Книга мальчика – Полезная литература для родителей. Часть 1. Воспитываем сына. — книги по воспитанию мальчиков — запись пользователя Светлана (id1298281) в сообществе Раннее развитие в категории Разное (если затрудняетесь с выбором)

Содержание

Читать книгу Мальчики

Часть первая

1

Когда я, как говорится, стану человеком — буду сам зарабатывать свой хлеб, иметь свой угол, — вот тогда первым делом я заведу пса.

Потому что жизнью своей я обязан собаке.

То есть, конечно, своей жизнью я обязан родителям: отцу и матери. Отец мой, Прохоров Геннадий Петрович, был армейским капитаном. Мать, Прохорова Тамара Александровна, была военфельдшером. Поженились они на фронте, а после войны вместе с той частью, где служили, обосновались в городе Ашхабаде. Здесь-то я и родился.

А в ночь на шестое октября 1948 года произошло ашхабадское землетрясение. Город рухнул, погребя под своими камнями людей. В том числе и моих родителей.

Вот так — провоевали всю войну, и не тронули их пули, а уже при полном мире, тихой ночью, в покойном сне придавила упавшая стена.

Но как же уцелел и спасся, остался жив я сам? Ведь и я был в ту ночь вместе с ними, в той же комнате, спал в своей детской кроватке…

Ничего этого сам я, конечно, не помню — ровным счетом ничего: ни землетрясения, ни бедных своих родителей, ни своего чудесного спасения. Ведь мне в ту пору еще и двух лет не исполнилось.

Но впоследствии одна женщина, приехавшая навестить меня в детдоме, рассказала мне все, а она это знала вполне достоверно, потому что была сослуживицей отца с матерью.

Она привезла мне гостинцев, всяких конфет и пряников, а потом, утирая слезы, поведала такую историю.

Будто в нашей семье была собака, овчарка по имени Рекс. Она, как и положено собаке, верно служила хозяевам, но больше всех любила меня, хотя я и был совсем маленьким, — она сторожила меня, когда родителей не было дома, приглядывала.

И вот в ту самую ночь, когда ашхабадские жители спали, а до толчка оставалось еще несколько секунд, собака услышала, как изнутри загудела земля (они ведь, животные, гораздо раньше людей такое слышат и раньше чуют беду), и тогда она вспрыгнула на мою кровать, вцепилась зубами в рубашонку и одним махом выскочила в окно: оно оказалось открытым, потому что ночь была очень душная. И тотчас обрушился дом.

Так собака спасла меня.

Об этом удивительном случае, насколько я знаю, до сих пор рассказывают ашхабадцы.

Что же дальше? Меня определили в детприемник, но не в самом Ашхабаде, а в Липецке, ведь таких, как я, оказалось много — нас и приютили в разных городах.

Вообще-то у отца с матерью были какие-то родственники — мои дяди, тети, — и они вскоре после землетрясения появились в Ашхабаде, чтобы поделить меж собой оставшееся под обломками барахло. Однако никто из них не выразил желания забрать меня под свое крылышко, рассудив, очевидно, что государство сумеет гораздо лучше воспитать из меня достойного гражданина. И полагаю, что они были правы.

Об этих родственниках рассказала мне все та же приезжавшая в Липецк женщина. Кроме конфет и пряников, она привезла мне фотографию отца с матерью — они там вместе на карточке, в военной форме, с медалями, улыбаются, очень молодые. На обороте фотокарточки она написала адрес кладбища и номер могилы, где лежат мои родители, чтобы я, когда вырасту, съездил в свой родной город, пришел туда,

Я берегу эту фотографию. Не только потому, что она — единственное, оставшееся мне на память об отце и матери. И не потому, что я непременно, как только у меня окажутся достаточные деньги, чтобы оплатить дальний проезд, поеду в город Ашхабад и найду там кладбище, могилу…

Нет, тут есть еще одна причина.

У детдомовских, у таких, как я, круглых сирот, это пунктик. Сызмальства их больше всего на свете мучит вопрос о родителях: кто они были, отчего их нет, куда подевались? Никто никогда не поверит и не может поверить, что родители — мать или отец — просто так отказались от своего ребенка. Оставили на вокзальной скамейке. Подбросили на чье-то крыльцо. Либо даже явились в детприемник честь честью и с рук на руки сдали сверток: нате, мол, держите, а нам не надо, у нас другие планы…

А между тем в большинстве случаев так и бывает.

Но не приведи бог хотя бы намекнуть кому-нибудь из нас, что, дескать, ты — подкидыш. Кто поменьше, тот за палец укусит, а побольше — ив морду даст.

Потому что такой вариант никого, конечно, не устраивает. Никому не охота с пеленок презирать человечество.

По этой причине любой из детдомовских знает о своих предках даже больше, чем тот, кто самым благополучным образом вырос при родителях. Вс? знают. Во всех подробностях. У кого погибли на войне. У кого в море утонули. А у кого сделали себе опасную прививку ради научного опыта, и опыт этот не удался.

Из десяти подобных историй девять выдуманы. Сами выдумывают. Это черт знает до чего горазды наши изобретать и выдумывать такие вот истории.

К чему я все это?

А к тому, что заранее хочу отмести все возможные подозрения. Может, кому-нибудь покажется чересчур уж невероятным то, что я рассказал о себе самом.

Так вот, фотография. Она всегда со мной. И оборот ее: адрес, номер.

Между прочим, та женщина, которая приезжала ко мне в Липецк, оставила еще адреса моих дядей-тетей. Наверное, чтобы я им письма писал, поздравления к праздникам.

Но вот чего не знала даже та женщина, и чего я не знаю, и что мне очень бы хотелось узнать (то есть я ничего не пожалел бы на свете, чтобы разузнать и выяснить) — это куда подевалась собака — овчарка по имени Рекс, которой я обязан своей жизнью.

Куда она подевалась?

Конечно, в те трудные и отчаянные дни после землетрясения кому могло быть дело до какой-то бездомной собаки: тогда ведь и людей сколько оказалось бездомных. Не до собак там было, наверное.

И все же что с ней после сталось, с этой хорошей собакой, потерявшей хозяев? Бегала, небось, по городу, металась голодная, выла по ночам… Хорошо, если приняли ее в дом какие-нибудь добрые люди. Еще лучше, если взяли ее к себе горные пограничники или, допустим, милиция — они ведь в собаках понимают толк. Тогда я спокоен за Рекса. Но если… Иногда я встречаю на улицах да по дворам всяких бродячих, ничейных псов. Они роются на вонючих помойках. Завидев идущего мимо человека, слегка повиливают хвостом: мол, проходи, не бойся, не укушу, — а сами, бочком-бочком, опасливо отодвигаются в сторону, готовые броситься наутек; вдруг тот прохожий человек нагнется за камнем…

В свой первый же отпуск, который мне дадут, когда я буду работать, я съезжу в город Ашхабад.

И на первую же зарплату, которую я получу, куплю себе овчарку, щенка. И назову его Рексом.

Этой возможности уже недолго ждать. Скоро мне стукнет семнадцать. Получай бумагу о среднем образовании и иди на все четыре стороны.

Можно, конечно, попробовать выбиться в студенты — авось, примут. Но это значит снова учиться, опять кантоваться на койке общежития, получать студенческую стипендию… Нет, право же, этого я и сейчас нахлебался досыта.

Уж куда соблазнительней податься в дальние края, в прекрасные края, вроде тех, откуда мне шлет иногда письма один мой давний приятель. Он сообщает, что жизнь хороша, и ребята что надо, и девушки там на подбор, и получает он на руки двести пятьдесят в месяц.

А разве мне это заказано? Вот я, молодой человек, жаждущий романтики, сажусь в поезд, ту-ту — и передо мной открываются неведомые горизонты, и там, впереди, уготованы мне и первый успех, и первая слава, и первая любовь, и первое разочарование…

Знакомая музыка.

— Ну, а что, если — говоря как на исповеди, хотя я и не знаю, как там бывает на исповеди, — если в мои неполные семнадцать лет у меня все уже это было?

Было. Всё.

И дорога в неведомый мир. И первый успех. И слава. И первое разочарование. И первая любовь. И даже вторая.

Если я — вот в эти мои неполные семнадцать лет — знаю, что все, чем могла побаловать меня судьба, уже не впереди, в позади…

Смешно? Ну, кому смешно, а лично мне вовсе не смешно. И даже разговор об этом неохота заводить. Уж лучше завести пластинку. Правда, проигрыватель у меня неважный, с подвывом, к тому же не свой, а казенный. И пластинка заиграна, шепелявит каждой бороздкой, потому что я ее очень часто кручу, но пластинка не казенная, своя. Она уже старая, эта пластинка, четырехлетней давности. Но кое-что еще можно услышать.

Вот.

Это пока вступление. Оркестр. Он постепенно убыстряет темп, нагнетает звук. Будто разбег. А теперь:

И голосу тоже трудно. Он начал с низов, этот поющий голос, как бы от самой земли, а если сам голос высок, начинать с низов труднее, чем сразу взять верха,

Теперь оркестр изменит тональность, и голосу придется петь ту же самую мелодию на два тона выше. А мелодия и сама движется вверх. Выше, еще выше… И вот уже совершенно немыслимая высота — немыслимая для мужского голоса. Для женского сопрано она еще достижима. Но ведь в том-то и дело, что голос этот не женский. Для такой песни никак не годился бы женский голос, для этой мужественной песни:

Все-таки надо убавить громкость.

Ведь за стеной спят мальчики, мои подопечные из третьего класса: мертвый час, тихий час, или, как он там еще называется, этот час, когда детвору среди бела дня заставляют спать, а они, конечно, спать не желают, бузят втихую, рассказывают анекдоты, хохочут, уткнувшись в подушки… А как войдешь, глаза у всех зажмурены, будто спят крепким сном, даже похрапывают.

Я у них пионервожатый. Сейчас каникулы. И, увы, каникулы уже кончаются — последняя неделя августа.

Нынешним летом мы опять живем близ Вереи: есть такой старинный городок, кто бывал, тот знает, а кому не довелось — не много потерял.

Но природа здесь вполне приличная. Речка есть, Протва, хотя и холодная очень. А так леса, леса. И на территории нашего пионерского лагеря большой плодовый сад.

Как раз под моим окном растет яблоня. Сейчас на ней уже зрелые яблоки. Много. Рвать их нам разрешают, и мы их рвем и едим сколько влезет, хрумкаем, а будто и не убавляется — столько этим летом яблок. Вся Верея и все окрестности Вереи — сплошные яблоки. Местная ребятня вместо камней швыряет друг в дружку яблоками. И по речке Протве почему-то все время плывут яблоки…

Так вот, об этой яблоне, что под моим окном.

Когда в самом начале лета мы приехали сюда, еще все яблони были в цвету. И эта моя яблоня тоже была вся в белых цветах. А каждый цветок — это будущее яблоко. Я тогда посмотрел на эту сплошную, без единой прогалины, белую, чуть розоватую пену и подумал: господи, сколько же это в конце концов окажется яблок на одной-единственной яблоне? Миллион?..

Потом цвет сошел. И впрямь, на месте каждого цветка оказалась завязь. Завязи быстро крупнели, набухали и вскоре стали вполне похожи на маленькие яблочки. Конечно, есть их пока было нельзя — жуткая кислятина, слезами изойдешь.

Но с каждым днем круглые комочки делались все больше.

И тут я стал замечать, что они, эти еще не созревшие яблоки, стали осыпаться. По ночам, при полном безветрии, я слышал сквозь сон, как они сыплются наземь. Поутру ими был усеян весь круг, что под сенью яблони.

Сначала я заподозрил, что это мои подопечные мальчишки из баловства, из озорства, из общеизвестной мальчишеской страсти ко всякому разрушительству трясут дерево — и эти зеленые кислицы падают дождем.

Но мальчишки дали мне честное слово, а я им верю.

Тогда я испугался, что, может быть, это большое дерево заболело какой-то болезнью. И с тем я пошел к садовнику, которого мы прозвали Спотыкач, потому что на самом деле он был Ерофеич. Я поведал ему о своих наблюдениях, повел его к своей яблоне.

— Нет, — сказал Спотыкач, оглядев дерево и падалицы вокруг него, яблоня здорова. Все в порядке,

— Но почему же?.. — удивился я.

— Видишь ли, сынок, — вздохнул Ерофеич, — природа все, понимаешь, с запасом делает. Со страховкой… Могли, например, заморозки цвет попортить, могло побить градом. Птицы могли склевать завязь. Однако все обошлось этим летом — хорошее нынче лето.

— Да, — согласился я.

— Так вот. Теперь, ежели бы всем этим яблокам выжить, каждому дойти до полной зрелости, то пропало бы само дерево. Оно бы такого не выдержало груза, пообломались бы ветки от тяжести… И вот она, яблоня, сейчас сама лишнее скидывает, Отряхает заранее. Чтобы ей под конец выдюжить… Понял?

— Да, — кивнул я.

— Вот и ладно, — закончил беседу садовник, — Так что ты не волнуйся. Все идет, как положено, Яблок с этого дерева и тебе и твоим огольцам вполне хватит — будет их столько, сколько надо. Лето нынче хорошее.

Он не ошибся, Ерофеич. Он оказался прав.

И яблоня оказалась права, когда она избавлялась от лишнего. Вон сколько на ней сейчас налитых, спелых, ярких, замечательно вкусных яблок.

Ну, хватит. Надо поберечь пластинку. Ни в одном магазине теперь ее уже не купишь.

Между прочим, это моя пластинка. Не то что моя, а но казенная, как проигрыватель, а совсем в другом смысле — моя.

Именно я пою на этой пластинке. Я — Женя Прохоров.

2

А там, в Липецке, тоже было очень много деревьев. Там, я помню, весной тоже цвели яблони, вишни, черемуха. Но я тогда еще плохо различал, где какое дерево. Наверное, там больше всего было лип — поэтому, я думаю, и город назывался Липецком.

Это я очень хорошо помню: деревья огромные, раскидистые, заслоняющие небо.

Вообще-то я очень мало что запомнил из той моей детской, детдомовской поры. Разве что накрепко врезались в мою память какие-то совсем незначительные и пустяковые вещи.

Есть такое выражение — нить памяти.

Так вот для меня этой нитью, самым ее началом, и вправду оказалась нить — простая нитка. Белая нитка, которой было обметано по краю мое байковое одеяло. Ночью я этим одеялом укрывался и спал под ним. Зато в мертвый час (там он, конечно, был тоже) я нашел себе прекрасное занятие, позволявшее этот час скоротать. Я потихоньку распутывал белую нитку. А она была заплетена довольно хитро — уголками, загогулинами. Поэтому работа была довольно кропотливая, медленная: за каждый мертвый час я успевал распутать всего две-три загогулины. А их на одеяле было сто или даже больше — я тогда еще не умел считать далее ста. Кроме того, такой же белой ниткой был обметан и другой край одеяла, тот, что в ногах. И, покончив с одним краем, можно было приняться за другой. Стало быть, этой работы мне бы хватило очень надолго,

Однако мне не суждено было завершить начатого дела — я добрался всего лишь до половины верхнего края, и на том все оборвалось.

В один прекрасный день нас собрали в самой большой комнате детдома, где мы обычно играли в разные игры, водили хороводы, пели, а еще там делали утреннюю зарядку.

Это была большая комната, увешанная разноцветными флажками и гирляндами, которые мы сами вырезали и клеили. И висел там портрет Володи Ульянова когда он еще был кудрявый мальчик, когда он еще не знал, что он Ленин.

В этой большой комнате стояло пианино, на котором Роза Михайловна наша музыкальная воспитательница — играла, когда мы плясали и пели. А потом это пианино запирали на ключ.

То есть сперва его оставляли незапертым, и, понятное дело, то один из нас, то другой, пробегая по залу, не отказывал себе в удовольствии поднять крышку: трам-блям… чи-жик, пы-жик…

Я тоже себе не отказывал. Только мне вовсе не хотелось заниматься этим на ходу, на бегу. Я залезал на вертящуюся табуретку, усаживался поосновательней и брался за дело. Тыча в клавиши одним пальцем, я наигрывал разные песни, которые слыхал по радио — у нас в спальне висел репродуктор. Нет, это было удивительно интересно: тычешь в белые, в черные клавиши — и получается настоящая песня, только без слов. Правда, на первых порах я частенько ошибался и ударял невпопад, не по той клавише, по соседней, и вот, когда случалось такое, меня всего передергивало, будто тебя кто ущипнул, выдал по лбу крепкий щелчок: мы ведь друг другу иногда выдавали…

Но постепенно я стал разбираться во всех этих бесчисленных клавишах, они все уже были знакомы мне, и еще до того, как нажать костяшку, я заранее знал, каким она ответит голосом. К тому же выяснилась одна презабавная хитрость: ту же самую песню можно было сыграть и левей, и правей, и посередке, только при этом выходило, что если у левого края, то песню эту вроде бы тянет бородатый такой толстобрюхий мужичище, а если у правого края, — то будто бы даже не человеческий голос выводит эту песню, а птичий, совсем маленькая птичка, вроде канарейки. Посередке же было в самый раз.

А потом мне надоело всю эту работу делать одним пальцем: пальцев-то у меня было порядочно — на одной руке пять и на другой руке пять. Чего им бездельничать? И я их, голубчиков, всех до единого запряг в дело. Десять пальцев — десять клавишей. Ну-ка, дружно… Однако первые опыты дали то же, чего без лишних забот добивались мои детдомовские сверстники, шлепая ладонями: трам-блям… хоть уши затыкай!

Лишь постепенно я разобрался, что к чему. Я, потея от усердия, ощупью находил нужные клавиши и как бы подцеплял их одну к другой: вот эта годится… эту же прочь, долой, фу… А эта? Эта нужна, этой мне как раз и не хватало

Список книг ПРО мальчиков. - запись пользователя Val (id1764113) в сообществе Детские книги в категории Списки книг

В этом списке представлены книги, главные персонажи которых: мальчик или несколько мальчиков. Список составлен из произведений, имеющихся у меня в эл. виде. В этот список, как и в предыдущий, не включены большинство сказок.

Про мальчиков:

1. А.Алексин

«Тридцать один день».

Чтобы доказать силу воли 13-летний Саша, по заданию сестры, должен вести в лагере дневник…

Лет с 9-10.

«Домашнее сочинение».

Лет с 12.

«Домашний совет».

Из-за маминой «политики» уравниловки Саша должен во всём уступать брату-близнецу Владику, скрывать свои успехи в физике и у девушки Ирины, в итоге: брат получает всё.

Лет с 13.

«Я ничего не сказал».

Старшеклассник обманывает Кешу, чтобы добиться внимания его сестры.

Лет с 11-12.

Из 2 частей: «Саша и Шура».

В первой Шура приезжает на каникулы к деду, готовит Сашу к переэкзаменовке и скрывает от Саши, что делает это для себя тоже.

Во второй Шура возвращается к деду. Помогает ему «принимать» больных. Соперничество с соседним городом.

Лет с 10.

2. Ю.Алешковский

«Черно-бурая лиса».

Про Алёшу Сероглазова:

«Кыш и Двапортфеля».

Первоклассник Алёша, его пёс Кыш при помощи друзей проучили наглого старшеклассника.

Лет с 7.

«Кыш и я в Крыму».

На отдыхе в Крыму Алёша и Кыш «расследуют дело» вредителей природы.

Лет с 9.

3. А.Н.Анненская

«Неудачник».

4. Н.М.Артюхова

«Трудный вечер».

Папа уехал, и малыш Алёша заботится о маме.

Лет с 7.

5. А.Л.Барто

«Алёша Птицын вырабатывает характер».

Третьеклассник Алёша доказывает своим родным, что может быть самостоятельным.

Лет с 9.

6. С.А.Баруздин

«Верить и помнить».

7. Фрэнсис Бернет

«История маленького лорда».

Маленький Седрик приезжает с матерью в Англию. Своей добротой он завоевывает сердце даже сварливого деда-графа, наследником которого он оказался.

8. В.Добряков

«Король живёт в интернате».

Андрей связался с вором и помогает ему выманить деньги у мальчишек. Приёмная мать вынуждена отправить сына в интернат. Андрей выдаёт бандита и обещает вернуть украденные деньги.

Лет с 11.

«Приключения послушного Владика».

9. В.Драгунский

«Денискины рассказы».

Денис Кораблёв - выдумщик и затейник.

Лет с 7.

10. И.Л.Дворкин

«Обида».

Митя занимается плаваньем. Мальчик незаслуженно обвиняет одноклассницу в предательстве. Он пытается вернуть её дружбу.

Лет с 10.

11. Сесилия Джемисон

«Приёмыш черной Туанетты».

Филипп воспитывается негритянкой Туанеттой… Обретя семью, мальчик чувствует себя чужим и совершает побег в свой старый дом.

Лет с 10.

12. Н.Т.Федоров

Истории про Серегу и Генку:

Сборник «Напиши мне ответ».

«На Аптекарском острове».

Лет с 9-10.

13. А.А.Котовщикова

«Дядя Икс».

Истории про Кирилку.

14. В.Крапивин

«Трое с площади Карронад».

Славкина мечта о море начинает сбываться…

«Пять скачков до горизонта».

«Болтик».

Максим поёт в хоре, знакомится с лётчиком и необычной девочкой.

Лет с 8.

«Брат, которому 7».

«Мальчик со шпагой».

Серёжа Каховский, фехтовальщик из клуба «Эспада», отстаивает правду и справедливость.

Лет с 10.

«Бронзовый мальчик». «Рыжее знамя упрямства».

«Колыбельная для брата».

Кирилл дружит с Дедом и Митькой, понимает одноклассника, укравшего деньги…

Лет с 10.

«Мушкетер и фея».

Лет с 9.

«Оруженосец Кашка».

В лагере устраивают турнир по стрельбе из лука. Володя недоволен своим «оруженосцем» Кашкой, что перерастает в дружбу мальчиков.

«Палочки для Васькиного барабана».

В походе маленький Васька становится барабанщиком.

«Славка с улицы Герцена».

«Стеклянные тайны Симки Зуйка».

«Звезды под дождем».

«Та сторона, где ветер».

«Трофейная банка, разбитая на дуэли».

15. Л.Кузьмин

«Привет тебе, Митя Кукин».

16. И.Ликстанов

«Малышок».

«Приключения юнги».

17. В.С.Клепов

«Четверо из России».

18. В.Фролов

«Что к чему».

19. В.Голявкин

«Этот мальчик».

20. Ю.Я.Хазанович

«Своё имя».

Отец Мити, машинист, погиб на фронте. Чтобы пойти по стопам отца, Митя решает освоить профессию с «низов», пройти от слесаря до машиниста…

Лет с 14.

21. Б.Изюмский

«Алые погоны».

Про суворовское училище.

22. С.Коловоротный

«Заговорщики».

Сборник веселых рассказов про мальчишек.

23. А.И.Куприн

«На переломе (Кадеты)».

24. А.Г.Зак, И.К.Кузнецов

«Пропало лето».

Валерий и Жека едут в Курепку к 3 теткам Валеры, но в деревню приезжает только Жека, которого все считают тем самым племянником. Предстоят велосоревнования, но Жека не умеет кататься…

Лет с 9.

25. М.Макаров (группа авторов)

«Кадетство».

Сценарий начала одноименного сериала.

Лет с 10.

26. А.И.Мошковский

«Двое на одном велосипеде».

Лет с 9.

27. В.Ф.Панова

«Серёжа».

У маленького Серёжи появляется отец - Коростелев, который понимает его лучше родной матери.

Лет с 10.

28. Н.Печерский

«Будь моим сыном».

29. А.В.Перфильева

«Шпага Дартаньяна».

Придя за книгой, Витя выпрашивает у знакомого художника старинную шпагу, обещая не выносить её из дома. В первый же день он нарушает обещание…

Лет с 9.

30. А.Рекемчук

«Мальчики».

31. А.Рыбаков

«Кортик».

«Бронзовая птица».

Друзья-пионеры, Миша, Генка и Слава, разгадывают тайны кортика и бронзовой статуэтки.

Лет с 9.

32. И.Семенов, Ю.Постников

«Необыкновенные приключения Пети Рыжика и его верных друзей Мика и Мука».

Лет с 8.

33. К.М.Станюкович

«Максимка».

Русский корабль подбирает в море негритянского мальчика. На борту он сдружился с матросом Лучкиным.

Лет с 10.

34. Т.Толстая

«Детство Лермонтова».

35. Х.Тухтабаев

«Свет в заброшенном доме».

Отец мальчика, прозванного Многодетным, уходит на фронт. Мать погибает под трактором. Арифджан с братьями и сестрами попадает в детдом…

Лет с 9.

36. Ю.Тынянов

«Кюхля».

37. Н.А.Внуков

«Один».

38. Е.Велтистов

«Электроник - мальчик из чемодана».

Лет с 10.

39. Е.Н.Верейская

«Сюрприз».

40. Н.Веретенников

«Володя Ульянов».

О детстве Ленина.

41. Теа Бекман

«Крестоносец в джинсах».

Ученые отправляют современного школьника при помощи машины времени в 13 век.

Лет с 11.

42. Ференц Молнар

«Мальчишки с улицы Пала».

43. Лейла Берг

«Приключения Ломтика».

Лет с 9.

44. Вильям Бюснах

"Подкидыш".

Обнаруженный в гостинице ребенок попадает в приют. Подросший мальчик бежит из приюта, чтобы жить своим трудом…

Лет с 10.

45. Эстер Форбс

«Джонни Тремейн».

О мальчике-сироте.

Лет с 10.

46. В.Гюго

«Гаврош».

47. Джеймс Гринвуд

«Маленький оборвыш».

Лет с 10.

48. Джеймс Крюс

«Тим Талер или проданный смех».

Тим заключает сделку с бароном, по которой он отдаёт тому свой смех в обмен на право всегда выигрывать пари. Вскоре мальчик пожалел об этом.

Лет с 10.

49. А.Кронин

«Юные годы».

50. Олдрич Томас Белли

«Воспоминания американского школьника».

51. Викас Сваруп

«Вопрос - ответ».

По этому роману снят фильм «Миллионер из трущоб».

Лет с 12.

52. Б.Таркинтон

«Приключения Пенрода».

53. Марк Твен

«Приключения Тома Сойера».

«Приключения Гекльберри Финна».

Лет с 9-10.

«Принц и нищий».

54. Боден

«Дочь колдуньи».

Мальчик находит драгоценный камень, который оказывается ворованным. Это связано с приезжим мужчиной, посещающим «колдунью» с девочкой.

Лет с 9.

55. Гектор Мало

«Без семьи».

Реми продан приёмным отцом бродячему актеру. После смерти которого он пытается узнать о своей семье…

Лет с 10.

56. Машков

«Между А и Б».

«Веселая дюжина».

57. Т.Михеева

«Лысый остров».

58. Н.Н.Носов

«Витя Малеев в школе и дома».

Решив задачку для сестры, Витя повторяет пройденное и наверстывает математику.

Лет с 9.

Сборники веселых рассказов про мальчишек:

«Фантазеры».

«Невероятные истории».

«Тук-тук-тук».

Лет с 5.

59. Г.С.Новогрудский

«Дик с 12-й нижней».

«На маленьком острове».

«Пещера Батикава».

60. Луиза Мей Олкотт

«Маленькие мужчины».

Действие происходит в школе для мальчиков.

«Под сиренью».

Отец Бена исчезает. Бен бежит из цирка вместе с псом Санчо и знакомится с 2 сестрами и их матерью. …В итоге: отец Бена возвращается, а Бен получает приёмную мать.

Лет с 10.

61. В.Осеева

Трилогия о Ваське Трубачеве:

«Васек Трубачев и его товариши».

В первой: Васек ссорится с другом из-за дежурства в классе и пропажи мела.

Во второй: класс Трубачева на каникулах в Украине. Начало ВОВ.

В третьей: Трубачеву надо нагнать пропущенный материал, чтобы учиться с одноклассниками.

Лет с 9.

62. Л.Б.Гераскина

«Аттестат зрелости».

Пьеса о том, как старшеклассник Листовский нагрубил молодой учительнице и заслужил порицание одноклассников.

Лет с 12.

63. А.Хмелик

«Друг мой - Колька».

Пьеса.

64. М.П.Прилежаева

«Товарищи».

На уроке физики школы для мальчиков сломался прибор. Саша делает прибор. В классе ссора, т.к. Саша отказывается дарить прибор от имени класса…

Лет с 10.

65. Джанни Родари

«Джельсомино в стране лжецов».

У Джельсомино громкий голос, от которого всё рушится. Это окажет ему помощь в свержении диктатора, заставляющего всех жить во лжи.

Лет с 9.

«Путешествие Голубой стрелы».

«Приключения Тонино - Невидимки».

66. Айвен Саутолл

«А что же завтра».

67. Э.Н.Успенский

«Дядя Федор, пёс и кот».

Мальчик Дядя Федор уезжает из дома жить в деревню Простоквашино, т.к. его мама против животных в доме.

Лет с 6.

68. И.Василенко

Повести про Артемку:

«Волшебная шкатулка».

«Артемка в цирке».

«Заколдованный спектакль».

«Золотые туфельки».

69. Колет Вивье

«Полярная звезда».

70. А.Власов, А.Млодик

«Армия Трясогузки».

«Белый флюгер».

71. В.Железников

«Жизнь и приключения чудака».

Лет с 9.

«Каждый мечтает о собаке».

72. Жюль Верн

«Два года каникул».

«Пятнадцатилетний капитан».

«Малыш».

Жюль Верн, Андре Лори

«Найденыш с погибшей «Цинтии»».

73. Нина Соротокина

«Трое из навигацкой школы».

Про гардемаринов.

Лет с 14.

74. Роберт Стивенсон

«Похищенный».

75. Фредерик Марриет

«Маленький дикарь».

76. Чарльз Диккенс

«Приключения Оливера Твиста».

Лет с 11.

77. Ева Хорнунг

«Дог-бой».

Ромочка остался один и прибился к бездомной собаке, он живет и растет с её щенками.

Лет с 14.

78. Джойн Бойн

«Мальчик в полосатой пижаме».

Отец Бруно получает приказ «Фурора», и семья переезжает в дом не далеко от концлагеря. Бруно знакомится с еврейским мальчиком из лагеря. Однажды Бруно переодевается в «полосатую пижаму» узников и ищет со Шмуэлем его отца…

Лет с 14.

79. Патрисия Вастведт

«Немецкий мальчик».

Лет с 16.

80. Жоржи Амаду

«Капитаны песка».

По книге снят фильм «Генералы песчаных карьеров».

Лет с 14.

81. А.Приставкин

«Ночевала тучка золотая».

82. Боб Гейл

«Назад в будущее». 1ч.

К.Шоу Гарднер

«Назад в будущее». 2, 3ч.

83. Н.Остроменцкая, Н.Бромлей

«Приключения мальчика с собакой».

Действие происходит во времена восстания Спартака.

Лет с 10.

84. О.Гурьян

«Набег».

Действие происходит во время нападения половцев.

Лет с 9.

85. Джон Гришем

«Клиент».

Братья становятся свидетелями убийства. Рикки в коме, а за Марком «охотятся» бандиты.

Лет с 16.

86. А.Линдгрен

«Мио, мой Мио».

Сказка.

87. Джон Томпсон

"Один дома".

"Один дома -2. Потерянный в Нью-Йорке".

"Один дома - 3. Пульт дистанционного управления".

Про мальчишек, которые в одиночку расправляются с глупыми бандитами.

88. Борис Акунин

"Детская книга".

Про девочек

Про детский лагерь

Педагогика

Авторские сказки

Читать книгу Мальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчиной Майкла Райхерта : онлайн чтение

Майкл Райхерт
Мальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчиной

Michael C. Reichert

HOW TO RAISE A BOY

Copyright © 2019 by Michael C. Reichert, PhDPenguin

All rights reserved including the right of reproduction in whole or in part in any form.

This edition published by arrangement with TarcherPerigee, an imprint of Penguin Publishing Group, a division of Penguin Random House LLC.

Мальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчиной / Майкл Райхерт; [пер. с англ. А.Д. Сайфуллиной]. – Москва: Эксмо, 2019. 978-5-04-101606-7

© Сайфуллина А.Д., перевод на русский язык, 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

«Превосходно написанная, несомненно важная книга Майкла Райхерта рассказывает о том, как мы губим мальчишек, обусловливая гендерной принадлежностью способность человека мыслить и чувствовать. Последняя при этом якобы свойственна лишь «девочкам» и «геям», а потому располагается на низшей ступени ценностной пирамиды. Кроме того, автор подчеркивает: мальчики и девочки (другими словами, все люди) имеют сходные социальные и эмоциональные нужды, а также способности. Этот простой, доказанный опытом факт необходимо принять, иначе не выйдет применить предложенные автором методы и воспитать в мальчике его естественную способность устанавливать эмоциональную связь с собой и окружающими. Эта книга обязательна для всех, кого волнует судьба мальчиков и мужчин».

Ниобе Уэй, профессор прикладной психологии Нью-Йоркского университета, автор книги «Deep Secrets: Boys’ Friendships and the Crisis of Connection»

«Майкл Райхерт соткал прекрасный гобелен из историй, опыта, наблюдений и мыслей – результат долгой, выдающейся работы в роли наставника мальчиков и юношей. Эта книга обязательна к изучению – не только родителями, у которых есть сыновья, но и работниками сферы образования, должностными лицами и консультантами, которым доверили такое ответственное дело, как обучение и воспитание мальчиков».

Дэвид Армстронг, исполнительный директор Международной коалиции школ для мальчиков

«После стольких лет работы с мальчиками и юношами Майкл Райхерт лучше других знает об ужасающих последствиях, к которым приводит привычное нам воспитание будущих мужчин. Руководствуясь искренним сочувствием как в рабочей деятельности, так и в написании книги, Майкл указывает, в каком направлении необходимо начать двигаться сегодня. Книгу обязаны прочесть родители, педагоги и на самом деле все мы».

Майкл Кауфман, автор книги «The Time Has Come: Why Men Must Join the Gender Equality Revolution»

«Продолжается яростная битва за души наших сыновей. Родители, политики и учителя, как и положено, встревоженны. Знатоки спорят: разучились мы воспитывать «мужчин» или ошибка как раз в определении мужественности? Мысли Майкла Райхерта, словно лучи, освещают тьму неясности: мальчики должны идти навстречу отношениям, а не избегать их. Мальчиков нужно оберегать, а не отмахиваться от них. Родители, учителя и все мы обязаны проявить отвагу, чтобы мальчик просто вырос тем, кем желает, – уверенным в себе человеком. Нужно любить и неизменно поддерживать его. „Мальчики есть мальчики“ – книга, которая вносит столь необходимый нам вклад в обсуждение вопросов воспитания».

Гэри Баркер, учредитель и генеральный директор организации «Promundo»

«В своей новой важной книге Майкл Райхерт обращается к многолетнему опыту в воспитании мальчиков, а также к обширным научным знаниям о гендерных особенностях и развитии подростков, что позволяет ему поделиться полезными мыслями с родителями и преподавателями, стремящимися воспитать здоровых мальчиков и юношей. Написанная разумным, понятным и привлекательным языком, книга переполнена мудростью и полезными советами. Сейчас, когда мы видим так много примеров неверного воспитания мальчиков, у нас наконец-то появилась книга, содержащая необходимые наблюдения и указания!»

Педро Ногуэра, доктор философии, почетный профессор в сфере образования и руководитель Центра исследований в области преобразования школ

«Эту книгу должны прочесть те, в чьей жизни есть или ожидается мальчик. Доктор Райхерт перемежает теоретические знания и результаты исследований с реальными примерами из собственной обширной клинической практики, благодаря чему книга будто оживает. Автор разрушает множество мифов о мальчиках, открывая парням путь к здоровым отношениям с родителями и сверстниками. Он заботливо обучает родителей стратегиям, способным благотворно повлиять на сыновей и помочь им преуспеть во все более переменчивом и сложном мире».

Деннис Барбур, дипломированный адвокат, президент и генеральный директор «Partnership for Male Youth»

«Майкл Райхерт три десятка лет разбирался в том, как мальчики мыслят, чувствуют и действуют. В книге „Мальчики есть мальчики“ автор систематизирует свои знания в десять глав, освещающих проблемы современных мальчиков и то, как взрослые, присутствующие в их жизни, способны помочь справиться с рисками и вырасти достойными мужчинами. Автор советует: намеренно вторгайтесь в личное пространство своего сына, чтобы стать частью его жизни! Мальчики в той же мере, что и девочки, способны открывать сердца – но лишь тем, кому доверяют. Книга настоятельно рекомендуется всем родителям и преподавателям».

Доктор Джон Нагл, подполковник армии США (в отставке) и девятый директор мужской школы Хейверфорд

«Книга „Мальчики есть мальчики”» – не что иное, как спасательный круг для наших юношей и страны.

Коснувшись тем любви, насилия, здоровья, самоуважения, надежды, социального развития, травли и поддержки со стороны сверстников, доктор Райхерт создал трактат для тех, кто желает узнать больше о современных юношах и задать их жизням верное направление.

Его анализ позволяет нам лучше понять то давление, которое необходимо преодолеть с помощью крепких отношений, подготовив молодежь к жизни в постоянно меняющемся обществе; если сделать все правильно, их жизнь наверняка станет безопаснее, насыщеннее и успешнее.

Доктор Райхерт предлагает конкретные стратегии для взрослых, играющих ключевую роль в развитии мальчиков. Он напрямую обращается к мужчинам и женщинам с полезными рекомендациями; его план действий уводит нас прочь от устаревшего, ложного подхода и вредных, ограничивающих стереотипов. Вместо них автор предлагает свежие мысли и вдохновляющие приемы, которые позволяют увидеть мужественность в ином, здоровом свете.

Книга „Мальчики есть мальчики“ жизненно необходима педагогам и родителям, имеющим дело с непростыми юношами: замкнутыми, потерянными, эгоистичными, немотивированными, страдающими от зависимостей или гипермаскулинности, а также не способными определить, кто они и в каком направлении им следует двигаться».

Дэвид Бэнкс, президент и генеральный директор «Eagle Academy Foundation, Inc.»

«Майкл сочетает в книге мудрость любящего родителя и заботливого врача, чтобы мы сумели услышать, понять и восславить наших сыновей и знакомых мальчишек, а также помогли им проявить себя с наилучшей, наиболее искренней стороны».

Дэвид Белл, доктор медицинских наук, заведующий Нью-Йоркской пресвитерианской клиникой для юношей – университетским госпиталем под началом Колумбийского и Корнеллского университетов

«Райхерт сочинил глубокомысленную, обязательную к прочтению книгу о том, как вырастить из мальчика преуспевающую личность. Автор опирается на результаты новейших исследований (своих и чужих), собственную практику врача и консультанта по вопросам образования, а также на родительский опыт, чтобы показать, насколько важно ценить мальчика как личность и изо всех сил развивать взаимоотношения с ним».

Энн Ренингер, профессор социальной теории и социальной деятельности Дорвина Картрайта в Суортмор-колледже

«„Мальчики есть мальчики“ – книга, настраивающая на положительный лад и дарящая надежду на сложном и нередко рискованном пути воспитания прекрасных мужчин из современных мальчиков. Через захватывающие истории о мальчиках и их опекунах автор делится с читателем ценными и полезными наблюдениями, позволяющими понять чрезвычайную важность уз и взаимоотношений, а также забыть о пагубных гендерных стереотипах, которые составляют так называемый „мальчишеский кодекс“ и представляют опасность для всех нас».

Аманда Кедди, профессор педагогики из Университета Дикина (Австралия)

«В течение десяти лет после того, как вышла моя книга о проблемах мальчиков, я разговаривала с бесчисленным количеством родителей и педагогов об их тревогах. И через десять лет жизнь мальчишек не стала легче ни в коей мере – на самом деле теперь семьям как никогда важно воспитывать жизнестойких мужчин с твердым духом и высоким уровнем эмоционального интеллекта. В своей прогрессивной книге Майкл Райхерт неповторимым образом смешивает результаты исследований, клинические наблюдения, личный опыт и призывает читателя воспользоваться новым подходом к воспитанию сыновей. Если у вас есть сын, или внук, или племянник, или брат, смело приобретайте эту книгу».

Пег Тайр, автор бестселлера (по версии «The New York Times») «The Trouble with Boys»

«Никто из авторов еще не писал так доходчиво о том, насколько сильно мальчикам для здорового развития необходимы теплые отношения. Исследовательская выучка и сердце истинного врача помогли Майклу Райхерту досконально изучить душу и жизнь мальчишки; за неуспеваемостью в школе и игровой зависимостью он сумел разглядеть тоску по родству и дружбе. Если вы родитель или преподаватель, имеющий дело с мальчиком, и если вы любите этого мальчика, то прочтите книгу „Мальчики есть мальчики“».

Майкл Томпсон, доктор философии

«„Мальчики есть мальчики“ – это вдумчивое, честное и крайне обнадеживающее руководство по воспитанию сыновей для современных родителей. Без стеснения рассуждая о пугающих проблемах, с которыми сталкиваются мальчики, Майкл Райхерт делится с читателем тем, что уже помогло множеству людей: потрясающими наблюдениями и советами, благодаря которым множество мальчишек могут стать уверенными в себе мужчинами, стойкими и целеустремленными».

Розалинд Уайзмен, автор книг «Queen Bees and Wannabees» и «Masterminds and Wingmen», а также основатель организации «Cultures of Dignity»

Посвящение

В конечном итоге я благодарен своей семье: супруге Шерон, чья верность, великодушие и яростная приверженность принципам справедливости воодушевляли меня; сыновьям, Майку и Киру, которые помогали мне оставаться собой; и внукам, которые ежедневно демонстрировали, как беспредельно мальчишки любят жизнь

Глава 1
Вредный миф о настоящем мужчине

Вскоре после рождения сына я начал работать в известном учебном заведении для мальчиков – в школе Хейверфорд, в пяти километрах от Филадельфии. Эта школа уже долгие годы занималась воспитанием и обучением мальчиков, однако лишь почти через столетие со дня основания усомнилась в своей ключевой миссии. Исследования рынка показывали: многие семьи с недоверием относятся к школам, в которых мальчиков обучают отдельно от девочек; чем сильнее становились опасения по поводу нарушения духа равенства, тем чаще выбор падал на совместную форму обучения.

Тогда я еще даже не думал получить официальную должность в школе, однако меня попросили рассказать родителям о том, насколько мальчики склонны к химическим зависимостям и иному рискованному поведению, ведь на этом была сосредоточена моя клиническая практика. После лекции меня ожидала беседа с администрацией школы: речь шла о крайне способном ученике, страдающем от наркотической зависимости. Все закончилось вмешательством извне, госпитализацией и объятиями с директором школы на глазах у всех во время выпускного – в качестве благодарности за спасенную жизнь студента.

К тому времени я уже помог многим мальчикам и их родственникам справиться с похожими ситуациями, основываясь на собственном ужасном опыте, пережитом несколько лет назад. Поздней весной, когда мне было 23 года, мой младший брат погиб в автокатастрофе. И хотя он мучился проблемами все юношество – пил, употреблял наркотики и стремился огородиться от школы и семьи, – незадолго до трагедии в его жизни наконец-то настала светлая полоса. Когда брату исполнилось восемнадцать, он начал принимать все более здравые решения. Но тем вечером он зависал где-то с другом. Они пили алкоголь, возможно, употребляли наркотики, и брат, забыв о страхе, оказался на пассажирском сиденье в машине друга. Друг не справился с управлением, спускаясь по склону холма, и автомобиль врезался в большое старое дерево во дворе соседей. Я никогда не забуду, как в два часа ночи нам позвонили в дверь, как полицейский спросил, здесь ли живет мой брат, и как после его рассказа перед моими глазами встала невыносимая картина: мой брат и его друг в объятом пламенем автомобиле, обернувшем несокрушимый древесный ствол.

В том же году, но ранее я получил первую должность после выпуска из колледжа и стал консультантом в суде по семейным делам; меня направили в отдел, работавший с несовершеннолетними перед вынесением приговора. Дверь здания суда вращалась не переставая под напором потока мальчишек, уличенных в различных правонарушениях: кражах, драках, нежелании посещать школу, побегах из дома, ограблениях, угонах автомобилей и даже убийствах. На мою долю выпало следить за ходом их мыслей, оценивать слабые и сильные стороны и давать оценку возможных последствий их поведения. Мне приходилось читать в большинстве своем душераздирающие отчеты школ и полиции, видеться с юношами и их опекунами и просчитывать, как именно они могли бы избежать проблем в будущем.

В первые дни после автокатастрофы, когда жизнь моего брата висела на волоске, а семья непрестанно дежурила возле его постели в реанимации, я разбирался в произошедшем. Существовала ниточка – о которой печальным образом умалчивали, – соединявшая историю моего брата с историями моих посетителей: в каждой из них шла речь о мужественности. Во всех случаях за принятым подростком решением (порожденном склонностью или к самозащите, или к саморазрушению) скрывалось поразительно развитое самосознание, некоторая доля равнодушия, а также ощущение потерянности, отчужденности и одиночества. В середине 1970-х годов все еще слабо понимали, что в жизни юноши существует этап, который канадский активист и ученый Майкл Кауфман затем опишет примечательным: «Необычная смесь ощущения власти и беспомощности, своего преимущества – и мучительной боли»1. Основополагающая, естественная склонность мальчика к общению тогда осуждалась еще больше – то есть не было даже места мыслям о том, будто человек развивается, взаимодействуя с окружающими.

Но поддерживаемое успехом женского движения, мужское также дало побеги. Всего лишь робкие ростки, однако основанные на мысли о том, что мальчикам и мужчинам причиняется значительный ущерб. Воспитатели – родители, учителя, сообщества – прививают традиционные представления о мужественности мальчикам, и это, согласно психологу Уильяму Поллаку из Гарвардской медицинской школы, приводит к «травмирующему уничтожению той среды, которая могла бы стать опорой для мальчика»2. Слишком много мальчиков уже в ранние годы теряют близкую связь с родственниками и избавляются от отголосков эмоций в своей душе. Однажды оторванные от спасительного якоря отношений с семьей, мальчики становятся восприимчивыми к соблазнам современности и перестают осознавать себя как личность.

Именно это я видел, работая в семейном суде, именно это увидел в своем брате и, позднее, замечал в юношах, которым помогал пройти процесс реабилитации. На каждого из них повлияла дарвинистская модель маскулинности, пагубно отразившихся на их развитии, ценностных ориентирах и здоровье.

Я понял, что необходимо действовать. После того разговора с родителями, храня в глубине души память о погибшем брате, я принял предложение занять должность психолога-консультанта в школе для мальчиков; я был уверен, это позволит мне сосредоточиться на новой роли – роли отца, который занимается воспитанием сына. Прошли восьмидесятые, девяностые годы, начался новый век, и параллельно с тем, как из моего сына вырастал мужчина, а из меня – все более сознательный родитель, школа также развивалась. В поисках подходящего плана действий она взялась за воспитание мальчиков с двойным усердием и в итоге создала программу под названием «В интересах мальчиков» (англ. «On Behalf of Boys»). Результатом ее запуска в 1995 году стало создание национального консультативного совета, разработка новых образовательных программ для родителей, а также финансирование масштабных исследовательских проектов.

Если честно, я был обеспокоен будущим моего сына. Все чаще я слышал, насколько мальчикам приходится нелегко: они не успевают в школе и не поспевают за течением жизни; они то в состоянии «войны», то в состоянии «кризиса»3. Мое желание работать лишь усилилось с рождением второго сына. К тому времени стало ясно: мы с их матерью ни за что не сможем всегда ходить за ними по пятам, уберегая от соблазнов, сгубивших многих мальчиков. В итоге я заключил: мы можем лишь бороться за достоинство, целомудрие и будущее других мальчишек таким образом, чтобы это видели наши сыновья.

Ежедневные несчастные случаи – горькая правда мальчишеской жизни. Мальчики из самых разных семей не могут успешно пройти этап взросления, особенно если попытки вырастить из них «настоящего мужчину» сопряжены с проявлениями расизма и нищетой. В журнальной статье 2009 года под заголовком «The State of American Boyhood»1
  «Государство американского отрочества». – Прим. ред.

[Закрыть] психолог Джудит Клайнфелд из Университета Аляски выразила особенное волнение по поводу «отчужденной» молодежи, группы, в которую мальчики попадают в два раза чаще девочек, а представители цветного населения – намного чаще представителей белого. Эти отчужденные подростки из-за половой принадлежности оказываются на периферии образования, трудоустройства и гражданской жизни – путей определенных и измеримых. Более того, даже повзрослев и став мужчинами, многие из них продолжают жить отчужденно. И в мире, где главную роль играют интеллектуальные способности, глобализация экономики и равенство полов, необходимо подходить к воспитанию мальчиков с умом. Сложившаяся модель воспитания, которая не менялась поколениями, уже давным-давно устарела, как бы прискорбно это ни звучало. Том Мортенсон, специалист в области демографии из Национального центра государственной политики и высшего образования, утверждал: «Мужчина не способен легко и просто вписаться в современную жизнь. Все больше мужчин вообще в нее не вписываются, и это ломает их»4.

Как мы можем усовершенствовать систему воспитания мальчиков? Как мы можем защитить доверенных нам отроков от всех угроз юношества? Что позволит нам лучше всего подготовить сыновей к вступлению во взрослую жизнь? Со дня гибели брата моя психологическая практика успела пополниться тысячами примеров: я беседовал с мальчиками и юношами, работал с ними, изучал их проблемы. Юнцы со всего света делились со мной историями своих надежд и обид, успехов и потерь. По рассказам становилось ясно, что именно мальчики чувствуют по поводу выпавшей на их долю участи: как ограниченные возможности нередко противоречат их человеческой натуре; как они ощущают себя брошенными и одинокими или обнаруживают, что их не понимают или неверно оценивают.

Их убедительные истории в итоге привели к моему согласию с британским социологом Кэролайн Нью, предположившей, будто жизнь мальчиков и вправду основана на «систематическом притеснении» и не сами мальчики, а те, кто ответственен за создание и внедрение правил их воспитания, должны исправить все недочеты системы5. В конце концов и сами мальчики станут активно помогать нам: начав вести себя искренне и перестав скрывать громкое биение своего сердца за маской, которую они вынуждены носить. Однако, чтобы исправить ошибки воспитания, мы должны первым делом признать: эти ошибки существуют, и вместе разобраться в их причинах.

Это сложнее, чем кажется. Я ожидал, что программа «От лица мальчиков» будет принята хорошо и благодаря ей взрослые начнут чаще задумываться о нуждах мальчиков. Однако все усложнилось с самого начала. Представители школьного коллектива, привыкшие к традиционным методам воспитания, с презрением относились к любому упоминанию пола мальчиков; в то же время те из них, кто поддерживал феминизм, боялись, что это какой-то заговор и в конце концов всех мальчиков поведут в лес, дабы возвестить миру об их мужественности. Журналист из местной газеты, учуяв противоречие, высмеял наши начинания и озвучил внутренние опасения: «Мальчикам необязательно быть храбрыми. Им необязательно оставлять после себя потомство. Мальчикам следует больше походить на… ну, полагаю, на девочек».

Истина в том, что в жизни мальчика слишком рано появляются предрассудки и стереотипы, формируя и искажая представления даже самых заботливых взрослых. Проведя тщательное исследование четырех-пятилетних мальчиков, психолог из Стэнфордского университета Джуди Чу изучила, как родители и учителя определяют, «какими должны быть мальчики». Она заметила: некоторым мальчикам закаляли характер; им запрещали поступать определенным образом и требовали «излишнего соответствия» культурным нормам и давлению, которое оказывалось в рамках взаимоотношений. После двух лет пристальных наблюдений открытые и искренние мальчики стали сдержанными и напряженными. Джуди Чу пишет: «То, что нередко считают и называют естественным для мальчиков, на самом деле не заложено в них природой, а является результатом адаптации к культуре, требующей от мальчиков мужественности, решительности, конкурентоспособности – если они желают, чтобы их распознавали и принимали как „настоящих мальчиков“»6.

Судя по моему опыту, стереотипы о мужчинах встречаются повсеместно, мы следуем им невольно и они влияют на восприятие самого понятия «мальчик». Одна моя подруга, преподающая биологию в старшей школе, несколько лет назад вынашивала близнецов и говорила: «Я знаю, который из них мальчик». Я полюбопытствовал, как именно она это определила. На что получил объяснение: «Мальчик пинается». Ниобе Уэй, профессор Нью-Йоркского университета, в результате наблюдений за развитием юношей заключила: распространенные суждения о них почти никак не подкрепляются фактами и еще меньше – их истинными нуждами. Вопреки сложившемуся мнению, будто мальчики предпочитают независимость и не заинтересованы в тесных связях, дети, участвовавшие в исследованиях, признавались, что погибнут или сойдут с ума без своих друзей. Профессор обращает внимание на следующую закономерность: в основе нездоровых семейных отношений и образовательных практик, а также знакомых всем вызванных усталостью проблем (таких, как низкая успеваемость, стремление к уединению, зависимости и плохое поведение) лежат устоявшиеся культурные представления о мальчиках7.

Когда я только-только впервые стал отцом, в глаза начали бросаться, порой сбивая с толку, культурные предрассудки, о которых я почти не имел представления. Мы с семьей жили в одном из типичных для Филадельфии районов, где дома тянутся рядами. Отправившись в конец улицы, можно было наткнуться на небольшую спортивную площадку – там группы мальчишек ежедневно играли в лакросс или баскетбол. Мой сын обожал спорт и любил игры, однако он не был готов к тому, что произошло, когда его товарищи достигли подросткового возраста. Несмотря на годы совместных игр, веселья и беготни по округе, некоторые мальчишки выросли злыми и будто забыли о прежней дружбе. В конце концов они подбили всю группу ополчиться против моего сына, отказаться от общения с ним и изгнать его с территории площадки. Раз за разом он плелся домой, поджав хвост.

Поначалу я не позволял ему сидеть дома одному и смотреть телевизор или играть в видеоигры; вместо этого я сам играл с ним, пытаясь укрепить его уверенность в себе, дабы впоследствии он снова попробовал выбраться на площадку. Но одним воскресным утром, уже отдохнув после тяжелой рабочей недели и заметив, как мой сын вновь возвращается с игровой площадки расстроенный, я встал у входа в дом и сказал, что не пущу его. «Разберись с этим сам, – потребовал я. – Я буду стоять здесь хоть до скончания века, однако сдаться тебе не позволю». Он попытался пробиться в дом силой; его стыд и разочарование вскоре обратились в ярость и злобу. Он заорал, что не желает идти обратно на площадку, после чего окончательно размяк и принялся кричать и плакать, пытаясь пробраться внутрь. Я твердил: «Ты справишься. Не сдавайся». Из дома вышел сосед: ему, должно быть, показалось, я издеваюсь над ребенком.

Но желал ли я помочь сыну? Или всего лишь подчинялся стереотипу о том, что мальчики не должны смущаться драки? Разве мой урок не заключался в том, что мужчина всегда должен справляться с трудностями – и неважно, сильно ли он напуган или разбит? Пытаясь побороть ситуацию, как мне казалось угрожающую будущему моего сына в компании мальчишек, я, кроме того, боролся еще и с чем-то в глубине своей души. Насколько большой вклад в происходящее внес мой собственный страх: моего сына изгонят с площадки окончательно, оградив его от «мальчишеских» забав и вынудив его жить в более мирной обстановке?

Мне повезло. Я сумел определиться и найти ответы на эти вопросы. Вскоре после колледжа я начал практиковать консультации со сверстниками, и именно это стало знаковым поворотом судьбы, благодаря которому изменилась моя жизнь, а впоследствии – и определилась будущая карьера. Я научился слушать и в свою очередь высказываться – терпеливо, открыто, ничего не упуская. Я работал с обычными людьми, помогая им справляться с напряжением и предрассудками, мешающими нам полноценно жить. Именно так: клиенты избавлялись от устаревших представлений о взаимоотношениях и учились выстраивать связи по-своему. Мне то и дело приходилось выговариваться, распутывать хитросплетения чувств и проблем, избавляться от давно накопившегося напряжения, и в итоге я почти до совершенства отточил умение быть честным с тобой. Кроме того, постоянно слушая других, я в общем и целом стал более чутким. Шли годы, и, постоянно разбираясь в своих реакциях, ощущениях и мыслях, я сумел справиться с такими непростыми событиями, как смерть брата, а также со стороны взглянуть на наклонности, привитые мне уже в юные годы и ограничившие мое мировоззрение. Я даже начал понимать, в каких случаях учу сыновей важному скорее для меня, а не для них.

Анализируя случай, описанный выше, я осознал, что пытался схитрить и одновременно сделать две вещи: пожалеть сына, поскольку друзья отнеслись к нему нехорошо, и убедить его добиваться своего, невзирая на препятствия. Я желал преподать сыну важный урок, которого так недоставало мне самому в ранние годы: человек сам способен определять будущее, и неважно, насколько безнадежным или потерянным все кажется сейчас. Позже, когда мы уже успокоились и сидели рядом, я попытался передать сыну свою мысль – так, чтобы он выслушал меня, не испытывая при этом прежней досады, страха и грусти; тем не менее я наверняка пропустил в свои слова некую долю волнения. Мой сын и без того был крайне расстроен; если бы я дал волю эмоциям, это расстроило бы его еще сильнее.

Родители мальчиков нередко ощущают себя так, словно вот-вот сорвутся. Когда сыновья начинают вести себя определенным образом – не проявляют интереса к учебе, эгоистично ведут себя дома, не могут наладить общение со сверстниками, недружелюбно относятся к сестре или брату, не принимают активного участия в спортивных состязаниях, становятся встревоженными, или раздраженными, или стеснительными, – родители не выдерживают. Они вмешиваются в жизнь ребенка, снедаемые тревогой или раздражением. Они пытаются давать советы, и расстраиваются, и тревожатся лишь сильнее, если сыновья не понимают их.

К счастью, мы с сыном сумели преодолеть произошедшее у двери нашего дома, хотя впереди нас ожидали и иные испытания. Мой сын вырос чудесным, терпеливым преподавателем для мальчиков и любящим отцом для своего собственного сына. Я не уверен, понял ли он тогда то, что я желал ему объяснить. Но, как и любой мальчик, он прошел через множество, множество проверок на прочность, и ему определенно пришлось воспитать в себе отвагу. Наши отношения многое преодолели, и, уверен, он понимает: даже будучи неуклюжим в своих попытках, я все равно всегда готов помочь ему разобраться со сложными жизненными проблемами.

Наши мальчики

Я поставил вопрос перед группой родителей мальчиков-подростков: «Бывало ли так, чтобы кто-то – учитель, тренер или наставник – действительно помог вашему сыну?» У каждой матери и отца нашлись воодушевляющие примеры. Чем больше историй они рассказывали, тем теплее становилась атмосфера. Еще до этого мы все попросили в молитве, чтобы наши сыновья жили счастливо и благополучно, они пустили корни глубоко в землю и тянулись ввысь к мечтам. И не было большего блага для родителей, чем помощь со стороны!

Поразительно, насколько эмоционально родители описывали то, как кто-то помог их сыну. Кто-то из отцов рассказал о случае, когда его сын сначала попался на баловстве, а затем солгал учителю. Отец не оправдывал поступка ребенка; наоборот, ему не нравилась привычка врать и он считал ее пагубной. Мальчику не повезло: на следующий год у него начал вести математику тот самый педагог, которого он обманул. Однако преподаватель не стал основывать свою работу на негативном впечатлении, которое тот произвел в прошлом году; он вел себя с мальчиком так, будто последний всего лишь ошибся и теперь может начать все с нуля. Учитель с удовольствием дополнительно занимался с учеником и справлялся, насколько он уверен в своих силах. В конце учебного года успеваемость ребенка достигла невиданной прежде отметки, он стал намного увереннее чувствовать себя на уроках математики, а помогавший ему педагог вошел в число его любимых учителей.

Одна мама рассказала о том, как однажды ее сын заболел и нуждался в длительной госпитализации. И, пока ребенок находился в больнице, его учитель не только постоянно связывался с ним по поводу домашнего задания, помогая поспевать за программой, но даже пришел в больницу и принес письма от одноклассников. Мама призналась в своих чувствах к преподавателю: «И тогда я поняла: мой сын нужен не только родителям; есть и другие люди, которым не безразлична его судьба. Педагог потратил свое свободное время, чтобы посетить ученика и узнать о его самочувствии. Хотя это не входило в его обязанности. Я всегда считала своего сына изумительным, однако меня поразило то, что кто-то еще считает его особенным. Я до конца жизни буду благодарна этому учителю».

Майкл РайхертМальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчиной

Мальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчинойМальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчиной

Michael C. Reichert

HOW TO RAISE A BOY

Copyright © 2019 by Michael C. Reichert, PhDPenguin

All rights reserved including the right of reproduction in whole or in part in any form.

This edition published by arrangement with TarcherPerigee, an imprint of Penguin Publishing Group, a division of Penguin Random House LLC.

Мальчики есть мальчики. Как помочь сыну стать настоящим мужчиной / Майкл Райхерт; [пер. с англ. А.Д. Сайфуллиной]. – Москва: Эксмо, 2019. 978-5-04-101606-7

© Сайфуллина А.Д., перевод на русский язык, 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

«Превосходно написанная, несомненно важная книга Майкла Райхерта рассказывает о том, как мы губим мальчишек, обусловливая гендерной принадлежностью способность человека мыслить и чувствовать. Последняя при этом якобы свойственна лишь «девочкам» и «геям», а потому располагается на низшей ступени ценностной пирамиды. Кроме того, автор подчеркивает: мальчики и девочки (другими словами, все люди) имеют сходные социальные и эмоциональные нужды, а также способности. Этот простой, доказанный опытом факт необходимо принять, иначе не выйдет применить предложенные автором методы и воспитать в мальчике его естественную способность устанавливать эмоциональную связь с собой и окружающими. Эта книга обязательна для всех, кого волнует судьба мальчиков и мужчин».

Ниобе Уэй, профессор прикладной психологии Нью-Йоркского университета, автор книги «Deep Secrets: Boys’ Friendships and the Crisis of Connection»

«Майкл Райхерт соткал прекрасный гобелен из историй, опыта, наблюдений и мыслей – результат долгой, выдающейся работы в роли наставника мальчиков и юношей. Эта книга обязательна к изучению – не только родителями, у которых есть сыновья, но и работниками сферы образования, должностными лицами и консультантами, которым доверили такое ответственное дело, как обучение и воспитание мальчиков».

Дэвид Армстронг, исполнительный директор Международной коалиции школ для мальчиков

«После стольких лет работы с мальчиками и юношами Майкл Райхерт лучше других знает об ужасающих последствиях, к которым приводит привычное нам воспитание будущих мужчин. Руководствуясь искренним сочувствием как в рабочей деятельности, так и в написании книги, Майкл указывает, в каком направлении необходимо начать двигаться сегодня. Книгу обязаны прочесть родители, педагоги и на самом деле все мы».

Майкл Кауфман, автор книги «The Time Has Come: Why Men Must Join the Gender Equality Revolution»

«Продолжается яростная битва за души наших сыновей. Родители, политики и учителя, как и положено, встревоженны. Знатоки спорят: разучились мы воспитывать «мужчин» или ошибка как раз в определении мужественности? Мысли Майкла Райхерта, словно лучи, освещают тьму неясности: мальчики должны идти навстречу отношениям, а не избегать их. Мальчиков нужно оберегать, а не отмахиваться от них. Родители, учителя и все мы обязаны проявить отвагу, чтобы мальчик просто вырос тем, кем желает, – уверенным в себе человеком. Нужно любить и неизменно поддерживать его. „Мальчики есть мальчики“ – книга, которая вносит столь необходимый нам вклад в обсуждение вопросов воспитания».

Гэри Баркер, учредитель и генеральный директор организации «Promundo»

«В своей новой важной книге Майкл Райхерт обращается к многолетнему опыту в воспитании мальчиков, а также к обширным научным знаниям о гендерных особенностях и развитии подростков, что позволяет ему поделиться полезными мыслями с родителями и преподавателями, стремящимися воспитать здоровых мальчиков и юношей. Написанная разумным, понятным и привлекательным языком, книга переполнена мудростью и полезными советами. Сейчас, когда мы видим так много примеров неверного воспитания мальчиков, у нас наконец-то появилась книга, содержащая необходимые наблюдения и указания!»

Педро Ногуэра, доктор философии, почетный профессор в сфере образования и руководитель Центра исследований в области преобразования школ

«Эту книгу должны прочесть те, в чьей жизни есть или ожидается мальчик. Доктор Райхерт перемежает теоретические знания и результаты исследований с реальными примерами из собственной обширной клинической практики, благодаря чему книга будто оживает. Автор разрушает множество мифов о мальчиках, открывая парням путь к здоровым отношениям с родителями и сверстниками. Он заботливо обучает родителей стратегиям, способным благотворно повлиять на сыновей и помочь им преуспеть во все более переменчивом и сложном мире».

Деннис Барбур, дипломированный адвокат, президент и генеральный директор «Partnership for Male Youth»

«Майкл Райхерт три десятка лет разбирался в том, как мальчики мыслят, чувствуют и действуют. В книге „Мальчики есть мальчики“ автор систематизирует свои знания в десять глав, освещающих проблемы современных мальчиков и то, как взрослые, присутствующие в их жизни, способны помочь справиться с рисками и вырасти достойными мужчинами. Автор советует: намеренно вторгайтесь в личное пространство своего сына, чтобы стать частью его жизни! Мальчики в той же мере, что и девочки, способны открывать сердца – но лишь тем, кому доверяют. Книга настоятельно рекомендуется всем родителям и преподавателям».

Доктор Джон Нагл, подполковник армии США (в отставке) и девятый директор мужской школы Хейверфорд

«Книга „Мальчики есть мальчики”» – не что иное, как спасательный круг для наших юношей и страны.

Коснувшись тем любви, насилия, здоровья, самоуважения, надежды, социального развития, травли и поддержки со стороны сверстников, доктор Райхерт создал трактат для тех, кто желает узнать больше о современных юношах и задать их жизням верное направление.

Его анализ позволяет нам лучше понять то давление, которое необходимо преодолеть с помощью крепких отношений, подготовив молодежь к жизни в постоянно меняющемся обществе; если сделать все правильно, их жизнь наверняка станет безопаснее, насыщеннее и успешнее.

Доктор Райхерт предлагает конкретные стратегии для взрослых, играющих ключевую роль в развитии мальчиков. Он напрямую обращается к мужчинам и женщинам с полезными рекомендациями; его план действий уводит нас прочь от устаревшего, ложного подхода и вредных, ограничивающих стереотипов. Вместо них автор предлагает свежие мысли и вдохновляющие приемы, которые позволяют увидеть мужественность в ином, здоровом свете.

Книга „Мальчики есть мальчики“ жизненно необходима педагогам и родителям, имеющим дело с непростыми юношами: замкнутыми, потерянными, эгоистичными, немотивированными, страдающими от зависимостей или гипермаскулинности, а также не способными определить, кто они и в каком направлении им следует двигаться».

Дэвид Бэнкс, президент и генеральный директор «Eagle Academy Foundation, Inc.»

«Майкл сочетает в книге мудрость любящего родителя и заботливого врача, чтобы мы сумели услышать, понять и восславить наших сыновей и знакомых мальчишек, а также помогли им проявить себя с наилучшей, наиболее искренней стороны».

Дэвид Белл, доктор медицинских наук, заведующий Нью-Йоркской пресвитерианской клиникой для юношей – университетским госпиталем под началом Колумбийского и Корнеллского университетов

«Райхерт сочинил глубокомысленную, обязательную к прочтению книгу о том, как вырастить из мальчика преуспевающую личность. Автор опирается на результаты новейших исследований (своих и чужих), собственную практику врача и консультанта по вопросам образования, а также на родительский опыт, чтобы показать, насколько важно ценить мальчика как личность и изо всех сил развивать взаимоотношения с ним».

Энн Ренингер, профессор социальной теории и социальной деятельности Дорвина Картрайта в Суортмор-колледже

«„Мальчики есть мальчики“ – книга, настраивающая на положительный лад и дарящая надежду на сложном и нередко рискованном пути воспитания прекрасных мужчин из современных мальчиков. Через захватывающие истории о мальчиках и их опекунах автор делится с читателем ценными и полезными наблюдениями, позволяющими понять чрезвычайную важность уз и взаимоотношений, а также забыть о пагубных гендерных стереотипах, которые составляют так называемый „мальчишеский кодекс“ и представляют опасность для всех нас».

Аманда Кедди, профессор педагогики из Университета Дикина (Австралия)

«В течение десяти лет после того, как вышла моя книга о проблемах мальчиков, я разговаривала с бесчисленным количеством родителей и педагогов об их тревогах. И через десять лет жизнь мальчишек не стала легче ни в коей мере – на самом деле теперь семьям как никогда важно воспитывать жизнестойких мужчин с твердым духом и высоким уровнем эмоционального интеллекта. В своей прогрессивной книге Майкл Райхерт неповторимым образом смешивает результаты исследований, клинические наблюдения, личный опыт и призывает читателя воспользоваться новым подходом к воспитанию сыновей. Если у вас есть сын, или внук, или племянник, или брат, смело приобретайте эту книгу».

Пег Тайр, автор бестселлера (по версии «The New York Times») «The Trouble with Boys»

«Никто из авторов еще не писал так доходчиво о том, насколько сильно мальчикам для здорового развития необходимы теплые отношения. Исследовательская выучка и сердце истинного врача помогли Майклу Райхерту досконально изучить душу и жизнь мальчишки; за неуспеваемостью в школе и игровой зависимостью он сумел разглядеть тоску по родству и дружбе. Если вы родитель или преподаватель, имеющий дело с мальчиком, и если вы любите этого мальчика, то прочтите книгу „Мальчики есть мальчики“».

 

Майкл Томпсон, доктор философии

«„Мальчики есть мальчики“ – это вдумчивое, честное и крайне обнадеживающее руководство по воспитанию сыновей для современных родителей. Без стеснения рассуждая о пугающих проблемах, с которыми сталкиваются мальчики, Майкл Райхерт делится с читателем тем, что уже помогло множеству людей: потрясающими наблюдениями и советами, благодаря которым множество мальчишек могут стать уверенными в себе мужчинами, стойкими и целеустремленными».

Розалинд Уайзмен, автор книг «Queen Bees and Wannabees» и «Masterminds and Wingmen», а также основатель организации «Cultures of Dignity»

Посвящение

В конечном итоге я благодарен своей семье: супруге Шерон, чья верность, великодушие и яростная приверженность принципам справедливости воодушевляли меня; сыновьям, Майку и Киру, которые помогали мне оставаться собой; и внукам, которые ежедневно демонстрировали, как беспредельно мальчишки любят жизнь

Глава 1
Вредный миф о настоящем мужчине

Вскоре после рождения сына я начал работать в известном учебном заведении для мальчиков – в школе Хейверфорд, в пяти километрах от Филадельфии. Эта школа уже долгие годы занималась воспитанием и обучением мальчиков, однако лишь почти через столетие со дня основания усомнилась в своей ключевой миссии. Исследования рынка показывали: многие семьи с недоверием относятся к школам, в которых мальчиков обучают отдельно от девочек; чем сильнее становились опасения по поводу нарушения духа равенства, тем чаще выбор падал на совместную форму обучения.

Тогда я еще даже не думал получить официальную должность в школе, однако меня попросили рассказать родителям о том, насколько мальчики склонны к химическим зависимостям и иному рискованному поведению, ведь на этом была сосредоточена моя клиническая практика. После лекции меня ожидала беседа с администрацией школы: речь шла о крайне способном ученике, страдающем от наркотической зависимости. Все закончилось вмешательством извне, госпитализацией и объятиями с директором школы на глазах у всех во время выпускного – в качестве благодарности за спасенную жизнь студента.

К тому времени я уже помог многим мальчикам и их родственникам справиться с похожими ситуациями, основываясь на собственном ужасном опыте, пережитом несколько лет назад. Поздней весной, когда мне было 23 года, мой младший брат погиб в автокатастрофе. И хотя он мучился проблемами все юношество – пил, употреблял наркотики и стремился огородиться от школы и семьи, – незадолго до трагедии в его жизни наконец-то настала светлая полоса. Когда брату исполнилось восемнадцать, он начал принимать все более здравые решения. Но тем вечером он зависал где-то с другом. Они пили алкоголь, возможно, употребляли наркотики, и брат, забыв о страхе, оказался на пассажирском сиденье в машине друга. Друг не справился с управлением, спускаясь по склону холма, и автомобиль врезался в большое старое дерево во дворе соседей. Я никогда не забуду, как в два часа ночи нам позвонили в дверь, как полицейский спросил, здесь ли живет мой брат, и как после его рассказа перед моими глазами встала невыносимая картина: мой брат и его друг в объятом пламенем автомобиле, обернувшем несокрушимый древесный ствол.

В том же году, но ранее я получил первую должность после выпуска из колледжа и стал консультантом в суде по семейным делам; меня направили в отдел, работавший с несовершеннолетними перед вынесением приговора. Дверь здания суда вращалась не переставая под напором потока мальчишек, уличенных в различных правонарушениях: кражах, драках, нежелании посещать школу, побегах из дома, ограблениях, угонах автомобилей и даже убийствах. На мою долю выпало следить за ходом их мыслей, оценивать слабые и сильные стороны и давать оценку возможных последствий их поведения. Мне приходилось читать в большинстве своем душераздирающие отчеты школ и полиции, видеться с юношами и их опекунами и просчитывать, как именно они могли бы избежать проблем в будущем.

В первые дни после автокатастрофы, когда жизнь моего брата висела на волоске, а семья непрестанно дежурила возле его постели в реанимации, я разбирался в произошедшем. Существовала ниточка – о которой печальным образом умалчивали, – соединявшая историю моего брата с историями моих посетителей: в каждой из них шла речь о мужественности. Во всех случаях за принятым подростком решением (порожденном склонностью или к самозащите, или к саморазрушению) скрывалось поразительно развитое самосознание, некоторая доля равнодушия, а также ощущение потерянности, отчужденности и одиночества. В середине 1970-х годов все еще слабо понимали, что в жизни юноши существует этап, который канадский активист и ученый Майкл Кауфман затем опишет примечательным: «Необычная смесь ощущения власти и беспомощности, своего преимущества – и мучительной боли»1. Основополагающая, естественная склонность мальчика к общению тогда осуждалась еще больше – то есть не было даже места мыслям о том, будто человек развивается, взаимодействуя с окружающими.

Но поддерживаемое успехом женского движения, мужское также дало побеги. Всего лишь робкие ростки, однако основанные на мысли о том, что мальчикам и мужчинам причиняется значительный ущерб. Воспитатели – родители, учителя, сообщества – прививают традиционные представления о мужественности мальчикам, и это, согласно психологу Уильяму Поллаку из Гарвардской медицинской школы, приводит к «травмирующему уничтожению той среды, которая могла бы стать опорой для мальчика»2. Слишком много мальчиков уже в ранние годы теряют близкую связь с родственниками и избавляются от отголосков эмоций в своей душе. Однажды оторванные от спасительного якоря отношений с семьей, мальчики становятся восприимчивыми к соблазнам современности и перестают осознавать себя как личность.

Именно это я видел, работая в семейном суде, именно это увидел в своем брате и, позднее, замечал в юношах, которым помогал пройти процесс реабилитации. На каждого из них повлияла дарвинистская модель маскулинности, пагубно отразившихся на их развитии, ценностных ориентирах и здоровье.

Я понял, что необходимо действовать. После того разговора с родителями, храня в глубине души память о погибшем брате, я принял предложение занять должность психолога-консультанта в школе для мальчиков; я был уверен, это позволит мне сосредоточиться на новой роли – роли отца, который занимается воспитанием сына. Прошли восьмидесятые, девяностые годы, начался новый век, и параллельно с тем, как из моего сына вырастал мужчина, а из меня – все более сознательный родитель, школа также развивалась. В поисках подходящего плана действий она взялась за воспитание мальчиков с двойным усердием и в итоге создала программу под названием «В интересах мальчиков» (англ. «On Behalf of Boys»). Результатом ее запуска в 1995 году стало создание национального консультативного совета, разработка новых образовательных программ для родителей, а также финансирование масштабных исследовательских проектов.

Если честно, я был обеспокоен будущим моего сына. Все чаще я слышал, насколько мальчикам приходится нелегко: они не успевают в школе и не поспевают за течением жизни; они то в состоянии «войны», то в состоянии «кризиса»3. Мое желание работать лишь усилилось с рождением второго сына. К тому времени стало ясно: мы с их матерью ни за что не сможем всегда ходить за ними по пятам, уберегая от соблазнов, сгубивших многих мальчиков. В итоге я заключил: мы можем лишь бороться за достоинство, целомудрие и будущее других мальчишек таким образом, чтобы это видели наши сыновья.

Ежедневные несчастные случаи – горькая правда мальчишеской жизни. Мальчики из самых разных семей не могут успешно пройти этап взросления, особенно если попытки вырастить из них «настоящего мужчину» сопряжены с проявлениями расизма и нищетой. В журнальной статье 2009 года под заголовком «The State of American Boyhood» психолог Джудит Клайнфелд из Университета Аляски выразила особенное волнение по поводу «отчужденной» молодежи, группы, в которую мальчики попадают в два раза чаще девочек, а представители цветного населения – намного чаще представителей белого. Эти отчужденные подростки из-за половой принадлежности оказываются на периферии образования, трудоустройства и гражданской жизни – путей определенных и измеримых. Более того, даже повзрослев и став мужчинами, многие из них продолжают жить отчужденно. И в мире, где главную роль играют интеллектуальные способности, глобализация экономики и равенство полов, необходимо подходить к воспитанию мальчиков с умом. Сложившаяся модель воспитания, которая не менялась поколениями, уже давным-давно устарела, как бы прискорбно это ни звучало. Том Мортенсон, специалист в области демографии из Национального центра государственной политики и высшего образования, утверждал: «Мужчина не способен легко и просто вписаться в современную жизнь. Все больше мужчин вообще в нее не вписываются, и это ломает их»4.

Как мы можем усовершенствовать систему воспитания мальчиков? Как мы можем защитить доверенных нам отроков от всех угроз юношества? Что позволит нам лучше всего подготовить сыновей к вступлению во взрослую жизнь? Со дня гибели брата моя психологическая практика успела пополниться тысячами примеров: я беседовал с мальчиками и юношами, работал с ними, изучал их проблемы. Юнцы со всего света делились со мной историями своих надежд и обид, успехов и потерь. По рассказам становилось ясно, что именно мальчики чувствуют по поводу выпавшей на их долю участи: как ограниченные возможности нередко противоречат их человеческой натуре; как они ощущают себя брошенными и одинокими или обнаруживают, что их не понимают или неверно оценивают.

Их убедительные истории в итоге привели к моему согласию с британским социологом Кэролайн Нью, предположившей, будто жизнь мальчиков и вправду основана на «систематическом притеснении» и не сами мальчики, а те, кто ответственен за создание и внедрение правил их воспитания, должны исправить все недочеты системы5. В конце концов и сами мальчики станут активно помогать нам: начав вести себя искренне и перестав скрывать громкое биение своего сердца за маской, которую они вынуждены носить. Однако, чтобы исправить ошибки воспитания, мы должны первым делом признать: эти ошибки существуют, и вместе разобраться в их причинах.

Это сложнее, чем кажется. Я ожидал, что программа «От лица мальчиков» будет принята хорошо и благодаря ей взрослые начнут чаще задумываться о нуждах мальчиков. Однако все усложнилось с самого начала. Представители школьного коллектива, привыкшие к традиционным методам воспитания, с презрением относились к любому упоминанию пола мальчиков; в то же время те из них, кто поддерживал феминизм, боялись, что это какой-то заговор и в конце концов всех мальчиков поведут в лес, дабы возвестить миру об их мужественности. Журналист из местной газеты, учуяв противоречие, высмеял наши начинания и озвучил внутренние опасения: «Мальчикам необязательно быть храбрыми. Им необязательно оставлять после себя потомство. Мальчикам следует больше походить на… ну, полагаю, на девочек».

Истина в том, что в жизни мальчика слишком рано появляются предрассудки и стереотипы, формируя и искажая представления даже самых заботливых взрослых. Проведя тщательное исследование четырех-пятилетних мальчиков, психолог из Стэнфордского университета Джуди Чу изучила, как родители и учителя определяют, «какими должны быть мальчики». Она заметила: некоторым мальчикам закаляли характер; им запрещали поступать определенным образом и требовали «излишнего соответствия» культурным нормам и давлению, которое оказывалось в рамках взаимоотношений. После двух лет пристальных наблюдений открытые и искренние мальчики стали сдержанными и напряженными. Джуди Чу пишет: «То, что нередко считают и называют естественным для мальчиков, на самом деле не заложено в них природой, а является результатом адаптации к культуре, требующей от мальчиков мужественности, решительности, конкурентоспособности – если они желают, чтобы их распознавали и принимали как „настоящих мальчиков“»6.

 

Судя по моему опыту, стереотипы о мужчинах встречаются повсеместно, мы следуем им невольно и они влияют на восприятие самого понятия «мальчик». Одна моя подруга, преподающая биологию в старшей школе, несколько лет назад вынашивала близнецов и говорила: «Я знаю, который из них мальчик». Я полюбопытствовал, как именно она это определила. На что получил объяснение: «Мальчик пинается». Ниобе Уэй, профессор Нью-Йоркского университета, в результате наблюдений за развитием юношей заключила: распространенные суждения о них почти никак не подкрепляются фактами и еще меньше – их истинными нуждами. Вопреки сложившемуся мнению, будто мальчики предпочитают независимость и не заинтересованы в тесных связях, дети, участвовавшие в исследованиях, признавались, что погибнут или сойдут с ума без своих друзей. Профессор обращает внимание на следующую закономерность: в основе нездоровых семейных отношений и образовательных практик, а также знакомых всем вызванных усталостью проблем (таких, как низкая успеваемость, стремление к уединению, зависимости и плохое поведение) лежат устоявшиеся культурные представления о мальчиках7.

Когда я только-только впервые стал отцом, в глаза начали бросаться, порой сбивая с толку, культурные предрассудки, о которых я почти не имел представления. Мы с семьей жили в одном из типичных для Филадельфии районов, где дома тянутся рядами. Отправившись в конец улицы, можно было наткнуться на небольшую спортивную площадку – там группы мальчишек ежедневно играли в лакросс или баскетбол. Мой сын обожал спорт и любил игры, однако он не был готов к тому, что произошло, когда его товарищи достигли подросткового возраста. Несмотря на годы совместных игр, веселья и беготни по округе, некоторые мальчишки выросли злыми и будто забыли о прежней дружбе. В конце концов они подбили всю группу ополчиться против моего сына, отказаться от общения с ним и изгнать его с территории площадки. Раз за разом он плелся домой, поджав хвост.

Поначалу я не позволял ему сидеть дома одному и смотреть телевизор или играть в видеоигры; вместо этого я сам играл с ним, пытаясь укрепить его уверенность в себе, дабы впоследствии он снова попробовал выбраться на площадку. Но одним воскресным утром, уже отдохнув после тяжелой рабочей недели и заметив, как мой сын вновь возвращается с игровой площадки расстроенный, я встал у входа в дом и сказал, что не пущу его. «Разберись с этим сам, – потребовал я. – Я буду стоять здесь хоть до скончания века, однако сдаться тебе не позволю». Он попытался пробиться в дом силой; его стыд и разочарование вскоре обратились в ярость и злобу. Он заорал, что не желает идти обратно на площадку, после чего окончательно размяк и принялся кричать и плакать, пытаясь пробраться внутрь. Я твердил: «Ты справишься. Не сдавайся». Из дома вышел сосед: ему, должно быть, показалось, я издеваюсь над ребенком.

Но желал ли я помочь сыну? Или всего лишь подчинялся стереотипу о том, что мальчики не должны смущаться драки? Разве мой урок не заключался в том, что мужчина всегда должен справляться с трудностями – и неважно, сильно ли он напуган или разбит? Пытаясь побороть ситуацию, как мне казалось угрожающую будущему моего сына в компании мальчишек, я, кроме того, боролся еще и с чем-то в глубине своей души. Насколько большой вклад в происходящее внес мой собственный страх: моего сына изгонят с площадки окончательно, оградив его от «мальчишеских» забав и вынудив его жить в более мирной обстановке?

Мне повезло. Я сумел определиться и найти ответы на эти вопросы. Вскоре после колледжа я начал практиковать консультации со сверстниками, и именно это стало знаковым поворотом судьбы, благодаря которому изменилась моя жизнь, а впоследствии – и определилась будущая карьера. Я научился слушать и в свою очередь высказываться – терпеливо, открыто, ничего не упуская. Я работал с обычными людьми, помогая им справляться с напряжением и предрассудками, мешающими нам полноценно жить. Именно так: клиенты избавлялись от устаревших представлений о взаимоотношениях и учились выстраивать связи по-своему. Мне то и дело приходилось выговариваться, распутывать хитросплетения чувств и проблем, избавляться от давно накопившегося напряжения, и в итоге я почти до совершенства отточил умение быть честным с тобой. Кроме того, постоянно слушая других, я в общем и целом стал более чутким. Шли годы, и, постоянно разбираясь в своих реакциях, ощущениях и мыслях, я сумел справиться с такими непростыми событиями, как смерть брата, а также со стороны взглянуть на наклонности, привитые мне уже в юные годы и ограничившие мое мировоззрение. Я даже начал понимать, в каких случаях учу сыновей важному скорее для меня, а не для них.

Анализируя случай, описанный выше, я осознал, что пытался схитрить и одновременно сделать две вещи: пожалеть сына, поскольку друзья отнеслись к нему нехорошо, и убедить его добиваться своего, невзирая на препятствия. Я желал преподать сыну важный урок, которого так недоставало мне самому в ранние годы: человек сам способен определять будущее, и неважно, насколько безнадежным или потерянным все кажется сейчас. Позже, когда мы уже успокоились и сидели рядом, я попытался передать сыну свою мысль – так, чтобы он выслушал меня, не испытывая при этом прежней досады, страха и грусти; тем не менее я наверняка пропустил в свои слова некую долю волнения. Мой сын и без того был крайне расстроен; если бы я дал волю эмоциям, это расстроило бы его еще сильнее.

Родители мальчиков нередко ощущают себя так, словно вот-вот сорвутся. Когда сыновья начинают вести себя определенным образом – не проявляют интереса к учебе, эгоистично ведут себя дома, не могут наладить общение со сверстниками, недружелюбно относятся к сестре или брату, не принимают активного участия в спортивных состязаниях, становятся встревоженными, или раздраженными, или стеснительными, – родители не выдерживают. Они вмешиваются в жизнь ребенка, снедаемые тревогой или раздражением. Они пытаются давать советы, и расстраиваются, и тревожатся лишь сильнее, если сыновья не понимают их.

К счастью, мы с сыном сумели преодолеть произошедшее у двери нашего дома, хотя впереди нас ожидали и иные испытания. Мой сын вырос чудесным, терпеливым преподавателем для мальчиков и любящим отцом для своего собственного сына. Я не уверен, понял ли он тогда то, что я желал ему объяснить. Но, как и любой мальчик, он прошел через множество, множество проверок на прочность, и ему определенно пришлось воспитать в себе отвагу. Наши отношения многое преодолели, и, уверен, он понимает: даже будучи неуклюжим в своих попытках, я все равно всегда готов помочь ему разобраться со сложными жизненными проблемами.

Наши мальчики

Я поставил вопрос перед группой родителей мальчиков-подростков: «Бывало ли так, чтобы кто-то – учитель, тренер или наставник – действительно помог вашему сыну?» У каждой матери и отца нашлись воодушевляющие примеры. Чем больше историй они рассказывали, тем теплее становилась атмосфера. Еще до этого мы все попросили в молитве, чтобы наши сыновья жили счастливо и благополучно, они пустили корни глубоко в землю и тянулись ввысь к мечтам. И не было большего блага для родителей, чем помощь со стороны!

Поразительно, насколько эмоционально родители описывали то, как кто-то помог их сыну. Кто-то из отцов рассказал о случае, когда его сын сначала попался на баловстве, а затем солгал учителю. Отец не оправдывал поступка ребенка; наоборот, ему не нравилась привычка врать и он считал ее пагубной. Мальчику не повезло: на следующий год у него начал вести математику тот самый педагог, которого он обманул. Однако преподаватель не стал основывать свою работу на негативном впечатлении, которое тот произвел в прошлом году; он вел себя с мальчиком так, будто последний всего лишь ошибся и теперь может начать все с нуля. Учитель с удовольствием дополнительно занимался с учеником и справлялся, насколько он уверен в своих силах. В конце учебного года успеваемость ребенка достигла невиданной прежде отметки, он стал намного увереннее чувствовать себя на уроках математики, а помогавший ему педагог вошел в число его любимых учителей.

Одна мама рассказала о том, как однажды ее сын заболел и нуждался в длительной госпитализации. И, пока ребенок находился в больнице, его учитель не только постоянно связывался с ним по поводу домашнего задания, помогая поспевать за программой, но даже пришел в больницу и принес письма от одноклассников. Мама призналась в своих чувствах к преподавателю: «И тогда я поняла: мой сын нужен не только родителям; есть и другие люди, которым не безразлична его судьба. Педагог потратил свое свободное время, чтобы посетить ученика и узнать о его самочувствии. Хотя это не входило в его обязанности. Я всегда считала своего сына изумительным, однако меня поразило то, что кто-то еще считает его особенным. Я до конца жизни буду благодарна этому учителю».

1. «Государство американского отрочества». – Прим. ред.

Ник Хорнби - Мой мальчик » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Ник Хорнби (р. 1958) — один из самых читаемых и обласканных критикой современных британских авторов. Сам Хорнби определяет свое творчество, как попытку заполнить пустоту, зияющую между популярным чтивом и литературой для высоколобых".Главный герой романа — обаятельный сибаритствующий холостяк, не привыкший переживать по пустякам. Шикарная квартира, модная машина… и никаких обязательств и проблем. Но неожиданная встреча с мальчиком Маркусом и настоящая любовь в корне меняют жизнь, казалось бы, неисправимого эгоиста.

Памяти Лиз Найтс

— Ну так что, вы, значит, расстались?

— Ты что, издеваешься?

Людям часто казалось, что Маркус издевается, когда он и не думал этого делать. Непонятно почему. На его взгляд, спросить, рассталась ли мама с Роджером, было абсолютно резонно: сначала они поругались, потом ушли на кухню, чтобы спокойно все обсудить, а через некоторое время вышли оттуда с серьезными лицами, и Роджер подошел к нему, пожал руку, пожелал удачи в новой школе и ушел.

— С какой стати мне над тобой издеваться?

— Тогда на что это было, по-твоему, похоже?

— Мне кажется, что вы расстались. Я просто хотел уточнить.

— Да, мы расстались.

— То есть он ушел?

— Да, Маркус, он ушел.

Казалось, он никогда не сможет к этому привыкнуть. Роджер ему вроде нравился, они втроем несколько раз куда-то ходили, а теперь, наверное, он его больше никогда не увидит. Маркусу было все равно, но, если подумать, ситуация складывалась какая-то странная. Однажды ему даже пришлось вместе с Роджером воспользоваться туалетом, когда оба они умирали от желания облегчиться после долгой поездки на машине. Казалось бы, если уж тебе довелось с кем-то вместе писать, то нужно с ним так или иначе поддерживать отношения.

— Что будем делать с его пиццей? — Прямо перед тем как поссориться, они заказали три пиццы, которые еще не доставили.

— Поделим, если захотим.

— Они же большие. Кстати, он, кажется, заказал с пеперони? — Маркус и его мама были вегетерианцами, Роджер — нет.

— Тогда выбросим, — сказала она.

— Или можно выковырять пеперони, все равно там в основном сыр и томатный соус.

— Маркус, проблема пиццы меня сейчас не очень волнует.

— Ясно. Извини. А почему вы расстались?

— Ну… то-се. Не знаю, как объяснить.

Маркуса не удивило, что она не может объяснить только что случившееся. Он слышал практически весь разговор, но не понял ни слова. Видно, упустил что-то важное. Когда Маркус ссорился с мамой, можно было уловить суть: слишком много, слишком дорого, слишком поздно, еще маленький, плохо для зубов, смотри другой канал, делай домашнее задание, ешь фрукты… Но когда мама ссорилась со своими ухажерами, можно было слушать часами и не уловить смысла, сути — про фрукты и домашнее задание. Можно было подумать, что им дали задание поругаться и они лепят первое, что приходит на ум.

— У него что, была другая?

— Нет.

— Ты завела себе другого?

Она засмеялась.

— И кого же? Того парня, что принимал у меня заказ на пиццу? Нет, Маркус, никого я не завела. Это не так-то просто, когда тебе тридцать восемь и ты — работающая мать-одиночка. На это не хватает времени. Ха! Да ни на что времени не хватает. А почему ты спросил? Тебя это беспокоит?

— Не знаю.

Он и вправду не знал. Маме было грустно, это он видел — она много плакала, больше чем до того, как они переехали в Лондон, но он никак не мог понять, имеет ли это какое-то отношение к ухажерам. Он даже надеялся, что имеет, потому что в таком случае, в конце концов все должно благополучно разрешиться. Она встретит кого-нибудь, кто сделает ее счастливой. Почему бы и нет? Он считал, что его мама симпатичная, милая, иногда смешная, и вокруг нее должна быть куча парней типа Роджера. Но если ухажеры тут ни при чем, то дело явно серьезное.

— Ты не против того, что я встречаюсь с мужчинами?

— Нет. Разве что с Эндрю.

— Да, я знаю, Эндрю тебе не нравился. Ну, а в принципе?

— Нет. Конечно, нет.

— Ты у меня вообще молодец. Особенно если учесть, что у тебя теперь совсем другая жизнь.

Ему было ясно, что она имеет в виду. Прошлая жизнь закончилась четыре года назад, когда ему было восемь и его родители разошлись; та была — нормальная, скучная, со школой и каникулами, с домашними заданиями и поездками к бабушкам и дедушкам на выходные. Новая оказалась запутанней, в ней было больше людей и мест: друзья мамы и подружки папы, квартиры и дома, Кембридж и Лондон. Просто не верилось, что перемен может быть так много — и все из-за того, что двое людей расстались, но он из-за этого не переживал. Иногда ему даже казалось, что новая жизнь нравится ему больше старой. В ней много всего происходит, а это, пожалуй, хорошо.

Кроме истории с Роджером, в Лондоне практически еще ничего не случилось. Они приехали всего пару недель назад — переезд состоялся в первый день каникул, и пока жизнь была скучновата. Они дважды сходили с мамой в кино, на "Один дома-2", который явно уступал первой части "Один дома", и на "Дорогая, я увеличил детей", который тоже уступал фильму "Дорогая, я уменьшил детей", и мама сказала, что современное кино — слишком коммерческое и что, когда она была маленькой… ну, а дальше он забыл. Еще они съездили посмотреть его новую школу, — огромную и ужасную; побродили по своему новому району под названием Холлоуэй, в котором были хорошие места и плохие места, много разговаривали о Лондоне, и о тех изменениях, что происходили в их жизни, и о том, что все они, видимо, к лучшему. На самом же деле они только и делали, что ждали, когда начнется их лондонская жизнь.

Принесли пиццу, и они съели ее прямо из коробок.

— А здесь пицца лучше, чем в Кембридже, правда? — весело спросил Маркус, и это было вранье: пицца была из такого же ресторана, но поскольку в Кембридже ее не нужно было так долго везти, там она не раскисала. Просто он подумал, что нужно сказать что-нибудь оптимистичное.

— Телик включим?

— Если хочешь.

Он нашел пульт между подушками дивана и посмотрел программу. Ему не хотелось смотреть сериалы, потому что там куча проблем и мама вдруг вспомнит о собственных проблемах. Поэтому они посмотрели передачу о животных, в которой рассказывалось о таких рыбах, которые живут на самом дне, в пещерах, ничего не видят и не представляют ни для кого интереса; он решил, что у мамы это не должно вызвать никаких ассоциаций.

Насколько крут Уилл Фриман? А вот насколько: за последние три месяца он переспал с женщиной, которую не очень хорошо знал (пять баллов). Он потратил больше трехсот фунтов на пиджак (пять баллов). Он потратил больше двадцати фунтов на стрижку (пять баллов). (А как можно потратить меньше двадцати фунтов на стрижку в 1993 году?) У него было больше пяти хип-хоповских альбомов (пять баллов). Он употреблял экстэзи (пять баллов), и не просто у себя дома в рамках социокультурного эксперимента, а в ночном клубе (пять дополнительных баллов). На следующих выборах он намеревался голосовать за лейбористов (пять баллов). Он получал больше сорока тысяч фунтов в год (пять баллов), при этом не слишком себя утруждая (пять баллов, и еще он накинул себе пять дополнительных баллов за то, что при этом ему вообще не приходилось работать). Ему доводилось есть в ресторане, где подают поленту с тертым пармезаном (пять баллов). Он никогда не пользовался ароматизированными презервативами (пять баллов) и продал все свои альбомы Брюса Спрингстина[1] (пять баллов). В свое время отрастил козлиную бородку (пять баллов) и уже успел ее сбрить (пять баллов). Плохо было только то, что ему никогда не приходилось заниматься сексом с кем-нибудь, чье фото появлялось на страницах газеты или журнала (минус два балла), и, если быть честным (а Уилл полагал, что врать о себе в анкетах нехорошо), он до сих пор думал, что наличие спортивного автомобиля производит впечатление на женщин. Даже при таких раскладах он набрал… шестьдесят шесть баллов! Если верить анкете, он был неимоверно крут! Как отвесные скалы! Как Эверест! Смотри, шею не сверни!

Уилл не знал, насколько серьезно следует относиться ко всяким анкетам, но не мог позволить себе размышлять на эту тему, ведь то, что журнал для мужчин признал его крутым парнем, было для него огромной победой, а такими моментами стоит дорожить. Как отвесные скалы! Да, круче вряд ли что бывает! Он закрыл журнал и положил его в стопку таких же — которую держал в туалете. Все журналы он, конечно, не хранил, потому что покупал их слишком много, но этот он точно выбросит нескоро.

Иногда Уилла интересовал вопрос — не часто, потому что на исторические размышления его тянуло довольно редко, — как такие, как он, могли бы выжить шестьдесят лет назад. ("Такие, как он", были, по его разумению, особой группой; правда, шестьдесят лет назад таких, как он, быть не могло, потому что тогда ни у кого не могло быть отца, который бы заработал состояние подобным образом. Так что, размышляя о таких, как он, Уилл имел в виду не кого-нибудь точно такого, как он сам, а просто людей, которые целыми днями ничего не делали, да и не стремились к этому.) Шестьдесят лет назад ничего, что ныне помогало Уиллу скоротать день, просто не существовало: не было ни дневных телешоу, ни видеофильмов, ни глянцевых журналов, и, как следствие, не было никаких анкет. И хоть музыкальные магазины, очевидно, существовали, ту музыку, что он теперь слушал, тогда еще не изобрели. (Сейчас он слушал "Нирвану" и "Снуп Догги Догг", и даже теперь, в 1993 году, сложно было найти нечто похожее на них по звучанию.) Значит, таким, как он, в те времена оставались только книги. Книги! Ему точно пришлось бы найти работу, иначе он бы просто свихнулся.

Отзывы о книге Мальчик А

Первая страница книги очень важна для читателя. С первых строк он обращает внимание на слог автора, на подачу текста, на стилистику. И он понимает, что скорее всего эта книга будет читаться быстро/сложно/увлекательно/… и так далее.
Но иногда попадаются книги, что читатель не успевает все это проанализировать: открыл, моргнул, а уже полкниги прочитано.

Вот роман «Мальчик А» (Boy A) британского писателя Джонатана Тригелла именно такой. Я настолько погрузилась в него, что мой мозг просто ничего не замечал. Здесь так все идеально сочетается, что я воспринимала книгу в целом, не разбивая ее на конкретные параметры (слог, стиль, подача, герои, сюжет и т.п.). И только после прочтения я задумалась о вот этих самых составляющих, а это означает, что книга хороша!

К сожалению, никак нельзя написать отзыв на эту книгу без спойлеров. Но как по мне, то здесь главное не сюжетная линия, а именно вопросы, которые у нас появляются во время ее чтения.

Главный герой Джек, ему 24 года, он только что вышел из тюрьмы, в которой просидел почти 15 (!!!) лет. Из-за совершенного им в детстве преступления его ненавидит вся Англия. Ему дают новое имя, новую биографию и … шанс на новую жизнь. Но так ли это легко и просто? Он ничего не знает о современной жизни, он ничего не знает об обычной жизни обычного 24-летнего парня: как знакомится с людьми, как вести себя в компании, как вести себя с девушкой или как ходить в клубы. Раньше у него была цель выжить в тюрьме, сейчас — выжить на воле, для этого ему нужно слиться с толпой и не выделяться, так как журналисты пытаются выяснить где он. Все что он хочет — спокойную жизнь, но возможно ли это? Заслужил ли он ее?

Сюжет книги основан на реальных событиях: в 1993 году в Англии двое 10-летних мальчика убили 2-летнего ребенка (детальнее можно почитать на Википедии Убийство Джеймса Балджера).

убийцы получили максимальный для их возраста срок — 10 лет. В 2000 г. судебные органы пересмотрели приговор в сторону смягчения, и в июне 2001 г. они были выпущены на свободу и получили документы на новые имена. Их нынешнее местонахождение власти держат в тайне.

И именно поэтому я не могу оценивать эту книгу как обычный триллер. Да, я понимаю, что все это выдумка, но автор настолько реалистично и психологично подал историю, что я прониклась переживаниями главного героя и поверила в их настоящие существование.

Джонатан Тригелл пишет это простым, но каким-то затягивающим слогом. Здесь нет визуальных приемов, описаний природы или душещипательных «душекопаний» героя. Наоборот, так сказать, взгляд со стороны, хотя автор явно симпатизирует герою.

Во время чтения «Мальчик А» в голове возникали десятки вопросов, к сожалению, на которые нет правильного ответа. Стоит ли давать убийцам второй шанс? Нужно ли выпускать их на свободу? Кто в праве выносить эти приговоры? Как себя вести, если твой знакомый бывший убийца (убийца может быть бывшим?!?) ? И самое главное, как бы повела себя я, если бы узнала, что мой сосед сидел за убийство ребенка?

Именно благодаря таким книгам, ты понимаешь, что жизнь не делиться на черное и белое.

Как раз в такие мгновения меняется наш взгляд на мир: когда получается заглянуть в душу другому. Всего лишь на долю секунды. Но этой доли секунды вполне достаточно.

Роман напомнил мне книгу «Таинственная история Билли Миллигана» Дэниела Киза. Она поднимает во многом те же самые вопросы: поведение журналистов и их влияние на жизнь людей. На что они пойдут ради рейтингов, имеют ли они право «травить» кого-то, подогревать ненависть в читателях и накалять ситуацию, о которых они ничего не знают.

Итог: роман «Мальчик А» читается быстро, не смотря на то, что она морально тяжелая. Отличная книга, советую ее всем!

Читать книгу Классная энциклопедия для мальчиков. Отличные советы, как быть лучшим во всем! Елены Вечериной : онлайн чтение

Елена Юрьевна Вечерина
Классная энциклопедия для мальчиков Отличные советы, как быть лучшим во всём!

Введение

«Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши мальчишки?» – поется в известной детской песенке. Ответы, которые даются в ней, конечно, остроумные и забавные, но не слишком-то полезные. А ведь вопрос о том, что значит «быть мальчиком» очень сложен и серьезен. Чтобы в будущем стать настоящим мужчиной, мало просто родиться мальчиком. Ведь мужчину определяет его поведение, характер, жизненные установки.

Подростковый возраст – важнейший этап формирования личности, преддверие взрослой жизни. Считается, что именно в этот период человек становится таким, каким он будет на протяжении всего своего жизненного пути.

В голове мальчика-подростка роятся тысячи вопросов, многие из которых он никогда не решиться задать родителям. Искать помощи у друзей тоже нет особого смысла, ведь их жизненный опыт тоже еще небогат. Едва ли из них выйдут хорошие советчики. В распоряжении современного подростка, конечно, есть Интернет. Но Всемирная паутина – это хранилище огромного количества информации из всевозможных источников. Разобраться в таком количестве подчас противоречивых сведении нелегко даже взрослому человеку. Что уж говорить о подростке.

И тут на помощь приходит старая добрая книга. «Энциклопедия для мальчиков» – это друг и советчик подростка, будущего мужчины. В ней рассмотрены важнейшие вопросы, которые интересуют мальчиков в возрасте от 10 до 14 лет. Спектр этих вопросов широк: от физической культуры и кулинарии до межличностных отношений. «Энциклопедия» расскажет своим читателям, чем мальчики отличаются от девочек, причем не только физически, но и психологически. Она поможет найти общий язык со сверстниками и даст ценные советы, как понравиться девушке. Не останутся в стороне и чисто бытовые вопросы: как избавиться от прыщей, как поддерживать хорошую физическую форму, как приготовить еду, разжечь костер, поймать рыбу.

И главное, она научит мальчика во всем и всегда быть настоящим мужчиной.

Чем девочки отличаются от мальчиков

Пол человека определяется сразу после рождения – по строению наружных половых органов, т. е. первичных половых признаков. Таким образом можно различить девочку и мальчика. В раннем детстве девочки и мальчики практически одинаковы. Они похожи внешне, за исключением наружных половых органов, развиваются практически одинаковыми темпами, их голоса мало различимы. Затем в дошкольном возрасте появляются первые отличия между мальчиками и девочками в предпочтении игр, периодах наиболее выраженного роста. С 10 лет различия между мальчиками и девочками становятся все более заметны. Они наблюдаются не только во внешнем виде, но и в особенностях психики, т. е. в мышлении.

Особенности физического развития

К 10 годам в организме мальчиков и девочек происходит значительное изменение нервной системы и желез, вырабатывающих гормоны, в том числе половых. Происходящие в организме перемены способствуют ускорению физического развития и половому созреванию. Все это происходит под влиянием гипофиза, являющегося главной железой, отвечающей за выработку гормонов в организме. Гипофиз выделяет гормон роста, который способствует росту тела, и гормоны, стимулирующие деятельность щитовидной, паращитовидных, половых желез и надпочечников.

В подростковом возрасте усиливается активность всех желез в организме, не только вырабатывающих гормоны, но и сальных, потовых.

Половые гормоны вырабатываются в организме мальчиков и девочек не только половыми железами, но надпочечниками. Поэтому нормальное функционирование всей эндокринной системы очень важно для здоровья и гармоничного физического и психического развития подростков.

В детском возрасте в организме мальчиков и девочек вырабатывается почти одинаковое количество мужских и женских половых гормонов. С начала полового созревания все изменяется. Половое созревание начинается у девочек немного раньше, чем у мальчиков – в 10–12 лет. У мальчиков этот период наступает в 12–14 лет. Именно с этим связан тот факт, что в 10–12 лет девочки крупнее и выше мальчиков. Но потом у девочек физический рост замедляется и раньше останавливается. В 15–16 лет мальчики, как правило, уже обгоняют по физическому развитию своих сверстниц. Остановка роста у девочек происходит в 16–17 лет. Мальчики могут расти до 20–21 года. Масса тела соотносится у мальчиков и девочек так же, как и рост. Она то интенсивно нарастает, то ее прирост замедляется.

Кроме массы тела и роста, важными показателями физического развития являются окружность грудной клетки, осанка, выраженность развития мышц, толщина подкожно-жирового слоя. Все эти параметры специалисты (врачи подросткового кабинета) могут оценить и измерить. Окружность грудной клетки измеряется в сантиметрах при помощи специальной ленты. Мышечную силу определяют с помощью динамометра. Прибор сжимают кистью до упора, а затем по шкале смотрят показатели. В 10 лет мальчики имеют показатели динамометра 16 кг, а в 15 лет он увеличивается до 35 кг. У девочек рост силы мышц менее выражен. Показатели с 12,5 кг в 10 лет изменяются до 28 кг в 15 лет. Чем выраженнее становятся различия между мальчиками и девочками, тем больше мышечной силы появляется у первых.

Для подростков обоего пола характерна некоторая неуклюжесть, угловатость, порывистость движений. Это связано с тем, что происходит быстрый рост костей, а мышцы не успевают за ними. Вернее, природа устроила все так, что организм растет не как воздушный шар, а постепенно.

В то время, когда интенсивнее растет скелет, более медленно растут мышцы – это период вытягивания. Когда скелет замедляет рост, то начинают интенсивно расти мышцы и внутренние органы. Организм при правильном функционировании сам знает, куда направлять основные ресурсы и на чем делать акцент в росте. К 13–14 годам у девочек появляется большая плавность и координированность в движениях. У мальчиков это происходит чуть позже. Но в этом возрасте организм уже становится более ловким, выносливым, сильным.

Подкожно-жировой слой оценивают по толщине складки мягких тканей, которую собирают на животе. Для оценки работы легких определяют их жизненную емкость. Для этого измеряют объем воздуха при максимальном выдохе, сделанном после максимального вдоха. Разумеется, она больше у тех, кто крупнее и сильнее. В начале периода полового созревания показатели могут быть больше у девочек. По мере взросления мальчиков, их грудная клетка становится все более крупной, жизненная емкость легких тоже увеличивается. Активная работа легких и крепкие мышцы делают мальчиков сильными и ловкими.

В период полового созревания интенсивно растут внутренние органы, но сердечно-сосудистая система не успевает перестроиться за быстро растущими скелетом и мышцами. Поэтому подростки часто страдают нейроциркуляторной дистонией (изменениями уровня артериального давления, частоты пульса и даже обмороками). В период с 10 до 16 лет масса сердца увеличивается в 2 раза, а объем выбрасываемой им крови – в 2,4 раза. Миокард (сердечная мышца) становится более толстым и сильным. Он способен перекачивать большее количество крови, чем раньше. В период с 9 до 17 лет объем крови, который выбрасывает левый желудочек за одно сокращение, увеличивается у мальчиков с 37 до 70 мл, а у девочек – с 35 до 60 мл. Изменяется частота сердечных сокращений, а следовательно, и частота пульса. В 15 лет частота пульса у мальчиков соответствует 70 ударам в минуту, а у девочек – 72 ударам в минуту. В 18 лет эти показатели уменьшаются до 62 и 70 ударов в минуту соответственно.

Нестабильность работы сердца в период полового созревания, который как раз бурно протекает с 10 до 14 лет, – это не повод избегать уроков физкультуры и полностью отказаться от активной физической нагрузки. Возможно, понадобится щадящий режим физической активности и некоторые ограничения в спортивных занятиях. В целом, физкультура способствует сбалансированности организма и его гармоничному развитию. В период повышенной неуклюжести и нескоординированности движений не стоит стесняться своего тела. Эти же проблемы возникают почти у всех сверстников и скоро проходят. Физическая активность поможет сделать движения ловкими, плавными, четкими.

С начала периода полового созревания у мальчиков и девочек появляются вторичные половые признаки. При своевременном появлении они свидетельствуют о правильном развитии организма и вносят еще больше различий между мальчиками и девочками.

У мальчиков в период полового созревания происходят поллюции – ночные, происходящие во время сна семяизвержения. Это связано с повышенной возбудимостью на фоне изменения гормонального фона организма.

По мере полового созревания у девочек становятся округлыми ягодицы, таз увеличивается в ширину, увеличиваются соски (9—10 лет) и молочные железы (10–11 лет), появляется оволосение на лобке (10–11 лет) и в подмышечных впадинах (13–14 лет). Происходят и значительные изменения в жизни девочек с появлением менструаций (12–14 лет). Менструации у девочек происходят под влиянием циклической выработки в организме половых гормонов в яичниках и в гипофизе. Сначала они нерегулярные, затем в течение 1—2-х лет менструальный цикл устанавливается, его продолжительность становится постоянной – 28 дней (26–30 дней). С момента появления первых менструаций девочка может забеременеть после полового акта, даже если менструальный цикл еще не регулярный.

Половое созревание у мальчиков начинается с увеличения половых органов (10–11 лет), появления волос на лобке сначала по горизонтальной линии (12–13 лет), затем в подмышечных впадинах (14–15 лет). Далее у них меняется голос – становится более низким (14–15 лет). Затем усиливается рост волос на теле и лице, а на лобке оволосение приобретает мужской тип – идет по вертикальной линии (16–17 лет). Завершается половое созревание у представителей обоих полов остановкой скелетного роста.

К завершению периода полового созревания разница у юношей и девушек в росте составляет 10–12 см, а в массе тела – 8—14 кг. Это, конечно, среднестатистические показатели.

В некоторых случаях происходят небольшие отклонения в половом развитии мальчиков и девочек от среднестатистических показателей. Это может быть связано не только с заболеваниями, но и индивидуальными особенностями организма, наследственностью. В этих случаях половое развитие начинается немного раньше или позже. Через 1–2 года оно у таких мальчиков и девочек может уже соответствовать сверстникам и ничего особенного здесь нет. Если у девочек до 14–15 лет не наступили менструации, то это повод обратиться к врачу.

Современные подростки подвержены акселерации – они более высокие и крупные по сравнению с ровесниками позапрошлого века. Они многое знают в наш информационный век.

Однако природа устроила так, что психическое созревание и мальчиков, и девочек отстает от их физического созревания. Это означает, что с началом полового созревания как те, так и другие могут зачать ребенка. Но организм девочки еще не готов к полноценным вынашиванию ребенка и родам. Подростки по существу еще дети. Они не могут полностью взять на себя ответственность по воспитанию ребенка, его материальному обеспечению. У них для этого мало жизненного опыта, недостаточно сформировавшаяся психика. Поэтому рождение ребенка и для девочки, и для мальчика является очень большим стрессом. К тому же неподготовленность организма девочки-матери и ее состояние стресса во время беременности и после родов негативно отражаются на здоровье ребенка. Из этого становится понятно, что физическое и половое созревание – не повод для начала зрелой сексуальной жизни и создания семьи.

Всему свое время. Секс должен основываться на чувстве любви, которая зреет постепенно, а семьи создают на основе проверенных чувств и понимания того, что партнер подходит для этого по многим пара метрам.

Особенности мышления

Между мальчиками и девочками имеются не только физические и половые, но и психические различия. Они отчетливо проявляются уже в дошкольном возрасте. Затем с началом учебы в школе становятся еще более выраженными. Особенности мышления обусловлены генетически и связаны с работой центральной нервной системы, в частности головного мозга.

С рождения у детей начинают быстро развиваться органы чувств. Сначала ребенок реагирует на голос, затем приобретает способность распознавать лица людей и узнавать близких. Родители любят и девочек, и мальчиков, но интуитивно начинают к ним по-разному относиться почти с первых дней жизни. Это связано с тем, что они мысленно соотносят ребенка с представителем определенного пола – будущими мужчиной или женщиной. Родители, любя своих детей разного пола, неодинаково выражают свое отношение к ним голосом и жестами. Такое отличие в отношении и общении помогает мальчикам и девочкам развиваться, усваивать поведение, присущее своему полу, данному от природы.

Можно заметить, что мальчики с первых месяцев жизни проявляют большую активность, чем девочки, что также вызывает у родителей разную, но обоснованную ответную реакцию.

Последовательность и порядок созревания психических функций у девочек и мальчиков различны. Как известно, головной мозг человека делится на правое и левое полушарие. У мальчиков более медленно созревает левое полушарие, а у девочек – правое. Девочки раньше начинают говорить, что отражается на их дальнейшем психическом развитии. Мальчики развиваются в психическом отношении иначе. В последующем это отражается на формировании мышления мальчиков и девочек. Поэтому различия в воспитании мальчиков и девочек должны обязательно быть, и родители интуитивно чувствуют это с первых дней жизни ребенка, помогая ему развиваться соответственно своему полу.

Например, наукой доказано, что девочки и мальчики по-разному слышат. Девочки лучше воспринимают высокочастотные звуки. Поэтому во взрослом состоянии, будучи мамами, они всегда просыпаются, если заплачет их ребенок. А мужчина в это время будет спокойно спать и не среагирует на плач. Мальчики лучше ориентируются в пространстве и понимают, откуда идет звук. Вероятно, это сформировалось у них давным-давно, когда все мужчины занимались охотой, чтобы добыть пищу, и отложилось на генетическом уровне.

Обычно если плачет девочка, то ее жалеют, гладят по голове. Если плачут мальчики, то их просят успокоиться, проявить мужскую сдержанность. Все это результат воспитания. В итоге девочки становятся более эмоциональными, а мальчики – сдержанными.

У девочек очень хорошее периферическое зрение. С детства они могут видеть вокруг себя пространство под углом 45° (вверх, вниз, влево, вправо). Мальчики же хорошо видят преимущественно только то, что находится впереди. У девочек наблюдается сходство периферического зрения с животными.

Исторически сложились отличия между мальчиками и девочками и в речи. У девочек она контролируется обоими полушариями головного мозга, поэтому более развита. У мальчиков за речь отвечает одно полушарие, они не отличаются болтливостью и склонны к молчанию. Такое поведение помогает на охоте. Все уходит корнями к далеким предкам – первобытным людям.

В природе все устроено целесообразно, в том числе этим объясняются психические особенности между мальчиками и девочками. С ними у представителей разного пола связаны и увлечения, и трудовая деятельность которые выбирает каждый из них.

В 2–3 года дети начинают осознавать свою половую принадлежность и выбирать соответствующие игрушки и игры. Таким образом они готовят себя к будущей взрослой жизни.

Интеллектуальные различия и особенности мышления приводят к тому, что в младших классах лучше учатся девочки, а в средних показатели успеваемости между учениками выравниваются. В старших классах успеваемость среди мальчиков превосходит показатели успеваемости девочек.

В бытовой и повседневной деятельности между мальчиками и девочками тоже подмечены различия.

✓ Девочки сначала надевают юбки или брюки, а потом верхнюю часть, а мальчики наоборот.

✓ Мальчики часто снимают майки, подхватив их со спины двумя руками и перетягивая через голову. Девочки захватывают блузку скрещенными руками с боков и затем снимают через голову.

✓ При зевании мальчики обычно прикрывают рот кулаком. Девочки в этом случае используют ладонь.

✓ У мальчиков менее гибкая шея. На зов они поворачиваются часто всей верхней частью тела. Девочки в этом случае поворачивают только голову.

✓ У мальчиков брюшное дыхание, а у девочек грудное.

✓ Поднимаясь или спускаясь с горы, мальчики идут широким шагом. Девочки при этом чаще всего передвигаются боком.

✓ Чтобы посмотреть на свои пятки, девочки поворачиваются за спину. Мальчики поступают проще – они поднимают ногу, согнутую в колене, и смотрят на пятку.

✓ Пояс на одежде мальчики завязывают ниже талии (ниже пупка), а девочки строго по талии или чуть выше.

✓ При громком шуме мальчики закрывают уши ладонями, девочки в этом случае затыкают уши пальцами.

✓ Удобно располагаясь в кресле, мальчики широко расставляют ноги или кладут одну лодыжку на колено другой ноги. Девочки садятся немного боком или поджимают одну ногу под себя.

✓ Задумавшись, мальчики могут слегка почесать шею или подбородок. Девочки часто во время раздумий наматывают прядь волос на палец.

✓ Обычно желая поправить прическу, мальчики проводят ладонью по голове ото лба к затылку. Девочки начинают отводить боковую прядь за ухо или взбивать волосы.

✓ Во время чистки зубов мальчики широко расставляют ноги и опираются ладонью о край раковины. Девочки – упираются ладонью в бок на уровне талии.

✓ Девочки чаще спят на боку, а мальчики на спине, с широко раскинутыми ногами.

✓ Если мальчик хочет понравиться девочке, то он стремится казаться более умным. Девочки в это случае ведут себя наоборот, вдобавок стараются показать беспомощность.

✓ Мальчики предпочитают удобную одежду. Девочки ради красоты могут надеть что-либо неудобное.

✓ Мальчики всегда думают молча, в то время как девочки могут рассуждать сами с собой.

✓ Делясь секретом, мальчики понижают голос и немного наклоняются к уху собеседника. Девочки при этом будут прикрывать свой рот и ухо собеседника ладонью.

Кодекс современного мужчины

Рыцарь без страха и упрека, отважный воин, истинный джентльмен. Образ «настоящего мужчины» формировался в течение многих веков. Бывало, что требования, которые предъявлялись представителям сильного пола, с течением времени менялись на противоположные. Давайте поговорим о кодексе современного мужчины.

Кодекс – это свод правил и норм поведения, который складывался в течение долгого времени под влиянием исторических, социальных и культурных традиций общества. Нарушение кодекса вызывает общественное неодобрение, а соблюдение норм поощряется.

Возникает вопрос: зачем следовать каким-то правилам, неизвестно кем придуманным? Неужели только ради всеобщего одобрения? Но вы ведь наверняка уже сталкивались с такой проблемой: то, что вызывает одобрение большинства, далеко не всегда оказывается правильным. Разве хорошо жить, руководствуясь мнением других? И как же быть с вашей собственной индивидуальностью, вашими убеждениями?

Конечно, далеко не каждому «кодексу» нужно слепо следовать, а среди правил встречаются как разумные, так и совершенно нелепые. Поэтому очень важно найти «золотую середину». Это первый урок, который должен усвоить настоящий мужчина: самостоятельно принимать решения и при этом учитывать чужое мнение.

Второе правило напрямую вытекает из первого. Мужчина должен отвечать за свои слова и поступки. Каждое ваше слово, каждое ваше действие влечет за собой определенные последствия. Вы должны уметь предугадать их, прежде чем что-то сказать или сделать. Просчитайте в уме, что будет, если вы сделаете то-то и то-то. Сравните положительные и отрицательные последствия: каких больше, какие из них весомей, серьезней. Подумайте, готовы ли вы взять ответственность за каждое из возможных последствий? Если да, действуйте. Нет – ищите другие варианты. Вам кажется забавным бросить камнем в кота? Ваши друзья наверняка будут восхищены вашей меткостью, а кот очень смешно закричит. Но подумайте: кот – это живое существо, такое же, как вы. Что вы почувствуете, если кто-то бросит камнем в вас или в вашу маму?

Будьте честны с самим собой. Только так вы сможете взглянуть в лицо опасности и противостоять жизненным невзгодам. Ложь, пусть даже и приятная, не приносит ничего хорошего.

А может, у вас дома живет кот, собака или другое животное? Что, если кто-то так же швырнет камнем в вашего питомца? Не исключено, что вы покалечите кота и даже убьете. Вы готовы взять на себя ответственность за его смерть? И не нужно убеждать себя, что плохое может случиться с кем угодно, только не с вами. Это очень опасное детское заблуждение.

Поверьте, есть масса способов продемонстрировать друзьям вашу меткость и при этом никому и ничему не навредить. Если вы достаточно умный и взрослый, вы обязательно отыщете такой способ.

Сделать правильный выбор нелегко. С опытом ошибок становится меньше, но они все равно случаются. Кроме того, иногда то, что кажется нам правильным, позже оказывается ошибочным.

Поэтому настоящий мужчина должен уметь признавать свои ошибки и пытаться их исправить. Вторая часть правила особенно важна. Недостаточно просто сказать: «да, я ошибся». Гордиться тут нечем. Признав свою ошибку, вы обязаны предпринять все, чтобы исправить ее последствия. Исправить ошибку возможно далеко не всегда. В этом случае ее надо воспринять как полезный опыт: понять, в чем причина ошибки, сделать выводы и постараться больше не допускать таких ошибок.

Никогда не осуждайте других. Если вы уже начали осваивать три предыдущих правила, то понимаете, как сложно во всем вести себя правильно и не совершать ошибок.

Не пасуйте перед трудностями. Не падайте духом, если случилась беда. В жизни масса трудностей. Перечислить их невозможно. Тем более нельзя предугадать, с какими проблемами столкнетесь именно вы. Но в любом случае помните: вы в силах преодолеть любые трудности. Выход не всегда очевиден. Порой требуется много времени, чтобы его найти. Если вам кажется, что все кончено, сделайте паузу. Просто переждите немного, и вскоре решение придет к вам. Но ни в коем случае не убегайте и не сдавайтесь. Найдите в своем окружении того, кто слабее вас, того, кому хуже вас, и помогите ему. Может, это ваша мама, брат, друг, одноклассник, ваша девушка. Может, это ваша собака, может, растение, о котором вы заботитесь. Вы мужчина. Вы не имеете права бросать тех, кто нуждается в вас.

Не стесняйтесь обратиться за помощью. Мужчина должен быть сильным, но он не обязан переживать все трудности в одиночку. Вы ведь умеете признавать свои ошибки. Умейте и признать, что вы не идеальны. Часто даже взрослые мужчины пытаются разобраться с трудностями самостоятельно, чтобы «не втягивать в это других». На самом деле причина такого поведения вовсе не их сила, а как раз наоборот – слабость, страх. Чтобы поделиться своими проблемами с другими людьми, требуется гораздо больше мужества, чем для того, чтобы молчать.

Цените дружбу. Не предавайте друзей. Не обижайте друзей. Например, если на празднике вы случайно сфотографировали друга в нелепом положении, не показывайте этот снимок другим, не выкладывайте его в Интернет. Записи в блоке о личной жизни вашего друга, о его секретах, неприятностях тоже недопустимы.

Не обижайте тех, кто слабее вас. Во-первых, это подло, а во-вторых, бессмысленно. Что вы докажете, обидев слабого? То, что он слабее вас? Тогда зачем вы к нему лезете? Значит, вы не уверены в себе, а это уже проявление вашей собственной слабости. И наоборот, защищая слабых перед теми, кто их обижает, вы демонстрируете собственную силу.

При любых обстоятельствах будьте вежливы, внимательны к окружающим, соблюдайте элементарные правила этикета. Такое вот длинное правило. Оно подразумевает массу маленьких правил, которые должен соблюдать настоящий мужчина.

Здоровайтесь при встрече и прощайтесь при расставании, причем не только с теми людьми, с которыми вы знакомы, но и с теми, кого вы часто встречаете по пути (с продавцами, соседями, постоянными попутчиками и т. п.). С девушками и людьми, старшими по возрасту, здоровайтесь первым.

Не грубите.

В транспорте уступайте место девушкам и людям, старшим по возрасту.

Пропускайте женщин вперед.

При необходимости переведите пожилого человека через дорогу, помогите подняться или спуститься по лестнице, выйти из общественного транспорта.

Если видите, что человек несет тяжелые сумки, предложите свою помощь.

Придерживайте двери перед другими людьми. На улице и особенно в общественных местах не включайте громко музыку. Громко разговаривать и смеяться тоже неприлично. Поверьте, окружающие вовсе не обязаны разделять ваши музыкальные предпочтения, знать все подробности ваших разговоров и веселиться вместе с вами. В вашей жизни тоже может случиться ситуация, когда вам очень будет нужна тишина, а рядом с вами кто-то станет смеяться во все горло, кричать в телефонную трубку или слушать музыку через динамик.

Если вы находитесь в общественном месте и вам позвонили, найдите уединенное место. Если это невозможно, попросите перезвонить вам позже или предложите перезвонить сами.

Многие из этих маленьких правил вежливости очень хочется нарушить. О существовании других хочется забыть. Некоторые считают, что правила этикета соблюдают только «ботаны» и «маменькины сынки». «Крутой мужик» делает то, что хочет. Рассуждения абсолютно детские. Обратите внимание, кто из вашего окружения так говорит, и будьте уверены: эти люди не имеют ничего общего с понятием «настоящий мужчина». Можете взять их в качестве примера того, как не надо поступать.

Соблюдение правил вежливости – это признак взрослого поведения. Мужчина должен проявлять ответственность перед другими и перед самим собой.

Парни, которые плюют на окружающих, со стороны могут казаться «крутыми». На самом деле они похожи на гнилые помидоры: внешне крепкие, аккуратные, красивые, а внутри наполнены мерзкой вонючей жижей. Хотите быть тухлым помидором, поступайте как они. Хотите стать настоящим мужчиной, иметь успех у девушек, учитесь вести себя как человек.

Во взаимоотношениях с женщинами проявляйте искренность, честность и чуткость. Если вам нравится девушка, покажите это: подарите ей цветы, открытку со стихотворением, пригласите в кино или просто откровенно расскажите о своих чувствах. Заступайтесь за девушек, помогайте им, провожайте домой. Не обманывайте девушек. И помните: настоящий мужчина никогда не обидит женщину, что бы она ни сделала, как бы она себя ни вела.

Следите за своим внешним видом. Соблюдайте правила гигиены: чистите зубы, умывайтесь, регулярно принимайте душ, пользуйтесь дезодорантом. Носите чистую опрятную одежду. Занимайтесь спортом, чтобы быть ловким и сильным. Физические упражнения формируют мускулатуру и красивое тело.

Относитесь к другим так, как вы хотите, чтобы они относились к вам. Это правило не нуждается в подробной расшифровке. Только не ждите, что вас будут любить абсолютно все. Так не бывает, ведь все люди разные, и к другим они тоже предъявляют разные требования. Вы удивитесь, но враги нужны человеку не меньше друзей. Недоброжелатели как никто другой видят наши слабые и отрицательные стороны. Прислушивайтесь к мнению врагов, и старайтесь исправить свои недочеты.

Будьте опорой для своих близких. Всегда поддерживайте тех, кто вам дорог, защищайте их. Будьте рядом и в радости, и в горе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *