроамериканец — садятся в небольшой самолет. Стюардесса говорит им, что они могут сесть где угодно, поэтому они выбирают места в передней части самолета и через проход друг от друга, чтобы иметь возможность поговорить.

В последний момент трое белых мужчин входят в самолет и занимают места перед ними. Незадолго до взлета белая стюардесса спрашивает двух коллег, не возражают ли они перебраться в заднюю часть самолета, чтобы лучше сбалансировать загрузку самолета. Оба реагируют гневом, разделяя одно и то же чувство, что их выбирают, чтобы символически «сесть в конце автобуса».Когда они выражают эти чувства бортпроводнику, она с негодованием отвергает обвинения, говоря, что просто пыталась обеспечить безопасность полета и дать им двоим немного уединения.

Коллеги были слишком деликатны или стюардесса была расисткой?

Для Педагогического колледжа, психолог Колумбийского университета Деральд Винг Сью, доктор философии — между прочим, азиатско-американский коллега в самолете — ответственность ложится на стюардессу. По его мнению, она была виновна в «расовой микроагрессии» — одном из «ежедневных оскорблений, унижений и унижающих достоинство сообщений, рассылаемых цветным людям из лучших побуждений, которые не подозревают о скрытых сообщениях, отправляемых им». Определение Сью.

Другими словами, она действовала предвзято — просто не знала об этом, говорит он.

Сью и его команда разрабатывают теорию и систему классификации для описания и измерения явления, чтобы помочь цветным людям понять, что происходит, и, возможно, также обучить белых людей, говорит Сью.

«Это монументальная задача — заставить белых людей осознать, что они проявляют микроагрессию, потому что их это пугает», — утверждает он. «Осознание того, что, возможно, на бессознательном уровне у них есть предвзятые мысли, отношения и чувства, которые вредят цветным людям, подрывает их представление о себе как о хороших, нравственных, порядочных людях.»

Чтобы лучше понять тип и диапазон этих инцидентов, Сью и другие исследователи также изучают эту концепцию среди конкретных групп и документируют, как регулярная доза этих психологических пращей и стрел может подорвать психическое здоровье людей, производительность труда и качество социального опыта. .

Аверсивный расизм

Термин «расовая микроагрессия» был впервые предложен психиатром Честером М. Пирсом, доктором медицины, в 1970-х годах, но в последние годы психологи значительно расширили эту концепцию.

Например, в своей знаменательной работе об угрозе стереотипов профессор психологии Стэнфордского университета Клод Стил, доктор философии, показал, что афроамериканцы и женщины хуже справляются с академическими тестами, когда им внушают стереотипы о расе или поле. Женщины, у которых сложились стереотипы о плохой успеваемости женщин по математике, хуже справляются с математическими тестами. Результаты тестов на интеллект чернокожих резко падают, когда они подпитываются стереотипами о низком интеллекте чернокожих.

Тем временем социальные психологи Джек Довидио, доктор философии, из Йельского университета, и Сэмюэл Л.Гертнер, доктор философии из Университета Делавэра, в ходе нескольких исследований продемонстрировал, что многие белые с благими намерениями, которые сознательно верят в равенство и исповедуют его, бессознательно действуют расистски, особенно в неоднозначных обстоятельствах. Например, на экспериментальных собеседованиях при приеме на работу белые, как правило, не дискриминируют черных кандидатов, когда их квалификация так же высока или так же слаба, как у белых. Но когда квалификация кандидатов столь же неоднозначна, белые склонны отдавать предпочтение белым, а не черным кандидатам, как обнаружила команда.Команда называет этот паттерн «аверсивным расизмом», отчасти ссылаясь на неприятие белых того, что их считают предвзятыми, учитывая их сознательную приверженность эгалитарным принципам.

Сью дополняет эти выводы, называя, детализируя и классифицируя фактические проявления аверсивного расизма. Его работа освещает внутренние переживания людей, пострадавших от микроагрессии, — новое направление, поскольку прошлые исследования предрассудков и дискриминации были сосредоточены на отношении и поведении белых, отмечает Довидио.

«Исследование микроагрессии рассматривает влияние этих тонких расовых проявлений с точки зрения людей, ставших жертвами, поэтому оно дополняет наше психологическое понимание всего процесса стигматизации и предвзятости», — говорит Довидио.

Исследования показывают, что неопределенность очень беспокоит людей, добавляет Довидио. «Именно неопределенность микроагрессии может иметь огромное влияние на цветных людей», в том числе на работе, в успеваемости и даже в терапии, считают он и другие.

Создание словаря

Сью впервые предложила классификацию расовых микроагрессий в статье 2007 года о том, как они проявляются в клинической практике, в журнале American Psychologist (том 2, № 4). Там он отмечает три типа нынешних расовых нарушений:

Микронападения: Сознательные и преднамеренные действия или оскорбления, такие как использование расистских эпитетов, демонстрация свастики или преднамеренное обслуживание белого человека перед цветным человеком в ресторане.

Микроинсульты: Вербальные и невербальные сообщения, которые тонко выражают грубость и бесчувственность и унижают расовое наследие или идентичность человека. Примером может служить сотрудник, который спрашивает цветного коллегу, как она получила работу, подразумевая, что она могла получить ее благодаря позитивным действиям или системе квот.

Микроинвалидация: Коммуникации, которые тонко исключают, отрицают или сводят на нет мысли, чувства или эмпирическую реальность цветного человека.Например, белые люди часто спрашивают американцев азиатского происхождения, где они родились, сообщая, что они вечные иностранцы на своей собственной земле.

Сью сосредотачивается на микрооскорблениях и микроопровержениях из-за их менее очевидного характера, что ставит цветных людей в психологическую ловушку. произошло, потому что он не осознает, что был оскорбителен.

«Цветная женщина попала в ловушку-22: если она противостоит преступнику, преступник будет это отрицать», — говорит Сью.

В свою очередь, это оставляет цветному человеку вопрос о том, что на самом деле произошло. Результатом является замешательство, гнев и общее истощение энергии, говорит он.

Уточнение концепции

В то время как статья Сью в журнале American Psychologist 2007 года в основном изложила его теорию и первоначальную таксономию микроагрессии, его команда сейчас изучает, как эти тонкие коммуникации различаются среди разных групп населения. В качественном исследовании, опубликованном в июне года «Профессиональная психология: исследования и практика » (том.39, № 3), Сью и его коллеги провели фокус-группы с 13 афроамериканцами, которые обсудили их восприятие, реакцию и интерпретацию микроагрессии, а также эмоциональные потери, которые они несут. Все участники в возрасте от 22 до 32 лет жили в столичном районе Нью-Йорка и были либо аспирантами, либо работали в высших учебных заведениях.

Респонденты согласились с тем, что эти двусмысленные сообщения могут заставить их чувствовать себя чужими, ненормальными или ненадежными.Некоторые описывали ужасное чувство, когда за ними подозрительно наблюдают в магазинах, как будто они, например, собираются что-то украсть. Некоторые сообщали, что предвидели влияние своей расы, действуя упреждающе: один мужчина заметил, как намеренно расслабляет свое тело, находясь в тесном контакте с белыми женщинами, чтобы не пугать их.

Другие сослались на давление, чтобы они представляли свою группу в положительном свете. Одна женщина сказала, что она постоянно следила за своей работой, потому что беспокоилась, что любые оплошности негативно повлияют на каждого чернокожего человека, который придет после нее.

Аналогичное исследование, проведенное в январском 2007 г. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств (том 13, № 1), показало, что многие американцы азиатского происхождения ссылались на опыт людей, которые спрашивали их, где они родились, или говорили им, что они «хорошо говорят по-английски». », что дало им сообщение о том, что они «инопланетяне». Другие описывали опыт занятий в классе, когда учителя или ученики считали, что они хороши в математике, что приводило к ощущению, что они попали в ловушку стереотипа, который не обязательно был правдой.Участницы женского пола жаловались, что белые мужчины, заинтересованные в свиданиях с ними, предполагали, что они будут подчиненными сексуальными партнерами, которые позаботятся обо всех их потребностях.

«Эти инциденты могут показаться небольшими, банальными и тривиальными, но мы начинаем замечать, что они угрожают психическому здоровью получателей», — говорит Сью.

Другие исследователи показывают вред расовой микроагрессии в различных областях, хотя исследования в этой области все еще редки, признает Сью. Например, в статье 2007 года в American Behavioral Scientist (Vol.51, № 4), социальный психолог Университета Юты Уильям А. Смит, доктор философии, и его коллеги провели фокус-группы с 36 темнокожими студентами мужского пола в пяти элитных кампусах, включая Гарвардский и Мичиганский университеты.

Участники сообщили, что сталкивались с расовой микроагрессией в академической, социальной и общественной среде. Например, некоторые участники сообщили, что, когда они шли в компьютерный класс своей школы, чтобы сделать уроки, белые ученики вызывали охрану, чтобы убедиться, что они не создают проблем.Когда прибывала охрана, они проверяли удостоверения личности студентов, иногда прося их предоставить второе, чтобы доказать, что первое действительно.

В другом случае студенты братства, собравшиеся на практику, оказались в окружении полицейских машин, в результате того, что кто-то позвонил, чтобы сообщить о деятельности банды, отмечает Смит.

В то же время, в терапии, чем больше вероятность того, что чернокожие воспринимают своего терапевта с использованием расовой микроагрессии, тем слабее терапевтическая связь и тем ниже их удовлетворенность, говорится в исследовании 2007 года, опубликованном в журнале Journal of Counseling Psychology (Vol.54, № 1). Сью и другие исследователи начинают изучать влияние расовой микроагрессии и на другие группы, включая представителей различных этнических групп, людей с ограниченными возможностями, а также геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров.

Гора или кротовина?

Не все согласны с тем, что микроагрессия настолько безудержна или разрушительна, как говорит Сью. В ответных письмах на статью американского психолога 2007 года респонденты обвиняют Сью в том, что она преувеличивает феномен и продвигает излишне негативную повестку дня.

«Внедрение его теории скорее ограничило бы, чем способствовало бы откровенному взаимодействию между членами различных расовых групп», — утверждает Кеннет Р. Томас, доктор философии из Университета Висконсин-Мэдисон, один из критиков. Например, в терапевтических отношениях необходимость следить за каждым словом «потенциально препятствует искренности и спонтанности терапевта», — говорит белый Томас.

Точно так же аспекты теории Сью усиливают менталитет жертвы, создавая проблемы там, где их нет, утверждает Томас.«Эта теория в целом характеризует цветных людей как слабых и уязвимых и укрепляет культуру виктимизации вместо культуры возможностей», — говорит он.

Кеннет Соле, доктор философии, чья консалтинговая фирма Sole & Associates Inc. обучает сотрудников командным коммуникациям, согласен со Сью в том, что микроагрессия широко распространена и потенциально опасна. Действительно, клиенты говорят о них все время, говорит он. Но вместо того, чтобы поощрять их гнев, он работает с ними над тем, чтобы сформулировать инциденты так, чтобы они чувствовали себя уполномоченными, а не жертвами, отмечает он.

«Я считаю, что мы плохо себя обслуживаем в сотнях двусмысленных ситуаций, которые мы переживаем, цепляясь за определение опыта, который причиняет нам наибольшую боль», — особенно в одноразовых встречах, когда невозможно принять больше системных действий, говорит он.

Например, если белый человек делает потенциально оскорбительное замечание в адрес цветного человека, этот человек может либо разозлиться и увидеть в этом человеке фанатика, либо воспринять человека как невежественного и двигаться дальше, говорит он.

Что касается Сью, он считает, что важно продолжать освещать вред, который могут нанести эти столкновения, независимо от того, как цветной человек решит справиться с данным столкновением.

«Я надеюсь сделать невидимое видимым», — говорит он. «Микроагрессии сохраняют свою силу, потому что они невидимы, и поэтому они не позволяют нам увидеть, что наши действия и отношения могут быть дискриминационными».


Тори ДеАнджелис, писатель из Сиракуз, штат Нью-Йорк

Майкл Маар, По их эпитетам узнаете их, NLR 126, ноябрь – декабрь 2020 г.

Существует древняя классная мудрость, которая не совсем ошибочна, когда гласит: держитесь подальше от прилагательных! Редакторы вряд ли будут ворчать из-за пропущенного прилагательного, но карандаши вычеркнут, вычеркивая лишнее. Если вы сомневаетесь, оставьте это. Критик Вольф Шнайдер дает прекрасную иллюстрацию: «Если бы автор «Липа» написал » — вместо «У колодца, перед воротами стоит липа» — «У колодца поваленного, в перед ветхими, увитыми виноградом воротами стоит корявая старая липа», его стихотворение не было бы положено Шубертом на музыку». Как только правильный глагол и правильное существительное найдены, писатель получает полную нагрузку и может отправиться домой (или отправиться в путешествие по Winterreise ).Таков подход прилагательного скептика. По словам поэта-дипломата Поля Клоделя, la crainte de l’adjectif est le начало стиля — страх перед прилагательным есть начало стиля.

1

Хемингуэй был самым эффективным пропагандистом этого стилистического пуризма. Как журналист, он знал цену лаконичной речи. Каждое слово имело значение, так как за каждое нужно было платить, когда его телеграфировали в отдел новостей. Каждое декоративное, неинформативное прилагательное должно быть вырезано. Революцию, вызванную применением такого подхода к роману, едва ли можно преувеличить. Все авторы, особенно англо-американцы — Фицджеральд, Чивер, Карвер, Форд — обязаны этому наследию, нравится им это или нет. Единственные писатели, которые стремились дистанцироваться от него, — это сознательные поборники прилагательного — Набоков, Апдайк и их ученик Николсон Бейкер. Мастерское использование Набоковым прилагательного триколона демонстрируется в « Ада », когда Ван смотрит с палубы океанского лайнера на «черные, с пенистыми прожилками, сложные воды», в которых Люсетта утонула благодаря ему.Использование слова «сложный» является признаком гениальности. , в книге Даниэля Кельмана Измерение мира .footnote 3

Критика экстравагантности прилагательных уже процветала в немецкоязычных странах. В 1910 году Карл Краус издевался над своей любимой мишенью, Генрихом Гейне, как над типом наблюдателя, компенсирующего пышными прилагательными то, в чем Природа отказала ему в существительных. сноска 4 Краус является здесь предшественником Хемингуэя, но оба последовали Вольтеру, заявив, что прилагательные — враги существительных. Правильно поставленное прилагательное должно говорить нам что-то , говорят; если это что-то уже известное, автор должен был воздержаться. Как говорят во Франконии, «хорошая колбаса не нуждается в горчице»; ни, к тому же, хорошее существительное прилагательное.

2

Однако некоторые авторы бесстрашны в этом отношении.Продираться сквозь Heinrich von Ofterdingen Новалиса в поисках оригинального прилагательного — все равно, что искать голубой цветок в Сахаре. Все «изящно», «прелестно», «романтично», «разнообразно», «небесно», «неописуемо», «вечно», с теми же эпитетами, часто повторяемыми из фразы в фразу. Ничего из этого никто не видел, не слышал и не чувствовал. Новалис мог бы предложить отрицательный пример для школы стиля. Но вычеркните прилагательные у Штифтера или Келлера, Пруста или Вульфа, Йозефа Рота или Хеймито фон Додерера, Рудольфа Борхардта или Томаса Манна, и произведение умрет. сноска 5 Правильное прилагательное — другими словами, прилагательное, разрушающее наши ожидания и вступающее в противоречие с существительным, — может быть блестящим камешком, оживляющим все предложение. сноска 6 И нет ничего лучше наречия или прилагательное для выявления комических последствий.

Два миниатюрных экземпляра. В кульминации тетралогии Томаса Манна « Иосиф » Джозефу, ставшему правой рукой фараона, удалось заманить своих братьев, которые ранее бросили его в колодец, навестить его в Египте.Братья не узнают его в новом величии, но их уже тошнит. Что он хочет от них? Иуду допрашивают, и он сообщает о положении семьи дома. Когда Джозеф слышит, что его младший брат Вениамин уже произвел на свет восемь детей от двух разных жен, он расхохотался, даже не дождавшись перевода. Дворцовые чиновники подобострастно смеются. «Братья с тревогой улыбнулись», — говорит нам Манн, — слово «с тревогой» звучит комично из-за его несоответствия глаголу. сноска 7

Или возьмите объяснение, данное Борхесом отказу от востоковедения, которое он начал примерно в 1916 году:

Работая с энтузиазмом и доверчивостью над английской версией одного китайского философа, я наткнулся на этот памятный отрывок: «Человеку, приговоренному к смерти, все равно, что он стоит на краю пропасти, ибо он уже отрекся от жизни». Переводчик поставил здесь звездочку, и его примечание сообщило мне, что эта интерпретация предпочтительнее, чем интерпретация конкурирующего синолога, который перевел отрывок так: «Слуги уничтожают произведения искусства, чтобы им не пришлось судить». их красоты и недостатки.Затем, подобно Паоло и Франческе, я больше не читал. Таинственный скептицизм закрался в мою душу. Сноска 8

Здесь «загадочное» намекает на комизм или регистрирует его.

3

Там, где важна краткость, прилагательное вступает в свои права. Подумайте, какую роль он должен играть в сценических постановках. Это интересный промежуточный жанр, потому что установки драматурга остаются незаметными для зрителя.Их функция состоит в том, чтобы подсказать театральному режиссеру, как должны быть представлены персонажи. Каждое слово должно попадать в цель с краткостью команды. Возьмем действующих лиц Шиллера вместо Fiesco :

.

Андреа Дориа, герцог Генуэзский, почтенный старик восьмидесяти лет, сохранивший черты высокого духа: главные черты этого характера — достоинство и строгая краткость в повелении [ sic !]. Джанетто Дориа, племянник предыдущего и претендент на герцогскую власть, двадцати шести лет, грубый и неприступный в обращении, поведении и манерах, с вульгарной гордостью и отвратительными чертами лица.фиеско, граф Лаванья, главарь заговора, высокий красивый молодой человек двадцати трех лет от роду; его характер отличается достойной гордостью и величественной приветливостью с придворной услужливостью и лживостью. Мулей Хассан, мавр из Туниса, заброшенный персонаж, с физиономией, демонстрирующей оригинальную смесь подлости и юмора. Юлия, вдовствующая графиня Империали, сестра младшей Дории, двадцати пяти лет; гордая кокетка, на самом деле высокая и полная, ее красота испорчена жеманством.Одновременно ослепительная и неприятная, с саркастической злобой в лице; ее платье черное. сноска 9

4

Между тем в области поэтического опыта выдергивание прилагательных оставило бы пустошь. Пробуем и экспериментируем. Представьте себе, что Хемингуэй наткнулся на отрывок из книги Джозефа Рота Работа , описывающий воспоминания Менделя о его детстве. Если бы Хемингуэй решил переписать его по своим правилам, результат был бы примерно таким:

.

Мендель вспомнил о снеге, который в это время года в Зухнове окаймлял брусчатку тротуаров. Он вспомнил сосульки, свисавшие с кранов; дожди, которые всю ночь пели в канавах карнизов. Он помнил гром, раскатывавшийся далеко за еловым лесом, иней, покрывавший каждое утро. Он вспомнил Менухима, которого Мириам засунула в чан, чтобы убрать с дороги, и вспомнил надежду, что в этом году придет Мессия.

А вот что на самом деле написал Рот:

Мендель вспомнил стареющий серый снег, который в это время года в Жухнове окаймлял деревянную мостовую тротуаров.Он вспомнил хрустальные сосульки, свисающие с кранов; внезапный мягкий дождь, который всю ночь пел в желобах карнизов. Он помнил далекий гром, катившийся далеко за еловым лесом, белый иней, который ласково украшал каждое яркое голубое утро. Он вспомнил Менухима, которого Мириам засунула в вместительный чан, чтобы убрать с дороги, и вспомнил надежду, что наконец-то, наконец-то, в этом году придет Мессия.

Не может быть никаких сомнений в том, что версия Рота лучше. Каждое прилагательное делает память более точной, а картину чуть острее. Деревянные дорожки воскрешают ушедшую эпоху; внезапный мягкий дождь и яркое голубое утро, яркий мир детства; повторяющееся «наконец-то», бесконечное ожидание появления Мессии.

Еще одно предложение из Работа почти полностью состоит из прилагательных. Это первая ночь Менделя в Нью-Йорке: «По своему обыкновению он сразу подошел к окну. Там он впервые увидел близкую американскую ночь.Он видел покрасневшие небеса, пылающие, сверкающие, капающие, светящиеся, красные, синие, зеленые, серебряные, золотые буквы, изображения и знаки». В Марш Радецкого Рот так же экстравагантен в эпитетах, но и более юмористичен; действительно, комическая соль в основном заключается в прилагательных. Письменный стол, за которым только что получивший дворянство фон Тротта тщетно пытается написать письмо своему отцу, прежде чем «прислонить свое бесплодное перо к чернильнице», «обильно изрыт и вырезан шаловливыми ножами скучающих мужчин». ’сноска 12 И так на трехстах страницах — искрометное празднование прилагательных. Бедный Хемингуэй! Нам повезло.

5

Роберт Вальзер был еще одним любителем прилагательных. В The Assistant (1908) город украшен флагами в честь национального дня Швейцарии:

На вершине башни Иосифа развевался большой красивый флаг. В зависимости от того, как дул ветер, он то дерзко, гордо описывал своим легким телом дугу, то сгибался вдвое, пристыженный и утомленный, или кокетливо вился и колыхался вокруг своего шеста, отчего казалось, что он греется и любуется. собой и своими грациозными движениями.А потом вдруг раздувается высоко, гладко и широко, как победоносная царевна-воительница — сильная покровительница — только для того, чтобы снова понемногу, трогательно, ласково схлопываться.

Что может быть нагляднее реакции флага на переменчивый ветер? Этот отрывок является примером необычайного богатства прилагательных, поскольку здесь активную роль играют эпитеты. Они суть материя, сама вещь.Это прилагательные, которые трепещут, хлопают и вьются — или, как в башне Гёльдерлина в Тюбингене, пока стены стоят «безмолвные и холодные», флюгеры «гремят на ветру».

6

Последний пример уводит нас от поэтического к страданию травмированной фигуры. В романе Герты Мюллер «Ангел голода » главный герой Лео Ауберг, 17-летний гомосексуалист из Трансильвании, этнический немец, отправляется в советский трудовой лагерь на пять лет в 1945 году.Мюллер создал персонажа на основе Оскара Пастиора, румынского поэта, депортированного в СССР вместе с другими этническими немцами; Позже он станет единственным немецкоязычным членом Oulipo. В старости разбитый Ауберг описывает себя так:

Моя гордая неполноценность.
Мои пробормотанные страх-желания. . .
Мое вызывающее согласие. Я признаю, что все правы, поэтому я могу обвинить их в этом.
Мой неуклюжий оппортунизм.
Моя вежливая скупость.
Моя усталая зависть к тоске, к тем, кто знает, чего хочет от жизни. . .
Я совершенно истощен, изнурен снаружи и опустошен внутри, с тех пор как мне больше не нужно голодать.

Без этих прилагательных нельзя было бы описать этот опустошенный психологический ландшафт, это каменно-каменное поле. Пастиор как человек, пожалуй, никогда так точно не улавливался, а психограмма составлена ​​из прилагательных.Каждое находится в напряжении со своим существительным и по-разному обращает свое значение. Точнее: именно прилагательное делает возможным такое обращение существительного. Можно сказать, что это делает существительное трехмерным.

Это эссе является выдержкой из книги Майкла Маара, Die Schlange im Wolfspelz. Das Geheimnis großer Literatur , © Rowohlt Verlag Gmbh, 2020, Гамбург, стр. 71–9. Перевод: Родни Ливингстон.

1 Поль Клодель, Journal, Vol.I , Франсуа Варийон и Жак Пети, ред., Париж, 1968, с. 69. 2 Владимир Набоков, Ада, или Пыл: семейная хроника, Лондон 2000 [1969], с. 390. 3 Это косвенная вымышленная дань уважения Кельманом четверке латиноамериканских писателей, Хулио Флоренсио Кортасару, Карлосу Фуэнтесу, Хорхе Марио Варгасу Льосе и Габриэлю Хосе Гарсиа Маркесу, четырем гребцам, которые помогают Александру фон Гумбольдту исследовать реку Ориноко: Измерение мира, пер. Кэрол Браун Джейнвей, Лондон, 2007 [2005].4 Карл Краус, «Гейне и последствия», пер. Джонатан Франзен, в The Kraus Project , Лондон, 2013, с. 45. Первоначально опубликовано как «Heine und der Folgen: Schriften zur Literatur», Die Fackel , 1910. 5 Борхардт понимал необходимость быть метким и экономным в использовании прилагательных. См. его описание «мертвого, стеклянного пути», которым Вальтер Ратенау, министр иностранных дел Веймарской республики, обращался с женщинами: Gesammelte Werke in Einzelbänden: Prosa VI , Berlin 1990 [1957], p. 257. 6 См. также несколько добродушный, но вполне точный комментарий Петера Слотердайка о секрете хорошего стиля: «Прилагательное должно означать редко встречающуюся любовницу существительного, а не жену, которая всегда суетится рядом с ним»: Neue Zeilen und Tage , Берлин, 2018 г., с. 260. 7 Томас Манн, Джозеф и его братья , пер. Х. Т. Лоу-Портер, Нью-Йорк, 1999 [1933], с. 1065. 8 Хорхе Луис Борхес, «Английская версия самых старых песен в мире» [1938], в Selected Non-Fictions, ed.Элиот Вайнбергер, Нью-Йорк, 1999, с. 190. 9 Цитируется по Burkhard Müller, Der König hat geweint. Schiller und das Drama der Weltgeschichte , Springe (Ганновер) 2005, с. 19. 10 Джозеф Рот , Иов , пер. Дороти Томпсон, Лондон, 2013 [1931], стр. 184–185. 11 Рот, Иов , стр. 213–4. 12 Джозеф Рот, Радецкий март г., пер. Майкл Хофманн, Лондон, 2003 г. [1932], стр. 6–7. 13 Роберт Вальзер, Помощник , пер. Сьюзан Бернофски, Нью-Йорк, 2007 [1908], с. 75. 14 Имеется в виду башня с видом на реку Неккар, где Фридрих Гельдерлин написал свое отчаянное стихотворение «В середине жизни». 15Герта Мюллер, Ангел голода , пер. Филип Бём, Лондон, 2013 [2009], с. 283; перевод немного адаптирован.

Знакомство с «Илиадой» Гомера — OpenLearn

Помимо творческого использования порядка слов, у поэта были и другие способы работы со строгой метрической формой героического эпоса. Одним из них было регулярное использование стандартных фраз, называемых формулами, которые действуют как «готовые строительные блоки» для соответствия метрической структуре, часто заканчивая строку.Одним из конкретных типов формул является эпитет, способ обозначения персонажей с помощью различных атрибутов. Вы уже сталкивались с одним примером, который встречается в самой первой строке: сын Пелея, который используется для обозначения Ахиллеса.

Задание 7

Прочтите еще раз первые семь строк и посмотрите, сколько еще эпитетов вы сможете найти.

Воспой, богиня, гнев Ахиллеса, сына Пелея,

проклятый гнев, который принес ахейцам бесчисленные

агонии и многих могучих теней героев швырнул в Аид,

сделав их добычей собак и

все виды птиц; и план Зевса был выполнен.

Пойте с тех пор, как два человека впервые разделились в раздоре —

Сын Атрея, владыка людей, и славный Ахиллес.

Обсуждение

В отрывке используются еще три эпитета, все в строке 7. «Атрей сын» и «повелитель людей» оба относятся к Агамемнону, а Ахиллес назван «славным».

Эпитеты служат своего рода стенографией для непосредственной идентификации описываемого героя или вещи: так Агамемнона можно описать с точки зрения его права по рождению («сын Атрея») или его роли («господин людей»).Другие повторяющиеся фразы могут быть длиннее по форме, как, например, в «осуществился план Зевса» ( Илиада 1.5).

Рисунок 7 Ахиллес и Агамемнон спорят; предмет первой книги Илиады и катализатор всего ее повествования.

Вы уже видели, как часто встречаются эпитеты даже в первых нескольких строках. На самом деле они встречаются почти в каждой строке и являются характерной чертой поэм Гомера. Важно отметить, что сами эпитеты показывают как повторение , так и вариацию ; например, Ахиллеса часто называют «быстроногим», но также и «славным» и « славным быстроногим».Это позволяет им вписываться в разные разделы метрической структуры, позволяя поэту легче сочинять в исполнении.

Возможно, самым близким современным сравнением того, как работает эта поэзия, является рэп — музыкальный жанр, который также обладает аналогичным набором стандартных сценариев, образов и языка с сильной метрической основой (которая должна способствовать запоминанию и припоминанию как для поэта, так и для публики) .

Занятие 8

Представление о том, что героические эпические поэмы опираются на обширный репертуар эпитетов и повторяющихся фраз — и даже на целые сюжетные схемы, такие как «разрушение города» или «возвращение домой», — может создать впечатление « поэзия по номерам своего рода литература. Для примера рассмотрим первый случай, когда Ахиллес назван «быстроногим» в «Илиаде» :

Итак, когда они собрались и собрались вместе,

быстроногий Ахиллес поднялся и заговорил среди них.

(Гомер, Илиада 1.57–8)

Что не так с эпитетом «быстроногий»? Имея в виду идею устного сочинения, можете ли вы объяснить его использование здесь?

Для использования этой интерактивной функции требуется бесплатная учетная запись OU.Войдите или зарегистрируйтесь. Интерактивная функция недоступна в одностраничном режиме (см. ее в стандартном режиме).

Обсуждение

Кажется, что существует несоответствие между описываемым действием и эпитетом, выбранным для его описания. Ахиллес встает, чтобы говорить, но потом его называют «быстроногим». Устная теория дает один ответ, а именно, что употребление эпитета «быстроногий» определяется метрической потребностью. Другими словами, Гомер, у которого есть несколько других эпитетов для Ахиллеса, таких как «богоподобный» или «сын Пелея», использует здесь «быстроногий», потому что эта фраза соответствует метрическим требованиям греческого гекзаметра.

Это объяснение прекрасно, но кажется, что оно не отражает мастерства поэта. Есть еще одна неоценимая функция, которую выполняют эпитеты. Как вы заметили ранее, известные персонажи могут быть представлены даже без имени. Это потому, что древняя аудитория была знакома как с персонажами, так и с описаниями их эпитетов. В свою очередь, это потому, что они являются «готовыми строительными блоками», которые использовались ранее в других стихах и других контекстах. Кажется, здесь дело в этом.Эпитет «быстроногий» указывает на один существенный аспект (есть и другие, например, «сын Пелея») того, кем является Ахиллес в традиции эпической песни о Троянской войне. Другими словами: в традиции Ахиллес обычно «быстроногий», предположительно потому, что это было важным активом в бою. Здесь, однако, контекст как раз расходится с тем, чем славится Ахиллес. Действительно, большую часть «Илиады» Ахиллес не двигает : он отсиживает войну в своей хижине у кораблей. Это противоречие между его традиционным описанием и тем, что он на самом деле делает, привлекает внимание к расхождению между тем, что ожидается от Ахиллеса в традиционном повествовании, и (новой, возможно, даже радикальной) версией, которую воспевает Гомер.

Восстановление названий коренных народов в таксономии

Протоколы и правила номенклатуры устанавливаются и поддерживаются научными обществами 5,6 : исследователи, редакторы, землеустроители, вместе с авторами полевых справочников, популярных изданий и веб-сайтов, затем размещают их правила в форме прикладного использования.Основой этой системы является приоритет. Однако почти повсеместный хронологический приоритет названий коренных народов не имеет статуса или приоритета в соответствии с действующими таксономическими кодексами, несмотря на то, что они часто передают глубокие знания, касающиеся формы, использования, распространения и экологии.

Одно из достоинств научного биноминала заключается в уменьшении путаницы между общеупотребительными именами. Тем не менее постоянный таксономический пересмотр часто приводит к накоплению множества синонимов. В таких случаях система мало что делает для уменьшения путаницы в общеупотребительных именах.Применение принципа сохранения в соответствии с действующими кодами уменьшило количество изменений имен, но они все еще происходят. Этот поток в номенклатуре часто преобладал перед лицом постоянства местного народного имени. Например, видовое название новозеландского лесного дерева Prumnopitys Taxifolia (D.Don) de Laub. имеет пять эпитетов (один из которых включает местное название матаи ), тогда как местное местное название матаи оставалось неизменным на протяжении веков.В случае Colophospermum mopane долгосрочное использование аборигенного «мопане» для видового эпитета, к счастью, оставалось стабильным во время родовых сдвигов в номенклатуре. Кроме того, существует множество разрозненных видов с одним и тем же эпитетом. Например, colensoi относится как минимум к 19 видам растений, двум видам птиц и двум грибам в Новой Зеландии. И это несмотря на то, что многие из этих видов имеют хорошо известные местные названия, которые можно было бы применять и тем самым помочь избежать гомогенизации, вызванной таким дублированием.

Подход к номенклатуре, который можно охарактеризовать как «колониальный», отразился в прежней склонности к присвоению фамилий, которые обычно возводились в честь коллекционеров, спонсоров, коллег или работодателей, которые часто находились на расстоянии от рассматриваемой страны. В целом это предыдущее усилие в настоящее время определяет большую часть номенклатурной диаспоры. Кроме того, некоторые эпитеты из прошлого довольно нечувствительны к месту и историческим обстоятельствам, например, Melidectes whitemanensis Gilliard как бином для медоеда, эндемичного для Новой Британии в самом сердце Меланезии.Другой пример происходит от разговорного и уничижительного названия «кафр» на юге Африки, которое впоследствии применялось к ряду съедобных видов растений. Мы считаем прискорбным, что это слово также было включено в некоторые биномы; например, виды съедобных фруктовых деревьев, Dovyalis caffra Warb. и Harpephyllum caffrum Bernh. бывший К. Краусс. Видовые эпитеты, подобные приведенным выше примерам, не несут ни морфологической, ни экологической информации. Вместо этого они просто вспоминают устаревшее мышление, которое кажется довольно странным в более плюралистической современной обстановке.Это имена, которые в настоящее время, вероятно, не будут иметь большого резонанса для биологов в стране происхождения и могут быть в лучшем случае неуместными, а в худшем — оскорбительными для коренных народов. Напротив, у видовых эпитетов и даже у названий на любом таксономическом уровне есть скрытая возможность отразить их важность для коренных народов. Например, одним из наиболее важных для питания жителей Амазонии родов рыб является Cichla 7 с широко известным народным названием «тукунаре».Либо род, либо один из восьми признанных видов может нести эту идентичность, и это подтвердит его важность для коренных народов региона.

Мы предусматриваем изменения таксономических правил, чтобы способствовать ретроспективным изменениям названий, которые устанавливают, на основе старшинства, ранее существовавшие местные названия для видов, где это возможно. Первым шагом в этом процессе должно стать общее обсуждение достоинств или недостатков нового подхода. В этом обсуждении должны участвовать коренные народы и ученые из числа коренных народов в качестве видных заинтересованных сторон.Мы надеемся, что это письмо послужит катализатором таких дебатов, и эта идея получит поддержку.

Следующим этапом будет подача официальных предложений руководящим органам номенклатуры по изменению правил. Номенклатура регулируется, среди прочего: Международным кодексом номенклатуры водорослей, грибов и растений (ICN), и предлагаемые изменения правил могут быть представлены через публикацию в Taxon или «из зала» любым участником номенклатурных сессий 3 ; и Международной комиссией по зоологической номенклатуре (ICZN), последняя из которых рассматривает предложения о внесении поправок в кодекс в соответствии со своим уставом 4 .

Согласно МКП, статья 11.4 гласит, что «для любого таксона ниже ранга рода правильное название представляет собой комбинацию конечного эпитета самого раннего законного названия таксона того же ранга…». Этот пункт устанавливает приоритет для самых ранних законных имен, но также включает исключения из правила, такие как сохранение давно установленных имен. Наше предложение будет включать дополнительное исключение, в соответствии с которым названия коренных народов могут заменять ранее законные названия на основе их фактического хронологического приоритета, как при обнаружении, так и при использовании, в отличие от приоритета, предоставляемого в соответствии с существующими правилами номенклатуры.Статья 12.1 требует «действительной публикации», чтобы имя имело статус. Следовательно, необходимо включить исключение из этого правила, чтобы позволить названиям коренных народов иметь статус в соответствии с кодексом после подачи заявки коренными народами. Такие представления должны будут представлять доказательства того, что рассматриваемый таксон имеет преимущественно применяемое местное народное название во всем его распространении. Потребуются дополнительные статьи для установления критериев, по которым может быть достигнут этот статус. Эти критерии должны включать: (1) как оценивать отношения между коренными народами, подающими заявку, и рассматриваемыми видами, а также наличие или отсутствие конкурирующих номенклатурных интересов; (2) свидетельство консенсуса в коренном сообществе, охватывающем географическую область, включающую все распространение рассматриваемого вида.В тех случаях, когда различные группы коренных народов не могут достичь консенсуса в отношении предпочтительного названия для конкретного таксона, ни одно из названий коренных народов не будет иметь статуса, а название таксона останется неизменным.

Статья 23 МКЗН устанавливает принцип приоритета, в соответствии с которым «действительным названием таксона является самое старое доступное название, примененное к нему». Аналогичным образом, предложенным выше для растений, в статью 23 МКЗН необходимо будет внести поправку, чтобы сделать исключение, позволяющее более ранним местным названиям действительно считаться самым старым доступным названием, применяемым к таксону (после представления соответствующим коренным народом [ с]).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.