Культура художественная культура и искусство – Раздел 4. Искусство в системе культуры

3. Художественная культура и искусство

 

Одними из важнейших сфер общественной практики, где реализуется социально-культурная деятельность, являются художественная культура и искусство. Морфологический анализ поступательного развития этой сферы позволяет судить о динамичных изменениях в содержании и структуре художественной культуры и в первую очередь искусства, о диалектике взаимозависимости и соотношения между его видами и жанрами на каждом из этапов его истории.

Социально-культурные истоки искусства

История цивилизаций характеризуется необычайным богатством и многомерностью созидательной, культуротворческой функции. Искусством, по представлению Аристотеля, является в широком смысле осмысленный и обобщенный опыт, который с древних времен использовался и используется в тех или иных целях – для удовлетворения материальных потребностей (все виды ремесел, медицина, агрикультура) либо для досуга (например, художественные искусства: музыка, танцы, поэзия). Подобно природе, искусство создает из противоположностей гармоническое единство, но в отличие от природы, которая содержит творческое начало в себе самой, источником создания произведений искусства служит деятельность человека или группы людей. Чтобы обеспечить соответствующее содержание и форму произведения искусства, его автор (или группа авторов) должны знать эстетические законы, владеть художественными средствами и техническими приемами, а также обладать фантазией.

Поскольку искусство является не самоцелью, а средством приобщения к нравственному и прекрасному, постольку оно выполняет ярко выраженные эстетические, воспитательные, просветительные и другие социально– культурные функции.

Как специфическая форма общественного сознания и человеческой деятельности, искусство – один из важнейших способов эстетического освоения мира. Оно несет специфическую функцию удовлетворения эстетических потребностей людей путем создания произведений, могущих доставить человеку радость, наслаждение, духовно обогатить его и вместе с тем пробудить в нем художника, способного в конкретной сфере своей деятельности творить по законам красоты. Через эстетическую функцию искусства проявляется его познавательное значение и осуществляется его идейно-воспитательное воздействие на людей.

Социально-культурная деятельность в том или ином виде искусства выступает по преимуществу как художественно-творческая деятельность, как художественное творчество со своими правилами.

Художественная культура, берущая свое начало в искусстве древних цивилизаций, прошла сложный, многоступенчатый и длительный путь. Он сопровождался постепенным размежеванием художественного и научного сознания, накоплением великого духовного наследия во всех областях социально-культурной деятельности, утверждением ценности человеческой личности. Всё это служило и служит основой исторической преемственности и духовной близости античной и современной культуры.

В первобытном обществе возникает и развивается протохудожественная или первичная культурная деятельность. Она была представлена различными видами изобразительного творчества (наскальные изображения, орнамент, скульптура, украшения и др.), театрального и танцевального искусства (охотничьи маскировка и пляска, пантомима, актерское искусство), использованием основных групп музыкальных инструментов (ударных, духовых, струнных) во время обрядовых действий. Дня первоначальной формы существования искусства характерны его тесная связь с повседневной трудовой и общественной деятельностью людей, стремление к художественному оформлению всех практических действии, обрядов, ритуалов.

Три типа тесно взаимосвязанных друг с другом социально-культурных систем обусловили постепенный переход от первобытной культуры к античной художественной культуре (культуре Древнего Востока, Древней Греции, Древнего Рима):

1. Превращение собирательства даров природы в искусственное разведение плодоносных растений, появление сельскохозяйственного производства, которое привело людей к оседлому образу жизни небольшими поселениями, постепенно объединившимися в мощные государственные образования.

2. Преобразование охоты в приручение диких животных и их разведение, возникновение скотоводческого кочевого образа жизни, которое сопровождалось ростом военной активности племен.

3. Профессионализация ремесленного производства и рост производительности труда, породившие широкий торговый и денежно регулируемый обмен, который потребовал концентрации ремесленников и торговцев в крупных и защищенных городах.

Каждая из этих социально-культурных систем сопровождалась развитием новых, цивилизованных форм общественного бытия – письменности, профессиональных ремесел, городов и монументальной архитектуры, профессиональной армии, денежного обращения, государственной власти, зарождением наук и философии, внекультового искусства и др. Первобытная художественная культура постепенно преодолевала свой консерватизм, установки на традиционные художественные стереотипы. Социально-культурная природа искусства (как первоосновы художественной культуры) убедительно подтверждается историческим опытом древних цивилизаций. Так, например, феномен “греческого чуда” -культурных достижений Древней Греции – объясним не только наличием благоприятных природных факторов (климат, почва, рельеф местности, горы, море), но в большей мере является следствием расцвета античной демократии, торжества идеи о главенстве человеческого разума. Глубочайший гуманизм, основанный на вере в человека, признании за каждым гражданином полиса права на инициативу, неограниченную свободу слова, пронизывает всю социально-культурную деятельность древнегреческого общества.

Являясь социально-культурным продуктом демократии, искусство древних греков и “на миру”, и в повседневном быту каждой семьи постоянно испытывало благотворное воздействие двух принципиальных в содержательном плане парадигм – калокагатии и агонистики.

Одна из них, калокагатия, строилась на объективной необходимости сочетания внешних (физических) и внутренних (духовных) достоинств личности. Она органично дополнялась агонистикой – жившим в крови каждого грека неудержимым стремлением к любым состязаниям почти во всех сферах общественной, социально-культурной жизни. Двуединство обеих парадигм определяло духовный склад нации, социально-культурный образ жизни народа. Наиболее ёмкую и полную свою реализацию эти парадигмы получали в крупнейших по своим масштабам социально-культурных акциях – спортивных (гимнастических), художественных (поэтических и музыкальных) и конных соревнованиях.

В содержании культуры Древнего Востока (Древнего Египта, Ассирии, Хеттской державы) постепенно меняются главный объект творчества и нравственные ориентиры, возрастает влияние религии и магии, усиливается информативное и утилитарное назначение искусства, его способность сохранять и сообщать представления, впечатления, ощущения. Доминирующими видами искусства являются архитектура, росписи и рельефы (Древний Египет), где ведущими становятся принципы ансамбля на основе пропорциональности, ритмического равновесия и порядка, монументальности и декоративности.

Далеко не адекватно выстраивался и социальный статус субъектов, участников как индивидуального, так и коллективного творчества – ремесленников, живописцев, скульпторов, архитекторов, ученых, поэтов, актеров, музыкантов. Представители этих становившихся массовыми социально-культурных, по существу, профессий, выходя на рынок услуг, вынуждены были заниматься поиском потенциальных заказчиков, потребителей своей продукции, а также покровителей в лице знатных граждан, крупных торговцев, меценатов. С одной стороны, в общественной среде они воспринимались как талантливые мастера, учителя жизни, а с другой – их занятия наукой, искусством нередко считались “недостойными”, уделом выходцев из низших слоев.

Социально-культурные функции искусства в различные периоды развития общества отличались большим разнообразием. Например, музыка (часто вместе с пением) была обрядовой, развлекательной, культовой, сценической, застольной, аккомпанирующей, концертной. Также безгранично велико было число музыкальных инструментов.

Большим социально-культурным смыслом наполнялось и словесно-музыкальное искусство. Благодатной почвой для формирования и развития словесных видов деятельности служили сказки, легенды и мифы. В словесном творчестве складывался свой сюжетный язык, который не только явился предтечей будущего художественного повествования, но и способствовал воспитанию, формированию мировоззрения вступавших в активную жизнь поколений.

С древних времен своим утилитарным назначением отличалась архитектура. Этот вид социально-культурной деятельности и раньше, и в наши дни тесно связан с системой жизненных ценностей и практическими нуждами. Архитектура Древнего мира, начиная с египетских пирамид, поражает способностью выдерживать любое масштабное увеличение, поиском лаконичных изобразительных формул, выработкой языка, отвечающего идее пространства, языка экономного графического знака, строгой ясной линии, четкого контура, компактных, предельно обобщенных объёмов. Прочность, суровость, простота, монументальность, высокоразвитость утилитарного строительства – вот что характеризует вклад многих поколений зодчих в мировое социально-культурное наследие.

Характерным свидетельством созидательной социально-культурной деятельности служит творчество великого итальянского архитектора Джакомо Кваренги (1744-1817), автора сорока дворцов и царских резиденций в Санкт-Петербурге, а также Странноприимного дома, Гостиного двора, Екатерининского дворца в Москве. Здания, построенные по проектам Кваренги, знаменовали эпоху “неоклассицизма” в русской архитектуре ХVIII-ХIХ веков. Отголоски творческих идей Кваренги прозвучали в лучших образцах архитектуры советского и постсоветского периодов, в частности высотных зданий 40-50-х годов XX столетия.

Своей многожанровостью и массовостью отличались зрелищные искусства – театр, цирковые представления, культовые торжества церемонии почитания богов, гонки на колесницах, гладиаторские бои, ярмарочные балаганы и др.

Результаты социально-культурной деятельности находят отражение в произведениях мастеров декоративно-прикладного искусства: изделиях из камня и стекла, мозаике, керамике, ювелирных украшениях, посуде из серебра и бронзы, мебели и т.д.

Таким образом, даже сравнительно краткий исторический экскурс свидетельствует о глубоких социальных корнях художественной культуры и искусства. На протяжении столетий суть культурной деятельности составляли исторически изменчивые и социально детерминированные способы организации художественной жизни, связанные с производством, хранением, потреблением, распространением произведений искусства. Но на каждом этапе истории общества изменялись не только организационные (институциональные) формы этой деятельности, менялось и её духовное содержание, творческое видение окружающего мира и человека в этом мире. В самом искусстве как сфере общественной социально-культурной деятельности постоянно менялось конкретное соотношение видов, родов и жанров художественного творчества.

Современная художественная культура и искусство: мониторинг проблем и практика их разрешения

Сегодня народная художественная культура и профессиональное искусство России относятся к числу наиболее значимых сфер общественной социально-культурной практики, постоянных объектов культурных интересов и предпочтений многочисленных групп и слоев населения. Их поддержка и развитие являются генеральной задачей государственных федеральных и региональных целевых проектов и программ. Для того, чтобы отстоять свое право на выживание, многим жанрам и видам профессионального и самодеятельного искусства приходится не только рассчитывать на помощь государства, но и привлекать дополнительные средства – кредиты, спонсорство, собственные средства от платных услуг, инвестиции от частных, коммерческих фирм и компаний.

Среди приоритетных направлений социально-культурной политики государства в области художественной культуры выделяются проведение мероприятий, обеспечивающих реализацию прав доступа граждан к различным видам искусств, расширение социальной сферы и географии востребованности профессионального искусства. Предметом внимания государственных органов культуры является постоянный рост массовой аудитории за счет увеличения разнообразия форм и жанров художественного предложения, государственная поддержка гастрольной деятельности театров и филармонических коллективов, в том числе зарубежных гастролей, включая обменные.

С помощью ученых осуществляется творческий мониторинг художественного процесса – исследование и анализ предложения в области исполнительского искусства, жанровых и тематических тенденций формирования репертуара. Государство заботится о развитии исторически сложившихся форм и явлений сценического искусства, являющихся национальным достоянием российской культуры и традиционно определяющих её статус в мировой культуре. Ежегодно расширяется практика организации международных и внутрироссийских художественных выставок, выставочных программ, музыкальных и драматических фестивалей, направления столичных и периферийных художественных коллективов на крупнейшие международные фестивали.

Особое место отводится созданию необходимых условий для выявления, становления и развития талантов, самореализации мастеров искусств и расширения сферы их востребованности. Постоянной поддержкой и целевым поощрением пользуются новые авторы, художники, представители постановочных и исполнительских профессии, а также инновационные проекты в различных видах и жанрах искусства. Обеспечиваются благоприятные возможности для художественного совершенствования молодым деятелям искусств, их участия в конкурсах, фестивалях, творческих лабораториях, мастерских, семинарах.

По мере сил государство стремится укрепить ресурсную базу художественной культуры и искусства. Министерство культуры принимает долевое участие в финансировании спектаклей и художественных программ, в том числе создаваемых в театрально-концертных учреждениях.

Развивается и совершенствуется практика приобретения произведений драматургии, музыкального и изобразительного искусства, государственных и социальных заказов (на конкурсной основе) на создание спектаклей, концертных программ, проведение выставок, на реализацию разномасштабных комплексных проектов. Всё это делается в целях усиления влияния на художественно-репертуарную политику коллективов и организаций. Государством ежегодно выделяются средства целевым назначением и в порядке долевого участия на создание произведений общественно значимой тематики. Особой целевой поддержкой государства пользуется создание произведений различных жанров для детей, подростков и молодежи. С целью расширения творческих предложений для этой категории Министерство культуры использует различные формы финансовой поддержки.

Реализуется государственная программа в области монументального искусства, в рамках которой осуществляется проектирование и сооружение памятников, монументов, мемориальных досок, памятных знаков (ежегодно до 15-20 проектов в Москве и регионах Российской Федерации), финансируется создание отдельных произведений монументального искусства.

О сложности и масштабности проблем, существующих в профессиональной художественной сфере, свидетельствует пример циркового искусства.

С большими материальными и финансовыми затратами связано обеспечение высокого творческого уровня создаваемых современных произведений циркового искусства (тематических шоу-представлений, спектаклей, программ), техническое и материальное переоснащение эксплуатируемого циркового конвейера – аттракционов, исполнительских номеров, отдельных цирковых групп и коллективов. В активном продюсерстве, оказании материально-финансовой помощи нуждается деятельность по выявлению, подготовке и продвижению молодых исполнителей, спортсменов, участников любительских студий, выпускников образовательных цирковых учреждений при постановке новых программ и номеров.

Высокому престижу отечественного цирка способствуют внутренние и зарубежные гастрольные поездки коллективов, организация ученичества в цирковых номерах и стажировки молодых артистов у ведущих мастеров цирка, участие в международных и российских цирковых фестивалях, смотрах, конкурсах, где не обойтись без привлечения спонсоров и меценатов.

Постоянного внимания требует совершенствование материально-технической базы стационарных и передвижных цирковых комплексов и организаций, оснащение их необходимым современным оборудованием – свето- и звукокомплексами, музыкальными инструментами, аттракционами и т.д., автотранспортными средствами различного назначения, специально оборудованными кемпингами для эксплуатационных и бытовых нужд, содержания животных и т.д.

Характерной сферой реализации социально-культурной деятельности является музыка. Она занимает одно из главных мест в подростковой, молодежной субкультурах. Преобладающее число форм молодежного досуга прямо или косвенно связано с восприятием музыки, удовлетворением музыкально-развлекательных потребностей. По данным социологов, музыкальные предпочтения подростковой аудитории распространяются на такие жанровые категории, как: 1) модные направления современной молодежной музыки; 2) эстрадная музыка, 3) джазовая музыка; 4) народная музыка; 5) классическая музыка; 6) духовная музыка.

Современная музыка выступает группообразующим фактором в молодежной среде, благодаря ей активно заявляют о себе молодежные клубы, объединения, студии, массовые движения, другие так называемые “подвижные структуры”, которые вырабатывают свой, пусть и неписаный, устав, свои законы, свой стиль, своих лидеров. Специфика этого “музыкального” вида социально-культурной деятельности молодежи связана с её стремлением в какой-то степени компенсировать свою социальную незащищенность и ущемленность в правах, “разнообразить” свои отношения с обществом посредством демонстрации своего образа жизни, внешней атрибутики, нередко вызывающего поведения и других.

В современной музыке в конце XX столетия огромную популярность у молодежной аудитории завоевал рейв – танцевальное направление электронной музыки. Рейв-движение объединило сотни тысяч фанатов как на Западе, так и в России, о чем свидетельствуют многочисленные фестивали, гала-концерты, смотры, конкурсы.

Творчество – процесс социально-культурной деятельности, который всегда обязательно связан с созданием, преобразованием, порождением нового, качественно оригинального результата, так как предполагает всегда творца, субъекта творческой активности.

Кратко остановимся на характеристике таких видов культурно-творческой деятельности масс в условиях свободного времени, как социальное, художественное, научно-техническое и самобытное прикладное творчество.

Под социальным творчеством понимается общественная, основанная на демократических, добровольных началах деятельность людей, связанная с осуществлением социальных проектов и инициатив в культурно-досуговой сфере. Сюда мы отнесем участие в различных формах общественного самоуправления сферой культуры, досуга, спорта; работу в составе инициативных комиссий и групп по подготовке и проведению разнообразных досуговых программ; выполнение эпизодических общественных поручений. Отметим большое влияние социального творчества на развитие активности, инициативы не только взрослых, но и детей.

Обширную сферу представляет самодеятельное художественное творчество, предполагающее непрофессиональную, индивидуальную и коллективную деятельность в области театрального, вокального, инструментально-оркестрового, изобразительного, эстрадного, циркового и других видов искусства. Следует подчеркнуть, что самодеятельное творчество характеризуется сегодня сложными и противоречивыми процессами, существенными диспропорциями в развитии различных видов и жанров художественной самодеятельности.

Кризисные тенденции, проявляющиеся в значительном сокращении числа коллективов и занятых в них участников, коснулись традиционных и ранее популярных жанров – любительских театров академических хоров, оркестров народных инструментов, духовых оркестров, агитбригад и т.д. В то же время резко возрос престиж целого ряда современных, в первую очередь молодежных, течений в сфере музыкального, хореографического, нетрадиционных видов любительского, авторского, прикладного творчества.

Трудно переоценить социальную значимость и такой особой сферы творческой деятельности, как научно-техническое творчество. В стране функционирует сеть учреждений и организации, активно стимулирующих развитие научно-технического творчества школьников, учащихся техникумов и профтехучилищ, студентов других социальных групп населения. Это клубные объединения юных техников и юных натуралистов, постоянно действующие выставки научно-технического творчества, существующее до сих пор движение, объединяющее изобретателей и рационализаторов научно-технические общества, центры культуры и техники, сеть периодических изданий, система конкурсов по профессиям и т.д. Среди конкретных проблем, связанных с дальнейшим развитием научно-технического творчества людей в условиях досуга, следует назвать обеспечение материально-технических условии, подбор руководителей, поиск оптимальных форм организации занятий.

Прикладным творчеством являются фольклор, различные виды народных промыслов и ремесел.

Основной акцент в фольклорно-этнографической деятельности делается на создание и развитие в регионе сети центров и пунктов (мастерских артелей, кооперативов), работающих на материале местных культурных традиций и ремесел и опирающихся на местные ресурсы и общественную инициативу. Фольклорно-этнографическая деятельность является результатом такой региональной социально-культурной политики, которая вместо демонстрации и трансляции готовых образцов культуры и искусства направлена на активное культуротворчество самого населения. Это культуротворчество характеризуется ростом социально-культурной активности детей, подростков и взрослых, опорой на местные обычаи, традиции, этнические нормы и оценки, укреплением социальных связей и формированием культурного облика, самобытного “культурного лица” своего края, города, селения.

Фольклорное движение, объективно связанное с повышением престижа местных культурных традиций (особенно среди подростков и молодежи), охватывает многочисленные слои населения.

Одним из приоритетных направлений культуротворческой деятельности является и работа по сохранению, поддержанию и развитию художественных и бытовых ремесел. Под художественным ремеслом обычно подразумевают изготовление материальных вещей (предметов), которые обладают особыми, часто неповторимыми эстетическими качествами и содержанием. Наряду с народными обычаями и обрядами, фольклором, традиционными национальными и местными праздниками ремесла относятся к памятникам культуры, представляют собой органичную часть социально-культурного потенциала населения, проживающего на территории конкретного региона.

Народная педагогика и самобытное народное творчество

Исторический опыт России и других стран свидетельствует о богатейших социокультурных и этнокультурных истоках духовного наследия каждого большого и малого народа.

Народная художественная культура генетически связана с возникновением и развитием таких традиционных социально-культурных институтов, как семья, школа, община, других социокультурных общностей и движений. В свою очередь, само понятие “социально-культурная деятельность” не может не ассоциироваться с понятиями народного искусства, фольклора, народных промыслов и ремесел, народной педагогики и семейного воспитания. По существу, накопленный здесь социально-культурный опыт является и средством, и результатом обширной общественной практики.

Творческая деятельность художника в искусстве раскрывается в его непосредственном взаимодействии со зрителем, слушателем, потребителем. Для того, чтобы заключить контракты на гастроли, разовые выступления, обеспечить рекламу, помещение, связи с руководителями города и прессой профессионального коллектива или отдельного исполнителя, необходим менеджер, который не только разбирается в различных жанрах искусства и творчества, но, главное, умеет реализовать их в обществе, довести до зрителя.

Длительный разрыв процессов образования и культуры негативно сказывается на эстетическом воспитании детей и подростков, на приобщении дошкольников и школьников к художественной культуре общества, народным традициям, фольклору. Постоянное нарушение органического единства и взаимосвязи образовательного и социокультурного процессов серьезно препятствует введению детей в художественную жизнь, в реальную живую художественную культуру – не только в качестве зрителей, слушателей и т.д., но и в качестве активных участников процесса художественного творчества.

Восстановлению духовной культуры России путем целенаправленного культурно-эстетического и художественного воспитания подрастающего поколения нет альтернативы. Эта социальная идея заслуживает самого широкого общественного и государственного признания, поскольку крупномасштабные проекты глобального повышения культуры всего населения страны вряд ли имеют сегодня реальные перспективы.

Воспитывающая роль искусства в духовно-нравственном становлении юной личности может быть еще более социально ценной, если глубоко осмыслить и практически претворить все его разносторонние возможности. В полной мере осуществить эту задачу могут сегодня современные модификации различных социокультурных институтов современного отечественного фольклора.

В народной системе культурно-художественной социализации ребенка, под которой понимается педагогически организованная совокупность различных видов его художественно-творческой деятельности, большое внимание всегда уделялось обучению детей с самых ранних лет жизненно ценным знаниям, умениям, навыкам. К семи-восьми годам выросший в селе ребенок, как правило, владел десятками видов хозяйственно-бытовой деятельности. На этом основывалась главная цель народной системы – помочь растущему человеку в нахождении своего любимого труда, ремесла, вида творческой деятельности. “Желанная работа – светлее солнца”, – издавна говорилось в народе.

Если раньше сама народная традиция обеспечивала необходимый уровень житейско-нравственной и художественно-эстетической воспитанности детей, то теперь эту традицию призвана поддерживать школа, которая вместе с семьей, учреждениями культуры и досуга, всей общественностью в состоянии создать эффективную систему вхождения юного человека в мир народной художественной культуры.

Особое значение приобретает проблема не просто сохранения и освоения культурного наследия – всех видов фольклора, народных промыслов и ремесел, традиций, обычаев, – а его умелого и педагогически осмысленного включения в дальнейшие культурно-творческие воспитательные и образовательные процессы в детской, семейной, школьной и других социальных средах.

Не случайно среди социально-культурных проектов, дающих возможность формирования всесторонне подготовленных педагогов дополнительного образования, руководителей самодеятельных коллективов, большое место занимают проектные концепции в области народного творчества. Часть этих проектов посвящена творческому воссозданию традиционных элементов русской материальной культуры: мужскому, женскому, детскому народному костюму, элементам городского костюма, обуви, головным уборам, тканям, ткачеству и рукоделию, предметам сельского и городского быта, жилищам, надворным и хозяйственным постройкам и т.д.

Другая часть проектов направлена на разработку и организацию программ использования различных жанров фольклора в дошкольных воспитательных учреждениях, развития семейных, женских, школьных фольклорных клубов, самодеятельных коллективов и объединений.

В этом отношении несомненный научный и практический интерес представляют проектные концепции развития образовательных институтов отечественного фольклора как одной из альтернативных форм художественно-эстетического развития подрастающего поколения. Ведущей идеей таких институтов (школ, коллективов) является культурно-художественная социализация детей дошкольного и школьного возраста средствами традиционной культуры и искусства, обрядов, обычаев и ремесел.

Дальнейшее развитие сферы художественной культуры обязательно предполагает адаптацию знаний и навыков деятелей искусств к изменяющимся социально-экономическим условиям, характерной для большинства регионов Российской Федерации социально-культурной ситуации. Широкое распространение получили практика стажировки у ведущих специалистов и деятелей искусств, мастер-классы, творческие лаборатории на базе ведущих учреждений искусств, семинары, научно-методические и научно-творческие конференции, методическое обеспечение, мониторинг использования трудовых, административных, управленческих ресурсов в творческих коллективах.

В результате в области художественной культуры и народного творчества складываются благоприятные условия для инициирования, апробации и развития организационных моделей инновационных государственных и негосударственных профессиональных художественных учреждений, самодеятельных народных коллективов и других аналогичных объектов инфраструктурного типа. С каждым годом более продуктивным становится деловое, творческое сотрудничество с международными организациями -ЮНЕСКО, Советом Европы, Евросоюзом и другими.

В настоящее время коллективом Московского государственного университета культуры и искусств, кафедрой социально-культурной деятельности реализуется комплекс конкретных мер по совершенствованию и углублению подготовки социальных педагогов в рамках профилирующей специальности “Социально-культурная деятельность”. Разработаны и утверждены Государственный образовательный стандарт по этой специальности, базовая программа основного профилирующего курса по истории, теории и технологии социально-культурной деятельности.

Подлинная ценность знаний, умений и навыков, полученных будущими социальными педагогами, измеряется целым рядом параметров, в том числе: будут ли эти знания, умения и навыки полезны в дальнейшей социально-культурной деятельности студентов, помогут ли им принимать наиболее правильные решения; станут ли они социальным ориентиром для специалиста в его повседневной жизни и деятельности.

Организационно-методическая основа учебного процесса в школе предполагает приобщение учащихся к фольклору на фоне их широкого культурно-эстетического развития, координации классных (обязательных для всех) и внеклассных или внешкольных (свободно выбираемых) форм занятий. Только в этом случае мы сможем добиться создания целостной системы художественно-эстетического развития детей, формирования полноценной среды для выработки у них художественного восприятия и их активной творческой деятельности. Поэтому немаловажное значение приобретает интеграция различных видов народного художественного творчества в учебном процессе.

Реализация собирательного проекта школы русского фольклора связана с поиском разнообразных форм добровольного объединения родителей и детей на почве освоения отечественной народной культуры, народных традиций. Не только в учебном процессе, но и во внеклассной работе дети получают возможность познакомиться с музыкальным и поэтическим фольклором, этнографией (костюмами, украшениями, игрушками, праздниками, кухней), историей, народным земледельческим календарем России.

При расширении формы активного сотворчества детей, педагогов и родителей основной акцент делается на разносторонние контакты, общение, уважение людей, максимальное развитие раскрепощенности, которая присутствует у детей начиная с 5-6-летнего возраста.

Народные музыкальные традиции, в частности многолетний опыт народно-инструментального исполнительства, представляет собой богатейший и далеко еще не освоенный пласт допрофессиональной этнопедагогической подготовки детей. Методика творческого изучения, освоения и использования уникального народного опыта и традиций в учебном процессе, по существу, не получила еще необходимого теоретического и практического обоснования.

Опираясь на учебный процесс и сферу дополнительного образования, школа русского фольклора охватывает;

– всех детей, подростков, старшеклассников, имеющих различный уровень интеллектуальных и художественно-творческих способностей, вырабатывая у них умение самоутвердиться, самореализоваться в тех видах занятий музыкально-фольклорного (инструментального и хорового), декоративно-прикладного и других профилей, которые отвечают сегодняшним реалиям и соответствуют “заказу” социальной среды;

– все возрастные этапы культурно-художественной социализации детей средствами русского фольклора: от раннего детства до периода социальной зрелости;

– все многообразие элементов социальной среды, формирующей художественно-эстетический мир ребенка (семья, межличностное общение вне семьи, школы, разнообразные виды художественно-творческой деятельности в открытой среде, этносоциальные, культурно-художественные процессы в обществе и т.д.).

Непрерывность, последовательность и преемственность в организации детского творчества и эстетическом воспитании, в освоении и использовании народного опыта и традиций обеспечиваются большой кропотливой работой, которая вбирает в себя изучение и освоение исторического прошлого России, изучение, сохранение, передачу и популяризацию ремесел, обрядности, ведения домашнего хозяйства и другие элементы.

Ориентация школы русского фольклора на использование национальной культуры, опыта народной педагогики предполагает учет целого ряда фундаментальных идей, положений и исходных принципов, вытекающих из существа народных традиций. Педагогический процесс, как известно, по своей природе консервативен и не всегда легко поддается модернизации. Он часто не в состоянии охватить бесконечное многообразие народного художественного опыта.

Проведенный анализ учебного материала, используемого в ряде альтернативных учебных заведений эстетического профиля, показывает, что он в значительной степени привносится из профессионального искусства, не отличается яркой самобытностью, слабо отражает национальные фольклорные традиции. Далеко не всегда этот материал отвечает в должной мере реальным музыкальным вкусам, потребностям и интересам детей.

Между тем по своему содержанию эти традиции располагают большими возможностями для эффективного воздействия на детей. Взятые в совокупности, они объективно ставят учащихся и педагогов перед необходимостью поиска и конструирования новых социальных взаимоотношений на базе общности интересов и увлечений. Идея непрерывности в освоении и использовании фольклора, народных традиций как средства допрофессионального образования основывается на преемственности коллективных усилий педагогов и родителей, на наиболее полном и эффективном использовании воспитательного потенциала национальных обрядов.

Происходящие в настоящее время процессы обновления социально-экономической и духовной сферы жизни общества требуют более взыскательно и критически подойти к отбору учебного репертуара, анализу, изучению и обобщению национальных музыкальных традиций, их утверждению и обогащению в учебном процессе.

Педагогически направленное освоение богатейших народных традиций позволит, по нашему мнению, разрешить многие проблемные ситуации, сложившиеся сегодня в музыкальной культуре, в частности отчуждение значительной массы подростков и молодежи от творчества за счет удовлетворения их музыкальных потребностей через восприятие так называемой кассетной музыки, преобладание репродуктивных методов и приемов в музыкальных коллективах.

В учебном процессе уместно и педагогически оправданно обобщение и широкое использование опыта проведения фестивалей, смотров и конкурсов. Такого рода мероприятия позволяют более комплексно, фундаментально решать задачу художественно-эстетического развития детей. Особенно плодотворен здесь тематический подход, когда тот или иной общешкольный праздник проводится под определенным девизом, привлекая население всего микрорайона, а не сводится к отчетным концертам и сборным программам. Поэтому каждый из педагогов и родителей может и должен умело и грамотно использовать народно-педагогический опыт и традиции как эффективное средство художественно-эстетического развития детей и подростков, духовного обогащения различных групп населении.

Детское творчество, в том числе и художественное, становится все более ориентированным на личность ребенка, его индивидуальные особенности и интересы. Это побуждает нас рассматривать каждого педагога школы русского фольклора как квалифицированного этнолога, занимающегося организацией отдыха и развлечений. На этом пути были утрачены традиции информационно-просветительной и воспитательной работы. В обстановке усиленной деидеологизации заглохла совершенно необходимая для любого общества деятельность по гражданскому формированию личности.

Таким образом, в сфере искусства и всей художественной жизни общества социально-культурную деятельность необходимо рассматривать как профессиональную и непрофессиональную, социально направленную, основанную на исторически присущих российскому обществу традициях гуманизма и милосердия деятельность отдельных индивидуумов и социальных групп по созданию, сохранению, распространению и освоению культурных ценностей.

 

studfile.net

1 Художественная культура и искусство » СтудИзба

Лекция 1.     Художественная культура и искусство. Функции искусства

1.       Специфика художественной культуры, ее особенности.  Искусство как феномен культуры.

2.       Природа и сущность искусства.

3.       Функции искусства. Роль искусства в жизни человека, развитии человеческого общества и преобразование окружающей действительности.

Литература:

Борзова, Е.П. История мировой культуры / Е.П. Борзова. – СПб.: Изд-во «Лань», М.: ООО Изд-во «Омега – Л», 2005. – С. 28 – 55.

Губарева, М.В. 100 великих шедевров изобразительного искусства / М.В. Губарева, А.Ю. Низовский. – М.: Вече, 2006. – 480 с.

Дмитриева, Н.А. Краткая история искусства / Н.А. Дмитриева. – М., 1986. – С. 5 – 118.

Елинек, Я. Большой иллюстрированный атлас первобытного человека. – Прага: Артия, 1983. – 559 с.

Культурология: история мировой культуры / Под ред. Т.Ф. Кузнецовой. – М.: «Академия», 2003. – С. 33 – 79.

Мировая художественная культура: в 2 т./ Под ред. Б.А. Эренгросс. – М.: Высш. шк., 2005. – Т. 1. –  С. 85 – 153.

Тайлор, Э.Б. Первобытная культура / Э. Б. Тайлор. – М.: Политиздат, 1989. – 572 с.

 

Художественная культура занимает особое место как в системе культуры в целом, так и в духовной культуре. По уровню ее разви­тия, по характеру созданных произведений судят об эпохе. Антич­ность, Средневековье, Возрождение и другие исторические перио­ды узнают главным образом по художественной культуре, создан­ной в это время. Часто именами творцов обозначают время, в ко­торое они жили: «эпоха Шекспира», «век Пушкина», хотя каждый из них прожил исторически короткий срок – одну человеческую жизнь.

Происходит это потому, что в художественной культуре прояв­ляются самые существенные черты духовной жизни общества, по­тому что она активно воздействует на все другие формы общест­венной и духовной жизни – на мораль, религию, науку, политику и т. д., испытывая, в свою очередь, их влияние, взаимодействуя с ними. В различные исторические эпохи ведущими, определяющи­ми лицо эпохи, оказывались то одни, то другие формы обществен­ного сознания. Так, доминантой средневековой культуры Европы было христианство, что в значительной степени определило свое­образие искусства этого времени. Особенности культуры XX века формировались под влиянием нового видения мира, открытого наукой. Очень важной для развития всей культуры, и художествен­ной в том числе, оказалась философия.

Теснейшим образом художественная культура связана с мора­лью, вбирая в себя определенные нравственные ценности и утвер­ждая их с только ей присущей активностью.  Художественная культура непосредственно воздействует на человека, постоянно находится в контакте с ним, независимо от того, осознает он это или нет, приобщается к ней сознательно или, как ему кажется, без­различен к ней.

Художественная культура активно участвует в формировании духовного мира личности. Именно поэтому так важно понять свое­образие художественной культуры, особенности ее проявления, ее роль в развитии общества и место в современной жизни.

Особенности художественной культуры

Обычно понятие «художественная культура» отождествляется с искусством. И это не случайно: искусство – центральный и системообразующий элемент художественной культуры. Оно облада­ет огромной культурогенной способностью, создавая целый ряд связанных с ним форм деятельности – художественное творчест­во, художественное восприятие, художественная критика и т.д., образуя вокруг себя «культурное поле».

В научной литературе нет единого мнения в определении со­ставляющих художественную культуру элементов. Но при всем различии воззрений все авторы включают в художественную куль­туру три основных элемента, обеспечивающих ее функционирова­ние: производство, распределение и потребление (восприятие, ос­воение) художественных ценностей — произведений искусства.

От соот­ношения и взаимодействия составных элементов художественной культуры зависит возможность формирования творческой лично­сти, востребованность (или невостребованность) произведения, созданного творцом, соответствие системы художественного про­изводства, распределения, потребления художественных ценно­стей назначению искусства.

Художественная культура складывается исторически по мере развития общества и расширения сферы художественной деятель­ности и, оставаясь открытой системой, вбирает в себя новые фор­мы и виды творчества.

Художественно-творческая деятельность, в результате которой создаются произведения искусства, появилась в глубокой древно­сти. Все остальные элементы художественной культуры возникали постепенно, на разных этапах развития человечества. Появление их было обусловлено многими причинами: развитием общества и его потребностями, развитием самого искусства, возникновением в нем новых видов и форм, необходимостью создания условий для творческой деятельности, собиранием и хранением произведе­ний искусства, расширением возможностей для потребления художественных ценностей, необходимостью осмысления и изучения искусства и т. д.

Таким образом, художественная культура стала представлять собой совокупность процессов и явлений духовно-практической деятельности по созданию, распространению, освоению произве­дений искусства или материальных предметов, обладающих эсте­тической ценностью.

Каждый из составляющих ее элементов связан с искусством.

Так, для создания произведений искусства – художественных ценностей недостаточно только таланта художника, нужны еще условия, при которых его талант и потребность в творчестве могут реализоваться. Это профессиональная подготовка мастера, предполагающая определенную организацию специального художест­венного образования; создание условий, при которых обладаю­щий способностью к художественному творчеству человек мог бы обеспечить своим творчеством свое существование, то есть систе­ма приобретения художественных произведений, оплаты труда ху­дожника и др.

Искусство создается для людей – читателей, слушателей, зри­телей.

Значит, необходимо издавать, репродуцировать, исполнять, экспонировать художественные произведения. А это, в свою оче­редь, приводит к развитию разных форм культурной деятельности: книгопечатанию, издательской деятельности, организации выставок и салонов, постановке спектаклей и концертов и т. д. Вначале эта деятельность была достаточно хаотичной, но со временем она обрела определенные формы. Появляются специальные выста­вочные помещения и музеи, концертные залы и театры, библиоте­ки и другие культурно-просветительные учреждения. Совокуп­ность таких учреждений образует фундамент художественной культуры.

Художественные музеи – это просветительные, науч­но-исследовательские учреждения, где хранятся, изучаются, экс­понируются и пропагандируются произведения искусства. Библи­отеки — собирают, хранят, изучают, распространяют, пропаган­дируют книги. Письменная культура с момента появления книго­печатания стала средоточием накопленной человечеством инфор­мации.

Художественная культура во многом определяется культурной политикой государства.

Важным элементом художественной культуры является по­требление, восприятие художественных ценностей. Это особый вид творческой деятельности, состоящий в восприятии произве­дения искусства как художественной ценности, сопровождаю­щийся эстетическим переживанием. Отношение к искусству не возникает стихийно. Оно складывается в зависимости от среды, в которой формируется человек, от образования, эстетического вку­са, жизненного опыта, ценностных ориентации. Особенно важны первые сведения, которые человек получает об искусстве. В зависимости оттого, какое отношение к искусству он встретит в начале своего жизненного пути – уважение и лю­бовь или пренебрежение, как к чему-то пустячному и необязатель­ному для жизни, – во многом зависит будущее отношение к искус­ству: появится устойчивая потребность в нем или сложится инте­рес только к его развлекательной функции. Первая информация всегда создает определенную установку, на которую, как на фон, накладываются все последующие представления. Данное обстоя­тельство обусловливает огромное значение организации системы художественного и эстетического воспитания, что должно стать одним из направлений культурной политики государства.

Приобщение к искусству формирует уважительное отношение к нему, понимание его непреходящей ценности, осознание его особенностей, своеобразия каждого его вида.

В процессе развития искусства возникает потребность в глубо­ком осмыслении этого уникального феномена, что и приводит к появлению науки об искусстве – искусствознания.

Искусствознание — совокупность наук, исследующих искусст­во. Оно изучает происхождение искусства, его социальную и эсте­тическую сущность, закономерности его развития, природу худо­жественного творчества, функции искусства, его место и роль в ду­ховной и общественной жизни.

Искусствознание представляет собой общую теорию искусства как особой формы художественно-творческой деятельности. Но наряду с ним существуют теории, изучающие конкретные виды искусства: литературоведение, искусствоведение, музыковедение, театроведение, киноведение и др. Каждая из этих частных наук имеет свой объект исследования, обладает самостоятельностью, но входит в общую систему наук об искусстве.

Очевидно, что при всем различии конкретных видов искусства они обладают общей природой и каждое конкретное искусство может представлять всю сферу художественного творчества, так как каждый вид искусства не только специфичен, но и несет в себе универсальные характеристики всего искусства в целом.

Художественно-творческая деятельность протекает в общест­ве. Творческий процесс реализуется в двух формах – индивидуаль­ной и коллективной. На творческий процесс влияют, а во многом и определяют его те взгляды, воззрения, представления, которые сложились в обществе. Жить в обществе и быть свободным от об­щества – нельзя. Но общество, а тем более государство, пытается руководить творчеством, влиять на творческий процесс. Во мно­гих государствах эту задачу выполняют министерства или комитеты культуры, существующие при правительстве. Они определяют культурную политику, делают государственные заказы и тем са­мым направляют творчество художников в нужное для данного го­сударства русло. Они же организуют системы специальных учеб­ных заведений, готовящих художников, музыкантов, артистов.

Часто сами деятели искусств образуют объединения с целью творческого общения и решения некоторых важных для данного искусства задач: популяризации творчества, организации выста­вок, заказов, издания произведений и т. д. Как правило, объедине­ние происходит на основе общности творческих принципов.

Так, в XIX в. в России композиторы входили в творческое со­дружество «Могучая кучка», художники образовали «Товарищество передвижных выставок», которое продолжало свою деятельность и в XX веке. Артисты создали «Русское театральное общество» с це­лью содействовать развитию театрального дела.

После революции 1917 г. у нас в стране существовало много разнообразных творческих объединений писателей, художни­ков и др.

В 30-е годы все они были ликвидированы и созданы творче­ские союзы, объединившие деятелей искусства по видам искусст­ва: союзы писателей, композиторов, художников и т. д. Их целью было организационное и идеологическое руководство культурой.

С распадом СССР творческие союзы не только утратили свое идеологическое содержание, но и лишились государственной под­держки. Сейчас они осуществляют задачу организационно-твор­ческого единения деятелей искусства, что особенно важно для ху­дожников, писателей, композиторов и др., творчество которых но­сит индивидуальный характер.

Как мы видим, структура художественной культуры сложна и включает в себя много разнородных элементов. Но все они суще­ствуют в тесной взаимосвязи друг с другом и вместе образуют оп­ределенную целостность.

Итак, художественная культура включает в себя производство художественных ценностей, сами художественные ценности – произведения искусства, их распространение, воспроизведение, репродуцирование, потребление, искусствознание и науки о кон­кретных видах искусства, художественную критику, художествен­ное образование, институты и организации, обеспечивающие су­ществование и хранение художественных ценностей,— музеи, вы­ставочные залы, картинные галереи, театры, кино, библиотеки и др., творческие объединения и организации.

 

Природа и сущность искусства

Искусство – одно из самых удивительных созданий человече­ства. Изображая на полотне одного человека, создавая пейзаж, на­тюрморт, описывая в романе какой-то период жизни, судьбы лю­дей, а в рассказе – только случай или эпизод, сочиняя музыкаль­ное произведение, возводя здание, творец говорит о своем време­ни, об эпохе и о себе – художнике, создавшем все это.

Такой способностью к обобщению обладает только филосо­фия. Но если философия выражает открывшуюся ей сущность яв­лений в обобщенно-абстрактной форме, лишенной жизненных красок, то искусство, давая обобщенное отражение действитель­ности, сохраняет ощущение всей полноты жизни. Искусство отра­жает действительность как некую жизненную целостность. Также целостно оно воздействует на человека, захватывая од­новременно и его ум, и его сердце. Такой способностью целостно­го отражения мира и целостного воздействия на человека не обла­дает никакое другое его творение.

Глубина постижения действительности в художественном про­изведении зависит от художника – его таланта, профессиональ­ного мастерства, от его взглядов, одним словом, от своеобразия личности творца.

Искусство отражает действительность. А так как действитель­ность сложна и постоянно развивается, то и искусство, отражаю­щее ее, сложно.       Сложность объекта отражения определяет слож­ность искусства. Она проявляется в том, что искусство существует во многих видах: художественная литература, архитектура, музы­ка, изобразительные искусства и синтетические: театр, кино. Каж­дый из видов искусства включает в себя несколько жанров. Оста­ваясь одним и тем же, оно меняется во времени.

Так, например, древнегреческий театр скорее напоминал ны­нешний стадион, где собирались сотни зрителей. Представление начиналось на рассвете и продолжалось до позднего вечера. Звук трубы возвещал о начале каждой новой пьесы. Если она не нрави­лась, бурная реакция зрителей могла прервать ее действие и выну­дить актеров перейти к другой. Играли актеры в масках, без кото­рых они были бы плохо видны далеко сидящим. Маски закрывали не только лицо, но и голову. Большие размеры (больше головы) маски позволяли создавать укрупненные, обобщенные образы – трагические, выражающие страдание, или комические, карика­турные. Мимика актеру не была нужна. Но к голосу, дикции предъявлялись особые требования. Ведь играли одни и те же акте­ры с утра и до вечера множество самых разных ролей, в том числе мужчины-актеры играли и женские роли. Артисты должны бы­ли не только произносить текст, но и петь и танцевать и достигали во всех этих видах театрального искусства большого совершенства. Таким был античный театр.

Театр эпохи классицизма совершенно иной. Отказ от воспро­изведения реальной жизни, стремление к идеализации действи­тельности и облагораживанию ее породило и своеобразие формы. Герои Корнеля и Расина – крупнейших драматургов этого перио­да – переживали особые возвышенные чувства, совершали зна­чительные поступки, изъяснялись изысканно и торжественно. И это тоже театр. И в это же время во Франции возникает еще один, совсем особый театр. Это театр высокой комедии, театр Мольера. Здесь жизнь показана в ее естественном течении, драматургия ни на пядь не отступает от действительности. На подмостках театра Мольера вереницей пройдут люди, оказавшиеся в разнообразных узнаваемых жизненных ситуациях. Здесь будут обманутые мужья и верные жены, истинное благородство и эгоизм; здесь прозвучат злые насмешки над семейным деспотизмом и ханжеством, над пу­стотой аристократов и их показным благородством, над искусст­венной речью и вычурными манерами.

Речь мольеровских героев будет естественна, характеры их жизненны, а ситуации, в которых они оказываются, достоверны. И это тоже театр.

В каждой стране театральное искусство имеет какие-то свои особенности. И в одно и то же время театр французский, англий­ский, русский и т. д. будут обладать всеми признаками этого вида искусства, будут своеобразными, непохожими друг на друга.

         Представим себе традиционный японский театр Кабуки или театр Но (китайский театр). Они настолько не похожи на привычные для европейцев теат­ральные формы, что без некоторой подготовки просто непонятно, что происходит на сцене, даже если известно, о чем пьеса.

В театре Кабуки сложная своеобразная драматургия. Пьеса включает драматическую основу, музыку, танцы, пантомиму (игру без слов), балет. В каждой пьесе обязательно есть два типа персо­нажей: один представляет мощь, силу, величие, независимо отто­го проявляется оно в добре или зле. Такой персонаж называется «арагото». Другой тип – «вагото» – мягкость, покладистость. Действие происходит на трех сценических площадках: сцена, авансцена и цветочная тропа: невысокий помост, проходящий че­рез зрительный зал (ханамити).

Свои особенности имеет и игра актеров. Речь, действие, дви­жение на сцене иные, чем в жизни. Главное в игре актера – пре­дельная выразительность. Для этого одну и ту же реплику могут произносить несколько актеров, она может быть расчленена на со­ставные части, и каждую часть ее произносят разные исполнители, а заканчивают все вместе и т.д. Игра актера находится на грани то­го, что «совсем как в жизни» и «в жизни так не бывает».

Но в одной и той же стране, в одно и то же время существует много разных театров. У каждого из них свои особенности, свой почерк, своя манера исполнения, и хотя они иногда ставят одни и те же пьесы, но создают совершенно разные спектакли.

То же самое можно заметить в каждом виде искусства. Живо­пись – это и наскальные росписи 20-25-вековой давности, и иконопись. Живопись эпохи Возрождения, голландская живопись XVII в., живопись передвижников и художников-авангарди­стов – все это живопись, один из видов изобразительного искус­ства, но как различаются произведения живописи разных эпох!

И в наше время существует много разных живописцев, и каж­дый из них по-своему интересен.

«Каждый из них – это цельный мир, цельное восприятие ми­ра, – говорил о художниках М.С. Сарьян, – это цвет, свет, тень, перспектива, музыка, через которые видит художник мир. Но на что был бы похож мир, если бы на земном шаре возник лишь один тип цивилизации и один тип живописи. Искусство любит много­образие как с исторической, так и с национальной точки зрения»

Искусство очень сложно. Оно сложно по своей структуре, по своему многообразию, оно меняется от вида к виду, от жанра к жанру, от одного художника к другому. И хотя люди, создающие художественные произведения, делают все, чтобы их замысел до­шел до зрителей, читателей, слушателей, понять его, раскрыть для себя — чрезвычайно непросто. Этому надо учиться. И нау­читься этому можно, лишь обращаясь к искусству.

Когда мы говорим о сложности искусства, важно учитывать и еще одну особенность: восприятие художественного произведе­ния зависит не только от него самого, но и от нас. От того, научи­лись ли мы воспринимать искусство, понимать его язык, его осо­бенность, природу, присущую ему условность, зависит многое: поймем ли мы, откроем ли для себя его содержание, получим ли все то неповторимое богатство, которое в нем заключено, или нет. Неприятие какого-то художественного произведения обусловлено многими причинами: неподготовленностью к встрече с искусст­вом, желанием увидеть нечто определенное, не совпадающее с тем, что представлено в произведении, привычкой воспринимать новое, по аналогии с тем, что было увидено и услышано раньше, и т. д.

Картины великого голландского живописца XIX в. Винсента Ван Гога часто вызывают недоумение. Пейзаж и люди на его по­лотнах изображены непривычно. Цвет не совпадает с цветом изо­бражаемого предмета, своеобразен рисунок. Все изображенное ка­жется ярче. Вот как объясняет художник те изменения, которые он производит в своих картинах:

«Допустим, мне хочется написать портрет моего друга – ху­дожника, у которого большие замыслы и который работает так же естественно, как поет соловей, такая уж у него натура. Этот чело­век светловолос. И я хотел бы вложить в картину все свое восхище­ние, всю свою любовь к нему. Следовательно, сначала я пишу его со всей точностью, на ка­кую способен. Но полотно после этого еще не закончено. Чтобы закончить его, я становлюсь необузданным колористом. Я преувеличиваю светлые тона его белокурых волос, доходя до оранжевого, хрома, бледно-лимонного. Позади его головы я пишу не банальную стену убогой комна­тушки, а бесконечность – создаю простой, но максимально интенсивный и богатый синий фон, на какой я способен, и эта нехит­рая комбинация светящихся белокурых волос и богатого синего фона дает тот же эффект таинственности, что звезда на темной ла­зури неба. Точно тем же путем я шел в портрете крестьянина»

Функции искусства

Искусство выполняет множество функций, его роль и значе­ние в жизни человека и общества не исчерпываются утилитарны­ми задачами. Оно самоценно.

В научной литературе нет единого мнения в определении ко­личества функций искусства и их иерархии.

Назовем наиболее значимые из них:

1.     познавательная,

2.     ценностно-ориентационная (ак­сиологическая),

3.     коммуникативная,

4.     воспитательная,

5.     знаковая (се­миотическая),

6.     творческая (эвристическая),

7.     эстетическая,

8.     идеоло­гическая.

Искусство также обладает способностью предвидения (прогностическая, или футуристическая, функция), его восприя­тие доставляет людям радость, удовольствие (гедонистическая функция). Есть и другие, вплоть до психотерапевтической.

Трудно выделить ту функцию, которая может быть определена как наиболее значимая. Как правило, в художественном произве­дении наличествуют почти все. Превалирование какой-либо од­ной за счет других влияет на качество произведения, делая его то дидактически-поучающим, то поверхностно-развлекательным, и не больше.

Очень важна познавательная функция искусства. Историче­ские события стираются в памяти людей. О них вспоминают, изу­чая историю или тогда, когда современность напоминает о них.

История знает множество сражений не только на суше, но и на море. Во многих из них гибли корабли, гибли люди. Иногда проиг­равшим сражение морякам предлагали сдаться, гарантируя при этом условии жизнь. И нередко команда корабля отказывалась от этой милости, предпочитая смерть плену. Только военные истори­ки помнят имена погибших кораблей. Но о гибели крейсера «Ва­ряг» благодаря песне знает вся Россия. Забыто имя автора, а песня живет, воскрешая в памяти людей трагический и прекрасный факт истории русского флота.

Нередко, особенно на уровне обыденного сознания, познава­тельные возможности искусства отрицают, поскольку полагают, что эту функцию полностью выполняет наука.

Наука и искусства – разные грани творческой человеческой деятельности, они по-разному отражают действительность и дают знания о ней. Наука дает знания об определенных сторонах и свойствах действительности. Искусство – знание жизни. Наука открывает новые факты и законы. Искусство отражает закономер­ные явления. В знакомом и известном оно открывает незнакомое и неизве­стное: не раскрываемую наукой и эмпирическим знанием красоту природы, внутренний мир человека, неповторимую сложность че­ловеческих отношений. Искусство обладает способностью откры­вать красоту в самом обычном. Кажущиеся малопривлекательны­ми человеческие лица, серенькие пейзажи, увиденные глазами по­этов и художников, оказались прекрасными, и, благодаря их твор­честву, изменились, расширились наши представления о красоте. Вспомните стихотворения Н. Заболоцкого «Некрасивая девочка», «Красота человеческих лиц», пейзажи средней полосы России, на­писанные И. Левитаном и И. Шишкиным, «Грачи прилетели» А. Саврасова и др.

«Произведением искусства... может быть признано только та­кое, в котором заключается раскрытие чего-либо нового, доселе неизвестного людям», – считал Л.Н. Толстой. О способно­сти искусства открывать людям незамеченное ими ранее, но очень важное, составляющее сущность человека, говорит он и в своих произведениях.

В искусстве все личностно. Личность художника проявляется в процессе художественного творчества и в его результате. Одни и те же явления действительности разные художники видят, воспри­нимают и воспроизводят различно. Так же как и читатели, зрите­ли, слушатели, которые видят в художественном произведении ка­ждый свое.

Более того, восприятие художественного произведения и его оценка у одного и того же человека могут меняться. Подлинно ху­дожественное произведение так многогранно, что не увиденное раньше может открыться позднее.

«Через каждые пять лет перечитывай «Фауста» Гете. Если ты каждый раз не будешь поражен, сколько тебе открывается нового, не будешь недоумевать, как же раньше ты этого не замечал, – ты остановился в своем развитии»,— считает В.В. Вересаев. То же можно сказать о «Войне и мире», «Братьях Карамазовых» и других великих произведениях.

Но в этой способности открыть для себя новое в уже известном произведении обнаруживается не только многозначность самого художественного творения, но и еще одна особенность искусства: его восприятие носит творческий характер. Воспринимая произведения, мы сами становимся твор­цами. Созданное художником для каждого человека таково, каким он его для себя откроет. Открытое нами в искусстве начинает жить новой жизнью уже в нашем сознании, войдя в наш духовный мир. Так проявляет себя творческая – эвристическая – функция ис­кусства.

Значение ее не только в том, что восприятие искусства требует сотворчества, но и в том, что постоянное общение с искусством развивает эту способность и делает ее неотъемлемой частью любой деятельности. Узнанное и открытое благодаря искусству помогает человеку лучше понять самого себя, других людей и тем самым помогает в установлении контактов между людьми, облегчает взаимопонима­ние и общение между ними.

Коммуникативная функция искусства проявляет себя тем, что показано в художественном произведении, и по тому, как это показано, люди не просто узнают что-то новое, но обрета­ют определенный взгляд на мир, тот, который открыл им худож­ник. Воспроизводя определенные явления действительности, ав­тор неизбежно дает им какую-то оценку: утверждает или отрицает, говорит изображенному или описанному «да» или «нет». И такова сила воздействия искусства, что вслед за автором эту оценку восп­ринимаем и мы.

Действенная сила искусства такова, что нередко именно под воздействием ис­кусства люди начинают по-другому смотреть на жизнь, иначе оце­нивать происходящее и даже менять свои убеждения. Это не всегда переосмысление к лучшему, более глубокому и тонкому мировос­приятию. Все зависит от того, какое это искусство. Вот почему так важно идейное содержание искусства, чтобы оно заставляло вос­хищаться тем, что достойно этого, и вызывало гнев и ненависть ко всему гнусному, подлому, человеконенавистническому.

Действенная сила искусства безгранична, и оно должно слу­жить гуманистическим целям.

Искусство обладает способностью не только давать людям си­лы для жизни и выживания, что само по себе – неоценимо. Оно умеет заглядывать в будущее (футуристическая функция): ему открывается то, чего не видят другие.

О чем бы ни говорило художественное произведение, к какому бы виду или жанру оно ни принадлежало, оно всегда доставляет нам удовольствие, наслаждение. Читать книгу, смотреть картину, спектакль или кинофильм, слушать музыку – всегда радость. И в этом еще одно назначение искусства, его гедонистическая функция. С ней связана возможность переключиться, отвлечься, отой­ти от повседневных дел и забот, насладиться красотой.

Есть у искусства еще много разнообразных функций. Но все названные и неназванные собираются в единое целое, аккумули­руются способностью искусства не просто развлечь, отвлечь, по­радовать, но и дать особое переживание, вызвать особое чувст­во – эстетическое, непосредственное эмоциональное пережива­ние, возникающее при восприятии совершенных явлений. Это чувство могут вызывать не только прекрасные произведения ис­кусства, но и явления самой действительности: благородный по­ступок, самоотверженность, красота природы, человека или ре­зультат труда. 

Искусство по самой своей природе вызывает эсте­тическое чувство – удивления и восхищения его, искусства, спо­собностью глубинного постижения жизни, дающей возможность понять и увидеть окружающее по-новому, а также тем, как это сде­лано в художественном произведении, то есть совершенством ху­дожественной формы, возможностью прожить и пережить то, что показано, и тем самым испытать нравственное очищение. Искус­ство дает возможность испытать разные по характеру и направлен­ности душевные состояния. Эстетическое наслаждение – это сложный духовный процесс, проявляющийся в различного рода эстетических состояниях: радости от общения с прекрасным, вос­хищении совершенством созданного художником, потрясении от­крывшимся невиданным ранее миром и т. д.

Искусство всегда отражает действительность и отношение ху­дожника к ней. Но способностью дать понимание действитель­ности, заставить увидеть то, мимо чего люди проходили, предста­вить новый взгляд на мир, открыть его красоту, развить эстетиче­ское чувство и сформировать эстетический идеал искусство фор­мирует и самого человека – творца и созидателя культуры. Таким образом, искусство не только отражает действительность, но и создает ее.

Эстетическая функция искусства очень важна. Именно она формирует эстетические воззрения человека, его представления о красоте и прекрасном, уродливом и безобразном и др. Эти пред­ставления определяют не только то, какие внешние проявления красоты привлекают людей, их избирательность в одежде, предме­тах быта и т. д. И даже не только то, какие у них предпочтения в ис­кусстве, хотя это одно из проявлений художественного вкуса, ба­зирующегося на эстетических воззрениях. То, что человек считает прекрасным или безобразным, красивым или уродливым, в значи­тельной степени определяет его представления о красоте жизни, его образ жизни, его эстетический идеал.

Постоянное общение с искусством развивает в человеке эсте­тическое начало – эстетическое чувство, эстетический вкус, фор­мирует эстетический идеал. Именно поэтому искусство является важнейшим средством эстетического воспитания – целенаправ­ленной деятельности по формированию у человека способности воспринимать и оценивать прекрасное в жизни и в искусстве, жить, творить и взаимодействовать с миром по законам красоты.

 

 

studizba.com

21. Художественная культура и искусство.

Художественная культура осваивает сферу художественных ценностей, которые имеют самое непосредственное отношение к эстетическим ценностям, представленным в культуре. Понятие эстетического является более широким понятием, чем художественное, поскольку эстетическое, будучи включенным в систему культурных ценностей, необязательно имеет рукотворную природу. Так, например, можно говорить о различных способах эстетизации природы (т.е. включенности ее в человечески ценностные отношения) в различных типах культур (природа в восточных культурах – и представление об эстетическом в природе в западноевропейской традиции).

В основе эстетической деятельности лежит представление о прекрасном как о центральной универсальной эстетической категории. Кроме этого, в ней представлены, возвышенное,  комическое,  трагическое и другие эстетические категории. Эстетическая деятельность реализуется в необычайно разнообразных сферах человеческой деятельности:

  • Практическая деятельность (ландшафтная архитектура, дизайн)

  • Художественно-практическая деятельность (карнавалы, праздники, ритуалы, обряды)

  • Создание произведений искусства – творческая деятельность

  • Восприятие произведений искусства, оценка, художественный вкус, эстетические идеалы и др.

Художественная культура - это сложное системное образование, в существовании которого можно выделить две важнейшие стороны:

Во-первых, это то, что связано с организационной стороной функционирования художественной культуры. В любом, пожалуй, историческом типе культуры существуют особые социальные институты, которые отвечают за обеспечение условий функционирования художественной культуры, за создание, распространение и восприятие эстетических ценностей. Это, прежде всего, система образовательных учреждений, обучение в которых позволяет приобщиться к художественным традициям, что обеспечивает определенную преемственность в отношении к эстетическим ценностям; издательские учреждения, организации, осуществляющие концертно-выставочную деятельность и др. Это и научно-исследовательские организации самого широкого профиля – начиная с искусствоведческих групп и заканчивая социологическими лабораториями, которые изучают закономерности функционирования художественной культуры, особенности  художественного восприятия, зрительскую аудиторию. В современной нам культурной ситуации особое значение в распространении, трансляции художественных ценностей приобретают средства массовой коммуникации.

Во-вторых, это та часть художественной культуры, которая непосредственно связана с  творческой деятельностью в сфере искусства  и  результатами этой деятельности. Это, прежде всего сами произведения искусства с их особым языком, присущим каждому виду искусства в отдельности,  творческий процесс их создания, особые отношение между автором и созданным им произведением искусства, отношения между автором – произведением – и реципиентом (тем, кто воспринимает произведение искусства).  Именно благодаря искусству возможно восприятие мира в его целостности, в неразрывном единстве личностного опыта, бытия культуры и опыта всего человечества.

Искусство – это сложная функционирующая система, логика развития которого не может быть сведена  к некоторым схемам. Оно может быть изучено только как целостная система, в которой можно найти несколько вариантов взаимодействия искусства с другими сферами человеческого бытия.

Можно говорить об определенной зависимости развития искусства от состояния общества и его основных институтов. Так например, в советской культуре мощнейшим инструментом регулирования художественных процессов, логики соотношения формы и содержания в произведении искусства – во всяком случае, на уровне официально утвержденного искусства—являлась идеология.

Но необходимо иметь в виду, что логику развития искусства невозможно редуцировать к идее жесткой зависимости искусства от способа общественного производства, от доминирующих в данной культуре духовных ценностей и др. Т.е. необходимо говорить об определенной самостоятельности  развития искусства, о возможности его прорыва в сферу нового, неизвестного в его стремлении расширить творческие возможности человека, что приводит, в конечном итоге, к расширенному воспроизводству всей культуры.

Кроме этого, виды искусства очень часто развиваются неравномерно: для конкретной культурной  эпохи возможна такая ситуация, когда одни виды искусства развиваются абсолютно полнокровно и динамично, а другие уходят в тень. Более того, некоторые произведения искусства способны оказывать радикальное воздействие на духовную жизнь общества. Спектр этого воздействия необычайно широк – начиная от влияния на модный костюм и тип социального поведения (романтический герой Байрона) и заканчивая влиянием на политические умонастроения эпохи (роман М.Горького «Мать», роман Н.Г.Чернышевского «Что делать?» и т.д.).

Искусство – это особый род творческой деятельности и результаты этой деятельности по преобразованию мира по законам красоты, результатом чего является создание художественно-образной системы. То есть искусство – это, прежде всего, творчество, т. е. инновационная деятельность, поиск новой художественной формы. Отсюда – одна из самых острых проблем существования искусства – ощущение исчерпанности формы, боязнь эпигонства, повторения в смысле простого удвоения того, что уже было сделано в искусстве. Бытие искусства – это и процесс, и результат творческого освоения мира. Важнейшим понятием в искусстве является категория прекрасного, которая задает систему координат, относительно которой выстраиваются и другие эстетические категории, они суборидинированы и координированны по отношению к прекрасному. Каждая культурная эпоха формирует свой идеал прекрасного. Важнейшими факторами, которые, как правило, влияют на формирования идеала прекрасного, являются:

  • Природные условия, характерные для данной конкретной культуры,

  • Некоторое изначальное представление о биологической целесообразности, о природной гармонии (надо сказать, что именно эти представления подвергаются наиболее жесткой корректировке со стороны конкретной культуры),

  • художественные традиции данного исторического типа культуры,

  • Национальное представление об идеале прекрасного

  • Социально-классовое понятие прекрасного

  • Субъективное видение творческой личности, художника в самом широком смысле слова, который преломляет все эти представления о прекрасном сквозь призму своего индивидуального творчества, предлагая собственный взгляд на идеал.

Необходимо сказать о важнейших функциях искусства в культуре:

  1. религия в контексте культуры

  2. наука как важнейший элемент культуры

Наука, как следует из всего вышесказанного является важнейшим элементом культуры. Наука включает в себя как специфическую деятельность по получению нового знания, так и результат этой деятельности - сумму полученных к данному моменту научных знаний, образующих в совокупности научную картину мира. Непосредственные цели науки - описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности. Результат научной деятельности, как правило, представлен в виде теоретических описаний, схем технологических процессов, сводок экспериментальных данных, формул и т.д. и т.п. В отличие от других видов деятельности, где результат известен заранее, наука дает приращение знания, т.е. ее результат принципиально нетрадиционен.

Например, от искусства, как другого важнейшего элемента культуры, ее отличает стремление к логическому, максимально обобщенному, объективному знанию. Часто искусство характеризуют как “мышление в образах”, наука же есть “мышление в понятиях”. Тем самым подчеркивают, что искусство опирается на чувственно-образную сторону творческих способностей человека, а наука на понятийно-интеллектуальную. Это не означает существование непроходимых граней между наукой и искусство, равно как между наукой и другими феноменами культуры.

Хотя элементы научных знаний начали формироваться в более древних культурах (Шумеры, Египет, Китай, Индия), возникновение наука относят к 6 в до н.э., когда в Древней Греции, возникли первые теоретические системы (Фалес, Демокрит), сложились соответствующие условия. Формирование науки требовало критики и разрушения мифологических систем и достаточно высокого уровня культуры, отрывающего возможность для систематического знания наукой. Более чем двухтысячелетняя история развития науки обнаруживает ряд общих закономерностей и тенденций ее развития. “Наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующих поколений”, - писал Ф.Энгельс.

Как показали современные исследования, эта положение может быть выражено в строгой формуле экспонционального закона, характеризующего возрастание некоторых параметров науки, начиная с 17 века. Так объем научной деятельности удваивается примерно каждые 10-15 лет, что находит выражение в ускорении роста количества научных открытий и научной информации, а также числа людей, профессионально занимающихся наукой. По данным ЮНЕСКО, за последние 50 лет ежегодное увеличение числа научных работников составляло 7%, в то время как численность всего населения выпасла лишь на 1,7% в год. В результате число ныне живущих ученых и научных работников составляет свыше 90% от общего числа ученых за всю историю науки.

Развитию науки свойственен кумулятивный характер: на каждом историческом этапе она суммирует в концентрированном виде свои прошлые достижения, и каждый результат науки входит неотъемлемой частью в ее общий фонд; он не перечеркивается последующими успехами познания, а лишь переосмысливается и уточняется. Преемственность науки обеспечивает ее функционирование как особого вида “культурной памяти” человечества, теоретически кристаллизующий прошлый опыт познания и овладения ее законами.

Процесс развития науки находит свое выражение не только в возрастании суммы накапливаемых положительных знаний. Он затрагивает также всю структуру науки. На каждом историческом этапе наука использует определенную совокупность познавательных форм - фундаментальных категорий и понятий, методов, принципов, схем объяснения, т.е. всего того, что объединяют понятие стиля мышления. Например, для античного мышления характерно наблюдение как основной способ получения знания; наука Нового времени опирается на эксперимент и господство аналитического подхода, направляющего мышление к поиску простейших, далее неразложимых первоэлементов исследуемой реальности; современная наука характеризуется стремлением к целостному, многостороннему охвату изучаемых объектов.

Каждая конкретная структура научного мышления после своего утверждения открывает путь к экстенсивному развитию познания, к его распространению на новые сферы реальности. Однако накопление нового материала, не поддающегося объяснению на основе существующих схем, заставляет искать новые, интенсивные пути и развития науки, что приводит время от времени к научным революциям, т.е радикальной смене основных компонентов содержательной структуры науки, к выдвижению новых принципов познания, категорий и методов науки Чередование экстенсивных и революционных периодов развития характерно как для науки в целом, так и для отдельных ее отраслей.

Всю историю науки пронизывает сложное сочетание процессов дифференциации и интеграции: освоение новых областей реальности и углубление познания приводит к дифференциации науки, к дроблению ее на все более специализированные области знания; вместе с тем потребность в синтезе знания постоянно находит выражение в тенденции к интеграции науки. Первоначально новые отрасли науки формировались по предметному признаку - сообразно с вовлечением в процесс познания новых областей и сторон действительности. Для современной науки становится все более характерным переход к проблемной ориентации, когда новые области знания возникают в связи с

выдвижением определенных теоретических или практических проблем.Важные интегрирующие функции по отношению к отдельным отраслям науки выполняют философия, а также такие научные дисциплина как математика, логика, кибернетика, вооружающие науку системой единых методов.

Научные дисциплины, образующие в своей совокупности систему науки в целом, весьма условно можно подразделить на три большие группы - естественные, социогуманитарные и технические, различающиеся по своим предметам и методам. Наряду с традиционными исследованиями проводимыми в рамках какой-либо одной отрасли науки, проблемный характер ориентации современной науки вызвал к жизни широкое развертывание междисциплинарных и комплексных исследований, проводимых средствами различных научных дисциплин, конкретное сочетание которых определяется характером соответствующих проблем. Примером этого является исследования проблем охраны природы, находящихся на перекрестке технических, биологических наук, почвоведения, географии, геологии, медицины, экономики, математики и др.

Такого рода проблемы, возникающие в связи с решением крупных хозяйственных и социальных задач являются типичными для современной науки. По своей направленности, по непосредственному отношению к практической деятельности науки принято подразделять на фундаментальные и прикладные. Задачей фундаментальных наук является познание законов, управляющих поведением и взаимодействием базисных структур природы и культуры. Эти законы изучаются в “чистом виде” безотносительно к их возможному использованию. Непосредственная цель прикладных наук - применение результатов фундаментальных наук для решения не только познавательных, но и социально-практических проблем. Как правило, фундаментальные науки опережают в своем развитии прикладные, создавая для них теоретический задел.

В науке можно выделить эмпирический и теоретический уровни исследования и организации знания. Элементами эмпирического знания являются факты, получаемые с помощью наблюдений и экспериментов и констатирующие качественный и количественный аспекты изучаемых предметов и явлений. Устойчивые связи между эмпирическими характеристиками выражаются в эмпирических законах, часто имеющих вероятностный характер. Теоретический уровень научного знания предполагает открытие законов, дающих возможность идеализированного описания и объяснения эмпирических явлений. Формирование теоретического уровня науки приводит к качественному изменению эмпирического уровня.

Все теоретические дисциплины так или иначе уходят своими историческими корнями в практический опыт. Однако в ходе развития отдельных наук открываются сугубо теоретические (например, математика), возвращаясь к опыту только в сфере своих практических приложений.

studfile.net

4.4.2. Культура и художественная деятельность. Культура и искусство

4.4.2. Культура и художественная деятельность. Культура и искусство

Художественная деятельность – это особый вид человеческой активности, уникальный в его отношении к культуре. Это единственная деятельность, смыслом которой является создание, хранение, функционирование и передача духовных ценностей.

Эта деятельность прямо направлена на «обработку», оформление, облагораживание и одухотворение окружающего мира и самого человека. Поэтому именно в художественной деятельности и ее результатах ярче и непосредственнее, чем в чем–либо другом, выявляется культура эпохи, периода, страны, этноса.

Понятие «художественная деятельность» включает в себя художественное творчество и его результаты (художественные ценности), художественное восприятие явлений действительности и произведений искусства. Когда это понятие употребляется в таком значении, оно во многом совпадает с термином «искусство». Правда, «искусство» иногда употребляют и в более узких значениях: только как совокупность художественных произведений (исключая процессы их создания и восприятия) или только как специфическое мастерство высокого уровня (не включая его результаты). В более широком смысле (который мы будем дальше использовать)

? искусство – это особая сфера человеческой деятельности, целенаправленная, осознанная в своем значении специализированная художественная активность (художественное творчество) и ее результаты (художественные произведения, произведения искусства), их функционирование и восприятие.

Художественная деятельность вообще и искусство как ее специализированное выражение возможны потому, что существуют эстетические отношения и эстетические ценности. Эстетическое отношение всегда присутствует и в художественном замысле, и в художественном творчестве, и в художественном восприятии. Если произведение не вызывает такого отношения, то оно не является художественным или не выступает в этом качестве для данного человека. Эстетическое отношение – это средство и цель конкретной художественной деятельности.

Но, конечно, оно не единственное средство и не единственная цель. Только в простейших случаях (орнамент, элементарное украшение какой–нибудь вещи и т. п.) эстетическое и художественное практически совпадают. То есть в этих случаях художественная деятельность направлена на создание эстетической ценности и эстетического отношения. И если последнее возникает – цель достигнута. В других случаях развитое профессиональное искусство, используя особенности эстетических отношений, решает более сложные задачи.

Художественное творчество – это своеобразное осмысление человеком мира и себя в нем. Это осмысление выражается в специфическом оформлении материи, эстетической организации особых чувственно воспринимаемых знаков, особых языках (языках звучаний, линий, движений, ритмов, слов и т. д.). Обычно оно многослойно и многофункционально. В искусстве могут художественно осмысляться любые природные явления или разнообразные человеческие отношения. Произведение искусства может содержать в себе религиозные, философские, нравственные и политические пласты жизненных проблем. Искусство, действуя на того, кто воспринимает произведение (слушает музыку, читает стихи), пробуждает его мысли и чувства, возбуждает гамму художественно значимых смыслов. Художественная идея, по выражению А. А. Потебни, «развивается в понимающем, как его художественная мысль, его эстетическое переживание».[146]

Искусство представляет собой и особый род вненаучного знания о мире, а главное – о человеке, его духе. Это такое знание, которое достижимо только способом художественного мышления. При этом художник может изображать не красоту, выражать не эстетический восторг, а, скажем, негодование и даже омерзение по отношению к уродству или бесчеловечности. В этом плане художественные ценности шире эстетических. В их носителях – знаках и знаковых системах (таких как храм, картина, икона, поэма, пьеса и т. д.) – может воплощаться разнообразное содержание. Художественному осмыслению доступны все сферы природы, жизни и культуры.

Однако такое эмоциональное воплощение содержания и его осмысление становятся художественно действенными, а их результат (произведение) выступает как художественная ценность лишь при некоторых обязательных условиях. Во–первых, если это чувственное воплощение смыслов, осмысление себя и мира эстетически значимы. Если все пласты и смыслы произведения искусства (религиозные, философские, нравственные и т. д.) «втянуты» художником в поле эстетических отношений. Во–вторых, произведение оказывается художественно ценным, только если есть те, кто способен его художественно «постичь».

Художник, создавая произведения искусства, художественные ценности, воспроизводит эстетические ценности и творит новые, тем самым порождая красоту хотя бы в форме выражения художественной мысли, органично воплощающей художественное содержание. Он создает чувство красоты и в себе, и в тех, кому адресовано искусство. И чувство, родившись, снова и снова влечет человека к этой и подобным художественным ценностям.

Поэтому искусство – одно из мощнейших средств воспитания культуры вообще и эстетической культуры в частности, поскольку в искусстве духовное становится зримым, слышимым, осязаемым и вместе с тем чувственно привлекательным и желаемым, конкретным проявлением человеческого в человеке, волнующим его, способным захватить все его существо.

Но это может происходить, только если человек встречается с настоящим искусством и если его эстетический и художественный вкус достаточно развит. Причем, опять–таки, в основе художественного вкуса лежит вкус эстетический, т. е. прежде всего способность различать красоту и уродство. Но развитый художественный вкус – это уже способность отличать художественные ценности (во всем их богатстве, включающем и не собственно эстетические элементы) от того, что не ценно (от подделок, имитаций). Художественный вкус – это один из главных показателей наличия, характера и уровня художественной культуры человека (а художественные вкусы – культуры социальной группы).

Во–первых, художественная культура – это способность людей создавать художественные ценности и воспринимать их в этом качестве, т. е. развитие и реализация художественных способностей человека. Во–вторых, это процесс создания таких ценностей (художественное творчество), т. е. «обработка», оформление, облагораживание и одухотворение разных материалов, вещей, и т. д., творение искусственных, эстетически и художественно значимых форм и смыслов (создание произведений искусства). В–третьих, художественная культура выявляется в функционировании художественных ценностей, которое приводит к облагораживанию и одухотворению людей, взаимодействующих с ними.

Художественная культура тесно связана не только с эстетической, но и с другими сторонами и сферами культуры. Она, как и вообще культура, реализуется не абстрактно, а в конкретных условиях, в разной мере, на разных уровнях. Есть и в разной степени эстетически и художественно культурные люди и их группы. Полное отсутствие эстетической и художественной культуры означало бы, что у человека (или группы общества) настолько неразвиты чувства, что он вообще не может отличить красоту от безобразия. А это значит, что такой человек совершенно неспособен ни испытывать наслаждение от красоты (и отвращение к безобразию), от художественных ценностей, ни создавать что–либо эстетически или художественно ценное. В норме все люди в той или иной мере хотя бы эстетически восприимчивы. Эстетическая и художественная культура так или иначе реализуется в их жизни, существуя и проявляясь, однако, по–разному, в разной степени, на разных уровнях.

Низший уровень эстетической культуры определен прежде всего тем, что у людей, находящихся на нем, главными являются утилитарные потребности. Это жизненные потребности физического существования (в частности, здоровья), имущественного благополучия, комфортности бытия (материально–вещного и не очень высокого духовного). В общем, для человека этого уровня ценны прежде всего польза, успех, комфорт. В связи с этим возможности реализации эстетической и художественной культуры весьма ограничены.

Ведь красота в данном случае может оказываться значимой, но не быть действительной ценностью. Значимость красоты может проявляться в том, что она способна доставлять человеку удовольствие, а иногда и наслаждение. Но, во–первых, обычно ценятся элементарные и очевидные ее проявления: то, что развлекает не слишком тонкие чувства человека; то, что ласкает его зрение или слух; то, что доступно, понятно и, в общем, привычно, то, что не требует особого чувственного богатства, глубины и напряжения чувств, то, что способно затронуть их поверхностно. Это могут быть природные явления (цветы, пейзажи, пение птиц и т. п.) или доступные для людей этого уровня традиционно–привычные ценности: натуралистическое изображение тех же явлений природы, простая мелодичная музыка, легкая бытовая комедия, оперетта, мелодрама, несложная детективная или любовная история со счастливой или «слезливой» развязкой.

Во–вторых, для людей этого уровня утилитарное, полезное, удобное, функциональное, обыденно–разумное всегда важнее, чем красивое или высокохудожественное. Значимость и красоты, и искусства почти во всех отношениях ограничивается, задается и определяется утилитарностью, например, престижностью. Престижно иметь украшения (на себе и в доме), красивые вещи, иногда и произведения искусства, часто – красивую жену. Причем красивое на этом уровне – это обычно то, что считается таковым в кругу людей данного уровня, хотя иногда и то, что позволяет как–то выделиться. Нередко красота сводится к внешней красивости, т. е. ее выражениями оказываются наружный блеск, яркость и броскость; кроме того, красивым может считаться и то, что полезно. В крестьянской среде, например, женская красота связывалась прежде всего со здоровьем, необходимым и для работы, и для воспроизводства здорового потомства. В аристократической среде в женщине ценились такие черты, как слабость, хрупкость, изнеженность, так как у женщины этой среды было иное предназначение, нежели у крестьянки.

Примитивный эстетический вкус ориентирован не только на сближение красоты и полезности, но и на отождествление определенных свойств носителя эстетической или художественной ценности и самой ценности. При этом красивым считается и кажется именно то, что симметрично, геометрически правильно, соразмерно, пропорционально.

Для людей этого уровня искусство, художественные ценности значимы прежде всего как полезное средство украшения, развлечения и отдыха. Польза искусства очевидна и тогда, когда оно выступает средством идеологического воздействия или нравственного воспитания.

Таким образом, эстетический и художественный вкус человека, находящегося на низшем уровне культуры, грубоват и бедноват. Многое в жизни вообще эстетически не оценивается, т. е. многие художественные ценности не могут быть восприняты. Тем не менее эстетическая и художественная культура минимально реализуется и на этом уровне. Эстетическое восприятие и художественное «украшение» жизни делает ее, пусть и не слишком, но более человечной, несколько облагороженной и в какой–то мере одухотворенной.

На следующем, более высоком уровне, уровне самопроявления, красота оказывается одной из высших ценностей или самой высокой ценностью, а сфера эстетических отношений, эстетическая сторона чего бы то ни было вызывают специализированный интерес. Этот интерес, а также эстетический и художественный вкус имеют в своей основе специфическую развитость чувств. Человек такого уровня обычно наделен задатками, которые имеют отношение к эстетическому восприятию мира, художественному творчеству, наслаждению искусством. Это может быть музыкальный слух, чувство ритма, слова, способность к тонкому цветоразличению, эмоциональность натуры, сильное воображение и т. д. Вот поэтому возможно появление способностей (талантов) к рисованию, пению, танцам, сочинению музыки и стихов, игре на музыкальных инструментах. Эстетически, художественно одаренные люди нередко реализуют свои задатки и способности, ведь они дают им возможность для самовыражения в сфере эстетических и художественных явлений, возможность испытывать наслаждение от красоты и искусства.

Человек может быть или не быть художником–профессионалом, но интерес к проявлениям красоты и выразительности и в том и в другом случае серьезен и глубок. Стремление к красоте отчетливо и реализуемо. Оно может выявиться и в декоративно–прикладной деятельности, и в позиции любителя музыки, балетомана, завзятого театрала, серьезного читателя.

Вкус человека такого рода достаточно тонкий. Наслаждение, которое он получает (а если это художник, то и дает), настолько сильное, что оно существенно перевешивает «презренную» пользу и отодвигает разумность, тем более обыденную рассудочность, на второй план. Человек может как бы «раствориться» в эстетическом созерцании, т. е. настолько углубиться в звучащую музыку или читаемую книгу, что порой забывает обо всем: времени, заботах, делах. Красота, искусство в этом случае становятся самоценными и действуют на людей этого уровня, возвышая их душу до неземного восторга и неподдельных страданий. Эти впечатления настолько мощны, что люди преклоняются перед красотой и художественными ценностями, как перед святынями. Русский художник Врубель заявлял: «Красота – вот наша религия!» Люди, находящиеся на этом уровне эстетической и художественной культуры, способны погибать за красоту, жертвовать собой ради искусства.

Но они же порой могут принести в жертву Афродите и Аполлону других. Описываемый уровень бытия эстетической и художественной культуры – высокий, но не высший, хотя он обычен для творцов и страстных ценителей художественных ценностей. Во–первых, ограниченность этого уровня чаще всего связана с узкой «специализацией» интересов и пристрастий. И дело совсем не в том, что человек отдает наибольшее предпочтение одному виду или жанру искусства, хотя и это бывает. «Узкоспециализированным» на этом уровне часто оказывается вкус человека, так как вкус этот определяется преимущественным интересом к чему–либо. И если в «полосу пристрастий» человека не укладываются другие проявления красоты (художественности), то он становится «слеп» и «глух» к ним. Это ведет к отторжению «чуждых» эстетических и художественных ценностей. Эстетический и художественный вкус человека может развиться односторонне, будучи ограниченным определенной традицией, канонами, нормами. Или, если речь идет о новаторе, наоборот, может развиться абсолютное предпочтение эстетически или художественно нового, когда традиционное представляется уродливым в силу того, что оно традиционно.

Уровень самопроявления, специализированный уровень эстетической культуры может быть ограничен еще и чрезмерным интересом к этой сфере и абсолютизацией красоты и искусства в качестве ценностей. Это может приводить к существенным смещениям, т. е. эстетическое отношение фактически заменяется эстетским, а самоценность искусства делает его изолированным от жизни. Абсолютизация ценности красоты приводит к противопоставлению ее другим высшим человеческим ценностям (добру, истине), т. е. к нарушению целостности поля культуры.

Рафинированное эстетство выражается в том, что красота оказывается совершенной формой. То есть именно форма, а не органичность воплощения в ней духовности и содержательной человечности осознается и чувственно переживается как красота. Форма настолько утрачивает связь с духовно–содержательной стороной, что становится возможным как бы «эстетическое навыворот», т. е. восприятие и представление безобразного, уродливого в качестве эстетически ценного. Если до этого не доходит, то красота «разводится», например, с добром на том основании, что «тигр прекрасен и когда терзает несчастную лань», как говорил один из героев О. Уайльда.

Второй уровень эстетической и художественной культуры не исключает возможности перехода эстетического в эстетское и обессмысливания художественного, к чему в конце концов приводят концепции «искусства для искусства». И при переходе эстетического в эстетское, и при обессмысливании художественного человеческая чувственность формализуется до предела, за которым исчезает ее содержательная очеловеченность (облагороженность). А при выхолощенном содержании обедняется и форма. Можно сколько угодно молиться на красоту, но нельзя забывать о том, что она не ценнее человека.

Уже упоминавшийся художник Врубель считал, что глубоко почувствовать в искусстве – это значит «забыть, что ты художник, и обрадоваться тому, что ты прежде всего человек».[147] Другое дело, что не следует подчинять красоту как ценность иным ценностям (например, нравственным, а тем более – политическим), заранее определяя, что прекрасным может быть только то, что ведет к добру. Не следует требовать от искусства, чтобы оно становилось «учебником морали», «учебником жизни» или орудием в идеологической борьбе. Не следует требовать от художников, которые творят эстетические и художественные ценности, чтобы они непременно были красивы внешне и благопристойны в поведении. Любой человек, в том числе и художник, в каких–то отношениях может быть на высоком уровне культуры, а в каких–то – на низком. Для людей сферы искусства (художников, артистов, писателей и т. д.) обычным является второй, специализированный уровень эстетической и художественной культуры со всеми его преимуществами и издержками, поскольку это не самый высокий уровень.

Только на третьем, высшем уровне смысл эстетической культуры определяется доминирующей в жизни человека потребностью – потребностью в другом человеке. И тогда красота как ценность оказывается неотделимой от добра и истины в их высших проявлениях. И дело не в том, что красота может стать внешним выражением добра, его «оформлением» или – «предупреждающим сиянием истины» (В. Гейзенберг). Добро, красота и истина действительно неразделимы, хотя добродетель и красота – не одно и то же. Гений в искусстве и злодейство в жизни вполне совместимы. Ведь художественная ценность – это не гений, а его произведение. В жизни и порочное может выглядеть красивым, так как порок, вообще говоря, не античеловечен. А вот гнусность, подлость, предательство, доносительство и жестокость – антиэстетичны, безобразны. И эстетически культурный человек чувствует это, испытывая отвращение к тому злу, которое лишает человечности, противостоит ей. Говорят, что это чувственное отвращение к злу – нравственное чувство, и с этим можно согласиться. Но в то же время оно и эстетическое. Для высшего уровня культуры то и другое неразличимо или почти неразличимо. Ведь культура нравственная и культура эстетическая не просто взаимосвязаны, они едины в своих высших проявлениях. Ключевые ценности обеих сторон культуры («добро» и «красота») направлены к взаимоутверждению: красота реализуется полностью именно как добро, а добро выявляет свою полноту именно в красоте.

Но на более низких уровнях культуры они соотносятся иначе. Нравственность низшего уровня, граничащая с полным ее отсутствием, совершенно безразлична к эстетической стороне жизни. Осуществление добра как значимости (полезности, да еще и для себя) не связано с красотой и эстетическим наслаждением ни в намерении, ни в действии. Противодействие злу в той мере, в какой его понимает человек этого уровня, тоже не связано с безобразием зла и эстетическим отвращением к нему. Примитивные моральные и эстетические установки просто не пересекаются. Человек такого уровня культуры может быть, как это ни странно звучит, «отвратительно добрым». Скромные проявления сочувствия, жалости и милосердия, на которые он способен, часто оказываются анэстетичными. Дело еще и в том, что проблематично само отношение таких чувств и действий к нравственной культуре. Ведь в данном случае человек балансирует на грани культуры и бескультурья. Нравственное содержание его чувств, намерений и действий предельно бедно, соответственно, и оформленность, окультуренность их тоже бедны, грубы и заведомо неэстетичны. Хотя при подчеркнутом, лицемерно–заботливом отношении к другому человеку формы действий могут как бы эстетизироваться. Но именно «как бы», т. е. внешне, в виде имитации красоты, фальшивой красивости. В общем, человек, находящийся на низшем уровне нравственной культуры, обычно так же неразвит и эстетически (рафинированное эстетство – это не эстетическая развитость). В его поведении, общении с людьми едва намеченные нравственные и эстетические аспекты разделены и не противоречат друг другу.

На следующем уровне культуры между ее нравственными эстетическими компонентами и ценностями зачастую возникают противоречия, иногда доходящие до взаимоисключения. И это происходит тогда, когда нравственные ценности выступают как абсолютно высшие. При этом устанавливается подозрительное или негативное отношение к эстетическим и художественным явлениям. Считается, что красота в жизни не так уж важна, а если и важна, то для развлечения чувств, что допустимо, пока это не нарушает добропорядочности и не мешает вере. Красота может пониматься и как нечто злое, дьявольское, как плотское искушение. Тогда ценна только та красота, которая непосредственно ведет к Богу (ангельская), которая и есть добро. Подчеркнем, что речь здесь идет не об органичном единстве добра и красоты, а о том, что только добро и добродетель прекрасны. И, следовательно, о том, что произведение искусства ценно лишь тогда, когда в нем четко выражено нравственное содержание, когда оно очевидно способствует нравственному совершенствованию человека. Остальное в искусстве выглядит или пустым (и поэтому неценным), или аморальным (например, изображение обнаженных тел). Художники, артисты, вся атмосфера их жизни тоже кажутся в лучшем случае подозрительными, а в худшем вызывают нравственное негодование.

Наиболее яркое выражение все это получает у выдающихся моралистов, таких как Л. Толстой. Толстой искренне считал, что красота есть последствие добра и что «…красота, не имеющая в основании своем добро, как, например, красота цветов, форм, женщины, не суть ни истина, ни добро, ни красота, но только подобие их».[148] Музыка, которую он любил, понималась им как «наслаждение только немногим выше сортом кушанья…», потому что она «не нравственное дело».[149] Он был уверен в том, что «искусство, чтобы быть уважаемым, должно производить доброе».[150] Такая позиция писателя очень благородна и кажется проявлением культуры самого высокого уровня. Однако если ценность эстетических явлений и произведений искусства ставится в зависимость от нравственности, то на деле это приводит к ограниченному морализаторству и к искажению оценок достижений эстетической и художественной культуры. Хорошо известно, что, когда художник начинает специально направлять свое творчество к утверждению определенных нравственных принципов и идей, оно становится художественно ущербным. Конечно, искусство чему–то учит и пробуждает добрые чувства, но вовсе не потому, что оно нацелено на нравственное совершенствование читателей, зрителей, слушателей. Моральный ригоризм Толстого привел его к неадекватным, отрицательным оценкам творчества Шекспира, в пьесах которого нет ни грана морализаторства. Художественный вкус великого русского писателя (возможно, именно в связи с абсолютизацией нравственных установок) оказался консервативным и в оценках живописи импрессионистов, в которой он увидел лишь непонятные «выверты». К счастью, вкус некоторых русских купцов был более развитым в том смысле, что они умели мыслить перспективно, и потому, покупая полотна импрессионистов, они ориентировались на их эстетическую и художественную ценность, а не на временный социальный и ограниченный нравственный смысл.

Неоправданные смещения и в творчестве, и в оценочных суждениях тех, кто абсолютизирует нравственные ценности, во–первых, связаны с тем, что речь обычно идет об устоявшихся, привычных ценностях, нормах бытия. И все новое, не укладывающееся в нормы, с трудом воспринимается. Во–вторых, искажения в творчестве и его оценках вызваны и тем, что морализующий человек отказывает эстетическим явлениям в самостоятельной ценности. Красота кажется ему связанной с человечностью, только если она служит добру и если искусство и красота нравственно оправданны и полезны.

Но ни настоящее искусство, ни подлинная красота не нуждаются в «оправданиях» путем соотнесения с иными ценностями культуры (нравственными, религиозными). Они ценны сами по себе и человечны по своей сути. Поэтому их связь с нравственностью вполне органична для высшего уровня культуры. На этом уровне добро и красота не противоречат друг другу. Эстетический вкус в этом случае не терпит никакого безобразия, в том числе и нравственного. Высокоразвитое нравственное чувство ограждает от пошлости, «грязи» и в жизни, и в искусстве.

Правда, при этом важно помнить о возможности имитаций и эстетических, и нравственных ценностей (подделок, фальшивок), околокультурных явлений и тех, что представляют низший уровень культуры. Человек высокой культуры как раз обладает способностью к тонкому различению нюансов в сферах нравственных и эстетических ценностей. Эта способность проявляется в отношении ценностей культуры прошлого, настоящего и будущего, а также ценностей других культур, как бы они ни были непохожи на собственную культуру человека.

Естественно, поскольку люди даже высшего уровня культуры несовершенны, они тоже могут и ошибаться, и заблуждаться. Но главное здесь – сама настроенность и высокая степень умения отличать в конкретностях бытия культуру от некультуры, псевдокультуры, антикультуры. Отличать, благодаря и эстетическому вкусу, и нравственному чувству, развитым в определенной среде через воспитание, через общение с разными людьми и разнообразными ценностями культуры.

Добро реализуется не полностью там, где нет красоты, а если и реализуется, то несколько натужно. Красота, в свою очередь, не полностью реализуется там, где есть зло. Истинно добрые намерение, поступок вполне добры, если они прекрасны и могут быть пережиты как радость (для себя и для другого). Важно, правда, чтобы была возможность эстетического (а не эстетского) восприятия.

Эстетическое наслаждение полноценно как высшая человеческая радость, как праздник духа. Красота для человека полноценной эстетической культуры – это разнообразное (по носителям, формам, видам) чувственное выражение человечности человека вообще, в том числе добра и истины жизни. Такой человек способен к глубокому сопереживанию, сочувствию. Его вкус индивидуализован, не замкнут в рамки традиций, специализированных предпочтений, канонов и правил. Ему свойственно достаточно точно оценивать новое и перспективное в искусстве, при уважении к ценностям прошлых эпох и иных (чем его собственная) культур.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

culture.wikireading.ru

5.5. Художественная культура и искусство средних веков

5.5. Художественная культура и искусство средних веков

Развитие художественной культуры средних веков связано с историей всего средневековья. На раннем этапе наибольшее значение имело сохранение античного наследия, особенно латинского языка. Важнейшую роль здесь сыграли труды Аврелия Августина, Марциана Капеллы, Северина Боэция. В VI в. Флавий Кассиодор, приближенный остготских королей, в своих книгах дает образцы латинского стиля. В его южно-итальянском поместье Виварий соседствовали библиотека, скрипторий — мастерская по переписке книг, школа. Виварию подражали бенедиктинские монастыри — главные хранители культурного предания. В начале в VII в. в Испании Исидор Севильский пишет энциклопедию «Этимологии», в которой собраны остатки античных знаний. Другая тенденция раннего средневековья — рост самосознания варварских народов. Появляются истории готов, вандалов, франков, англов и лангобардов, записываются правовые нормы варваров, их мифы, легенды, песни. Слиянию римских и варварских традиций в единую европейскую культуру способствовало «Каролингское возрождение» в империи Карла Великого, проходившее под лозунгом христианского просвещения. Литература этого времени носит в основном учебный и справочный характер, тесно связана с нуждами церкви и государства.

Средневековая культура обретает свои классические формы в XI–XIV вв. В эту эпоху расцвета в ней большую роль играет взаимодействие, а иногда и борьба общеевропейского и национального начал. Представители того и другого переосмысливают этические и эстетические ценности христианства, их затрагивают византийские и исламские влияния, они постоянно возвращаются к античным образцам. В XIV–XVI вв. Возрождение и Реформация, несмотря на хронологическое совпадение со средневековьем, генерируют культурные явления, выходящие за его рамки и потому нуждающиеся в отдельном изучении.

Для того чтобы понять отличие средневековой культуры от современной, нужно помнить о ее редкости, разреженности. Как и всякое сложное изделие, предмет искусства был тогда уникален, индивидуален и дорог. Поэтому искусство стремится к концентрации, зримым воплощением которой явились книга и храм. Храм — не только место поклонения Богу, но и модель мира, сотворенного Богом. Эта модель стремится походить на оригинал, для воссоздания которого необходимы все виды искусства. Средневековая книга, как правило, в той или иной степени священна. Писание и предание церкви — это заветы Бога, записанные на человеческом языке. Но и научные труды язычников и мусульман являются зеркалом творения. Книги тщательно отделывались, украшались и весьма ценились. Для их вывоза из города требовалось специальное разрешение властей.

Наибольшим уважением пользовалась религиозная и научная литература. Ее содержание составляли догмы католицизма, их защита от иноверцев и еретиков, а также учения и идеи, обсуждавшиеся в школах и университетах. На форму этих произведений повлиял не раз нами отмеченный средневековый универсализм. Энциклопедии, богословские «суммы» стремятся полностью охватить материал, история разрастается во всемирную хронику, ведущуюся от сотворения мира, жития святых, поучения, легенды объединяются в циклы.

Самым древним по своему происхождению жанром светской литературы явился героический эпос. Он тесно связан с жизнью варварской эпохи, раннефеодальной военной поэзией, насыщен языческими образами и представлениями. Правда, записан эпос в поздних вариантах, подвергшихся влиянию христианства и рыцарской идеологии. Наибольшее внимание здесь уделено историческим деталям и всякого рода сказочным событиям и чудесам, так как эпос был и хранителем коллективной памяти народа, и фольклорным творчеством. В Северной Европе (Исландия, Скандинавские страны) сказания-саги создавались и исполнялись поэтами-скальдами, использовавшими материал древнегерманской мифологии. Похоже на них англосаксонское «Сказание о Беовульфе». Реалии военной истории раннего средневековья лежат в основе французской «Песни о Роланде» и испанской «Песни о моем Сиде». Героический эпос Германии — «Песнь о Нибелунгах» совмещает в себе воспоминания о деяниях бургундских королей и сказочные приключения богатыря Зигфрида. Все эти поэмы, народные по происхождению, подверглись литературной обработке в духе рыцарства, которое, впрочем, по происхождению было тесно связано с героями эпоса — варварскими вождями и их дружинниками.

Собственно рыцарская литература представлена возникшим в середине XII в. рыцарским романом. Романы писались на национальных языках. Главным их источником стали кельтские сказания о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, о трагической любви Тристана и Изольды, о подвигах Ланселота, Персеваля, Амадиса, популярные во всей Европе рассказы о поисках Грааля — волшебной чаши с кровью Христа. Крупнейшим представителем этого жанра был французский поэт XII в. Кретьен де Труа. Хотя роман близок эпосу, его герои живут уже в совсем другой среде — при дворах королей и крупных феодалов зрелого средневековья. Здесь складывается особая культура поведения, общения, развлечений, служившая образцом всему рыцарству. Для ее характеристики используется термин «куртуазность», обозначающий качества идеального придворного кавалера и происходящий от французского слова куртуази (учтивость, любезность, вежливость). Куртуазная культура и куртуазная литература составляли одно целое. Историки отмечают, что в XIV–XV вв. такие важные элементы жизни феодалов, как рыцарские ордена, обеты, турниры, ориентируются на литературные образы, превращаются в искусную и изощренную игру [10, с. 96].

Культ прекрасной дамы — необходимая часть куртуазной культуры. Любовное «служение» стало своего рода религией высшего круга. Не случайно в это же время столь сильно развивается почитание Девы Марии. Мадонна царит в небесах и сердцах верующих подобно тому, как дама царит в сердце влюбленного в нее рыцаря. Помимо рыцарского романа эта тема развивается и в поэзии. С конца XI в. в Южной Франции расцветает поэзия трубадуров, писавших на провансальском языке. Ею увлекаются и в других странах: на севере Франции появляются труверы, в Германии — миннезингеры. Куртуазная поэзия развивается в Италии и Испании. Сюжетами этой поэзии были не только любовные приключения рыцарей, но и их военные подвиги, описания турниров и праздников, восхваления сеньора. Часто устраивались состязания трубадуров с целью выявить сильнейшего в своем мастерстве. Поэтами были, как правило, мелкие феодалы, хотя не чуждалась этого искусства и знать. Так, король Ричард Львиное Сердце писал оригинальные стихи; впрочем, большая известность Ричарда объясняется скорее тем, что он был другом и покровителем многих трубадуров, прославивших его в своих песнях.

С XI в. центрами культурной жизни становятся города. Городская литература с самого своего возникновения создавалась на народных наречиях. Ее излюбленными жанрами становятся стихотворные новеллы, басни, шутки, выдвигающие нового героя — неунывающего, смышленого и ловкого типичного горожанина. Складывается городской сатирический эпос — французский «Роман о Лисе», переведенный на все европейские языки. Находчивый и дерзкий Лис Ренар (горожанин) постоянно одерживает верх над Волком Изенгрином (рыцарем), Львом Ноблем (королем), Ослом Бодуэном (священником). В XIII в. городской театр значительно удаляется от породившей его церковной мистерии и сближается с сохранившимися античными традициями разгульных карнавалов, сатурналий, вакханалий. Городские «игры» становятся сложными представлениями, состоящими помимо пьесы из выступлений жонглеров, акробатов, фокусников, певцов и т. п. Культура города была тесно связана с деревенской, они имели много общих черт и могут быть названы разными видами народной культуры.

Несмотря на все различия народной и «высокой» культур, нельзя не видеть и связь между ними. Далеко не все произведения духовной и богослужебной литературы были рассчитаны на интеллектуальную элиту. Сборники молитв и проповедей, жития святых распространялись среди широких масс и писались доступным для них языком. Кроме того, в XIII–XIV вв. происходит сближение и синтез ученой, рыцарской и городской литератур. Усиливаются религиозные и нравоучительные мотивы, множатся символы и иносказания. В этой атмосфере создаются литературные шедевры средневековья: французский «Роман о Розе», написанный Гильомом де Лорисом и Жаном де Меном, и «Божественная комедия» итальянца Данте Алигьери (1265–1321). Герой «Романа о Розе» — влюбленный поэт. Он стремится к идеалу, воплощенному в символическом образе Розы, попутно встречаясь с сотнями аллегорических персонажей (Стыд, Страх, Разум, Природа и др.). Данте повествует о странствиях разочарованной и страдающей души по аду, чистилищу и раю, где она ищет ответ на мучающие ее вопросы о смысле жизни, возможности обрести вечную мудрость. В «Божественной комедии» слиты воедино гениальная лирическая поэзия, популярные в то время рассказы о видениях потустороннего мира, хроника политической борьбы сторонников папства и империи, высшие достижения схоластической учености. Сочетание всеохватности и стройного порядка делает творение Данте литературным подобием средневековых соборов.

Храмы средневековья также были своеобразными каменными энциклопедиями универсального знания — «Библиями мирян». Мастера, возводившие их, пытались показать мир в его многообразии и завершенном гармоническом единстве. Сложнейшая система архитектурных, скульптурных и живописных образов является своего рода шифром, с помощью которого записан рассказ о незримой красоте божественного надприродного бытия [8, с. 459].

В Х в. складывается так называемый романский, т. е. римский, стиль, ориентирующийся на сохранившиеся после всех разрушений образцы античного строительства. Мощные каменные стены и сводчатые перекрытия романских соборов делают их храмами-крепостями, цитаделями Бога. Портал собора должен был создавать представление о небесных вратах: грубая простота и строгость форм напоминает о монолитной сплоченности церкви как войска Божия. Скульптурные фигуры, украшающие храм, кажутся приземистыми и асимметричными, но в них чувствуется мощь и непосредственность, соединение физической и душевной силы. Именно такими виделись святые вчерашним варварам, жившим в эпоху жесточайших феодальных междоусобиц. Постройки романского стиля сохранились в Германии, Италии; во Франции — это соборы в Клюни и Отене, замок в Каркассоне.

Романская архитектура развивается в течение двух веков, постепенно приобретая более утонченный вид. В XII–XIII вв. наступает новый этап в развитии средневекового искусства, появляется готика. Готические соборы строились по заказу городских коммун и свидетельствовали не только о религиозности, но и о богатстве, независимости горожан. Размеры этих зданий очень велики, возводились они многие десятилетия, а часто и века. В отличие от романского, готический собор лишен четкости линий, необозрим, устремлен ввысь. Его стены как бы растворены, они становятся ажурными, легкими, уступая место высоким узким окнам, украшенным цветными витражами [8, с. 460]. В убранстве собора преобладают объемные изображения — скульптуры и рельефы, в чем проявилась уже полная самостоятельность европейского искусства, его независимость от Византии, предпочитавшей плоскостные (живописные или мозаичные) изображения. Готическая скульптура, крупнейшим представителем которой был бургундский мастер Слютер, хочет передать человеческие чувства, в особенности трагические страдания Христа и мучеников. Она славит победу духа над плотью, используя при этом выразительность деталей, поз, жестов. Алтари украшаются и живописными полотнами, на которых с XIV в. вместе с библейскими персонажами появляются заказчики работы и другие современники художника. Отсюда развивается станковый портрет, затем появляется и светская монументальная живопись. Под сводами собора звучала музыка: сольное и хоровое пение, игра на заимствованном у византийцев органе. Сложившиеся в раннее средневековье григорианские хоралы дополнялись позднейшими гимнами, в церковь проникало влияние народной и рыцарской музыкальной культуры. В эпоху зрелого средневековья получает развитие инструментальная музыка, духовная и светская, усовершенствуется нотное письмо.

Средневековый собор и пространство вокруг него были средоточием культурной и общественной жизни, проявлением творческого гения средневекового человека. И сегодня соборы в Реймсе, Кельне, Наумбурге, знаменитый собор Парижской Богоматери являются одними из значительнейших памятников мирового искусства.

В заключение еще раз отметим главные черты средневековой цивилизации, существовавшей в Европе в V–XVII вв. Средневековье отличается по преимуществу аграрным характером экономики и преобладанием натурального хозяйства над товарным. Основой социального устройства была феодальная иерархия — система связей между сеньорами и вассалами. Господствующее положение в обществе занимали духовное и рыцарское сословия. В европейской политической системе до XIV в. важнейшую роль играет римско-католическая церковь, боровшаяся за власть и влияние со светскими правителями (императорами, королями).

Католицизм оказывал определяющее влияние на мировоззрение средневекового человека, образование, науку и искусство средневековья. Для средневековых картин мира свойственны иерархичность, универсализм, символизм. В искусстве преобладают религиозные мотивы, вместе с тем развивается и светская (придворно-куртуазная, городская, крестьянская) культура. Именно в средневековье были заложены основы существующего ныне европейского культурно-исторического типа. В XVII в. в Европе на смену средневековью приходит эпоха Нового времени.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Искусство в системе культуры

Искусство в системе культуры

«Искусство – форма культуры, связанная со способностью субъекта к эстетическому освоению жизненного мира, его воспроизведению в образно-символическом ключе при опоре на ресурсы творческого воображения» .

Но можно ли сказать, что этого определения достаточно, чтобы представить все многообразие смыслов, содержащихся в искусстве, чтобы уловить неповторимую специфику этого явления… Безусловно, ответ будет отрицательным. Никакое определение не сможет всех удовлетворить, в принципе, так как каждый человек имеет собственное представление об искусстве, его ценности и назначении. Любая попытка рассказать о том, что есть искусство, будет выражением предельно субъективной точки зрения. И в этом одно из самых существенных отличий искусства от других феноменов культуры. Искусство, несмотря на кажущуюся неопределенность и субъективность восприятия, однажды вошло в жизнь человека и уже не покидает его. Из века в век, несмотря на возрастающий прагматизм человека, все еще волнует бескорыстная красота живописи или музыки.

Сегодня невозможно однозначно ответить на вопрос, для чего человеку нужно искусство. Одни утверждают, что искусство существует для украшения жизни – эти люди упорно стремятся к открытию Красоты как вечного закона бытия. Действительно, Красота волновала человека: он пытался уловить ее в природе, в окружающих людях, выявить какие-либо критерии, а затем зафиксировать ее. В истории искусства можно найти миллиарды «свидетелей» (картин, скульптур, миниатюр, стихотворений, песен) таких встреч с Красотой. Другие считают, что искусство должно воспитывать человека – они ищут в произведениях Добро, Пользу, Справедливость. А третьи убеждены, что искусство является способом познания мира, поэтому их цель в искусстве – открытие и фиксация Истины. Так получается, что искусство способно удовлетворить весьма разнообразные интересы.

В чем же отличие искусства от других феноменов культуры, которые также предоставляют человеку возможность реализовать свои потребности? Ответ на этот вопрос следует искать в неразрывной связи искусства с реальностью. Жизнь человека полна изменчивости: человек оказывается втянутым в это вечное изменение внешней действительности и внутреннего мира. Человек может искать способы приспособления или преодоления этой изменчивости: накапливая и применяя знания, он выстраивает вокруг себя мир культуры, защищающий его от непредсказуемости природы. Так деятельность человека превращается в борьбу за выживание. Но человек открыл для себя иной способ существования – не приспосабливаться и бороться с окружающей реальностью, но играть с ней. Умение играть, присущее даже животным, человек начинает использовать не только как способ научения чему-то или передачи знания и т.д., но как универсальный способ сосуществования человека с миром и другими людьми.

Искусство является универсальной формой мировосприятия, которая присуща только человеку. Поэтому, можно сказать, что искусство является уникальным способом выражения именно человеческого бытия. В чем специфика такого способа реализации человека мы и попытаемся выяснить.

Критерии определения искусства различны: они зависят от специфики культуры, в рамках которой творит художник, от места и времени создания и восприятия произведения.

В самом широком смысле понятие «искусство» употребляется в двух значениях:

1. Искусство – это искусность, мастерство, умение, ловкость, высокая оценка способности выполнять какую-либо работу. Часто так оценивают человека, который не просто профессионально выполняет свою работу, но делает это красиво, легко или как-то особенно вдохновенно. Поэтому и дворник, разметающий листья, может сам себя чувствовать или восприниматься другими как поэт.

2. Искусство – это творческая деятельность, направленная на создание художественных произведений, эстетически выразительных форм.

Если соединить эти два значения, то получится следующее определение:

Искусство – это художественная деятельность, основанная на мастерстве и умении.

Традиция понимания искусства как мастерства и умения сложилась уже в Античности, когда были сформулированы такие фундаментальные понятия как Poesis, Mimesis, Techne.

Первое понятие, Poesis, означает акт творческого действия, основанный на вдохновении. Важнейшим условием создания или восприятия произведения искусства является особое состояние. Не случайно в мировой художественной культуре так распространен сюжет посещения поэта или художника Музой, символическим образом вдохновения:

Прилежно я внимал урокам девы тайной;

И, радуя меня наградою случайной,

Откинув локоны от милого чела,

Сама из рук моих свирель она брала:

Тростник был оживлен божественным дыханьем

И сердце наполнял святым очарованьем.

А. С. Пушкин «Муза» Таким образом, состояние вдохновения, переживаемое как появление «из ниоткуда» чего-то нового, характеризуется особой открытостью по отношению к миру и готовностью к творческому диалогу, как с реальностью, так и со своим ощущением этой реальности.

Диалогичность искусства нашла выражение и во втором понятии. Mimesis означает «подражание природе». По мнению древних греков, человек не может придумать ничего, чего не было бы в природе, поэтому в искусстве он только и может подражать ей.

Третье понятие, Techne – это ремесло, наука, ловкость, сделанность, завершенность. Идея находит выраженность, воплощенность, только когда мастер воплотил ее в материале, приложил к созданию произведения искусства физические усилия.

Таким образом, искусство воспринимается как постоянный возврат к природе, диалог с миром, в котором живет художник:

Позднее под искусством стали понимать творческую деятельность, направленную на постижение и преобразование окружающего мира по законам красоты. Вот слова «по законам красоты», казалось бы, и отличает искусство от других видов творчества: например, в науке творчество происходит по законам логики и разума. Но в различных культурных традициях понятие красоты определяется по-разному: то что казалось красивым человеку 17 века, современному человеку кажется уродливым. К тому же все чаще художники намеренно обращаются не к чему-то «прекрасному», но выражают свое отношение к миру через «безобразное». Поэтому, если воспринимать искусство как средство фиксации именно красоты, искусство лишается какого-либо смысла.

Невозможно также определить искусство только как выражение индивидуально-личностного отношения художника. Ведь были эпохи, когда художник был выразителем не личного, но общественного миропонимания: достаточно вспомнить прекрасные, построенные по определенным канонам средневековые храмы, иконы, которые писались и пишутся до сих пор по иконографическим канонам, или типичные древнеегипетские «портреты» фараонов. Такое искусство – это в первую очередь искусство традиции, а во вторую очередь, искусство индивидуальной творческой инициативы. Все методы и приемы древнерусского или древнеегипетского искусства призваны выражать вечность и неизменность происходящего и изображаемого. Это были эпохи великих канонов! Эпохи, которые не донесли до нас практически ни одного имени художника или архитектора. Архитектор, размещающий свое имя где-нибудь на крыше собора, рисковал оказаться на инквизиционном костре. Времена изменились, сегодня за подпись никто не отправит художника на костер. Однако и сегодня сохраняется эта традиция: мы не сможем узнать на имя, ни время создания иконы, вышедшей из иконописной мастерской Новотихвинского монастыря в Екатеринбурге или любого другого монастыря России – ведь икону создает не человек, но Бог руками человеческими. Каноны, пропущенные через индивидуальное осмысление, не сдерживают, но направляют художника по пути выражения всеобщего идеала или вечного знания, представления о мире и человеке.

Вследствие эффективности такого способа трансляции идей как искусство в разное время кто-нибудь да стремился поставить искусство на службу себе, использовать его. Очень долго искусство доказывало свое право на самостоятельность от политики, морали, литературы и так далее. Однако полностью подчинить искусство себе не могла ни одно из перечисленных явлений культуры: сама природа искусства не позволяет использовать его язык для передачи уже готовых философских, религиозных или политических идей. Эти идеи все равно, так или иначе, преобразуются в сфере искусства, проходят интерпретацию, эмоционально окрашиваются в зависимости от художника.

Итак, единственным всеобщим критерием, определяющим специфику искусство как формы культуры, является то, что любая идея вне зависимости от своего содержания выражается через художественный образ и посредством художественных средств. Именно за счет этого искусство оказывается специфической деятельностью, отличной от других форм культурной деятельности.

Искусство, кем и где бы оно ни создавалось или воспринималось, создает особое пространство. Действительно, одной из самых распространенных версий появления и существования искусства является версия искусства как украшения жизни: серая обыденная реальность меняется как только мы слышим любимую песню, а не менее серый бетонный забор радует глаз, когда вместо мата на нем появляется настоящая живопись граффити. Книга Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в стране чудес» является своеобразным подтверждением этой версии: в чудесный мир, где предметы меняют свои обычные размеры и функции, героиня попадает через кроличью нору, преодолев какую-то границу, разделяющую две реальности.

Художественное пространство пронизано различными границами: это может быть театральная рампа, рама картины, телевизионный экран, первая страница книги и так далее – все это разные варианты границы вымышленного и реального мира. Поэтому можно говорить о наличии нескольких значений понятия «отграничения» места, в котором существует искусство. Рассмотрим эти границы на примере театра как особого пространства, в котором переплетается максимально возможное количество границ.

Первое – «отграничение» реальное: театр как здание, как совокупность сценографических объектов, служебных помещений и зала, является местом, имеющим реальные границы, отделяющие это место от других.

Второе – «отграничение» культурное: человек приходит в театр, воспринимая его как культурное учреждение, в котором действуют определенные законы, стереотипы поведения, традиции. Все эти нормы и стереотипы поведения призваны защитить художественную реальность от реальности «невоспитанного» зрительного зала, от зрителя, разговаривающего по телефону, шуршащего фантиками от конфет, комментирующего происходящее и так далее. Театр в данном случае выступает как особое замкнутое культурное пространство с действующей в нем системой правил поведения. В процессе воспитания человек научается корректировать свое поведение в зависимости от того, где он находится на рок концерте или эстрадном шоу, в цирке или в театре.

Третье – «отграничение» художественное: театр как место, в котором «зарождается жизнь» в виде спектакля, на время спектакля оказывается «отграниченным от остального мира» за счет переживания зрителями и актерами художественных образов в художественном пространстве. Таким образом, отграничение в театре позволяет ему функционировать одновременно и как реальное архитектурное пространство, и как иерархически выстроенное пространство культуры, и как художественное пространство – а в целом как пространство, структурирующее человеческое бытие в культуре.

Все существующие границы, которые преодолевает человек до встречи с произведением искусства (будь то спектакль, картина, архитектурное сооружение или книга), призваны не только выделить художественную практику человека как отдельную от его повседневной деятельности, но и подготовить его к этому особому виду деятельности. Но если прийти в театр и соблюдать все правила нахождения в нем не так уж и трудно для человека с достаточным опытом посещения театра, то проникновение в «реальность» спектакля, да и вообще любого произведения искусства – самое сложное для человека вне зависимости от его возраста или опытности. Зачастую многолетний опыт может даже мешать, когда человек не способен непосредственно, как ребенок, воспринимать то или иное произведение искусства, что влияет на объем получаемого удовольствия.

Способность преодолеть эту границу между своим восприятием мира и восприятием художника напрямую связана с подвижностью внутреннего мира человека, с его способностью реагировать на внешние воздействия и меняться. Меняться не только по отношению к какому-либо произведению, автору или стилю, но и по отношению к культуре в целом. Поэтому «отграничение» тесно связано с процессом преодоления границ: человек, попадая в пространство существования искусства, вносит изменения в свои повседневные духовные и физические практики, что совершенно необходимо для освоения новых областей и уровней культуры, а, следовательно, для совершенствования личности.

Однако, граница, разделяющая вымышленный и реальный мир, не может преодолеваться полностью, иначе это приводит к нарушению художественного пространства и исчезновению искусства. Очень важно для потребителя продукта художественной культуры понимать, что этот продукт – не реальность, а лишь авторское видение реальности. Зритель, не умеющий работать с этой границей, может принимать игру за реальность и неадекватно реагировать на искусство: например, кинуть чем-нибудь в актера, играющего отрицательного персонажа или плеснуть в картину кислотой.

Способность грамотной работы со всеми типами описанных границ является показателем уровня художественной культуры личности, ее способности вступать в художественный диалог. А это очень важный аспект данной темы, так как искусство коммуникативно по своей природе; созданные произведения всегда адресованы человеку, зрителю. И хотя художник могут намеренно встать в позу «мне публика не нужна, я творю для себя» надежда на то, что их произведения увидят свет, есть всегда. Поэтому такая поза – ни что иное, как лукавство. Произведение искусства, которое не видит человек – мертвое.

Восприятие произведения искусства – это всегда диалог, а не коммуникация. Если в процессе коммуникации информация движется однонаправлено от автора к зрителю, а в диалоге обе стороны участвуют в обмене идеями.

Художественный диалог – отношения, возникающие между участниками в процессе художественного сотворчества и художественного восприятия, своеобразный диалог, в котором передается художественная информация. При этом произведение искусства становится посредником между автором и зрителем, одновременно являющимся соавтором.

Художественное общение может быть «непосредственным»: когда автор и зритель «общаются» напрямую, а время создания и восприятия произведения совпадают. Например, театр является искусством, которое творится только на глазах зрителя, которое ежесекундно зависит от настроения актеров и сиюминутной реакции зрителей, что и обеспечивает «непосредственность» художественного общения. Между актером и зрителем может быть только рампа и несколько рядов впереди сидящих людей; а в условиях театра на малой сцене рампа уничтожается, и зритель получает возможность максимально приблизиться к художественной реальности спектакля и даже оказаться внутри нее. Время создания и восприятия произведения объединены также в цирке, на концерте, на различного рода перформансах, когда зрители непосредственно присутствуют в момент рождения чего-то нового и могут повлиять на процесс.

Но также художественное общение может быть более опосредованно: автора и зрителя разделяет время и пространство. Например, как бы нам, живущим в XXI веке, ни хотелось пообщаться с великим безумцем Винсентом Ван Гогом – это невозможно!

Как можно заметить, художественное общение определяется не только временем и пространством, но и спецификой различных видов искусства, каждый из которых подразумевает свой язык, свой способ организации диалога и пространства.

В рамках таких видов искусства как архитектура, скульптура, кинематограф, живопись художественный образ жестко фиксируется в материале. И здесь можно наблюдать как плюсы, так и минусы такой привязанности к материалу. С одной стороны, чем более произведение искусства зависит от материала, тем менее оно изменяется. Невозможно предложить режиссеру Андрею Тарковскому изменить что-то в его фильме, поспорить с ним не только потому, что этого режиссера уже нет в живых, но и потому, что фильм уже был смонтирован и озвучен. Также мы не можем потребовать изменить пропорции фигуры Венеры Милосской «в связи с изменившимися эталонами красоты женского тела» – это было бы абсурдно. Но с другой стороны, разрушение материала приводит к гибели и самого художественного образа. Сколько мировая культура насчитывает невозвратных потерь: картин, погибших в военных конфликтах и от рук психически ненормальных людей, разрушенных храмов, уничтоженных скульптур. В этом смысле фраза «Рукописи не горят!» становится очень условной.

Есть произведения искусства, у которых привязанность к конкретному материалу практически сведена до минимума, они могут меняться в зависимости от зрителя. Но и они оказываются беззащитными перед временем. Так, например, вложить новый смысл в пьесу «Гамлета» Шекспира возможно: и, как правило, каждый режиссер, когда-либо бравшийся за постановку этой пьесы, выражал современные и актуальные для него, его времени и страны идеи. Он мог переодевать Гамлета в джинсы, заставлять его играть на саксофоне, но при этом ни одна строчка шекспировского текста им не менялась. Как пьеса «Гамлет» может существовать в виде письменного или устного текста, который может быть воплощенным в спектакле или фильме.

Одним из самых «нематериальных» видов искусств является музыка. Звук – прозвучал, и его уже нет! Поэтому музыка, не переложенная на ноты, может и не сохраняться во времени. Но у музыки есть и преимущества по сравнению с той же скульптурой. Так скульптор в материале «раз и навсегда» фиксирует собственную трактовку образа. Зритель, созерцающий эту скульптуру, сталкивается с готовым зримым образом и его фантазия оказывается подчиненной видению скульптора. В одном и том же музыкальном произведении два слушателя могут услышать совершенно разные идеи или настроения, их фантазия ограничивается только их же личностью. Поэтому абстрактная музыка зачастую более трогает человека, чем готовый зримый скульптурный образ. Можно привести и такой пример: человек отправляется в кинотеатр на экранизацию прочитанной недавно книги и понимает, что он совершенно все не так представлял. Дело в том, что чем больше произведение искусства дает возможность додумать зрителю, тем большее удовольствие зритель получит.

Однако вернемся к рассмотрению специфики художественного диалога. Схематично его можно представить следующим образом:

Художественный образ, запечатленный в произведении, является как бы авторским высказыванием, предназначенным для зрителя. Поэтому проблема понимания языка является одной из самых важных. В межличностном общении зачастую возникает проблема непонимания Другого: хотя люди находятся рядом и имеют благоприятные условия для того, чтобы понять друг друга понимание все таки может и не возникнуть. В условиях художественного диалога Зритель может попробовать понять Автора только через оставленное им произведение, поэтому путь к пониманию усложняется. Человек, обладающий небольшим опытом общения с искусством, при столкновении с каким-то новым художественным языком начинает воспринимать произведение как своего противника. Неприятие чего-то неизвестного – естественная психологическая реакция. «Защищаясь» человек начинает «бороться» с произведением, занимая позицию «непонимания и нежелания понять». Кроме фактора неопытности зрителя есть еще и фактор привыкания к определенному художественному языку. Так, например, в 60-70-е гг. XIX века появляются художники, которых уже не устраивает реалистический язык, они вырабатывают свою манеру и получают название «импрессионисты» - К. Моне, П. Ренуар, П. Синьяк, Э. Дега и другие. Однако, публика еще не привыкла к их живописи, критика обрушивается на их выставки. Пройдет несколько лет, и импрессионисты будут успешно продавать свои работы, а место «отверженных» займут новые художники: В. Ван Гог, Ж. Сёра, П. Гоген, А. Тулуз-Лотрек и другие.

Итак, индивидуальное авторское видение может не совпадать с нашим видением мира, тем привлекательнее для нас искусство. В свою очередь художественная культура как раз и помогает человеку научится понимать различные языки искусства. Накапливая опыт общения с искусством, человек постепенно овладевает языком цвета, линий, музыки, жестов и так далее, что помогает ему глубже воспринимать новые произведения искусства. Поэтому можно научится музыкальному языку и языку абстрактной живописи, можно научиться процессу восприятия любого авторского языка. Овладевая художественными языками, человек выходит на путь взаимопонимания, а не отгораживания от других людей, а, следовательно, его бытие в культуре становится разнообразнее, а самореализация многограннее.

В рамках художественной культуры человек овладевает различными приемами художественного общения. И одновременно у него формируются:

1. Потребность в художественном общении, своеобразная привычка, которая формирует мотив общения. Мотивом может быть желание пережить какие-либо эмоции: в результате реализации этого желания у человека появляются «привязанности», предпочтения в искусстве, человек собирает в домашнюю видеотеку любимые фильмы или коллекционирует музыкальные записи любимой группы и отправляется на каждый новый концерт этой группы. Мотивом может быть не только желание получить что-то (эмоции, новые идеи), но и желание выразить себя, создав какой-либо художественный объект с воплощенным в нем идеи или чувства, и таким образом зафиксировать себя в культуре. Оба описанных мотива являются актуализирующими творческий потенциал, заложенный в каждой личности;

2. Установку на общение, которая складывается до начала художественного контакта. В процессе художественного диалога установка может сыграть положительную роль, настроив зрителя на определенный художественный язык и способ общения, но может и помешать. Достаточно представить такую условную ситуацию: пожилая любительница классической музыки отправляется на концерт, в программе которого обещано исполнение сочинений Вагнера. Но случайно она попадает на концерт группы «Неприкасаемые». Возможно, если бы она была подготовлена к такому изменению, то смогла бы воспринять и эту музыку, но из-за определенной установки на Вагнера наша героиня, скорее всего, будет шокирована;

3. Коммуникативные навыки, которые основываются на овладении языками искусства: умении использовать язык в зависимости от жанра и вида искусства + понимание авторской мотивировки;

4. Гибкость сознания и художественная память;

5. Формирование ценностно-смыслового отношения к произведению искусства;

6. Способность установить общность своего духовного мира и мира автора.

Таким образом, чем выше уровень художественной культуры, тем более личность оказывается способной к творческой и сотворческой деятельности, тем более становится открытой для диалогического контакта с миром другого человека, выраженного в художественном произведении, и тем более разнообразной становится жизнь человека. На основе вышеизложенного необходимо определить функции искусства в жизни человека и процессе существования культуры в целом.

Искусство на протяжении всей истории мировой культуры является специфической системой накопления

и передачи опыта в особой языковой системе, использующей в качестве инструментов цвет, ритм,

формы, объемы, звуки и т.д. Информация хранится в образах, знаках, символах, в текстах и вещах

и т.д. Существуют институты, занимающиеся накоплением и сохранением культурной информации:

музей, галерея, театр. То есть художественная культура – естественная память общества человека,

коллективная память и индивидуальные впечатления.

Во-первых, за счет приобщения человека к этой памяти реализуется и воспитательная функция. Воспитание в искусстве происходит опосредованно, так как воспитание – это не цель искусства, оно менее важно, чем процесс. Художественное воспитание и образование являются подсистемами художественной культуры.

Во-вторых, функция накопления и передачи опыта, включает в себя и объединяющую функцию, которая подразумевает интеграцию общества посредством искусства.

И, в-третьих, кроме накопления и передачи опыта искусство выполняет и его обновление. Это связано с тем, что искусство всегда имеет авторскую природу (даже если автор намеренно выступает как анонимное лицо). Каждый раз художник открывает мир заново, постоянно обновляя действительность. Новаторство и новизна выступают здесь как особый способ самоутверждения. За счет использования средств искусства предлагаемая художником модель реальности оказывается представленной в ярких, эмоциональных образах, что достаточно сильно воздействует на зрителя. Поэтому производитель всегда несет ответственность за то, что он создал, какие идеи выразил, и как его создание повлияло на людей.

Специфика искусства как способа трансляции информации заключается в том, что искусство

диалогично. Поэтому диалогическая функция является одной из центральных. Если рассматривать искусство

как средство общения, то можно сказать, что в нем закрепляется связь между человеком и культурой;

благодаря искусству человек может не только вступать в диалог со своими современниками, но и переноситься

в другие эпохи и страны, общаться с другими поколениями, людьми (даже вымышленными).

Однако диалогическая функция напрямую связана с функцией обновления культуры. Искусство – есть диалог автора и зрителя как соавторов, в результате которого появляется нечто новое (эмоция, ценность, идея, объект). Таким образом, каждая встреча с искусством потенциально является своеобразным экспериментом:

«Эксперимент – опыт, попытка осуществить что-нибудь каким-либо способом» [3]. Дополнением к данному определению должны быть смыслы, воспринимаемые как неотъемлемые составляющие понятия эксперимента: «поиск», «попытка», «открытие», «новизна», «изменение традиций», «ломка стереотипов» и так далее.

«Эксперимент предполагает готовность искусства к поиску, даже к ошибкам ради того, что еще не существует» .

Именно диалог определяет направленность эксперимента: для качественного изменения художественной культуры (ее содержания и функций) эксперимент должен распространяться на всех участников, а не только на зрителей. Художник, будучи инициатором и координатором эксперимента, направляет все усилия в первую очередь на себя – ставит себя в ситуацию постоянного самоопределения – и только после этого обращается к зрителям. Следовательно, организация ситуации диалога – особая задача искусства, которую необходимо решить для успешного протекания художественного эксперимента.

Художественный эксперимент – опыт создания определенных условий обновления приемов искусства, изменения участников и системы ценностей культуры в целом, что осуществляется за счет формирования единого смыслового художественного (игрового) пространства.

studfile.net

Глава 11 Художественная культура. Культурология: Учебник для вузов

Глава 11

Художественная культура

Биографии великих культур – портреты в духе Рембрандта. Это образы, созданные великими писателями. Дон Кихот, Вертер, Жюльен Сорель – вот портреты целой эпохи. Фауст – это портрет целой культуры. Настоящий портрет в духе Рембрандта – есть история.

Евг. Богат

Художественная культура занимает особое место как в системе культуры в целом, так и в духовной культуре. По уровню ее развития, по характеру созданных произведений судят об эпохе. Античность, Средневековье, Возрождение и другие исторические периоды узнают главным образом по художественной культуре, созданной в это время. Часто именами творцов обозначают время, в которое они жили: «эпоха Шекспира», «век Пушкина», хотя каждый из них прожил исторически короткое время – одну человеческую жизнь.

Происходит это потому, что в художественной культуре проявляются самые существенные черты духовной жизни общества, потому что она активно воздействует на все другие формы общественной и духовной жизни – на мораль, религию, науку, политику, философию и т. д., испытывая, в свою очередь, их влияние.

Но, что самое главное, художественная культура непосредственно воздействует на человека, постоянно находится в контакте с ним, независимо от того, осознает он это или нет, приобщается к ней сознательно или, как ему кажется, безразличен к ней.

Художественная культура активно участвует в формировании духовного мира личности. Именно поэтому так важно понять своеобразие художественной культуры, особенности ее проявления, ее роль в развитии общества и место в современной жизни.

«Сейчас, в эпоху глобализации и появления новых вызовов человечеству и мировому устройству, когда высокая специализация научных и общественных дисциплин приводит к тому, что нам легче видеть мир в деталях, нежели в совокупности, только литература и искусство способны дать человеку цельное восприятие, без которого невозможно прийти к убеждениям, открывающим глубокий смысл явлений и человеческой природы» (Чингиз Айтматов).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

culture.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *