Кэрролл льюис математик – «Соня в царстве дива»: как математик Льюис Кэрролл придумал одну из самых абсурдных сказок в истории

Льюис Кэрролл: математик с детской душой

Льюис Кэрролл более всего известен как автор «Алисы в Стране чудес» с ее волшебным чеширским котом, чудесным эликсиром и очаровательным Шалтаем-Болтаем. Кроме этого, Льюис Кэрролл прославился как математик и логик.

Кэрролл 1Именно математика открыла юному Кэрроллу дорогу в «большую» жизнь: мальчик был зачислен в престижный колледж Оксфордского университета, выиграл стипендию и удостоился отличия первого класса, а юношей был назначен лектором по математике Оксфорда.

Много времени Кэрролл уделял исследовательской работе по математике: он издал «Аналитический разбор пятой книги Евклида», «Конспекты по алгебраической планиметрии», «Элементарное руководство по теории детерминантов», «Евклид и его современные соперники», а также «Математические кузьезы» и «Символическую логику».

Интересно, что свои труды в области математики автор подписывал настоящим именем «Чарльз Доджсон», а вот литературные пробы – псевдонимом. Как мы помним, наиболее известным произведением Кэрролла является его «Алиса в Стране чудес», но мало кто знает, что и многие свои математические изыскания автор посвящал детям. Так, в сборнике для детей «Логическая игра» автор разработал стратегию игры в «Пятнашки», а также представил огромное количество логических задач, например: в данный треугольник вписать такой шестиугольник, чтобы его противоположные стороны были равны и  параллельны, три из них лежали на сторонах треугольника, а диагонали пересекались в заданной точке внутри треугольника. Много головоломок составлены Кэрроллом на тему «Последовательности и ряды»: 4, 3, 3, 5, 4, 4, 3, 5… Попробуйте отгадать следующее число последовательности!

Долгое время считалось, что математическое наследие Кэрролла несущественно, т.к. основывалось лишь на нескольких учебниках; но в последнее время к математическим находках автора, ранее невостребованным,  обращается все больше внимания.

Многие достижения Льюиса в области математической логики намного опередили свое время. Кэрролл разработал графический метод решения логических задач – более удобный, чем пресловутый способ Эйлера или Венна. С искусством сравнивали способность Кэрролла решать так называемые сориты (сорит по-гречески «куча») – логические задачи, представленные цепочкой силлогизмов, у которых заключение одного силлогизма служит посылкой другого.

Любовь к литературе была у Кэрролла с детства: он любил играть в шумные игры, придумывать для своих братьев и сестер (а их было 10) рассказы и стишки, создавать волшебные персонажи. У Льюиса всегда было много друзей, а некоторые из них стали полноправными героями его произведений, как малышка Элис (Алиса), превратившаяся в героиню, путешествующую по Стране чудес. Книга «Приключения Алисы в стране чудес» увидела свет в июле 1863 г.Кэрролл 2

Художественный мир «Алисы…» наполнен снами, воспоминаниями, волшебными символами (чудесное зеркало и Зазеркалье), шахматными партиями и играми в крокет и карты, а также замысловатой словесной игрой и незабываемыми образами (Кролика, Шляпника, Королевы, Чеширского Кота и др.).

Книга Льюиса, написанная для детей, отличается непосредственностью, простотой и искренностью; вспомните некоторые цитаты: «Алиса не знала, что ей делать, пожать руку одному, а потом другому? А вдруг второй обидится? Тут ее осенило, она протянула им обе руки сразу» или «Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась». Мир Зазеркалья полностью отражает детское мировосприятие с его фантастикой, приключениями и альтернативными мирами. Но, признают многие ученые, книга Кэрролла не настолько проста: многие считают ее серьезным экзистенциальным произведением, порождающим сотни интерпретаций (вспомним недавний фильм Т. Бертона).

© blog.tutoronline.ru, при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.

Математика :: Биография Льюиса Кэрролла

Главная / Биография Льюиса Кэрролла / Кэрролл — математик

Математика интересовала Льюиса Кэрролла еще со школьной скамьи. Там, где другие дети видели одни сухие цифры, он замечал увлекательную игру.

Когда еще в юности перед Кэрроллом встал вопрос «Кем быть?», он, не сомневаясь, выбрал математику.

В 1851 году он поступил в аристократический колледж при Оксфордском университете Крайст-Чёрч. Несмотря на то, что отличником Кэрролла назвать трудно, он все-таки выиграл конкурс, в котором победитель получал право читать математические лекции в Крайст-Чёрч. Здесь он и проработал последующие 26 лет.

Льюис Кэрролл разработал графическую технику решения логических задач, которая на практике оказалась намного удобнее, чем диаграммы математика, физика, механика и астронома Леонарда Эйлера или логика Джона Венна.

Среди его новаций особое место занимает метод вычисления определителей, который известен миру как конденсация Доджсона. Понять суть метода без специального образования непросто, а вот математики высоко оценивают изобретение Кэрролла.

Он опубликовал немало математических работ под своим настоящим именем Чарльз Доджсон. Все свои достижения и умозаключения в области математической логики Кэрролл изложил в двухтомнике «Символической логики». Пытаясь пробудить интерес и привить любовь к математике у детей, Льюис написал облегченный вариант книги для детей «Логическая игра». В сборнике «Полуночные задачи» Кэрролл собрал 72 задачи по тригонометрии, алгебре и планиметрии.

В XIX столетии его научные работы не рассматривали тщательно — математика переживала бурное развитие и внимание математиков приковала неевклидова геометрия Николая Лобачевского и Янош Бойяи, теория Галуа, математическая физика и другие прорывы в науке. Однако в последние десятилетия математические открытия Льюиса Кэрролла осмысливают по-новому — его работы переживают второе рождение.

Смотрите также статью «Математические труды».

Льюис Кэрролл: любопытные факты

14 января 1898 года скончался Льюис Кэрролл, английский писатель и математик. Diletant.media решил вспомнит самые яркие истории, связанные с ним или его жизнью.


1. После прочтения «Алисы в Стране Чудес» и «Алисы в Зазеркалье» королева Виктория пришла в восторг и потребовала принести ей остальные работы этого чудесного автора. Просьбу королевы, конечно, выполнили, но остальные работы Доджсона были целиком и полностью посвящены… математике. Самые известные книги — это «Алгебраический разбор пятой книги Евклида» (1858, 1868), «Конспекты по алгебраической планиметрии» (1860), «Элементарное руководство по теории детерминантов» (1867), «Евклид и его современные соперники» (1879), «Математические курьёзы» (1888 и 1893) и «Символическая логика» (1896).


2. В англоязычных странах сказки Кэрролла занимают третье место среди наиболее цитируемых книг. Первое место заняла Библия, второе — произведения Шекспира.

Кэролл был одним из первых фотографов-портретистов


3. Первый оксфордский тираж «Алисы в Стране Чудес» был полностью уничтожен по желанию автора. Кэрроллу не понравилось качество издания. При этом писателя совершенно не интересовало качество издания в других странах, например, в Америке. В этом вопросе он полностью положился на издателей.


4. В Викторианской Англии быть фотографом было совсем непросто. Процесс фотосъемки был необычайно сложным и трудоемким: фотографии нужно было снимать с огромной выдержкой, на стеклянные пластинки, покрытые коллодиевым раствором. После съемки пластинки нужно было очень быстро проявлять. Талантливые фотографии Доджсона долго оставались неизвестны широкой публике, но в 1950 году вышла книга «Льюис Кэрролл — фотограф».

5. Во время одной из лекций Кэрролла у одного из студентов случился приступ эпилепсии, а Кэрролл смог помочь. После этого случая Доджсон всерьез заинтересовался медициной, и он приобрел и изучил десятки медицинских справочников и книг. Чтобы проверить свою выдержку, Чарльз присутствовал на операции, где пациенту ампутировали ногу выше колена. Увлечение медициной не прошло незамеченным — в 1930 году в больнице Святой Марии было открыто детское отделение имени Льюиса Кэрролла.

В Викторианской Англии ребенок до 14 лет считался асексуальным и бесполым


6. В Викторианской Англии ребенок до 14 лет считался асексуальным и бесполым. А вот общение взрослого мужчины с молодой девушкой могло разрушить ее репутацию. Многие исследователи полагают, что из-за этого девочки занижали свой возраст, рассказывая о дружбе с Доджсоном. О невинности этой дружбы можно судить и по переписке Кэрролла с повзрослевшими подружками. Ни одно письмо не намекает на какие-то любовные чувства со стороны писателя. Напротив, они содержат рассуждения о жизни и носят совершенно дружеский характер.


7. Исследователи никак не могут сказать точно, каким человеком в жизни был Льюис Кэрролл. С одной стороны, он тяжело заводил знакомства, а его студенты считали его самым скучным преподавателем в мире. Но другие исследователи говорят о том, что Кэрролл вовсе не был застенчивым и считают писателя известным дамским угодником. Они считают, что родственники просто не любили упоминать об этом.

Льюис Кэрролл был подозреваемым по делу о Джеке Потрошителе


8. Льюис Кэрролл очень любил писать письма. Он даже поделился своими мыслями в статье «Восемь или девять мудрых слов о том, как писать письма». А в 29 лет писатель завел журнал, в котором фиксировал всю входящую и исходящую корреспонденцию. За 37 лет в журнале было зарегистрировано 98 921 письмо.


9. Кроме обвинения в педофилии, Льюис Кэрролл был подозреваемым по делу о Джеке Потрошителе — серийном убийце, который так и не был пойман.

Настоящей Алисе пришлось продать 1 рукописный вариант книги за £15400


10. Неизвестна точная дата той памятной лодочной прогулки по Темзе, по время которой Кэрролл рассказал свою историю про Алису. Принято считать, что «июльский полдень золотой» — это 4 июля 1862 года. Однако журнал Английского Королевского метеорологического общества сообщает, что 4 июля 1862 года с 10:00 за сутки выпало 3 см осадков, причем основное количество — с 14:00 поздней ночи.

11. Настоящей Алисе Лидделл пришлось продать первый рукописный вариант книги «Приключения Алисы под землей» за 15400 фунтов стерлингов в 1928 году. Ей пришлось это сделать, ведь ей нечем было платить за дом.

12. Существует синдром Алисы в Стране Чудес. Во время острого приступа определенного типа мигрени люди ощущают себя или окружающие объекты непропорционально маленькими или большими и не может определить расстояние до них. Эти ощущения могут сопровождаться головной болью или проявляться самостоятельно, а приступ может длиться месяцами. Помимо мигреней причиной синдрома Алисы в Стране чудес может быть опухоль головного мозга или прием психотропных препаратов.


13. Чарльз Доджсон страдал бессонницей. Пытаясь отвлечься от грустных мыслей и уснуть, он выдумывал математически головоломки, и сам же их решал. Свои «полуночные задачи» Кэрролл выпустил отдельной книгой.

14. Льюис Кэрролл провел в России целый месяц. Он все-таки был диаконом, а в то время православная и англиканская церковь пыталась наладить прочные контакты. Вместе с другом-богословом Лиддоном он встретился с митрополитом Филаретом в Сергиевом Посаде. В России Доджсон посетил Санкт-Петербург, Сергиев Посад, Москву и Нижний Новгород, и нашел путешествие захватывающим и познавательным.

Льюис Кэрролл провел в России целый месяц


15. У Кэрролла было два страстных увлечения — фотография и театр. Он, будучи знаменитым писателем, лично присутствовал на репетициях своих сказок, проявляя глубокое понимание законов сцены.


16. Во времена Льюиса Кэрролла мастера по изготовлению фетровых шляп подолгу работали с парами ртути. Отравление ртутью часто проявлялось в таких симптомах, как несвязная речь, потеря памяти, тремор, что нашло отражение в поговорке «Mad as a hatter» («Безумен как шляпник»). Именно поэтому Шляпник из «Алисы в Стране чудес», он же Болванщик, представлен безумным.

Льюис Кэрролл / math5school.ru

1832–1898

 

– Все мы здесь не в своем уме – и ты и я.

– Откуда вы знаете, что я не в своем уме – спросила Алиса.

– Конечно не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась?

Льюис Кэрролл

 

Льюис Кэрролл (27 января 1832 – 14 января 1898) – английский писатель, математик, логик, философ, диакон и фотограф, всемирно известный автор книг «Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье».

Чарльз Лютвидж Доджсон, которого мы все знаем под псевдонимом Льюис Кэрролл, появился на свет в маленькой деревне Дэрсбери, что находиться в графстве Чешир. Он был первым ребенком приходского священника Чарльза Доджсона. Мать будущего писателя звали Фрэнсис Джейн Лютвидж. Ребенок при крещении получил два имени: первое, Чарльз – в честь отца, второе, Лютвидж – в честь матери. Позже у Чарлза появились еще семь сестер и три брата – в то время большие семьи были обычным делом. Все дети в семье Доджсонов получали домашнее воспитание: отец сам обучал их закону Божьему, словесности и основам естественных наук, “биографии” и “хронологии”. Затем мальчика отдали в грамматическую школу Ричмонда. После полугода обучения юный Чарльз сумел поступить в Рагби-Скул, где он проучился четыре года. Во время учебы учителя отметили выдающиеся способности мальчика к богословию и математике. Вся последующая жизнь Кэрролла оказалась связана с Оксфордом.

В мае 1850-го года Доджсона зачислили в Крайст-Чёрч-колледж Оксфордского университета, и в январе следующего года он переехал на постоянное жительство в Оксфорд. Колледж Чарльз закончил с отличием по двум факультетам: математике и классическим языкам, что было редким случаем даже по тем временам. Учитывая выдающиеся способности юноши, ему предложили остаться работать в Оксфорде, а осенью 1855 года он был назначен профессором математики колледжа Христовой церкви. В те годы обязательным условием научной работы в этом колледже было принятие духовного сана и обета безбрачия. Доджсон некоторое время колебался, опасаясь, что из-за принятия духовного сана ему придётся отказаться от любимых занятий – фотографии, писания юмористических стихов и посещения театра.

В 1861 году Доджсон принял сан диакона, что было первым этапом процедуры принятия сана священника, но вскоре изменились университетские правила, и принятие духовного сана стало необязательным.

Вскоре в Оксфорде привыкли к одетой в тёмный костюм фигуре доктора (так его теперь называли) Доджсона. Он был большой оригинал, чуждался взрослых и очень любил детей. Он совершал с ними долгие прогулки, водил их в театр, приглашал в гости, развлекал забавными рассказами, писал им письма.

В Оксфорде Чарльз Доджсон жил в небольшом уютном доме с башенками. В юности он хотел выучиться на художника, поэтому много рисовал, преимущественно углем или карандашом, сам иллюстрировал свои рукописные журналы, которые издавал для своих братьев и сестер. Однажды он послал несколько своих рисунков в юмористическое приложение к газете «Тайм», но редакция их не опубликовала. Потом Чарльз познакомился с искусством фотографии, увлечение которым он сохранил на всю жизнь. Он приобрел аппарат и всерьез занялся фотографией. В эпоху зарождения фотографии процесс фотосъемки был необычайно сложным: фотографии нужно было снимать с огромной выдержкой, на стеклянные пластинки, покрытые коллодиевым раствором. Пластинки потом нужно было очень быстро проявлять после съемки. Долгое время фотографии Доджсона не были известны широкому кругу, но в 1950 году, увидела свет книга «Льюис Кэрролл – фотограф», которая раскрыла Доджсона как талантливого фотографа.

Доджсон был одним из первых английских фотохудожников. Его работы отличаются естественностью и поэтичностью, особенно снимки детей. На знаменитой международной выставке фотографии «Род человеческий» (1956) английские фотографы 19 века были представлены единственным снимком работы Чарльза Лютвиджа Доджсона.

Доджсон просто обожал театр. Это хорошо было видно со стороны,  когда он, будучи уже знаменитым писателем, лично присутствовал на репетициях своих сказок на театральной сцене, проявляя глубокое понимание театра и законов сцены.

Доджсон без конца что-нибудь изобретал. Некоторые его изобретения были повторены годы спустя и нашли широкое применение. Он изобрёл шахматы для путешественников, где фигуры держались на доске с помощью маленького выступа, соответствующего углублению в клетке; приспособление для того, чтобы писать в темноте; способы проверки делимости числа на 17 и 19; мнемонические приёмы для запоминания последовательного ряда цифр (сам он с их помощью помнил число «пи» до семьдесят первого десятичного знака) и многое другое.

Доктор Доджсон часто страдал сильной бессонницей. Ночью, пытаясь уснуть, он выдумывал, «полуночные задачи» – различные математические головоломки, и сам решал их в темноте. Собрав эти задачи вместе, Доджсон издал их отдельной книгой «Математические курьезы».

В 1867 году Доджсон отправился в очень необычное путешествие в Россию. По дороге он посетил Кале, Брюссель, Потсдам, Данциг, Кенигсберг. Путешествие было очень увлекательным. В России Доджсон посетил Санкт-Петербург, Сергиев Посад, Москву, и ярмарку в Нижнем Новгороде. После месяца пребывания в России, он вернулся обратно в Англию. Обратный маршрут проходил через Вильно, Варшаву, Эмс и Париж. Это была единственная заграничная поездка писателя. Её описал он сам в «Дневнике путешествия в Россию», где приводятся туристические впечатления от посещённых городов, заметки о встречах с русскими и англичанами в России, записи отдельных русских фраз.

Издатель журналов и писатель Эдмунд Йетс посоветовал Доджсону придумать псевдоним, и в «Дневниках» Доджсона появляется запись от 11 февраля 1865 года: «Написал мистеру Йетсу, предложив ему на выбор псевдонимы: 1) Эдгар Катвеллис [имя Edgar Cuthwellis получается при перестановке букв из Charles Lutwidge]; 2) Эдгард У. Ч. Вестхилл [метод получения псевдонима тот же, что и в предыдущем случае]; 3) Луис Кэрролл [Луис от Лютвидж – Людвик – Луис, Кэрролл от Чарлза]; 4) Льюис Кэррол [по тому же принципу «перевода» имен Чарлз Лютвидж на латынь и обратного «перевода» с латыни на английский]». Выбор пал на Льюиса Кэрролла. С тех пор Чарлз Лютвидж Доджсон все свои «серьезные» математические и логические работы подписывал настоящим именем, а все литературные – псевдонимом, упорно отказываясь признавать тождество Доджсона и Кэрролла.

Долгое время считалось, что математическое наследие Кэрролла несущественно, так как основывалось лишь на нескольких учебниках; но в последнее время к математическим находках автора, ранее невостребованным,  обращается все больше внимания.

Достижения Доджсона в области математической логики намного опередили свое время. Он разработал графическую технику решения логических задач, более удобную, чем диаграммы математика, механика, физика и астронома Леонарда Эйлера или английского логика Джона Венна. Особого искусства Доджсон достиг в решении так называемых «соритов». Сорит – это логическая задача, представляющая собой цепочку силлогизмов, у которых изъятое заключение одного силлогизма служит посылкой другого (к тому же оставшиеся посылки перемешаны; «сорит» по-гречески означает «куча»).

Доджсон написал большое количество научных книг и брошюр по логике, математике. Самые известные книги – это «Алгебраический разбор пятой книги Евклида» (The Fifth Book of Euclid Treated Algebraically, 1858, 1868), «Конспекты по алгебраической планиметрии» (A Syllabus of Plane Algebraical Geometry, 1860 г.), «Элементарное руководство по теории детерминантов» (An Elementary Treatise on Determinants, 1867) и «Евклид и его современные соперники» (Euclid and His Modern Rivals, 1879), «Математические курьезы» (Curiosa Mathematica, 1888 и 1893), «Символическая логика» (Symbolic Logic, 1896).

Безусловно, самыми значительными литературными произведениями Кэрролла Льюиса по праву считаются две сказки об Алисе – «Алиса в Стране Чудес» (1865) и «Сквозь Зеркало и что там увидела Алиса» (1871), обычно для краткости называемая «Алиса в Зазеркалье».

Удивительна судьба некоторых книг: «Робинзон Крузо», например, был написан для взрослых, а стал детской книгой. «Алису в стране чудес» Кэрролл написал для детей, а стала  она книгой и для взрослых, так серьезна и глубока ее фантазия.

Неповторимое своеобразие кэрролловского стиля обусловлено триединством его литературного дара, мышления математика и изощренной логики. Вопреки распространенному мнению о том, будто Кэрролл наряду с Эдвардом Лиром может считаться основоположником «поэзии нелепостей» («nonsense poetry»), Льюис Кэрролл в действительности создал иной жанр «парадоксальной литературы»: его герои не нарушают логики, а наоборот, следуют ей, доводя логику до абсурда.

Если вы встретите человека, утверждающего, что он знает сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» и «Сквозь зеркало или, что там увидела Алиса» (часто для краткости просто называемую «Зазеркалье»), не верьте ему, хотя, вне всякого сомнения, он читал обе сказки Кэрролла и, быть может даже не один раз. Ваш собеседник либо искренне заблуждается, либо употребляет обычные слова в необычном «пиквикском» смысле. «Алису» нельзя знать, даже, если выучить ее наизусть, хотя прочитать ее, разумеется, может каждый. Дело в том, что «Алису» невозможно понять до конца, ее можно понять лишь в большей или меньшей степени. И причин тут очень много.

«Алиса» сказка очень английская, и перевести ее на любой другой язык очень трудно. Многие образы книги связаны с фольклором. «Алиса» переводится на русский язык уже более 100 лет и звали ее за это время по-разному. Первый перевод, автор которого остался неизвестным, вышел в 1879 году и назывался  «Соня в царстве дива». В 1923 году  вышел перевод В.В. Набокова «Аня в Стране Чудес». А в 1940 году вышла в свет первая «Алиса в Стране Чудес» в переводе А. Оленич-Гнененко. В 1967 году «Алису» перевела Н.М. Демурова, а немного позднее — Б. Заходер. Так уже почти 130 лет трудятся переводчики над созданием русской «Алисы», не уступающей оригиналу ни в яркости образов, ни в тонкости мысли (а мысль Кэрролла – материя настолько тонкая и хрупкая, что обращается в бессмыслицу, стоит лишь забыть или не передать какой-нибудь  даже второстепенный оттенок).

Все, кто хотя бы один раз заглянул в сказки об Алисе, в которых действуют необыкновенные герои, живут странные существа, происходят удивительные  события, поражает особенная жизненность персонажей, внутренняя (хотя порой странная и противоречащая здравому смыслу) логика их поступков. Не следует однако забывать о том, что «Алиса» – не просто сказка. Это скорее репортаж, отчет, заметки, написанные по свежим следам путешествия в необычный мир – Страну Чудес и Зазеркалье, где действуют свои законы. И весь этот мир  создал, населил и подарил нам Льюис Кэрролл. Не просто писатель, а математик. И именно поэтому законы в Стране Чудес и Зазеркалье особые, непосредственно связанные с математикой.

В сказке «Алиса в стране Чудес» Алиса путешествует по карточной стране, а Зазеркалье – страна шахматных фигур. Почему именно шахматы и карты? Дело в том, что это две старинные игры с четким сводом правил, которые давно описаны математическими формулами. Неслучайно компьютеры сначала научились играть в шахматы и карты, а уж потом во все остальные игры. А еще на основе карточных игр родилась и выросла «теория вероятностей». Кроме того, Льюис Кэрролл был левша, настоящий левша, такой, что в результате переучивания его на правую руку он начал заикаться. А, как известно, все настоящие левши, чувствуют себя в мире правшей примерно так же, как Алиса в Зазеркалье. Им неудобно все – начиная от дверей, которые, как правило, открываются под правую руку, и ножниц которые не режут в левой руке. Левшам легче писать  левой рукой, зеркально выводя буквы. Может быть, поэтому Зазеркалье Кэрролла такое зазеркальное? Может быть, отсюда любовь Кэрролла все ставить с ног на голову, выворачивать наизнанку.

Алиса, так же как и читатели, постоянно ничего не понимает. Так автор постоянно играет с нами, то и дело, водя нас за нос, и  учтиво улыбается вместе с Чеширским Котом, видя, что нам не под силу понять даже простые логические выкладки. Как чудесно, например, Чеширский Кот объясняет Алисе почему он считает себя ненормальным: 

– А почему Вы знаете, что вы ненормальный? – спросила она.

– Начнем с собаки, – сказал Кот. – Возьмем нормальную собаку, не бешенную. Согласна?

– Конечно, – сказала Алиса.

– Итак, – продолжал Кот, – собака рычит, когда сердится, и виляет хвостом, когда радуется. Она, как мы договорились, нормальная. А я? Я ворчу, когда мне приятно и  виляю хвостом, когда злюсь. Вывод: я ненормальный.

– Разве Вы ворчите? По-моему, это называется мурлыкать, – сказала Алиса.

– Пусть называется как угодно, – сказал Кот.  

В том, как Кот объясняет причины своей ненормальности, ясно виден «сорит», из которого могут быть выделены «посылки», и сделан вывод. У Кэрролла-математика есть книга, которая называется «Символическая логика», в которой таких чудесных задач более 100. Правила логического вывода в логических задачах Кэрролла подобно улыбке Чеширского Кота, остаются и после того, как здравый смысл исчезает. Правильно обращаться с «неправильными» суждениями, чтобы научиться, заведомо правильно, оперировать с правильными суждениями – вот заветная цель логических построений Кэрролла.

Сказки  «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье» любят взрослые и дети. Их цитируют, на нее ссылаются филологи и физики, их изучают философы и лингвисты, психологи и математики. О них написано множество статей, научных работ, книг. По книгам Льюиса Кэрролла сняты кинофильмы, поставлены пьесы. Сотни художников рисовали иллюстрации к его книгам, включая самого Сальвадора Дали. Приключения Алисы переведены более чем на сто языков. Язык Кэрролла узнаваем и любим. Не нужно быть особенно искушенным в кэрролловедении, чтобы безошибочно определить автора следующих строк:

Как хорошо, что я не люблю спаржу, – сказала маленькая девочка своему Другу. – Ведь если бы я  любила спаржу, мне пришлось бы ее есть, а я ее – терпеть не могу.

Кэрролл писал замечательные и оригинальные юмористические стихи. Некоторые стихи из книг об Алисе Кэрролл издал в 1855 году в «Комик-таймс»  и в 1856 году в журнале «Трейн». Он опубликовал еще много своих стихотворных сборников в этих и других различных периодических изданиях, анонимно или под своим псевдонимом Льюис Кэрролл. Самое известное стихотворное произведение Кэррола это стихотворение в жанре нонсенса «Охота на Снарка».

Зимой 1898 года в Гилфорде, куда Льюис Кэрролл поехал на рождество к своим сёстрам, он заболел гриппом. Грипп дал осложнение – воспаление легких, от которого 14 января 1898 года Чарльз Доджсон, не дожив двух недель до 66-летия, умер. В Гилфорде Кэрролл и похоронен. Над могилой его стоит простой белый крест. 

 

По материалам статьи Н. Демуровой «Льюис Кэрролл и его сказки про Алису», сайтов: carroll.co.ua, to-name.ru, festival.1september.ru.

 

Льюис Кэрролл – математик и писатель

Английский писатель XIX века, Льюис Кэрролл (Lewis Carroll),  вошел в русскую литературу в конце XIX – начале xx века.

Удивительна судьба некоторых книг: «Робинзон Крузо», например, был написан для взрослых, а стал детской книгой. «А лису в стране чудес» Л.Кэрролл написал для детей, а стала  она книгой и для взрослых, так серьезна и глубока ее фантазия.

Если вы встретите человека, утверждающего, что он знает сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» и «Сквозь зеркало или, что там увидела Алиса» (часто для краткости просто называемую «Зазеркалье»), не верьте ему, хотя, вне всякого сомнения, он читал обе сказки Кэрролла и, быть может даже не один раз. Ваш собеседник либо искренне заблуждается, либо употребляет обычные слова в необычном «пиквикском» смысле. «Алису» нельзя знать, даже, если выучить ее наизусть, хотя прочитать ее, разумеется, может каждый. Дело в том, что «Алису» невозможно понять до конца, ее можно понять лишь в большей или меньшей степени. И причин тут очень много.

Во-первых, «Алиса» сказка очень английская, и перевести ее на любой другой язык очень трудно. «Алиса» переводится на русский язык уже более 100 лет и звали ее за это время по-разному. Первый перевод, автор которого остался неизвестным, вышел в 1879 году и назывался  «Соня в царстве дива». В 1923 году  вышел перевод В.В.Набокова «Аня в Стране Чудес». А в 1940 году вышла в свет первая «Алиса в Стране Чудес» в переводе А. Оленич-Гнененко. В 1967 году «Алису» перевела Н.М. Демурова, а немного позднее — Б. Заходер. Так уже почти 130 лет трудятся наши соотечественники над созданием русской «Алисы», не уступающей оригиналу ни в яркости образов, ни в тонкости мысли (а мысль Кэрролла – материя настолько тонкая и хрупкая, что обращается в бессмыслицу, стоит лишь забыть или не передать какой-нибудь  даже второстепенный оттенок). Так, практически исчез из русских переводов эпизод, когда  мышь начинает рассказывать свою историю. Все звери и птицы сидят на берегу озера Алисиных слез. И мышь говорит: «My tale is long and sad». А Алиса думает: «Her tail is long. It is clear, but why is it sad?».

Почему же еще нам так интересен Льюис Кэрролл и его книги про Алису? Что это был за человек? А был он профессором математики, хорошо рисовал, был очень хорошим фотографом, настолько хорошим, что по его фотографиям мы знаем многих людей его века: М.Фарадея, Т. Хаксли и других. Он был хорошим фокусником, мог сделать из бумаги такой пистолет, который стрелял. И все же главным его делом была математика, преподавание в колледже, а также, как выяснилось позже, создание книг про Алису.

Маленькая «Алиса» принадлежит к числу тех сказок, которые встречают нас еще в детстве и сопровождают всю жизнь. Особенно внимательно читают «Алису» взрослые. А некоторые ( в том числе философии логик Бертран Рассел) даже предполагают издавать обе сказки Льюиса Кэрролла с грифом «Только для взрослых».

Все, кто хотя бы один раз заглянул в сказки об Алисе, в которых действуют необыкновенные герои, живут странные существа, происходят преудивительные  события, поражает особенная жизненность персонажей, внутренняя (хотя порой странная и противоречащая здравому смыслу) логика их поступков. Не следует однако забывать о том, что «Алиса» — не просто сказка. Это скорее репортаж, отчет, заметки, написанные по свежим следам путешествия в  необычный мир – Страну Чудес и Зазеркалье, где действуют свои законы. И весь этот мир  создал, населил и подарил нам Льюис Кэрролл. Не просто писатель, а математик. И именно поэтому законы в Стране Чудес и Зазеркалье особые, непосредственно связанные с математикой.

Но, вернемся к имени автора. Вряд ли найдется еще один человек, который был бы так неизвестен, как Льюис Кэрролл. Начнем с того, что  человека по имени Льюис Кэрролл , строго говоря, никогда и не было. То  есть он был , но…

Чарльз Лютвидж Доджсон (Догсон) – Charles Lutwidg Dodgson – таково было подлинное имя Кэрролла. Как же появился  всем известный псевдоним? Ч.Л.Доджсон стал Льюисом Кэрроллом в 1856 году. Сначала он разобрал оба своих имени Charles Lutwidge по буквам, как дети разбирают игрушечную машинку, чтобы посмотреть, что там внутри, и из обломков составил не один, а сразу два псевдонима

 Edgar Cuthwellis – Эдгар Катвеллис и Edgar U. Ch. Westhill – Эдгар У. Ч. Вестхилл.

Другой бы на его месте успокоился и считал бы, что сделал и без того много, но…Кэрролл никогда не стал бы Кэрроллом, если бы он поступал как другие.

Он перевел на латынь свое первое имя «Чарльз» — получилось – «Каролус», перевел на латынь второе имя «Лютвидж» — получилось «Людовикус», переставил латинские имена – получилось «Людовикус Каролус» и перевел их снова на родной английский язык. Так появился  Льюис Кэрролл, неблагодарный Льюис Кэрролл, вскоре затмивший своего создателя и носителя, скромного давно забытого преподавателя математики Оксфордского колледжа Крайст Черч Ч.Л.Доджсона.

Можно ли ожидать от человека почтительного отношения к словам, если  даже свое собственное имя он способен разобрать «по косточкам»? разумеется нельзя, но.. К словам Л.Кэрролл относился чрезвычайно почтительно, считал, что слово означает больше, чем полагает написавший его автор. И несмотря на все почтение, он переделывал слова «для их же пользы» так, чтобы им было удобнее. Он играл в слова и словами. Он нанизывал слова в цепочки и, меняя в каждом звене лишь по одной букве, ухитрялся растягивать «миг» в «век», переходить с «бега» на «шаг» и проделывать многие другие удивительные вещи.

Миг                                                 бег
Маг                                                 бек
Мак                                                 бак
Бак                                                  мак
Бек                                                  маг
Бег                                                  шаг
Век

Именно так в сказке про Алису происходит превращение ребенка герцогини в поросенка  (son  —  pig). Таким же образом в голове Алисы кошка превращается в мышку, а мышка в мошку и наоборот (cat – rat – bat).

Эту игру придумал Л.Кэрролл. Он назвал ее «Дуплеты» и впервые опубликовал на страницах английского журнала «Ярмарка тщеславия» 29 марта 1879 года.

«Дорогая редакция!
Ровно год назад, на предыдущее Рождество, две юные леди (изнывающие от тягчайшего бремени женской части общества – праздности) обратились ко мне с  просьбой прислать им какие-нибудь загадки. Никаких загадок у меня  под рукой в ту пору не было, и я решил придумать какую-нибудь разновидность словесной пытки, которая могла бы подойти для той же цели. В результате моих размышлений на свет появился новый тип задач. Который теперь, после успешных испытаний в течение года и похвальных отзывов от многих моих друзей, я предлагаю вам, как только что найденный орешек, с которым легко справятся крепкие зубы, поднаторевшие в разгрызании многих двойных акростихов.

 Правила новой игры достаточно просты. Предлагаются два слова, состоящие из одинакового количества букв. Игра заключается в том, чтобы выстроить цепочку слов от одного слова к другому так, чтобы каждое слово в цепочке отличалось от предыдущего только одной буквой. Переставлять буквы не разрешается, каждая буква должна оставаться на своем месте.

Вряд ли нужно говорить о том, что все звенья должны быть английскими словами, которые принято произносить в приличном обществе.

Льюис Кэрролл».

В журнале задания были  такими:

Поставьте розу в вазу       rose – rase – vase.

В эту игру уже давно играют по-русски. Сварите суп из рака: суп – сап – сак – рак.

Поставьте розу в вазу: роза – поза – пора – пара – фара – фаза – ваза.

Поймайте рыбу в сеть : рыба – раба – баба – база – ваза – фаза – фата – дата – дать – жать – жить – пить – петь – сеть.

Обмакните перо в тушь,
Загоните волка в нору.
Превратите море в сушу,
Перебросьте мост через реку.

Льюис Кэрролл придумал еще несколько математических игр со словами, а так же с числами. Однако их в книгах об Алисе я не заметила.

Игра для Кэрролла – естественное состояние, для него такие игры сродни приему пищи. У него даже есть такая статья «Пища для ума», в которой Кэрролл выводит правила питания ума, принимая за основу, правила питания желудка.

«Завтрак, обед, чай. В худшем случае первый завтрак, второй завтрак, обед, полдник, ужин и стакан чего-нибудь горячего перед сном. Какую заботу мы проявляем о  пище для нашего счастливого тела!  Кто из нас уделяет столько внимания своему разуму? В чем причина такого различия? Неужели из двух – тела и разума – первое гораздо важнее второго?

Отнюдь! Я считаю уместным попытаться вывести правила питания ума.

Во-первых, мы должны заботиться о том, чтобы наш ум получал пищу надлежащего сорта. Употребляя в пищу заведомо непригодный для этого роман, мы непременно получаем полосу дурного настроения, нежелания работать, безразличие, т.е. Наш ум испытывает кошмары.

Во-вторых, мы должны тщательно следить за тем, чтобы наш разум получал съедобную пищу в надлежащих количествах. Умственное переедание , или чтение избыточного количества литературы, приводящее к ослаблению способности усваивать пищу и в некоторых случаях к потере аппетита.

В-третьих, даже если пища доброкачественна, а порции умеренны, то все равно не следует поглощать слишком много сортов пищи за один раз.

После того как мы установили надлежащий сорт , количество и разнообразие пищи для нашего ума, нам остается проследить, чтобы между последовательными приемами пищи соблюдались надлежашие интервалы, и, не торопясь, проглатывать пищу после того, как мы тщательно ее пережуем(обдумаем), чтобы она полностью усвоилась».

Для Кэрролла «человек разумный» всегда означал «человек играющий». Поэтому и все персонажи его сказок играют в разные игры, загадывают друг другу загадки, шарады, решают логические задачи. Все они вовлекают  Алису, а значит и нас с вами в это увлекательное занятие.

Вот, например, загадка, которую загадал Алисе Шляпа: «Какая разница между пуганой вороной и письменным столом?». Еще ни один человек не смог ее разгадать. Или еще:

«-Почему ты не пьешь больше чаю?- спросил Заяц заботливо.

— Что значит «больше»? – обиделась Алиса. – Я вообще тут ничего не пила!

— Тем более! – сказал Шляпа. – Выпить ничего, — легко и просто. Вот если бы ты выпила меньше чем ничего, — вот это был бы фокус».      

Но почему же Алиса попадает в столь странные места. В сказке «Алиса в стране Чудес» Алиса путешествует по карточной стране, а Зазеркалье – страна шахматных фигур. Почему именно шахматы и карты? Дело в том, что это две старинные игры с четким сводом правил, которые давно описаны математическими формулами. Неслучайно компьютеры сначала научились играть в шахматы и карты, а ух потом во все остальные игры. А еще на основе карточных игр родилась и выросла «теория вероятностей». Кроме того, Льюис Кэрролл был левша, настоящий левша, такой, что в результате переучивания его на правую руку он начал заикаться. А, как известно, все настоящие левши, чувствуют себя в мире правшей примерно так же, как Алиса в Зазеркалье. Им не удобно все — начиная от дверей, которые, как правило, открываются под правую руку, и ножниц которые не режут в левой руке. Левшам легче писать  левой рукой, зеркально выводя буквы. Может быть, поэтому Зазеркалье Кэрролла такое зазеркальное? Может быть, отсюда любовь Кэрролла все ставить с ног на голову, выворачивать наизнанку.

Звери, в школу собирайтесь!
Крокодил пропел давно!
Как вы там не  упирайтесь,
Ни кусайтесь, ни брыкайтесь –
Не поможет все равно.

Или

Завтра, завтра, не сегодня!-
Говорил Вареный Рак.-
Что бы там не говорили,
Поступайте только так!
Утверждаю это смело:
Если хочешь долго жить,
Должен ты любое дело
Первым делом отложить!

Как мастерски, заменив 2-3 слова, Л.Кэрролл превращает хорошо известные стихи в нечто совершенно иное:

Колокольчики мои,                                          Крокодильчики мои,
Цветики степные!                                           Цветики речные!
Что глядите на меня                                       Что глядите на меня
Нежно голубые?                                              Прямо как родные?
И о чем грустите вы                                       Это кем хрустите вы
В день веселый мая,                                     В день веселый мая,
Средь нескошенной травы,                          Средь нескошенной травы,
Головой качая?                                               Головой качая?

Герои сказок Кэрролла мастерски цепляются за слова, делая порой головокружительные выводы:

«- Какие у вас странные часы! — сказала Алиса. —  С большим интересом наблюдавшая за Зайцем, заглядывая ему через плечо. – Показывают число, а который час не показывают!

— А с какой стати? – буркнул Шляпа.- Разве часы обязаны все показывать? У тебя часы показывают, какой год?

— Конечно, нет, — начала Алиса с полной готовностью, — но ведь…

— Но ведь, — перебил ее Шляпа, — ты не скажешь, что  они у тебя негодные?

— Да-а, — сказала Алиса, год-то – это совсем другое дело! Он так долго стоит на месте – целый год!

— Вот именно! Так сказать можно и про них, так сказать! – заявил Шляпа, и это заявление совсем сбило с толку бедную Алису».

Алиса, так же как и читатели, постоянно ничего не понимает. Так автор постоянно играет с нами, то и дело водя нас за нос, и  учтиво улыбается (а в душе, я думаю, смеется)  вместе с Чеширским Котом, видя, что нам не под силу понять даже простые логические выкладки. Как чудесно, например, Чеширский Кот объясняет Алисе почему он считает себя ненормальным:

«- А почему Вы знаете, что вы ненормальный? – спросила она.

— Начнем с собаки, — сказал Кот. – Возьмем нормальную собаку, не бешенную. Согласна?

— Конечно, — сказала Алиса.

— Итак, — продолжал Кот, — собака рычит, когда сердиться, и виляет хвостом, когда радуется. Она, как мы договорились, нормальная. А я? Я ворчу, когда мне приятно и  виляю хвостом, когда злюсь. Вывод: я ненормальный.

— Разве Вы ворчите? По-моему, это называется мурлыкать, — сказала Алиса.

— Пусть называется как угодно, — сказал Кот».  

В том, как Кот объясняет причины своей ненормальности, ясно виден «сорит» (математический термин). Из которого могут быть выделены «посылки», и сделан вывод. У Кэрролла – математика есть книга, которая называется «Символическая логика», в которой таких чудесных задач более 100. правила логического вывода в логических задачах Кэрролла подобно улыбке Чеширского Кота, остаются и после того, как здравый смысл исчезает. Правильно обращаться с «неправильными» суждениями, чтобы научиться  заведомо правильно оперировать с правильными суждениями – вот заветная цель логических построений Кэрролла.

Кэрролл достиг вершины своего творчества в двух парадоксах: «Что черепаха сказала Ахиллу?» и «Аллен, Браун и Карр», озадачивших и продолжающих озадачивать многих и поныне.

Свои серьезные математические сочинения Л.Кэрролл подписывал настоящей фамилией Доджсон. В отличие от Кэрролла, постоянно пребывавшего в Стране Чудес и Зазеркалье, Доджсон вел прозаический образ жизни: читал лекции, проводил занятия. ( «И подумать только! И в это время он сочинял «Алису»! – скажет через много лет один из студентов Ч.Л.Доджсона, изнывающий от скуки на его занятиях. Скажет и ошибется: «Алису» сочинял не Доджсон, а его дальний родственник и друг Л.Кэрролл). Правда иногда все волшебно преображалось: в гости к чопорному и педантичному Доджсону приходил фантазер и выдумщик Льюис Кэрролл, и тогда…

В следующих строках, заимствованных из предисловия к серьезной работе Ч.Л.Доджсона «Новая теория параллельных»,  явственно ощущается рука Л.Кэрролла:

«Ни тридцать лет, ни 30 столетий не оказывают никакого влияния на ясность или на красоту геометрических истин. Такая теорема, как «квадрат гипотенузы равен семе квадратов катетов», так же прекрасна сегодня, как и в тот день, когда Пифагор ее открыл, отпраздновав по преданию свое открытие закланием сотни быков. Такой способ выражать свое почтение к науке мне всегда казался слегка преувеличенным и неуместным. В наши дни всеобщего упадка можно представить себе, что некто, совершив научное открытие, пригласит одного – двух друзей, чтобы отметить это событие за бифштексом и бутылкой вина. Но приносить сотни быков! Это было бы слишком. Что мы стали бы делать с таким количеством мяса?»

И  наоборот, мышление математика отчетливо выступает во многих, казалось бы, «невинных» местах детских сказок Кэрролла, придавая его творениям особый блеск и завершенность. Не нужно быть особенно искушенным в кэрролловедении, чтобы безошибочно определить автора следующих строк: « Как хорошо, что я не люблю спаржу, — сказала маленькая девочка своему Другу. _ Ведь если бы я  любила спаржу, мне пришлось бы ее есть, а я ее — терпеть не могу».

Не будет преувеличением сказать, что литератор Кэрролл был лучшим математиком, чем препадаватель оксфордского колледжа Крайст Черч Ч.Л.Доджсон.

В двуединстве  математика и литератора, Кэрролл – поэт оказался не только более ярким, но и более удачливым, чем Кэрролл – математик. Если «Алиса» переводится  на русский язык уже более 100 лет,

«Соня в царстве дива»: как математик Льюис Кэрролл придумал одну из самых абсурдных сказок в истории

Десять братьев и сестёр, увлечение математикой и фотографией, учёба в Оксфорде, дружба с маленькими детьми, за что его даже обвиняли. Это всё о Льюисе Кэрролле, который написал две самых абсурдных и, наверное, недетских сказки, которые любят и взрослые, и дети.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Чарльз Лютвидж Доджсон (да, это настоящее имя Льюиса Кэрролла) родился в 1832 году на северо-западе Англии в графстве Чешир. Он рос в семье священника, устраивал театральные постановки вместе со своими братьями и сёстрами (помимо Чарльза, в семье было ещё десять детей), «издавал» журнал для своих родных. Поначалу его обучением занимался отец, как и всех братьев и сестёр, а в 12 лет Чарльз пошёл в школу. В 18 лет он поступил в оксфордский колледж Крайст-Чёрч, а после окончания учёбы остался там преподавать математику.

Льюис Кэрролл в 1856 году

Учился Кэрролл средне, больше всего ему нравились естественные науки, математика и шахматы («Алиса в Зазеркалье» неслучайно устроена по принципу шахматной партии). Он наблюдал за Луной и Юпитером и рассматривал в микроскоп «всякую живность — это чрезвычайно интересное зрелище, поскольку существа почти совершенно прозрачны и видно, как их органы пульсируют, словно части сложного механизма, видна даже циркуляция крови».

В юности Кэрролл часто писал сёстрам о жизни в колледже: «Не могу найти зубную щётку и поэтому не чистил зубы уже три или четыре дня; во-вторых, не могу найти промокательную бумагу; и в-третьих, у меня нет обувного рожка. Главные игры здесь — футбол, борьба и чехарда. Извините, что плохой почерк».

Кроме сказок Кэрролл писал и научные сочинения, и стихи. Его первая опубликованная поэма называлась «Одиночество», а другое важное сочинение — абсурдная поэма «Охота на Снарка».

После учёбы Кэрролл начал читать лекции, по мнению его студентов, — очень скучные. К тому же преподаватель заикался после свинки, которой переболел ещё в школе. А однажды он смог помочь студенту во время приступа эпилепсии. И после этого заинтересовался медициной.

Льюис Кэрролл в детстве

Кэрролл придерживался консервативных взглядов, например, осуждал исполнение произведений Баха в церкви. А ещё всегда противился навязываемым обязанностям: он даже не хотел назначать время встречи, словно такие договорённости ставили его в мучительные рамки. Как классический представитель викторианской культуры, он носил цилиндр, перчатки, любил писать письма и даже вёл дневник, в котором записывал количество и краткое содержание всех полученных и отправленных писем.

За 30 с лишним лет Кэрролл написал 98 921 письмо. Для сравнения — Диккенс, ещё один английский рекордсмен эпистолярного жанра, написал 8 000 писем. В одном из посланий Кэрролл описывал «человека» как «животное, которое пишет письма».

Как появилась «Алиса в Стране чудес»

Писателем Кэрролл стал, в общем-то, почти случайно. Свою самую популярную сказку Кэрролл сначала просто рассказал дочерям своего декана Генри Лиддела. Вот, как он её описывал: «Героиня находится час под землей, встречает разных птиц и животных, которые умеют разговаривать (и это не феи). Всё это сон, но я не открываю правду до конца рассказа». А в 1865 году записал её и опубликовал под псевдонимом.

Рукопись сказки Кэрролл посвятил и подарил Алисе Лиддел, дочке декана, которая в 1928 году продала её на книжном аукционе в Лондоне: оригинал оказался в Америке и только в 1950-х вновь вернулся в Англию. А в 1930-х годах поклонники Кэрролла разыскали «настоящую» Алису (ей было 80 лет) и даже вручили ей почётную грамоту Колумбийского университета.

Алиса Лидделл — прототип персонажа Алисы, 1858 год

Кэрролл был чудовищно педантичным писателем. При издании «Алисы» даже упаковщики не избежали его внимания: он прислал им схему «как перевязывать бечёвкой стопки книг и какими узлами завязывать». Но это ещё не всё: иллюстрации в первых двух тысячах экземплярах ему настолько не понравились, что эти книги просто распространяли как макулатуру.

Исследователи творчества Кэрролла расшифровали почти все загадки двух его абсурдных сказок. К примеру, сцена суда в «Алисе» появилась под влиянием английской судебной системы, в которой были такие странные должности, как, например, «барристер» — это адвокат, который имеет право выступать в суде, но не может непосредственно общаться с клиентом. Прототипом Болванщика оказался торговец мебели в Оксфорде, именно он изобрёл кровать-будильник, которая выбрасывает спящего в нужную минуту на пол. Возможно, Соня — вомбат, дремлющий на столе у знакомого Кэрролла, поэта Данте Габриеля Россетти. Мартовский заяц и вовсе мог возникнуть из народной поговорки «Сошёл с ума, как заяц в марте». Из воспоминаний современников, известно, что о приключениях Алисы узнала даже королева Англии. Одна девочка сидела у неё на коленях, читала «Алису» и спросила у Виктории: «А Вы смогли бы столько наплакать?»».

Обложка оригинальной рукописи «Алисы» (1864 год) и фотография Алисы Лидделл, вклеенная Кэрроллом в рукопись книги

Произведения Кэрролла повлияли не только на мировую литературу, но, например, и на ощущение времени во сне: в 1955 году психиатр Джон Тодд открыл синдром «Алисы в Стране Чудес». Вот, что пишет невролог из Пенсильванского университета в Филадельфии Грант Лью, который изучал этот феномен: «Дети рассказывали, что вещи вокруг кажутся им перевёрнутыми с ног на голову, или когда их мать стояла в другой части комнаты, они чувствовали, что она рядом».

Увлечение фотографией и мифы о педофилии

Один из младших братьев писателя (он распоряжался его завещанием) после смерти сжёг часть личных документов Кэрролла. В XX веке родственники писателя теряли его дневники и записи, вырезали «опасные» с их точки зрения фрагменты его биографии, например, о том, как Кэрролл хотел принять сан священника, но сомнения всё-таки победили. В середине XX века некоторые начали даже сомневаться в реальном существовании Льюиса Кэрролла.

Самый известный миф об авторе «Алисы» — его непонятная привязанность к маленьким девочкам. Но если просмотреть переписку писателя со своими знакомыми, то выяснится, что многие из них занижали свой возраст на несколько лет. В процентном соотношении его «маленькие друзья» были старше 14 лет. К старости Кэрролл больше общался с девушками 20-30 лет. Распространению мифа помогало и то, что Кэрролл называл своих подруг — child.

Писатель увлекался фотографией и часто фотографировал своих приятельниц в обнажённом виде. Но изображения обнажённых детей обычны для того времени: девочки до 14 лет считались асексуальными. К тому же писатель фотографировал не только девочек, но ещё епископов, актёров, художников и премьер-министра.

Фотография девочки с корзиной, сделанная Кэрроллом в 1876 году

Сначала он знакомился с родителями и наставниками детей, а потом приглашал их на съёмку: «В этот приезд на море я, как никогда прежде, подружился со столькими детьми! Вот список: Минни, Луи, Эдит, Энни и Люси Уодди; Марджи, Рут, Дора, Элен, Мод Даймс; Эдит Блэкмор; Виолетта Вудеруф; Мейбл Бертон; Алиса, Агнеса, Эвелина, Джесси Гулл; Грейс, Мод, Нелли Белл; Агнеса, Грацилия Смит. И это ещё не все…». Кэролл в письмах матерям своих моделей спрашивал, «не прислать ли им фотографии и негативы, в противном случае они будут уничтожены». В путешествиях писатель всегда брал фотоаппаратуру с собой, посылал её заранее поездом. А когда приезжал, устраивал студии в любом подходящем месте.

Путешествие Кэрролла в России

В 1879 году в России появился первый перевод «Алисы в Стране Чудес» под названием «Соня в царстве дива». В переписке Кэрролла можно найти имя переводчицы — «Тимирязева, возможно, сестра К. А. Тимирязева, знаменитого русского учёного, в дальнейшем почётного профессора Кембриджского университета, друга Дарвина». Позднее Набоков перевёл название как «Аня в стране чудес». Общий тираж книг Кэррола в СССР –около шести миллионов экземпляров.

Первый перевод на русский язык

В 1864 году Кэрролл вместе со своим коллегой-священнослужителем приезжает в Санкт-Петербург на поезде — «по работе». Об этом своём путешествии он напишет в «Дневнике путешествия в Россию 1867 года». Писателя поражают размеры вывесок и синева золотых куполов, он до последнего торгуется с кучерами, отбивается от эрмитажного гида и восхваляет длину Невского проспекта размерами Исаакиевской площади, чуть ли не записывая их в книгу рекордов Гинесса.

Такое удивление понятно, ведь Кэрролл впервые так далеко выехал из Англии. После Петербурга он приехал в Москву:

«2 августа, пятница. В Москву мы выехали в 2.30 и прибполкой. Сиденья и перегородки исчезли, появились валики и подушки. Наконец, мы улеглись на вышеуказанных полках, оказавшихся весьма удобными постелями. На полу должны были бы разместиться на ночлег ещё трое пассажиров, но, к счастью, они так и не появились. Я проснулся около часа ночи и почти всё время оставался единственным обитателем площадки в конце вагона. Площадка эта обнесена перилами, и имеет сверху крышу. С неё открывается великолепный вид на проплывающую мимо местность. Время от времени на площадке появлялся проводник, но пока было темно, он не возражал против моего пребывания там. Быть может, он страдал от одиночества. Но когда я попытался выйти на площадку утром, его охватил приступ деспотизма, и он загнал меня внутрь вагона».

Юрий Данилов «Льюис Кэрролл в России»

В Москве извозчик просили у писателя 30 копеек плюсом к обычной плате в честь дня рождения императрицы. Кэрролл вспоминал, как разговаривал с попугаем, который по воле злого рока знал только мексиканские слова. А попутчик-англичанин рассказал писателю о произношении русских слов: «нарисовал весьма мрачную перспективу, сообщив, что лишь немногие говорят на каком-нибудь другом языке, кроме русского».

Льюис Кэрролл в 1863 году

Московский гид заставил Кэрролла пройти по храму со скоростью около четырёх миль в час. «Обнаружив, что заставить нас идти с такой скоростью совершенно невозможно, он стал греметь ключами, суетиться, громко петь, понося нас на все лады по-русски, то есть делал буквально всё, разве что не хватал нас за шиворот и не тащил за собой. Полностью игнорируя его и притворяясь глухими, нам удалось сравнительно спокойно осмотреть храм или, лучше сказать, несколько храмов под одной крышей». Писатель заехал и в Александро-Невскую Лавру, посмотрел кельи отшельников, поездом вернулся в Петербург и потом — в Англию.

Математические труды :: Произведения Льюиса Кэрролла

Главная / Произведения Кэрролла / Математические труды

Льюис Кэрролл оставил после себя не только сказочные истории, но и серьезные математические труды. Он писал большие книги и небольшие брошюры, а также часто публиковал статьи в различных журналах.

Мы рассмотрим лишь наиболее известные и крупные работы Льюиса Кэрролла.

• В 1858 году он написал «Алгебраический разбор V книги Эвклида». Главным трудом древнегреческого математика Эвклида было сочинение «Начало», состоящее из 13 книг. Его пятая книга, которую и рассматривал Льюис Кэрролл в своей работе, была посвящена общей теории пропорций.

• В 1867 году мир увидела книга «Элементарное руководство по теории детерминантов» — элементарный трактат о детерминантах с их применением для линейных и алгебраических уравнений.

• В 1879 году Льюис Кэрролл окончил математический труд, посвященный древнегреческом математику: «Эвклид и его современные соперники». В книге Кэрролл защищал подход древнегреческого математика Эвклида к преподаванию геометрии. Несмотря на то, что это научная работа, повествование ведется в форме причудливых диалогов между математиком по имени Минос и «адвокатом дьявола» профессором Никто, который воплощает в себе «современных соперников Эвклида».

Цитата из предисловия к этой книге нанесена на первый логотип «Википедии»:

Использованная цитата полностью (серым — части, которые не видны на логотипе, черным — те, что видны):

In one respect this book is an experiment, and may chance to prove a failure: I mean that I have not thought it necessary to maintain throughout the gravity of style which scientific writers usually affect, and which has somehow come to be regarded as an ‘inseparable accident’ of scientific teaching. I never could quite see the reasonableness of this immemorial law: subjects there are, no doubt, which are in their essence too serious to admit of any lightness of treatment – but I cannot recognise Geometry as one of them. Nevertheless it will, I trust, be found that I have permitted myself a glimpse of the comic side of things only at fitting seasons, when the tired reader might well crave a moment’s breathing-space, and not on any occasion where it could endanger the continuity of the line of argument.

• В том же году Кэрролл издал «Дублеты, словесные загадки» — книгу, на страницах которой описал новую игру со словами.

• В 1888 году писатель издал «Математические курьезы» (часть I), а через пять лет в 1893 году — вторую часть под названием «Полуночные задачи». В сборник «Полуночные задачи» вошли 72 задачи по тригонометрии, алгебре и планиметрии. Эти задачи Льюис Кэрролл придумывал ночами, когда его мучила бессонница, и сам же их решал во тьме. Но «Полуночные задачи», по словам писателя, не средство от бессонницы, а способ избавиться от навязчивых мыслей, которые часто одолевают свободные от занятий умы.

• В 1890 году Кэрролл издал брошюру «Круглый бильярд», в которой описал собственное изобретение — круглый стол для бильярда.

Математические книги для детей

Писатель любил занимать детские умы математическими задачками и головоломками.

В 1878 году он написал сборник загадок и игр для детей «История с узелками». Сборник оформлен как рассказ с действующими персонажами и любопытными математическими задачками, понятными и интересными маленьким читателям.

Через 9 лет в 1887 году Льюис Кэрролл выпустил книгу «Логическая игра», в которой автор знакомит юных читателей с оригинальным графическим методом решения соритов и силлогизмов. В приложении Кэрролл описывает несколько игр, фокусов и головоломок для учеников 8–10-х классов.

Льюис Кэрролл попытался создать учебник для школы. Его «Символическая логика» (часть I), опубликованная в 1890 году, должна была стать серьезным школьным учебником.

В отличие от сухих учебников тех времен, «Символическая логика» полна примерами, а также головоломками, которые можно решить играя. Вторая часть «Символической логики» издана уже после смерти автора, в 1977 году.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о