Из чего делали чернила летописцы: Из чего делали черные чернила в древней руси. История создания чернил

Содержание

Из чего делали черные чернила в древней руси. История создания чернил

Затопляев Иван

Исследовательская работа «Эти удивительные чернила» с описанием опыта изготовления чернил по древнему рецепту.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Муниципальное образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 45

Тракторозаводского района Волгограда

Школьный конкурс исследовательских работ

и проектов школьников «Я исследователь»

Направление: «Окружающий мир»

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

Эти удивительные чернила

Руководитель: Дубрасова Наталия Анатольевна,

учитель первой квалификационной категории

Обучающийся: 4 «Г» класса

Затопляев Иван Александрович

Волгоград 2013

Введение …………………………………………………………………….3

  1. История возникновения чернил…………………………………………4

2. Немного о чернильнице…………………………………………………7

  1. Интересные факты о чернилах …………………………………………8
  1. Рецепты чернил………………………………………………………….
    8

4.1 Чернила из чернильных орешков……………………………….9

4.2. Чернила из каштанов……………………………………………9

4.3. Чернила из бузины………………………………………………9

4.4. Чернила из кожуры грецких орехов……………………………9

4.5. Чернила из танина……………………………………………….9

4.6. Канцелярские ализариновые чернила…………………………9

4.7. Ализариновые чернила по Леонгарди ……………………….10

4.8. Чернила из анилина……………………………………………10

  1. Эксперимент……………. ……………………………………………..10

Заключение…………………………………………………………………….11

Литература …………………………………………………………………11

Введение

Однажды, прочитав задание в учебнике по «Литературному чтению» про летописца, который готовил чернила из старых ржавых гвоздей, кваса, меда, кислых щей, чернильных орешков (наросты на дубовых листьях), я заинтересовался, как же на самом деле раньше их делали. Я решил узнать историю чернил, их разновидности и рецепты. У меня появилась гипотеза, что чернила можно сделать самостоятельно в домашних условиях.

И я решил попробовать изготовить древние чернила, которыми писал свои стихи А. С. Пушкин, тем более что все составляющие этих чернил можно найти и в наше время.

Цель исследования: изучить историю происхождения, способы изготовления, виды чернил, найти интересные факты о чернилах, проверить свою гипотезу о возможности самостоятельно изготовить чернила.

Задачи:

  1. Изучить информацию по данной теме с помощью литературы и интернет-ресурсов.
  1. Изготовление чернил в домашних условиях.

Объект исследования: сведения о чернилах.

Предмет исследования: изготовление чернил в домашних условиях.

Методы исследования: сбор и анализ информации, эксперимент.

Инструменты исследования: компьютер, Интернет, печатные издания, материалы и вещества для изготовления чернил.

1. История возникновения чернил

Трудно встретить человека, который не пользовался бы чернилами и не знал, что это такое. Но многие ли из нас знают историю возникновения, химический состав чернил, процесс производства.

Чернила появились тогда, когда у человечества появилась необходимость записывать что-то на бумаге. Тогда люди разных народов изобретали свои чернила, чтобы сохранить свою историю для будущих поколений.

Самый древний рецепт чернил, найденный археологами, принадлежит древним египтянам. Задолго до нашей эры они использовали для письма смесь золы от сжигания корней папируса и раствора камеди – клейкого густого сока акации или вишни. Такой же состав использовался в Китае 2,5 тыс. лет назад. Китайские чернила были смесью сажи со смолами, растворенными в щелочах. Правильнее будет назвать такие чернила тушью. Эта тушь имела весьма существенный недостаток: со временем она становилась ломкой и отскакивала от бумаги на сгибах. Кроме того, Она была довольно густой и плохо стекала с пера. Возможно, именно поэтому на Востоке предпочитали рисовать иероглифы кисточкой.

В античные времена люди делали чернила из… каракатиц. У каракатиц и их двоюродных братьев осьминогов есть особый чернильный мешок, из которого животные в минуту опасности выпускают «чернильную бомбу» — для маскировки.

Чернильные мешочки сушат на солнце, толкут, добавляют щелок и нагревают, потом добавляют серную кислоту, опять сушат и прессуют. Получается сепия, которая широко используется художниками до сих пор. Наверное, это самые древние в мире чернила, им 100 миллионов лет!

В Европе чернила появились значительно позже. В ІІІ веке до н.э. в Греции и Риме применялось несколько типов чернил. Красные, «придворные», использовались для государственных документов и строго охранялись стражей. Черные делались из сажи, плодовых косточек, древесного и костяного угля.

Из пурпура и киновари в Древнем Риме делали красные «придворные чернила», которыми писались только государственные документы. Процесс получения пурпура был очень трудоемким. Сначала собирали буквально сотни тысяч, миллионы раковин.

В Южной Италии сохранилась «ракушечная гора», состоящая почти целиком из раковин моллюска брандариса. Из раковин извлекали тела моллюсков и помещали в соленую воду. Затем три — четыре дня вялили на солнце, потом варили, а в результате из каждых десяти тысяч моллюсков получали. .. всего один грамм краски! Скорее всего это стало известно после того, как в 19 веке немецкий химик П. Фридке воспроизвел древний пурпур. Переработав 12 тыс. моллюсков, он извлек 1,5 гр. красящего вещества. По приблизительному подсчету 1 кг. пурпура должен был стоить 45 тыс. золотых марок. По видимому, не яркость и красота, а цена красителя вызывала восторг придворных.

Сложная технология получения краски и высокое ее качество (окрашенные пурпуром ткани не выцветали по 200 лет) обуславливали исключительную дороговизну пурпурных красок и, соответственно, чернил. По понятным причинам широкое распространение получил совершенно иной вид чернил. Сначала это была черная краска, которая применялась и в живописи и для письма. Древнеримские художники делали чернила из плодовых косточек, виноградной лозы, мягкой древесины, сажи, древесного и костного угля.
А красные чернила считали в те времена священными: писать ими мог только император. Родился даже императорский указ, запрещавший пользоваться красными чернилами за пределами императорского двора под страхом смертной казни. Эти чернила были очень дороги, их стерегла специальная стража.

На Руси таких строгостей, связанных с красными чернилами, не было. Их делали из насекомых червецов, которых толкли в порошок. Красные чернила были для наших предков очень нужны. Почему? Потому что в XI-XIII веках монахи переписчики книг не разделяли слова при письме, все писалось сплошным текстом. Читать такое было сложно. Поэтому все разделы в книге отмечали красной буквой, часто нарисованной в виде картинки. Это облегчало чтение. Отсюда и пошло понятие «красная строка» — абзац.

Очень красивы были золотые и серебряные чернила, их чаще всего применяли для оформления религиозных книг. Но применение золота и серебра для изготовления чернил вовсе не было из ряда вон выходящим. Византийские и русские переписчики растирали мед с тонкими золотыми и серебряными листочками, потом мед вымывали, а нарядные золотые и серебряные буквы остались. В библиотеке Упсальского университета в Швеции хранится «серебряная библия», которой более полутора тысяч лет.

Она написана серебряными чернилами на красном пергаменте.

Самый древний русский рецепт чернил — сажа с камедью (вишневым клеем), разведенная на обыкновенной воде. Это так называемые «копченные чернила». ХV век дал новый рецепт — «вареные чернила» — чернила из отвара коры дубильных растений. Для их изготовления использовали корни ольхи, ореховую или дубовую кору. Из этого варили чернильное сусло и опускали в него куски железа. Для упрочнения чернил добавляли камедь (вишневый клей), а для снижения вязкости — квасцы, имбирь и гвоздику.

В ХVIII веке появился железный купорос, который стали использовать вместо кусков ржавого железа, что резко повысило скорость приготовления чернил, которые на Руси стали называть «чернила добрыя».

Известно также несколько экзотических рецептов чернил, и среди них- каштановые — из отвара кожуры зеленых каштанов, из спелых ягод бузины и кожуры грецких орехов. Делались чернила и из черники. «Указ о черниле черничном» сохранился в рукописи ХVI- ХVII веков.

Но такие чернила давно уже стали историей. На смену им пришли чернила из орешков-галлов, покрывающих листья дуба. Это наросты на листьях и ветвях, в которых живет личинка насекомого орехотворки. Из орешков-галлов выжимали сок, смешивали с железным купоросом, добавляли немного клея – получались стойкие чернила с красивым отблеском. Сохранившиеся рукописи, написанные этими чернилами, выглядят так, будто они только что вышли из-под пера. Но у таких чернил был и недостаток: написанное можно было прочесть только спустя 10-12 часов, а до этого текст был бесцветным.

В 1847 году профессор Рунге приготовил чернила из экстракта кампешевого (сандалового) дерева, которое широко распространено в тропиках. Сок этого дерева содержит химическое вещество гематоксилин, которое при окислении превращается в пигмент фиолетово-черного цвета. Американский вариант чернил получил большое распространение, особенно в качестве школьных чернил. Лучшим сортом отечественных кампешевых чернил были глубоко-черные чернила «Пегас».

В 1885 году саксонский учитель Леонгарди совершил переворот в «чернильном деле». Он изобрел ализариновые чернила. Они также были галловые, но не бесцветно-мутные, а интенсивно сине-зеленые. На бумаге они переходили в глубокий черный цвет. Это достигалась с помощью краппа – продукта особой обработки корней восточного растения марены. Позднее крапп заменили синтетическими красителями, а чернильные шарики — танином или галловой кислотой. Однако вскоре и у этого изобретения появился конкурент – анилиновые чернила, например, фиолетовые. Это разведенный в воде синтетический краситель.

Существует великое множество рецептов невидимых (симпатических) чернил. Раньше ими успешно пользовались шпионы. Для такого рода тайнописи существует много способов, и все они используют секретные или «симпатические» чернила — бесцветные или слегка окрашенные жидкости. Написанные ими послания становятся видимыми только после нагревания, обработки специальными реактивами или в ультрафиолетовых либо инфракрасных лучах.

Известно немало рецептов подобных чернил. Тайные агенты Ивана Грозного писали свои донесения луковым соком. Буквы становились видимыми при нагревании бумаги. Ленин использовал для тайнописи сок лимона или молоко. Для проявления письма в этих случаях достаточно прогладить бумагу горячим утюгом или подержать ее несколько минут над огнем.

Создают такие чернила и сейчас. Например, в Японии совсем недавно выпущены чернила, исчезающие с бумаги через два дня – для временных пометок на полях книг.

Чернила из молока, лимона, из насекомых и щей, из каракатиц и ягод, из золота и серебра…Теперь человечество пишет чернилами, сделанными химическим путем. Они качественны и дешевы. Каждое время рождало свои чернила, но спрос на них никогда не проходил. И не случайно: по словам Байрона, одной капли чернил достаточно, чтобы возбудить мысль у миллионов людей.

2. Немного о чернильнице

Археологи в засыпанном пеплом древнеримском городе Геркулануме нашли глиняную чашечку, на дне которой виднелся какой-то темный осадок. Оказалось, что это самая старая из всех известных на земле чернильниц! Более тысячи лет в ней сохли «чернила» – обыкновенная сажа, разведенная на масле. Совсем недавно произошла сенсация в Национальном музее Башкирии. Более 30 лет в фондах музея находилась чернильница времен Чингисхана (XIII в.). Этот экспонат принес в музей крестьянин. Он нашел потемневший от времени металлический сосуд, когда пахал землю. 30 лет никто из сотрудников музея не мог этот сосуд атрибутировать. Предполагали, что он имеет религиозное предназначение. И вот совершенно случайно одна из сотрудниц музей увидела раритет на страницах архивного фолианта. Оказалось, что таких чернильниц в мире всего три: одна находится в коллекции Нассера де Халили, другая — в Эрмитаже, третья — в Иране.

Ученые считают, что декор чернильницы схож с рисунком на чаше, созданной в западном Иране, и хранящейся ныне в музее Барджелло во Флоренции. Надпись на одной из похожих на найденную чернильниц оказалась пожеланием: славы и процветания, богатства и счастья, благополучия и достатка, благодати и поддержки.

Такую чернильницу писарь носил на ремешке на шее и записывал приказы хана на шелковом свитке, макая в чернильницу тростниковой палочкой, которая называлась «калам» (ср. с «каламусом» древнего Рима!). Чернилами же служили разведенные в воде минералы.

На медной чернильнице Чингисхана отлит текст, расшифровать который пока не удалось.

3. Интересные факты о чернилах

Среди материалов, которые использовались для приготовления чернил, заметную долю составляли… грибы. На пустырях, на богатой азотом почве, на навозе нередок гриб копринус. Его конические шляпки на тонкой ножке поднимаются на 20-30 сантиметров над поверхностью почвы. Существуют они недолго. Старея, копринусы буквально расплываются, образуя водянистую массу интенсивного черного цвета. Вот ее-то и используют в качестве чернил. Такие чернила использовали во Франции еще 200 лет назад.

В Древнем Риме того, кто осмеливался украсть с императорской канцелярии пузырёк с чернилами, сразу приговаривали к смерти.

Еще в прошлом веке великий изобретатель Эдисон придумал чернила для слепых. Стоило написать ими текст и немного подождать, как бумага в тех местах, где были начертаны буквы, твердела и поднималась, образуя рельеф.

Остался загадкой рецепт «чернил драгоценных камней» – рубиновых, сапфировых, перламутровых, тайной которого владели в древности монахи монгольского монастыря Эрдени-Цзу. Неизвестен непосвященным и состав чернил, которыми продолжают пользоваться монахи-буддийцы в Бирме, Таиланде и Шри-Ланке.

Когда читаешь про старые способы получения чернил, то, кажется, что их сочиняли большие лакомки. Чего только в чернила не добавляли! Мед и патоку, чернику и бузину, молоко и яйца, квас и простоквашу, даже кислые щи.

У древних жителей Средней Азии тоже были свои секреты. Как-то в пещерах полуострова Мангишлак были найдены книги и рукописи. Учёные обнаружили, что в состав чернил, которыми они написаны, входят сахар и просо.

Интересно, что и до настоящего времени лучшая черная краска приготовляется из сажи, полученной при сжигании виноградных косточек.

4. Рецепты чернил

Применяемые в настоящее время чернила можно разбить на две группы. Самую большую и важную группу образуют черные чернила, содержащие дубильную кислоту. Чернила второй группы не содержат в своем составе дубильных кислот.
Чернила первой группы все еще самые употребительные и притом самые дешевые. Они приготавливаются главным образом из дубильной и галловой кислот или из веществ, содержащих дубильное вещество. Приготовление этих чернил основано на свойстве водной вытяжки дубильных веществ образовывать с солями железа дубильно-кислое железо, которое и является окрашивающим веществом. При помощи гуммиарабика в качестве загустителя, красящее вещество остается в тончайшем распределении жидкости.

4.1. Чернила из чернильных орешков

Для приготовления обыкновенных канцелярских или школьных чернил посредством настаивания или вытяжки на холодной воде берут:
3 части чернильных орешков (галлов),
2 части железного купороса,
2 части гуммиарабика (смола акации),
60 частей воды.
Орешек толкут в порошок и, всыпав в стеклянную бутыль, обливают водой. В другом сосуде растворяют железный купорос и гуммиарабик месте порознь. Настой орешка должен стоять несколько дней, пока вода не извлечет из него все дубильное вещество, между тем как купорос и гуммиарабик вполне растворяются в течение нескольких часов. Оба раствора сливают вместе, хорошо перемешивают и, дав простоять день или два, осторожно сливают, чтобы отделить жидкость от осадка.

4.2. Чернила из каштанов

Варят 200г зеленой кожуры каштанов в 1л воды в течение нескольких часов, отвар процеживают и смешивают с железным купоросом и квасцами.

4.3. Чернила из бузины

100г спелых ягод черной бузины раздавливают и выдавливают сок. В 5г уксуса растворяют 2г квасцов и 5г железного купороса. И прибавляют этот раствор к соку ягод.

4.4. Чернила из кожуры грецких орехов

100г зеленой кожуры грецких орехов варят в 400г воды, 4г железного купороса и 4г квасцов. Получаются прочные и красивые чернила.

4.5. Чернила из танина

Танина -2,44г, галловой кислоты – 0,77г, железного купороса – 3г, гуммиарабика – 1 г, соляной кислоты – 0,25г, карболовой кислоты -0,1г, воды 100 мл. Растворяют составные части в воде при частом помешивании.

4.6. Канцелярские ализариновые чернила

1-й раствор (чернильные орешки – 600г, кипяченая вода- 2л)

2 –й раствор (индиго в порошке- 40г, серная кислота 50% 200г0

Индиго помещают в глиняный глазированный горшок и поливают серной кислотой, затем дают отстояться в течение суток и осторожно прибавляют понемногу 2л кипяченной воды, 90г чистых, мелко истертых в фарфоровой ступке железных опилок и 60г мела. Полученную жидкость фильтруют и вливают в нее профильтрованный первый раствор. Эти чернила дают на бумаге зеленое окрашивание, по высыхании переходящее в интенсивный сине-черный цвет.

4.7. Ализариновые чернила по Леонгарди

3.5 г истолченных в крупные зерна чернильных орешков и 250 г крапового корня оставляют стоять в течение нескольких дней с 10 л теплой воды; фильтруют, пополняют испарившуюся воду новой и прибавляют при взбалтывании 100 г раствора индиго, 433 г железного купороса и 166 г раствора уксусно-железной соли. Жидкость оставляют в течение 8-10 дней спокойно стоять и затем сливают о осадка.
Раствор уксусно-железной соли приготовляют посредством обработки 2 вес. ч. железной проволоки, токарных или др. стружек или опилок, 20 вес. ч. древесного уксуса.

4.8. Чернила из анилина

1,3г паратоллуидина растворяют в 7,7 г анилина, после чего к раствору прибавляют 15г разведенной соляной кислоты и 15г гуммиарабика. Полученный состав тщательно перемешивают и в отдельной посуде растворяют в 20г нагретой дистиллированной воды, 2,6г двухлористой меди, 2 г поваренной соли, 1,3г хлористого аммония и 1,3г бертоллетовой соли, после чего к этому раствору примешивают 11г гуммиарабика. Перед употреблением смешивают равные части обоих растворов.

5. Эксперимент

Меня очень заинтересовала возможность самому сделать древние чернила, и я решил провести эксперимент по их созданию. Из выше приведенного списка рецептов чернил наиболее интересным мне показался рецепт из чернильных орешков.

Мы собрали в лесу чернильные орешки, набрали вишневой смолы которой решили заменить гуммиарабик, купили железный купорос. Измельчили чернильные орешки, сложили в стеклянную банку, залили холодной водой и настаивали несколько дней. В другой посуде развели железный купорос и растворили вишневую смолу. Затем все растворы смешали и у нас получились замечательные чернила, которыми можно писать. Эксперимент удался!

Так что, если, вдруг, мы попадем на необитаемый остров, на котором растут дубы и под рукой окажется кусок ржавого железа и клочок бумаги, мы всегда сможем послать с помощью бутылочной почты, своим маме с папой и самым лучшим друзьям весточку.

Заключение

Проведя исследование, я узнал много новой и интересной для себя информации о чернилах, о различных видах и способах их получения. Кроме того, я подтвердил свою гипотезу о том, что настоящие чернила можно приготовить самостоятельно в домашних условиях. В будущем мне хотелось бы провести работу с симпатическими (невидимыми) чернилами.

Я надеюсь, что после моего доклада вы сможете сами изготовить чернила и будете относиться к ним с большим уважением, потому что чернила имеют длинную историю и играют огромную роль в нашей повседневной жизни.

  • Когда и как появились чернила? http://vse-znaykin.ru/chernila.php
  • Каждый день мы пользуемся шариковыми ручками, на рабочих столах есть принтеры, которые работают практически без перерыва. Мы уже настолько привыкли к этому, что не задумываемся, как это работает. А первым шагом к изобретению всех этих удобных приспособлений стал рецепт удивительного состава, который может оставлять стойкие следы на бумаге и ткани. Однако мы сегодня хотим поговорить о том, из чего делают чернила. Краткий экскурс в историю и современные технологии будут интересны для взрослых и детей.

    Старинные фолианты

    Тончайший пергамент, строчки, выведенные на выделанной коже, древние манускрипты всегда поражают тем, что до сих пор можно легко разобрать написанное. Первые чернила делали очень просто — смешивали сажу с чем-то клейким. Это, по сути, была тушь, которая высыхала и растрескивалась. Кроме того, она была достаточно вязкой, нужно было наловчиться, чтобы вывести красивую строчку. Тогда рецептура была строго засекречена. Из чего делают чернила, знали только священнослужители. Кстати, вариаций было много. Брали в качестве основы мед и добавляли в нее золотой порошок. Широко использовали состав из ягод бузины и грецкого ореха. Но все это уже кануло в Лету. Сегодня производство чернил стало простым и доступным. Давайте проследим цепочку дальше.

    Чернила из орешков-галлов

    Продолжая рассматривать, нельзя забыть знаменитое открытие, а именно особые наросты на листах дуба. Называются они галлы, а живут в них личинки насекомого — орехотворки. Именно поэтому наросты называют чернильными орешками. Из них выжимали сок, затем смешивали его с железным купоросом и добавляли клей. Получался стойкий состав с красивым блеском. Даже сегодня сохранившиеся рукописи выглядят очень свежими. Однако был один важный нюанс. Эти чернила были бесцветными, прочесть написанное можно было только тогда, когда буквы высыхали.

    Переворот в истории

    В XIX веке люди стали более образованными, уже многие знали, из чего делают чернила. В 1885 году был произведен очередной переворот. Учитель изобрел ализариновые чернила. Они тоже были галловыми, однако обладали интенсивной окраской благодаря уникальной добавке. Сине-зеленые во флаконе, они становились черными при нанесении на бумагу. Достигалось это за счет добавления краппа, то есть вытяжки из корней марены.

    Раскрашиваем стекла

    Чернила для гладкой поверхности готовят из двух рабочих растворов. Первый — это 100 мл воды и растворенные в ней 1 г сульфида калия и 7 г Готовится простым смешиванием. Второй содержит аналогично 100 г воды, 3 г и 13 мл соляной кислоты. Смесь можно сразу использовать в качестве чернил. Можно смело наносить на стекло и получать после высыхания матовые надписи.

    Составы для металла

    Назвать чернилами их можно лишь условно. Писать на металле следует смесью из азотной и соляной кислоты. Для этого поверхность покрывают воском, затем делают надпись острым предметом, а затем сверху наносится состав. Через пять минут можно опустить сосуд в теплую воду. Чтобы получить аналог чернильной надписи синего цвета, требуется приготовить другой состав.

    Его готовят, смешивая 3.5 г буры с 15 мл этилового спирта, 2 г порошка канифоли и 25 мл раствора метиленового синего. В результате остается надпись синего цвета.

    Чернила для ткани

    Мы уже рассмотрели составы и ориентируемся, из чего сделаны чернила. Однако все эти составы не обладают большой устойчивостью к стирке и многократному кипячению. Для этого следует немного изменить рецептуру. Для этого в колбе нагревают 42 г анилина и 2.5 г бертолетовой соли и 13 мл воды. Затем добавляют 15 мл соляной кислоты (25%-й) и продолжают нагревать смесь, пока она не потемнеет. Остается дело за малым. В колбу вливают хлорид меди, на этом процесс можно считать практически завершенным.

    Полученный раствор нагревают до красно-фиолетового цвета. После этого под воздействием красителя, окислителя и катализатора реакции мы можем получить конечный результат. Чернила, выполненные по этому рецепту, являются очень стойкими. Они не выцветают в процессе стирки и могут использоваться в легкой промышленности.

    Вместо заключения

    Как видите, есть достаточно много способов, чтобы приготовить чернила. Современная промышленность позволяет выпускать начиная от черных и заканчивая разноцветными чернилами. В последнее время отработана технология предотвращения появления плесени. Есть специальные составы, которые при добавлении в чернила полностью нейтрализуют роль грибка. Это креозот и формалин, салициловая кислота.

    Как видите, состав чернил совсем не сложный. Если вы увлекаетесь химией, то вполне сможете повторить это и в домашних условиях. Однако большой вопрос, стоит ли это временных затрат, особенно учитывая стоимость продукта в магазине канцелярских товаров и его расход.

    Рецепт самых древних чернил не сохранился, но известно, что египтяне свои папирусы писали смесью сажи и масла. Аналогичным составом пользовались древние китайцы.

    В Европе чернила появились значительно позже, когда — точно неизвестно, но в 111веке до н. э. чернила уже употреблялись в Греции и Риме.

    Из пурпура и киновари в Древнем Риме делали красные «придворные чернила», которыми писались только государственные документы. Родился даже императорский указ, запрещавший пользоваться красными чернилами за пределами императорского двора под страхом смертной казни. Эти чернила стерегла специальная стража. Процесс получения пурпура был очень трудоемким. Сначала собирали буквально сотни тысяч, миллионы раковин. В Южной Италии сохранилась «ракушечная гора», состоящая почти целиком из раковин моллюска брандариса. Из раковин извлекали тела моллюсков и помещали в соленую воду. Затем три — четыре дня вялили на солнце, потом варили, а в результате из каждых десяти тысяч моллюсков получали… всего один грамм краски! Скорее всего это стало известно после того, как в 19 веке немецкий химик П. Фридке воспроизвел древний пурпур. Переработав 12 тыс. моллюсков, он извлек 1,5 гр. красящего вещества. По приблизительному подсчету 1 кг. пурпура должен был стоить 45 тыс. золотых марок. По видимому, не яркость и красота, а цена красителя вызывала восторг придворных.

    Не менее дорогими были чернила, изготовленные с применением золота и серебра. В библиотеке Упсальского университета в Швеции хранится «серебряная библия», которой более полутора тысяч лет. Она написана серебряными чернилами на красном пергаменте.

    Сложная технология получения краски и высокое ее качество (окрашенные пурпуром ткани не выцветали по 200 лет) обуславливали исключительную дороговизну пурпурных красок и, соответственно, чернил. По понятным причинам широкое распространение получил совершенно иной вид чернил. Сначала это была черная краска, которая применялась и в живописи и для письма. Древнеримские художники делали чернила из плодовых косточек, виноградной лозы, мягкой древисины, сажи, древестного и костного угля. Интересно, что и до настоящего времени лучшая черная краска приготовляется из сажи, полученной при сжигании виноградных косточек.

    Столетиями позже стали пользоваться чернилами из отвара коры дубильных растений. Самый древний русский рецепт чернил — сажа с камедью (вишневым клеем), разведенная на обыкновенной воде. Это так называемые «копченные чернила». Хv век дал новый рецепт -«вареные чернила». Их рецепт такой: «часть дубовой коры, другая ольховые, полчасти ясеневые и сего наклади полон сосуд железен или глинян и вари с водою донеже искипит вода мало не все, и оставшуюся часть воды влий в сосуд опришний, и паки налив воды вари такоже, и наклади свежие коры и потом вари без коры, а вложи жестылю в плат завязав и железену вложи и мешт, а на третий день пиши».

    В ХVI веке стали известны железные чернила, сохранившие свое значение и до наших дней. Вот как их делали на Руси.

    «Первое устругав зеленые корни ольховые без моху молодыя и в четвертый день положи кору в горшок и налити воды или квасу дораго или сусла яшнаго, а коры наклади полог горшок и варить в печи, и гораздо бы кипело и прело довольно бы день до вечера, и положим в горшок железены немного, и поставити горшок совсем, где бы место ни студено ни тепло, и на третий день разлейте чернила. Приготовить сосуд кукшин и в нем железа обломков старых мечи довольно или от кузнеца трести, завязав в плат впусти в горшок сусло чернильное, процедите сквозь плат и налити кукшин полон, и сосуд заткнув поставить в сокровенное место на двадцать дней. То есть скорое оное и книжное чернило».

    В ХVI веке россияне знали еще один рецепт — на чернильных орешках- так назывались белезненные наросты на листьях дуба. К ним, намоченным, прибавлялся вишневый клей, затем мед и варево хмелевое.

    В ХVIII веке вместо «железин» появился железный купорос, что резко повысило скорость приготовления чернил, которые на Руси стали называть «чернила добрыя».

    В 1847 году профессор Рунге приготовил чернила из экстракта кампешевого (сандалового) дерева, которое широко распространено в тропиках. Сок этого дерева содержит химическое вещество гематоксилин, которое при окислении превращается в пигмент фиолетово-черного цвета. Американский вариант чернил получил большое распространение, особенно в качестве школьных чернил. Лучшим сортом отечественных кампешевых чернил были глубоко-черные чернила «Пегас».

    Известно также несколько экзотических рецептов чернил, и среди них- каштановые — из отвара кожуры зеленых каштанов, из спелых ягод бузины и кожуры грецких орехов. Делались чернила и из черники. «Указ о черниле черничном» сохранился в рукописи ХVI- ХVII веков.

    Здесь уместно вспомнить строки из романа Д. Дефо «Жизнь и необыкновенные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка»: «… Я взял с корабля перья, чернила и бумагу. Я экономил их до последней возможности и, пока у меня были чернила, аккуратно записывал все, что случилось со мной; но когда они вышли, мне пришлось прекратить мои записи, так как я не умел делать чернил и не мог придумать, чем их заменить». Робинзон, таким образом, был в полнейшем неведении в «чернильном вопросе». Иначе он мог бы воспользоваться одним из нехитрых способов изготовления этого нужного вещества, а уж трудолюбия и находчивости Робинзону было не занимать.

    Еще сравнительно недавно потребность в чернилах была огромна. К примеру, в Советском Союзе в середине 80-х годов только Московский завод художественных красок выпускал в год 1млн. флаконов чернил для авторучек, а всего в стране было 80 таких заводов!

    В 1938 году венгерский художник, скульптор и журналист Л.Биро и его брат (по специальности химик) получили патент на конструкцию ручки, в которой чернила подавались к пишущему шарику давлением поршня. Позднее в Австрии заменили жидкие чернила их модификацией — чернильной пастой, которая при соприкосновении с воздухом быстро высыхает. Так появилась шариковая ручка и закончилась бессменная вахта величайшего и простейшего изобретения человечества — жидких чернил.

    Владимир Георгиевич Васильев,
    доцент кафедры Автоматизации технологических процессов ТГТУ.

    Помните строки из басни И. А. Крылова?

    Свинья под дубом вековым Наелась желудей досыта, до отвала…

    А знаете ли вы, что дает дуб кроме желудей? Конечно, ценную древесину, которая плохо поддается гниению и очень красива после обработки. Кору, с помощью которой дубят кожи и которую используют в медицине как вяжущее средство. А раньше применяли еще и дубильные орешки-галлы — наросты на листьях и ветвях, в которых живет личинка насекомого орехотворки. Эти орешки больше известны под названием чернильных.

    Из них выжимали сок, смешивали с железным купоросом, добавляли немного клея — получались чернила, которые хорошо держались на пере, а написанное ими приобретало красивый блеск. Сохранившиеся рукописи, написанные этими чернилами, выглядят так, будто они только что вышли из-под пера. Правда, эти чернила имели один, но довольно существенный недостаток: написанное можно было прочесть только спустя 10-12 часов, а до этого текст был почти бесцветен. Это, естественно, затрудняло процесс письма.

    В другом, более древнем рецепте чернил опять не обошлось без дуба: «Взять немного дубовой коры, да ольховой, да ясеневой, сварить их в воде… а потом кинуть кусок железа, подлить поварешку щей покислей да кружку кваса медового». Именно такими чернилами писали на Руси с XV века. «Преданья старины глубокой» — о правлении Ивана III, об окончательном избавлении от татарского ига — все эти сведения дошли до нас именно благодаря стойкости этих чернил из «щей покислей».

    Силуэтный рисунок конца XVIII в.

    Автопортрет в кабинете. Гравюра А. Т. Болотова, 1789 г.

    Но появились составы для письма, конечно, значительно раньше — как только у человечества возникла необходимость что-то записать, сохранить для потомков. Первые чернила делали довольно просто: сажу смешивали с чем-нибудь клейким. В Египте для этих целей использовали золу от сжигания корней папируса, которую соединяли с раствором камеди — клейкого густого сока акации, вишни. Очень давно применялись чернила и в Китае. Так же как и египетские, они проявляли хорошую устойчивость к действию света. Точнее, это была тушь, имевшая весьма существенный недостаток: со временем она становилась ломкой и отскакивала от бумаги на сгибах. Кроме того, тушь была довольно густой и плохо стекала с пера, возможно, поэтому на Востоке предпочитали писать (точнее, рисовать) иероглифы кисточкой.

    В Европе чернила появились значительно позже. Археологи в засыпанном пеплом древнеримском городе Геркулануме нашли глиняную чашечку, на дне которой виднелся какой-то темный осадок. Оказалось, что это самая старая из всех известных на земле чернильниц! Более тысячи лет в ней сохли «чернила» — обыкновенная сажа, разведенная в масле. А красные чернила считали в те времена священными: писать ими мог только император. Вряд ли «божественный» Август думал, что через 2000 лет красными чернилами будут пользоваться учителя всего мира, исправляя ошибки и выставляя школьникам оценки. Правда, римские чернила для этого вряд ли подошли бы — их можно было очень легко смыть губкой или просто слизнуть языком.

    Существовало множество рецептов чернил. «Положите меду-патоки с грецкую горошину, а золота листов с пять или шесть». Всё это тщательно растиралось, и получалась жидкость, которой писали. Затем мед осторожно вымывался, а золотые буквы оставались. Так работали переписчики на Руси. Профессиональные византийские переписчики иногда тоже использовали для чернил золото и серебро. Пергамент при этом окрашивали в пурпурный цвет. Широко применялись чернила каштановые (из отвара кожуры зеленых каштанов), из спелых ягод бузины и кожуры грецких орехов, даже из черники — «Указ о черниле черничном» сохранился в рукописи XVI века.

    Но такие чернила давно уже стали историей. На смену им пришли уже упоминавшиеся чернила из орешков-галлов, покрывающих листья дуба. В 1855 году саксонский учитель Леонгарди совершил настоящий переворот в «чернильном деле». Он изобрел ализариновые чернила. Они также были галловые, но не бесцветно-мутные, а интенсивно сине-зеленые, на бумаге переходящие в глубокий черный цвет. Изобретатель добился этого с помощью краппа — продукта особой обработки корней восточного растения марены.

    Позднее дорогостоящий крапп заменили синтетическими красителями, а чернильные шарики — танином или галловой кислотой. Однако вскоре и у этого изобретения появился конкурент — анилиновые чернила, например фиолетовые. Это разведенный в воде синтетический краситель. А с изобретением авторучки от чернил потребовались и другие свойства: они не должны разрушать пластмассовые или металлические детали, не должны содержать твердых частиц, которые могут забить капилляры механизма, должны легко стекать с пера, но в то же время не делать клякс.

    Когда появилась шариковая ручка, для нее изобрели пасту, которая быстро застывает на воздухе. А сейчас уже шариковые ручки предлагают заполнять опять же чернилами — шарик легче вращается, значит, рука меньше устает при письме. Появился фломастер. Для него готовят водные цветные чернила со специальными добавками, которые обеспечивают все необходимые качества.

    Есть пословица: «Что написано пером, не вырубишь топором». Вырубать написанное вряд ли кто пытался, но зато стирали, смывали, выводили весьма успешно. Один из немногих надежных рецептов чернил предложил в свое время известный шведский химик Й. Я. Берцелиус. Текст, написанный его чернилами, можно уничтожить только вместе с бумагой.

    Зато рецептов невидимых (симпатических) чернил великое множество. Еще полвека назад ими обязательно пользовались настоящие и литературные шпионы. Симпатические чернила для разных целей создают и сейчас. Например, в Японии совсем недавно выпущены чернила, исчезающие с бумаги через два дня. Они нужны для того, чтобы делать временные пометки на полях книг.

    История чернил хранит не только много рецептов, но и много загадок. Еще в прошлом веке великий изобретатель Эдисон придумал чернила для слепых. Стоило жидкостью бледно-серого цвета написать текст и подождать минуту, как бумага в тех местах, где начертаны буквы, твердела и поднималась, образуя рельеф. Изобретатель не был вполне удовлетворен своими опытами, ему хотелось сделать буквы еще более выпуклыми. Удалось ли ему создать такой состав, неизвестно.

    Остался загадкой рецепт «чернил драгоценных камней» — рубиновых, сапфировых, перламутровых, тайной которого владели в древности монахи монгольского монастыря Эрдени-Цзу. Неизвестен непосвященным и состав чернил, которыми продолжают пользоваться монахи-переписчики в буддийских монастырях Бирмы, Таиланда, Шри-Ланки, копирующие священные книги.

    Каждое время рождало свои чернила, но спрос на них никогда не проходил. И не случайно: по словам Байрона, одной капли чернил достаточно, чтобы возбудить мысль у миллионов людей.

    Возьми на заметку

    Чернильное пятно на ткани можно удалить ватным тампоном, смоченным в смеси равных количеств глицерина и этилового спирта. Тампон надо менять несколько раз. Ткань затем промывают водой.

    Для письма использовались чернила. Рецепты их изготовления в самый древний период истории русской письменности (XI-XV вв.) не сохранились. О том, как делали чернила (в древнерусском языке — «чернило») мы узнаем из более поздних источников — XVI-XVII вв. Однако рецепты этого времени, скорее всего, отражают и более раннюю практику XI-XIV вв. Чернила древнерусских рукописей были густыми и глубоко проникали в пергамен. Они почти не выцветали, однако со временем могли слегка осыпаться, т. к. наносились довольно густым слоем. Чернила были коричневого цвета разных оттенков: от почти черного до светло-рыжего. Оттенок зависел от того, насколько добротно были они приготовлены, а точнее — насколько строго соблюдались все рецепты.

    Самые древние чернила были железистыми. Они приготовлялись на основе «нарочитого ржавого» железа или, как его называли на Руси, «чернильного гнезда». В качестве «чернильного гнезда» писцы книг использовали проржавевшие и ставшие негодными замки, ключи, цепи, ножи и гвозди. Эти железные предметы рассекались на куски («кусьем рассекаа»), после чего опускались в кувшин. Туда же помещались куски подсушенной ольховой коры. Затем «чернильное гнездо» заливалось специальным раствором, приготовленным из древесной коры, очищенной ого мха. Сюда же следовало добавить процеженных кислых щей, кваса или уксуса. Куски железа и кору надлежало время от времени поливать новым кислым раствором и выстаивать кувшин с чернильным гнездом в теплом месте довольно продолжительное время. Хорошо выдержанные чернила были густыми и обладали интенсивно коричневым цветом. Высыхая на пергамене, они немного поблескивали на свету — признак их «железистого» происхождения. Когда чернила были готовы, писцам следовало проверить их качество и попробовать писать ими: «покушати чернил, добро ли».

    Рецепт изготовления железистых чернил, записанный в XVII в., выглядел так: «Сперва [следует] настрогать зеленых молодых ольховых корок, очищенных это мха. На четвертый день положить кору в горшок, налить воды или квасу доброго или яичного сусла, а коры положить полный горшок и варить в печи, чтобы сильно кипело и прело бы довольно [долго], день до вечера. И положить в горшок железины немного, и поставить горшок туда, где было бы не прохладно и не тепло. Приготовить сосуд, кувшин, и в него положить обломки старого железа. [Железо] завернуть в тряпку и опустить в горшок. Чернильное сусло процедить через тряпку и залить полный кувшин. И заткнув кувшин, поставить в укромное место на 12 дней. Это есть скорописное книжное чернило».

    Уже в XV и особенно в XVI-XVII вв., чернила стали делать также из сажи (их называли «копчеными»). Сажу для чернил надлежало специально заготовить. Для этого писец должен был запастись 5-6 горшками с пробитым дном, поставить их на кирпичи и закрепить так, чтобы от задней стенки «копоть дымная вверх шла». Под передние стенки битых горшков следовало подкладывать горящую бересту, «и копотить с протяжением исподвол, осматривая, и опахивать, чтобы огнем сажа не загорелась». В одном из рецептов приготовления сажевых чернил писцы специально предупреждались, что если сажа все-таки по недосмотру загорится «от жару, […] то все загорит, и труд без пользы».

    После того, как горшки хорошенько закоптятся, сажу снимали, смешивали со слюной и вином, разбавляли водой и камедью (вишневым клеем). Далее полученную смесь заливали отваром ольховой коры, квасного сусла, «чернильных орешков» (наростов с листьев и коры деревьев). Иногда, чтобы чернила были особенно густыми и темными, писцы добавляли в смесь «чернильное гнездо», т.е. ржавое железо. Когда смесь была окончательно составлена, ее нужно было довольно долго продержать в тепле: «Смешав вместе, положить в кувшинец немалый, обвязать плотно [тряпкой], поставить в тепло на продолжительное время, чтоб закисло, а потом верх, то есть плесень, снять». После этого сажевые чернила считались готовыми и годными к письму книг и грамот.

    В XVII в. писцы научились использовать для приготовления чернил железный купорос. Это было намного эффективнее, чем делать чернила из кусков ржавого железа. Такие чернила достигали готовности очень быстро. Сохранились рецепты приготовления чернил из железного купороса: «Смешав [чернильное] гнездо, жидкое чернило процедить, наполнить им сосуд и положить в него камеди достаточно, да орешков зеленых пять или шесть, в зависимости от размеров сосуда, да [положить] квасцы, да купоросу жженого, ужегши купоросу, обвертев в бумагу, и положить в печь на день или на два. Если [чернила] нужны быстро, то положить [это все] в печь метеную. И как высохнет, то жженым купоросом чернило крепко, и светло, и чисто. Если проедает, убавь орешков и положи достаточно камеди. Кладут в чернило имбирь и гвоздику, а [если] чернила с пера не пойдут, то положить тертую гвоздику».

    Чернила хранились в чернильницах, которые были очень разными по форме. Они изготавливались из стекла, керамики, металла, дерева, кости и рога. Множество чернильниц обнаружено археологами в культурном слое древнерусских городов. Чтобы чернила быстрее высыхали, лист с только что написанным текстом полагалось посыпать обычным кварцевым песком. Он хранился в специальной песочнице: сосуде, закрытом крышкой с небольшими отверстиями (наподобие современной солонки).

    Наряду с чернилами, для украшения книг и грамот писцы использовали разные краски. Уже в Древней Руси большое распространение получила киноварь — яркая красная краска, составленная на основе ртути (сурьмы). Наиболее часто киноварью писались инициалы — большие разукрашенные орнаментом буквы в начале крупных разделов рукописной книги. Инициалы и яркие заголовки, сделанные большими красными буквами, дали названия таким понятиям, как «рубрика» или «красная строка» (от лат. «ruber» — «красный»). Впервые инициалы появились в ирландских рукописях VIII в., а также в рукописях, изготовленных на территории Франкского государства эпохи Меровингов. С тех пор буквы первой строки стали раскрашиваться яркими красками и выделяться во всех кодексах. В меровингских рукописях они состояли из зооморфных фигурок (изображения рыб или птиц). Принцип оформления первой строки и графически выделенное письмо первой буквы — инициала — древнерусские писцы заимствовали из Византии.

    Рецепты приготовления киновари содержатся в русских рукописях XVI-XVII вв. В небольшом горшочке сурьма (киноварь естественного происхождения) смешивалась с вишневым клеем (камедью), как бы растворяясь в ней. Затем полученную смесь разводили яблочным соком или квасцами, добиваясь получения краски огненно-красного цвета. В рукописи XVI в. имеется рецепт приготовления киновари — «указ, как киноварь творити». Действия писца, колдующего над приготовлением киновари, расписаны в нем очень последовательно: «Возьми маленький сосудец и всыпь киноварь, и положи маленько воды, и мешай пером, пока не загустеет. И потом долей воды, пока [смесь] не растворится и не будет сухих [комочков]. И поставь тот сосуд не на долго, пока [смесь] не устоится. И слей с киновари воду в другой сосуд, и раствори на камеди, и положи тут же немного квасцов, и тогда же [перелей смесь] в пищий сосуд [чернильницу]. А квасцы класть в зависимости [от размера] сосуда, поскольку велика польза киновари от квасцов становится. Киноварь очень красна. Если же будет черна и не [будет] бежать с пера, возьми яблоко кислое, сильно его изомни и выжми из него сок в киноварь: очень будет хорошо, и полезнее квасцов и гнезда, и румяной будет киноварь, и красна очень».

    В XVI и особенно со второй половины XVII в. для украшения книг и грамот наряду с киноварью на Руси стала применяться розоватооранжевая краска свинцового состава — сурик. В XVI в. изготовляли сурик путем прокаливания свинцовых белил: «возьми белила и положи в черный железный сосуд и поставь на жар. И как сгорят белила, станут красны. Это и есть сурик».

    Кроме киновари и сурика, древнерусские художники и писцы использовали охру (светло-желтую железистую краску), лазорь (синюю ультрамариновую краску), медную по составу зеленую краску ярь-медянку, зелень (зеленую краску, приготовленную из малахита), крутик (синюю растительную краску), а также черную углеродистую краску и свинцовые белила. В качестве связующего элемента для замешивания красок употреблялся яичный белок, а позднее — рыбий и пергаменный клей и мед. В западноевропейских трактатах, посвященных искусству иллюминирования рукописей, наряду с яичным белком, клеем и медом упоминаются камедные растворы вишневого, сливового и миндального дерева, вино, уксус, моча, фруктовый сок. Некоторые краски получали в результате смешивания разных цветов. Так, зеленую краску можно было составить из желтой и синей. Краску, которую называли празелень, получали из смеси сине-зеленой, синей и желтой. Голубую — из смеси синего крутика и белил и т.д.

    Уже в XI в. для оформления книг в Древней Руси стали использовать золото. Золотом украшены Остромирово евангелие 1056-1057 гг., Изборник Святослава 1073 г., Мстиславово евангелие 1103-1117 гг. и др. Серебро в письменной культуре Руси встречается редко, хотя оно довольно широко употреблялось писцами и художниками средневековой Европы и Византии.

    Евангелист Иоанн и Прохор. Миниатюра Мстиславова евангелия, 1103-1117 гг.

    Золото, которое использовалось для оформления древнерусских рукописных книг, было двух видов: листовое и твореное. Письмо листовым золотом использовалось в самых древних рукописях. Письмо же твореным золотом, известное в Европе начиная с XIV в., стало употребляться на Руси в основном в XVI-XVII вв. Листовое золото представляло собой исключительно тонкие пластинки, которые накладывалось на фигуры, предварительно написанные рыбьим или вишневым клеем. Твореное золото существовало в виде краски. Оно было тщательно истерто в порошок и смешано с медом, солью и вишневым клеем, что превращало его в сметанообразную массу. Таким золотом можно было писать при помощи пера или кисти. В рукописи XVII в. о технике письма золотом говорится: «Положи меду с грецкий орех, а золота листов пять или шесть. А распределить по одному листу и пальцем тереть, пока золото не сравняется с медом, и вымывать водой по пять или шесть раз, а воду сливать в другую посудину. И вымыв золото, растворить в камеди очень жидкой, и писать по киновари, а написав, высушить насухо и гладить медвежьим зубом».

    Письмо чернилами и цветными красками, а также золотом не было одновременным. Сначала писец писал весь текст обычными чернилами. Для инициалов же и заголовков оставлялось место, которое художник или же сам писец позднее заполнял киноварью, цветными красками или золотом.

    Интересная история чернил

    Как говорит Википедия, чернила — это жидкий краситель, предназначенный для создания изображений при помощи различных инструментов. Придумали использовать чернила для письма уже очень давно, правда они существенно отличались от современных, созданных по продвинутым технологиям.

    Что только не использовали люди для письма: уголь, графит, и наконец, чернила, благодаря которым мы имеем возможность прочесть древние рукописи. К сожалению, узнать точно, по каким рецептам изготавливались старинные чернила, сейчас невозможно. Понятно только, что основа их была растительной.

    Старинные чернила, начиная с 15 века разделяют на вареные и железные. И одни, и вторые изготавливали из богатых дубильными веществами растений. Сырьём служили кора ольхи и дуба, ягоды черники, чернильные орешки. Наверняка все видели эти самые чернильные орешки (галлы), но мало кто знает, что они так называются. Это шаровидные выросты на дубовых листьях. Чтобы приготовить железные чернила галлы или дубовая кора настаивалась в кислом растворе, в тёплом месте. Добавлялись в раствор железные опилки. Процесс настаивания был длительным, до 30 дней. Для густоты в чернила добавлялась камедь (вишнёвая смола).

    А варёные чернила и в самом деле варились. Путём кипячения из коры получали экстракт, который смешивался с ягодным соком крушины. Эти чернила уступали железным, они были менее стойкими и не такими яркими, тогда как железные не боялись влаги и мало выцветали. Иногда эти чернила смешивались.

    Кроме таки чернил, применяли для письма ещё и грибные чернила. Гриб копринус растёт на пустыря, на навозе, на почве, богатой азотом. Старея, этот гриб не усыхает, как все остальные грибы, а расплывается водянистой массой насыщенного чёрного цвета. Эту массу и использовали как чернила. Ещё 200 лет назад во Франции ими пользовались.

    Современные чернила сложны по своему составу и включают в себя от 4 до 16 компонентов в зависимости от вида чернил. Невозможно современный мир представить без шариковой ручки и без принтера. Можно разделить чернила для моего струйного принтера на два основных вида: водные чернила, а также пигментные чернила. От того, насколько качественны чернила, применяемые в печати, зависит не только чёткость и цветность фотографий или документов, но и долговечность самого печатающего устройства.

    Поэтому чернила стоит покупать только в проверенных местах. И не экономить на качестве.

    © Ribalych.ru

    Рукописные книги в Древней Руси

    Самые древние русские книги, дошедшие до нашего времени, относятся к XI столетию. Но рукописные книги, конечно, существовали и раньше. Они пришли к нам вместе с принятием христианства. Государству требовалось хорошо подготовленное духовенство, а также нужны были грамотные люди и для дипломатической, хозяйственной и иной деятельности.
    Летопись под 988 годом указывает, что князь Владимир после крещения начал строить церкви, ставить священников, собирать детей «у нарочитых чади» (знатных людей) и «даяти нача на ученье книжное» (отдавать их в обучение).
    Особого размаха «учение книжное» достигло при Ярославе Мудром, который по рассказам летописи «собра от старост и поповых детей 300 учити книгам». Князья Владимир и Ярослав создавали школы, где кроме чтения, письма и пения, преподавались также философия, риторика и грамматика, а также греческий язык, давались сведения по истории, географии, естествознанию. Грамотность была распространена в самых широких слоях населения. Школы открывались не только в Киеве и Новгороде, но и в других городах при монастырях и церквах, в них принимались дети, «достигшие седмого лета». Обучались не только мальчики, но и девочки.
    Славились образованностью дочери великого князя Ярослава Мудрого. Одна из них, Анна, вышла замуж за французского короля Генриха I. Сохранился документ — дарственный акт короля Генриха Суассонскому монастырю. Кроме короля и королевы, его должны были подписать и влиятельные феодалы Франции, но подписала его только Анна Ярославна, ибо другие, в том числе и сам король, будучи неграмотными, поставили лишь крестики. Летописцы, давая характеристику князьям, никогда не забывали подчеркнуть их образованность. О самом князе Ярославе Владимировиче Лаврентьевская летопись писала, что он «книгам прилежа, и почитая ё часто в нощи и в дне». Широко образован был и сын Ярослава Мудрого, брат Анны, Всеволод: он знал пять иностранных языков.
    Высоко ценил книги князь Владимир Мономах — много читал, брал книги с собой в походы, и сам был талантливым автором. Его «Поучение детям» принадлежит к важнейшим литературным творениям. В нем дан идеальный образ князя, заботливого и требовательного воспитателя-отца, старательного хозяина, опытного и храброго воина, радеющего не только о благе и могуществе своего государства, но и о «худом смерде» и «убогой вдовице».
    На Русь первые книги пришли из Болгарии, но очень скоро были налажены перевод и переписка богослужебной и другой литературы непосредственно на русской земле.Основными центрами литературного творчества, переписки и распространения книг стали крупные монастыри и соборные церкви, где трудились высокообразованные люди. Например, монах Киево-Печерского монастыря Нестор, автор «Повести временных лет», по праву именуется основоположником русской исторической науки.

    Как высоко ценили просвещение на Руси, как уважали книги, мы можем узнать из литературных памятников того времени. Вот несколько примеров из древнерусских сочинений: «Нет ни корабля без гвоздя, ни праведника без почитания книжного… Красота воину оружие, кораблю ветрило, тако и праведнику почитание книжное…»; «Книги, как глубина морская, окунувшись в них, мы находим драгоценные жемчужины».

    Как же создавались первые русские рукописные книги?
    Материалом для книг служил пергамент, называвшийся на Руси «харатья» (от латинского слова «charta» — «письмо, сочинение»), а также «кожа», «телятина».
    Писались книги железистыми чернилами, имевшими коричневатый оттенок. Для чернил использовалось старое железо (например, гвозди) и дубильные вещества («чернильные орешки» — наросты на дубовых листьях). Для блеска и густоты добавляли вишневый клей и патоку. Для украшения применяли цветные краски, особенно красные, а также листовое золото, реже серебро.
    Орудиями для письма служили гусиные перья, а для торжественного писания использовали лебединые и павлиньи перья. Кончик пера срезался наискось, посередине острия делался короткий расщеп.
    Процесс написания книг протекал так: писец сидел на табуретке рядом с невысоким столиком, на котором располагались письменные принадлежности. Пергамент он держал на коленях. Перед написанием текста пергамент разлиновывался с помощью линейки и шильца, а с XVI века для линования листов стали применять рамку с натянутыми на ней нитями. Сушили чернила, присыпая их песком. В монастырских и княжеских книжных мастерских было разделение труда.
    Рукописная книга имела форму кодекса и состояла из сложенных вдвое листов пергамента. Сначала текст переписывался чернилами, а затем в оставленные пустые места вписывались красные строки.
    Особый мастер-художник украшал книгу заставками и миниатюрами (рисунками).
    После этого книга попадала в руки переплетчику, который сшивал листы и делал переплет. Переплетом служили две доски, обтянутые кожей, иногда бархатом или парчой. К переплету прикрепляли выпуклые бляхи из металла (меди, золота или серебра). Некоторые книги помещали в оклад — своего рода футляр, серебряный или даже золотой. Его украшали драгоценными камнями.
    Книга получалась большой и тяжелой. Держать ее в руках было трудно, поэтому при чтении ее клали на стол. Естественно, что такие книги принадлежали богатым людям, монастырям и церквям. Создание рукописной книги занимало много времени, иногда несколько лет.

    Как и в других странах, на Руси первые рукописные книги были большей частью религиозными. В монастырских книжных мастерских прежде всего переписывали Библию и Жития святых, сочинялись и писались проповеди и поучения. Рукописными были и первые летописи — ценнейший источник для изучения истории.

    Уже первые созданные на Руси книги говорят о высоком уровне книжного дела, о незаурядном мастерстве книгописцев и оформителей. Начертания букв, изукрашенные буквицы, затейливые заставки и рисунки — все это показывает, как много заботы вкладывали древние мастера в создание книги. Многие книги делались на заказ.
    До наших дней сохранились прекрасные образцы древнерусской рукописной книги, такие как «Изборник» Святослава 1073 года. Это сборник статей, переписанный дьяком Иоанном и его помощником по заказу старшего сына Ярослава Мудрого — киевского князя Изяслава. «Изборник» был переписан с оригинала на болгарском языке, первоначально принадлежавшего болгарскому царю Симеону (Х век). Позднее эта книга досталась брату Изяслава — Святославу, который приказал дополнить рукопись пергаментными листами с миниатюрами, на одной из которых изображен сам Святослав Ярославич с членами его семьи. В книге 266 пергаменных листов, богато украшенных цветными виньетками, буквицами (инициалами), а на полях выписаны знаки зодиака. В орнаменте книги использованы мотивы русского народного творчества.
    «Изборники» были очень популярны на Руси. В них входили фрагменты из «священного писания», творения «отцов церкви», высказывания мудрецов, произведения античных и средневековых писателей. В них включали статьи о риторике, логике, поэтике, исторические сведения.
    Кроме «Изборников» широко распространено было также Евангелие. Выделяется своим художественным оформлением Мстиславово Евангелие, написанное около 1115 года. Прекрасный пергамент, красивое письмо, выполненный золотом и разноцветными красками орнамент, роскошный переплет, покрытый серебром, с изящными золотыми бляхами и филигранью. Из записи в Евангелии следует, что эту книгу переписал Алекса, сын священника Лазаря, по заказу новгородского князя Мстислава. Другая запись свидетельствует, что после Алексы, писавшего текст чернилами, работу продолжал мастер Жаден, раскрасивший нужные места золотом. Из третьей записи, более поздней, узнаем, что, заняв после смерти отца престол великого князя в Киеве, Мстислав послал своего управляющего Наслава с этим Евангелием в Византию и приказал снабдить там книгу красивым переплетом.
    Самой популярной книгой для домашнего чтения была Псалтырь. Ее лирические стихи с удовольствием читали и стар, и млад, а отдельные фразы широко использовались как афоризмы для украшения живой речи. Псалтырь читали больным, чтобы облегчить их страдания, а также использовали ее тексты при отпевании усопших.
    Для церковных же служб писали Служебную Минею, в которой содержание было распределено по месяцам. Разделить древнерусские книги на книги учебные, книги четьи (т. е. для домашнего чтения) и книги богослужебные довольно трудно. Единственное, чем отличались книги, применявшиеся в богослужении, от книг для чтения, — это богатым оформлением, дабы придать церковной службе особую торжественность.

    Среднее положение между религиозной и светской литературой занимали весьма распространенные «Хождения» — путешествия различных духовных лиц или мирян в Иерусалим и другие святые места. Например, «Хождение игумена Даниила из Русской земли». Написано оно было в XII веке. Это путевой дневник — рассказ о путешествии русского монаха в Палестину. Из Византии на Русь попадали и некоторые произведения художественной литературы. Они не просто переводились, но перерабатывались и пополнялись. Одним из самых любимых был роман «Александрия» — повествование о жизни и деяниях Александра Македонского. Исторические факты здесь соседствуют с причудливым вымыслом, но для средневекового человека этот фантастический Александр был совершенно реальным героем.

    Из Византии и Болгарии на Русь пришла и «научная» литература. Самой распространенной книгой стала «Христианская топография» египетского монаха Космы Индикоплова (VI век.), где рассказывалось, что земля как центр вселенной является продолговатым плоским прямоугольником, вокруг нее — океан, над землей — небесная твердь, поддерживаемая двумя арками, а еще выше — «царство небесное». Смена ночи и дня объяснялась движением Солнца вокруг конусообразного возвышения в северной части земной плоскости.
    О животном мире читатель тех времен узнавал из «Физиологов». Эти описания зверей и птиц изобиловали сказками и легендами. Авторы представляли читателям не только внешний вид животных, но и их «духовные свойства». Так, например, лиса, как дьявол, — «хитрая обманщица, и дела ее злы». Наряду с реальными животными фигурировали кентавры, единороги, сирены, птица феникс и другие.
    Такое разнообразие переводной литературы стало стимулом для возникновения разных жанров в древнерусской литературе. Источником служили былины, сказки, исторические песни.
    Народные предания составили основу первых русских летописей. Возможно, тогда были записаны хранившиеся в народной памяти предания о первых киевских князьях Аскольде и Дире, о «вещем» Олеге. Поистине бесценным памятником отечественной и мировой литературы явились «Повесть временных лет» и «Слово о полку Игореве» (XII век.).
    В те далекие времена были книги, запрещенные церковью. Первые списки «ложных» (запрещенных) сочинений появились уже в XI веке. В «Изборнике» Святослава, кроме списка «истинных» книг, рекомендуемых для чтения, приведены еще два. В первый список были помещены книги, имеющие ошибки при переписке. Такие книги разрешалось читать только особо сведущим читателям. В другой перечень вошли «ложные» или «отреченные» книги. Они подлежали уничтожению, а чтение их строжайше запрещалось. К ним относили языческую литературу, а позднее запреты распространились и на книги по разным отраслям «тайных» наук (астрономии, астрологии, космографии и т. п.), отвергающих учение церкви о сотворении мир. Сюда же причисляли «колдовские» книги, сборники заклинаний, сонники и подобные им. Чтение «ложных» книг считалось тяжким грехом.

    Источники и история: русские летописи


    Лицевой летописный свод. Хронограф. Относится ко второй половине XVI века. Создан в Москве. Материалы: бумага, чернила, киноварь, темпера; переплет – кожа 44,2×31,5 Поступил в 1827 году. Манускрипт представляет собой часть Лицевого летописного свода, который был создан по заказу царя Ивана Грозного во второй половине XVI века. Долгое время находился в царском книгохранилище, а в 1683 году был передан в Мастерскую палату и вскоре разделен на части, каждая из которых имела свою судьбу. Сведения о Лицевом Хронографе прослеживаются в каталогах библиотеки Печатного двора (1727 и около 1775). В 1786 году этот же том фигурировал в описи книг Типографской библиотеки, предназначенных для передачи в Синодальную библиотеку. В начале XIX века том принадлежал греческому дворянину Зою Павловичу Зосиме, крупному коммерсанту и благотворителю. РНБ инв. ОСРК. F. IV.151



    Но знаешь сам: бессмысленная чернь
    Изменчива, мятежна, суеверна,
    Легко пустой надежде предана,
    Мгновенному внушению послушна…
    А.С. Пушкин. Борис Годунов.

    «На скользком крыльце количество культурных людей резко сокращается!»
    Пензенская газета. «Наш город».

    Историческая наука против лженауки. В последнее время стало появляться все больше и больше материалов, которые, как бы это помягче сказать, не то чтобы берут под сомнение целые эпохи современной истории, но и попросту переворачивают их с ног на голову. И если сомневаться в исторических реалиях и можно и должно, то всякие там «перевороты» требуют очень серьезной основы. Кавалерийским наскоком тут ничего не решить. Поэтому стоит, наверное, сначала познакомить читателей «ВО» с тем фундаментом, на котором как раз и выстроено здание отечественной истории, с тем, чтобы на этой основе интересующиеся данной темой посетители нашего сайта могли бы рассуждать о сути вопроса с большей уверенностью на основе знаний, а не фантазий, почерпнутых неведомо откуда.

    Начнем с летописей, поскольку эти письменные источники содержат главный объем информации о нашем прошлом, который никакие артефакты не заменят. Так вот, что же такое эти самые летописи, сколько их и что они собой представляют? А то ведь некоторые из тех, кто ничтоже сумняшеся пишет здесь об этом, ведут речь о двух-трех (!) документах, да вдобавок еще и подделанных.

    Итак, летописи — это сочинения XI—XVIII веков, рассказывающие о событиях, имевших место в тот или иной год, то есть по «летам». Летописи велись и в Киевской Руси, и во многих сопредельных ей землях и княжествах, Великом княжестве Литовском, а затем и Русском государстве. Их можно сравнить с западноевропейскими анналами и хрониками как по характеру и стилю изложения, так и по их содержанию.

    Летопись велась по годам. Отсюда ее «погодный характер», в силу чего они обычно начинались словами: «Въ лѣто…» («В год…»), что и дало летописям их название. Количество сохранившихся до нашего времени летописных документов очень велико и составляет порядка 5000 единиц! Это, кстати, информация для тех, кто пишет, что летописи при Петре Первом жгли. Жгли? Жгли, жгли, а… 5000 томов все-таки осталось? Дров не хватило или «пожарники» на сторону их продали, а сами бражничать в кабак пошли?! Так при Петре с этим было строго! За неисполнение царского указа рвали ноздри, били кнутом и угоняли в Даурию дикую…

    Здесь следует немного прерваться и, как об этом любят заявлять адепты «фолкистории», включить логику. Представим на минуту, что те же немецкие историки, «которым Ломоносов морды бил», собрали все эти летописи воедино и решились бы их подделать. Вспомним, сколько их было, что они плохо владели русским языком — и что же получается? С 1724 по 1765 год (год смерти Ломоносова) иностранных академиков у нас было… 14 человек. И не все они были историками. А теперь разделим 5000 на 14 (пусть уж) и получим 357 на каждого. Представим себе объем переписывания – на основе того, что до нас дошло и получим… год каторжного труда над каждым фолиантом. А ведь они еще и другими делами занимались, на балы ездили, кляузы на Ломоносова писали, а когда и пьяными валялись, не без этого, время такое было. Но все же многовато, не так ли? Им и трех бы жизней не хватило все это переписать!

    Правда, потом понаехало еще немцев. И к 1839 году их стало… 34 (всего по списку), хотя понятно, что те прежние уже умерли, но сколько-то ведь они успели… «переписать». А эти продолжили, не так ли? Но даже и в этом случае по 147 летописей на брата это уже явный перебор! И ведь никому этого каверзного дела они доверить не могли. У русского же по пьяни, что на уме, то и на языке. Кто-нибудь бы да проболтался обязательно. И не один! А уж тогдашние патриоты не замедлили бы о том донести куда надо – «Слово и дело государевы!» крикнули бы тут же, а там и застенок, и плети, и дыба, весь тайный умысел сразу бы раскрылся. Ведь чем меньше чужих, тем своим достается больше. Так и Ломоносов, безусловно, думал. Недаром каждой императрице оды хвалебные писал на восшествие. Понимал правила игры! Умел подольститься…

    И опять же дело ведь было не в том, чтобы просто их переписать, а еще и исказить России во вред, а это требовало немалых знаний и фантазии, и общего плана работы на сотни лет вперед. Есть и еще один важный вопрос: зачем их вообще переписывать или что-то в них менять? Людям с психологией того времени, презиравшим большинство россиян. Менять их историю? Зачем? Разве мы изменяем историю папуасам? «Хватит и того, что мы несем им нашу европейскую культуру!» Вот и все, о чем в то время могли думать Миллер, Шлёцер и другие, и… не более того. Так, что перед нами типичная «теория заговора», то есть очередная глупость, не более.


    Академический список Новгородской первой летописи, 1440-е годы, начало текста «Русской правды». Греков Б.Д. Правда Русская. Т. III. 1963. Подделку старинных документов затрудняет еще и их рукописный характер. При том же Ломоносове еще писали гусиными перьями, но… такой шрифт, как устав и полуустав, уже не применяли. Ими очень трудно писать, и много страниц за день не напишешь – рука отвалится. Летописцам спешить было-то ведь некуда, а тут нужно было поторапливаться…


    Кстати, вот хороший пример того, как надо знать язык, чтобы добиться поставленной цели. В 1944 году во время наступления в Арденнах впереди германских войск действовали группы диверсантов, одетых в военную форму союзников и знавших английский язык. На чем они попались и из-за чего эта операция сорвалась? На военной заправке один из них, представляясь американцам, попросил «петролеум», хотя должен был спросить «гэс». И он правильное слово использовал, но… не знал, что янки так не говорят. А тут летописи, полные церковнославянских и древнерусских слов и диалектизмов! Русский-то язык они выучить толком не смогли, а древнерусский освоили в совершенстве?! Со всеми его семантическими тонкостями, знанием древней истории (которую никто уже и не знал!), словом, полагать такое – полный бред или специальное измышление, рассчитанное на людей глубоко невежественных или с дефективной психикой. Впрочем, у нас, как, впрочем, и везде, в других странах, всегда было много и тех, и других! Пушкин-то свои бессмертные строки (см. эпиграф) не зря написал, ох как не зря!

    Но это количественный показатель. И в дальнейшем мы обратимся и к содержательной стороне вопроса «о переписывании», а пока отметим, что большинство летописей в оригинальном виде до нас не дошло. Зато известны их копии – так называемые «списки» (от слова списывать), сделанные позднее, уже в XIII–XIX веках. Древнейшие летописи XI–XII веков известны именно в списках. Последние классифицируются учеными по видам (то есть редакциям) – изводам. Нередко в текстах летописей встречаются соединения из нескольких источников, что наводит на мысль о том, что дошедшие до нас летописные материалы – это не что иное, как сборники разнообразных источников, из которых самые ранние не сохранились. Эту мысль впервые высказал П. М. Строев (1796-1876), русский историк, действительный член Петербургской академии наук, и сегодня таково и общепринятое мнение историков. То есть большинство летописей – это своды ранее существовавших текстов, и именно так к ним и следует относиться.

    Летописные тексты относятся к трем основным типам. Это синхронные записи по годам, «хроники» ретроспективного характера, то есть рассказы о событиях прошлого, и летописные своды.

    Самыми древними рукописными текстами летописей считаются пергаментные «Летописец вскоре патриарха Никифора» (последней четверти XIII века), затем идет Синодальный список Новгородской первой летописи старшего извода (относящийся ко второй половине XIII века, и затем ко второй четверти XIV века), так называемая Лаврентьевская летопись (1377) и несколько более поздняя Ипатьевская летопись (1420-е годы).


    2-я Псковская летопись. Факсимильная копия первого листа «Синодального списка», датируемого концом XV века. Вступление псковского летописца и фрагмент «Начальной Летописи» – лето 6362 от сотворения мира, основание Киева. Синодальный список Псковской второй летописи, середина 1480-х годов – ПСРЛ, Т. 5


    Летописи содержат огромный материал. Это исторические факты, и примеры из библейской, а также античной истории и истории соседствовавшей с нами Византии, «жития» «повести», «слова», а также тексты агиографического характера, сказания, послания, и даже тексты документов. В частности, это международные договоры и различные правовые акты. Литературные произведения также весьма часто использовались в летописях, подменяя собой исторические источники. Так среди них нам известны: «Поучение Владимира Мономаха», «Сказание о Мамаевом побоище», «Хожение за три моря» купца Афанасия Никитина и др. Понятно, что взгляды летописцев не имели ничего общего с нашим сегодняшним взглядом на вещи. В них очень мало сведений об отношениях экономического характера, зато много внимания уделено деянием князей и царей, а также их окружению, деятельности церковных иерархов, и, разумеется, войнам. О простых людей так фактически ничего нет. Народ в летописях обычно «безмолвствует».

    Лаврентьевская летопись, оборот 81-го листа. Часть поучения Владимира Мономаха с описанием его военных походов. Сайт Российской национальной библиотеки


    Интересно, что у большинства известных нам русских летописей их названия носят условный характер, и не соответствуют их собственным названиям. Почему так получилось? Ну, конечно, не из-за происков каких-то мифических заговорщиков, а в ранний период их изучения, когда названия давались им в зависимости от их происхождения, мест хранения, и даже принадлежности какому-то лицу. Также условна и нумерация в наименовании некоторых летописей. Например, Новгородские первая — пятая, Софийские первая и вторая, Псковские первая — третья. Она никак не связана со временем их написания, увы, это так, а исключительно с порядком публикации или иными привходящими обстоятельствами. Да ведь если подумать, то при наличии 5000 документов по-другому просто не могло быть. Ввести все эти тонные документов в научный оборот это настоящий подвиг служения науке, который, кстати говоря, все еще продолжается.

    Другим интересным фактом, характеризующим русские летописи, является их анонимность. Летописцы очень редко вписывали в текст какие-либо сведения о себе, а если и позволяли персонифицированные вольности, то лишь для того, чтобы подчеркнуть, что люди они простые, не книжные, то есть… «передавать все будут без прикрас. Все как есть!» С другой стороны, составители летописных текстов часто ссылаются в качестве источника информации на самих себя: «прииде сам и видел, и слышал», либо знакомых «самовидцев», которым, случалось, видеть и «полк Божий на воздусях», и разные другие подобные этому чудеса.

    Интересно, что большая часть современных исследователей, связывает цели написания летописей с… борьбой за власть. Ведь в силу своей уникальности никакого влияния на общество они оказать не могли. Но это был документ, который могли читать князья и тем самым получать информационное преимущество над теми, кто… их не читал! В частности, об этом писали М. Д. Присёлков, а Д. С. Лихачёв, В. Г. Мирзоев и А. Ф. Килунов в свою очередь писали о том, что русское летописания имело образовательные задачи, что это своего рода публицистика, оформленная в виде исторического сочинения. Но этому взгляду противоречат погодные записи, так что существует и такое мнение, что летопись могла иметь функцию еще и юридического документа, поскольку фиксировала те правовые прецеденты, на которые затем ссылались, да-да, представители правящей династии. То есть ориентировались они уже тогда не столько на настоящее, но и на будущее.

    А вот И. Н. Данилевский считал, что со второй половины XI века летописи приобрели функцию «книг жизни», и должны были фигурировать на Страшном суде как «доказательства» праведности или неправедности власть предержащих. На это, правда, косвенным образом, указывают и сообщения о знамениях, то есть стихийных явлениях, с помощью которых Бог выражает свое одобрение либо порицание происходящим событиям. В любом случае поскольку грамотность была уделом немногих, письменное слово имело куда большее значение по сравнению с устным не только в обыденной жизни, но также и перед Богом. Отсюда, кстати, и множественность летописей. Многие властители стремились иметь собственные летописи, чтобы… «оправдаться ими» на Божьем суде.

    Очень важно подчеркнуть, что в основе всех летописей древнерусского периода лежит древнерусский извод церковнославянского языка, включающий, однако, множество заимствований из древнерусского разговорного языка и делового. Этим он отличаются от сугубо религиозных текстов. Но кроме этих двух стилистических особенностей в летописях имеются и значительные диалектические отличия. То есть характерные языковые особенности в лексике, фонетике, указывают нам на регион написания тех или иных летописных сочинений. Грамматика и синтаксис труднее поддаются локализации, но, тем не менее, и эти особенности речи фиксируются и помогают в атрибуции сочинений. А вот белорусско-литовские летописи написаны на западнорусском письменном языке, который тоже надо было знать, но который в центральных районах России был малоизвестен.

    А теперь в свете этих фактов, давайте еще раз вернемся к злополучным немцам-фальсификатором, «переписавшим» все наши летописи. Оказывается, плохо говорившие на языке Ломоносова немцы, на самом деле до тонкостей знали семантику и морфологию и древнерусского, и церковнославянского языка, да к тому же еще и все местные диалектизмы. Это уже за гранью здравого смысла вообще, и говорит о полном невежестве тех, кто подобное утверждает.


    Летописный сборник, названный Патриаршей или Никоновской летописью. ПСРЛ. Т. 9


    Как проходило создание древних русских летописей рассмотрел А. А. Шахматов. По его мнению, в начале существовал Древнейший свод, который был составлен где-то около 1039 года в Киеве. Затем в 1073 году его продолжил и дополнил иеромонах Киево-Печерского монастыря Никон Печерский. На его основе появился Начальный свод с предполагаемым оригинальным названием — «Временьник, иже нарицаеться летописание Русьскых князь и земля Русьская…», а уже затем была написана и «Повесть временных лет», дополненная отрывками из византийских хроник и русско-византийскими договорами. Ну, а самая первая редакция «Повести…» за авторством монаха Киево-Печерского монастыря Нестора появилась около 1113 года. За ней последовала Сильвестровская или Вторая редакция, попавшая в Лаврентьевскую летопись. В 1118 году появилась Третья редакция, сохранившаяся в Ипатьевской летописи. Ну, а затем куда только отрывки из этих летописных сводов не вставляли.

    Считается, что изначально погодные записи были очень короткими – «В лето… не бысть ничего». И в них отсутствовали какие бы то ни было сложные нарративные конструкции. Но со временем они дополнялись и изменялись в лучшую сторону. Например, в рассказе о Ледовом побоище Новгородской 1-й летописи младшего извода по сравнению с рассказом Новгородской 1-й летописи старшего извода внесено изменение, количество убитых немцев стало «500», а до того было «400»! Ну, явная работа Миллера и других немецких историков, направленная на умаление нашей славной истории!

    Как здесь уже отмечалось, летописей много. Например, есть множество местных летописей XII—XIV веков, содержащие… события в самых различных мелких княжествах и отдельных землях. Крупнейшими центрами летописания являлись Новгород, Псков, а также Ростов, Тверь и Москва. Рождение и смерти князей, выборы посадников и тысяцких, битвы и походы, церковные уставления и смерти епископов, игуменов, строительство церквей и монастырей, недород, мор, удивительные явления природы – все попало в эти списки.

    Теперь давайте поближе познакомимся с летописным материалом отдельных регионов. Начнем с киевских и галицко-волынских летописей. В Киеве летописи вели монахи Печерского и Выдубицкого монастырей, и при дворе правящего князя.

    Именно в Выдубецком монастыре была написана и Киевская летопись, которая датируется 1198 годом. По мнению историка В. Т. Пашуто, киевское летописание продолжалось до 1238 года.

    В Галиче и Владимире-Волынском летописание велось с XIII века велось дворах князей и местном епископате. В 1198 году они были объединены с Киевской летописью. Известны они и в составе Ипатьевской летописи.


    Одна из летописей сопредельных княжеств. «Хроника Великого княжества Литовского и Жомойтского», первая половина XVI века. Библиотека университета Вильно


    Самая ранняя новгородская летопись была создана между 1039 и 1042 годами и, возможно, это были выписки из Древнейшего свода. Затем около 1093 года был составлен и Новгородский свод, на основе более ранних текстов. Затем последовали новые дополнения, и так появился «Свод Всеволода». Летописание осуществлялось и при Новгородской архиепископской (владычной) кафедре) практически без перерывов до 1430-х годов, что привело к появлению Новгородской владычной летописи, на основе которой был составлен текст Новгородской первой летописи, которая известна нам в двух изводах, то есть – редакциях, которые принято называть «старшим» и «младшим». Старший извод – это пергаментный Синодальный список XIII—XIV веков, считается древнейшим из дошедших до наших дней списков наших русских летописей. А вот Младший извод имеется сразу в нескольких списках, причем наиболее ранние относятся к 1440-м годам.

    Новгородская первая летопись. Одна часть рукописи — XIII в., другая — XIV в. Материалы: пергамент, чернила; почерк — устав, переплет (конец XVIII в.) — картон, кожа. Открыта на рассказе о Батыевом нашествии на Русь в 1237 г. ГИМ


    Далее известны Карамзинская летопись, не только с новгородскими местными, но и общерусскими известиями, конца XV — начала XVI веков. Затем идет Новгородская четвертая летопись в двух редакциях, а также Новгородская пятая летопись, известная в списке конца XV века, и посвященная большей частью местным событиям.

    Период с 1447—1469 годов в своем наиболее полном виде представлен в «Летописи Авраамки», первая часть которой закончена 1469 годом, и вторая, составленная в 1495 году. Хотя в 1478 году Новгородская республика и лишилась своей независимости, летописание в Новгороде продолжилось до XVI—XVII веков и даже позднее. Было составлено еще несколько летописей, а затем, в 1670—1680-е годы, оно было возрождено трудами патриарха Иоакима. К периоду 1690—1695 годов относится и Новгородская Забелинская летопись, изложение в ней доводится до 1679 года. Последняя Новгородская Погодинская летопись была составлена в 1680—1690-х годах. Интересно, что именно новгородские летописи конца XVII века от всех прочих отличаются систематическими ссылками на источники (вот даже как!) и определенной их критикой.

    Продолжение следует…

    История русской письменности для школьников


         Древний болгарский писатель, называвший себя черноризец Храбр, в своём сочинении «О письменах» пишет, что до того, как Кирилл и Мефодий изобрели для славян азбуку, славяне, чтобы отметить что-нибудь, использовали «черты и резы» — чёрточки и насечки на деревянных палочках-бирках. Так было и на Руси. Было ещё и тогда, когда уже писали по-славянски болгары и сербы, чехи и македонцы.
         Больше ста лет прошло с тех пор, как солунские братья (они жили в греческом городе Солуни) — славянские первоучители Константин-Кирилл и Мефодий — научили славян грамоте. Больше столетия понадобилось, чтобы и на Руси появились наконец книги, написанные по-славянски. Произошло это одновременно с крещением Руси, в 988 году. Русь, принявшая христианство, уже не могла обходиться без книг — богослужебных и четьих, то есть предназначенных для чтения, а не для богослужения. Четьи книги обычно содержали жития святых, разнообразные поучения, рассказы о христианских подвижниках. Но первые книги на славянском, или, как обычно называют этот язык, церковнославянском языке, появившиеся на Руси, были написаны не в Киеве, Чернигове, Полоцке, Великом Новгороде или в каком-нибудь другом русском городе, а у южных славян: болгар, македонцев, а возможно, и сербов.
         В древности создание книги было делом очень трудоёмким и долгим. До изобретения книгопечатания книги переписывали от руки специально обученные писцы, которые тратили на эту работу по несколько месяцев. Писали перьями. Один писец специально отмечает, что писал он книгу пером павьим — павлиньим, но обычно, конечно, использовали гусиные перья.
         Писали книги на пергамене — телячьей, как правило, коже, которую для этого особым образом обрабатывали: вымачивали, растягивали, высушивали, тёрли пемзой и мелом и так далее. Пергамен хорошего качества — белый и гладкий, на таком пергамене не бывает больших дыр, мелкие разрывы аккуратно зашиты тонкими льняными нитями. Глядя на темноватый пергамен низкого качества, порой можно определить, какой масти был телёнок. У листов такого пергамена края могут быть неровные, а поверхность — шершавой. Прочные пергаменные книги служили людям веками.
         На Руси пергамен называли харатья, а пергаменные рукописи — харатейными книгами. Пергамен был таким дорогим материалом, что иногда его использовали повторно. Ненужный по какой-то причине текст смывали или соскабливали, а затем на листе пергамена писали снова. Рукопись, написанная на таком пергамене, называется палимпсест — от греческих слов со значениями «снова» и «скоблю«. Порой учёным удаётся прочитать остатки прежнего, смытого, текста.
         Из готового пергамена составляли тетради (от греческого «четыре») — это четыре больших листа пергамена, сложенных пополам и сшитых вместе по линии сгиба. Тетради линовали, процарапывая тонкие линии острым инструментом, а после того, как бывал написан текст, тетради переплетали — сшивали вместе и получившийся блок книги заключали между двух деревянных досок, служивших обложкой. Про человека, прочитавшего книгу целиком, говорили, что он прочитал книгу от доски до доски (мы в этом случае говорим: от корки до корки).
         Очевидно, что сразу после крещения Руси не было ещё не только русских переписчиков книг, но и мастеров — изготовителей пергамена. Да и просто людей, которые могли бы читать по-славянски, было, наверное, не так уж много. Для того чтобы на Руси появились «свои» книги, нужно было сначала научить людей читать и писать. Но об этом речь впереди.
         Первые привезённые на Русь славянские книги были довольно просты. Мы знаем об этом, потому что до нашего времени сохранилась одна такая книга, написанная южнославянским писцом. Книга, а точнее, книжечка эта совсем небольшая. Она на треть меньше по размеру, чем школьная тетрадь, однако толще: в ней 166 листов (по традиции, в рукописных книгах определяют количество листов, а не страниц; если в книге 166 листов, то страниц в ней в два раза больше — 332). Эта невзрачная книга считается древнейшей сохранившейся кириллической рукописью. Кириллица — азбука, к которой восходит и наш с вами алфавит, — похожа на раннесредневековое греческое письмо и названа в честь святого Кирилла, но придумали Кирилл с Мефодием не её, а другую азбуку — глаголицу. Именно глаголицей в IX веке были написаны самые древние славянские книги (правда, до нашего времени сохранились только рукописи конца Х— начала XI веков). Глаголицей давно уже никто не пользуется, хотя ещё в XVIII веке разновидность глаголицы употребляли в Боснии. А на Руси, вероятно, глаголицу в древности знали, но писать предпочитали всё же более удобной кириллицей, которую создали ученики славянских первоучителей.
         Многие замечательные древние рукописи имеют свои собственные имена. Рукописи часто называли по месту находки или месту написания: Онежская Псалтирь была найдена в монастыре в Онежском уезде Архангельской губернии, а Галицкое Евангелие было написано в южнорусском городе Галиче. Называли рукописи по имени лица, заказавшего книгу: Евангелие Владимира Андреевича Храброго было написано для серпуховского и боровского князя, участника Куликовской битвы, двоюродного брата Дмитрия Донского, а Псалтирь Иоанна-Александра — для болгарского царя, жившего в середине XIV века. Некоторые рукописи называют по имени писца-переписчика — Явилово Евангелие, Лествица митрополита Киприана. Как видите, переписывание книг было занятием, которым не пренебрегали даже митрополиты.
         Книга, о которой мы рассказываем, была, вероятно, написана в конце Х века. Она называется «Саввина книга», потому что в нижней части одного из листов была обнаружена запись: «поп Савва писал». Переписчик этой рукописи Евангелия оставил нам своё имя. Саввина книга написана почерком, который называется устав. Это чёткий и ровный почерк, похожий на наше «печатное» письмо; им написано большинство пергаменных славянских книг.
         Но откуда мы знаем, что эта рукопись оказалась на Руси так давно?
         Наверное, вы замечали, что книги, которые много и часто читают (ваши учебники, например), портятся. У них отрывается обложка, ветшают углы, за которые берутся, перелистывая страницы, выпадают листы (обычно в начале и в конце книги). Так же ветшали и древние пергаменные рукописи. Кроме того, им грозили прожорливые насекомые, которые прокладывали ходы в толще книжных страниц, да и грызуны — мыши и крысы — не прочь были попробовать пергамен (иногда ещё и закапанный сальными свечами!) на вкус. Говорят, что и знаменитая библиотека Ивана Грозного была съедена. Правда не мышами, а осаждёнными в Кремле в начале XVII века голодными поляками.
         Рукопись Саввиной книги читали так активно, что последние листы были утрачены уже в конце XI века! Но заботливые читатели заново написали потерянные листы. По манере письма, по почерку и особенностям языка мы можем определить, что «чинили» рукопись именно на Руси. А когда ещё через полтора века истрепались начальные листы Саввиной книги, их также заменили новыми. В таком виде (с середины XIII века) книга сохранилась до наших дней, и мы теперь можем восстановить историю её жизни.
         Недаром ещё древние римляне говорили, что книги имеют свою судьбу!

         В начальной русской летописи под 988 годом сообщается, что киевский князь Володимер Святославич «стал забирать у знатных людей детей и отдавать их в книжное ученье», рассудив, конечно, что детей легче научить книжной премудрости, чем взрослых. О том, насколько новым делом было книжное обучение, свидетельствует тот же летописец, говоря, что «матери детей этих плакали по ним. .. как по умершим». Чуть позже учреждает школы в Новгороде сын князя Владимира — Ярослав Мудрый.
         Наверное, первое время учителями были южнославянские книжники, но довольно скоро появились на Руси и свои учителя. Да и дело, такое незнакомое прежде, стало со временем вполне обычным. Летописи больше почти ничего не сообщают нам о школах, о плачущих матерях, а значит, матери утешились, а школы стали чем-то обыденным. Таким, что летописцы и внимание на это перестали обращать. Но ведь и мы с вами не станем специально сообщать про свой город или свою страну, что дети здесь учатся в школах. Зачем? Ведь иначе, как нам кажется, и не бывает. И о том, что дети не учатся, в летописях тоже нет ни слова. А значит, наши предки отлично понимали, что ученье, умение читать и писать — очень важная вещь, а учиться следует при любых обстоятельствах.
         Все вы помните, наверное, свою первую прочитанную самостоятельно книжку. И, наверное, помните, что писать вы научились уже после того, как стали читать. А грамотно писать — и того позже. Так было и в Древней Руси.
         Сначала учили правильно называть буквы, затем складывать буквы в слоги, а затем читать по складам слова. Только специальных детских книг, букварей и учебников тогда не было, и первыми книжками становились Часослов и Псалтирь. Еще в XVIII веке такое обучение встречалось, должно быть, нередко. Помните? В комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль» великовозрастного неуча Митрофанушку дьячок Кутейкин учит читать по Часослову и Псалтири.
         О том, как в древности учились писать, нам рассказали древнерусские школьные «тетрадки», найденные в Новгороде во время археологических раскопок. Правда, тетрадки эти не похожи на наши с вами. Мы уже знаем, что в Древней Руси писали на пергамене. Но пергамен был дорогим материалом, и для школьных занятий его, конечно, не использовали. Найденные археологами «тетрадки» — это донышко от старого берестяного туеска, полоски и кусочки бересты, на которых острым инструментом процарапаны буквы. На одном из кусочков бересты мы видим кириллический алфавит, нацарапанный неумелой рукой:
         Как видите, он заметно отличается от того алфавита, которому нас учат в школе. Кроме того, некоторые буквы пропущены — ученик ещё не твёрдо знал азбуку. На донышке туеска — тоже алфавит, но более полный, без пропусков, а за алфавитом следует целое упражнение. Мальчик, живший в середине XIII века, выписывает слоги: «ба, ва, га…» и так до «ща», затем: «бе, ве, ге…». Места на бересте хватило только чтобы дойти до слога «си». Но мы уже и так поняли, что Онфим — на обороте мальчик процарапал рисунок и написал своё имя — учится выписывать слоги. Археологи нашли на бересте несколько рисунков Онфима вперемежку со школьными упражнениями.
         Глядя на неумелые каракули, понимаешь, сколько бересты нужно было содрать с несчастных берёз, чтобы научить писать хотя бы одного мальчика.
         Но оказывается, что для школьных упражнений использовали и более удобные «тетради» — церы. Цера — это небольшая деревянная дощечка с углублением на одной стороне, в которое заливали воск. Дети учились выписывать буквы на воске, с которого легко было стереть неудачную надпись или освободить место для нового упражнения. Такие дощечки-тетради тоже встречаются среди археологических находок. Церами пользовались не только славяне, но и древние римляне и древние греки. Связанные между собой церы назывались кодекс.
         Вы, несомненно, знаете слово стиль, но, возможно, не догадываетесь, что первоначально так назывался костяной или металлический инструмент, заострённый с одного конца и широкий с другого, которым и писали на воске. «Чаще поворачивай стиль«, — советовали греческие учителя своим ученикам, и ученики послушно стирали написанное тупым концом своего писчего инструмента. На Руси такую «ручку» называли писало. Ей можно было выводить буквы на воске, царапать на бересте. А некоторые с удовольствием демонстрировали своё владение письмом на стенах церквей. Надписи, процарапанные на стенах, называются граффити. В киевском и новгородском Софийских соборах — а это одни из самых древних каменных построек на Руси — было обнаружено множество граффити разного содержания, свидетельствующих и о том, что грамотных людей уже в XI веке на Руси было много, и о том, что они не всегда правильно выбирали место и время для своих упражнений в искусстве письма.

         Но Владимир и его сын Ярослав Мудрый устраивали школы не для того, чтобы обученные грамоте люди оставляли свои автографы на штукатурке. И мы знаем, что уже во время княжения Ярослава существовали книги, написанные на Руси русскими книжниками. Правда, сами русские рукописи этого времени до нас не дошли, но имя одного из писцов сохранилось в позднейшем списке-копии. В 1047 году Книгу пророков переписывал человек, подписавшийся: «поп Упырь Лихой«. Разумеется, это не было его христианским именем.
         Первая же сохранившаяся датированная книга, написанная на Руси, — это так называемое Остромирово Евангелие, которое дьякон Григорий переписал в 1056году для новгородского посадника Остромира. Посадник — самая важная фигура в древнем Новгороде — был, по-видимому, очень богатым человеком. Это Евангелие написано на больших листах отличного белого пергамена очень красивым чётким и крупным почерком. Оно украшено красочными инициалами (большими заглавными буквами), орнаментальными заставками и миниатюрами — изображениями евангелистов. Лучшие художники XI века не пожалели дорогих красок и творёного (растворённого, специально приготовленного как краска) золота для украшения рукописи. В начале XII века похожую по красоте рукопись создают по заказу князя Мстислава Великого. А в довершение эту рукопись ещё и украсили окладом, или, как говорили в древности, оковали — на доски переплёта наложили чеканные серебряные золочёные пластины, украшенные драгоценными камнями и жемчугом. Но такие роскошные или, как говорят, торжественные рукописи Остромир и Мстислав Великий заказывали не для себя, а для того чтобы пожертвовать их в какой-нибудь храм или монастырь, где такими рукописями пользовались только по самым большим праздникам.
         Обычные богослужебные книги были более простыми, а иногда даже почти невзрачными. Часто их украшали не специальные художники, а сами писцы. И вместо многих красок пользовались одной лишь киноварью — ярко-красной краской минерального происхождения. Киноварью писали заголовок в начале новой главы в книге — начинали с красной строки. Но бывало, что и заголовки, и инициалы делались теми же чернилами, которыми писался основной текст.
         Кроме богослужебных книг уже в XI веке стали переписывать и четьи книги. Часто это бывали всевозможные сборники, составленные из фрагментов сочинений разных авторов. Заказывает для себя такую книгу и любитель чтения киевский князь Святослав. В 1073году для него переписали и роскошно украсили Изборник, по содержанию такой же, как был когда-то у первого христианского царя Болгарии — Симеона. О том, что и в древности на Руси были любители чтения, мы знаем ещё и по найденному письму, в котором один человек просит своего друга или родственника прислать ему доброго чтения. Надо думать, что у этого друга могла быть своя библиотека. И уж доподлинно известно, что библиотеки были в монастырях. Там монахи учились книжной премудрости: переписывали книги и читали их.
         Правда, не все читали книги усердно. Древний автор рисует нам ленивого монаха, который листает книгу, считает тетради, из которых она составлена, разглядывает инициалы и миниатюры, смотрит в окошко, потирает глаза, снова пробует читать, а в конце концов, закрыв книгу, спит до обеда. Не все и переписывали книги старательно. Часто писцы в послесловии просят извинения за ошибки, которые они могли сделать по неразумию, или говоря с другом, или задумавшись. А в одной рукописи мы находим приписку такого содержания: «Ох, книга, книга… Уже мне от тебя тошно…» Зато когда книга завершена наконец, переписчик вздыхает облегчённо. «Как радуется жених о невесте, как радуется заяц, избегнув сети, как радуется кормчий, приведя корабль к пристани, так радуется списатель книжный, увидев последний лист», — написал в последней четверти XIV века один переписчик летописи.

         Переписчика звали Лаврентий, а переписывал он, наверное, самую известную русскую летопись, которая названа по его имени — Лаврентьевской. Замечательна эта летопись тем, что содержит в себе древнейший русский летописный свод, так называемую «Повесть временных лет».
         Каждый христианский народ обязательно ощущает себя причастным к истории, к событиям, о которых повествуют книги Ветхого и Нового Заветов, и к продолжающей их истории христианского времени. Самым ярким выражением этой причастности являются летописи, или хроники, — особые сочинения, в которых повествуется о мимотекущем времени, последовательно рассказывается о том, что происходило в городе, стране и мире. И так год за годом. Летописец пишет и о том, что видел сам, и о том, что знает с чужих слов, и о том, о чём только догадывается. Поэтому в летописях можно найти и совсем краткие рассказы и, наоборот, пространные и подробные повести. Случился ли пожар, наступила ли засуха, произошло ли сражение — обо всём этом и о многом-многом другом можно прочесть в летописи. Для историка летописи — незаменимый источник сведений о жизни людей. Нужно только помнить, что об одном и том же историческом событии москвич и, например, новгородец могли иметь весьма разные сведения, не говоря уж о мнениях.
         Часто, хотя далеко не всегда, летописи начинаются рассказом о том, как связан тот или иной народ с библейскими событиями. «Откуда есть пошла русская земля» — с этого начинается древнейшая сохранившаяся до наших дней летопись, которую в самом начале XII века составил монах киевского Печерского монастыря Нестор — один из самых замечательных древнерусских писателей. Уже потом другие, часто остававшиеся безымянными древнерусские книжники продолжали каждый, как умел, летопись Нестора. Уже потом в разных областях и княжествах Руси составлялись свои особенные повести о быстро меняющемся времени. Но все они восходят к «Повести временных лет» Нестора-летописца.
         Но Нестор был автором не только летописи. Его перу принадлежат и первые русские жития. Именно Нестор является автором «Сказания о житии и погублении Бориса и Глеба» и жития Феодосия Печерского. Сыновья киевского князя Владимира Святого Борис и Глеб (в крещении — Роман и Давид), коварно убитые своим сводным братом Святополком, стали первыми русскими святыми. Случилось так, что отрывки из повести Нестора под заголовком «От Бытия чтение» в древности даже были включены в Паремийник — книгу чтений из Ветхого Завета — так высоко ценилось это печальное повествование Нестора. Не хуже был известен древнерусским людям яркий и полный живых деталей рассказ о жизни и деяниях одного из основателей киевского Печерского монастыря, игумена Феодосия, также послуживший образцом для позднейших древнерусских агиографов — составителей житий.
         Заметим, впрочем, что Нестор не был первым из известных нам русских писателей. Примерно за полвека до него в Киеве монашествовал священник Иларион, про которого древний автор сообщает, что был он «муж благ, книжник и постник». Обычно считают, что Иларион был одним из тех книжников, которых, по сообщению летописи, для переводов и переписывания книг собрал в Киеве князь Ярослав Мудрый. Этого-то Илариона в 1051 году собор русских епископов поставляет в митрополиты Киевские и всея Руси — он становится первым русским митрополитом! Ведь до этого, с самого момента крещения Руси, все митрополиты на Русь присылались только из Византии. Нам не так уж много известно о жизни Илариона, но мы знаем наверняка, что и сделавшись митрополитом, он не оставил своих книжных занятий и стал автором одного из самых известных древнерусских церковных поучений — «Слова о законе и благодати».
         Эту главку мы начали с того, что христианский народ не может жить без истории. Но он не может жить и без постоянной проповеди христианства. Именно проповеди христианства, причастности нового христианского народа — русского народа — к христианскому миру посвящено Слово митрополита Илариона. Это произведение совершенно по форме и выдаёт в авторе недюжинную образованность и знание лучших образцов византийской христианской литературы. «Слово о законе и благодати» стало ещё и первым Словом, созданным в Древней Руси, — первым русским произведением на церковнославянском языке, рассчитанным на произнесение вслух.
         Но вы, наверное, лучше знаете о другом Слове — «Слове о полку Игореве». Человек, создавший в конце XII века драматическое повествование о походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев, остался безымянным. Драматической оказалась и судьба произведения. Случилось так, что единственный рукописный экземпляр «Слова о полку Игореве» — список, найденный графом А.И. Мусиным-Пушкиным в Спасо-Преображенском монастыре в Ярославле, сгорел в московском пожаре 1812 года. Осталась лишь копия, сделанная для императрицы Екатерины II, и издание 1800 года. Но печатное издание — не рукопись. В тексте произведения остаётся очень много непонятных, или, как говорят, тёмных мест. И вот уже почти 200лет время от времени возникают споры о том, действительно ли «Слово о полку Игореве» — памятник древнерусской литературы или это искусная подделка, созданная в конце XVIII века. А подделывать древности в то время очень любили, но подробнее об этом мы расскажем позже.
         «Слово о полку Игореве» не очень похоже на древнерусские воинские повести, не очень похоже и на другие произведения древнерусской литературы. Со «Словом о законе и благодати» почти и не сравнить. Мы найдём в «Слове о полку Игореве» имена языческих славянских богов: Даждьбога и Стрибога и других, но лишь намёки на христианство. А ведь со времени проповеди митрополита Илариона прошло уже более ста лет и почти двести — со времени крещения Руси! Очевидно, что просто так было принято в княжеской среде, ещё не совсем забывшей своё варяжское происхождение. Но ведь не считаем же мы А.С. Пушкина язычником потому, что его герой стал богатым наследником «всевышней волею Зевеса».
         Как видите, древнерусская литература с самого начала своего существования отличалась многообразием и почти невероятным богатством, от которого до нашего времени сохранилось далеко не всё. Писали на Руси много и охотно. Писали жития святых и воинские повести, летописи и поучения. Описывали паломничества к святым местам и всевозможные чудеса. Переписывали богослужебные и четьи книги. Переписывали русские сочинения и произведения южнославянских авторов. Переводили с греческого, латинского и даже древнееврейского языков.
         Но был и другой род письменности.

         Кроме литературы в привычном для нас с вами значении, была в Древней Руси развита и бытовая письменность — письменность, не связанная с высокой культурой, письменность, приспособленная для повседневных нужд человека. Это не только граффити на стенах церквей, не только школьные упражнения.
         Попробуйте ответить на вопрос, кого и зачем учили в древнерусских школах?
         Может быть, в школах готовили переписчиков книг и специальных княжеских писцов-нотарей? В течение долгого времени историки считали, что грамотными на Руси были разве что священники и дьяконы, служащие княжеских «канцелярий» да некоторые богатые люди — всего не так уж много людей. Так полагали до 1951 года, когда во время археологических раскопок в Новгороде была найдена первая берестяная грамота. Потом ещё и ещё.
         Сейчас из земли извлечено уже больше тысячи берестяных грамот ХI–ХV веков. Грамоты найдены не только в Новгороде, но и во Пскове, Москве, Твери, Торжке, Звенигороде Галичском на Украине и в Старой Рязани — городе, сожжённом ордынцами в XIII веке. Может показаться, что тысяча грамот — это совсем немного. Но ведь это малая часть того, что может быть ещё найдено, и ничтожно малая часть того, что было, но сгорело при пожарах или истлело в земле, было сожжено или порвано на мелкие кусочки ещё в древности. Те грамоты, которые находят археологи, были выброшены и сохранились во влажной почве, в городской уличной грязи, которая, как мы знаем, даже сейчас порой бывает непролазной.
         Сначала учёные полагали, что берестяные грамоты неграмотны. Очень уж это было написано непохоже на то, как писали древнерусские книги. Потом, однако, выяснили, что берестяные грамоты писали по особым правилам, более простым, но не менее строгим, чем правила книжного письма.
         Итак, получается, что грамотность в Древней Руси была довольно высокой, грамотный человек был вовсе не редкостью. Это, конечно, не значит, что любой мог переписывать книги или вести летопись, но написать деловое письмо, просьбу, составить список должников могли многие. И действительно, среди находок попадаются жалобы боярам на приказчиков, отчёты сборщиков податей, письма родственникам, хозяйственные просьбы и распоряжения. Во всём многообразии грамот не встретилось разве что поздравительных открыток.
         Есть поминальные записки в церковь — их тоже писали на бересте, есть срочное донесение о военных действиях на границе со Швецией, есть записи для памяти иконописца — не забыть, каких святых хочет видеть заказчик на иконе. Монах пишет другу монаху, сын пишет родителям и приглашает приехать к себе, сестра пишет брату, заказчик требует готовое изделие от кузнеца. Есть и любовные письма. А иначе какая же почта без них! «Писала к тебе трижды», — так начинает письмо, полное укоров возлюбленному, девушка. «Приходи в субботу к ржаному полю», — гласит записка юноши. Люди мало меняются со временем.
         Мы находим на маленьких кусочках берёзовой коры и предложение выйти замуж, и свидетельства домашних ссор, и заговоры от болезней. Вся жизнь, о которой не считают нужным писать летописцы, возникает перед нашим мысленным взором. Найдена даже маленькая, размером со спичечный коробок, берестяная книжечка, в которую кто-то со слуха записал слова церковного песнопения. Может быть, «шпаргалка» певчего?
         Самые древние берестяные грамоты датируются временем, близким ко времени крещения Руси, а значит, Русь только и ждала, чтобы перейти от «черт и рез» к письму, чтобы на хрупкой бересте выразить всё, что занимало людей в их повседневной жизни. Для этого прежде всего и учился в школе уже знакомый нам мальчик Онфим.

         То, что требовало длительного хранения, например законы, писали всё же на пергамене.
         То есть сначала законы не писали. До появления письменности существовали, так сказать, неписаные законы. Не нужно было заглядывать в книгу, чтобы решить, кого признать ответчиком, кто заплатит виру (штраф), как поступить в том или ином случае. Это определялось сложившимся за века укладом жизни. Специалисты называют это обычным (связанным с обычаями) правом.
         По приказу князя Ярослава Мудрого, княжившего, если вы ещё не забыли, в XI  веке, эти неписаные законы были записаны и получили название «Русская Правда». До нашего времени не сохранился древнейший список Русской Правды. Она дошла до нас в списке XIII века в составе книги, называемой Кормчая. Кормчая книга — это сборник светских и церковных законов, которые управляют жизнью человека в житейском море, как опытный кормчий управляет своим кораблём.
         Документы, которые требовали длительного хранения, тоже записывали на пергамене. А если говорить точнее, то можно сказать, что на пергамене писались те документы, которые казались обитателям Древней Руси настолько важными, что на них не было жалко такого дорогого писчего материала, как пергамен. Понятно, что важными чаще всего оказывались дела князей и просто богатых людей. Многие из этих документов дошли до наших дней.
         Известны грамоты с мирными договорами князей, или, как их называли в Древней Руси, докончаньями. В этих грамотах обязательно перечисляются обязанности и права каждой из договаривающихся сторон и подробно объясняется, по каким рекам, ручьям, холмам, опушкам леса, между какими сёлами и деревнями проходит граница княжеских владений. Приходило ли вам в голову, что названия многих, даже не слишком удалённых от центра районов Москвы известны историкам как деревни и сёла, принадлежавшие московским великим князьям ещё в начале XIV века?
         Кроме договорных грамот бывают грамоты духовные, или завещания. В них подробно перечисляются не только земельные владения, но и дорогие домашние вещи, такие как столовое серебро и, например, очень ценившиеся как знак богатства пуховые подушки и перины. Кроме того, для подтверждения подлинности завещания обязательно называются присутствовавшие при его составлении свидетели.
         Но древнейшая из русских грамот — не договорная и не завещание, а дарственная, или, как иначе говорят, вкладная. Это грамота уже упоминавшегося киевского князя начала XII века Мстислава Великого и его сына, новгородского князя Всеволода, знаменитому новгородскому Юрьеву монастырю. Начинается она, как и большинство подобных грамот, словами: «Я, Мстислав, сын Володимера…» На листе пергамена князь Мстислав указывает, какие сёла и какие угодья он жалует монастырю (вкладывает в монастырь), а князь Всеволод говорит о дорогом серебряном блюде, которое он дарит монастырю. Один князь подтверждает права монастыря на землю, и оба заботятся о том, чтобы их имена не были забыты потомками, чтобы насельники монастыря знали, кого поминать в своих молитвах.
         Но вкладными бывают не только грамоты.
         Гораздо чаще встречаются вкладные записи — надписи на предметах, пожертвованных в монастыри и церкви: чернильные — в книге, чеканные — на серебряных изделиях.
         Иногда бывает и так, что большие записи о пожертвовании земельных владений в монастырь или храм пишутся на широких нижних полях пергаменных рукописей. Как правило, такие записи можно найти в напрестольных Евангелиях, особенно происходящих из храмов и монастырей Западной Руси (это территория современных Украины и Белоруссии). В одном Евангелии XIV века пространные записи ХV–ХVI веков о пожертвованиях в монастырь Иоанна Предтечи в городе Полоцке встречаются едва ли не на каждом листе. Кто же осмелится утверждать, что село, заливной луг, полная рыбы река, лес принадлежат не монастырю, если так написано в Евангелии?!

         Вкладные записи на полях рукописей, помимо всего уже сказанного, означают, что книга в Древней Руси постепенно стала не просто обычным — бытовым явлением. А ярче всего этот процесс отразился в стиле оформления рукописей.
         Хотя письменность на Русь была принесена от южных славян, создатели первых русских рукописей старались подражать не болгарским, сербским или македонским образцам, а их общему первоисточнику — рукописям греческим. На византийские рукописи ориентировались не только русские писцы, но и книжники других христианских стран, соседствующих с Византией, например книжники Грузии или Армении.
         Этот заимствованный из Византии красочный стиль, сочетающий в себе разнообразные геометрические и растительные формы, золото и яркие краски — синюю, жёлтую, красную и зелёную (в том числе и смешанные с белилами), в науке получил имя византийского или старовизантийского. Но в чистом виде такой орнамент встречается лишь в немногих роскошных книгах XI и XII веков. В рукописях попроще мы уже не найдём золота, краски становятся беднее. А с течением времени — к концу XIII века — лишь отдельные элементы орнамента напоминают нам об орнаменте старовизантийского стиля.
         В провинциальных рукописях, написанных в маленьких городках или в незначительных и небогатых монастырях, художник, украшая книгу, зачастую по памяти пытается изобразить что-то, напоминающее виденный им когда-нибудь старовизантийский орнамент. При этом он в неисчислимом количестве добавляет в рисунок инициалов мотивы народного орнамента, свойственного его родной местности. Замечено, что в рукописях, украшенных таким «домашним» орнаментом, как правило, бывает довольно много языковых неправильностей. Где ещё найдёшь Евангелие от Ивана или от Матвея? И миниатюры, написанные художником-самоучкой в каком-нибудь страшно далёком (по древнерусским меркам) от княжеских столиц Галиче Костромском, будут неумелы и трогательны, как рисунки серьёзного ребенка.
         А в конце XIII века в столичных городах — прежде всего в Юго-Западной Руси, а затем в Новгороде, Пскове, Твери, Москве, Ростове Великом — появляются рукописи, которые украшаются совсем по-другому: чернильным или киноварным контуром изображены на листе белого пергамена крылатые змеи или птицы с длинными змеиными хвостами, невиданные чудовища, пожирающие друг друга или кусающие себя за хвост. Всё это образует причудливое и плотное переплетение белых незакрашенных линий на тёмно-голубом фоне, изредка подкрашенное жёлтой краской. Такой орнамент, пришедший, вероятно, из Западной Европы, учёные называют чудовищным стилем, звериным или тератологическим (от греческого слова «чудовище») орнаментом.
         Этот стиль существует во множестве вариантов, фон может быть зелёным и даже красным, выдуманные звери чередуются с картинками древнерусского быта. Два рыбака тянут с двух сторон сеть с рыбой — инициал «М». А вот охотник поймал за ноги зайца — это инициал «Л». Инициал «Д» — гусляр перебирает струны. Человек выливает себе на голову жбан воды — это «К». Вот инициал «Б»: у костра сидит человек, и художник делает под картинкой пояснение: «Мороз, руки греет». Это ничего, что изображение мало похоже на букву — читатель обязательно догадается. Художник не ограничен ничем. Может нарисовать цветок, целое дерево, растущее из пасти зверя, может человека с заступом или воина в доспехах.
         Особенно распространён был тератологический стиль в Новгороде. В XIX веке учёные вообще все рукописи с таким орнаментом считали новгородскими.
         Но в конце XIV века наступает новое время.

         На самом деле новый этап в истории русской письменности начинается ещё раньше. Уже с середины XIV века книжники славянских стран (Руси, Болгарии, Сербии) стали гораздо активнее общаться между собой и с византийскими сочинителями и переписчиками книг. Особую роль в этом процессе сыграли монастыри, расположенные на знаменитой горе Афон, недалеко от Салоников, или в столице Византии, городе Константинополе. В эти монастыри стремились монахи и паломники из всех уголков православного мира.
         Русские книжники, познакомившись с болгарским и сербским книгописанием, заметили, что оно сильно отличается от того, как пишут книги на Руси. Оказалось, что за несколько веков, прошедших со времени появления письменности, книжный язык на Руси стал гораздо больше похож на язык разговорный, чем это было вначале, а в богослужебные тексты вкрались ошибки. С точки зрения древнерусских книжников, у южных славян книжный язык, созданный Кириллом и Мефодием, сохранился лучше (для нас не так уж важно, что это было вовсе не так и что сербы и болгары видели утраченный идеал книжного языка как раз наоборот — в древнерусских рукописях). Следовательно, стоило вернуться к истокам книжного языка.
         Существовало две возможности подобного «возвращения». Можно было вспомнить, например, как писали книги в эпоху становления книжного языка на Руси. Такой путь был выбран в набиравшем силу Московском княжестве.
         В 1380 году хан Мамай был разбит в знаменитой Куликовской битве. Но хотя до стояния на Угре, положившего конец игу, было ещё очень далеко (ведь всего через два года, в 1382 году, хан Тохтамыш осадил и полностью сжёг Москву), именно в Москве в конце 90-х годов XIV века, при великом князе Василии Дмитриевиче, сыне Дмитрия Донского, стал зарождаться новый стиль книгописания, обращённый к славному прошлому восточных славян. Московские рукописи этого времени напоминают своим внешним видом русские рукописи киевского периода (ХI–ХII веков). Эти книги, написанные красивым крупным уставом, стали украшать орнаментом, который учёные называют нео- или нововизантийским, очень похожим, как явствует из названия, на уже знакомый нам (старо)византийский орнамент.
         В XIX веке даже произошёл такой курьёзный случай: известный польский писатель, автор многочисленных исторических романов Й. Крашевский опубликовал заметку о русской рукописи, обнаруженной им в одной из частных библиотек. По словам писателя, рукопись была написана в Киеве в 1097 году. Впоследствии выяснилось, что он неверно прочёл кириллические цифры — рукопись действительно была написана в Киеве, но тремя веками позже — в 1397 году.
         Но была и другая возможность возвращения к истокам книжного языка. Можно было попытаться вернуться к началу книжного языка всех славян — к кирилло-мефодиевскому периоду IХ–Х веков. В реальности это означало, что, как и во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого, русские переписчики должны были во всём подражать южнославянским книжникам.
         Заметнее всего, конечно, была орфография — особенности правописания.
         Интересно, что и сейчас письменные работы школьников (и не только школьников) оцениваются прежде всего по признаку грамотности, а вовсе не по тому, насколько свободно и легко человек владеет родным языком. Ошибки в грамматике и стилистике воспринимаются как досадные недочёты, почти что не заслуживающие внимания, но Боже упаси вас сделать орфографическую или пунктуационную ошибку! Учитель не пожалеет красных чернил.
         Правила орфографии в Древней Руси были не столь строги, как современные, но никогда их соблюдение не требовалось с такой настойчивостью, как в начале XV века. «Если кто захочет эту книгу переписывать, то пусть не убавит и не прибавит ни слова, ни единого слога, ни буквы, ни точки какой, ни крючков, которые под строками, но пусть с великим вниманием читает и учится», — такой записью завершает свой труд один переписчик Псалтири. Заметим, что при этом правописание самого писца вовсе нельзя назвать идеальным.
         Но как это грозное предупреждение не похоже на смиренные просьбы более древних переписчиков исправлять их ошибки и не осуждать писцов за проявленное неумение!
         Так создавалась другая традиция книгописания. Особую роль в этом сыграл митрополит Киприан (1380–1406), тот самый, который собственноручно переписал любимую многими монахами книгу — Лествицу. А ещё доподлинно известно, что он переписал Псалтирь и Служебник. Киприан происходил из знатной болгарской семьи, получил хорошее образование, знал греческий язык. Затем он постригся в монахи и долгое время жил в монастырях Константинополя. На Русь он впервые приезжает как посол Вселенского патриарха. А когда решался вопрос, кого поставить митрополитом всея Руси вместо умершего в 1378 году митрополита Алексия, выбор вновь пал на Киприана. Очевидно, что книги, переписанные рукой самого митрополита, служили русским книжникам образцами для подражания.
         Болгарским рукописям на Руси подражали порой так тщательно, что не всегда было легко отличить одну от другой. Одну из русских книг в течение ста с лишним лет учёные считали болгарской рукописью. Никому и в голову не приходило, что так могли написать на Руси.
         Отметим, что уже в середине XIV века болгары и сербы довольно часто писали не на пергамене, а на бумаге. На бумаге писать было проще, быстрее. Был выработан даже особый тип почерка, который принято называть полууставом. Этот почерк тоже чёткий и ровный, но рисунок букв упрощён, перо писца легче движется от одной буквы к другой, появляется больше округлых линий, а сами буквы часто получают наклон к концу строки.
         Украшались эти рукописи характерными заставками, образованными орнаментом из пересекающихся окружностей и прямых линий, который, по месту его происхождения, называют балканским. Инициалы в таких рукописях тоже легко узнаваемы. Они сделаны, как правило, киноварью, и их так и называют тонкими киноварными.
         Правда, к концу XV века, когда Москва начала занимать всё более важное положение в Древней Руси, преобладать стал неовизантийский орнамент. Хотя справедливости ради надо сказать, что самые лучшие образцы этого орнамента можно найти в рукописях конца XIV или начала XV века, которые украшались лучшими художниками того времени — Феофаном Греком и Андреем Рублёвым.

         Говоря об украшениях рукописей, нельзя не упомянуть о декоративном письме.
         Опытные переписчики книг, как, наверное, и другие ремесленники, старались не только строго следовать заученным приёмам ремесла. Они привносили в свою работу элемент веселья, старались сделать само письмо красивым. Лист рукописи, написанный хорошим мастером, красив даже без цветных инициалов.
         Можно было текст на листе расположить в виде креста или какой-нибудь геометрической фигуры. А можно было линии соседних букв выписать так, чтобы они пересекались под определённым углом, создавая иллюзию орнамента. Можно даже слегка нарушить правила орфографии и не писать в одном слове две буквы, чтобы не загромождать междустрочье.
         Особенно широко используются лигатуры. В самом простом случае две соседние буквы как бы «склеиваются»: правая вертикаль буквы П, например, служит и вертикалью буквы К (вам, наверное, случалось видеть такую лигатуру на шкафе пожарного крана). А вот соединить буквы Т и Р уже сложнее. Как бы вы поступили? Древнерусский книжник, скорее всего, сделал бы букву Т более высокой, написал бы её горизонтальную линию над строкой. Более изощрённый мастер, наоборот, сделал бы букву Р менее высокой, а то и вообще оставил бы от неё только элемент, похожий на маленькую зеркальную букву С. А что делать, например, с буквами Е и К или К и О (бывает ведь и так)? Тут уж фантазия мастера не знает границ.
         А если соединить все буквы в строке? Тогда получится особый тип декоративного письма, который называется вязь. Вязь бывает очень разной, иногда прочесть её почти невозможно.
         А ещё можно украсить рукопись тайнописью, зашифровать слово или целую фразу. Это не послание одного разведчика другому — это игра, доступная только опытным книжникам. Никто не будет, конечно, зашифровывать слова из текста, но свою собственную запись или своё имя можно записать так, что не всякий догадается, как это прочесть. Видов тайнописи много. Можно заменить буквы условными значками. А можно заменить одни согласные буквы другими. Есть и такой способ тайнописи, при котором используются числовые значения букв кириллицы.
         Писец пишет: «А . КК . ДД . КЛ . Ь». Буква К в кириллице означает число20, значит, две буквы — это уже сорок, буква М. Буква Д — значит 4, две буквы Д — это 8, или И. Буква Л, следующая за К, имеет значение 30, а значит, вместе — 50, буква Н. Догадались, что получается?

         Выше мы упомянули, что появился новый писчий материал — бумага. В истории письменности самых разных народов появление бумаги было важным событием. На бумаге писать легче и быстрее. Относительная дешевизна этого материала значительно увеличивает число переписчиков. Теперь не нужно было так долго и тщательно учить писцов. Портить бумагу не так жалко, как пергамен. Впрочем, древняя бумага часто совсем не похожа на современную, сделанную из измельчённых древесных волокон. Ведь перерабатывать дерево в бумагу научились только в XVIII веке.
         В XIII веке в Западной Европе появляется грубая плотная бумага-бомбицина, которая была привезена с Востока в эпоху крестовых походов. Иногда даже бывает сложно решить сразу, что перед тобой — бумага или пергамен. Долгое время считали, что эта бумага изготавливалась из волокон хлопка (специальные исследования показали, что делалась бомбицина, как и более поздняя бумага, из льняных волокон). С течением времени в Европе и Азии из тех же льняных волокон начинают производить всё более тонкую и гладкую бумагу.
         Льняные волокна, обрывки льняной ткани вываривались в котлах до получения однородной бумажной массы (если вам случалось долго жевать кусочек бумажки, то вы примерно знаете, что это такое). Затем жидкая бумажная масса тонким и ровным слоем выливалась на специальную проволочную сетку. Вода стекала, высыхающую массу вынимали из форм, выглаживали и, чтобы бумага была совсем гладкой, иногда покрывали тонким слоем желатина.
         Проволочная сетка состояла, как правило, из расположенных на некотором расстоянии друг от друга понтюзо и расположенных довольно тесно вержеров — вертикальных и горизонтальных проволочек. Если смотреть на просвет, то следы этих сеток на старой бумаге хорошо заметны — в этих местах бумага чуть тоньше и лучше просвечивает. Скоро этим начинают пользоваться: владельцы бумажных фабрик-мануфактур (в России их называли бумажными мельницами) и опытные мастера помещают на дне бумажных форм специальные проволочные рисунки. Оставшиеся на бумаге отпечатки этих проволочных узоров (водяные знаки, филиграни) позволяют покупателю узнавать, где и кто сделал бумагу, различать её качество. Точно так же наносится защитный рисунок на современных банкнотах — бумажных деньгах.
         Но водяные знаки в наше время встречаются не только на деньгах или других ценных бумагах. Иногда можно встретить вержированную бумагу — бумагу, на которой видны линии вержеров и понтюзо. Это, как правило, особые, дорогие сорта писчей бумаги.
         Проволочные рисунки разных мануфактур и у разных мастеров не повторяются, а кроме того, их приходилось довольно часто обновлять. Каких только филиграней не встретишь! Есть ножницы и мечи, гербы разных городов и перчатки, колокола, ключи и клещи, зубчатые башни, голова шута в колпаке с бубенцами. Есть козероги и единороги, львы и лошади, орлы и олени, короны и цветы. Даже аппетитно изогнутая колбаса служит опознавательным знаком какого-то мастера (некоторые, впрочем, утверждают, что это не колбаса, а сосиска).
         По тому, какой знак удаётся разглядеть на листе бумажной рукописи, специалисты с высокой точностью могут сказать, когда и где была сделана бумага (на Руси собственную бумагу стали производить только в XVII веке). А значит, можно довольно точно сказать, когда написана рукопись.
         Правда, здесь исследователя подстерегают неожиданности. Если лист большого формата был разрезан пополам, то от филиграни остаётся только половина. Приходится ломать голову, задняя часть какого зверя изображена на листе: быка или тигра? А если лист разрезан на четыре части? А если на восемь? Рукописи, особенно бумажные, бывают очень маленького, можно сказать карманного, размера. Известны даже рукописи размером всего со спичечный коробок!

         Итак, с XV века начинается новое время в истории русской письменности. И дело не только в появлении бумаги. Взаимодействие с письменными традициями других славянских стран обусловило появление особого внимания к своей письменной традиции и к своему книжному языку.
         Одной орфографией дело не ограничилось.
         Постепенно внимание книжников начинает привлекать и грамматика — склонение существительных, прилагательных и местоимений, спряжение глаголов, устройство предложений. Здесь южнославянские рукописи уже не казались достойными подражания. Русские книжники хотели вернуться к первоистокам книжного языка славян и обращались к греческим текстам. Одним из первых, кто стал исправлять славянский перевод по греческому оригиналу, был московский митрополит Алексий. В 1355 году, находясь в Константинополе, он исправляет славянский текст Евангелия, стараясь как можно больше приблизить его к греческому первоисточнику. Славянский текст тогда вышел чересчур сложным и не получил распространения на Руси. А рукопись митрополита Алексия бесследно исчезла во время бурных событий начала XX века. К счастью, она известна по фотокопиям, изданным в самом начале нашего столетия замечательным знатоком славянской письменности архимандритом Леонидом (Кавелиным).
         Новые серьёзные попытки исправить славянские канонические и богослужебные тексты по греческому образцу были предприняты на Руси теперь уже только во второй половине XV века. Этому предшествовали драматические события, развернувшиеся на Балканах в конце XIV— середине XV веков. В 1393 году турки завоёвывают столицу Болгарского царства город Велико Тырново; в плен попадает болгарский патриарх Евфимий. В 1453 году османские войска захватывают Константинополь. Русь остаётся единственной независимой православной державой. Но оказывается, что на славянском языке до сих пор не существует Библии. Разумеется, есть Новый Завет, разумеется, переведены многие книги Ветхого Завета, которые используются в богослужении. Но полной Библии нет.
         В течение многих лет над созданием полного свода славянской Библии идёт работа в Новгороде. Вокруг новгородского архиепископа Геннадия собираются самые образованные книжники того времени: переводчики (толмачи), переписчики, богословы. Библейские книги переводятся с греческого, с латинского и даже древнееврейского языков. Уже существующие переводы проверяются и исправляются. И наконец в 1499году переписчики заканчивают работу над огромным рукописным томом. Теперь есть Библия и на славянском языке. В науке она известна как Геннадиевская Библия.
         Переписчики делают рукописные копии-списки. Но этого очень и очень мало для такой огромной страны, какой была в конце XV века Русь.
         Возможно, вы знаете, что в XV веке, да ещё и долгое время после, Русь не была единым государством. На территории современных Украины, Белоруссии, Литвы и западных областей России существовало Великое княжество Литовское, или Литовская Русь, население которой говорило по-славянски и читало книги, написанные на церковнославянском языке так же, как это делали жители Новгорода, Московской Руси и восточно-русских княжеств.
         Но Великое княжество Литовское населяли не только православные христиане. Здесь довольно мирно жили и сосуществовали и католики, и протестанты. А близкое соседство с достижениями западной цивилизации обусловило тот факт, что именно в Литовской Руси были напечатаны первые книги на церковнославянском языке.
         Для православных христиан сосуществование с католиками и протестантами предполагало необходимость особой заботы о сохранении своей веры и церковнославянского языка, как одной из её составляющих. В Литовской Руси создаются православные братства, школы, типографии. Особенно знаменита типография, созданная в городе Остроге князем Константином Ивановичем Острожским. Один из богатейших людей Литовской Руси, важный сановник, он особенно заботится о сохранении православия. Как раньше при кафедре Геннадия Новгородского, так теперь в Остроге собирается кружок книжников, переводчиков, которые подготавливают первую печатную славянскую Библию.
         Специально из Новгорода присылают копию Геннадиевской Библии. Переводчики и редакторы (справщики) тщательно проверяют и исправляют рукописный текст, что-то переводится заново. Художники готовят рисунки многочисленных заставок, разрабатывается специальный типографский шрифт, похожий на лучшие образцы русского полууставного письма. Наконец в 1581году Иван Фёдоров (тот самый, который напечатал в 1564году в Москве книгу Апостол) печатает так называемую Острожскую Библию, текст которой стал основой для современного текста славянской Библии.
         Но с появлением и развитием книгопечатания переписывание книг не прекратилось. Ещё долгое время люди пользовались этим привычным способом. Переписывание книг оставалось и традиционным монашеским послушанием. Правда, если раньше печатные шрифты подражали рукописным, то теперь рукописные почерки начали подражать печатным. Книги стали переписывать печатными буквами. И заставки в рукописях становятся похожи на гравированные книжные заставки. Европейский стиль барокко в украшениях печатных изданий в рукописных книгах преобразуется в очень похожий на барокко орнамент старопечатного типа.

         Со временем книгопечатание распространяется всё больше. Количество типографий в самых разных городах и даже монастырях Руси стремительно возрастает. Особенно много книг печатается в Киеве и Москве. Уже в XVII веке книг печатается так много, что некоторые экземпляры не находят своих читателей, и в наше время можно встретить старопечатные книги, которые еще никто не открывал. Печатная книга становится обычным явлением. Существование сотни совершенно одинаковых книг снижает ценность изображённого на бумаге слова. Раньше каждая книга была уникальна, неповторима. Теперь бывает, что переписчики украшают свои книги гравированными заставками и рисунками, вырезанными из печатных книг. И почти не случается, чтобы утраченные листы печатных книг восполнялись от руки.
          Но книгопечатание ставит перед книжниками новые проблемы. Ведь печатный текст должен быть особенно выверен. Печатный текст, существующий в сотнях экземплярах, должен быть свободным от ошибок. Пристальное внимание к языку, забота о правильности текста приводят к необходимости использования специальных языковых справочников — грамматик.
         В странах Западной Европы грамматики были обычным делом. Сначала это были грамматики классических языков — древнегреческого и латинского. Затем по образцу античных грамматик создавались грамматики европейских языков. Средневековые европейские, а затем и русские книжники полагали, что если есть грамматика языка, то сам язык становится вровень с классическими, образцовыми языками христианской культуры.
         Не случайно первая, ещё очень несовершенная рукописная грамматика церковнославянского языка создаётся в процессе работы над Геннадиевской Библией. Её создаёт активный участник кружка архиепископа Геннадия переводчик Дмитрий Герасимов. Напомним, что Новгород был крупным европейским торговым городом, в котором живее, чем где-нибудь ещё на Руси, воспринимались культурные веяния европейского Средневековья.
         И позже, в XVI и XVII веках, грамматики церковнославянского языка создавались в западных областях Руси. Теперь это были и печатные грамматики. Особенно известна грамматика, составленная Мелетием Смотрицким, одним из видных деятелей кружка князя Константина Острожского. Впервые она увидела свет в 1619 году в городке Евью недалеко от современного Вильнюса. В 1648 году грамматика Смотрицкого с исправлениями была напечатана в Москве. Третий раз эта же грамматика была издана уже в петровское время. М.В. Ломоносов называл грамматику Смотрицкого одним из своих учителей.
         Трудно переоценить влияние этого сочинения на формирование церковнославянского языка в XVII веке. Книжная справа (редактирование и исправление канонических и богослужебных текстов), происходившая на протяжении почти всего XVII века, и многие реформы патриарха Никона были бы без грамматики Мелетия Смотрицкого невозможны.

         Но, как уже говорилось, с развитием книгопечатания рукописная традиция не прервалась. До сих пор мы рассказывали о книгах, используемых в богослужении. Но существовала и другая книжность. Воинские повести, сборники житий и поучений, популярные апокрифы (сочинения, не признанные Церковью как канонические), а в XVII веке и драматические произведения для придворного театра царя Алексея Михайловича, вирши (стихотворные сочинения) поэта XVII века Симеона Полоцкого и многое-многое другое — всё это переписывалось от руки.
         В Московской Руси в XVI веке создаются два замечательных и не имеющих аналогий рукописных памятника. Это Великие Минеи-Четьи, составленные по инициативе московского митрополита Макария, и Лицевой летописный свод, который создавался по заказу царя Ивана IV Грозного.
         Великие (мы бы сказали «большие«) Минеи-Четьи создавались целых 25 лет. Это 12 очень толстых томов (на каждый месяц года) очень большого формата, в которые, по мысли митрополита Макария, должны были быть включены все четьи книги, существовавшие на Руси. Великие Минеи-Четьи стали своего рода энциклопедией русской книжности XVI века. Здесь мы находим не только жития святых и назидательные слова и поучения, но целые сборники: патерики, сборники сочинений Иоанна Златоуста, Василия Великого, Никона Черногорца, сочинения, посвящённые устройству вселенной, даже некоторые апокрифы. Нет в Макарьевских минеях светских произведений, например летописей.
         В 1568 году в Александровой слободе, где находился тогда двор царя Ивана Васильевича, начинается работа по составлению грандиозной иллюстрированной летописи. До нашего времени сохранилось 10 томов, около двадцати тысяч страниц, украшенных шестнадцатью тысячами (можете себе представить!) миниатюр, или лицевых изображений (отчего сам летописный свод получил название Лицевого). Работа над летописью осталась незавершённой, некоторые миниатюры даже не успели раскрасить.
         Разумеется, от руки в XVI веке писали и письма, даже если они были написаны с публицистическими целями и рассчитывались на широкий круг читателей. Самыми знаменитым образцом древнерусского эпистолярного жанра, наверное, следует признать переписку царя Ивана Грозного с боярином Андреем Курбским. Бежавший от неминуемой расправы в Литву Курбский обратился к Ивану IV с обличительным посланием, в котором обвинял царя в неслыханных гонениях, муках и казнях бояр и воевод, безвинно объявленных изменниками. В ответе Грозного сравнение Курбского с собакой было самым мягким.
         Заметим, что произведения светской литературы создавались не на строгом церковнославянском языке, а на упрощённом, приближенном к разговорному или приказному языку.
         Приказной язык — прямой наследник языка берестяных грамот, княжеских договоров, вкладных и духовных грамот — это язык государственного делопроизводства, язык чиновников. Приказами в Московском царстве называлось то, что мы с вами сейчас называем министерствами. Посольский приказ, например, — это министерство иностранных дел.
         Большое государство требовало огромного количества официальных бумаг. На бумаге писались указы и приказы, договоры и приговоры, доклады и доносы… Бумажные листы одного дела склеивались между собой как когда-то листы папируса — в свитки, которые на Руси назывались столбцами. (Кстати, европейское название бумаги — рареr, как в английском, или рарir, как во французском, — происходит именно от названия древнеегипетского писчего материала.) Писать нужно было быстро. Для этого со временем вырабатывается и особый тип письма — скоропись .
         Книги переписывались тщательно — ведь и читать их должны были внимательно. Деловые документы XVI–XVII веков предназначались для ознакомления, для получения актуальной информации. А значит, и писать их можно было не так аккуратно. Появляется огромное количество сокращений, специальных канцелярских словечек, некоторые из них дошли и до наших дней. Знаете ли вы, например, выражение в нетях? Так говорят о чём-то отсутствующем. В приказных списках напротив имени человека или названия предмета вместо прочерка писали слово нтъ. В этих-то нетях и обретался отсутствующий.
         В те же времена глагол пытать получает сегодняшнее страшное значение. В древнерусском языке он означал всего лишь спрашивать.
         Иной скорописный почерк прочесть почти невозможно, если не знаешь, что там написано. Помните? Так читал Винни Пух. После того как Кристофер Робин сказал ему, что написано, он тоже смог прочесть надпись над дверью Совы. Особенно небрежно писал Петр I. Он-то точно мог быть уверен, что его почерк подданные постараются разобрать.
         Бумага становится всё более дешёвым писчим материалом, а значит, на ней можно учиться писать. Берестой больше не пользуются. Зато появились черновики. Чернила в те времена еще не бывали красными, зелёными или синими, а значит, листок бумаги с каракулями, исправлениями и кляксами вполне заслуженно получил своё название.
         Огромное количество людей, привыкших писать скорописью, повлияло и на книжные почерки. Появляются написанные скорописью книги. Правда, книжную скоропись всё-таки легче читать, чем деловую.

         С книжной справой и реформами патриарха Никона, происходившими в XVII веке, связано одно из самых драматических событий русской истории — раскол. Противники церковных реформ — раскольники, или старообрядцы, — старательно сохраняли и, что особенно замечательно, местами сохраняют до сих пор древнерусскую традицию книгописания. Гонимые властями, старообрядцы не хотели пользоваться книгами, «испорченными«, как они говорили, Никоном, не могли организовывать свои типографии, а значит, вынуждены были переписывать книги по старинке. Прибавьте к этому огромное количество сочинений страстных старообрядческих писателей, направленных против никониан и против представителей враждебных течений внутри самого старообрядчества. Наверное, самое знаменитое старообрядческое сочинение — Житие протопопа Аввакума — изумительный по силе и мастерству владения словом памятник древнерусской литературы. Всё это охотно переписывалось в среде раскольников. Книгописание становится одним из самых важных элементов сохранения традиции, а книжники, начётчики — одними из самых уважаемых в среде старообрядцев людей.
         Среди того, что переписывают старообрядцы, есть не только богослужебные книги и полемические трактаты. Очень распространены сочинения о конце света, встречаются и летописи, которые писались и в XX веке.
         Из печатных книг старообрядцы признают только те, которые были напечатаны до Никона, — в первой половине ХVII века. Но чем они отличаются от более поздних изданий, старообрядцы не всегда знают, и этим пользуются хитрые торговцы, выдирая выходной лист книги или исправляя на нём дату. Если доверия к печатным книгам нет, то особую ценность для старообрядцев начинают представлять древние рукописные книги. Они продолжают жить в старообрядческой среде и в то время, когда на московском Печатном дворе пергаменные рукописи ХI–ХIV веков используются для технических нужд.
         Старообрядцы реставрируют древние книги, восполняют утраты. Обращённость старообрядцев к прошлому обусловила появление в старообрядческой среде профессиональных собирателей, которым мы во многом обязаны нашими знаниями о древнерусской письменности.
         Особенно много старообрядцев оказывается на севере — на Белом море, среди поморов. Там зарождается особый стиль декорирования рукописных книг — поморский орнамент. Очень характерный, легко узнаваемый чернильный контур, изображающий стилизованные растения, раскрашивается зелёной, красной и жёлтой красками. Но известны изумительной красоты старообрядческие рукописи XIX века, богато украшенные также и золотой краской. В XX веке старообрядческая письменность клонится к упадку и уже не достигает художественных высот прошлого.

         Совершенно новый этап существования русской письменной культуры начинается с эпохи петровских реформ. Русскую письменность, как одну из важнейших составляющих культуры, они затронули непосредственно. Пётр собственноручно изменил алфавит, выбросив из него все буквы, которые не использовались в приказном письме. И если раньше высокая культура изъяснялась по-церковнославянски, то теперь ей было предписано пользоваться языком чиновников. Конечно, понадобилось долгое время — больше века, чтобы книжный язык стал похож на разговорный, чтобы на обычном, повседневном языке можно было говорить о божественных предметах с той же лёгкостью, что и о самых простых вещах.
         Ориентация на европейский тип культуры вытеснила традиционную книжность на периферию. «Просвещённый» XVIII век смеётся над стариной. В ходу другие книги. Другой становится и письменность. Теперь переписывают правила хорошего тона, модные стихи, взятые из переводных романов. И переписывают их не в книги — в тетради и альбомы. Здесь, на альбомных страницах, стихи и проза соседствуют с небрежными акварельными или карандашными рисунками. Кажется, что эти рукописи не должны пережить своих владельцев.
         И всё же в том же XVIII веке зарождается и неподдельный интерес к своему прошлому, в том числе и к древней письменности. Именно этому интересу мы обязаны лучшими находками произведений древнерусской литературы и лучшими собраниями древнерусских рукописных книг. К концу столетия собирательство становится почтенным занятием видных государственных деятелей и просто образованных людей. Сначала это просто модное занятие. Обладатель огромного собрания граф Ф.А. Толстой едва ли хорошо знает, что за рукописи хранятся на полках его библиотеки. Интерес собирателей вызывают красиво орнаментированные рукописи или рукописи, связанные с именами известных исторических лиц. А некоторые «собиратели» коллекционируют только вырезанные из рукописи миниатюры или инициалы. Но с начала XIX века можно уже говорить о зарождении науки о древнерусской письменности. Хотя ещё долго после нет представления о реальной ценности рукописей. Древние книги нередко продают или раздаривают по частям.
         С собирательством, с коллекционированием древнерусских книг тесно связан ещё один вид письменности — подделки. Особенно много фальшивых древнерусских рукописей существовало в конце XVIII— начале XIX веков, когда знаний, чтобы разоблачить подделки, ещё не хватало. Среди прочих широко известен отставной поручик А.И. Сулакадзев — «Хлестаков российских древностей», по меткому выражению известного историка литературы А. Пыпина. По воспоминанию одного из современников, в доме Сулакадзева был «целый угол наваленных черепков и битых бутылок, которые выдавал он за посуду татарских ханов… обломок камня, на котором, по его уверению, отдыхал Дмитрий Донской после Куликовской битвы; престранная кипа старых бумаг, называемых им новгородскими рунами. ..». Всю эту невообразимую рухлядь он старался (и часто успешно) продавать наивным любителям старины. Его подделки рукописей незамысловаты, но могут многое рассказать о том, как представляли себе древнерусскую книжность на рубеже ХVIII–XIX веков.
         Подделки бывают и более правдоподобными. Известна подлинная рукопись, в которую вставлены очень хорошие копии миниатюр Мстиславова и Остромирова Евангелий, а утраченный текст восполнен на листах нового пергамена. Без внимательного изучения сказать, где кончается древнее письмо и где начинается новое, довольно трудно.
         Дальнейшая история древнерусской письменности — это история хранения, реставрации и изучения. И у этой истории скорого конца не предвидится.

    Урок 1. рукописные книги древней руси. первопечатник иван федоров — Литературное чтение — 3 класс

    Литературное чтение, 3 класс

    Урок 1. Рукописные книги Древней Руси. Первопечатник Иван Федоров. Проектное задание «Книга – мой лучший друг»

    Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке:

    1. Книга – источник необходимых знаний. Элементы книги.
    2. Рукописные книги Древней Руси
    3. Первопечатник Иван Фёдоров.

    Глоссарий по теме

    Книга – наш лучший друг и помощник, самое великое чудо на свете. Элементы книги: содержание или оглавление, титульный лист, аннотация, иллюстрации, форзац, обложка, переплёт.

    Рукописные книги. Летописи. Монахи-летописцы. Нестор «Повесть временных лет». Первопечатник Иван Фёдоров. 1 марта 1564 года вышла первая печатная книга «Апостол»

    Ключевые слова

    Книга — источник необходимых знаний; элементы книги; содержание или оглавление; титульный лист; аннотация; форзац; обложка; переплёт; иллюстрации; словарь; рукописные книги; летопись; книгопечатание; произведения искусства; первопечатник Иван Федоров

    Основная и дополнительная литература по теме урока:

    1. Литературное чтение. 3 класс. Учеб. для общеобразовательных организаций. В 2 ч. /( Л.Ф.Климанова, В.Г.Горецкий, М.В.Голованова и др.) – 6-е изд. – М.: Просвещение,2016. – 223 с.:ил. С.4-12

    2. Бойкина М. В., Виноградская Л.А. Литературное чтение. 3 класс. Рабочая тетрадь.3 класс. Пособие для учащихся общеобразовательных организаций. – 3-е изд. – М.: Просвещение, 2012. С. 10-15

    3. Аудиоприложение на электронном носителе к учебнику Климанова Л.Ф., Горецкий В.Г., Голованова М.В. и др. Литературное чтение. 3 кл. в 2-х частях- М : Просвещение, 2013

    4. Все обо всем. Популярная энциклопедия для детей в 14т.- М:АСТ – 1996., Т.1 С.203, Т.7 С. 26, Т.8 С. 253, Т. 9 С.169, 278

    На уроке мы узнаем, как появились и какими были первые рукописные и печатные книги на Руси, кто был автором и создателем этих книг.

    Научимся работать с учебником, использовать его для составления сообщений

    Сможем поразмышлять, почему книгу называют источником знаний, произведением искусства и самым великим чудом на свете

    Основное содержание урока

    1. Давайте поближе познакомимся с нашим учебником. У каждой книги есть обложка. Откроем ее. Перед нами титульный лист. Здесь обычно размещают название книги, фамилию и имя автора, год издания и другие сведения о ней

    Наша книга – учебник и здесь, на следующей странице размещены условные обозначения – знаки, которые будут подсказывать нам, какие задания нужно выполнить и на что обратить внимание

    Если слово выделено голубой полосой – его значение можно посмотреть в словаре в конце учебника

    Если слово выделено светло-зеленой полосой, его значение можно узнать в рубрике «Проверь себя» в конце раздела

    Если слово выделено розовой полосой, нужно самостоятельно найти его в Толковом словаре или энциклопедии

    Значок с раскрытой тетрадью показывает, что к тексту есть задание в «Рабочей тетради», значок с изображением двух звездочек предлагает поработать в паре, а значок с восклицательным знаком предупреждает, что задание сложное и придется хорошенько потрудиться, чтобы его выполнить

    В конце учебника имеется Содержание, которое поможет быстро найти нужное произведение

    Учебник разделен на тематические разделы. Сегодня мы начнем путешествие по страницам первого раздела, который называется «Самое великое чудо на свете»

    2. Первыми памятниками письменности, дошедшими до наших дней были берестяные грамоты. Береста – это кора берез, на ней писали чернилами или просто выцарапывали буквы и рисунки острой палочкой – писалом. Это не были книги, а просто записи людей, необходимые в быту. Позже появились и целые книги, написанные на специально обработанной бересте.

    Печатать книги в Древней Руси ещё не умели, их писали от руки. После берестяных книг появились рукописные книги, в которых листами служил пергамент. Это были настоящие произведения искусства.

    Переплёт обычно делали из досок, обтягивали кожей или красивой тканью, украшался драгоценными камнями, золотом или серебром.

    Титульного листа у рукописных книг не было – название и имя автора размещались на первой странице перед текстом.

    Каждая глава и страница начиналась рисунком, который назывался «заставка», а заканчивалась другим рисунком, который назывался «концовка».

    Первая буква представляла из себя затейливый рисунок, чаще всего её рисовали красной краской, отсюда пошло название – «красная строка»

    Инструментом для письма служили птичьи перья, чаще всего гусиные

    Книги стоили очень дорого, особо ценные книги в библиотеках приковывали цепью, чтобы её нельзя было унести.

    Чаще всего книги писали и переписывали в монастырях ученые монахи. Это занимало иногда несколько лет.

    Среди рукописных книг много летописей. В них рассказывалось о наиболее важных событиях, происходивших на Руси с глубокой древности. Самой известной летописью является написанная в начале XII века «Повесть временных лет» монахом. Киево-Печерского монастыря Нестором Она издается и в наши дни.

    3. В середине XVI века на Руси начали учиться печатать книги.

    По приказу царя Ивана Грозного в Москве на Никольской улице был построен печатный двор. Его возглавил Иван Федоров. Он был образованным человеком, закончил Краковский университет, хорошо разбирался в книгах, знал литейное дело, был и столяром, и маляром, и резчиком, и переплетчиком. Знал древнегреческий язык, на котором писал и печатал, знал латынь. В народе про него говорили: такой умелец, что и в чужих землях не сыскать.

    Вместе со своим учеником и помощником Петром Тимофеевым Иван Фёдоров 10 лет трудился над устройством типографии. Он сам создавал станки, отливал буквы и рисунки для книг, сам набирал и правил текст.

    В 1563 году 19 апреля друкарь , то есть печатник Иван Фёдоров начал печатать первую книгу. Работа продолжалась целый год и закончилась 1 марта 1564 года. Этот год считается началом русского книгопечатания. А Ивана Федорова и Петра Тимофеева называют русскими первопечатниками.

    Первая книга, напечатанная Иваном Федоровым называлась «Апостол» . Это была толстая книга в кожаном переплёте. По буквам, по рисункам и по заставкам она напоминала рукописную книгу. Книга состояла из 267 листов. До наших дней дошел 61 экземпляр этой книги. Царь Иван Грозный очень хвалил друкарей, сравнивал их работу и с иноземными печатными книгами и говорил, что наша книга получилась не хуже иностранных. После «Апостола» появились другие печатные книги «Часовник» и «Азбука» — первый славянский учебник.

    Много книг с тех пор напечатано на Руси. Среди них много и учебных, таких как «Азбука» Льва Николаевича Толстого, современные учебники по школьным предметам, и различные словари, энциклопедии, научные издания и художественные произведения. Не зря потрудился Иван Федоров, начиная печатное дело на Руси, не зря говорил он «Духовные семена надлежит мне по свету рассеивать».

    В Москве, в Театральном проезде установлен памятник первопечатнику Ивану Федорову, который также известен под названием «Друкарь»

    Разбор типового тренировочного задания

    Текст вопроса: определи, какие понятия имеют отношение к рукописным книгам, а какие — к печатным. Перенеси карточки со словами в соответствующие столбцы

    Рукописные книги

    Печатные книги

    Карточки со словами-понятиями:

    гусиное перо

    печатный станок

    чернила

    типографская краска

    летописец Нестор

    друкарь Иван Федоров

    монастырь

    печатный двор

    Правильный ответ:

    Рукописные книги

    Печатные книги

    гусиное перо

    чернила

    летописец Нестор

    монастырь

    печатный станок

    типографская краска

    друкарь Иван Федоров

    печатный двор

    Разбор типового контрольного задания

    Текст вопроса

    Найдите и выделите цветом по вертикали и горизонтали слова по теме урока

    1 вариант

    1 Какой материал использовали для письма в Древней Руси?

    2 Фамилия человека, который стал первопечатником на Руси

    3 Лист в книге, где содержатся сведения о названии, авторе, времени и месте издания

    4 Как называли на Руси работника типографии, печатника?

    5 Как называлась первая напечатанная книга на Руси?

    Название файла с изображением к вопросу:

    нет

    2 вариант

    1 Какой инструмент использовали для письма в Древней Руси?

    2 Имя монаха-летописца, создателя «Повести временных лет»

    3 Рисунок, фотография или другое изображение, которое помогает читателю лучше понять содержание текста

    4 Значение слова «друкарь»

    Ответ

    1 вариант

    1 пергамент

    2 Фёдоров

    3 титульный

    4 друкарь

    5 Апостол

    2 вариант

    1 перо

    2 Нестор

    3 иллюстрация

    4 печатник

    5 Азбука

    Древнерусские рукописи в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки.

    Фонды

    В конце Х в. Русь, одновременно с установлением христианства как государственной религии, приняла кириллическую письменность, имевшую уже к тому времени широкое распространение у южных славян.

    Остромирово Евангелие (Апракос краткий). 1056 – 1057 г.

    Л. 66 об. Инициал с зооморфным элементом.

    ОР РНБ. F.п. I.5

    Пергамен. Устав. 294 л.

    Рукопись богато украшена выполненными красками и золотом заставками и инициалами старовизантийского стиля с зооморфными и антропоморфными элементами. Три миниатюры с изображениями евангелистов Иоанна, Луки и Марка.

    Древнейшая сохранившаяся точно датированная русская рукопись. Дата создания содержится в записи писца, дьякона Григория. Заказчиком рукописи был именитый новгородский посадник и воевода Остромир. Евангелие стало его вкладом в Новгородский Софийский собор, где и хранилось в древнейшую пору. Документально судьба рукописи прослеживается лишь с начала XVIII в.: она зарегистрирована составленной в 1701 г. описью одной из церквей Московского Кремля. В 1720 г. Остромирово Евангелие было отослано в Санкт-Петербург. В 1805 г. рукопись обнаружили среди вещей Екатерины II. Император Александр I распорядился передать Евангелие в Императорскую Публичную библиотеку.

    Остромирово Евангелие (Апракос краткий). 1056 – 1057 г.

    Л. 87 об. Миниатюра с изображением евангелиста Луки.

    Собрание древнерусской рукописной книги Российской национальной библиотеки в наиболее полном объеме отражает историю русской рукописной книжной традиции – от Остромирова евангелия XI в. до поздних старообрядческих рукописей начала ХХ в.

    Тематика материала необычайно широка. Здесь находятся и богато украшенные богослужебные книги, и важнейшие исторические памятники – летописные и хронографические, книги для «душеполезного» чтения и для практического применения – травники, лечебники, трактаты по военному делу, различным областям средневековых знаний и даже учебники чтения текстов, написанных скорописью. Особый интерес представляют четьи сборники, содержащие произведения самых разных жанров: богословские трактаты, памятники учительного красноречия, агиографические произведения, сюжетные повести, церковно-полемические сочинения, памятники русской публицистики, силлабические вирши.

    Исключительная ценность древнерусских фондов РНБ подчеркивается тем, что именно здесь хранятся памятники, к которым по праву можно применить определение «первый» – в смысле «древнейший дошедший до наших дней»). Прежде всего, это знаменитое Остромирово Евангелие 1056–1057 г.– древнейшая сохранившаяся точно датированная русская рукописная книга. Манускрипт, созданный в эпоху культурного подъема и расцвета древнерусского государства для Софийского собора Великого Новгорода – главного храма северо-западной Руси – и ставший свидетелем тысячелетнего пути развития русской культуры, включен в Реестр ЮНЕСКО «Память мира».

    Изборник. 1076 г.

    ОР РНБ. Эрм. 20

    Пергамен. Устав. 277 л.

    Рукопись украшена заставками и инициалами старовизантийского стиля, выполненными киноварью изображениями грифона и леопарда (л. 108 об.). Один из древнейших русских точно датированных памятников. На л. 276 об. – 277 запись писца Иоанна с упоминанием князя Святослава Ярославича: «Кончашася книга сия рукою грешнаго Иоанна избрано из многих книг княжих. Идеже криво, братие, исправившее чтете, благословите, а не кляните. Кончах книжьны сия в лето в 584 при Святославе князи Русьскы земля, аминь».

    Рукопись принадлежала историку князю М. М. Щербатову (1733–1790), была куплена для Эрмитажа вместе с другими его книгами в 1791 г. Поступила в ИПБ в составе Эрмитажного собрания в 1852 г.

     

    Если Остромирово Евангелие – богослужебная книга, то хранящийся в Российской национальной библиотеке Изборник 1076 г. – древнейшая дошедшая до наших дней русская точно датированная четья рукописная книга, то есть книга литературного содержания. В ней читается множество статей нравственно-христианского характера, адресованных светской части древнерусского общества, прежде всего, княжеской элите. Это Стословец Геннадия Константинопольского, Премудрость Исусова сына Сирахова, Афанасиевы ответы и др. Сборник был составлен на Руси по образцу Изборника 1073 г., являющегося списком с болгарского оригинала.

    Ключевым источником всей русской историографии является хранящаяся с 1811 г. в Библиотеке Лаврентьевская летопись 1377 г. – древнейшая дошедшая до наших дней точно датированная русская летопись. Лаврентьевская летопись –датообразующий памятник Российской государственности – занесена в Реестр ЮНЕСКО «Память мира».

    В древнерусских фондах хранится и самая старшая из дошедших до нас точно датированная иллюстрированная русская рукописная книга. Это знаменитая Киевская Псалтирь 1397 г. В рукописи содержится более 300 миниатюр, иллюстрирующих текст или символически его интерпретирующих. До Киевской Псалтири древнерусские рукописи имели только «лицевые» миниатюры, изображавшие автора текста (евангелисты, царь Давид и др.), членов княжеской семьи, святых-патронов заказчика рукописи. Стилистическая изысканность художественного оформления, миниатюры, инициалы превращают многие памятники древнерусской письменности в подлинные произведения искусства. Такова известная всем искусствоведам Фроловская Псалтирь XIV в., украшенная заставками и инициалами тератологического стиля и интересная орнаментикой инициалов, включающей многочисленные вкрапления человеческих фигур.

    В отличие от стран Западной Европы, культура которых развивалась в городах и университетах, на Руси важнейшими центрами книжной культуры являлись монастыри, в которых работали книгописные мастерские, создавались литературные произведения, формировались богатые библиотеки. Особую ценность древнерусским фондам РНБ придает то обстоятельство, что здесь находятся собрания старейших русских книгохранилищ. Прежде всего, это библиотека Новгородского Софийского собора, в составе которой рукописи, созданные в различных книжных центрах северо-восточной Руси, содержащие уникальные списки памятников древнерусской литературы, например, авторский список Жития преподобного Сергия Радонежского руки знаменитого агиографа Пахомия Логофета.

    Лицевой летописный свод. Вторая половина XVI в.

    ОР РНБ. ОСРК. F.IV.233

    Лаптевский том (Летописец Русский с 1117 по 1251 гг.). 1005 л. Полуустав

    Рукопись поступила в ИПБ в 1827 г. – дар антиквара-библиофила Ивана Петровича Лаптева.

    Лицевой летописный свод – самое крупное летописно-хронографическое произведение средневековой Руси, повествующее о всемирной и русской истории, начиная с сотворения мира и кончая 1567 г., царствованием Ивана Грозного. Свод дошел до нас в 10-ти томах, четыре из них хранятся в РНБ (F.IV.151 – Хронографический том, F.IV.225 – Голицынский том, F.IV.233 – Лаптевский том, F.IV.232 – Шумиловский том). Почти каждый лист и оборот листа этих рукописей украшен миниатюрами (всего более 16000 миниатюр).

    Памятник создан по заказу Ивана Грозного в период 1568 – 1576 гг. в Александровой слободе. 

     Пантелеймоново Евангелие (Апракос полный)

    ОР РНБ. Соф. 1

    Кон. XII — нач. XIII в. (?). Новгород или Новгородские земли. Писец Максим Тошинич 224 л. Пергамен. Чернила, киноварь, краски.

    Заставки старовизантийского стиля с элементами плетенки. Инициалы южнославянского и старовизантийского стилей, киноварью и красками.

    Миниатюра с изображением св. Пантелеймона и великомуч. Екатерины (на л. 224).

    На полях миниатюры запись писца Максима Тошинича, священника двух новгородских церквей – Иоанно-Предтеченской и Вознесенской.

    Свое название рукопись получила по имени одного из персонажей миниатюры — св. Пантелеймона, который, по предположению ряда исследователей (Д. И. Абрамович, Е. Ф. Карский), мог быть патроном заказчика рукописи. Сюжет миниатюры — святой-целитель Пантелеймон и великомученица Екатерина — уникален для книжной миниатюры. По мнению А. А. Турилова, миниатюра могла быть выполнена по обету — в память исцеления больного, который молился им о здравии.

    Здесь хранится древнее Пантелеймоново Евангелие с редкой по иконографии миниатюрой св. Пантелеймона и св. Екатерины, Софийский комплект Великих Миней Четьих митрополита Макария, четыре тома Лицевого летописного свода царя Ивана Грозного, списки Русской Правды – первого правового кодекса Древней Руси, многие другие раритеты. В Отделе рукописей РНБ сохраняются в целостности основного своего массива библиотеки крупнейших русских монастырей: Кирилло-Белозерского Успенского и Соловецкого Спасо-Преображенского. Эти собрания донесли до наших дней ценнейшие памятники русской средневековой монастырской книжной культуры, такие, как рукописи келейной библиотеки преподобного Кирилла или энциклопедические сборники монаха-книжника XV века Евфросина. Древнерусская книжность – это не только поучительное, но и увлекательное чтение.  Такова, например, Самарская рукопись, содержащая Повесть о Варлааме и Иоасафе с занимательными сюжетными эпизодами и удивительными древними притчами. В фондах Сектора широко представлено древнерусское церковное пение. Это более 1000 певческих нотированных кодексов XII–XX вв. (включая старообрядческие): ирмологии, октоихи, обиходы, стихирари, триоди, праздники; а также певческие азбуки, предназначенные для практического освоения знаменного пения. Здесь хранится одна из пяти известных в мире рукописей, отличающихся особой системой нотной записи, – Благовещенский кондакарь рубежа XII–XIII вв.

    Традиции древнерусского певческого искусства сохранились в старообрядческой среде. Вследствие многочисленности и разрозненности старообрядческих общин, богослужебное пение едва ли не в каждой из них имело свои локальные особенности. В фондах Сектора собраны рукописи XVIII – XX веков, представляющие певческое искусство разных центров старообрядчества, различающиеся между собой не только по содержанию, но и по художественному оформлению.

    Отдельную группу рукописей составляют нотолинейные кодексы, в которых записаны как богослужебные, так и светские произведения XVII–XIX вв. В них содержатся панегирические канты и жанры духовной лирики. В этих рукописях анонимные тексты соседствуют с авторской поэзией Симеона Полоцкого, В. К. Тредиаковского, А. П. Сумарокова, М. В. Ломоносова. В эту группу входит также ценнейший памятник народной поэзии – Сборник Кирши Данилова – первое в русской фольклористике собрание русских былин и исторических песен, снабженное нотами.

    В Секторе древнерусских фондов хранятся также рукописные книги и другие рукописные материалы XVIII–XIX вв. , не относящиеся собственно к древнерусской традиции. Это рукописи научного, исторического, литературного содержания, сочинения по военному делу, юриспруденции, другим отраслям знаний, личные дневники, карты, планы, путевые альбомы и пр. В составе Эрмитажного собрания хранятся рукописи, специально созданные для поднесения российским императорам. Таков альбом А. А. Нартова «Описание монетного производства». В Эрмитажном собрании также находится ценный комплекс копийных материалов – сделанных в XVIII в. для императрицы Екатерины II писарских копий с древнерусских рукописных книг и документов.

    См. также виртуальные выставки РНБ:
    Древнерусские рукописные Евангелия XII – XVII вв. и их списки XIX в.

     

    Ink & Sigil: From the world of The Iron Druid Chronicles: 9781984821256: Hearne, Kevin: Books

    Глава 1

    Булочки должны приходить с предупреждением

    Ученики Дейдов, как правило, через некоторое время запятнают репутацию человека. Я начинаю задаваться вопросом, когда мой будет не подлежит ремонту.

    Фергус был раздавлен неудачно брошенным мячом на Highland Games.

    Парашют Эбигейл не раскрылся, когда она прыгнула с парашютом.

    Беатрис была микологом-любителем и глотала ядовитые грибы.

    Рэмси был сбит американскими туристами, которые ехали не по той чертовой стороне дороги.

    Найджел поехал в Торонто в отпуск, и ему проломила череп хоккейной шайбой.

    Алису зарезали в месте ссоры с футбольными хулиганами.

    А теперь Горди, который должен был стать моим счастливым номером семь, сегодня утром подавился булочкой. В нем был изюм, так что это было чертовски глупо, потому что изюм — зловещая мерзость, и ему следовало бы знать лучше.Независимо от их ингредиентов, никогда не следует есть булочки в одиночку. Бедный малый.

    Ни одна из их смертей не была моей виной, и они совершенно не были связаны с их обучением моей дисциплине, так что это, по крайней мере, в мою пользу. Но все равно. Люди начинают задаваться вопросом, способен ли я обучить преемника.

    Я тоже начинаю задаваться вопросом. И я хотел бы поскорее иметь преемника, так как мне уже за шестьдесят, и я скорее хотел бы проводить время на солнечных пляжах, или в солнечных садах, или вообще в любом другом месте, где я мог бы чаще видеть солнце.

    Шотландия не славится своим солнечным светом. В Хайлендсе бывает двести шестьдесят дождливых дней в году. Но людям в других странах неинтересно думать о нас как о вечно промокших, поэтому я полагаю, что народное воображение нарисовало нас килтами, волынками и неудачной кухней.

    Мускулистый констебль, стоящий возле квартиры Горди в Мэрихилле и преграждающий вход, поднял руку, когда я обошла его и потянулась к двери. Он был не в настроении вежливо перенаправлять меня.«Какого х**на ты, бампот? Прочь, черт возьми, — сказал он.

    — Давай дальше, констебль. Инспектор знает, что я иду, так что уходите.

    Ах да, и колоритный язык. Репутация Шотландии за это вполне заслужена.

    Моя трость на самом деле является оружием, которое человеку моего возраста разрешено носить открыто, но я притворился, что опираюсь на нее, вытащил свое «официальное удостоверение личности» и показал ему. Это был не значок или что-то действительно официальное, а скорее кусок пергамента из козьей шкуры, на котором я тщательно подготовленными чернилами написал три знака.Любой из них по отдельности, вероятно, сработает, но в сочетании они практически гарантированно взломают мозг через глазной нерв и доставят меня по нужному пути. Большинство людей подвержены манипуляциям с помощью визуальных средств — спросите любого, кто занимается рекламой. Сигилы используют эту коллективную уязвимость гораздо эффективнее.

    Первая, Печать пористого разума, была самой важной, так как она вымывала уверенность и приоритеты цели и делала их открытыми для предложений. Это также мешало цели вспомнить что-либо, что произошло в следующие несколько минут.Следующий, Знак Определенной Власти, обратился ко мне, придав моему персонажу ту важность, которую разум правдоподобно принял констеблю. Третий, Печать Быстрого Соответствия, должен был заставить его согласиться почти на любой разумный приказ, который я отдам дальше, и заставить его чувствовать себя хорошо, давая ему дозу дофамина.

    — Дайте пройти, — сказал я.

    — Вы правы, сэр, — сказал он и ловко шагнул в сторону. Теперь у меня было достаточно места, чтобы войти без контакта, и мне не нужно было ничего говорить.Но он был немного груб, и я решил, что это заслуживает соответствующего ответа, поэтому я обошёл его плечом и пробормотал: «Я накачаю твою бабушку». Он сверкнул на меня взглядом, но ничего не сказал, а потом я оказался в квартире.

    На самом деле инспектор внутри не знал, что я приду. Она была средних лет и выглядела немного усталой, когда повернулась у моего входа, но она была намного вежливее, чем констебль. Она решила позволить своим волосам поседеть вместо того, чтобы красить их, и это решение сразу же понравилось мне.

    «Здравствуйте. Кто ты тогда?»

    Судебно-медицинский эксперт неопределенного пола делал цифровые снимки и игнорировал нас обоих, настоящая камера была прижата к их лицу вместо телефона или планшета, протянутого к жертве. Я снова развернул официальное удостоверение личности и указал на тело бедняги Горди с посиневшим лицом, распластавшееся на кухонном полу. Годы тренировок, его надежды и мои — все расплывчато и безжизненно. — Расскажите мне, что вы знаете о смерти этого человека.

    Инспектор быстро моргнул, когда символы сделали свое дело, а затем ответил: «Сосед по квартире внизу вызвал его, потому что жертва довольно сильно упала и несколько раз ударилась об пол или потолок соседа, прежде чем умереть.Несчастный случай с удушьем, насколько мы можем судить, если только анализ на токсины не вернется и не скажет нам, что с булочкой что-то не так.

    — Конечно, что-то было не так, — сказал я, глядя на недоеденный остаток на маленьком блюдце. «В нем был изюм. Что-нибудь еще примечательное?

    Она указала на коридор. «Две спальни, но жил он один. В одной спальне полно перьевых ручек и чернил. Никогда не видел подобного. Немного псих.

    «Правильно. Вот почему я здесь.Мне нужно отправить эти вещи для тестирования и все такое».

    Лицо инспектора омрачено замешательством. — Он ничего из этого не пил.

    «Нет, нет. Это часть другого расследования. Мы наблюдали за ним какое-то время».

    «Мы? Извини, я не расслышал твоего имени.

    «Алоизиус Макбаррайс. Можешь звать меня Ал.

    «Спасибо. И вы исследуете его чернила?

    «Да. Токсичные химикаты. Незаконные соединения. Такая ерунда».

    «Тогда идите.Мне не нравилась эта комната. Чувствовал себя там странно».

    Этот праздный комментарий был огромным предупреждением. Горди, должно быть, имел внутри какие-то активные и незащищенные символы. И все его чернила — кропотливо, с большим трудом изготовленные из редких ингредиентов и скрытой магической силы — должны были быть удалены. Последнее, что нужно миру, это чтобы какой-нибудь констебль случайно нарисовал путь к Знаку Освобожденного Разрушения. Я собирал их и сохранял для последующего анализа, сохраняя удачные отвары и жизнеспособные ингредиенты и уничтожая остальные.

    Я без лишних слов повернулся и вышел в коридор. Там было три двери, одна из которых, предположительно, была туалетом. Планировка предполагала, что это первая дверь слева от меня, поэтому я подошел ко второй и осторожно приоткрыл ее. Это была его спальня, а также письменный стол с небольшой коллекцией ручек, чернил и бумаги — все для обычной переписки. Я схватил лист канцелярских принадлежностей и достал из кармана пальто ручку «Аврора-88». В настоящее время он был заполнен чернилами цвета ржавчины с использованием киновари в качестве пигмента и лака, наполненного молотым жемчугом, рыбьим клеем и стекловидным желе из совиных глаз.Сначала я нарисовал небольшой круг, чтобы направить эффект на себя, затем осторожно, но быстро обрисовал формы Сигила Оберегаемого Зрения, который выглядел как красный глаз, перечеркнутый и перевязанный простыми узлами. После завершения сигила активировалась, и мое зрение стало черно-белым, все цветовые рецепторы бездействовали. Это была самая простая защита от незащищенных сигил: они не могли повлиять на меня, пока не исчезнет этот — или пока я сам его не уничтожу. Это спасло меня от слишком многих травм, чтобы их можно было сосчитать.

    Убрав ручку и защищаясь, взяв трость, я взял символ в левую руку и пересек холл, чтобы открыть дверь в кабинет Горди. Порыв вонючего, вонючего воздуха тут же ударил меня в нос, и я удивился, почему инспектор ничего не сказал об этом раньше. Пахло потной мошонкой. Или, может быть, десять из них.

    «Гах», — сказал я и пару раз кашлянул, чтобы прочистить легкие. Я услышал хихиканье, доносившееся из кухни, и понял, что инспектор намеренно упустил этот факт.Неудивительно, что она посоветовала мне заняться этим. Ее вежливость была уловкой, чтобы заманить меня в обонятельную засаду.

    Но я поступил мудро, сохранив свое зрение. У Горди было гораздо больше, чем несколько сигилов. Комната была полна ими, оберегающими от того и этого. Вдоль стен стояли необработанные деревянные верстаки и стулья, а слева блестели ниши, полные меченых чернил и ингредиентов. Главный стол для подготовки чернил находился напротив двери, и он был окрашен пигментами, маслами и связующими веществами, и на нем стояли закупоренные бутылки с чернилами. Там же была маркированная стойка с перьевыми ручками, лотки с бумагой и карточками для печатей, а также сургуч, плавильная ложка и коробок спичек. На нескольких картах, приклеенных к стене над верстаком, были узнаваемые знаки избирательного зрения и внимания, которые должны заставить меня — или любого другого вошедшего — полностью игнорировать то, что находится в правой части комнаты. Вот почему детектив-инспектор чувствовал себя так неловко. Она чувствовала, что там что-то происходит, и, скорее всего, видела это, но сигилы не давали ей это осмыслить.Мое защищенное зрение делало символы неэффективными, поэтому я без труда увидел, что хобгоблин хрюкает и пытается выбраться из клетки, стоящей на вершине верстака. Это было зрелище, которое я никогда не думал, что увижу.

    Fantastic Fiction: Elle Jasper: DARK INK CHRONICLES


    Автор: Эль Джаспер (она же Синди Майлз)
    Серия: DARK INK CHRONICLES
          Darklove (12/2013) (ФИНАЛ вероятно)   Этот пост был пересмотрен и обновлен 1/3/14, чтобы включить обзор Darklove , пятый и, вероятно, финальный роман в серии . Этот обзор появляется первым, за ним следует обзор построения мира и обзоры первых четырех романов :    

                РОМАНА 5:  Darklove              

    Эль и ее союзники все еще находятся в Шотландии, и, как начинается история, она и Ной Майлз были отправлены в Инвернесс, чтобы уничтожить некоторых вампиров-изгоев, которые убивали людей по всему городу. Эль видит сны об Эли, в которых у него горят красные глаза, и он неоднократно пытается ее убить.В свою первую ночь в Инвернессе Эль ускользает от Ноя и отправляется в другое царство, чтобы освободить Элая и Викториан от их ужасных пыток от рук Падших (теперь все они мертвы). Ей удается доставить Викториан в безопасное место, но Эли исчезает, а позже появляется с красивой и смертоносной ведьмой (ведьмой, обращенной в вампира).

    История следует за Эль и Ноем, когда они присоединяются к мальчикам Несс, группе молодых мужчин, в основном людей, охотников на вампиров, и пытаются убить кровожадных вампиров и спасти Эли от его похитителя. Здесь Ной знакомит Эль с Рейном МакЛаудом, лидером мальчиков Несс: «Помимо того, что у нее есть ДНК четырех вампиров, а также недавно приобретенные черты падшего ангела, она может двигаться быстрее, чем любой вампир…. -создание истории менее чем за десять секунд. Ее боевые навыки не имеют себе равных. Смертельна. И она может читать мысли по своему желанию. Ее жених находится под контролем ведьмы Кэррин, которая решила залезть ей в мозг и попытаться управлять ею. безумнее, чем она уже есть.»  (стр. 161) И еще:  «Она неожиданно впадает в нарколептическую кому каждые несколько дней или около того». Илай Но проблема в том, что Илай сильно жаждет крови, так что он может быть слишком далеко, чтобы его спасти, и Элль, возможно, придется его убить.

    История состоит из повторяющейся серии сцен: Элле снится кошмарный сон об Эли. Эль и Ной отправляют вампиров. Эль и другие мужчины обмениваются остротами, полными беззаботных сексуальных намеков.Кэррин появляется лично, насмехается над Элль, а затем посылает Эли напасть на нее. Эти сцены повторяются в различной последовательности.

    Я не уверен на 100%, что это последняя книга в серии, но она определенно читается именно так, особенно потому, что она заканчивается большим праздником в Саванне. Хотя я изначально был разочарован тем, что автор отклонился от сеттинга саванны первых двух книг, эта последняя книга несколько сильнее предыдущей благодаря менее запутанному (и меньшему) набору персонажей, интересной сюжетной линии и разрешению. из многих оборванных сюжетных нитей.

    К сожалению, в нем все еще есть некоторые проблемы, которые преследовали предыдущие книги: грамматические ошибки, ошибки использования (например, «бессвязный» вместо «невнимательный», «неосведомленный» или «невнимательный», стр. 64), неуклюжий голос от первого лица. , и мутная мифология. (Например, какова была мифология царства, из которого Эль спасла Элая и Викториан? И что с кошками-вампирами?). Есть также несколько основных культурных ошибок. Например, в одной из сцен Элль утверждает, что ее учили водить машину в Великобритании, но затем говорит: : «Я нажала на газ и заставила себя не забывать держаться правой стороны. (стр. 20) Неправильно! Ей повезло, что она выжила в поездке, потому что в Великобритании вы едете по левой стороне дороги. В другой сцене Эль упоминает, что идет мимо магазина хаггиса в Инвернессе. Вероятно, нет. прошел мимо мясной лавки, где продавали хаггис, но не лавку, ориентированную на хаггис. 

    Еще раз в этой книге мужчина-магнит Эль — единственная женщина (кроме злодейки), и ВСЕ мужчины соперничают за ее привязанность, хотя каждый из них знает, что она помолвлена ​​​​с Эли.В какой-то момент Рейн, один из влюбленных мужчин, задает вопрос, о котором думал каждый читатель: «Почему все тебя так любят?» Элль отвечает: «Это чернила.»  (стр. 242) Какой бы ни была невероятная причина, всепоглощающая любовь мужчин временами становится нелепой.

    Мне понравилась первая книга серии, и я возлагал большие надежды на то, что автор разовьет этот набор персонажей из Саванны в связный набор романов. К сожалению, когда серия пошла по своему европейскому пути ву-вуу в книге 3, она также пошла прямо под откос.

                СОЗДАНИЕ МИРА             

    Добавьте клона Kat von D в паранормальную сцену , и вы получите серию DARK INK Джаспера, в которой героиня управляет тату-салоном в Саванне, штат Джорджия. У Райли По было типично тяжелое детство (т. е. бунт, наркотики, готский образ жизни), но теперь она исправилась и пытается создать стабильный дом для своего брата-подростка Сета.

    В этом мире большинство людей в блаженном неведении о том, что они живут среди вампиров, оборотней и других сверхъестественных существ.В Саванне семья вампиров объединилась с сообществом Гуллах, чтобы защитить город от сверхъестественных хищников.

    Действие первых двух с половиной книг происходит в Саванне, но в третьей части действие переносится в Румынию. Действие четвертой и пятой книг происходит в Шотландии и добавляет к волшебной смеси ряд дополнительных сверхъестественных типов.

    Райли — колоритный персонаж (как в прямом, так и в переносном смысле), с татуировками дракона, разноцветными волосами, кучей вины за свое криминальное прошлое (которое привело к семейной трагедии) и ее отчаянными усилиями удержать Сета на высоте. Дорога.Романтические отношения между Райли и вампиром Элигиусом (Эли) Дюпре не менее важны, чем сюжет, приправленный UF . Описания Саванны Джаспером — как переполненный туристами дневной мир  , так и темная и мрачная ночная сцена — достоверны и красноречивы, а сцены с участием Гуллы культуры добавляют реалистичности атмосфере — жаль, что автор отказался от Саванны. после книги 2.

                 РОМАНА 1: Afterlight              

    В начале сериала Райли с радостью управляет своим тату-салоном и присматривает за своим братом Сетом.Однажды ночью Сет и его приятели врываются в старый мавзолей, а затем претерпевают в одночасье изменения личности. Внезапно они могут прыгать с высоких зданий и парить в воздухе. Райли понятия не имеет, что происходит, поэтому она обращается за советом к своему наставнику, пожилому практикующему Gullah , проповеднику. Когда Проповедник берет Райли в гости к семье Дюпре (родители, трое сыновей и одна дочь — все вампиры), она потрясена, узнав, что Дюпре более века работали с местным населением Гуллах, чтобы защитить Саванну от злых сверхъестественных сил.

    Еще более шокирующей является новость о том, что Сет и его друзья, по-видимому, были укушены древними злыми братьями и сестрами-вампирами (Викториан и Валериан Аркос), которых они освободили из заточения во время своего приключения на кладбище. Старшему сыну Дюпре, Эли, поручено охранять Райли от вампиров, потому что у Райли редкая группа крови, перед которой не могут устоять вампиры. Вполне естественно, что Эли и Райли вскоре влюбляются друг в друга, и вместе они намереваются спасти Сета и Саванну от плохих парней.Это отличное начало многообещающей серии. Персонажи хорошо проработаны и интересны, а сюжетная линия изобретательна. Книга 1 содержит несколько интересных сцен о процессе татуировки. Нажмите ЗДЕСЬ , если вам нужна дополнительная информация о татуировках.

                 РОМАНА 2: Эвердарк               

    В начале второй книги Райли восстанавливается после укусов вампира, полученных в решающей битве, завершившей предыдущую книгу. В обычной UF манере героини Райли теперь обладает некоторыми новыми способностями, которые связаны с укусами Викториана и Валериана Аркоса, не говоря уже о том факте, что Викториан все еще находится в ее голове, как в ночных снах, так и в дневном сознании. — говорить эпизоды. Эли полон решимости найти и убить Викториан до тех пор, пока Викториан не предоставит важную информацию, которая спасет его от мести Эли. Тем временем у Райли появляется еще один набор видений другого вампира, который методично преследует и убивает людей.Как будто она на самом деле видит бойню глазами убийцы. Когда орды вампиров-новичков нацеливаются на Чарльстон, хорошие вампиры из Чарльстона просят помощи у семьи Дюпре, а Райли и ее брат присоединяются к команде, несмотря на настойчивые возражения Эли. В конце концов они обнаруживают, что все ньюлинги находятся под контролем одного вампира, и личность этого вампира шокирует. (Извините, не могу вам сказать!) Финал — клиффхэнгер, Райли в опасности, а Эли идет по ее следу.

    Хотя Райли мне нравилась в 1-й книге, во 2-й она мне надоела с ее постоянным нытьем, что ей не нужна ничья помощь, что она может позаботиться о себе сама, что она никому не расскажет о своих мечтах и видения и т. д. И не заставляйте меня начинать с Илая, бушующего альфы, чья челюсть большую часть времени так сжата, что удивительно, как он может открыть ее достаточно широко, чтобы заговорить. К сожалению, сериал превратился в типичное клише альфа-вамп/дерзкой женщины. Их отношения, кажется, основаны исключительно на похоти, поскольку большинство их очень коротких разговоров посвящены тому, насколько они без ума друг от друга и насколько горяч другой, причем каждый сеанс любовных разговоров почти сразу приводит к сексуальной сцене.Они даже делают ту старую знакомую сцену мытья волос в душе с последующим сексом. Еще одно замечание о Райли: татуировка, которая якобы является огромной частью жизни Райли, почти не упоминается во второй книге.


    Я надеялся, что мы узнаем немного больше о членах семьи Илая во второй книге, но нет. .. все, что мы слышим, это их привлекательная внешность и непринужденное отношение. И не забывайте их непрекращающийся сленг, который, по-видимому, должен придать им авторитет на улицах. Немного глупо, когда остроты многовековых вампиров приправлены устаревшим подростковым сленгом вроде «братан», «больной», «злой» и «милый» — а они говорят так все время.А что за непоследовательное чтение мыслей? Иногда вампиры могут читать мысли Райли, но иногда это не работает, в зависимости от поворота сюжета, происходящего в то время. Это проблема с введением чтения мыслей в историю. Вы должны быть последовательны с этим, потому что, если вы этого не сделаете, это только ослабит сюжет и раздражает читателя.

                 РОМАНА 3:  Вечерний вечер              

    История начинается сразу после того, как могущественный вампир Викториан похитил Райли с места решающей битвы, завершившей предыдущую книгу.Он пытается увезти ее к себе домой в Румынию, чтобы отец мог каким-то образом вылечить ее от последствий укуса его брата Валериана. Однако, прежде чем Викториан успевает это сделать, Эли догоняет их и спасает Райли. Викториан предупреждает их, что Райли меняется очень опасным образом и что вскоре они будут вынуждены обратиться за помощью к ней. В следующих нескольких главах Райли сменяется одним жестоким, галлюцинаторным, внетелесным кошмаром за другим, и когда она просыпается, она теряет большие куски времени.Ее темперамент, кажется, вызван всем и всеми в ее жизни. Она ненавидит тот факт, что Эли и ее друзья пытаются защитить ее, постоянно имея кого-то рядом с собой. Она не может сосредоточиться на своей работе — ни в магазине, ни на их ночной охоте за новообращенными вампирами. Но рассказывает ли она кому-нибудь, что с ней происходит? Доверяет ли она мужчине, которого любит? Нет… она пытается делать вид, что с ней все в порядке, и, следовательно, не получает никакой помощи. Хотя большую часть времени за ней наблюдают друзья, никто никогда не понимает, что с ней происходит.Они продолжают говорить ей, что она выглядит усталой, но на самом деле никто не протягивает руку помощи. В конце концов, Райли переживает сильный кризис, и Эли и Викториан увозят ее в Румынию. Остальная часть истории следует за приключениями Райли там, когда она получает третий и четвертый укусы вампира. Она все еще человек, но теперь она человек со «склонностями» — это означает, что она обладает многими вампирскими качествами (например, силой, скоростью, выносливостью, долгой жизнью), но все еще имеет человеческое сердце и душу. Как раз в тот момент, когда мы думаем, что Райли и ее друзья покинут Румынию и вернутся в Саванну, чтобы продолжить свою жизнь, в сюжет вмешивается целая новая группа, что немедленно прерывает сюжетную линию Райли.Всемирные необъяснимые явления (также известные как WUP) — это разношерстная группа, в которую входят оборотни, древние пикт друтанские воины и бессмертные люди. Они утверждают, что являются миротворцами, которые выслеживают сверхъестественных плохих парней. Когда Райли представляют и обмениваются рукопожатием с каждым членом WUP, она сразу же переносится в еще один внетелесный опыт, на этот раз видя историю WUP этого человека. После всех представлений и галлюцинаций сюжет Райли снова набирает обороты. Вся сюжетная линия WUP очень неуклюжая и плохо управляемая.Судя по всему, это новое направление, в котором будет двигаться сериал. Райли присоединится к этой группе и будет путешествовать по миру в поисках злобных сверхъестественных существ. Мой вопрос к автору таков: вместо того, чтобы полностью разрушить мифологию и сюжетную линию серии DARK INK  , почему вы не начали заново с новой серии о группе глобальных охотников на демонов, у которых есть собственная мифология? Будет ли эта серия по-прежнему называться DARK INK CHRONICLES , когда Райли больше не управляет своим тату-салоном?

         Для меня эта книга — разочарование.Первая половина состоит из чрезвычайно повторяющихся галлюцинаций Райли, а вторая половина выбрасывает в смесь весь этот новый состав персонажей по неизвестным причинам и без заметного влияния на сюжет этой книги. Членов WUP представляют, а затем они просто отправляются в путешествие. Единственная сильная сцена в книге — кульминационная конфронтация между Райли и Викториан ближе к концу.

         Ненавижу смотреть, что происходит с этой серией, потому что она так хорошо началась.Автор начал со свежей городской обстановки, множества местных колоритов, причудливых персонажей и бесконечных возможностей для сюжетных линий. Сам по себе тату-салон мог бы стать отличным источником материала. Но вместо того, чтобы развивать серию в этом направлении, автор решила оставить все это в прошлом, приняв совершенно новую мифологию (пикты-друтаны, которые, кажется, каким-то образом связаны с древними кельтами). Вместо того, чтобы конкретизировать предысторию второстепенных персонажей первых трех книг, она оставляет их непроверенными и обращается к этой новой группе.Честно говоря, я не очень надеюсь, что это изменение направления улучшит серию. В следующей книге Райли и Эли отправляются в Шотландию с группой WUP, чтобы выследить некоторых Черных Падших (ангелов). Прощай, Саванна, нам будет тебя не хватать.

                РОМАНА 4:   Черный падший                        

    Саванна — это просто залитое солнцем воспоминание, когда Кэт, Илай, Викториан, Ной и их союзники по Всемирным необъяснимым явлениям (также известные как WUP) приземляются в Эдинбурге, Шотландия , чтобы сразиться с Черными Падшими — ангелами, перешедшими на темную сторону. .Вот описание этих плохих парней одним персонажем:  «Черные Падшие — это ангелы, поглощенные самой темной магией. Они одержимы, сильны и совершенно необнаружимы. У них нет совести. Они перемещаются среди людей как один из них, и только другой падший может сразу узнать их. Они из древнего царства святого и нечестивого… и они не остановятся, пока не получат то, что желают».  (стр. 24) И хорошие, и плохие парни желают получить древнюю волшебную книгу, которая была украдена у Темных Падших много веков назад и с тех пор спрятана где-то в Эдинбурге.Книга наполнена мощными злыми заклинаниями, которые Темные Падшие хотят использовать в своих гнусных целях. Команда WUP хочет сначала найти книгу, чтобы уничтожить ее и спасти мир. Тем временем Падшие Тьмы посылают своих злобных миньонов-демонов — Джоди — вырвать сердца несчастных людей. Сюжетная линия следует за Кэт и ее друзьями, которые становятся опытными фехтовальщиками всего за один или два дня уроков, а затем каждую ночь выходят на охоту Джодис и их темных падших мастеров.


         Вскоре с Кэт начинают происходить странные вещи. Во-первых, ее посещает призрачная маленькая девочка в жутком здании штаб-квартиры WUP, где они остановились. Затем сексуальный мужской голос начинает напевать эротические слова в ее голове. Наконец, она слышит жужжание в ушах, которое становится все громче и громче и никогда не прекращается. Рассказывает ли Кэт кому-нибудь об этих тревожных происшествиях, когда они происходят? Конечно, нет. Она выдает жужжащий звук за ушную инфекцию или насморк, постоянно забывает упомянуть о призраке и ждет слишком, слишком долго, чтобы упомянуть мысленный разговор.Вот типичный пример ее невероятно бесцеремонного поведения: после того, как Кэт увидит девушку-призрак во второй или третий раз, она думает про себя : «Я должна не забыть спросить Габриэля [их контактное лицо WUP в Эдинбурге] о ней позже».  (стр. 163), но так и не доходит до конца. Это типичное поведение для Кати. Несмотря на то, что она присоединилась к команде WUP, она никогда не была командным игроком, и членство в WUP не меняет ее эгоистичных взглядов.


         Самая странная часть этой книги — вставка многочисленных биографических сцен воспоминаний (всегда выделенных курсивом), которые всплывают в голове Кэт, когда она прикасается к людям.Например, мы получаем обширную личную информацию о двух древних пикт воинах, которые учат ее владеть мечом. Кэт настолько интересует их личная жизнь, что она старается прикасаться к ним почти каждый раз, когда видит их. К сожалению, эти сцены не имеют абсолютно никакого отношения к основному сюжету; они просто брошены без видимой причины, и они всегда резко останавливают ход фактической сюжетной линии. (Как ни странно, одну из жен мужчин зовут Элли, и оказывается, что это Элеонора Аквитейнская , которая в реальной жизни жила в 1100-х годах и была замужем сначала за королем Франции Людовиком VII, а затем за королем Генрихом II Французским. Англия — спустя столетия после расцвета пиктской цивилизации.Зачем использовать исторические личности, если вы не делаете их биографии исторически точными?) В какой-то момент один из мужчин дает Кэт специальную древнюю пиктскую молитву и оружие, которое стреляет стеклянными капсулами, наполненными святой водой. В длинной сцене он показывает ей, как их использовать, и говорит, что они убьют демоническую Джодис. Он придает большое значение представлению Кэт, но она никогда не использует оружие или молитву — просто хранит их в своей комнате. Возможно, она воспользуется ими в следующей книге, но зачем прерывать течение этого сюжета для крупной сцены с участием устройства, не имеющего никакого отношения к сюжету этой книги?


         Я должен быть осторожен в формулировке следующей части.Скажу лишь, что чуть больше половины книги в отношениях Эли и Кэт происходит что-то ужасное. Это событие громко телеграфировано и полностью предсказуемо, потому что на протяжении всей первой части книги они (что нехарактерно) продолжают клясться друг другу в вечной любви при каждом удобном случае, постоянно выражая эмоции о том, что будут вместе навсегда. Такое искушение судьбы в городском фэнтезийном мире ВСЕГДА сигнализирует о катастрофе эпических масштабов, так что будьте готовы.Несмотря на то, что Кэт, очевидно, убита горем в течение дня или около того, она слишком легко и слишком быстро берет себя в руки и начинает кокетливо поддразнивать ее в течение нескольких дней, когда некоторые из ее друзей-мужчин действительно начинают заигрывать с ней. (Позор вам, Ной и Викторианец!) В конце есть клиффхэнгер, связанный с Эли, который ведет к следующей книге, которая перенесет Кэт и компанию в шотландское нагорье — страну оборотней.


         Кэт рассказывает историю от первого лица, точка зрения, которая сильна при правильном обращении, но мучительна (как в этом случае), когда это не так.Мне трудно понять, почему все красивые, сексуальные мужчины (и это описание подходит ко всем членам мужской команды Кэт) сходят с ума по ней. Она не проявляет особой индивидуальности, а ее упрямство и отсутствие командного духа постоянно сводят их с ума, но они продолжают говорить ей, какая она красивая, талантливая, смелая и т.  д. Две другие женщины-члены команды вполне могут быть вешалками или обоями, потому что Кэт редко упоминает о них и никогда не разговаривает ни с одной из них, и они остаются в основном на заднем плане.


         Эта серия началась так сильно, что я ненавижу смотреть, во что она превратилась. Кэт из первой книги была потрясающей, с ее готическим взглядом, красочным тату-салоном, причудливыми друзьями и атмосферой саванны. Теперь она стала еще одной тщеславной и высокомерной UF героиней наихудшего вида, скитающейся по миру в бесконечной охоте на монстров.

    Чернила и печать | Кевин Хирн

    Заказать Книгу

    Чернила и печать

    New York Times Автор бестселлеров Кевин Херн возвращается в мир своих любимых Хроник Железного Друида в дополнительном сериале об эксцентричном мастере редкой магии, разгадывающем сверхъестественную тайну в Шотландии.

    Аль МакБхаррайс одновременно благословлен и проклят. Он наделен экстраординарными белыми усами, любовью к авторским коктейлям и уникальным магическим талантом. Он может произносить заклинания зачарованными чернилами и использует свои дары для защиты нашего мира от мошеннических миньонов различных пантеонов, особенно от Фейри.

    Но и он проклят. Любой, кто услышит его голос, начнет испытывать необъяснимую ненависть к Алу, поэтому он может общаться только с помощью письменного слова или речевых приложений.А его ученики продолжают умирать в странных несчастных случаях. Поскольку его личная жизнь рушится вокруг него, он посвящает свою жизнь своей работе, все время пытаясь разгадать тайну своего проклятия.

    Но когда его последний ученик, Горди, обнаруживается мертвым в его квартире в Глазго, Ал обнаруживает доказательства того, что Горди тайно вел преступную жизнь. Теперь Ал вынужден играть в детектива, избегая при этом настоящих детективов, которые задаются вопросом, почему смерть, кажется, всегда следует за Алом. Расследование смерти своего ученика проведет его через волшебный преступный мир Шотландии, и ему понадобится помощь озорного хобгоблина, если он хочет выжить.

    ПОХВАЛЫ:
    «Если вам нравится рисование, тушь, Эдинбург, магия или Кевин Хирн, вас ждет большое удовольствие. Ink and Sigil — отличное чтение для побега, и мне понравилось каждое слово». — Шарлин Харрис, New York Times автор бестселлеров Сьюки Стакхаус

    « Ink and Sigil Кевина Херна — это роман, который перенесет вас прямо в шотландское царство фей и фей и заставит вас думать, что «другой» реален.Магия одновременно знакомая и новая, правдоподобная и необычная. Особенно мне понравилось проклятие главного героя. Между построением мира и умной прозой эту книгу стоит прочитать». — Чарли Холмберг, автор книги «Бумажный волшебник»

    .

    «Кевин Херн использовал чернила и бумагу, чтобы создать свой собственный вид магии. Набор Ink & Sigil наполнен до краев херн-аниганами, которые мы все полюбили. Любители непристойного юмора, литературных каламбуров и странного хобгоблина будут очарованы этой паранормальной тайной.    — Джей Уэллс, автор серии книг «Война Просперо»

    «Восхитительно грязное путешествие по скрытому подземному миру Глазго, Ink & Sigil ярко сочетает в себе уникальный взгляд Кевина Херна на городское фэнтези с твердостью шотландской магии». — Адам Кристофер, автор загадок Ray Electromatic

    Осадные хроники: Полная серия

    Захватывающая смесь классического приключенческого фэнтези и стимпанка. Серия «Осадные хроники » Марка Уильяма Чейза рассказывает о группе наемников, которые отправляются в бесчисленные опасные приключения, на кону которых стоит судьба всего мира.

    История разворачивается в королевстве Митания, мире грез любителей фэнтези, наполненном колдунами, вампирами, демонами, драконами и мастерами-механизмами, способными создавать механические чудеса. Все начинается с того, что группа наемников во главе со стрелком и бывшим охотником за головами Дэвриком Калибурном соглашается украсть легендарный драконий камень из поезда, полного солдат и волшебников, владеющих темной магией. Завершает группу Тальяана Рэй, крутой борец с вампирами, владеющая клинками; Нолан Вандералл, астральный маг; и Сидрик Вольтелион, молодой ученый-инженер, чье механическое мастерство граничит с магией.

    Все это происходит на фоне войны, которая угрожает самому королевству: триумвират королевств в Великой Империи, правительство, правящее частью королевства, пытается сокрушить союз свободных наций, чтобы они могли воссоздать мир для их темные цели.

    Группа наемников, ставших героями, переходит от одного захватывающего приключения к другому: поиск затерянных храмов с мифическими артефактами, побег из царства демонов и многое другое. Некоторые члены группы меняются по мере развития сюжета: в какой-то момент к действию присоединяется младшая сестра Сида Адара (сама по себе блестящий инженер), а также Бракьюк, людоед со склонностью к мушкетонам; и Серайдре, эльфийка, владеющая магией.

    Тонально (и структурно) сравнимый с легендарными рассказами Фрица Лейбера «Фафхрд» и «Серый мышонок», « Осадные хроники » Чейза — всего шесть новелл — читается как сериализованное приключение Золотого века. Твердое развитие персонажа, безостановочное действие, головокружительный темп и изобилие механических и чудовищных чудес (зомби-мортифанты, боевые поезда, боевые моноколеса и т. д.) делают эту коллекцию практически невозможной.

    Герой Чейза Дэврик прекрасно подытоживает это фантастическое приключение, наполненное адреналином: «Давайте устроим какой-нибудь погром.

    Также доступна в виде электронной книги.

    Барчестерские хроники – Чернильные негодяи

    Кэти Уоллер

    «Бросить курить — самая простая вещь в мире.
    Я знаю, потому что делал это тысячи раз».
    ~ Марк Твен
    (или, возможно, У. К. Филдс или…)

    *

    Мне показался ценным медицинский курс, и я порекомендовал его одной даме. Она бежала вниз, вниз и вниз и, наконец, достигла точки, когда лекарства больше не оказывали на нее никакого полезного действия.Я сказал, что знаю, что смогу поставить ее на ноги за неделю. Это воодушевило ее, наполнило надеждой, и она сказала, что сделает все, что я ей скажу. Поэтому я сказал, что она должна прекратить ругаться, пить, курить и есть в течение четырех дней, и тогда она снова будет в порядке. И это случилось бы именно так, я это знаю; но она сказала, что не может перестать ругаться, курить и пить, потому что никогда не делала этого. Итак, вот оно. Она пренебрегала своими привычками, и у нее их не было.Теперь, когда они должны были прийти в хорошем состоянии, их не было в наличии. Ей не на что было опереться. Это было тонущее судно, и в нем не было груза, который можно было бы сбрасывать вместе с кораблем. Ведь даже одна-две маленькие дурные привычки могли бы ее спасти, но она была просто нравственной нищей. ~ Марк Твен, По экватору

    *

    Итак, я решил написать о новогодних обещаниях, о некоторых из них, которые я принял, и о том, почему я их больше не делаю, и, конечно, чтобы написать об этом, я должен процитировать замечание Марка Твена о курении, и в поисках что касается цитаты, мне интересно, действительно ли это сказал Марк Твен , поэтому я проверяю другие [более надежные] источники и узнаю, что он, вероятно, не говорил, и теперь я так взволнован ошибками в атрибуции — и ошибками во всем остальном – летая вокруг земного шара, пока я печатаю, что я слишком эмоционально взволнован, чтобы успокоиться и писать о резолюциях.

    Разве не так?

    Ну как угодно. Вернемся к разрешениям.

    Я не курю, никогда не курил, так что я не могу бросить — ну, когда мне было десять лет, я пробовал выкурить отрезок виноградной лозы мустанга, от которого мой дед предупредил меня, что у меня болит язык , но я боялся держать зажженную спичку так близко к своему лицу — один мог обжечься таким образом — поэтому я сдался.

    А в другой раз я и три двоюродных брата — нам было по одиннадцать или двенадцать лет — зажгли один из маминых винстонов и каждый сделал по одной затяжке.Потом мы решили, что поступили слишком смело, а их мать, вероятно, уже возвращалась домой из города, менее чем в миле отсюда, поэтому мы потушили сигарету, положили окурок на кусок гальки, который один из них выкопал. откуда-то взяли, с большой церемонностью и хихиканьем отнесли его к своей бочке для сжигания и избавились от него.

    Наверное, это значит, что я курил , но решил бросить. Сохранено одно разрешение.

    Я нет, однако моральный нищий.Я не пренебрегал своими привычками. У меня полно груза, который я могу выбросить за борт. И я пытался, как я пытался. Но то, что я намереваюсь назвать джетсамом, всплывает обратно и прикрепляется, как ракушки, к моему корпусу.

    Я никогда не терял десять, двадцать, тридцать пять, сорок и любое другое количество фунтов; или завершенные выпускные экзамены (или сообщения в блогах), у которых в запасе больше нескольких часов; или воздержался от шоколада; или организовал свой кошелек, офис, машину, дом или себя; или оставил ключи, очки для чтения или обувь там, где мог их найти; или достигли любой другой цели, указанной в контракте от 31 декабря.

    Я знаю, что я не один. Настоящую викторианскую девушку, Луизу Мэй Олкотт, учили стремиться к самосовершенствованию, но ей было трудно это сделать. В десять лет она написала в своем дневнике «Образец наших уроков»:

    «Каких добродетелей вы желаете больше?» — спрашивает мистер Л. Отвечаю:—
    Терпение, Любовь, Молчание,
    Послушание, Щедрость, Настойчивость,
    Трудолюбие, Уважение, Самоотречение.
    «Каких пороков меньше?»
    Праздность, Своенравие, Тщеславие,
    Нетерпение, Наглость, Гордыня,
    Эгоизм, Активность, Любовь к кошкам.

    Олкотт славится своим трудолюбием, настойчивостью и щедростью, а также своенравием, нетерпеливостью и активностью — и слава богу, она сохранила эти «отрицательные» черты. Без них американская литература была бы в плачевном состоянии.*

    Беспокоит ли меня нарушение разрешения? Раньше. У меня широкая полоса пуританства. Я хочу сделать лучше. Понять правильно. Когда однажды воскресным утром священник-методист спросил обо мне, и моя мать сказала ему, что я дома пытаюсь закончить курсовую работу перед тем, как уложиться в срок, он спросил: «Она перфекционистка?» Моя мать сказала да.— Я так и думал, — сказал он.

    Но это было тогда, а сейчас 2021 год. Я уже давно присматриваюсь к этому разрешению. Женщина моего возраста и веса** знает, как все устроено.

    Контракты могут быть пересмотрены. И когда я единственная сторона, мне разрешено устанавливать новые условия, которые мне подходят. Или сказать: «Ну и что?»

    Удостоенный наград обозреватель Эллен Гудман*** написала кое-что о решениях, которые остаются со мной более десяти лет:

    Мы проводим январь, бродя по своей жизни, комната за комнатой, составляя список работ, которые необходимо выполнить, трещины, которые необходимо залатать.Может быть, в этом году, чтобы сбалансировать список, нам стоит пройтись по комнатам своей жизни… не в поисках недостатков, а в поисках потенциала.

    Мне это нравится. Думаю, Олкотту это тоже понравилось бы. На самом деле, может быть, именно это она и делала все эти годы. Она увидела собственный потенциал, взялась за дело и не сдалась.

    Вот в чем беда с потенциалом – как только вы его нашли, вы должны что-то с ним сделать. Как работа.

    Думаю, вся хитрость в том, чтобы научиться любить свою работу.Олкотт и Твен, должно быть, любили то, что они делали. Даже когда они ненавидели его, они любили его.

    Хорошо. Что заставило меня задуматься о решениях, в принятие которых я не верю?

    Энтони Троллоп. Пару недель назад, в четвертый раз, я запоем пересмотрел мини-сериал по его роману «Как мы живем сейчас» . А потом я посмотрел экранизацию Доктор Торн . И я ищу адаптацию сериала The Pallisers — кажется, это семнадцать серий, и я видел его как минимум три раза, но я бы с удовольствием посмотрел его снова.И Барчестерские хроники, , который такой забавный, и я смотрел его так много раз, что практически выучил диалоги. . .

    Я люблю Троллопа. Я решила выйти за своего мужа, когда он сказал мне, что прочитал много романов Троллопа. Он не предлагал мне выйти за него замуж, но я решилась. Если бы он читал Диккенса, возможно, я не был бы так впечатлен. Но любой человек, прочитавший так много романов Троллопа только потому, что хотел , должен был быть состоятельным человеком.

    Если вы посмотрите на обзоры The Warden на Amazon, например, вы обнаружите: «скучно… скучно… скучно… скучно… долго и скучно…» И «Я не мог вникнуть в это.(Боже мой, народ, это викторианский роман. Чего вы ожидали?)

    Но это дело вкуса. Некоторые из нас считают его романы восхитительными. Сатирический. Местами офигительно смешно. The Eustace Diamonds, в серии The Pallisers , это загадочное убийство.

    Троллоп написал сорок семь романов, плюс рассказы, плюс тонну книг о путешествиях. Он поставил цель письма на каждый день. Когда он заканчивал одну книгу, он тут же начинал другую. В автобиографии, опубликованной посмертно, он признался, что писал для денег, а не для музы.(Прием привел к снижению продаж, потому что писать за деньги считалось грубым. Я не знаю, для чего читатели думали, что писал Диккенс.)

    А Троллоп был государственным служащим, работал в британской почтовой службе, где он изобрел почтовый ящик.

    Сейчас. Мой маленький грязный секрет в том, что я никогда не читал The Warden. Я прочитал его продолжение, Башни Барчестера. Но это единственный троллопианский роман, который я читал. Я, как и многие авторы школьных репортажей, смотрел фильмы.

    Итак, я принял решение: в 2021 году я прочитаю все романов Энтони Троллопа.

    Если я буду читать по одному роману в неделю, я закончу за две недели до конца. Мой Kindle сначала сказал, что я могу прочитать The Warden за 3 часа и 53 минуты, но через несколько страниц он сказал, что я могу закончить за 4 часа и 15 минут. Бьет меня.

    В оставшиеся две недели я планирую прочитать «Мартина Мартена» Брайана Дойла, который мне порекомендовал бывший студент, и что-нибудь Энн Пэтчетт.

    Кроме того, изучив потенциал, я решил закончить свой собственный роман. Это было в работе некоторое время. Биты и фрагменты хранятся примерно в 3 508 файлах на моем жестком диске (и в облаке).

    Я работала над этим сегодня, пересматривая древнюю сцену в сотый раз, и застряла на вопросе, должна ли афганская борзая по имени Кэти Курик носить eau de лаванды или eau de мята , когда я вспомнила, что должна была написать этот пост.

    Завтра к этому времени я рассчитываю решить этот вопрос и перейти к следующему, который, вероятно, будет связан с козой и плетистой розой.

    Я не пишу так быстро, как Троллоп.

    ***

    * Я уверен, что если бы Луиза Мэй Олкотт перестала любить кошек, ей пришлось бы делать это тысячи раз.

    ** Фраза «Женщина моего возраста и веса» является аллюзией на «Парнас на колесах» Кристофера Морли, небольшую книжку, в которой тридцатидевятилетняя женщина устает заботиться о брате-холостяке и уезжает с владельцем книжного магазина, запряженного лошадьми, который ходил по ферме от двери к двери и приглашал ее пойти с ней.Когда брат догоняет их, он благословляет ее:

    — Послушайте, Хелен, — сказал Эндрю, — вы думаете, я предлагаю, чтобы моя
    сестра колесила по штату с бродягой-бродягой? Клянусь моей
    душой, вам следовало бы иметь больше здравого смысла — и в вашем возрасте и весе!…» ~ Кристофер Морли, Парнас на колесах

    Я читал Парнас лет пятьдесят назад и находил эту фразу смешной, и все это время ждал возможности ее употребить.

    *** Я знаю, что Эллен Гудман сказала это, потому что я сама прочитала это в своей колонке в The Austin American-Statesman . Она была одним из моих любимых обозревателей.

    ****

    Изображения авторов из Википедии, общественное достояние
    Изображение блокнота USA-Reiseblogger с Pixabay
    Изображение обложки книги с Amazon

    Tattoo Chronicles — Фанат «Балтиморских воронов» планирует получать новые чернила за каждую победу в сезоне 2021 года

    Если Ламар Джексон приведет «Балтиморских воронов» к Суперкубку в этом сезоне, на правой ноге Ника Каллисона будет много чернил, документирующих воспоминания на протяжении года.

    26-летний Каллисон отмечает каждую победу «Воронов» в 2021 году татуировкой. В настоящее время у него их два — окончательный счет победы «Балтимора» над «Канзас-Сити Чифс» на второй неделе и стойка ворот в честь победного гола Джастина Такера с игры с игры с 66 ярдов в Детройте в воскресенье.

    «Если я сделаю все по-своему, к концу сезона у меня будет полный рукав, и я закончу его тем, что Ламар будет держать [трофей] Ломбарди», — сказал Каллисон.

    Ник и Наоми Каллисон

    Уроженец Джоппатауна, штат Мэриленд, Каллисон находится на действительной военной службе в военно-морском флоте в Оклахоме, где он живет со своей женой Наоми и трехлетней дочерью Рейлин.Но его страсть к спорту остается с «Воронами» и «Балтимор Ориолс».

    Незадолго до игры «Воронов» против «Чифс» Каллисон сказал своей жене, что сделает татуировку со счетом на правой ноге, если Балтимор, наконец, обыграет Канзас-Сити. Затем, через 10 минут после победы «Воронов» со счетом 36-35, Наоми взяла тату-пистолет и начала рисовать над его правым коленом.

    «После татуировки «Чифс» я подумал: «Продолжать ли мне это или я позволю этому умереть?», — сказал Каллисон.«Тогда, после того броска с игры на 66 ярдов, это стало для меня ответом».

    Наоми и Ник Каллисон с дочерью Рэйлин. Ник и Наоми Каллисон

    Его жена не профессиональный татуировщик, но хочет пройти стажировку, чтобы отточить свои навыки. Наоми — косметолог, лицензированный специалист по уходу за кожей, которая хотела бы заняться медицинской стороной татуировки, в том числе перманентным макияжем.

    2 Похожие

    Два месяца назад она сделала тату-пистолет и начала с пары татуировок на себе и нескольких небольших рисунков на одном из запястий Ника.Ник сказал, что он не раздумывая попросил свою жену заняться его татуировками Ravens.

    «Я знаю, что они не будут выглядеть идеально», сказал он. «В конце концов, эта история для меня значит гораздо больше. Круто, что моя жена достаточно крута, чтобы сделать это для меня».

    Обе руки Ника покрыты татуировками, а также татуировки на каждой икре. Татуировки сделаны в честь военных, а также его отца, который умер от рака в 2015 году.

    Единственным условием, касающимся новых татуировок Воронов, является то, что Ник их не разрабатывает.Это будет работа Наоми.

    «Я устала от их уродливого вида», сказала Наоми.

    Удивлена ​​ли Наоми, что ее муж делает это?

    «Я удивлена, что он не попросил об этом раньше», сказала она. «Я бы назвал Ника самым стойким из самых стойких».

    Татуировки Ника привлекли внимание некоторых игроков Ravens, которые разместили их фотографии в своих историях в Instagram. Джексон даже ретвитнул фотографию татуированной правой ноги Ника в Твиттере.

    Многие друзья Наоми видели татуировки в социальных сетях и говорят ей, что их мужья все говорят об этом.

    «Да, это мой муж», — со смехом сказала Наоми.

    Хроники Эраннорта — Написание новых событий и историй на рукописном языке # Практика моддинга

    Хроники Эраннорта — Написание новых событий и историй на рукописном языке # Практика моддинга 1 — steamlists.com

    Привет, ребята! В этом руководстве я познакомлю вас с Inkscript и покажу, как использовать его для написания собственных событий, взаимодействий и квестов Erannorth Chronicles. Давайте начнем!
     
     

    Это руководство по большей части похоже на то, что я написал когда-то для Erannorth Reborn, но более автономно, так что вам не придется ссылаться ни на одно из соответствующих устаревших руководств Reborn.
     
     
    Я едва коснусь этих систем. Но, надеюсь, это поможет вам лучше понять файлы ванильных чернил и, в конечном итоге, создать свои собственные.
     
     
    Начнем!
     
     
     

    Ink Script был создан Inkle Studios – [inklestudios.com], разработчиками потрясающих интерактивных фантастических игр, таких как 80 Days and the Sorcery! Ряд. Но, как оказалось, их фреймворк Ink — [inklestudios.com] — с открытым исходным кодом, и его можно использовать для написания всевозможных историй CYOA, а также интегрировать в сторонние (для них) проекты, такие как Erannorth.
     
     
    Вы ​​можете написать сценарий Ink в визуальном редакторе Inklewriter – [inklewriter.com] , который позволяет создавать историю Ink с помощью редактора пользовательского интерфейса. Добавляйте туда свои варианты, текстовый результат, даже просматривайте все в виде диаграммы, чтобы лучше понять, как развивается ваша история и т. д.
     
     
    Или в любом текстовом редакторе. Например, чернильный редактор — [github.com], который мне больше всего нравится.
     
     
    Какой бы метод вы ни выбрали, чтобы создать свои файлы Ink, вы можете затем перенести их в свой мод Erannorth, и ваша история будет воспроизводиться в Erannorth.Используйте их в качестве случайных событий, чтобы добавить взаимодействия с вашими союзниками, разнообразить испытания и т. д.
     
     
    Возможности того, что вы можете сделать с этой надежной структурой (добавленной поверх нашей собственной), поистине безграничны.
     
     
     

    Вы можете написать сценарий Ink в любом текстовом редакторе. Но если вы предпочитаете писать свои истории в редакторе «Что видишь, то и получаешь», вы можете использовать Inklewriter — [inklewriter.com].
     
     

     
     

     
     
    Использование визуального редактора может вызвать искушение пропустить изучение сценария Ink.Но я рекомендую вам это сделать. В противном случае вы не сможете понять, что пошло не так (если что-то пойдет не так), или как вы можете сделать многие вещи, которые визуальный редактор не поддерживает.
     
     
    Уже есть отличное руководство по Ink, так что не нужно перерабатывать здесь одни и те же вещи.
     
     
    Полную документацию можно найти здесь – [github.com].
     
     

     
     
    Если вы предпочитаете писать непосредственно в Ink Script, я рекомендую попробовать Inky — [github.ком]. В нем нет никаких наворотов, но там довольно легко написать свой сценарий Ink и получить сообщения об ошибках, если вы оставите незавершенные концы, пустые узлы и т. д. Это более чем выполняет свою работу 😉
     
     
     

    Вы написал рассказ чернилами. Отлично! А теперь интересно, как заставить его работать в Эраннорте?
     
     
    (Совет: не оставляйте эту часть до конца)
     
     
    Вам понадобится:
     
     
    ваше событие.
     
     
    Это не json-компиляция вашего ink-файла. Нам не нужно, чтобы наши файлы Ink экспортировались в формате json. Они компилируются во время выполнения. Что нам действительно нужно, так это json-файл событий Erannorth для подключения вашего ink-файла к нашей системе событий.
     
     
    Предположим, что мой мод называется «Хроники Окстеда».
     
     
    И я хочу, чтобы мое мероприятие называлось «Разложившийся труп». Мне нужно два файла:
     
     
    Разложившийся труп.ink
     
    Разложившийся труп.json
     
     
    Я помещаю свой файл ink в:
     
    Mods/Chronicles of Oakstead/Inklets/A Decayed Corpse.ink
     
     
    Я помещаю свой файл json в:
     
    Mods/Chronicles/DeAayed Corpse/DeAayed Corpse. json
     
     
    Содержимое которого:
     
     
    {
     
    «ID»: «Разложившийся труп»,
     
    «Требования»: «»,
     
    «AutoInclude 5» NodeEvent true: false,

    5 ,
     
    «MainGraphic»: «Corpse4»,
     
    «Title»: «Вы находите останки мертвого искателя приключений»,
     
    «Inklet»: «Хроники Окстеда/Inklets/A Decayed Corpse»
     
    }
     
    Здесь нам в основном нужен ID и путь Inklet и, возможно, графика.При желании мы можем включить его в случайные события или нет, сделать его уникальным или иметь требования для отображения.
     
     
    2) Пустые и ложные поля (Требования, Уникальность и т.д.) можно смело опускать. Поле «Inklet» — это то, что заставляет вещи работать. «A Decayed Corpse» относится к .ink-файлу моей истории Ink, а Chronicles of Oakstead/Inklets — к папке, в которой он находится (My Mod/Inklets)
     
     
    Очистив это, для наших нужд мы могли бы пойти с:
     
     
    {
     
    «ID»: «Разложившийся труп»,
     
    «AutoIncludeInEventNode»: true,
     
    «MainGraphic»: «Corpse4»,
     
    «Название»: «Вы находите останки мертвого искателя приключений»,
     
    «Инклет»: «Хроники Окстеда/Инклетс/Разложившийся труп»
     
    }
     
     
    С нашим .json файл готов. Нам нужен файл .ink, который представляет собой обычный текстовый файл, оканчивающийся на .ink.
     
     
    3) Вы можете создавать файлы .ink либо в текстовом редакторе, используя очень простой язык сценариев — [github.com] , либо с помощью этого визуального инструмента Inklewriter — [inklewriter.com], но экспортировать как чернила, а не как JSON. Их подключаемый модуль Unity создает другие файлы .json из файлов чернил, чем визуальный онлайн-инструмент.
     
     
    Уже одно это сделает ваше событие играбельным, так что вы сможете пройти историю от начала до конца, но, конечно же, оно не имеет возможности взаимодействовать с вашим персонажем. На этом этапе вы, вероятно, захотите еще больше интегрировать его с Эраннортом и сделать так, чтобы ваша история больше взаимодействовала с вашим персонажем.
     
     
     

    Вы можете передавать награды, состояния квестов и триггеры столкновений в виде тегов в сценарии Ink, и движок Erannorth распознает их и обработает соответствующим образом.
     
     

     
    Базовые награды
     
     
    Вы ​​можете дать следующие основные награды:
     
     

    • LP:x, вы можете повысить уровень ПК на x.т.е. LP:1
    • PP:x, вы можете дать ПК x очков умений. т.е. PP:30
    • AP:x, вы можете дать или взять AP с ПК. т.е. AP:3
    • HP:x, вы можете дать или взять HP с ПК. т.е. HP: -5, если их HP упадут до 0, они умрут.
    • Фартинги:x, вы можете давать или брать фартинги с ПК. т.е. Farthings:5
    • Rations:x, вы можете давать или брать пайки с ПК. т.е. Rations:-1
    • Karma:x, вы можете увеличить или уменьшить Карму на x и использовать ее для отслеживания того, насколько хороший или плохой персонаж.т.е. Karma:3
    • Order:x, вы можете увеличить или уменьшить Order на x и использовать его для отслеживания того, насколько законным или незаконным является ПК. т.е. Заказ:-3
    • [Атрибут]:x, вы можете увеличить этот атрибут, т.е. Сила: 2.
    • Expertise[Expertise]:x, вы увеличиваете этот опыт, т.е. ExpertiseAlchemy:1
    • Cast:[Card Name], вы можете разыграть определенную карту. т.е. В ролях: Проклятие слабости.
    • QuestState[State]:[status] & Influence[Person/Loc]:x (см. ниже).

     
    Рецепты
     
     
    Вы ​​можете использовать систему рецептов, чтобы позволить игроку создавать вещи.i.e # Grant:Rewards # Recipe:CRAFT Steel Ingot # XP:6? # AP:-5 # Hours:3
     
     
    CRAFT Steel Ingot — это рецепт, определенный в файле RecipesDB.
     
     
    Изменение обложки события в зависимости от выбора
     
     

    • Вы можете изменить фон и основное изображение события после его создания в любое время, используя ChangeCover:Graphic и ChangeBackdrop:Graphic в качестве награды ‘.
    • т.е. как инклет – # Grant:Rewards # ChangeCover:Anticipate
    • i.e в качестве награды в поле Event – ​​ChangeCover:Anticipate
    • Тег Ink Script для отображения изображений не поддерживается.

     
    Отображение информации об игроке в Ink Story
     
     
    Вы ​​можете распечатать следующие игровые переменные в вашей истории и варианты выбора:
     

    • организация, оружие, оружие, доспехи, плащ
    • Синтаксис: ‘>ER>переменная’ т.е. >ER>имя — оно заменяется именем ПК после выполнения истории.и т. д. Это не переменные Ink Script, поэтому их нельзя использовать в проверках с использованием языка Ink.

     
    Скрытие вариантов выбора, выполнение требований
     
     
    Вы ​​можете проверить выполнение любых обычных требований непосредственно в сценарии Ink и показать или скрыть определенные варианты выбора в зависимости от результатов проверки. Это в дополнение к тому, что вы можете сделать с помощью самих чернил, и его следует использовать, если вы хотите, чтобы ваша история «разговаривала» с вашим персонажем.
     

    • Синтаксис: Выбор [email protected]:Требования
    • т.е.* [Поговорить с Провидцем… @IF: AP:10, Раса:Человек]
    • В приведенном выше примере * & [] — стандартное определение сценария рукописного ввода по выбору, Разговор с Провидцем… — это то, что игрок видит как выбор и @ ЕСЛИ: AP:10, Раса:Человек наши требования. Игрок увидит этот выбор, если он оба Человек и имеет 10 AP в этот момент.
    • т.е. * [Исследуйте подземелье… @IF: Rations:1, QuestStateDungeon Entry:Found] и т. д.
    • (Я добавил дополнительный пробел перед AP и Rations, потому что Steam пытается заменить их значками.Правильный синтаксис здесь без пробела!)
    • Если нет допустимых вариантов, вместо них отображается кнопка «Продолжить».

     
    Запуск событий
     
     

    • Вы можете использовать Encounter:[Enemies] в качестве узла (на пользовательских этапах, испытаниях, наградах за события и т. д.)
    • ie # Grant:Rewards # 1 # Большой Паук — Ур. 2 вызовет столкновение с этими двумя врагами.
    • Вы также можете использовать фракции и подстановочные знаки: # EncounterFaction:Order of Flame # Encounter:Order Seeker – Lv 4?, здесь уровень искателя Order 4+.

     
    Боевая интеграция
     

    • Сюжет возобновится автоматически после запуска столкновения с помощью рукописного сценария. Пользовательский интерфейс события скрыт, а текст встречи вместо этого отображается в другом диалоговом окне. Если вы закончите свой ход после того, как все враги будут мертвы, пользовательский интерфейс события снова появится, и вы сможете продолжить историю. Попытка открыть другое событие сообщит вам, что это невозможно, а также продолжится с того места, где вы оставили вещи в своей истории.
    • Вы можете (необязательно) передать текст победы вместе с наградами, которые будут отображаться после повторного появления пользовательского интерфейса события, с помощью # PassVictoryText:[Text]
    • i.e #PassVictoryText:Вытираете кровь со своего >ER>оружия и оглядываетесь…

     
    Давайте посмотрим на полный пример:
     
     
    == Бой ==
     
    Вы ​​не думаете об этом дважды. Время здесь имеет решающее значение.
     
    Вы ​​застаете палача врасплох и лишаете его факела, который он держит.
     
    С его помощью вы сжигаете веревки, удерживающие человека в плену.
     
    В возникшем хаосе толпа рассеивается. Это оставляет вас с Инквизитором и ее отрядом, которые быстро окружают вас с мечами наизготовку.
     
    ‘Я хочу, чтобы оба еретика были сожжены СЕЙЧАС!’, — кричит она своему отделению. И они усердно набрасываются на вас. Человек, которого вы освободили, теперь вооруженный факелом, готов сражаться на вашей стороне.
     
    # Грант:Награды # Приказ:-1 # ChooseOne:Начинающий чернокнижник>>Вор-джентльмен>>Могильщик>>Чумной доктор # EncounterFaction:Order of Flame # Encounter:Order Seeker – Lv 4? # PassVictoryText: «Спасибо за спасение моей жизни», — начинает он после победы над отрядом Инквизиции.

    «Не возражаете, если я пойду за вами, пока мы не оставим это проклятое место навсегда?», — предлагает он.


    -> Victory



    Выполнение функций

    • их в любом случае.)
    • т.е. ExecuteFunc: Store:Witch, откроет Witch Store. (Я добавил лишний пробел перед Магазином, потому что Steam пытается заменить его значком. Правильный синтаксис — без пробела!)
    • i.e ExecuteFunc:Chest, активирует функцию Chest и т. д.
    • Вы можете выполнить только одну функцию на выбор.
    • Обратите внимание, что можно выполнить функцию, которая, в свою очередь, вызовет событие. Но будьте внимательны, так как это заменит ваше текущее событие тем, которое вы вызываете.

     
    LootOne, ChooseOne и StashX
     
     
    ChooseOne:[Карта]>>[Карта]…>>[Карта]
     
     
    т.е. ChooseOne: Чернокнижник-новичок>>Вор-джентльмен>>Могильщик>>Чумной доктор, позволяет игроку выбрать и взять (в руке) одну из этих карт из 4 случайных вариантов. В отличие от двух вариантов ниже, игроки не могут оставить себе эту карту.
     
     
    LootOne:[Карта]>>[Карта]…>>[Карта]
     
     
    т.е. LootOne: Чернокнижник-новичок>>Вор-джентльмен>>Могильщик>>Чумной доктор позволяет игроку выбрать 1 из этих карт из 4 случайных вариантов. Игрок может решить, добавить ли эту карту в свою колоду, коллекцию или просто взять временную копию.
     
     
    Тайник X2,3,4:[Карта]>>[Карта]…>>[Карта]
     
     
    т.е.StashX2: Longsword#Leather Armor#Mace#Order of the Rose Pin позволяет игроку выбрать 2 из этих карт из 4 случайных вариантов. (аналогично StashX3 и StashX4)
     
     
    Сброс ходов и подкреплений
     

    • много Столкновений в одном и том же узле, вам, вероятно, следует сбрасывать их перед каждым Столкновением.
    • т.е. # Grant:Rewards # ResetTurns:0 # ResetReinforcements:0 #Encounter:Random

     
     
     

    Состояния квеста и влияние можно использовать для установки и отслеживания того, сделал ли игрок определенные вещи в нескольких событиях или историях в тот самый сеанс. Так игра может узнать, что вы купили, например, поместье Равенсбург и обновили кухню.
     
     
    Давайте кратко рассмотрим эти три механики. Прежде чем двигаться дальше.
     
     
    Состояния квеста
     

    • Разработчики модификаций могут определять и проверять состояния квеста, чтобы определить, могут ли/должны ли отображаться определенные события или параметры для игрока
    • Состояния сохраняются в файле сохранения игрока и сохраняются между сессиями сброс во время вознесения (или искупления)
    • Вы можете устанавливать/обновлять состояния, используя QuestState[имя состояния]:[состояние] в качестве награды за событие
    • Poet and the Pond: Met
    • т.е.: QuestStateThe Poet and the Pond:Left to Die (Это заменит предыдущее состояние)
    • т.е.: QuestStateThe Poet and the Pond Resolution:Left to Die (пока это будет сосуществовать вместе с первым состояния)
    • Вы можете проверить, достигнуто ли состояние Квеста с помощью той же проверки:
    • т.е. слой имеет оба состояния)

     
    Постоянное влияние с NPC, локациями или фракциями
     

    • Теперь вы можете проверить/установить влияние игрока на фракции, NPC, локации и т. д. через события
    • состояние квеста и сохраняется в файле сохранения игрока.Воля сбрасывается только в том случае, если игрок поднимается или начинает нового персонажа.
    • В отличие от состояний Квеста, хотя Влияние представлено числовыми значениями. Если значение существует, оно увеличивается или уменьшается на x. Если не установлено значение x.
    • В качестве награды за событие: Influence[Key]:x, будет устанавливать или увеличивать/уменьшать ключ на x.
    • т. е. InfluenceGrysbog:3, может представлять славу игрока в Grysbog и установить значение 3. Затем игрок делает что-то плохое InfluenceGrysbog:-1, новое влияние становится 2. и т.д.
    • Как требование события: Influence[Key][Comparison]:x, где сравнение <,<=,> & >= или ==
    • т. е. InfluenceGrysbog<=-3, проверит, является ли влияние Grysbog <= 3

     
    Система Экспертизы
     

    • Экспертиза представляет различные Навыки, которые есть у вашего Персонажа и которые он может использовать во время определенных Событий. Например, взломать замок, собрать травы, выжить во враждебной среде и многое другое. Ваш ранг Экспертизы определяет, можете ли вы что-то сделать или нет, и здесь нет бросков кубиков.Если, например, для замка требуется навык взлома замков 3, а у вас всего 2, то вы просто не сможете его взломать. Как бы вы ни старались.
    • Мастерство сохраняется и не сбрасывается во время Вознесения.
    • Экспертиза может быть предоставлена ​​через систему событий с использованием Expertise[Название навыка]:x (или -x), это установит или увеличит/уменьшит Мастерство игрока на +/- x.
    • т.е. ExpertiseGather Herbs:1, устанавливает (или увеличивает) опыт игрока в сборе трав до (на) +1
    • . Кроме того, опыт можно получить через систему перков с использованием того же синтаксиса.
    • Мастерство можно проверить через систему событий, используя Expertise[Название навыка][OP]:x, где OP — одно из: >=,>,<=,<,==
    • т.е. ExpertiseGather Herbs>=:2, это вернет true, только если игрок имеет сбор трав >= 2.
    • Мастерство также можно проверить с помощью эффекта OnCasterStatus. т. е. OnCasterStatusGather Herbs:2, ContingencyEffectInvoke:1



    Давайте немного проанализируем некоторые части взаимодействия с Ravensburg Manor, которые вы можете использовать в качестве шаблона для создания собственных домов игроков.
     
     
    == Штаб-квартира
     
    Вы ​​находитесь в поместье Равенсбург.
     
    ->Выбор штаб-квартиры

     
     
    == Выбор штаб-квартиры ==
     
    Вы ​​обдумываете свой следующий ход.
     
    + [(Info) Purchase Ravensburg [email protected]:Not:QuestStatePurchasedRavensburgManor:true]
     
    ->PurchaseInfo

     
     
    .QuestStatePurchasedRavensburgManor:false не будет работать, потому что на самом деле это не логическое сравнение, а текстовое состояние. Могло быть Нет: QuestStatePurchasedRavensburgManor: Нет, ПК не сделал, несмотря на все заботы движка. Не: используется для обращения результата. Итак, если у персонажа нет этого состояния квеста, он не купил поместье и, возможно, может его купить.
     
     
    == Информация о покупке ==
     
    Хотите приобрести поместье Равенсбург?
     
    Открывает: Палаты
     
    Стоимость: 2000 фартингов
     
    * [Купить Ravensburg [email protected]:Not:QuestStatePurchasedRavensburgManor:true, Farthings:2000]

       :Rewards # QuestStatePurchasedRavensburgManor:true # Фартинги:-2000
     
    -> Выбор штаб-квартиры
     
    + [(Назад) Не сейчас.]

    -> Главный квартир



    , если они покупают усадьбу, то я устанавливаю Queststate KeststateRavensburgmanor : true
    0





    + [(Enter) Private [Email Protected]: QuestStateravensburgmanorchambers: True, QueststatePurchasedRavensburgmanor :true]
     
    -> ExpansionChambers

     
     
    Чтобы войти в свои палаты, они должны сначала купить его и, конечно же, иметь состояние квеста на улучшение камер и т. д./b]
     
     
    Точно так же я могу установить и проверить Влияние. Влияние можно использовать, чтобы увидеть, нравитесь ли вы NPC, и даже разблокировать поселения или повысить уровень их торговцев. т.е.
     
     
    * [(Build) Serf [email protected]:Not:QuestStateRavensburgManorServs:true, Nobility:3, Farthings:2000]
     
    # Grant:Rewards # QuestStateRavensburgManorServs:true # Manoravens:-9010s # Influence5:09s # Farthings
    -> HeadquarterChoices

     
     
     

    В этом простом примере мы будем переопределять ванильное событие Draft.Допустим, нам нужна возможность выбрать 60 карт. Почему бы и нет? Как вы можете видеть ниже, это будет в основном копирование/вставка изменения 2 значений независимо от текстовой стены ниже. Вывод:


    Давайте назовем наш мод «Переопределение черновика». Нам нужны 2 файла:


    моды / черновика переопределения / черновики / черновика .ink

    Моды / черновика переопределения / сказки / desk.json


    Все остальное — это пух:



    var cardspicked = 0
     
    VAR DraftPicks = 0
     
     
    -> DraftSetup
     
    == DraftSetup ==
     
    Сколько карт вы хотите выбрать?
     
    + [Черновик 20 [электронная почта защищена]:MinDeck:0-20]
     
    ~ DraftPicks = 20
     
    -> Start
     
    + [Черновик 24 [электронная почта защищена]:MinDeck:20-24 = DraftPicks:20-24 =
    24
     
    -> Начальный
     
    + [Черновик 30 [email protected]:MinDeck:24-30]
     
    ~ DraftPicks = 30
     
    -> Начальный
     
    + [Черновик 36:Email защищен ]

    ~ RaphyPicks = 36

    -> Старт

    + [Черновик 45 [Email Protected]: Mindeck: 36-45]

    ~ ReshipPicks = 45

    -> Начало

    + [Draft 50 [Защищена электронная почта] : Mindeck: 45-50]

    ~ ReshancePicks = 50

    -> Запуск

    + [Draft 55 [Email Protected]: Mindeck: 50-55]

    ~ Raphpicks = 55

    -> Старт

    + [Черновик 60 [email protected]:MinDeck:55-60]
     
    ~ DraftPicks = 60
     
    -> Начать

     
    + [Отменить черновик]
     
    -> Подтвердить
     
     
    == Старт ==
     
    Прежде чем начать приключение, вам нужно составить стартовую колоду.
     
    → Не пропустите выбор!
    → Избегайте одноразовых расходных материалов!
    → Особенно, если вам нужны все карты {DraftPicks} для действительной колоды.
     
    -> NextPick
     
    === NextPick ===
     
    { CardsPicked < DraftPicks:
     
    + [Pick a Card ({CardsPicked}/{DraftPicks}) #]
      900 85 Grant your next card… Награды # LootOne:Случайная карта>>Случайная карта>>Случайная карта>>Случайная карта>>Случайная карта * [Готово]
     
    Готово! Теперь вы можете начать свое приключение.Удачи!
     
    -> КОНЕЦ
     
    }
     
     
    == Подтвердить ==
     
    Это сделает вашу колоду недействительной! Выберите эту опцию, только если вы хотите использовать меню для перезагрузки!
     
    + [(Возобновить) Я передумал!]
     
    { DraftPicks > 0:
     
    -> NextPick
     
    – else:
     
    -> DraftSetup
     
    }


    -> Конец

    -> End





    {

    «ID»: «Черновик»,

    «Maingraphic»: «Судьба»,

    «Название»: «Проект вашей начальной палубы»,

    «Inklet»: «Draft Override/Inklets/Draft»
     
    }
     
     
     

    Если вам нужна дополнительная помощь, прыгайте в наш Discord – [discord.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
    тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск