Этапы творчества – Реферат — Этапы творческого процесса. Исследование творческой деятельности

Содержание

5.2.2. Этапы творческого процесса

Исследования творческого процесса связаны с выделением различных его стадий (актов, ступеней, фаз, моментов, этапов и т.п.). Различные классификации этапов, предложенные многими авторами, имеют, по мнению Я.А. Пономарева, приблизительно следующее содержание:

  1. Сознательная работа – подготовка, особое деятельное состояние, являющееся предпосылкой для интуитивного проблеска новой идеи;

  2. Бессознательная работа – созерцание, бессознательная работа над проблемой, инкубация направляющей идеи;

  3. Переход бессознательного в сознание – вдохновение; в результате бессознательной работы в сферу сознания поступает идея изобретения, открытия, материала;

  4. Сознательная работа – развитие идеи, ее окончательное оформление.

Соглашаясь в целом с тем, что в творческом процессе задействованы различные сферы человеческой психики, все же отметим, что мы вряд ли можем говорить о четком чередовании сознательной и бессознательной деятельности мозга. Ни то, ни другое не отключаются ни на минуту и доминирование на различных этапах творчества одного из уровней психики еще не доказано. Представляется более целесообразным описывать этапы творчества не с точки зрения того, какой отдел психики за них отвечает, а с точки зрения того, что же именно происходит на этих этапах. И в последнем случае мы наблюдаем

обязательную последовательность процессов:

  1. Консервация информации – сложнейший психологический процесс по переработке информации, в который включены интеллект, эмоции, воля, все уровни психики;

  2. Рекомбинация – воссоединение старых элементов на новой основе, в новых связях (на информационном уровне!), рожденная желанием создать уникальное;

  3. Репродукция на базе сложившихся у человека историко-культурных представлений.

Наличие первого этапа осознается далеко не всеми исследователями, однако в двух последних не сомневается никто. А. Маслоу называет их первичной и вторичной фазой творчества. Первичную фазу отличает воодушевление, интенсивный интерес. Здесь человек понимает задачу, видит идеальное ее решение и импровизирует в поиске путей его достижения. Вторичная фаза творчества заключается в разработке материала, родившего вдохновение. Здесь уже требуются конкретные действия, владение методами творчества, мастерство. Через первую фазу проходят многие, а вот освоение второй фазы дается тяжелым трудом, и здесь одного вдохновения мало. Особенность же журналистского творчества заключается в доминировании этой последней фазы, последнего этапа. Для журналистики справедливо замечание А.Маслоу: «…Взлеты и вдохновение дешево стоят. Различие между вдохновением и конечным продуктом заключается в огромном количестве тяжелой работы»

167.

Все обозначенные нами этапы протекают более или менее успешно в зависимости от таких качеств личности, как способность к концентрации (поскольку журналисту приходится работать в условиях, где отвлекающий фактор очень велик), эмпатия (позволяет журналисту получить больше валидной информации, эффективнее работать с собеседником), перераспределение внимания.

С позиции психологии творчество в широком смысле выступает как механизм развития личности и социума. Функционирование механизма творчества распадается на несколько фаз:

1. Онтогический анализ проблемы – приложение наличных знаний, возникновение потребности в новизне;

2. Интуитивное решение – удовлетворение потребности в новизне;

3. Вербалиация интуитивного решения – приобретение нового знания;

4. Формализация нового знания – формулирование логического решения.

Еще в 1926 году английский социолог Грехам Уоллс почти так же описал шаги творчества: подготовка, инкубация, озарение, проверка. А основатель Фонда творческого образования в Нью-Йорке Алекс Осборн дал более подробное описание процесса творчества:

  1. Ориентация – определение задачи;

  2. Подготовка – сбор информации по задаче;

  3. Анализ – изучение собранного материала;

  4. Формирование идеи – выработка вариантов;

  5. Инкубация – осмысление вариантов;

  6. Синтез – разработка решения;

  7. Оценка – рассмотрение идеи.

Исследователи процесса журналистского творчества обычно отмечают, что в журналистике ярко выражена стадиальность творческого акта: он предстает как единство двух относительно самостоятельных частей – стадии получения информации и стадии образования текста. Рассмотрим эти стадии и их составляющие с точки зрения психологических знаний.

studfile.net

Этапы творчества

Существует довольно много моделей творчес­кого процесса от зарождения замысла до непредсказуемого момента рождения идеи. Грэм Уоллес в 1924 г. выделил следующие фазы: подготовку, созревание, озарение и проверку. Эти фазы, или этапы, выражают основную последовательность творческой деятельности: более или менее сознательная постановка задачи; непрестанно иду­щая бессознательная творческая работа; момент передачи сознанию найденного бессознательным результата, который всегда представля­ется крайне неожиданным; осознанная тщательная проверка.

Ганс Селье, знаменитый создатель теории стресса, делил процесс творчества на семь этапов. Первый — любовь, страстное желание, пла­менное влечение к постижению истины. Второй — оплодотворение кон­кретными фактами. Третий — беременность, ученый вынашивает идею. Четвертый — болезненные предродовые схватки, ученый чувствует бли­зость решения проблемы и мучается невозможностью выразить его. Пятый — роды, переход идеи из тьмы бессознательного в сознание при­носит ученому глубокое облегчение. Шестой — осмотр и освидетельст­вование новорожденного, проверка жизнеспособности идеи. И наконец, седьмой — жизнь, идея начинает самостоятельное существование.

«Озарение» в творчестве

Исследователи творчества многократно отмечали внезапность проникновения решения задачи в сознание. Акт мгновенного постижения структуры ситуации или объекта в пси­хологии называют инсайтом (от англ. «insight» — понимание, прони-

{87}

цательность). Важно подчеркнуть, что упоминание об озарении при­сутствует во всех известных самоотчетах творцов, а путь к нему, по­следовательность развития идей, приведшая к открытию, совершенно ускользает от внимания. Приведем свидетельства великого математи­ка и великого композитора.

«Наконец, два дня назад я добился успеха, но не благодаря моим величайшим усилиям, а благодаря Богу. Как при вспышке молнии, проблема внезапно оказалась решенной. Я не могу сказать сам, какова природа путеводной нити, которая соединила то, что я уже знал, с тем, что принесло мне успех» (Карл Фридрих Гаусс).

«Когда я чувствую себя хорошо и нахожусь в хорошем расположе­нии духа… или ночью, когда я не могу заснуть, мысли приходят ко мне толпою и с необыкновенной легкостью. Откуда и как приходят они? Я ничего об этом не знаю. Те, которые мне нравятся, я держу в памяти, напеваю… После того, как я выбрал одну мелодию, к ней вскоре присоединяется, в соответствии требованиями общей компо­зиции, контрапункта и оркестровки, вторая… Произведение растет, я слышу его все более отчетливо, и сочинение завершается в моей голове, каким бы оно ни было длинным… Если же при этом в процессе моей работы мои произведения принимают ту форму или манеру, ко­торые характеризуют Моцарта и не похожи ни на чьи другие, то клянусь, это происходит по той же причине, что, например, мой большой и крючковатый нос является моим, носом Моцарта, а не какого-нибудь другого лица; я не ищу оригинальности и сильно затруднился бы опре­делить свою манеру» (Вольфганг Амадей Моцарт).

Такого рода события не имеют ничего общего с логикой, посте­пенным разворачиванием аргументов, непрерывностью — вероятно, человек как бы присутствует при прорыве в сознание результата дол­гой бессознательной работы. А эта работа, в отличие от деятельности сознания, в качестве наиболее существенных компонентов включает одновременную обработку различных потоков внутренних и внешних восприятий, большую ассоциативную активность и способность об­разовывать связные композиции идей: «…видимость внезапного оза­рения — явный результат длительной неосознанной работы; роль этой бессознательной работы в математическом творчестве мне кажется несомненной» (Анри Пуанкаре).

studfile.net

Фазы (этапы) творческого процесса

А.Пуанкаре различает четыре фазы творческого процесса: первая – подготовительная, вторая – инкубации или созревания, третья – озарения или инсайта и четвертая — проверки2.

Первая фаза творчества не начинается с фактов. Она начинается с осознания проблемы. Факты и ситуации, из которых вытекает проблема, как правило, доступны многим. Но оценить их и сформулировать на основе их анализа проблемы могут лишь немногие подготовленные умы. Умение чувствовать, находить и ставить проблемы – одна из основных черт творческого мышления. И все же объективные источники творческих проблем поддаются анализу. Часто их источником являются праздное любопытство и развлечение. Например, микроскоп изобрели не биологи или медики, а точильщики стекол. Творческие проблемы связаны со всякого рода техническими изобретениями. Творческие проблемы формулируют и при осознании противоречия между наличными знаниями и действительностью. Например, астрономы годами ломали голову над вопросом, почему законы Ньютона хорошо описывают движение всех планет по их орбитам за исключением Меркурия, проявлявшего определенные незначительные отклонения.

Одним из источников творческих проблем является осознание того, что положения, которые оцениваются многими, как истинные, являются заблуждениями. Хотя они и не противоречат фактам, но являются ошибочными. Так люди долго заблуждались относительно устройства мироздания, полагая, что в его центре находится Земля. Система Птоломея, довольно неплохо (хотя и сложно) описывавшая движение планет, поддерживала такие представления. И лишь осознание Н. Коперником их ложности позволило ему создать гелиоцентрическую картину мира.

Наконец, творческие проблемы могут возникать из стремления найти новый и весьма интересный метод обобщения имеющейся информации. Так, Эйнштейн не делал экспериментов, не собирал новой информации. Единственно, чему он способствовал, — это новому подходу к информации, доступной всем и каждому.

Творческая проблема отличается от простого вопроса, затруднения (так переводится с греческого термин «проблема») тем, что для ее решения нет заранее заданного метода. Его находят в процессе поиска решения. Любой поиск предполагает наличие многих вариантов, путей, состояний. Цель поиска заключается в отборе лучшего из многих сравнимых по результату вариантов. Сознательный поиск возможных путей решения проблемы является продолжением подготовительной фазы творчества. Если удается точно определить, что собой представляет наилучший вариант, то становится возможным самый простой способ поиска – сознательный перебор вариантов. И хотя об этом методе сказано немало осуждающих слов, тем не менее им широко пользуются и ученые, и изобретатели, и детективы. Так, Пауль Эрлих (1834-1915), крупнейший немецкий ученый и нобелевский лауреат скрупулезно изучил свойства 605 препаратов, содержащих мышьяк, прежде чем нашел знаменитый «препарат 606». Но и после этого он не прекращал поиска, синтезировал и изучил еще 308 соединений ради того, чтобы ввести в медицинскую практику «препарат 904».

Если оптимальный вариант поиска поддается математическому выражению, то к поиску обычно подключают компьютер. Сегодня компьютеры – незаменимые помощники творческого мышления особенно в тех случаях, когда объем вычислительной работы или перебор вариантов поиска превышает человеческие возможности.

Одним из самых эффективных способов поиска вариантов решения проблемы, считает Гельмгольц, является рассмотрение ее со всех сторон так, чтобы можно было сознательно учесть и рассмотреть все возможные усложнения и варианты.

«Итак, творить, – это значит выбирать, это значит различать»1. Но творческий процесс тем и отличается, что в поиск и оценку вариантов решения проблемы властно вторгается интуиция. Творческий ум как бы автоматически, подчиняясь подсознательному чувству, отбрасывает не нужные комбинации. «Бесплодные комбинации, — пишет Пуанкаре, — даже не приходят на ум изобретателю. В пределах его сознания появляются комбинации только действительно полезные и наряду с этим несколько других, которые он отбрасывает впоследствии, но которые носят до некоторой степени характер полезных комбинаций»2.

В творческом процессе сознательный поиск очень редко завершается решением проблемы. Как правило, наступает такой момент, когда все доступные методы испробованы, а результата нет. С осознания этого момента начинается вторая фаза творческого процесса — фаза инкубации или созревания. «Общеизвестно, — читаем мы у Дьюи, — что после долгой работы над интеллектуальной темой ум перестает функционировать с готовностью. Он явно идет по проторенной дороге… перестают появляться новые мысли. Ум, как говорит пословица, «сыт по горло». Это условие является предупреждением для обращения сознательного внимания рефлексии на что-либо другое. После того, как ум перестал быть занятым проблемой, а сознание ослабило свое напряжение, начинается период инкубации»3.

Временное отвлечение от проблемы воспринимается как отдых исследователя. «Но с большей уверенностью можно предположить, — пишет Пуанкаре, -что этот отдых был наполнен бессознательной работой»4, итогом которой часто является подсознательно сделанный эвристический выбор. «Материал, — пишет Дьюи, — перегруппировывается сам, факты и принципы распределяются по своим местам, беспорядок превращается в упорядоченность и часто до такой степени, что проблема по существу решается»5.

Третья фаза творческого процесса — фаза инсайта, внезапного озарения, эмоционально яркого осознания нужного решения, «Эврики» полностью относится на счет интуиции и часто противопоставляется логическому мышлению. Русский математик В. Стеклов отмечал, что творческий процесс происходит бессознательно. Формальная логика здесь никакого участия не принимает, истина добывается не ценою умозаключений, а именно чувством, которое мы называем интуицией. Она (истина) входит в сознание без всякого доказательства. Найденное бессознательной работой творческого мышления решение проблемы вдруг осознается настолько очевидным, что приходится лишь удивляться, как оно раньше не приходило в голову.

Критическая оценка интуитивной догадки, проверка ее правильности, или верификация, составляет содержание четвертой фазы творческого процесса. Проверка необходима, потому что интуиция подводит значительно чаще, чем это принято рассказывать. Ошибочные интуитивные выводы обычно в автобиографические записки не попадают. В процессе проверки интуитивно полученные результаты упорядочивают, им придают стройную логическую форму. Интуиция уступает место логике.

Для проверки найденного решения часто стремятся построить цепочку рассуждений, чтобы проследить логический путь от догадки до отправной точки зрения. Иногда бывает полезным поступать наоборот: за отправную точку зрения взять проблему, а затем попытаться построить цепочку рассуждений, обосновывающих найденную догадку. Если тот или другой путь оказывается логичным, то это дает довольно веские основания считать найденное решение правильным. Иногда логическая проверка состоит в том, что строится новая теория, которая включает в себя как предельный случай прежнюю теорию, но объясняет факты, которые не могла объяснить эта прежняя теория. Так, теория относительности объяснила некоторые незначительные отклонения в движении Меркурия по своей орбите, что не могла сделать теория Ньютона.

Существуют другие более эффективные, хотя и более трудоемкие методы проверки. В области технического творчества самый простой способ состоит в построении образца. Ведь техническое устройство или работает или не работает. В этом случае легко установить и степень эффективности найденного решения. Другой способ состоит в воссоздании явлений, над которым билась творческая мысль, в искусственных условиях, в опыте, эксперименте. Часто, чтобы проверить догадку, из нее логическим путем выводят следствия о новых возможных фактах, а затем ищут подтверждение этих выводов в опыте, эксперименте.

studfile.net

Этапы творческого процесса

Быть творческим человеком означает больше, чем иметь определенные черты. Это означает вести себя творчески, подходить к задачам, с которыми мы сталкиваемся, опираясь на воображение и оригинальность. Короче говоря, это означает демонстрировать навыки в применении творческого процесса. Хотя авторитеты расходятся во мнениях относительно количества этапов в этом процессе: одни говорят о трех, другие — о четырех, пяти или семи, — эти расхождения не касаются принципиальных вещей. Они состоят лишь в том, объединять ли действия под одним заголовком или несколькими. Относительно основных обсуждаемых действий существенных расхождений нет.

Для облегчения запоминания и удобства применения мы будем рассматривать творческий процесс как состоящий из четырех этапов: поиск задач, формулирование конкретной проблемы или конкретного спорного вопроса, их исследование и создание набора идей. Каждый из этих этапов будет предметом отдельного урока, но краткий обзор всего процесса позволит вам начать применять его уже прямо сейчас.

Первый этап: Поиск задач. Сущность творчества заключается в том, чтобы подходить к задачам, опираясь на воображение, оригинально и эффективно. Часто необходимость искать задачи отсутствует; они встают перед вами в форме очевидных проблем и спорных вопросов. Например, если ваш сосед по комнате в общежитии каждый день возвращается домой в два или три часа ночи, шумно заходит и начинает разговаривать с вами, когда вы пытаетесь заснуть, вам не нужно быть очень проницательным, чтобы понять, что у вас проблема. Или если вы окажитесь в гуще яростных дебатов о том, является ли аборт убийством, никому не нужно говорить вам, что вы будете высказываться по спорному вопросу.

Однако не все задачи столь очевидны. Иногда проблемы и спорные вопросы настолько мелкие и малозаметные, что только очень немногие люди обращают на них внимание; в других случаях никаких проблем и спорных вопросов нет вообще, а есть только возможность улучшить существующее положение. Такие задачи не вызовут у вас сильных эмоций, поэтому вы и не найдете их, если будете просто сидеть и ждать — вы должны их искать.

Первый этап творческого процесса представляет собой привычку искать задачи — не в какое-то определенное время, а постоянно. Ее важность отражена в том факте, что вы можете применить творческий подход только в ответ на задачи, которые вы осознаете.

Второй этап: Формулирование проблемы или спорного вопроса. Цель этого этапа —- найти самую лучшую формулировку проблемы или спорного вопроса, формулировку, которая приведет к наиболее ценным идеям36. «Правильно сформулированная проблема, — отмечал Генри Хэзлитт, — наполовину решена». Поскольку разные формулировки открывают разные направления для мысли, лучше всего рассмотреть как можно больше формулировок. Одна из самых распространенных ошибок при работе над проблемами и спорными вопросами — это рассмотрение их лишь с одной точки зрения, тем самым закрывается множество перспективных направлений для мысли.

Возьмем упомянутого ранее заключенного, когда тот обдумывал, как ему сбежать из тюрьмы. Его первая формулировка проблемы, по-видимому, была такой: «Как мне достать пистолет и, отстреливаясь, выбраться отсюда?» или: «Как мне спровоцировать охранников открыть мою камеру, чтобы я смог их обезоружить?» Если бы он остановился на этой формулировке, он до сих пор оставался бы там, где и был. Его изощренный план побега мог родиться только в ответ на вопрос: «Как мне распилить решетку без пилы?»

Часто после формулирования проблемы или спорного вопроса многими способами вы не сможете решить, какая формулировка самая лучшая. Если так и случится, отложите решение до тех пор, пока работа на следующих этапах процесса не позволит вам принять окончательное решение.

Третий этап: Исследование проблемы или спорного вопроса. Цель этого этапа —- получить информацию, необходимую для того, чтобы эффективно работать над проблемой или спорным вопросом. В некоторых случаях это будет означать всего лишь поиск подходящего материала в своем прошлом опыте и наблюдениях, пригодного для решения данной проблемы. В других потребуется получить новую информацию посредством нового опыта и наблюдений, бесед с информированными людьми или собственного исследования. (В случае того заключенного это означало внимательно изучить все доступные места и предметы в тюрьме.)

Четвертый этап: Создание идей. Цель этого этапа — произвести достаточное количество идей, чтобы решить, какое действие следует выполнить или какое мнение принять. На этом этапе часто встречаются два препятствия. Первое — это часто неосознаваемая склонность ограничивать свои идеи обычными, знакомыми, традиционными реакциями и блокировать необычные и незнакомые. Боритесь с этой склонностью, помня, что, какими бы чуждыми и неподходящими ни казались реакции последнего вида, именно в этих реакциях проявляется творчество.

Второе препятствие — это соблазн слишком поспешно прервать процесс создания идей. Как мы увидим в следующих уроках, исследования показали, что чем дольше вы продолжаете создавать идеи, тем выше вероятность того, что вы создадите стоящие идеи. Или, как пишет один автор: «Чем дольше вы сидите с удочкой, тем выше вероятность, что у вас клюнет».

Остался последний вопрос, который следует прояснить, прежде чем вы будете готовы начать практиковаться в творческом процессе: как узнать, что вы нашли творческую идею? По каким характеристикам вы сумеете отличить ее от других идей? Творческая идея — это идея, которая и опирается на воображение, и эффективна. Второе качество не менее важно, чем первое. Недостаточно, чтобы идея была необычна. Если бы это было так, то самые странные, самые эксцентричные идеи были бы и самими творческими. Нет, чтобы быть творческой, идея должна «работать», должна решать проблему или прояснять спорный вопрос, на который она отвечает. Творческая идея не должна быть просто необыкновенной — она должна быть необыкновенно хороша. Вот стандарт, который вы должны применять, когда обдумываете идеи, которые создали.

Когда вы создали большое количество идей, решите, какая вам кажется самой лучшей. Иногда это будет одна-единственная идея; в других случаях — сочетание двух идей или больше. На этом этапе ваше решение должно иметь предварительный характер. В противном случае у вас появится сильное желание отказаться от важного процесса критического мышления, с помощью которого идеи оцениваются.

psyera.ru

этапы творчества по Грэму Уоллесу

Рубрики : Последние статьи, Психология, Творчество и самореализация

Как в процессе творческой деятельности взаимодействуют сознательное и бессознательное, какова роль произвольных и непроизвольных действий, почему так важны случайные моменты? Разобраться в этих тонких вопросах и структурировать все помогут этапы творчества, которые выделил Грэм Уоллес в своей книге «Искусство мышления». Моноклер рекомендует.

Кто из нас хоть раз в жизни не испытывал тот самый «ага!-момент» и не выкрикивал в возбуждении «эврика!» после долгих раздумий над решением той или иной задачи? Это, конечно, происходит не часто, но, согласитесь, трудно найти  более приятное чувство, чем то, что мы испытываем в подобные секунды. Решив неразрешимое, мы становимся всевластными королями духа, всемогущими богами и вездесущими сущностями, возможности которых безграничны. В связи с этим две новости — как водится, хорошая и плохая. Первая: умение креативно решать задачи можно развивать, осваивая стадии творческого процесса; вторая: без труда не выловишь и рыбку из пруда. Впрочем, обо всём по порядку.

В 1926 году, за тринадцать лет до создания Джеймсом Уэббом Янгом техники по генерированию идей и более чем на три десятилетия раньше появления теории бисоциации Артура Кёстлера (теория получения новых концепций на основе комбинации идей, взятых из разных контекстов), английский социальный психолог и соучредитель Лондонской школы экономики Грэм Уоллес написал книгу «Искусство мышления», в которой изложил теорию четырёх стадий творческого процесса. В своих выводах Уоллес руководствовался как собственными наблюдениями, так и опытом известных изобретателей, эрудитов и творческих личностей, которые зачастую старательно описывали свои состояния, сопровождающие рождение гениальных мыслей. Итак, Уоллес выделяет четыре стадии творческого процесса — подготовку, инкубацию, озарение и проверку, — которые представляют собой, по сути, искусство балансирования на грани сознательного и бессознательного. Эти фазы представлены в следующей последовательности.

ПОДГОТОВКА

На этапе подготовки проблема или задача, к какой бы области человеческого знания она ни относилась, «исследуется во всех направлениях», словно мыслитель подготавливает психическую почву для посева семян будущих идей. Так накапливаются интеллектуальные ресурсы, которые лягут в основу решения. Это фаза полной осознанности, планирования, вхождения в нужное настроение и предельной концентрации внимания. Уоллес пишет:

На стадии подготовки человек узнаёт новое, чтобы переработать впоследствии это, планирует для себя порядок работы и определяет последовательность элементов, на которые он будет обращать внимание.

ИНКУБАЦИЯ

Далее идет период бессознательной обработки имеющихся данных, в ходе которого человек не совершает прямых усилий по решению проблемы. Этот этап предельно напоминает то, что Эйнштейн называл «комбинаторной игрой» и которая заключалась для него в свободном полёте фантазии, смешении впечатлений, образов, эмоций, интуиции, «мышечных ощущений» и т.д.

Грэм Уоллес, четыре стадии творчества ("Искусство мышления")

Источник: Flickr.

Уоллес отмечает, что у этого этапа есть две противоположные стороны: «негативные моменты» заключаются в том, что во время инкубации мы не фокусируемся сознательно на конкретной проблеме, а “положительный момент” приходит из сферы бессознательного, в которой в фоновом режиме происходят непроизвольные ментальные события (или, как он называет это, «сверхсознательные» и «сверхпроизвольные»):

Добровольное воздержание от сознательных размышлений по любому вопросу может принимать две формы: «период воздержания» тратится либо на сознательную психическую работу по другим проблемам, либо в это время человек расслабляется и отдыхает от любой мыслительной деятельности. Первый вид инкубации экономит время, и поэтому он лучше.

Эти идеи Уоллеса отзовутся эхом семь лет спустя в размышлениях поэта Томаса Элиота о процессе рождения идей в творчестве. Впрочем, эхо работ Уоллеса мы сможем найти и у других умов: известный изобретатель Александр Грэм Белл постоянно говорил о власти «бессознательного размышления», Льюис Кэрролл выступает за важность психического «жевания» и т.д. Что уж говорить о славных предшественниках психолога в этом вопросе?

При этом Уоллес предлагает оригинальную технику для повышения эффективности стадии инкубации (которую, кстати, потом подтвердила «психология продуктивности») — сознательно устраивать перерывы концентрации внимания в нашей работе:

Зачастую мы можем получить больше результатов, занимаясь несколькими проблемами подряд, когда после одной незавершённой деятельности мы переходим к другой, чем, например, когда мы пытаемся закончить работу над одним проектом в один присест.

Инкубация тем и хороша, что позволяет нам постоянно отвлекаться на что угодно, менять деятельность и не терзать себя бесплодными попытками «вымучить решение». Да, с первого взгляда может показаться, что вы бросили свою тему и перестали работать над проблемой. Но не всё важное происходит на виду, и каждая скрытая инкубация рано или поздно вырывается наружу. Тогда мы с вами вступаем в стадию озарения.

ОЗАРЕНИЕ

Эту стадию Уоллес описал на основе концепции «внезапного озарения» французского математика, механика, физика, астронома и философа Анри Пуанкаре. Идея Пуанкаре заключалась в том, что в творческом процессе рано или поздно возникает момент, когда в совершенно случайной ситуации, не имеющей отношения к решаемой задаче, все идеи и мысли, проработанные на стадии подготовки, вдруг преображаются в сознании, порождая нечто новое и предлагая человеку ключ к решению проблемы. Этот магический момент графический дизайнер Паула Шер называет подходящим моментом, маскирующимся под счастливую случайность.

Но, предупреждает Уоллес, такое озарение не может быть форсировано и искусственно вызвано:

Если мы говорим о стадии озарения как о некой мгновенной вспышке в сознании, становится очевидно, что мы не можем влиять на появление этой стадии путём волевых усилий, потому что наша воля способна влиять на события, которые длятся какое-то время. С другой стороны, появление «вспышки» — это кульминация череды ассоциаций, незаметной внутренней работы, которая, возможно, продолжалась в течение приличного промежутка времени и которой, вероятно, предшествовал целый ряд неудачных цепочек и решений. Серия неудачных объединений идей и цепочек мыслей может длиться неопределённое количество времени — от нескольких секунд до нескольких часов<…>. Иногда успешное объединение идей, кажется, состоит из одного-единственного прыжка ассоциаций или последовательных их скачков, которые происходят так быстро, что начинает мниться, словно это происходит мгновенно.

озарение_фотография (2)

Источник: Flickr.

Десятилетия спустя, великий популяризатор науки и «макартуровский гений» (лауреат премии для гениев фонда МакАртуров) Стивен Джей Гулд пришёл к мнению, что такие «цепочки ассоциаций» — соединения между, казалось бы, не связанными явлениями и понятиями — загадка гениальности.

Вспомним хотя бы размышления немецкого математика Гаусса о своём открытии из области теории чисел:

Наконец, два дня назад я добился успеха, но не благодаря моим величайшим усилиям, а благодаря богу. Как при вспышке молнии, проблема внезапно оказалась решённой. Я не могу сказать сам, какова природа путеводной нити, которая соединила то, что я уже знал, с тем, что принесло мне успех.

Но если бы на этом этапе всё заканчивалось, мировая культура и наука вряд ли бы достигли сегодняшних высот. Потому как одно дело — воспарить мыслью и схватить за хвост вдохновение, а другое дело — облечь свои открытия в удобоваримую форму, доступную смертным. Поэтому так необходима и важна последняя стадия.

ПРОВЕРКА

Последний этап, в отличие от второго и третьего, не ограничивается областью сознания. Задачи на этом этапе предельно конкретные: направить усилия на проверку правильности своих идей и приступить к оформлению. Вновь заимствуя идеи из пионерской теории Пуанкаре, Уоллес цитирует французского полимата:

Никогда не бывает так, что бессознательная работа поставляет нам впоследствии готовый результат, к которому мы лишь должны применить существующие правила… Всё, на что мы можем надеяться и чего мы можем ждать от наших “вдохновений”, являющихся плодом бессознательной работы, — лишь получение отправной точки для окончательных расчётов и решений. Что касается самих решений, они должны быть реализованы во время второго периода работы, который следует сразу за вдохновением и во время которого результаты вдохновения проверяются и оформляются должным образом…. Эти задачи требуют дисциплины, внимания, воли, а следовательно, сознательной работы.

«Искусство мышления»

Но не нужно упускать из виду одну очень важную деталь: главное — это взаимодействие всех четырёх стадий, ни одна из них не будет работать по отдельности, в изоляции от остальных. В каком-то смысле творчество — это сложная машина, состоящая из бесчисленных, постоянно движущихся частей. Грэм Уоллес отмечает:

В повседневном потоке мыслей эти четыре различные стадии постоянно перекрывают друг друга, как только мы начинаем решать разные проблемы. Экономист, читающий книгу, физиолог, наблюдающий за ходом эксперимента, или деловой человек, разбирающий утренние письма, — все они в то же время могут быть на стадии инкубации в решении совсем другой проблемы, быть в процессе накопления знаний по третьей задаче и проверять свои выводы еще по одному делу. Даже при исследовании одной проблемы наш ум уже может находиться в стадии бессознательной инкубации решений одного из аспектов этого дела, в то время как процесс мышления сознательно используется для подготовки или проверки другого аспекта. Нужно всегда помнить, что мышление людей, например, поэта, пытающегося исследовать свои воспоминания, или человека, пытающегося ясно понять собственное отношение к своей стране или своей партии, напоминает в каком-то смысле написание музыки, и этапы, ведущие к успеху, сложно поместить в тривиальную схему «проблема и её решение».

Этапы творчества (Грэм Уоллес)

Источник: Flickr.

К тому же, добавляет Уоллес, в зависимости от ваших целей и задач, все четыре этапа творчества в конечном счёте могут разительно отличаться друг от друга. Главное — придерживаться их последовательности и никогда не ограничиваться прохождением одной стадии творческого процесса. В противном случае, у нас вряд ли что-то получится. Столкнуться с решением проблемы —  столкнёмся, бросить все внутренние ресурсы на её решение —  бросим (пусть даже не будем осознавать этого), испытать озарение — испытаем, но ничего не дадим этому миру, если у нас не хватит сил на последний шаг. Впрочем, наши планы чаще губит нацеленность исключительно на последнюю стадию, в обход всем остальным, что, в общем-то, тоже бесперспективно. Так что прислушаемся к опыту мудрецов и будем творить с умом.


Понравилась статья? Возможно, вам также будет интересно узнать, зачем превращать повседневную рутину в творчество и чем могут помочь начинающим писателям мобильные приложения.


Обложка: Рене Магритт «Проницательность», 1936 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

monocler.ru

понятие, виды, особенности и основные этапы

Как только человек впервые взял в руки примитивное орудие труда, он начал активно преобразовывать окружающий мир. По большому счету весь смысл конкретной человеческой жизни сводится к той или иной деятельности. Она может быть созидательной или разрушительной, спонтанной или целенаправленной, духовной, материальной или же творческой. В этой статье мы максимально подробно расскажем о творческом пути человека, особенностях и этапах его развития.

Основные виды человеческой деятельности

Что такое деятельность? В самом широком понимании это способ отношения человека к окружающему его миру. От активности животного человеческая деятельность отличается следующими чертами:

  • Сознательность процесса.
  • Нацеленность на определенный результат.
  • Преобразующий характер деятельности.

У любой человеческой деятельности есть цели, мотивы, методы, средства и инструменты. Есть у нее и свой конкретный объект (предмет, явление или же внутреннее состояние человека), на который эта деятельность направлена.

В социальной психологии принято выделять пять основных видов деятельности человека – творчество, игру, учение, общение и труд. Об одном из них мы расскажем далее более подробно.

Сущность понятия «творчество»

По мнению психологов, существует всего лишь два уровня деятельности:

  • репродуктивный;
  • творческий.

Первый уровень предусматривает банальное повторение тех алгоритмов действий, которые были созданы другими людьми. Такая деятельность основывается на опыте и не требует значительных умственных усилий. Творческий уровень предполагает создание качественно нового продукта или знания, способствуя тем самым развитию человеческой культуры и цивилизации в целом. При этом стоит отметить, что любая творческая деятельность невозможна без репродуктивной. Чтобы написать стоящую поэму, одного таланта будет недостаточно. Поэт вначале должен ознакомиться с такими понятиями, как рифма, ритм и стихотворный размер, не говоря уже о правилах грамматики и стилистики речи.

Таким образом, творчество – это деятельность человека, отличительным критерием которой является уникальность ее конечного результата. Понятие творчества может рассматриваться в двух различных аспектах: как способность (иными словами – креативность) или как мыслительный процесс. Об этом еще пойдет речь далее в нашей статье.

Важно отметить, что творчество – единственный вид деятельности, который одновременно использует три довольно необычных «инструмента» человеческого мозга: это воображение, фантазия и интуиция. Еще одно важное отличие творческой деятельности от репродуктивной заключается в том, что ценностью здесь обладает не только конечный результат, но и сам процесс такой деятельности.

личность и творчество философия

Кстати, проблемами творчества и творческого пути человека занимается отдельная отрасль философии – эвристика.

Проблема творчества: история исследований

Первые попытки изучения такого феномена, как творчество, начались еще в античные времена. Многие мыслители Древней Греции были уверены, что именно в этой деятельности заключается сама суть человеческого существования. При этом античные философы различали божественное и собственно человеческое творчество.

Но наиболее активный период исследования этой проблемы пришелся на прошлое столетие. На рубеже XIX-XX веков зародилась особая дисциплина – психология творчества. Она соединила в себе психологические, эстетические, философские знания и идеи.

Во второй половине ХХ века возник спрос на творческих и креативных работников, что дало новый импульс развитию данной научной дисциплины. В наши дни ею активно занимаются не только психологи, но и социологи, культурологи и даже экономисты. Все это лишний раз подтверждает тот факт, что роль творчества на нынешнем этапе развития человечества неуклонно растет.

Основные теории творчества

Зигмунд Фрейд, Карл Юнг, Альфред Адлер, Эрих Нойманн, Абрахам Маслоу – все эти ученые в большей или меньшей степени интересовались проблемой творчества.

творческий путь человека

Так, небезызвестный австрийский психолог Зигмунд Фрейд, автор теории психоанализа, полагал, что творчество является своеобразной сублимацией сексуальной энергии человека. А вот отец аналитической психологии Карл Юнг источниками творческого вдохновения считал архетипы коллективного бессознательного – генетически бесформенные структуры, которые приобретают форму в искусстве.

Любопытную теорию предлагает основатель индивидуальной психологии Альфред Адлер. По его мнению, творческим потенциалом изначально наделен каждый человек. Кроме того, теория Адлера рассматривает искусство как способ компенсации человеком своих личных недостатков и изъянов.

Гештальтпсихология рассматривает творческий путь человека как особый мыслительный процесс, в результате которого происходит объединение в единое целое разобщенных фактов, что, в свою очередь, приводит к так называемому «озарению». Согласно концепции Якова Пономарева, творчество – есть механизм и ключевое условие развития материи, образования ее новых форм и вариаций.

Творчество как процесс

Вот как отзывался о «творческом озарении» немецкий врач и физиолог Герман Гельмгольц еще в XIX веке:

«Эти счастливые наития нередко вторгаются в голову так тихо, что не сразу заметишь их значение, иной раз только случайность укажет впоследствии, когда и при каких обстоятельствах они приходили: появляется мысль в голове, а откуда она – не знаешь сам».

Именно по такой схеме рождались научные идеи и открытия в голове ученого.

этапы творческого пути

Творчество – это, прежде всего, мыслительный процесс, в результате которого те или иные идеи человека реализуются во внешнем мире. Можно выделить пять характерных особенностей любого творческого процесса:

  1. Созидательность. Любое творчество (за редкими исключениями) нацелено на создание нового, полезного и общественно значимого продукта.
  2. Спонтанность, оригинальность, нестандартность мышления.
  3. Тесная связь с подсознанием.
  4. Четко выраженная субъективность процесса, которая доставляет творцу чувство морального и духовного удовлетворения.
  5. Социальная ориентированность процесса. Любое творчество нуждается в оценке общества, причем эта оценка может быть как положительной, так и негативной.

Здесь стоит упомянуть о еще одном важном понятии – творческом пути. Под ним подразумевается самостоятельная практическая деятельность человека (художника, поэта, писателя, музыканта и т. д.) по созданию своих материальных или нематериальных ценностей (произведений). В более узком понимании творческий путь – это процесс постепенного раскрытия творческого потенциала того или иного деятеля искусства, состоящий, как правило, из нескольких этапов.

Этапы творческого пути

Разные исследователи предлагают свои градации стадий творческого процесса. Мы рассмотрим лишь три из них.

Советский психолог Яков Александрович Пономарев выделяет четыре последовательных этапа творческого пути:

  1. Подготовка (сознательная работа) – создает предпосылки для озарения и «зачатия» идеи.
  2. Созревание (бессознательная работа) – продвижение идеи в нужном направлении.
  3. Вдохновение (переход от бессознательной работы к сознательной деятельности) – «рождение» идеи, и ее поступление в сферу сознания.
  4. Развитие (сознательная работа) – окончательное оформление идеи и ее верификация.

Русский популяризатор науки Петр Энгельмейер рассматривал творческий процесс с точки зрения работы ученого-изобретателя и выделял всего три стадии такой деятельности. Это:

  • Рождение замысла (гипотезы изобретения).
  • Разработка схемы или плана.
  • Конструктивная реализация задуманного (не требует особого творчества).

П. К. Энгельмейер при этом говорил так:

«В первом акте изобретение предполагается, во втором – доказывается, в третьем – осуществляется. Первый акт определяет его телеологически, второй – логически, третий – фактически».

Еще один советский психолог П. М. Якобсон определил семь стадий творческого процесса. Вот они:

  • Интеллектуальная готовность к акту творчества.
  • Определение проблемы.
  • Зарождение идеи и формулировка задач.
  • Поиск решений этих задач.
  • Получение принципа изобретения (открытия).
  • Превращение принципа в схему.
  • Техническое оформление изобретения.

Основные типы

Какие виды творчества существуют в современном мире? Существует несколько классификаций. По одной из них, есть всего два основных вида творческой деятельности: практическая и духовная. Хотя данное разделение является достаточно условным.

Практическая творческая деятельность конкретная и прозаичная. Она помогает воплотить идею в реальность. И здесь, разумеется, не обойтись без определенных практических навыков и умений. Духовное творчество более глубокое и интересное для ученых, ведь оно с трудом поддается изучению. Этот вид творческой деятельности проходит исключительно в сознании человека. Причем сам творец не всегда контролирует этот процесс.

Существует и более развернутая классификация творческой деятельности. Согласно с ней, выделяются следующие типы творчества:

  • Художественное (сюда относится изобразительное искусство – скульптура, графика, живопись и т. п.).
  • Музыкальное и визуальное (эстрада, хореография, цирковое искусство, кинематограф).
  • Литературное (проза, поэзия, устное народное творчество).
  • Прикладное (архитектура, народные промыслы и прочее).
  • Научно-техническое.
  • Социальное.
  • Педагогическое.
  • Спортивно-игровое.
  • Политическое.

Отдельно стоит сказать о научном творчестве. Ведь именно оно по большому счету является локомотивом научно-технического прогресса и позволяет науке как таковой покорять все новые и новые вершины. Без творчества и креатива не обойтись ни одному ученому, будь то физик, педагог, географ или математик.

творчество в науке

Каким может быть творческий путь конкретного человека? И каким образом можно мотивировать его на творчество? Об этом пойдет речь далее.

Творчество и личность

Творчество можно рассматривать и как процесс взаимодействия личности с окружающей действительностью. Так, С. Л. Рубинштейн говорил следующее: «Производя изменения во внешнем мире, человек меняется сам». Советский психолог Борис Ананьев и вовсе считал, что творчество есть процесс объективизации внутреннего мира конкретного индивидуума. Еще дальше в этом вопросе пошел известный русский философ Николай Бердяев, заявив, что «личность – это творческий акт».

Выдающийся американский психолог и экономист А. Маслоу рассматривал творчество как инструмент самовыражения человека. При этом он настаивал на том, что способности к творческой деятельности являются врожденными, а не приобретенными. Подобные взгляды были и у Г. С. Альтшуллера. Он считал, что творческие способности есть у каждого человека, но чтобы их реализовать, необходимы определенные условия.

Мотивация творчества

Как начать творческий путь? Как мотивировать себя на творчество? В. Н. Дружинин на этот счет писал, что «творчество само себя стимулирует». Главное – создать правильную мотивацию.

Еще раз стоит напомнить, что творческие способности есть у любого человека, вне зависимости от его умственного развития. Но на деле далеко не у всех развивается потребность реализовать этот богатый и заложенный природой потенциал. Причины этого могут скрываться в неправильном воспитании, сдерживающих факторах окружающей среды, ограничениях и табу общества.

Сразу стоит оговориться, что мотивацию на творчество следует искать внутри себя. Человек должен сам захотеть делать что-либо новое и интересное. Творчество из-под кнута попросту невозможно.

Если же у вас случился «творческий застой» и вы не знаете, как из него выбраться, следуйте простым рекомендациям:

  • Включите свою любимую музыку.
  • Прочитайте хорошую книгу или посмотрите качественный фильм.
  • Поспите (иногда хорошие идеи приходят в голову после полноценного сна).
  • Смените обстановку, совершите небольшое путешествие.
  • Думайте только о позитивных вещах.

По убеждению многих психологов, эти нехитрые советы помогут вам вернуться в свою творческую колею и продолжить работу со свежей головой и новыми силами.

Творчество академическое и народное

Творчество бывает профессиональное (академическое) или примитивное (народное). Здесь все предельно просто. Академизм в творчестве – это следование четким и общепринятым правилам и нормам, которым обучают в специальных вузах, академиях и консерваториях. Ниже представлен пример академизма в живописи.

что такое творчество

Народное творчество, напротив, не приемлет никаких правил. Оно свободно и независимо в своей наивности. Оно примитивно, но не поверхностно. Народные мастера, как правило, не имеют специального образования и творят по наитию сердца. Вот, например, ниже размещен рисунок известного представителя народного искусства – украинской художницы Марии Примаченко.

народное творчество

Народное творчество имеет несколько подвидов. В их числе:

  • Примитивное (наивное) искусство.
  • Декоративно-прикладное искусство.
  • Народный фольклор.
  • Художественная самодеятельность.
  • Любительское (бытовое) творчество.

Лечение творчеством

Творчеством, оказывается, еще и лечат различные болезни и недуги. Арт-терапия – один из популярных сегодня методов психотерапии, соединяющий в себе традиционное лечение и творчество. Она позволяет человеку разрешить внутренние конфликты, уменьшить стресс, повысить самооценку и устранить поведенческие девиации. Автором данного метода считается художник Адриан Хилл. Впервые его начали применять в середине прошлого века в США и Англии.

лечение творчеством

В наши дни арт-терапия широко и эффективно используется в следующих случаях:

  • Отклонения в развитии у детей.
  • Психоэмоциональные расстройства (депрессии, навязчивые синдромы, панические атаки и т. д.).
  • Восстановление после тяжелых и длительных заболеваний, травм.
  • Борьба с вредными привычками и зависимостями.

В терапевтических целях чаще всего используются такие виды творческой деятельности, как живопись, скульптура и музыка.

В заключение…

Творческая деятельность, хоть и предусматривает наличие определенных навыков и способностей, доступна абсолютно всем без исключения людям. Не умеете рисовать, нет музыкального слуха или литературного таланта? Не беда! Есть множество других сфер жизни, где можно реализовать свой скрытый потенциал, – это наука, педагогика, политика, спорт. Найдите свою стезю в творческой жизни и добивайтесь успеха, создавайте что-то новое и оригинальное, получая небывалое удовольствие от процесса.

fb.ru

2. Основные этапы процесса художественного творчества

Проблема субъектно-объектных отношений в художественном творчестве заключается не только в том, чтобы установить преемст­венную связь объекта и предмета искусства. Необходимо выявление этой связи во всей полноте и конкретности.

В процессе взаимодействия с жизнью, отражения событий, людских судеб и переживаний, чаяний и надежд в сознании и чув­ствах художника в общем абрисе постепенно возникает то, что бу­дет воспроизведено в художественном сочинении. Художник на­чинает изучать или «подмечать» какие-либо объекты с одной или нескольких сторон. Это выделение объектов или их сторон, прояв­лений является продуктом активного сознания, чувственной дея­тельности и оказывает обратное воздействие на сознание и психи­ку художника. В результате возникает так называемое художе­ственное видение, которое в полной мере еще не является мышлением в образах, оно есть лишь цепь представлений, размы-

{170}

шлений художника. В художественном видении накапливается предварительный материал, заготовки, зафиксированные в па­мяти художника, а нередко в набросках, записных книжках и т. п.

В беседе с начинающими писателями А. М. Горький расска­зывал: «Материал накапливается так же, как у всех. Вы идете по улице и видите фигуру, которая отличается от всех фигур. Не бывает, чтобы вы обратили внимание на каждое лицо толпы, ми­мо которой вы идете. Вы видите бесконечное количество людей, но два-три лица почему-то останавливают ваше внимание. Ваша память фиксирует эти черточки, может быть, фиксирует нео­бычный или смешной чем-то костюм, может быть позу, может быть походку, может быть черты лица. Вы не отдаете себе отчета, а механически воспринимаете впечатления; забываете о них. Но когда нужно, ваша зрительная память приходит вам на помощь, и вы черпаете из запасов этих мелких впечатлений нужное вам лицо. Это обычный процесс накапливания опыта». (Горький М. Собр. соч. В 3-х тт. Т. 26.— М., 1949-1956.— С. 87-88).

«Художественное видение» — условный термин, обозначае­мое им не следует отождествлять с художественным мышлением как принципом творчества. На уровне художественного видения возникают, фиксируются образы-представления, но не художест­венные образы. Вместе с тем его не следует понимать лишь как «ме­ханическое» созерцание. Под широким понятием «художественное видение» разумеется и созерцание, пронизанное художническим удивлением перед необычным в обыкновенном, и осмысление со­циальной значимости фактов и событий, и возникновение размы­шлений, волнений, еще не оформленных в некоторую целостность. «Поэтическое видение, — писал Г Флобер, —… рождает радость, точно в небе что-то растет. Иногда видение нарастает медленно, по кусочкам, как различные части расставленной декорации, но так же часто оно бывает внезапно и подобно галлюцинациям в гипнотичес­ком сне» (История эстетики: Памятники мировой эстетической мыс­ли. В 5-и тт. Т. 3. — М., 1962-1970. — С. 656). Рождается «радость, точно в небе что-то растет», — под этими словами Г. Флобера следует понимать обретение художником высшей доминанты творчества — вдохновения.

Поскольку художественное видение — это отражение объек­тивно существующего, оно всегда непосредственно соотносится с объектом.

Субъективная же опосредованность этого отражения, эсте­тическое осмысление объекта обусловливает становление того, что в общем абрисе находит выражение в замысле. Замысел — это первичная организация накопленного жизненного материала че­рез выявление центральной художественной идеи, проблемы, ин-

{171}

триги, а также наметки предварительной структуры будущего со­чинения. Этим можно обозначить первый этап художественного процесса.

Второй этап характеризуется операциями уже не с внешни­ми объектами, а с их идеальным сознанием в памяти, душе худож­ника и представляет собой собственно творчество, мышление в образах, сочинение. Обращение к памяти, образам-представлени­ям Ж.-П. Сартр называет «квазинаблюдением», из которого посте­пенно складывается предмет отображения. Содержательную пол­ноту художественной деятельности на этом этапе можно обозна­чить понятием идеальный предмет, рождающийся в сознании художника посредством мышления в образах. Идеальный предмет шире замысла, то есть первоначального плана в форме цели, наме­рения, побуждения. Замысел создает ядро, проформу, на базе ко­торой развивается творчество, а идеальный предмет искусства — все то, что развертывается в процессе воображения, в чем реали­зуется замысел и что уже на третьем этапе творчества должно стать содержанием произведения.

Становление идеального предмета творчества по-разному осуществляется в разных случаях у разных художников. Но общим является то, что в произведении воплощается именно идеальный предмет, возникающий и развертывающийся в сознании художни­ка. «Это полное воплощение в плоть, это полное округление характе­ра, — признается Н. В. Гоголь, — совершалось у меня только тогда, когда я заберу в уме своем весь этот прозаический дрязг жизни, ког­да содержа в голове все крупные черты характера, соберу в то же время вокруг его все тряпье до малейшей булавки, которое кружит­ся ежедневно вокруг человека, словом — когда соображу все от мала до велика, ничего не пропустивши» (Гоголь Н. В. Собр. соч. В 8-и тт. Т. 7. — М., 1984 — С. 451).

Процесс возникновения идеального предмета отображения так схематично описывает И. С. Тургенев: «Я встречаю, например, в жизни какую-нибудь Феклу Андреевну, какого-нибудь Петра, ка­кого-нибудь Ивана, и представьте, что вдруг в этой Фекле Андреев­не, в этом Петре, в этом Иване поражает меня нечто особенное, то, че­го я не видел и не слышал от других. Я в него вглядываюсь, на меня он или она производит особенное впечатление; вдумываюсь, затем эта Фекла, этот Петр, этот Иван удаляются, пропадают неизвестно куда, но впечатление, ими произведенное, остается, зреет. Я сопос­тавляю эти лица с другими лицами, ввожу их в сферу различных действий, и вот создается у меня целый особый мирок… Затем, не­жданно-негаданно является потребность изобразить этот мирок и я удовлетворяю этой потребности с удовольствием, с наслаждени­ем» (Русские писатели о литературном труде. Л., 1955. Т. 2. С. 755).

{172}

Даже в пейзажной живописи, которая кажется на первый взгляд непосредственным изображением природы, творческий процесс является воспроизведением идеального предмета, возни­кающего в сознании художника в результате его отношения к ок­ружающему миру. И. К. Айвазовский писал: «Человек, не одарен­ный памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим ап­паратом, но истинным художником — никогда. Движение живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны — немыслимо с натуры. Для этого художник и дол­жен запоминать их и этими случайностями, равно как и эффекта­ми света и теней, обставлять свою картину. Сюжет картины слага­ется у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта; сделав на­бросок на клочке бумаги, приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нем кистью. (…) Удале­ние от местности, изображаемой на моей картине, заставляет лишь явственнее и живее выступать все ее подробности в моем во­ображении» (Очерки о жизни и творчестве художников середины XIX в.— М., 1958.— С. 432).

Любая картина, написанная художником с натуры, отобража­ет не столько натуру, непосредственно видимую художником во вре­мя работы над этой картиной, сколько комплекс представлений, объ­ект-гипотез, накопленный художником в предыдущем опыте. И дело здесь не в том, что всякий акт непосредственного контакта с натурой имеет субъективную окраску, а в том, что натура, прежде чем вопло­титься в произведении, проходит через сознание, то есть в идеаль­ном виде входит в предмет отображения. В любом художественном образе воплощается то, что прошло через сознание творца, что пере­жито, понято, прочувствовано им. И в этом — «секрет» самовыраже­ния художника, ведущая роль его фантазии.

Однако творческая фантазия — отнюдь не голое сочини­тельство. То, что она обладает широкой свободой, подчиняется тайным склонностям сердца, это верно. Вместе с тем, у настояще­го художника воображение всегда рождается из реального чувст­ва. Здесь возникает интересная и важная проблема соответствия объективно-фактического и субъективно-оценочного в предмете искусства и в художественном произведении. Обязательность та­кого соответствия в творчестве отмечают сами художники. Инте­ресно в этой связи вспомнить историю романа «Воскресение» Л. Н. Толстого.

Вначале тема, с которой Л. Н. Толстого ознакомил знамени­тый русский адвокат А. Ф. Кони, очень заинтересовала писателя. Но было бы наивным полагать, будто для большого художника до­статочно одной темы и при наличии мастерства ему не составит

{173}

труда оформить ее в произведение. Необходимо сжиться с темой, не просто понимать ее важность и иметь о ней знание, но и прочув­ствовать ее. Иначе говоря, — внутренне, художественной интуи­цией обрести смысл темы, пережить его. Вот почему Л. Н. Толстой, узнав о теме и высоко оценив ее, все-таки заметил: «Писать голо­вой очень хочется и знаю, что нужно, а не могу — сердцем не тя­нет…» (Толстой Л. Н. О литературе.— М., 1955.— С. 230). Потребова­лось огромная внутренняя работа «головой и сердцем», чтобы жиз­ненный материал будущего романа имел полное соответствие авторским идеалам и переживаниям. Свой принцип творчества Л. Н. Толстой излагает так: «Истинное художественное произведе­ние — заразительное — производится только тогда, когда худож­ник идет — стремится. В поэзии эта страсть к изображению того, что есть, происходит оттого, что художник надеется, ясно увидав, закрепив то, что есть, понять смысл того, что есть» (Там же). По­нять смысл означает в творчестве не только иметь знание о том, что будет воспроизведено в произведении, но и обрести художест­венную идею.

Процесс возникновения в сознании художника предмета отображения не обязательно должен быть связан с непосредствен­ным видением объекта. Чаще всего они значительно отдалены во времени, а нередко художник обретает этот предмет, отталкива­ясь от каких-либо сведений, на основе воображения, опосредования, реконструирования. Особенно это показательно в тех много­численных случаях, когда объекты удалены от художника или су­ществовали в далеком прошлом и недоступны непосредственному чувственному восприятию. Объективная сторона предмета отоб­ражения может быть представлена в творчестве не обязательно фактами и событиями, которые непосредственно воспринимал ав­тор. Она может складываться благодаря тем отпечаткам, которые сохраняются как воспоминания о чувственных впечатлениях, или из разрозненных знаний, ассоциаций, представлений, которые си­стематизируют, дополняют, оживляют воображение. А. С. Пушкин не был очевидцем событий времен хана Гирея, но имел представ­ление о них.

Бахчисарайский фонтан, по признанию поэта — разбудил его воображение.

Вспоминая об этом, А. С. Пушкин писал:

Скажи, Фонтан Бахчисарая!

Такие ль мысли мне на ум

Навел твой бесконечный шум,

Когда безмолвно пред тобою

Зарему я воображал

Средь пышных опустелых зал…

{174}

Реконструирование действительности в воображении отно­сится не только к художественному воссозданию картин прошлого, очевидцем которых художник не мог быть (например, «Последний день Помпеи» К. П. Брюллова, «Я пришел дать вам свободу» В. М. Шукшина или «Хованщина» М. П. Мусоргского), – это скорее можно назвать общей закономерностью художественного творчест­ва. С натяжкой можно говорить как об исключении из правила вос­произведение сиюминутного непосредственного восприятия дейст­вительности в пейзажной и портретной живописи, скульптуре.

Но в любом случае «отдаленность» жизненного материала от предмета непосредственного отображения преодолевается тогда, когда художник «вживается» в образы, которые становятся его твор­ческой жизнью, судьбой. «Я часто сильнее чувствую не пережитое мною действительно, — вспоминал Л. Н. Толстой, — а то, что я писал и переживал с людьми, которых описывал. Они сделались также мо­ими воспоминаниями, как действительно пережитое» (Гольденвей­зер А. Б. Вблизи Толстого.— М., 1959.— С. 161). И. С. Тургенев однаж­ды сказал П. А. Кропоткину: «Вот приедем домой, я покажу вам днев­ник, где я записал, как я плакал, когда закончил повесть смертью Базарова» (Кропоткин П. А. Записки революционера.— М., 1966.— С. 394). О высокой интенсивности и глубине «сопереживания» писал П. И. Чайковский в письме к брату: «Самый же конец оперы («Пиковая дама» — С. Т.) я сочинял вчера перед обедом и, когда дошел до смерти Германна и заключительного хора, то мне до того стало жаль Германна, что я вдруг начал сильно плакать. Это плакание продол­жалось ужасно долго и обратилось в небольшую истерику приятного свойства, то есть плакать мне было ужасно сладко. Оказывается, что Германн не был для меня только предлогом писать ту или иную му­зыку, а все время настоящим, живым человеком, притом очень мне симпатичным» (Чайковский П. И. Письма к близким.— М., 1955.— С. 447-448).

Еще более поразительно признание Г. Флобера: «… меня увлекают, преследуют мои воображаемые персонажи, вернее, я сам перевоплощаюсь в них. Когда я описывал отравление Эммы Бовари, у меня во рту был настоящий вкус мышьяка, я сам был так отравлен, что у меня два раза подряд сделалось расстройство желудка самое реальное» (Флобер Г. Собр. соч. В 5-и тт.— М., 1956.— С. 275).

О глубоком сопереживании в творческом процессе писали многие художники, писатели, композиторы; по-видимому, об этом может сказать любой, кто занимается художественным творчест­вом. Предпосылку вживания в образ составляют ясные представле­ния о лицах и обстоятельствах. Исходя из своих представлений о ха­рактере, художник может понять пружины внутреннего механизма

{175}

действия и предугадать поступки или слова, которые необходимо проистекают из данных положений. Чем глубже он постигает чу­жую душу, тем увереннее и изобретательнее становится его вообра­жение при описании душевных состояний. Причем подобное пости­жение предмета, как правило, вызывает состояние высшего воз­буждения, озарения, когда осознанное и бессознательное, рациональное и эмоциональное сливаются воедино и служат побу­дительным импульсом к творчеству. Нередко возникают такие си­туации, о которых пишет И. А. Гончаров: «… лица не дают покоя, пристают, позируют в сценах, я слышу отрывки их разговоров — и мне казалось, прости господи, что я это не выдумываю, а что это носится в воздухе около меня и мне только надо смотреть и вдумы­ваться» (Гончаров И. А. Собр. соч. В 8-и тт. Т. 8.— М., 1952.— С. 140). Достичь слияния с предметом творчества непросто. Чтобы оно осу­ществилось, требуется не только умение размышлять о предмете, знать его, но и проникнуться его жизненной логикой, смыслом, обре­сти особый внутренний настрой, такое состояние, когда возникает слитность интеллекта и чувств в переживании.

Жизненный материал отбирается и, главное, осмысливается, как правило, в созвучии с внутренним миром художника. Истории Дубровского, Гринева были подсказаны А. С. Пушкину, а не воспри­няты им непосредственно как материал, но они были созвучны его собственным идеалам и переживаниям.

Известно, что Л. Фейхтвангер, мастер исторического романа, этого «беспристрастного» на первый взгляд жанра, усматривал в со­держании своих книг средство для «выражения собственных пере­живаний». Писатель, который пишет серьезный исторический ро­ман, считал он, идет созвучия исторического материала идейным ве­яниям современности, «он хочет изобразить современность… ищет в истории не пепел, а пламя» (Фейхтвангер Л. Лисы в винограднике. — М., 1959.— С. 694).

Седьмая «Ленинградская» или одиннадцатая симфонии Д. Шостаковича посвящены событиям, в которых автор не принимал непосредственного участия, но эти произведения, наполненные глу­боким гражданским пафосом и выразительностью, свидетельствуют о соответствии их тематического содержания личным переживани­ям композитора.

Большую роль в процессе возникновения и развертывания идеального предмета творчества играют идеалы, вкусы, симпатии и, антипатии художника. Понятно, что д’Артаньян побеждает своих противников не только потому, что ловко владел шпагой, а потому, что был вооружен сверхмощным «оружием» — симпатией автора. «Ничто в такой степени не возбуждает умственную деятельность, — писал М. Е. Салтыков-Щедрин, — не заставляет открывать новые

{176}

стороны предметов и явлений, как сознательные симпатии и антипа­тии. Без этой подстрекающей силы художественное воспроизведе­ние действительности было бы только бесконечным повторением описания одних и тех же признаков» (История эстетики: Памятники мировой эстетической мысли. Т. 4. Первый полутом.— С. 364) Прав­да, симпатии и антипатии могут быть и источником всевозможных преувеличений и даже искажений действительности. Но от этого ху­дожника должно предостеречь чувство меры, необходимость соот­ветствия, адекватности объективного и субъективного.

Преувеличение в рамках этой меры и соответствия вполне до­пустимо как заострение наиболее показательных сторон жизни. Художественное отражение сквозь призму симпатий и антипатий М. Е. Салтыков-Щедрин называл законом, «в силу которого писа­тель-беллетрист не может уклониться от необходимости относить­ся к действительности под определенным углом зрения» и этот за­кон «остается непререкаемым, и избегнуть его имеет право лишь тот, кто в то же время заявляет право на полное невнимание публи­ки» (Там же. С. 365).

Роль симпатий и антипатий в процессе творчества не только значительна, поскольку именно в них действенно концентрирует­ся позиция субъекта отражения и творчества (мировоззрение, этический кодекс, эстетические идеалы, взгляды, вкусы и т. п.), но и достаточно сложна. Их проявление не сводится лишь к эмоцио­нальной оценке фактов и событий. В действительности симпатии и антипатии в своей конкретной содержательности предполагают и определенные знания, понимание жизни, и социальные стерео­типы оценок, и совокупность различного рода ассоциативных представлений, составляющих, как известно, один из непремен­ных элементов художественного мышления. В частности, так на­зываемые «симпатические ассоциации» связаны с представлени­ем о добром и злом, справедливом и несправедливом, полезном и вредном, радостном и печальном. Они также не сводятся к про­стым эмоциональным реакциям, они близки к мыслительному про­цессу и являются причиной одухотворения предмета художест­венного отображения.

Следовательно, субъективное начало в творчестве содержит в себе определенную авторскую концепцию жизни, совокупную идей­но-эмоциональную оценку фактов и явлений. Эта оценка осуществ­ляется с помощью многообразных художественных средств, прису­щих различным видам искусства.

Определяя предмет искусства как результат и продукт осо­бых субъектно-объектных отношений, как переживания художни­ков, как эстетическое, следует иметь в виду еще одну его особенность применительно к процессу художественного творчества. В произве-

{177}

дении искусства воссоздается предмет, который не существует в го­товом виде до процесса художественного творчества. Его можно пол­ностью очертить только после завершения творческого процесса. Художественная реальность постоянно «всплывает» в сознании творца, развивается и получает завершение с последней точкой ху­дожественного произведения. При этом структура развертывания предмета отображения определяет структуру художественного произведения и тем самым обеспечивает жизненную динамику ху­дожественных образов.

Предмет отображения иногда «выкристаллизовывается» в со­знании творца еще до процесса воплощения его в произведении. Но это происходит редко и может встречаться в творчестве малых форм преимущественно статических видов искусства, или же в замысле, когда предмет дан творцу лишь в общих чертах и не развернут пол­ностью. Огромные, невероятные усилия памяти и воображения тре­буются для того, чтобы удержать в сознании в один момент весь предмет отображения, скажем, «Тихого Дона» М. А. Шолохова. Но такие усилия и не нужны, поскольку есть возможность постепенно и полностью развернуть предмет отображения в процессе создания художественного произведения с помощью особых приемов и худо­жественных средств. В этом процессе художественная реальность сочиняется, формируется, видоизменяется, «дошлифовывается» нередко множество раз.

Особыми средствами и приемами развертывания предмета отображения и одновременно воплощения его в содержание произ­ведения являются сюжет и фабула. Сюжет — конкретная совокуп­ность и последовательное развитие событий, поступков, пережива­ний, воплощаемых в произведении. Различают сюжет первичный — сюжет — источник, подмеченный автором в реальной действитель­ности, связанный с объектом отражения — судьбами и переживани­ями людей, и сюжет вторичный, производный, осуществляемый в предмете отображения и становящийся содержательной канвой произведения С помощью сюжетосложения или развертывания сю­жета художнику не нужно держать в уме весь предмет отображе­ния: описывая данное событие или переживание, он имеет в виду лишь связь с предыдущим и еще не выявляет будущее событие. За­тем переходит к следующему эпизоду, связывая его с описанием, за­тем к следующему и т. д. Так складывается единая сюжетная линия и в этом отношении сюжетосложение подобно мелодии: звучит сию­минутная нота, прошлая осталась в памяти, а следующая еще не звучит, в целом же все ноты составляют единое содержание.

Переход от первичного сюжета к вторичному осуществля­ется через фабулу, возникающую вместе с замыслом как сюжетная схема событий, поступков, ситуаций. Пока произведение не

{178}

создано, речь может идти только о фабуле как мысленном костяке будущего сюжета. Сюжет и фабула в самом произведении на­столько слитны, что некоторые исследователи отказываются их различать и даже не без основания полагают, что понятие фабулы не помогает анализу произведения, а лишь осложняет его. Воз­можно при анализе произведения различение сюжета и фабулы вносит определенное «осложнение», однако при исследовании процесса творчества оно необходимо. Фабула включает в себя ху­дожественную интригу, проблему, сцепление ситуаций, общий план развития характеров и обстоятельств, подчиняет себе ком­позицию. Фабула и сюжет в известном смысле могут различаться также ответами на вопросы, соответственно «о чем» и «что» рас­крывается в произведении.

Писатель вводит фабульность в развертывание сюжета, исхо­дя из определенного художественного замысла образно поведать «о чем-то», а в сюжете это перерастает во «что-то» М. А. Шолохов в рассказе «Судьба человека» поведал не просто о жизненных путях Андрея Соколова, описал не факты его биографии, а художественно вылепил образ русского солдата, его стойкость, мужество и человеч­ность. Перед читателем как бы предстает живой человек, а не просто рассказ о нем. Эту характерную особенность искусства хорошо ил­люстрирует четверостишие С. Я. Маршака:

О чем твои стихи? — Не знаю, брат.

Ты их прочти, коли придет охота.

Стихи живые сами говорят,

И не о чем-то говорят, а что-то.

Фабула как развертывание сюжета для создания художест­венного эффекта служит переводу предмета отображения в содер­жание произведения.

При этом можно наблюдать в определенной мере растворение фабулы в сюжете и художественную заостренность сюжета в фабу­ле. Через фабулу раскрывается психология творчества, художест­венное мастерство.

Более или менее четко можно различать сюжет и фабулу обычно в литературных произведениях. Применительно, например, к живописи, скульптуре, архитектуре и вообще к статическим ви­дам искусства никогда не скажут: фабула «Утра стрелецкой казни» В. И Сурикова, фабула «Капризов памяти» Сальвадора Дали или Венеры Милосской. Еще труднее это понятие применить к портре­там, пейзажам, натюрмортам. Сюжетом живописных, скульптур­ных созданий оказывается то, что разом охватывает глаз, что на ог­раниченном пространстве происходит одновременно Здесь слива­ются «о чем» и «что», и поэтому отпадает различение сюжета и фабулы. Однако в аспекте творческого преобразования предметов

{179}

отображения в содержание произведения и у живописцев, и в лю­бом виде искусства, можно выявить соотносимость фабулы и сюже­та в художественном пространстве и времени.

Большую роль при этом играет такой всеобщий художествен­ный прием, как композиция, а также арсенал других средств, при­емов, материалов.

Сочинение как творческий процесс является переработкой ма­териала познания, жизненного опыта, мыслей и чувств при посредст­ве продуктивного воображения и художественного мастерства.

В творческом процессе развертывается художественная реальность, которая отличается от объективной реальности не только духовным содержанием, но и эстетической сущностью. Сочинение является специфическим художественным способом творческой переработки материала действительности. Оно дает художнику преимущества максимального выявления субъек­тивного отношения к изображаемому, свободы творческой дея­тельности.

Сами по себе объекты художественного отражения не подле­жат видоизменению в процессе творчества. Художник имеет воз­можность свободно оперировать, изменять и комбинировать лишь в рамках идеального предмета искусства в соответствии с замыслом, требованиями собственного эстетического идеала, художественного вкуса, концепции жизни. Именно благодаря такой «способности» идеального предмета искусства у художника возникает возмож­ность творить новую, художественную реальность, не совпадающую полностью с объективной реальностью, и в то же время живо воспро­изводить правду жизни.

Сочинение произведения — это средство преодолеть пере­живаемое, объективировать его. Сущность такого преодоления Гете усматривал в том, чтобы то, что его радовало или мучило и занимало каким-либо образом, превратить в образ, стихотворе­ние и через это разделаться со своим «я». После создания произ­ведения автор испытывает чувство удовлетворения, облегчения и… опустошенности, грусти от расставания со своими героями, от того, что упоение творчеством осталось позади. О своем романе «Давид Копперфилд» Ч. Диккенс писал. «Возможно читателю не слишком любопытно узнать, как грустно откладывать перо, когда двухлетняя работа воображения завершена; или что автору чу­дится, будто он отпускает в сумрачный мир частицу самого себя, когда толпа живых существ, созданных силой его ума, навсегда уходят прочь» (Диккенс Ч. Собр. соч. В 30-и тт. Т. 15 — М., 1957-1963.— С. 5.). Но «Я» настоящего художника снова обретает поэти­ческое видение жизни, возникает вдохновение, подвигающее его к творчеству, созданию новых произведений

{180}

ЛИТЕРАТУРА

Афасижев М. Н. Западные концепции художественного творчества. Изд. 2- е.— М, 1990.

Воробей Ю. Д. Диалектика художественного творчества.— М., 1984.

Громов Е. С. Природа художественного творчества.— М., 1986.

Еремеев А. Ф. Границы искусства: социальная сущность художественного творчества — М, 1987.

Титов С. Н. Искусство: объект, предмет, содержание.— Воронеж, 1987.

Художественное творчество и психология.— М., 1991.

{181}

studfile.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о