На какие вопросы отвечает сказуемое в русском: Сказуемое: виды, вопросы, примеры

Содержание

Сказуемое: виды, вопросы, примеры

Сказуемое как член предложения.

В школе, каждый из нас изучал такой предмет, как русский язык. Очень важная роль была уделена предложениям. Попробуем сегодня вспомнить разбор предложения по составным частям. Грамматической основой предложения являются подлежащее и сказуемое. Более подробно остановимся на сказуемом.

Сказуемое – один из основных членов предложения. Рассмотрим вопросы, на которые сказуемое отвечает.

На какие вопросы отвечает сказуемое?

Сказуемое обозначает действие подлежащего. Отвечая на вопросы «что делать?», «что сделать?», «каков предмет?» и «кто он такой?» сказуемое может описывать не только действие, но и состояние. Характерным для сказуемого является то, что чаще всего оно представлено, такой частью речи, как глагол. Хотя, бывают и исключения. Этот член предложения может запросто быть и причастием и прилагательным и даже существительным.

Приведем пример: «Малыш улыбался, глядя на маму», сказуемым будет являться слово «улыбался», это слово является глаголом и обозначает действие подлежащего, то есть «малыша».

Виды сказуемых.

Существуют три вида сказуемых. Рассмотрим их подробнее.

Простое глагольное сказуемое.

В первом случае сказуемое представлено обычным глаголом. Оно может быть в любом наклонении, например, «он сидит» или «он лежал». Большое заблуждение в том, что если сказуемое представлено одним словом, то оно обязательно простое глагольное. А вот и нет! Простое глагольное сказуемое может быть представлено в виде двух и трех слов. Например, «Пойду поиграю» или «Алиса ждала, ждала лета и не дождалась».

Составное глагольное сказуемое.

Вторая ситуация представляет сказуемое в виде неопределенной формы глагола и вспомогательного глагола.

Опять таки, сказуемое может состоять и из трех слов. Чаще всего в качестве вспомогательного глагола используют модальные глаголы или глаголы, обозначающие фазу действия. Приведем примеры: «Он хочет пойти на вечеринку» или «Я вчера не смогла с ней увидеться».

Составное именное сказуемое.

В случае, когда сказуемое является составным именным, в нем присутствуют глагол-связка и именная часть. Именная часть может быть выражена практически любой частью речи, а глагол-связка наиболее встречаемый – «быть». Примеры: «Еда была невкусная», «Его связь с преступным миром была очевидна».

Похожие статьи

Члены предложения в русском языке

Подлежащее

Подлежащее – это главный член двусоставного предложения, обозначающий носителя признака (действия, состояния, свойства), названного сказуемым. Подлежащее может быть выражено именительным падежом имени, местоимением, инфинитивом. Отвечает на вопрос кто? что?Завод работает. Язанимаюсь. Кто-то поёт. Семеро одного не ждут. Курить вредно.

Сказуемое

Сказуемое – это главный член двусоставного предложения, обозначающий признак (действие, состояние, свойство), отнесенный к носителю, который выражен подлежащим. Сказуемое выражается спрягаемой формой глагола, инфинитивом, существительным, прилагательным, числительным, местоимением, наречием, словосочетанием. Отвечает на вопросы что делает (делал, будет делать)? какой?: Он читает. Жить – 

значит бороться. Сестра врач. Сын высокого роста. Погода тёплая. Она теплее, чем вчера. Эта книга твоя. Этот урок третий. Учитьсяинтересно. Учёба играет большую роль. Дочь становится взрослой и хочет быть врачом.

Определение

Определение – это второстепенный член предложения, отвечающий на вопросы какой? чей? который? Определения делятся на:

·Согласованные определения. Согласуются с определяемым членом в форме (падеже, числе и роде в ед. ч.), выражаются прилагательными, причастиями, порядковыми числительными, местоимениями: Большие деревья растут возле отцовского домика. В нашем классе нетотстающих учеников. Он решает 

эту задачу второй час.

·Несогласованные определения. Не согласуются с определяемым членом в форме. Выражаются существительными в косвенных падежах, сравнительной степенью прилагательных, наречиями, инфинитивом: Шумели листья берёзы. Ему нравились вечера в доме бабушки. Выбери ткань с рисунком повеселее. На завтрак дали яйца всмятку. Их объединило желание увидеться.

Приложение

Приложение – это определение (обычно согласованное), выраженное существительным (одним или с зависимыми словами): город-герой,студенты-узбеки; Мы встретили Архипа-кузнеца. Она, голубушка, чуть не умерла со страху. Явился лекарь, человек небольшого роста. Не согласуются в форме с определяемым словом приложения, выраженные прозвищами, условными названиями, помещенные в кавычках или присоединяемые при помощи слов 

по именипо фамилииВ газете “Комсомольская правда” интересный репортаж. Он читает про Ричарда Львиное Сердце. Я пошёл на охоту с лайкой по кличке Рыжая.

Дополнение

Дополнение – это второстепенный член предложения, отвечающий на вопросы косвенных падежей (кого? чего? кому? чему? что? кем? чем? о ком? о чём?). Выражается существительными, местоимениями в косвенных падежах или именными словосочетаниями: Отец развивал в нём интерес к спорту. Мать послала брата с сестрой за хлебом.

Обстоятельство

Обстоятельство – это второстепенный член предложения, выражающий характеристику действия, состояния, свойства и отвечающий на вопросы 

как? каким образом? где? куда? откуда? почему? зачем? и т. п. Выражается наречиями, существительными в косвенных падежах, деепричастиями, инфинитивом, фразеологизмами: Вдали громко стучал дятел. Песня звучит всё тише. Она говорила улыбаясь. Он выехал из Москвы в Киев. Нельзя работать спустя рукава.

Однородные члены предложения

Однородные члены предложения – это главные или второстепенные члены предложения, выполняющие одинаковую синтаксическую функцию (т.е. являющиеся одними и теми же членами предложения: подлежащими, сказуемыми, определениями, дополнениями, обстоятельствами), отвечающие на один и тот же вопрос и произносящиеся с интонацией перечисления: Всю дорогу ни он, ни я не разговаривали. Мы пели и плясали

Весёлый, радостный, счастливый смех огласил комнату. Расскажи про засады, про битвы, про походы. Она долго, растерянно, но радостножала ему руку. Однородные определения надо отличать от неоднородных, характеризующих предмет с различных сторон: в этом случае отсутствует интонация перечисления и нельзя вставить сочинительные союзы: В землю врыт круглый тёсаный дубовый столбище.

Вводные слова и предложения

Вводные слова и предложения – слова и предложения, равнозначные слову, занимающие в предложении независимую позицию, выражающие разные аспекты отношения говорящего к предмету речи: безусловно, вероятно, по-видимому, разумеется, вернее, точнее сказать, грубо говоря, одним словом, к примеру, между прочим, представьте, я думаю, как говорится, казалось бы, если не ошибаюсь, можете себе представить и т. п.

Вставные конструкции

Вставные конструкции – слова, словосочетания и предложения, содержащие добавочные замечания, уточнения, поправки и разъяснения; в отличие от вводных слов и предложений, не содержат указания на источник сообщения и на отношение к нему говорящего.

В предложении выделяются обычно скобками или тире: В жаркое летнее утро (это было в начале июля) мы отправились за ягодами. Солдаты – их было трое – ели, не обращая на меня внимания. Я не понимал (теперь я понял), как жесток я был с нею.

Сказуемое

Сегодня мы ответим на такие вопросы.

·                   Что такое сказуемое?

·                   На какие вопросы отвечает сказуемое?

·                   Чем выражается сказуемое?

Мы уже говорили о подлежащем. И знаем, что подлежащее – это главный член предложения. Подлежащее отвечает на вопросы кто? что?

Подлежащее обозначает того, кто действует, испытывает состояние, обладает признаком.

Подлежащее обычно выражается именем существительным или местоимением.

Итак, мы называем предметы и явления. Цветы. Бабочки. Мальчик.

Но в речи мы не можем обходиться только названиями этих предметов и явлений.

Мы должны что-нибудь сказать о них.

Что мы можем сказать об этих явлениях?

Цветы цветут. Бабочки порхают. Мальчик улыбается.

Итак, основу предложения составляет не только то, о чём говорится в предложении. Но ещё и то, что мы можем сказать об этом предмете или явлении.

То, о чём говорится в предложении – это подлежащее. Мы это уже знаем. А вот то, что мы можем сказать о подлежащем – это и есть сказуемое.

Сказуемое – главный член предложения. У этой части грамматической основы – говорящее название. Ведь сказуемое обозначает то, что мы можем

сказать о предмете.

Вот перед нами предмет. Назовём его. Чайник.

Это подлежащее. А теперь скажем о нем что-нибудь.

Наш чайник кипит. Кипит – это сказуемое.

И вот мы уже можем дать первое определение сказуемому.

Сказуемое – это главный член предложения. Сказуемое обозначает то, что мы можем сказать о предмете и явлении, то есть, о подлежащем.

В предложении сказуемое подчёркивается двумя сплошными линиями.

А теперь давайте немного поразмышляем: что такого мы можем сказать о предмете.

Вот мы видим предмет – принтер. И первый вопрос, который нам приходит в голову… А для чего этот предмет? То есть – что он делает?

Принтер – что делает? – печатает.

В этом предложении сказуемое – печатает. Сказуемое отвечает на вопрос что делает предмет? И как вы думаете, чем выражено наше сказуемое? Ну конечно, глаголом. Ведь именно глагол отвечает на вопрос что делает? И на похожие вопросы.

Но, предположим, что у нас есть предмет, который ничего особенно не делает. Вот изумруд. Что о нем можно рассказать? Можно задать вопрос – какой он? Изумруд зелёный. Здесь сказуемое – зелёный. Оно отвечает на вопрос какой? И выражено прилагательным, ведь именно прилагательное отвечает на этот вопрос.

Ну, а какой ещё вопрос можно задать о любом предмете? Самый простой – что это такое? То есть, чем является предмет.

Мороженое – лакомство. Сказуемое здесь – лакомство. Отвечает на вопрос что это такое? И выражается именем существительным.

Теперь мы можем дополнить наше определение. Сказуемое отвечает на вопросы что делает предмет? какой (или каков) этот предмет? что такое предмет?

Сказуемое выражается глаголами, прилагательными, существительными.

А чтобы закрепить изученную тему, совершим небольшое путешествие. Отправимся в зоосад и будем задавать три самых главных вопроса.

Сначала посмотрим на утконоса.

Посмотрите на вопросы и на сказуемое в трёх предложениях. В первом предложении сказуемое выражено существительным, во втором – кратким прилагательным, в третьем – глаголом.

Продолжим наше путешествие и теперь познакомимся со страусом.

Чем выражено сказуемое в этих предложениях? В первом предложении – существительным, во втором – кратким прилагательным, в третьем – глаголом.

Обратите внимание, наше сказуемое опять выражается в первом предложении – существительном, во втором – прилагательном, а в третьем – глаголом.

Итак, что мы должны запомнить сегодня на уроке?

Сказуемое – это главный член предложения. Сказуемое обозначает то, что мы можем сказать о предмете или явлении, то есть, о подлежащем.

Сказуемое отвечает на вопросы что делает предмет? какой (или каков) этот предмет? что такое предмет?

Сказуемое чаще всего выражается глаголами, но может также выражаться прилагательными или существительными.

Что такое подлежащее в русском языке. Что такое подлежащее и сказуемое. Главные члены предложения

На какие вопросы отвечает подлежащее? Ответ на поставленный вопрос вы получите в представленной статье. Кроме этого, мы расскажем вам о том, какими частями речи может выражаться данный член предложения.

Общие сведения

Прежде чем рассказать о том, на какие вопросы отвечает подлежащее, следует понять, что это такое. Подлежащим (в синтаксисе) называют главный член предложения. Такое слово грамматически независимое. Оно обозначает предмет, действие которого отражается в сказуемом. Как правило, подлежащее называет то, о чем или о ком идет речь в предложении.

На какие вопросы отвечает подлежащее?

Иногда для правильного и грамотного написания текста очень важно определить Для того чтобы это сделать, следует знать несколько правил русского языка.

Итак, подлежащее отвечает на вопросы «Кто?» или «Что?». Следует также отметить, что при данный член подчеркивается только одной чертой. Подлежащее, а также все второстепенные члены предложения, которые к нему относятся, образуют состав подлежащего.

Выражение различными частями речи

Как мы выяснили, подлежащее отвечает на вопросы «Кто?» или «Что?». Однако это не означает, что представленный член предложения может выступать лишь в виде имени существительного, стоящего в именительном падеже.

Подлежащее нередко выражается и другими частями речи, имеющими различные формы и разряды.

Местоимения

Подлежащее в предложении может быть:

  • Личным местоимением: Она посмотрела направо, а затем налево .
  • Неопределенным местоимением: Жил некто одинокий и безродный .
  • Вопросительным местоимением: Кто не успел, тот опоздал .
  • Относительным местоимением: Он не сводит глаз с тропинки, что идет через лес .
  • Отрицательным местоимением: Никто этого не должен знать .

Другие части речи

Определив, на какие вопросы отвечает подлежащее, его можно довольно легко найти в предложении. Но для этого следует знать, что такой член нередко выражается и следующими :


Как видите, мало знать, что подлежащее отвечает на вопросы «Что?» или «Кто?». Ведь для того чтобы правильно определить данный член предложения, необходимо знать особенности всех частей речи.

Подлежащее как словосочетание

В некоторых предложениях подлежащее может выражаться синтаксически или лексически при помощи неразложимых словосочетаний. Такие члены обычно принадлежат к различным частям речи. Рассмотрим, в каких случаях данные словосочетания встречаются чаще всего:


Другие формы

Чтобы определить главный член предложения, задайте вопросы к подлежащему. Ведь только в этом случае вы сможете его определить.

Так какие же еще возможны комбинации частей речи, которые выступают в предложении как подлежащее? Примеры приведем далее:


План разбора главного члена предложения (подлежащего)

Чтобы определить подлежащее в предложении, для начала следует указать его способ выражения. Как мы выяснили выше, это может быть:

  • Какое-либо отдельное слово, которое принадлежит к одной из следующих частей речи: имя прилагательное, неопределенная форма глагола, числительное, местоимение, причастие, стоящее в именительном падеже существительное, наречие или иная неизменяемая форма, употребляемая в тексте в значении существительного.
  • Синтаксически неделимое словосочетание. В этом случае следует указать форму и значение главного слова.

Пример разбора предложений

Чтобы определить главный член предложения, следует задать вопрос к подлежащему. Приведем примеры:


В данной главе:

§1. Главные члены предложения — подлежащее и сказуемое

Подлежащее

Подлежащее — это главный член предложения, не зависящий от других членов предложения. Подлежащее отвечает на вопросы И.п.: кто? что?

В предложении подлежащее выражается по-разному.

Чем выражено подлежащее?

В роли подлежащего может быть слово или словосочетание.

Чаще всего подлежащее выражено:

1) существительным: мать, смех, любовь;
2) словами, имеющими функцию существительного: существительными, произошедшими из прилагательных или причастий: больной, заведующий, встречающий, мороженое, столовая;
3) местоимениями: мы, никто, что-нибудь;
4) числительными: трое, пятеро;
5) неопределённой формой глагола: Курить — вредно для здоровья;
6) словосочетанием, если оно имеет значение:
а) совместности: муж с женой, утка с утятами, мы с подругой;
б) неопределённости или всеобщности: Что-то незнакомое показалось вдали. Кто-то из гостей прикрыл окно;
в) количества: В городе живёт 2 миллиона человек;
г) избирательности: Любой из них мог стать первым. Большинство учеников справилось с контрольной;
д) фразеологизма: Пришли белые ночи.

Сказуемое

Сказуемое — это главный член предложения, обозначающий то, что говорится о предмете, являющемся подлежащим. Сказуемое зависит от подлежащего и согласуется с ним. Оно отвечает на разные вопросы: что делает предмет? что с ним происходит? какой он? кто он такой? что это такое? каков предмет? Все эти вопросы — разновидности вопроса: что говорится о предмете? Выбор конкретного вопроса зависит от структуры предложения.

Сказуемое содержит важнейшую грамматическую характеристику предложения: его грамматическое значение.

Грамматическое значение — это обобщённое значение предложения, которое характеризует его содержание с точки зрения двух параметров:

  • реальности-ирреальности,
  • времени.

Реальность-ирриальность выражается наклонением глагола.

  • Глаголы в изъявительном наклонении характерны для высказываний, отражающих реальную ситуацию: Дождь идёт., Светает.
  • Глаголы в повелительном и в условном наклонении характерны для предложений, отражающих не реальную, а желательную ситуацию. Не забудь зонт!, Вот бы сегодня дождя не было!

Время — показатель соотнесённости ситуации с моментом речи. Время выражается глагольными формами настоящего, прошедшего и будущего времени.

Простое и составное сказуемое

Сказуемое в двусоставных предложениях может быть простым и составным. Составные делятся на составные глагольные и составные именные.

Простое сказуемое — это вид сказуемого, у которого лексическое и грамматическое значения выражены одним словом. Простое сказуемое всегда глагольное. Оно выражено глаголом в форме одного из наклонений. В изъявительном наклонении глаголы могут стоять в одном из трёх времён: настоящем — прошедшем — будущем.

Он знает стихи наизусть.

изъявительное наклонение, наст. время

Он знал стихи наизусть.

изъявительное наклонение, прош. время

Он выучит стихи наизусть.

изъявительное наклонение, буд. время

Вы выучите эти стихи наизусть.

повелительное наклонение

В кружке вы выучили бы стихи наизусть.

условное наклонение

Составное сказуемое — это вид сказуемого, у которого лексическое и грамматическое значения выражены разными словами.
Если в простом глагольном сказуемом лексическое и грамматическое значения выражены в одном слове, то в составном — разными словами. Например:

Неожиданно малыш прекратил петь и начал смеяться.

Прекратил петь, начал смеяться — составные сказуемые. Слова петь, смеяться называют действие, выражая при этом лексическое значение. Грамматическое значение выражается словами: прекратил, начал

Составные сказуемые бывают глагольными и именными.

Составное глагольное сказуемое

Составным глагольным сказуемым называется сказуемое, состоящее из вспомогательного слова и неопределённой формы глагола. Примеры:

Он закончил работать.

Я хочу тебе помочь.

Вспомогательные слова делятся на две группы:

1) глаголы со значением начала-продолжения-конца действия, например: начать, закончить, продолжать, прекратить, перестать;

2) глаголы и краткие прилагательные со значением возможности, желательности, необходимости: мочь, смочь, хотеть, захотеть, желать, стремиться, стараться; рад, готов, должен, обязан, намерен.

В составном глагольном сказуемом вспомогательные слова выражают грамматическое значение, а неопределённая форма глагола — лексическое значение сказуемого.

В том случае, если вспомогательным словом служит краткое прилагательное, то оно употребляется со связкой. Связкой служит глагол быть. Вот соответствующие примеры со связкой в прошедшем времени:

Я так рада была с вами встретиться!

В настоящем времени слово есть не употребляется, опускается: связка нулевая, например:

Я так рада с вами встретиться!

В будущем времени связка быть ставится в будущем времени. Пример:

Буду рада с вами встретиться.

Составное именное сказуемое

Составным именным называется сказуемое, состоящее из глагола-связки и именной части. Глаголы-связки выражают грамматическое значение сказуемого, а именная часть — его лексическое значение.

1. Глагол-связка быть выражает только грамматическое значение. Вчера она была красивой. В настоящем времени связка нулевая: Она красивая.

2. Глаголы-связки стать, становиться, делаться, являться, считаться, казаться, называться, представляться: Дом издали казался точкой.

3. Глаголы-связки со значением движения или расположения в пространстве: прийти, приехать, сидеть, лежать, стоять: С работы мать вернулась усталая., Мать сидела задумчивая, грустная.

Во всех этих случаях глаголы-связки могут быть заменены на глагол быть. Предложения будут синонимичные, например:

Мать сидела задумчивая, грустная.Синонимично: Мать была задумчивая, грустная.

Он считался самым талантливым из нас. Синонимично: Он был самым талантливым из нас.

При подобной замене, конечно, не передаются все нюансы значения. Поэтому язык и предлагает различные глаголы-связки, подчёркивающие различные оттенки значений.

Возможны сочетания глагола-связки со вспомогательными словами: Она мечтала стать актрисой.

Именная часть составного именного сказуемого

Именная часть составного именного сказуемого выражается в русском языке по-разному, причём, что парадоксально, не только именами. Хотя самым распространённым и характерным является использование в роли именной части составного именного сказуемого именно имён: существительных, прилагательных, числительных. Естественно, имена могут быть заменены местоимениями. А поскольку роль прилагательных и причастий схожа, то наряду с прилагательными могут выступать и причастия. Также в именной части возможны наречия и наречные сочетания. Примеры:

1) имя существительное: Мать — врач., Анастасия будет актрисой.,

2) имя прилагательное: Он вырос сильным и красивым.,

3) имя числительное: Дважды два четыре.,

4) местоимение: Ты будешь моей., Кто был никем, тот станет всем («Интернационал»).,

5) причастие: Сочинение оказалось потерянным., Дочка была вылечена окончательно.,

6) наречие и наречное сочетание: Туфли были впору., Брюки оказались как раз.

В именной части могут быть не только отдельные слова, но и синтаксически неделимые словосочетания. Примеры:

Она вбежала в комнату с весёлым лицом.
Она сидела с задумчивыми глазами.

Нельзя сказать: Она вбежала с лицом., Она сидела с глазами., потому что словосочетания с весёлым лицом и с задумчивыми глазами синтаксически неделимы — это именная часть составного именного сказуемого.

Проба сил

Узнайте, как вы поняли содержание этой главы.

Итоговый тест
  1. Какие члены предложения считаются главными?
    • подлежащее и дополнение
    • определение, обстоятельство и дополнение
    • подлежащее и сказуемое
  2. Может ли подлежащее быть выражено словами, произошедшими из прилагательных или причастий:
    заведующий, больной, влюбленный ?
  3. Может ли подлежащее быть выражено словосочетаниями, например:
    мы с друзьями ?
  4. Какое подлежащее в предложении:
    Любой из вас может подготовиться к ЕГЭ и успешно сдать его .?
    • любой
    • любой из вас
  5. Какие характеристики входят в грамматическое значение предложения?
    • реальность — нереальность и время
    • вид и время
  6. Верно ли, что простое глагольное сказуемое — это сказуемое, у которого лексическое и грамматическое значение выражены одним глаголом?
  7. Верно ли, что составное сказуемое — это особый тип сказуемого, у которого лексическое и грамматическое значения выражены разными словами?
  8. Я не смогу тебе помочь . ?
    • простое глагольное
    • составное глагольное
    • составное именное
  9. Какое сказуемое в предложении:
    Он всегда считался серьёзным .?
    • простое глагольное
    • составное глагольное
    • составное именное
  10. Какое сказуемое в предложении:
    Дважды два — четыре .?
    • простое глагольное
    • составное глагольное
    • составное именное

Как известно, грамматическая основа предложения состоит из двух частей: подлежащего и сказуемого. Подлежащее соответствует вопросу «О чем/ком говорится в предложении?». Рассмотрим этот главный член предложения подробнее.

Чем может быть выражено подлежащее

Подлежащее может быть выражено практически любой частью речи. Наиболее частые способы его выражения — это:

  • Имя существительное (Мама свяжет мне свитер.).
  • Личное или другой тип местоимения (Она нас не понимает.).
  • Инфинитив глагола (Любить значит всегда поддерживать. ).
  • Причастие (Нашедший книгу вернул ее в библиотеку.).
  • Имя прилагательное (Старший поднялся из-за стола.).
  • Имя числительное (Трое бежали куда-то по дороге.).

Эти случаи наиболее часто встречаются. В некоторых ситуациях подлежащими могут быть целые выражения, например, фразеологизмы. Гораздо реже в качестве этой части грамматической основы выступают союзы, частицы или предлоги. Это возможно только в том случае, когда они выполняют именную функцию и грамматически становятся схожи с именами. Например: «Или » — это союз.

Важно запомнить, что, если подлежащее выражено какой-либо временной частью речи, оно обязательно должно стоять в форме Именительного падежа. Здесь важно не перепутать его с Винительным, поскольку обе эти падежные формы отвечают на вопрос «что?». Имена существительные в Винительном падеже являются не подлежащими, а прямыми дополнениями.

Разбор подлежащего

Грамматическую основу можно разобрать синтаксически. Если нам требуется сделать анализ подлежащего, то нужно ответить на два основных вопроса:

  1. Какой частью речи оно выражается?
  2. В какой форме указанная часть речи стоит?

В большинстве случаев окажется, что мы имеем дело с именем существительным в Именительном падеже. Приведем пример предложения, где подлежащее выражено фразой:

«Через тернии к звездам !» — это был девиз композитора.

В данном случае подлежащим является цитата. Форму ее мы определить не можем. Обратим внимание на то, что синтаксический разбор внутри цитаты не проводится, и вся она является одним членом предложения.

Подлежащее в эвенкийском языке всегда выступает в именительном падеже единственного или множественного числа. Кроме суффикса множественного числа, к подлежащему могут присоединяться притяжательные суффиксы.

Подлежащее может быть выражено, главным образом, именем существительным и личным местоимением, а также местоимениями указательными, определительными, вопросительными, неопределёнными, отрицательными, причастием, именем отрицания ачин и условным деепричастием. Подлежащее также может быть выражено именами прилагательными и числительными, если они употребляются в заместительной роли.

Подлежащее — имя существительное

Ӈинакинми сома ая бичэн. Собака моя была очень хорошая. Эдын сотмарит эдыллэн. Ветер подул сильнее. Эду, дуннэӈдут, инкит а я оран. Здесь, на нашей земле, настала хорошая жизнь. Каштанка (ӈинакин гэрбин) эсивэ саврэ бэевэ ичэрэн. Каштанка (кличка собаки) увидела незнакомого человека.

Подлежащее может выражаться сочетанием имени существительного или местоимения в именительном падеже с существительным или местоимением в совместном падеже, при этом к имени существительному в именительном падеже может присоединяться суффикс совокупности, множественности (-а, -э, -о, -я, -е, -ё).

Бэе асинунми дюдувар бидечэтын. Мужчина с женой жили в своей юрте. Туракия нюӈнякинун гулдычэтын, умукэнду бидэвэр. Ворона с гусем договорились вместе жить.

Часто, однако, существительное или местоимение в совместном падеже не входит в состав подлежащего и служит дополнением. В этом случае число и лицо сказуемого соответствует слову, стоящему в именительном падеже.

Умнэкэн, август нонолдёрокин, би Шарикнун бэюмэсинчэв. Однажды в начале августа я с Шариком отправился на охоту. Бэеткэн гиркилнунми олдоксодук дюканэ (скворечниква) оран. Мальчик с товарищами сделал домик (скворечник).

Подлежащее — личное местоимение

Эси тырга би аят бэюктэм. Сегодня я хорошо охотился. Си идук эмэнни? Ты откуда пришёл? Агкитту бу горово пароходва алатчэчавун. На пристани мы долго ждали парохода. Мит уллэвэ депчэл бичэт. Мы съели мясо. Тэгэми су локочовунма одяпгасун.Завтра вы сделаете вешала. Нуӈартын уллэӈилвэр наннадин даста. Они закрыли своё мясо шкурой.

Подлежащее — указательное местоимение

Эр миннун сурусинчэн, тар дюдуви эмэнмучэн. Этот со мной пошёл, тот дома остался. Тарил гунивкил: сома сэмту (сэмтэвчэ) эриӈисун (пэктырэвуннун). Те (они) говорят: очень ржавое это ваше (ружьё). Тариӈив (моты), хоролисиникса, бурурэн. Тот мой (лось), перевернувшись, упал.

Указательное местоимение, являясь самостоятельным членом предложения — подлежащим или дополнением, может иметь притяжательные суффиксы, как, например, в словах: эриӈисун это ваше, тариӈив тот мой и т. п., образуя указательно-притяжательные местоимения.

Подлежащее — определительное местоимение

Долболтоно упкат эмэчэл. Вечером все пришли. Кэтэдытын эчэтын минэ сарэ. Многие из них не знали меня. Хадылтын хутэлнунмэр эмэчэл. Некоторые из них пришли с детьми. Мэнэкэр урикиттулэвэр уллэвэ нисучэтып. Сами увезли мясо на стойбище.

Подлежащее — вопросительное местоимение

Ӈи эр бэевэ тагрэн? Кто этого человека узнал? Экун хокторонду бисин? Что на тропинке? Ӈил лаӈдулав туксасина? Кто к моей ловушке побежал (побежали)? Экур эр потаду биси? Что в этой сумке?

Подлежащее — неопределённое и отрицательное местоимения

Гороло экун-мал ичэврэн. Далеко что-то показалось. Ӈи-вэл авунмав бакаран. Кто-то нашёл мою шапку. Ӈи-дэ эчэ эмэнмурэ, упкат хавалнасина. Никто не остался, все ушли работать.

Подлежащее — имя числительное

Умукэнтын улумилэн бичэн. Один из них был хорошим охотником на белку. Илантын дюдун эмэнмучэл. Трое из них остались в его юрте. Эду дыгин хавалдяӈатын. Здесь четверо (четыре) будут работать.

Подлежащее — имя прилагательное

Хэгдыгу бэюктэвки оча. Самый большой (старший) стал охотиться. Аяткул премиява гара. Лучшие получили премию. Сагдагул нян таткиттула эмэктэвкил. Старые тоже приходят в школу.

Подлежащее — причастие

Олломидярил-да, бэюмидерил-дэ собраниела клубтулэ эмэрэ. И рыбачащие, и охотящиеся пришли на собрание в клуб. Эмэчэл упкатва аят улгучэнэ. Пришедшие всё хорошо рассказали. Гоёвунӈивча сэктэлду хуклэдечэн. Раненый лежал на ветках.

Подлежащее — имя отрицания ачин в сочетании с именем существительным (или местоимением)

Советскайду Союзту хава ачинин ачин. В Советском Союзе нет безработицы. Кэ эдынэ ачинин оран! Ну, настало безветрие! Тулилэ сунэе ачин мова ивэдечэн. На улице раздетый рубил дрова.

Подлежащее — деепричастие условное

Дяврадеми ургэпчу бичэн. Ехать на лодке было тяжело. Яӈилду дюга бидеми со ая. На гольцах летом жить очень хорошо. Дукуми нуӈан бинивэн ая бимчэ. Хорошо бы было написать о его жизни.

Упражнение 139

Прочтите. В каждом предложении найдите подлежащее. Разберите его по следующей схеме:

1. Этыркэн ӈинактай урэ оёлин бэюмидечэн. 2. Дюга бу гороткуду урикитту бидечэвун. 3. Тэгэми унэ алагумни пионерилнун экскурсияла сурудеӈэтын. 4. Яӈил оёдутын иманна бивки. 5. Дюр иргичил китэмэли хуктыдерэ. Ге сагды, ге — илмакта. Илмакта сэгдэннэдуви вавчавэ эӈнэкэнмэ угадячан. Сагды амардун хуктыдечэн. Сагды иргичи, бэелвэ, ӈинакирва ичэксэ, илмактадук ванэви гамалчаран. Тариӈилвун дюктэ халлэ. 6. Ӈи тарилва ичэрэн? 7. Би куӈакардук ханӈуктам: «Нги миннун сурудеӈэн, огородту хавалдави?» Умукэр гунэ: «Бу сурудеӈэвун». Гил гунэ: «Бу-дэ сурудеӈэвун». 8. Толгокива ирудяри дювун дагадун илча. 9. Эси тырга си муннун клубтулэ сурумчэс. 10. Миша гиркиви гундеривэн бадечан тэдедеми. 11. Элэ кэтэдытын эмэвкил. 12. Таткитвун гулэн мома.

Любое предложение, если оно не является набором слов, содержит в своей основе грамматическое ядро. Оно представлено сказуемым и подлежащим либо чем-то одним из них. Вне зависимости от того, к какой части речи принадлежит подлежащее и его способов выражения, оно всегда имеет форму именительного падежа. Это позволяет быстро определить, присутствует этот главный член в предложении или нет.

Грамматическое ядро

В это понятие входят сказуемое и подлежащее в виде основной части синтаксической конструкции. Именно они являются смысловым ядром фразы, поясняющим, о чем в ней ведется речь, кем или чем производится действие.

Сказуемое представлено какой-либо формой глагола и может быть как простым глагольным, так и составным, а также составным именным, например:

  • Лес стоял плотной стеной, словно не хотел впускать незваных гостей. Подлежащее «лес» (кто? что?). Сказуемые: 1) «стоял» — одиночное, 2) «не хотел впускать» — составная конструкция, состоящая из двух глагольных форм.
  • Он стал врачом по призванию. (Составное именное сказуемое представлено глаголом-связкой и именной частью речи).

Если представлена обоими главными членами предложения грамматическая основа, способы выражения подлежащего возможны разные: как отдельными частями речи, так и цельными словосочетаниями. Чтобы выяснить, какое слово в синтаксической конструкции им является, следует задать вопрос «кто? что?».

Важно: винительный падеж также содержит вопрос «что?», поэтому нужно помнить, что основные морфологические способы выражения подлежащего представлены именительным падежом. Например:

  • Яблоко подкатилось прямо к моим ногам. («Кто? Что?» яблоко — подлежащее в именительном падеже).
  • Подняв яблоко, подкатившееся прямо к моим ногам, я съел его. («Кого? Что?» яблоко — винительный падеж).

В русском языке подлежащее может быть представлено именными или служебными частями речи, инфинитивом или цельным словосочетанием.

Имя существительное

Эта часть речи указывает на предмет, раскрывающий значение, что это или кто это. Существительное может относиться к живой или неживой природе, обозначать абстрактные или вещественные понятия, быть собирательным, одушевленным или неодушевленным, собственным или нарицательным.

Если рассматривать подлежащее и его способы выражения, то существительное — один из самых распространенных приемов. Как правило, в качестве подлежащего могут выступать опредмеченные слова, как с конкретным, так и абстрактным понятием. Существительные, имеющие оценочное значение, например, скопидом, озорник, дуралей, балбес и другие, выступают в качестве подлежащего крайне редко.


Способ выражения подлежащего в предложении через существительное — один из самых распространенных.

Местоимение

На втором месте по частоте употребления стоит местоимение. Оно указывает на предметы, их признаки или количество, не называя их. Морфологические показатели местоимений обусловлены тем, какую часть речи они замещают в тексте.

Какой способ выражения подлежащего в предложениях в качестве местоимения, зависит от его вида:

  • Оно может быть представлено личной формой, например: Я впервые пропустил лекцию профессора Иванцова. (Подлежащее способно выражаться как единственным числом личного местоимения, так и множественным). Например: Мы (вы, ты, они, она, он) впервые пропустили лекцию профессора Иванцова.
  • Неопределенные местоимения в качестве способа выражения подлежащего. Примеры: Кто-то постучал в дверь. Некто звонил по телефону и дышал в трубку.
  • Отрицательные формы местоимения: Ничто так не сближает, как совместная смертельная опасность.
  • Подлежащее и его способы выражения в виде вопросительно-относительных местоимений встречаются реже. Например: Кто не любит снег на Новый год и Рождество?

Остальные разряды местоимений могут выступать в предложении в качестве подлежащего, только если они заменяют собой существительные, например:

  • То хорошо, что дождь перестал идти. (Указательное местоимение «то»).
  • Это было так давно. (Указательное «это»).
  • Всякий хочет получить признание окружающих. (Определительное местоимение «всякий»).

Существительное и местоимение — это основные способы выражения подлежащего. Остальные именительные части речи встречаются реже.

Прилагательное

Эта часть речи передает признак предметов, отвечая на вопросы «чей?» и «какой?». В качестве подлежащего прилагательное можно встретить лишь в том случае, если оно заменяет в предложении существительное, например:


Важно: какой способ выражения подлежащего в предложениях ни был бы, оно всегда отвечает на вопросы «кто? что?», кроме случаев, когда используется имя существительное в косвенном падеже с предлогом, указывающее на приблизительное количество чего-либо, например: Свыше дюжины рыбацких лодок вышли в море. (Подлежащее «свыше дюжины»).

В некоторых предложениях трудно определить подлежащее, так как оно выражено редко употребляемыми в этом качестве частями речи.

Причастие в роли подлежащего

Эта самостоятельная часть речи передает признак предмета по его действию и отвечает на вопросы «какой?», «какие?». По сочетает в себе свойства глагола и прилагательного.

Подлежащее и его способы выражения через причастия возможны только в том случае, когда они заменяют существительное. Как правило, это действительная форма (она обозначает признак действия, который совершает предмет) этой части речи.

Например:

  • Потерявший паспорт должен сообщить об этом работнику паспортного стола. (Подлежащее «потерявший» выступает в роли существительного и отвечает на вопрос «кто?»).
  • Говоривший словно запнулся, и повисла пауза.
  • Бегущие остановились, чтобы перевести дух и попить воды.

Во всех предложениях причастия, как в настоящем, так и прошедшем времени в единственном или множественном числе, выступали в качестве существительного.

Числительное

Это самостоятельная часть речи, которая указывает на количество предметов. В качестве подлежащего используются следующие :

  • Количественные (отвечают на вопрос «сколько?»), например: Три — сакральное число во многих религиях. Одна отличалась от своих подруг.
  • Собирательные числительные указывают на наличие нескольких предметов, объединенных вместе, например: Двое вошли в бар, и на секунду взгляды посетителей обратились к ним. Обе были достойны победить, но только одна выйдет в финал.
  • Порядковые числительные указывают на место предмета при счете, например: Первому приходится сложнее всего, так как остальные идут за ним. Второе оказалось вкуснее постного супа.

Во всех приведенных примерах числительные отвечали на вопрос «кто? что?» и играли роль существительного.

Служебные части речи в качестве подлежащего

Такие как междометия, союзы, частицы и наречия редко становятся подлежащими в предложениях. Как правило, они так же заменяют существительные, например:

  • Будет ли новое завтра? (наречие «завтра» отвечает на вопрос «что?»).
  • «И» — это соединительный союз.
  • «Пусть» применяется при образовании повелительной формы глагола.

Так как это несамостоятельные части речи, то в качестве подлежащего используются в основном в качестве пояснений в правилах русского языка.

Словосочетания в роли подлежащего

Зачастую встречаются цельные словосочетания в качестве способа выражения подлежащего. Таблица ниже показывает, в каких случаях они используются:

Вид сочетания

Что обозначает

Числительное или наречие + существительное в родительном падеже

Количество предметов

Трое ребят зашли в класс. Часть учеников отделилась от группы.

Имена: числительное и местоимение в именительном падеже + местоимение с предлогом «из» в родительном падеже

Указывает на избирательность предметов

Только трое из нас получат стипендию. Многие из нас поедут на соревнования.

Имя существительное или местоимение в именительном падеже + имя в творительном падеже с предлогом «с» или «со» и глаголом во множественном числе

Указывает на совместимость предметов

Брат с братом всегда договорятся. Они с ними делят все пополам.

Слова начало, середина или конец + имя существительное в родительном падеже

Стадия или развитие

Наступил конец года. Начало весны было угрюмым и по-зимнему холодным.

Сочетание существительного с согласующимся с ним именем или названием

Имеют неделимое понятие

Все небо занял сияющий Млечный путь.

Неопределенный вид местоимения с основой «кто» или «что» + согласуемое прилагательное или причастие

Значение неопределенности

Что-то непередаваемое было в этом моменте. Кто-то незримый будто наблюдал за нами.

Важно: подлежащими также являются устойчивые словосочетания (термины, формулировки, ботанические, географические или другие названия) или крылатые фразы. Например:

  • Эзопов язык обозначает басню.
  • Красная смородина уродилась в этом году.
  • был по курсу.

Эти и подобные им потому являются единым целым в качестве подлежащего.

Заключение

Чтобы определить подлежащее, следует задать вопрос, «кто?» или «что?» совершает действие в данном предложении. Вышеперечисленные способы его выражения помогут в этом.

Презентация по русскому языку на тему «Сказуемое. Способы выражения сказуемого»

Орг момент: Приветствие. (учитель проверяет, готовы ли учащиеся к уроку)

Учитель сообщает учащимся, что сегодня они будут работать на специально подготовленных листах.

Записывают дату урока.

Тема урока: Сказуемое. Способы выражения сказуемого.

Цель урока: расширить и углубить знания о сказуемом.

Учиться находить сказуемое в предложении.

Работать мы будем сегодня в группах. Давайте вспомним правила работы в группах.

  • Соблюдаем тишину.

  • Разговариваем шёпотом.

  • Выслушиваем мнение каждого участника группы.

  • Относимся друг к другу доброжелательно.

  • Работаем дружно, сообща.

Для начала я хотела бы, чтобы каждый из вас вспомнил все, что ему известно о сказуемом. Что было изучено в начальной школе?

Перед вами таблица. Поставьте, пожалуйста «+» в первой колонке, то что вам известно о сказуемом и вы можете рассказать об этом. Но, если вы чего – то не помните, то во второй колонке поставьте знак «-»

Давайте вспомним, а что такое сказуемое? На какие вопросы отвечает сказуемое? С каким членом предложения согласуется сказуемое в предложении? Какими частями речи может быть выражено сказуемое?

Теоретический блок

Что такое сказуемое?

На какие вопросы отвечает сказуемое?

С каким членом предложения согласуется сказуемое в предложении?

Какими частями речи может быть выражено сказуемое?

Давайте попробуем, применить правила на практике, исходя из того, что вы уже знаете

Практический блок.

1. Выделите в предложениях сказуемое, определите, чем оно выражено

1)Но лето быстрое летит.

2) Настала осень золотая.

3) Октябрь уж наступил.

4) Под ногами шуршат сухие листья.

Делаем вывод из того, что повторили. Помогите друг другу, вставить пропущенные слова.

Сказуемое – это _______________________________________, который отвечает на вопросы ________________________________________________________________.

Сказуемое обычно выражается _____________________________________________

Молодцы, все справились с заданием. Давайте, попробуем выполнить следующую часть заданий. Перед вами три предложения, посоветуйтесь друг с другом и выделите в предложении сказуемое, определите, какой частью речи оно выражено, на какой вопрос оно отвечает.

Выделите в предложениях сказуемое, определите, какой частью речи оно выраженно. Определите, на какой вопрос отвечает сказуемое?

1) Воздух прозрачен и свеж.

2) Дни тихие, короткие.

3) Природа осенью – красота.

Итак, я смотрю, что задания вызвали затруднения. Вопрос решается интуитивно. Перед нами возникла проблема. Не хватает нам знаний о сказуемом, которые мы с вами повторили.

Возвращаемся к таблице. Отметим, чего мы не знаем о сказуемом еще? Что нам нужно узнать, чтобы его определить? Колонка номер 2.

Работа с таблицей: нам надо узнать: На какие вопросы отвечает сказуемое? Какими частями речи может быть выражено сказуемое?

Я предлагаю вам прочитать правило, что такое сказуемое

Исследовательский блок

Сказуемое – главный член предложения, который называет действия, состояние или признак подлежащего. Сказуемое отвечает на вопросы: что делает предмет? Что такое предмет? Кто он такой? Какой предмет? Каков он? Сказуемое может быть глаголом, прилагательным полным, прилагательным кратким, существительным.

Что нового узнали о сказуемом? Ответьте на вопросы:

1. Что называют сказуемые?

2. На какие вопросы отвечает сказуемое? Какие вопросы для вас новые, о которых вы не знали раньше?

Давайте вернемся к нашим предложениям и попробуем в них разобраться..

1) Воздух прозрачен и свеж.

2) Дни тихие, короткие.

3) Природа осенью – красота

Подведем итог.

Итак, на какие вопросы отвечает сказуемое?

Какой частью речи может быть выражено сказуемое?

Самостоятельная работа. Каждый самостоятельно пытается выполнить задание. Если кто – то не может справиться, поднимите руку.

Выделите в предложениях сказуемое, определите, чем оно выражено. Определите, на какой вопрос отвечает сказуемое?

1) Осень ранняя.

2) Ночи прохладны и свежи.

3) Земля – кормилица.

Обменяйтесь своими работами и проверьте работу своего одноклассника.

Проверим, кто справился с заданием.

Рефлексия.

Подведем итог урока. Еще раз вспомним все, что нового узнали о сказуемом.

Каждого спрашиваю, что нового узнал о сказуемом за урок.

Давайте заполним колонку номер 3.

На конкретных примерах определим,

1. что обозначает сказуемое

2. на какие вопросы отвечает

3. какой частью речи выражено сказуемое.

1. Березы (что сделали?) надели золотистый наряд.

Действие

2. Птицы (что делают?) волнуются перед дальним полетом.

состояние

3. Воздух (каков?) прозрачен и свеж.

Признак подлежащего

4. Дни (какие?) тихие, короткие

Признак подлежащего

Природа осенью – (что такое природа?) красота.

Подлежащее в английском языке ‹ engblog.ru

Независимо от того, познакомились ли вы со статьей «Типы предложений в английском языке» или нет, стоит напомнить, что изучением главных членов предложения занимается такой раздел грамматики, как синтаксис. Главными членами предложения (main parts of the sentence) являются подлежащее (the Subject) и сказуемое (the Predicate). Именно о подлежащем и пойдет речь.

Согласно словарному определению, подлежащее является грамматически независимым главным членом предложения, который обозначает предмет, а действие этого предмета выражено сказуемым этого предложения. Основными вопросами подлежащего в английском языке считаются вопросы кто? и что? (who / what).

Способы выражения подлежащего в английском языке

Исходя из основных вопросов, на которые отвечает подлежащие, многие склонны думать, что оно может быть выражено только именем существительным или местоимением (по аналогии с русским языком). Это не совсем верно. Подлежащее в английском языке может быть выражено не только именем существительным (noun) и местоимением (pronoun), но и числительным (numeral), герундием (gerund) и инфинитивом (infinitive).

  1. Подлежащее – имя существительное

    Some people prefer to spend holidays with their families.

    Cats are afraid of dogs.

  2. Подлежащее – местоимение

    They decided to work at the weekends.

    I am fond of windsurfing.

  3. Подлежащее — числительное

    Eight is believed to be a lucky number in China.

    Thousands of people joined this strike.

  4. Подлежащее – инфинитив

    To help you is my mission.

    To take care of my family is my top priority.

  5. Подлежащее – герундий

    Listening to good music raises my mood.

    Going out is a wonderful way to relax with friends.

В отличие от русского языка, в английском ни одно предложение не может обойтись без подлежащего. Поэтому в безличных предложениях используются формальные элементы it и there, которые не имеют лексического значения, и переводить их на русский язык не следует. С помощью безличных предложений в английском языке принято обозначать явления природы и погодные условия, промежутки времени, расстояния и температуру. Формальное подлежащее также используют в предложениях с составным именным (изредка глагольным) сказуемым, если затем идет инфинитив, герундий или придаточное предложение.

It is getting dark.

It was winter.

Sometimes it snows in this month of spring.

It is a very difficult language, isn’t it?

Is there anything interesting in this magazine?

There were a lot of pictures in this book.

There will be ten doctors at the conference.

There have been a lot of disillusions in my life.

Мы рассмотрели наиболее часто встречающиеся варианты подлежащего в английском языке, но существует еще второй главный член предложения – сказуемое! В любом предложении английского языка обязательно присутствуют и подлежащее, и сказуемое, поэтому изучить тему «Cказуемое в английском языке» крайне необходимо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

границ | Привлечение гендерного соглашения на русском языке: доказательства производства и понимания

1. Введение

1.1. Феномен притяжения согласия

Грамматическое соглашение является одной из самых основных лингвистических операций. Однако известно, что она не всегда точна. За последние 20 лет во многих исследованиях рассматривались так называемые ошибки притяжения согласия, примером которых является (1). В (1а) глагол согласуется не с головкой испытуемого НП , ключом , а с другим, вложенным НП шкафами (далее такие НП будем называть «аттракторами»).В (1b) глагол в относительном предложении согласуется с подлежащим матричного предложения.

(1) а. Ключи от шкафов были ржавыми (Бок и Миллер, 1991).

б. Музыканты, которых рецензент так высоко хвалит , вероятно, получат Грэмми (Wagers et al. , 2009).

Ошибки притяжения согласования наблюдаются в спонтанной речи и в хорошо отредактированных текстах. Они также изучались экспериментально, в основном на английском, но также и на французском, испанском, итальянском, голландском, немецком и некоторых других языках (Bock and Miller, 1991; Vigliocco et al., 1995, 1996; Перлмуттер и др., 1999; Антон-Мендез и др., 2002 г.; Hartsuiker et al., 2003, и это лишь некоторые из них). Первые отчеты предполагали, что глагол просто согласуется с ближайшим по линейности существительным (Jespersen, 1924; Quirk et al., 1972; Francis, 1986, и др.). Однако более поздние исследования показали, что привлекательность согласия является структурным явлением. Например, Vigliocco и Nicol (1998) показали, что люди делают ошибки притяжения, вызывая вопросы, например: «Безопасен ли вертолет для полетов?».Выявлены также различные факторы, влияющие на влечение. Однако подавляющее большинство исследований сосредоточено на согласовании чисел в языках, где число имеет только два значения: единственное и множественное число. Неясно, в какой степени эти результаты можно обобщить на другие случаи.

В данной статье мы анализируем субъектно-сказуемое родовое соглашение. Гендерное влечение изучалось лишь в нескольких исследованиях, и в основном в романских языках, в которых есть два пола. Мы сообщаем об одном производственном и трех экспериментах на понимание русского языка, языка с тремя полами.Насколько нам известно, это первое исследование понимания, в котором рассматривается привлекательность согласия в небинарной категории. Ниже мы представляем несколько результатов исследования согласованности чисел, которые будут наиболее важны для нашего исследования, и различные объяснения притяжения. Далее мы рассмотрим несколько существующих исследований гендерного влечения, обосновав настоящую работу.

1.1.1. Эффект множественной маркировки

Во всех изученных языках эффекты притяжения оказались асимметричными.Их можно наблюдать, когда голова сингулярна, а аттрактор множествен [как в (1) выше], но они намного слабее или практически отсутствуют в противоположной конфигурации. В большинстве исследований аттракции согласия эта асимметрия объясняется выраженностью признаков. Множественное число считается отмеченным значением числового признака, а асимметрия объясняется тем фактом, что аттракторы с отмеченным признаком более разрушительны. Поэтому он известен под названием «эффект множественной маркировки».

Однако концепция маркировки широко не согласована. Разные авторы применяют разные теоретические подходы и разные тесты для определения отмеченных и немаркированных значений признаков [включая частоту, наличие ненулевого аффикса, использование формы по умолчанию (например, в безличных предложениях), различные семантические тесты и т. д.; см. Haspelmath, 2006]. Их невозможно оценить, глядя только на единственное и множественное число. Чтобы выяснить, какие из этих свойств могут иметь отношение к асимметрии между значениями признаков (и имеет ли смысл приписывать ее маркировке в конкретной теоретической структуре), крайне важно взглянуть на другие системы признаков. Как мы покажем ниже, русский гендер интересен в этом отношении тем, что результаты разных тестов на маркированность не сходятся, что позволяет нам разделить несколько подходов.

1.1.2. Параллельные результаты в производстве и понимании

Экспериментальные исследования показали, что влечение существует не только в производстве, но и в понимании. В производстве это проявляется в виде ошибок согласования. Было замечено, что ошибки притяжения при понимании вызывают больше ошибок в суждениях о грамматике и вызывают менее выраженные эффекты во времени чтения и исследованиях ЭЭГ, чем другие ошибки согласия.Другими словами, люди воспринимают неграмматические предложения так, как если бы они были грамматическими или имели незначительное нарушение. Это часто называют «иллюзией грамматичности».

Результаты производства и понимания во многом параллельны (в частности, значительные эффекты притяжения наблюдаются только при множественных аттракторах). Это часто используется для вывода о том, что механизм притяжения одинаков в обеих модальностях. Мы вернемся к этой проблеме при обсуждении наших результатов, потому что мы не наблюдали параллелизма, которого ожидали на основании предыдущих исследований.

1.1.3. Дебаты об иллюзиях безграмотности

Мы только что упомянули, что при понимании привлекательность вызывает иллюзию грамматичности, делая неграмматические предложения более приемлемыми. Может ли это также привести к иллюзиям отсутствия грамматики и сделать грамматические предложения менее приемлемыми? Например, если люди часто пропускают ошибки согласования в таких предложениях, как (2а), замечают ли они иногда несуществующие ошибки в таких предложениях, как (2b)? Как мы покажем ниже, разные подходы к влечению делают противоположные предсказания относительно иллюзий неграмотности, так что это важный вопрос.

(2) а. Ключи от шкафов были ржавыми.

б. Ключ от шкафа был ржавым.

Несколько исследований (например, Nicol et al., 1997; Pearlmutter et al., 1999) показали, что иллюзии неграмматичности действительно возникают. Однако Вейджерс и соавт. (2009) продемонстрировали, что, по крайней мере, онлайн-находки могут быть искусственными (они могут быть связаны с тем, что обработка существительных во множественном числе требует дополнительных затрат по сравнению с существительными в единственном числе, а не с какими-либо аспектами обработки согласования подлежащего и глагола).Эту гипотезу можно проверить, проанализировав некоторые случаи, когда эта проблема неприменима, и мы делаем это в настоящем исследовании, посвященном гендерному согласию.

1.1.4. Роль морфофонологии

Харцуикер и др. (2003) показали, что когда форма аттрактора морфологически неоднозначна и совпадает с номинативной, частота ошибок притяжения увеличивается. Они сравнивали немецкие предложения типа (3a,3b). Люди допустили больше ошибок в (3a), где аттрактор ( die Demonstrationen ) неоднозначен между винительным и именительным падежами, по сравнению с (3b), где аттрактор ( den Demonstrationen ) однозначно дательный. Мы не исследуем роль морфофонологии в настоящем исследовании, но учитываем этот фактор. Несколько исследований также показали, что головы с правильными изгибами более устойчивы к притяжению, но для аттракторов подобных эффектов не наблюдалось (например, Bock and Eberhard, 1993; Vigliocco et al., 1995).

(3)   а. die                Stellungnahme gegen  die

              позиция F.NOM.SG           по сравнению с F.ACC.номер

              Демонстрационный номер

              демонстрации

        б. die                Stellungnahme zu den

             позиция F.NOM.SG           на  DAT.PL

              Демонстрационный номер

              демонстрации

1.2. Образцы договоров о привлечении

Существует два основных подхода к привлечению договоров.Здесь они будут называться «репрезентативной учетной записью» и «поисковой учетной записью». Модели, относящиеся к репрезентативному счету , разделяют одно важное допущение: притяжение согласия имеет место, потому что ментальное представление числового признака предмета NP ошибочно или двусмысленно (Nicol et al., 1997; Vigliocco and Nicol, 1998; Franck et al. al., 2002; Eberhard et al., 2005; Staub, 2009, 2010; Brehm and Bock, 2013). В некоторых моделях предполагается, что синтаксические признаки могут «просачиваться» или иным образом перемещаться в соседние узлы: например, иногда числовые признаки из вложенного НИ просачиваются к подлежащему НИ (который обычно имеет такое же числовое обозначение, что и его голова).

Другая модель, известная как «Маркировка и морфинг» (Eberhard et al., 2005), постулирует, что числовое значение предметного NP представляет собой континуум, т. е. оно может быть более или менее множественным. Например, если подлежащее NP содержит заголовок в единственном числе и зависимое множественное число NP, оно является более множественным, чем подлежащее NP с модификатором единственного числа. Субъект NP, который формально является единственным, но относится к коллективному объекту, является более множественным, чем те, которые относятся к единичным объектам. Чем множественнее подлежащее NP, тем выше возможность выбора глагола во множественном числе.В таких описаниях нет способа избежать иллюзий неграмматичности: если контроллер соглашения может быть неправильно истолкован или двусмыслен, нет никакого способа ограничить такое неправильное истолкование только неграмматическими предложениями. Они случаются еще до того, как мы встретимся с глаголом, т. е. еще до того, как станет ясно, является предложение грамматическим или нет.

Теперь обратимся к поисковому отчету (Соломон и Перлмуттер, 2004; Льюис и Васишт, 2005; Бадекер и Куминяк, 2007; Бадекер и Льюис, 2007; Вейджерс и др., 2009; Диллон и др., 2013). Исследования памяти показывают, что объем материала, который человек может удерживать в состоянии готовности к обработке, крайне ограничен (McElree, 2006; Cowan, 2001). Таким образом, можно предположить, что, когда мы достигаем согласующего предиката, субъект должен быть реактивирован. Эта реактивация может быть выполнена с помощью так называемого извлечения на основе сигналов (Lewis and Vasishth, 2005; McElree, 2006): мы запрашиваем память с помощью набора сигналов (например, «число: множественное число», «падеж: именительный падеж» и т. д.). ) и выберите элемент, соответствующий максимальному количеству сигналов.

Этот процесс не безошибочен, и учетная запись поиска утверждает, что на этом этапе возникает влечение. Например, в предложении типа «Ключ от шкафов ржавый» форма глагола предполагает, что нам нужно искать НП с признаками «подлежащее» и «множественное число». Однако ни один НП полностью не удовлетворяет этим условиям: ключ является подлежащим, но не множественным числом, а шкафы является множественным числом, но не является подлежащим. Предполагается, что в таких условиях мы можем ошибочно выбрать не тот НП.Поисковый подход предсказывает отсутствие иллюзий неграмматичности: если предложение грамматично, истинное подлежащее идеально соответствует и всегда будет выбрано. Таким образом, в отличие от репрезентативного счета, в синтаксической структуре нет ничего неправильного или двусмысленного, ошибки — это сбои доступа. Такие случаи, когда несколько элементов конкурируют за поиск, являются примером «помех поиска». Другие примеры обсуждаются в Van Dyke and Johns (2012).

1.3.Исследования притяжения гендерных соглашений

До сих пор было проведено относительно немного исследований привлекательности гендерных соглашений. Их результаты не всегда сходятся, но одно кажется несомненным: эффекты притяжения присутствуют. Они наблюдались в нескольких экспериментах на разных языках.

1.3.1. Предыдущие исследования языков с двумя полами

Насколько нам известно, первая попытка вызвать гендерное согласие была предпринята в производственном исследовании итальянского языка Vigliocco et al.(1995). Практически никаких признаков влечения обнаружено не было: из 1920 ответов только четыре (0,2%) содержали ошибку пола. Однако в более позднем исследовании Вильокко и Франк (1999) наблюдали привлекательность гендерного соглашения в итальянском языке.

Вильокко и Франк провели четыре производственных эксперимента: два на итальянском и два на французском. Оба языка имеют два рода: мужской и женский. Во всех экспериментах участники видели прилагательное мужского и женского рода одновременно (одно над другим), а затем именную группу и должны были их объединить, произнося вслух полученное предложение.Полом головы и аттрактором манипулировали. Было обнаружено, что при несовпадении полов люди совершают больше ошибок при согласовании. В итальянском языке не было существенной разницы между условиями FM и MF. Во французском языке больше ошибок было допущено в условиях FM (разница была значительной в эксперименте 2 и незначительно значимой в эксперименте 4). Также играло роль то, был ли главный род чисто грамматическим (для неодушевленных существительных) или понятийным (для одушевленных существительных). В последнем случае участники допустили меньше ошибок.Таким образом, семантические факторы вступают в действие в случае влечения гендерного согласия, но, насколько мы можем судить, только для его подавления (наоборот, концептуальная нумерация может повышать скорость влечения числового согласия).

Наблюдаемая картина ошибок притяжения отличалась от результатов исследований совпадения чисел. Во-первых, во всех условиях несоответствия было допущено значительное количество ошибок, в то время как при совпадении чисел частота ошибок в условиях с множественными головками и одиночными аттракторами была очень низкой, часто такой же, как и без притяжения.Во-вторых, как во французском, так и в итальянском языке мужской род используется по умолчанию (например, он появляется в безличных конструкциях и в случаях, когда сказуемое должно согласовываться с несколькими существительными мужского и женского рода) и встречается чаще. Таким образом, паттерн, наблюдаемый во французском языке (больше ошибок в условиях FM), является обратным паттерну притяжения согласования чисел, обнаруженному в разных языках.

Авторы пришли к выводу, что маркировка признаков не имеет значения для согласования полов, и изложили объяснение, основанное на флективных различиях между итальянским и французским языками. Однако это объяснение было опровергнуто Anton-Mendez et al. (2002), которые провели производственное исследование на испанском языке. Испанский подобен итальянскому с точки зрения склонения прилагательных, но результаты были такими же, как и во французском. В дополнение к этому Vigliocco and Zilli (1999) и Franck et al. (2008) продемонстрировали в ряде экспериментов с итальянским, испанским и французским языками, что морфофонологические свойства головы влияют на частоту ошибок в привлечении гендерного соглашения. Как и в исследованиях притяжения совпадения чисел, было меньше ошибок, когда головы имели правильные перегибы, но для аттракторов подобных эффектов обнаружено не было.

Мы смогли найти только два исследования, изучающие влечение к гендерным соглашениям в понимании: Acuña-Fariña et al. (2014) и Мартин и соавт. (2014). Оба смотрели на испанский язык, в первом использовалось отслеживание взгляда, а во втором — ERP. Были обнаружены эффекты влечения, но не сообщалось о различиях между полами M и F.

1.3.2. Предыдущие исследования языков с тремя полами

Badecker and Kuminiak (2007) (далее B&K) сообщают о результатах трех производственных экспериментов на словацком.Словацкий имеет три рода: мужской, женский и средний. M — наиболее частотный, N — наименее частотный, но употребляется в безличных конструкциях. Во всех экспериментах участникам давали предметные NP (часто называемые «преамбулами») и просили составить полные предложения. В Эксперименте 1 Б&К сравнила количество ошибок в двух группах условий: ММ, МФ, ФФ, ФМ и ММ, МН, НН, НМ. Как и в предыдущих исследованиях, в условиях несоответствия было значительно больше ошибок, чем в условиях совпадения.Но картина была иной: в условии МФ было больше ошибок по сравнению с ФМ и в НМ по сравнению с МН.

Эксперимент 2 подтвердил результаты эксперимента 1 (он содержал условия ММ, МЧ, ФФ и ЧМ и был разработан для проверки роли морфофонологических факторов). В эксперименте 3 сравнивались условия NN, NM и NF. Преамбулы NM и NF вызвали больше ошибок, чем преамбулы NN; но количество ошибок в условиях НМ и НФ было сопоставимо. Объясняя этот паттерн, B&K использует теоретико-оптимальный подход и утверждает, что в словацкой гендерной системе нет единой иерархии маркировки (например, N < M < F), но маркированность определяется парами (N < M, N < F, М < F).Среди прочего, результаты этого исследования показывают, что частота не играет роли в асимметрии признаков.

Другой производственный эксперимент был проведен на русском языке (Lorimor et al., 2008). Авторы манипулировали как количеством, так и полом головок и аттракторов (использовались только полы M и F). Во всех испытаниях участники видели и , слышали предикат, а затем видели преамбулу. Их задачей было составить предложение из этих двух частей и произнести его вслух. Из 1155 ответов, где обязательно согласование по роду (в русском, как и в словацком, глаголы согласуются по роду только в формах прошедшего времени единственного числа), только семь (0.6%) содержали ошибку согласования. На основании этого авторы пришли к выводу, что в русском языке не существует аттракции гендерного соглашения.

Подводя итог, можно сказать, что во всех исследованиях влечения к согласию полов, если и наблюдаются какие-либо эффекты, частота ошибок во всех условиях несоответствия выше, чем в условиях совпадения (в отличие от исследований числового влечения, где значимые эффекты обнаруживаются только в одном условии несоответствия: с одиночными головками). и множественные аттракторы). В остальном результаты исследований гендерного согласования различны: более значительные эффекты обнаруживаются в условиях FM (по сравнению с условиями MF) на испанском и французском языках, а также в условиях MF и NM (по сравнению с условиями FM и MN) в словацком языке.Результаты словацкого языка ближе к модели, наблюдаемой для числа, если мы предположим, что отмечены женский и мужской род и множественное число.

Из нескольких подходов к аттракции, изложенных выше, существование гендерно-согласной аттракции вряд ли совместимо с моделью «Маркировка и морфинг», прежде всего потому, что в абсолютном большинстве случаев гендерные признаки семантически пусты. Более того, даже если взять существительные с понятийным родом, как мальчик «мальчик М » или сестра «сестра Ф » в русском языке, мало смысла предполагать, что, например , наличие M-зависимого NP может сделать существительное F «более мужским».Примечательно, что мы не хотим сказать, что существование притяжения с семантически пустыми признаками подразумевает, что концептуальная нумерация не может играть никакой роли для притяжения согласования чисел — различные экспериментальные данные ясно указывают на то, что она играет (например, Bock and Cutting, 1992; Eberhard, 1999; Хаскелл и Макдональд, 2005; Миркович и Макдональд, 2013). Мы хотели бы только подчеркнуть, что притяжение возможно без каких-либо смысловых эффектов такого рода и поэтому должно быть результатом какого-то процесса, от них не зависящего (напр.г., от формальных свойств признаков). К картинке можно добавить смысловые эффекты, но это необязательно.

1.4.

Настоящее исследование

По-видимому, ошибки притяжения, связанные с согласием полов, вызвать труднее, чем ошибки с числами. Например, Vigliocco et al. (1995) не наблюдали их в итальянском языке, хотя они были обнаружены в последующих экспериментах. Поэтому мы решили провести еще один производственный эксперимент на русском языке, воспроизведя первый эксперимент B&K на словацком языке (который по своей гендерной системе очень близок к русскому языку).Наша цель состояла в том, чтобы увидеть, будут ли вызваны какие-либо ошибки притяжения, и, если да, будет ли картина похожа на исследование B&K или на то, что наблюдалось для французского, испанского или итальянского языков. Мы также планировали эксперименты с пониманием, потому что ни одно из существующих исследований не рассматривало понимание языка с тремя полами. Нас особенно интересовало, будут ли параллельны результаты производства и понимания и будут ли обнаружены иллюзии неграмматичности. Прежде чем перейти к экспериментам, представим краткий обзор российской гендерной системы.

1.4.1. Российская гендерная система

русских существительных склоняются по числу и падежу, а те, которые имеют одинаковые окончания в большинстве форм, группируются в классы склонения. В русском языке есть три класса склонения существительных (и отдельный класс для субстантивированных прилагательных). К первому классу относятся почти все существительные М (имеют нулевые окончания в именительном падеже единственного числа, как мальчик «мальчик») и все существительные N (имеют — o или — е окончания, как окно » окно»).Эти существительные M и N используют один и тот же набор окончаний во всех падежах, кроме родительного падежа множественного числа, именительного падежа и винительного падежа в единственном и множественном числе (во множественном числе все классы склонения имеют одинаковые окончания в дательном, инструментальном и местном падежах). Второй класс включает в себя большинство существительных F (оканчиваются на — a или — ja , например девочка «девушка») и небольшую группу одушевленных существительных М с такими же окончаниями, как мужчина «мужчина». ». К третьему классу относятся существительные F с нулевыми окончаниями в именительном падеже единственного числа, например дочь «дочь.Кроме того, есть некоторые неправильные и неизменяемые существительные.

Таким образом, однозначно определить род существительного, глядя на само существительное, в большинстве случаев невозможно, и, по крайней мере на первый взгляд, нельзя говорить о чем-то вроде морфологической маркизированности в системе существительных. Добавим, что M существительных встречаются чаще всего, а N существительных — реже всего. Существительные M составляют около половины лексики, существительные F — около 30–35%, остальное — N существительных (Янович, Федорова, 2006; Слюсарь, Самойлова, 2014).

Гендерное согласие наблюдается только в единственном числе, в прилагательных, причастиях и формах глаголов прошедшего времени. Русские прилагательные и причастия имеют так называемые полные формы (употребляются атрибутивно и предикативно) и краткие формы (употребляются только в сказуемых и склоняются по числу и роду, но не по падежу). Форма М — это форма цитирования (т. е. такая форма будет появляться в словарях, грамматических описаниях и т. д.).

Глагольные формы и краткие формы прилагательных и причастий не имеют окончаний в роде M (напр.g., BYL «составлял м » — мл «- byla » — F «- bylo » было N «), в противном случае все формы имеют ненулевые окончания (например, , krasivyj «Красивая м . Nom . SG » — Krasivaja «- krasivaja » Красивая F . Num . SG «- Krasievoe » Красивая N НОМ СГ «).Таким образом, мы не можем сказать, что М-формы морфологически немаркированы, даже если ограничиться предикатами. В безличных предложениях, где ожидаются немаркированные формы, используется N сказуемых, как показывает (4).

(4)     Светало.

          рассвет PST. N.SG

          Рассветило.

Что касается разрешения гендерных конфликтов, еще одного классического теста на маркированность, то в русском языке он имеет ограниченное применение, поскольку во множественном числе нет гендерного согласования.Разрешение гендерного конфликта можно наблюдать только в конструкциях типа «Х и Y каждый что-то сделал». Мы провели неформальный опрос около 30 носителей языка.

Как мы обсудим ниже, приемлемость таких предложений различается в зависимости от одушевленности существительных и сочетаемых родов, и среди говорящих существуют значительные индивидуальные различия. Тем не менее, можно сделать одно важное обобщение: примеры с формами женского или среднего рода каждый «каждый» никогда не считаются даже минимально приемлемыми, приемлемыми являются только некоторые примеры с формами мужского рода.

Во-первых, рассмотрим предложения с существительными М и Ж, как в (5). Не все русскоязычные находят эти примеры приемлемыми, но для тех, кто согласен, эта конструкция звучит лучше с человеческими одушевленными (5а), чем с нечеловеческими одушевленными (5б). Никто не принимает эту конструкцию с неодушевленными существительными, как в 6а), хотя они могут употребляться в таких предложениях, если оба существительных одного рода, как в (6б).

(5)   а. Мужчина          i      женщина              каждый

              человек M . НОМ . SG и женщина F . НОМ . SG каждый M . НОМ . СГ

                       по                 яблоку

             ate PST . PL ПОДГОТОВКА DISTR яблоко DAT . СГ

        б. Йож                            и     свинья

              ёжик M . НОМ . SG и свинья F . НОМ . СГ

             каждый              шели         по               яблоку.

              каждый M . НОМ . SG ели PST . PL ПОДГОТОВКА DISTR яблоко DAT . СГ

(6)   а. Диван              и      кровать           каждый

              диван M . НОМ . SG и кровать F . НОМ . SG каждый M . НОМ . СГ

              стояли         целое              состояние.

              стоимость PST . PL целиком ACC . SG удача ACC . СГ

        б. Кушетка            и     кровать           каждая

              кушетка F . НОМ . SG и кровать F . НОМ . SG каждый F . НОМ . СГ

              стояли         целое               состояние.

              стоимость PST . PL целиком ACC . SG удача ACC . СГ

Теперь давайте посмотрим на существительные M и N. Более половины опрошенных нами ораторов отвергли эту конструкцию даже с одушевленными человеческими существительными (7а) как неграмматическую, но те, кто принял ее, использовали форму мужского рода.Все наши информанты отвергли примеры с нечеловеческими одушевленными, такими как (7b), или сочли их лишь незначительно приемлемыми. Это может быть, по крайней мере частично, из-за независимых факторов (соответствующие слова среднего рода, такие как млекопитающее «млекопитающее», ž ивотное «животное», насекомое «насекомое», имеют тенденцию быть абстрактными), но все же показательно.

(7)   а. Воин                      и      дит’а                        каждый

               воин M . НОМ . SG и детский N . НОМ . SG каждый M . НОМ . СГ

              sjeli         по                яблоку.

              ate PST . PL ПОДГОТОВКА DISTR яблоко DAT . СГ

        б. Грызун               и      насекомое        каждый

               грызун M . НОМ . SG и насекомых N . НОМ . SG каждый M . НОМ . СГ

              выпили           по                 капле.

               выпил PST . PL ПОДГОТОВКА DISTR падение DAT . СГ

Наконец, такие конструкции с существительными F и N, как в (8), были отвергнуты большинством наших информантов.Те немногие, кто принял их снова, предпочли мужскую форму.

(8)     Женщина              i      dit’a                        каждый

          женщина F . НОМ . SG и детский N . НОМ . SG каждый M . НОМ . СГ

          sjeli         по                         яблоку.

          ate PST . PL ПОДГОТОВКА DISTR яблоко DAT . СГ

Добавим, что существительные М используются для обозначения групп людей смешанного или неопределенного пола или для произвольного члена таких групп. Это обобщение обсуждается Яновичем (2012), который показывает, что оно не выполняется для животных. Например, слово собака «собака» женского рода. Существуют определенные слова для обозначения кобелей и сук, но они гораздо чаще используются в качестве ругательств, например, английское сука .Подводя итог, N, по-видимому, является грамматическим значением по умолчанию в качестве рода, используемого в безличных конструкциях, в то время как все случаи, когда M используется в качестве стандартного варианта, ограничиваются существительными, обозначающими людей, а иногда и других живых существ. Во всех наших экспериментах в качестве головок и аттракторов мы использовали только неодушевленные существительные (мы хотели избежать дополнительных факторов до того, как общая картина станет ясной).

2. Эксперимент 1

Эксперимент 1 был разработан, чтобы проверить, будут ли результаты Бадекера и Куминяка (2007) воспроизведены в русском языке, который очень близок к словацкому в соответствующей части грамматики.В частности, оба языка имеют три рода, наиболее часто встречается M, наименее часто встречается N, но употребляется в безличных предложениях. Нет статей. Гендерное согласие можно наблюдать у прилагательных и причастий (в единственном числе) и у глаголов (в прошедшем времени единственного числа). Система склонений также очень похожа.

2.1. Участники

Тридцать носителей русского языка (8 мужчин, 22 женщины) участвовали в Эксперименте 1. Возраст варьировался от 18 до 50 лет (средний возраст 28,7, SD 9.4). Ни один участник не принимал участие более чем в одном эксперименте. Все эксперименты, представленные в данной статье, проводились в соответствии с Хельсинкской декларацией и действующими российскими и международными нормами, касающимися этики исследований. Все участники дали информированное согласие. Их тестировали в Лаборатории когнитивных исследований Санкт-Петербургского государственного университета.

2.2. Материалы

В этом эксперименте участники сначала видели сказуемое, затем на следующем слайде подлежащее, после чего их попросили составить полное предложение.В половине случаев сказуемые не согласовывались с подлежащим по роду, и участников просили изменить их. Как и в исследовании Б&К, предметные именные группы всегда строились по следующей схеме: NP 1 – предлог – NP 2 , например, окно во двор «окно N . SG на двор M . СГ ». NP 1 всегда был в именительном падеже единственного числа, NP 2 был в винительном падеже единственного числа. Мы выбрали неодушевленные существительные, которые имеют одинаковую форму в винительном и именительном падежах, так как было показано, что это увеличивает количество ошибок (Badecker and Kuminiak, 2007). Как и во многих других исследованиях привлечения согласия, у нас были как дополнительные, так и аргументные PP.

Предикаты всегда состояли из двух слов: связки быт’ «быть» в прошедшем времени (где можно наблюдать родовое согласие) и прилагательного или причастия. Мы выбрали такие сказуемые, потому что они короткие и не содержат объектов или других существительных, которые могли бы вызвать дополнительное нарушение субъектно-сказуемого согласования (первоначально мы хотели использовать одиночные глаголы, но не могли придумать такие сказуемые для всех экспериментальных стимулов). ).Прилагательные и причастия всегда стояли в творительной форме единственного числа.

Пол NP 1 и NP 2 был изменен. Как видно из таблицы 1, эти два фактора полностью не пересекались. Как и в первом эксперименте B&K, мы использовали только семь из девяти возможных комбинаций полов. Кроме того, мы манипулировали маркировкой соглашения в предикате. Образцы стимулов в условиях 1-4 в табл. 1 представляют собой один набор: два варианта подлежащего НП (одна голова и два разных зависимых существительных, или аттрактора) и два варианта сказуемого (совпадающие или несовпадающие по роду с подлежащим).Мы построили 48 наборов, по 12 для каждой из четырех комбинаций условий. Такой подход к построению материалов (одно головное существительное и несколько аттракторов разного рода, плюс грамматическая и неграмматическая версии сказуемого) справедлив для всех экспериментов в этой статье. Все материалы перечислены в приложениях в дополнительных материалах.

Таблица 1. Комбинации полов, использованные в Эксперименте 1 .

Кроме того, мы построили 100 наполнителей, также состоящих из сказуемого и подлежащего.Субъектные NP имели заголовки в единственном или множественном числе и прилагательные или предложные модификаторы (NP внутри этих PP не были в винительном падеже). Предикаты были аналогичны таковым в целевых стимулах и не согласовывались с испытуемыми по полу в трети случаев.

Каждый участник видел только один целевой стимул из каждого набора. Следовательно, у нас было четыре экспериментальных списка со 148 пунктами (48 стимулов и 100 наполнителей). Количество условий было сбалансировано для каждого списка. Таким образом, каждый участник видел три целевых элемента для каждого условия: например, три стимула FF (имеющие голову F и аттрактор F) с совпадающим предикатом F, три стимула FF с несовпадающим предикатом M и т. д.Все списки начинались с десяти наполнителей, а затем наполнители и экспериментальные элементы были представлены в псевдослучайном порядке с условием, что не более двух экспериментальных элементов встречаются последовательно.

2.3. Процедура

В пилотном эксперименте мы использовали ту же процедуру, что и в исследовании B&K: участники слушали преамбулы и просили составить полные предложения. Но после прохождения шести предметов мы не получили ни одной ошибки притяжения. Это можно объяснить тем, что такие ошибки вообще относительно редки.В исследовании B&K они встречались в среднем в 3% случаев. Поскольку количество ошибок варьируется от испытуемого к испытуемому, вероятность не выявить ошибок у нескольких человек подряд значительно выше. Однако мы решили переключиться на другой метод в основном эксперименте в надежде выявить больше ошибок.

Эксперимент проводился на компьютере Macintosh с использованием программного обеспечения PsyScope (Cohen et al., 1993). В каждом испытании участники видели на экране компьютера точку фиксации (в течение 300 мс), затем сказуемое (в течение 800 мс), а затем предметное НП (в течение 800 мс).Их задачей было соединить сказуемое и подлежащее в грамматическом предложении и произнести это вслух. Если предикат не согласовывался с подлежащим, участников просили изменить предикат. Перед началом основного сеанса экспериментатор объяснил задачу по двум образцам (говоря, что участники увидят две фразы, и их попросят как можно быстрее объединить их в правильное предложение, т. е. без явного упоминания гендерного согласия). Затем было четыре практических задания.

Чтобы побудить участников отвечать быстрее, на экране появился счетчик времени после того, как предикат и подлежащее были представлены. Как только участник отвечал, экспериментатор нажимал клавишу, и начиналось следующее испытание. Все ответы участников записывались на магнитофон. Экспериментальная сессия длилась около 7,5 мин.

2.4. Результаты

Ответы участников были расшифрованы, и каждый из них был отнесен к одной из следующих категорий:

я.Правильный ответ: предложение грамматически правильное, подлежащее и сказуемое, представленные в качестве стимулов, повторяются точно.

ii. Ошибка согласования: предложение верно, за исключением ошибки согласования полов.

III. Ошибка повторения: предложение грамматическое, но подлежащее или сказуемое повторяется неправильно (например, вместо слова мазь «мазь» употреблено слово крем «крем»).

ив. Сочетание ошибки повторения и ошибки согласования.

v. Неполный ответ: участник произносит только часть предложения или вообще ничего не говорит.

VI. Сочетание неполного ответа и ошибки согласования: предложение неполное, но глагол, причастие или прилагательное были произнесены и не согласовывались с подлежащим (ср. 9а – 9б).

(9)   а. Прием                на  маз’                      была        …

             рецепт M . НОМ . SG для мази F . АКК . SG был F . СГ

        б. Квитанция                на  маз’

             рецепт M . НОМ . SG для мази F . АКК . СГ

              просроченная…

              истек срок действия F . SG         …

Единственными грамматическими ошибками, допущенными участниками, были ошибки в согласовании родов подлежащего и глагола, все остальные ошибки заключались в неправильном повторении или пропуске лексического материала (других грамматических ошибок, например, в числе или падеже, мы не ожидали, но они могли возникнуть случайно) ). Чтобы исключить опечатки при транскрипции, оба автора данной статьи и еще двое носителей русского языка прослушивали все ответы на целевые стимулы. Количество ошибок в каждой категории приведено в табл. 2. При самоисправлениях учитывался только первый вариант, как при замене испытуемыми ответа с ошибкой на правильный, так и при обратном (это происходило в три случая).

Таблица 2. Распределение ответов в Эксперименте 1 .

На следующем этапе анализа мы свернули все ошибки согласования вместе. Распределение ошибок по условиям эксперимента приведено в табл. 3. Всего было 77 ошибок согласия (5,4% от всех ответов). Только 13 из них не были связаны с влечением (более подробно они рассмотрены ниже). Разница между количеством ошибок согласия с привлечением и без привлечения статистически значима по критерию хи-квадрат [χ(1, N = 77)2=18,97, p <0.01], поэтому наши результаты показывают, что гендерное согласие в русском языке подлежит привлечению.

Таблица 3. Распределение ответов по условиям в Эксперименте 1 .

Как видно из таблицы 3, ошибки согласования чаще встречались в условиях несовпадения предикатов, но не ограничивались ими. Из 13 ошибок без привлечения в восьми случаях несовпадение сказуемого не было изменено, но также было пять случаев, когда участники производили сказуемое среднего рода с подлежащим MF, сказуемое мужского рода с подлежащим NN и т. д., хотя они были снабжены другими формами, совпадающими или не совпадающими с предметом. Из 64 ошибок влечения 11 ошибок произошли в условиях совпадения предикатов, т. е. участники изменили правильный пол предоставленного им предиката на неправильный из-за влечения.

Условия с совпадающими и несовпадающими предикатами свернуты в таблице 4, показывающей, что количество ошибок притяжения согласия различается в зависимости от сочетания родов существительных головы и аттрактора.Чтобы проверить, являются ли эти различия статистически значимыми, мы смоделировали данные с помощью логистической регрессии со смешанными эффектами в статистической программе R (R Core Team, 2014) с использованием функции glmer из пакета lme4 (Bates et al. , 2015).

Таблица 4. Количество ошибок притяжения в соответствии с полом по условию в Эксперименте 1 .

Во-первых, мы сравнили условия MF и FM. Логистическая регрессия оценивала вероятность ошибки привлечения соглашения (кодируется как 1) по сравнению с вероятностью ошибки при заключении соглашения.правильный ответ (кодируется как 0). Сочетание полов рассматривалось как фиксированный эффект. Для предикторов мы использовали контрастное кодирование: MF кодировали как 0,5, FM кодировали как -0,5. Случайные перехваты по участникам и по пунктам также были включены в модель. Результаты анализа представлены в таблице 5. Коэффициент для перехвата был значимым, отражая, что большинство ответов были правильными. Был также значительный основной эффект комбинации полов, указывающий на то, что аттракторы F вызывают значительно больше ошибок, чем аттракторы M.

Таблица 5. Результаты анализа для Эксперимента 1 .

Во-вторых, мы сравнили условия MN и NM таким же образом. MN кодировался как 0,5, NM кодировался как -0,5. Коэффициент перехвата снова оказался значимым, поскольку большинство ответов были правильными. Но главный эффект сочетания полов не достиг значимости. Мы также сравнили условия MF и MN и условия FM и NM, а также количество ошибок несогласия («других») в разных условиях, но не обнаружили существенных различий.

2.5. Обсуждение

Результаты эксперимента 1 аналогичны результатам первого эксперимента B&K, что можно объяснить тем фактом, что два языка имеют схожие родовые системы, как мы показали во введении. В обоих исследованиях F-аттракторы вызвали больше ошибок, чем M-аттракторы. Аттракторы N вызывали меньше ошибок, чем аттракторы M, но это различие было статистически значимым только в исследовании B&K. Как мы упоминали во введении, другие авторы, изучающие гендерную привлекательность во французском и испанском языках (у которых есть два рода и где М — грамматическая ошибка по умолчанию), наблюдали другую закономерность: с М-аттракторами было больше ошибок, чем с F-аттракторами. Мы откладываем дальнейшее обсуждение до раздела общего обсуждения.

3. Эксперимент 2а

Эксперимент 2а был разработан, чтобы выяснить, может ли влечение к согласию полов обнаруживаться и при понимании. Для сравнения с экспериментом 1 мы использовали те же комбинации родов существительных головы и аттрактора.

3.1. Участники

В эксперименте приняли участие 48 носителей русского языка (19 женщин и 29 мужчин). Возраст варьировался от 19 до 26 лет (средний возраст 20 лет).9, SD 1.9).

3.2. Материалы

Материалы состояли из целевых и дополнительных предложений. Все целевые предложения состояли из 9–10 слов и следовали схеме: NP 1 –предлог–NP 2 –связка ( байт’ ) — прилагательное/причастие — четыре-пять слов, модифицирующих сказуемое. У нас были те же 16 условий, что и в Эксперименте 1 (см. Таблицу 1 выше). Почти все подлежащие НЧ и предикаты были основаны на материалах эксперимента 1 и подчинялись тем же ограничениям. В половине условий сказуемое не согласовывалось с подлежащим. Учитывая существующие данные о привлечении согласования номеров, мы ожидали параллельных результатов в производстве и понимании. В частности, мы ожидали обнаружить грамматические иллюзии в условиях MFF, FMM, MNN и NMM (это означало бы, что они будут читаться значительно быстрее, чем остальные четыре неграмматических условия: MMF, FFM, MMN, NNM).

Как и в эксперименте 1, условия были сгруппированы в наборы, каждый из которых содержал четыре условия с одинаковыми существительными в начале.Пример набора стимулов приведен в (10). Для каждого набора условий мы построили 12 предложений, всего 48 целевых предложений.

(10)   а. Квитанция                на  порошек               от

               рецепт M . НОМ . SG для порошка M . АКК . SG был M . СГ

              пом’атым        из-за    сильного

               скомканный M . SG из-за сильного GEN . СГ

              волнения                  пациента.

               нервность GEN . SG пациент GEN . СГ

             «Рецепт порошка был скомкан из-за

               крайняя нервозность пациента.

         б. Приемка                на  маз’                                         

               рецепт M . НОМ . SG для мази F . АКК . SG был M . СГ

               помятым         из-за   сильного

               скомканный M . SG из-за сильного GEN . СГ

              волнения                  пациента.

               нервность GEN . SG пациент GEN . СГ

         c. Приемка                на  порошек               по номеру

               рецепт M . НОМ . SG для порошка M . АКК . SG был F . СГ

              пом’атой          из-за   сильного

               скомканный F . SG из-за сильного GEN . СГ

              волнения                  пациента.

               нервность GEN . SG пациент GEN . СГ

         d. Приемка                на  маз’                             по номеру

               рецепт M . НОМ . SG для мази F . АКК . SG был F . СГ

              пом’атой          из-за   сильного

               скомканный F . SG из-за сильного GEN . СГ

              волнения                   пациента.

              нервностьx GEN . SG пациент GEN . СГ

Кроме того, мы сконструировали 120 заполнителей, которые имели примерно ту же структуру, что и экспериментальные предложения.Субъектные NP в наполнителях состояли из одного существительного, модифицированного прилагательным, или из сложных NP, в которых встроенное существительное не стояло в винительном падеже. Все наполнители были грамматическими. Таким образом, у нас было 24 неграмматических и 144 грамматических предложения, что дает соотношение грамматических и неграмматических 6:1. Экспериментальные предложения и наполнители были распределены в четыре уравновешенных экспериментальных списка. Каждый список начинался с десяти наполнителей; затем стимулы и наполнители предъявлялись в псевдослучайном порядке с ограничением, что последовательно могут возникать не более двух стимулов.

3.3. Процедура

Предложения были представлены на ПК с использованием программного обеспечения для презентаций (http://www.neurobs.com). Мы использовали методологию самостоятельного чтения слово за словом (Just et al., 1982). Каждое испытание начиналось с предложения, в котором все слова были замаскированы тире, а пробелы и знаки препинания остались нетронутыми. Участники нажимали пробел, чтобы показать слово и повторно замаскировать предыдущее. За одной третью предложений следовали вопросы на понимание с принудительным выбором, чтобы убедиться, что участники читают правильно.Два варианта ответа были представлены слева и справа на экране. Участники нажимали «f», чтобы выбрать ответ слева, и «j», чтобы выбирать ответ справа. Участников просили читать в естественном темпе и как можно точнее отвечать на вопросы. Им не сообщали заранее, что предложения будут содержать ошибки. Экспериментальная сессия длилась около 14 минут.

3.4. Результаты

Мы проанализировали точность ответов участников на вопросы и время чтения. Два участника ответили более чем на 20% вопросов неправильно, поэтому их данные были отброшены. В противном случае ни один участник не сделал более двух ошибок при ответах на вопросы к целевым предложениям (т.е. не более 10%). Время чтения, превышающее порог в 2,5 стандартных отклонения, в зависимости от региона и состояния, исключалось (Ratcliff, 1993). Для двух участников это привело к исключению более 15% ответов, поэтому мы не включали их данные в дальнейший анализ.

После исключения четырех участников у нас осталось 44 участника (по 11 в каждом экспериментальном списке).В общей сложности 2,3% данных были исключены как выбросы (никогда не более 3,6% на регион и состояние). Средние значения RT на регион в различных условиях представлены на рисунке 1.

Рисунок 1. Графики средних временных интервалов (в мс) в зависимости от условий эксперимента 2a . Столбики погрешностей представляют собой стандартные ошибки средних значений. Области: НП 1 (1) — предлог (2) — НП 2 (3) — связка быт’ (4) — Прил/Часть (5) — перелив (6–9). Неграмматические условия отмечены красным цветом, грамматические — синим.Условия, при которых род аттрактора и предиката совпадают (например, FFF и FMM), окрашены в темный цвет, условия, в которых они не совпадают (например, FMF и FFM), — в светлый цвет. (A) Женская голова, мужской и женский аттракторы, (B) Мужская голова, женский и мужской аттракторы, (C) Средняя голова, мужской и средний аттракторы и (D) Мужская голова, средний и средний мужские аттракторы.

Данные для каждого набора условий (например,g., MMM — MFM — MMF — MFF) были введены в дисперсионный анализ с повторными измерениями 2 × 2 с грамматичностью и гендерным соответствием между аттрактором и головными существительными в качестве факторов. Мы использовали программное обеспечение IBM SPSS (www.ibm.com/software/analytics/spss/). Был проведен анализ по пунктам и по участникам. Были протестированы данные по всем районам, но значимые результаты были только в районах 4–6 в условиях с головками М и в районах 5–6 в условиях с головами F и N. Область 4 — связка, область 5 — прилагательное или причастие, области 6–10 содержат несколько слов, модифицирующих сказуемое.Результаты испытаний для соответствующих регионов приведены в таблице 6.

Таблица 6. Результаты анализа для эксперимента 2а .

3.4.1. Женская голова, мужской аттрактор

Основной эффект грамматичности значим при анализе по субъектам и по пунктам в регионах 5–6, отражая тот факт, что неграмматические предложения читались медленнее, чем грамматические. Основной эффект гендерного соответствия не является значительным ни в одном регионе. Взаимодействие грамматичности и гендерного соответствия значимо при анализе по предметам и предметам в области 5 и только при анализе по предметам в области 6.Неграмматические предложения читались быстрее, если заголовок и аттрактор не совпадали по роду (т. е. в состоянии FMM по сравнению с условием FFM). Это классический образец привлекательности.

3.4.2. Голова кастрата, мужской аттрактор

Основной эффект грамматичности заметен в областях 5–6, отражая более длинные RT в неграмматических условиях. Основной эффект Gender Match значим только при анализе субъектов в регионах 5–6. Взаимодействие грамматичности и гендерного совпадения значимо в областях 5–6, что снова является отражением классического паттерна привлекательности: условие NMM читалось быстрее, чем NNM, и, по сути, почти так же быстро, как грамматические условия.

3.4.3. Мужская голова, женский аттрактор

Основной эффект грамматичности значим при анализе по предметам в области 4 и при анализе по предметам и по пунктам в областях 5–6. Это отражает тот факт, что RT были длиннее в неграмматических условиях. Основной эффект Gender Match значим при анализе по субъектам и по пунктам в области 4 и только при анализе по субъектам в регионах 5–6. Это соответствует более длинным RT в условиях несовпадения родов существительных.Взаимодействие грамматичности и гендерного соответствия не достигло значимости ни в одном регионе, что указывает на отсутствие притяжения согласия.

3.4.4. Мужская голова, средний аттрактор

Основной эффект грамматичности значим при анализе по теме и по пунктам в областях 5–6: неграмматические условия читаются медленнее, чем грамматические. Основной эффект Gender Match значим только при анализе субъектов в регионах 4–6. Взаимодействие грамматики и гендерного соответствия не является значимым ни в одном регионе, поэтому эти условия также не демонстрируют привлекательности для согласия.

3.5. Обсуждение

Как видно из анализов, результаты делятся на две группы. В условиях с головками F или N и аттракторами M есть явное свидетельство притяжения гендерного соглашения. RT демонстрируют классический профиль аттракции с иллюзиями грамматичности: неграмматические предложения, в которых аттрактор и предикат одного пола (FMM и NMM), читаются быстрее, чем другие неграмматические предложения (FFM и NNM). Обсуждая исследования понимания притяжения числового соответствия во введении, мы наметили различные подходы к этому явлению, но сами выберем один из них только в разделе общего обсуждения после того, как будут представлены все экспериментальные результаты.Заметим также, что иллюзии неграмматичности отсутствуют: в предложениях с N головами практически нет различий между грамматическими условиями; в предложениях с буквой F они ничтожно малы.

С другой стороны, условия с M головками и F или N аттракторами не обнаруживают признаков притяжения. Как грамматические, так и неграмматические предложения, в которых заголовок и аттрактор совпадают по признакам (МММ, ММФ и ММН), читаются быстрее, чем предложения, в которых они не совпадают (МЖМ, МНМ, МФФ и МНН).В случае неграмматических предложений этот паттерн является обратным тому, что мы обычно наблюдаем в случаях влечения.

В поисках объяснения такой закономерности мы обнаружили, что сначала нужно исключить важную путаницу. К сожалению, мы допустили ошибку при подготовке экспериментальных материалов, и частоты аттракторов в условиях с М головками не были хорошо сбалансированы. Поскольку это могло каким-то неожиданным образом повлиять на результаты, мы провели дополнительный эксперимент, в котором частоты тщательно контролировались.В условиях с головками F и N этой проблемы не было, и результаты, представленные для них, остаются в силе.

4. Эксперимент 2b

В этом эксперименте мы отслеживаем потенциальные частотные эффекты в условиях с M головками из эксперимента 2а.

4.1. Участники

В эксперименте приняли участие 35 носителей русского языка (17 женщин, 18 мужчин). Возраст варьировал от 21 до 47 лет (средний возраст 31,3 года, SD 6,2).

4.2. Материалы

Мы построили 32 набора стимулов по той же схеме, что и в эксперименте 2а, и с теми же ограничениями.Главные существительные всегда были мужского рода. В 16 наборах аттракторы были мужского и среднего рода; в остальных 16 наборах аттракторы были мужскими и женскими. Большинство заглавных существительных были повторно использованы из эксперимента 2а, но мы заменили аттракторы, чтобы их частотность была точно совпадала внутри двух групп условий. Мы использовали Частотный словарь современного русского языка (Ляшевская, Шарофф, 2009). Средние частоты существительных головы и аттрактора в экспериментах 2а и 2б показаны в таблице 7.Как и в эксперименте 2а, половина сказуемых не согласовывалась с подлежащим по роду. Кроме того, мы использовали 80 наполнителей из Эксперимента 2а. Экспериментальные предложения были распределены по четырем экспериментальным спискам с уравновешенными факторами. В результате у нас было 112 предложений в списке (16 неграмматических и 96 грамматических), что делает соотношение грамматических и неграмматических 6:1.

Таблица 7. Частоты аттракторов, использованных в экспериментах 2a и 2b (в ipm или экземпляров на миллион) .

4.3. Процедура

Процедура была такой же, как и в эксперименте 2а. Экспериментальная сессия длилась около 9 минут.

4.4. Результаты

Как и в эксперименте 2а, мы проанализировали точность ответов участников на вопросы и время чтения. На первых этапах анализа были отброшены данные трех участников: у одного из них точность ответов на вопросы на понимание была <75%; два других читаются слишком медленно по сравнению с другими, поэтому более 15% их RT должны быть исключены как выбросы (превышающие пороговое значение 2.5 стандартных отклонений). В итоге у нас было 32 участника, по восемь на каждый экспериментальный список.

После того, как три участника были исключены, в среднем 1,5% RT были исключены как выбросы (никогда не более 3,1% на регион и состояние). Средние RT на регион в различных условиях представлены на рисунке 2.

Рис. 2. Графики средних временных интервалов (в мс) в зависимости от условий эксперимента 2b . Столбики погрешностей представляют собой стандартные ошибки средних значений. Области: НП 1 (1) — предлог (2) — НП 2 (3) — связка быт’ (4) — Прил/Часть (5) — перелив (6–9).Неграмматические условия отмечены красным цветом, грамматические — синим. Условия, при которых род аттрактора и предиката совпадают (например, МММ и ММФ), окрашены в темный цвет, условия, в которых они не совпадают (например, МЖМ и ММФ), — в светлый цвет. (A) Мужская голова, женский и мужской аттракторы, (B) Мужская голова, средний и мужской аттракторы.

Повторные измерения 2 x 2 Для анализа RT, как и в эксперименте 2a, использовались дисперсионные анализы с грамматичностью и гендерным соответствием в качестве факторов. Значимые результаты были обнаружены только в областях 5 (прилагательное/причастие) и 6–7 (области распространения). Они представлены в таблице 8.

Таблица 8. Результаты анализа для эксперимента 2b .

4.4.1. Мужская голова, женский аттрактор

Основной эффект Грамматичности был значим при анализе по испытуемым и по пунктам в области 5–6 и только при анализе по испытуемым в области 7. Это отражает тот факт, что неграмматические предложения читались медленнее, чем грамматические.Основной эффект Gender Match был значим только при анализе субъектов в регионах 5–7. Взаимодействие между грамматикой и гендерным соответствием не было значительным ни в одном регионе.

4.4.2. Мужская голова, средний аттрактор

Результаты были почти такими же, как и при другом наборе условий. Основной эффект грамматичности был значительным в регионах 5–7. Основной эффект Gender Match был значим только при анализе субъектов в регионах 5–7. Взаимодействие между факторами никогда не достигало значимости.

4.5. Обсуждение

Результаты этого эксперимента показывают, что основной вывод из эксперимента 2а остается в силе: в предложениях с M заголовками нет доказательств притяжения согласия. Графики данных также предполагают, что несбалансированные частоты в эксперименте 2а оказали некоторое влияние на время чтения. В эксперименте 2b, где этот смешанный фактор был исключен, два неграмматических и два грамматических условия более тесно связаны друг с другом в каждом наборе условий. Тем не менее, условия, при которых пол головок и аттракторов не совпадают, имеют более длинные RT.

Примечательно, что эта разница в RT не является примером иллюзии неграмматичности, поскольку она наблюдается как в грамматических, так и в неграмматических условиях. В случае иллюзий можно было бы ожидать другую картину: гендерное несоответствие между головой и аттрактором должно увеличивать ВУ в грамматических условиях и уменьшать ВУ в неграмматических. Скорее можно предположить, что гендерное несоответствие требует некоторой обработки в предложениях с М головками. В любом случае наши данные не позволяют делать громких заявлений: основной эффект «Совпадение полов» значим при анализе по субъектам в регионах 5–7, но никогда не достигает значимости при анализе по элементам.

Поскольку результаты экспериментов по пониманию не соответствовали результатам эксперимента 1 и более ранних экспериментов на словацком языке (Badecker and Kuminiak, 2007), мы решили рассмотреть оставшиеся комбинации пола головы и аттрактора в эксперименте 3, прежде чем предлагать объяснение.

5. Эксперимент 3

В этом эксперименте мы изучали предложения с N головками и аттракторами N, F и M, а также предложения с F головками и аттракторами F, N и M на понимание. Комбинации NF и FN ранее не рассматривались, и мы добавили M аттракторов, чтобы иметь возможность сравнивать предложения со всеми возможными аттракторами.

5.1. Участники

В эксперименте приняли участие 39 носителей русского языка (22 женщины, 17 мужчин). Возраст варьировал от 19 до 40 лет (средний возраст 25,4 года, SD 6,4).

5.2. Материалы

Мы построили 36 наборов стимулов по той же схеме, что и в экспериментах 2а и 2б, и с теми же ограничениями. В половине наборов было F головных существительных, а в другой половине — N головных существительных. Во всех наборах использовались аттракторы M, N и F. Их частота была близкой к трем группам условий, как показано в Таблице 9.Половина сказуемых были грамматическими, а половина — нет. В результате каждое целевое предложение оказывалось в шести состояниях: NNN, NNF, NMN, NMM, NFN, NFF для предложений с N головками и FFF, FFN, FMF, FMM, FNF, FNN для предложений с F головками. Таким образом, из всех возможных комбинаций родов головы, аттрактора и предиката мы не использовали NNM и FFM. Мы решили сделать это, чтобы количество грамматических и неграмматических условий было одинаковым, и пожертвовали двумя условиями без какого-либо потенциального притяжения согласия, которое мы уже рассматривали в эксперименте 2а.Кроме того, мы использовали 100 филлеров из Эксперимента 2а. Экспериментальные предложения были распределены по шести экспериментальным спискам с уравновешенными факторами. В результате у нас было 136 предложений в списке (18 неграмматических и 118 грамматических), что дает соотношение грамматических и неграмматических 6,6: 1.

Таблица 9. Частоты аттракторов, использованных в Эксперименте 3 (в ipm или экземпляров на миллион) .

5.3. Процедура

Процедура была такой же, как в экспериментах 2а и 2б.Экспериментальная сессия длилась около 11 минут.

5.4. Результаты

Мы проанализировали точность ответов участников на вопросы и время чтения. Данные трех участников были отброшены, потому что точность ответов на вопросы на понимание у них была <75%. В итоге у нас получилось 36 участников, по шесть на каждый экспериментальный список. Никто из них не допустил более двух ошибок при ответах на вопросы к целевым предложениям (т. е. не более 12,5%).

Как и в предыдущих экспериментах, время считывания превысило пороговое значение 2. Были исключены 5 стандартных отклонений по регионам и состояниям. Всего было исключено 1,8% данных (никогда не более 3,7% на регион и состояние). Средние RT на регион в различных условиях представлены на рисунке 3 (обратите внимание, что правила окраски отличаются от предыдущих графиков).

Рисунок 3. Графики средних временных интервалов (в мс) в зависимости от условий эксперимента 3 . Столбики погрешностей представляют собой стандартные ошибки средних значений. Области: НП 1 (1) — предлог (2) — НП 2 (3) — связка быт’ (4) — Прил/Часть (5) — перелив (6–9).Условия с M аттракторами синие, с F аттракторами — красные, с N аттракторами — зеленые. Темные цвета обозначают грамматические условия, светлые — неграмматические. (A) Женские головы, (B) Кастрированные головы.

В экспериментах 2a и 2b мы наблюдали согласованное притяжение для некоторых комбинаций полов головы и аттрактора (FM и NM), но не для других (MF и MN). Итак, первый вопрос, который мы задали в этом эксперименте, заключался в том, будет ли притяжение согласия в комбинациях NF и FN.Если ответ был утвердительным, мы собирались сравнить аттракторы N и F с аттракторами M. Чтобы ответить на первый вопрос, мы взяли две группы условий: FFF, FFN, FNF, FNN и NNN, NNF, NFN, NFF и проанализировали RT с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями 2 x 2 с грамматичностью и гендерным соответствием в качестве факторов, как в предыдущие эксперименты. Значимые результаты были обнаружены только в областях 5 (прилагательное или причастие) и 6–7 (область распространения). Они представлены в таблице 10.

Таблица 10.Результаты анализа для эксперимента 3 .

5.4.1. Женская голова, средний аттрактор

Основной эффект грамматичности был значимым при анализе по предметам и по пунктам в регионах 5–6. Это отражает тот факт, что неграмматические предложения читались медленнее, чем грамматические. Основной эффект Gender Match был значим только при анализе субъектов в регионах 5–6. Взаимодействие грамматичности и гендерного соответствия было значимым при анализе по субъектам и по предметам в области 6 и только при анализе по субъектам в области 5.Неграмматические предложения читались быстрее, если заголовок и аттрактор не совпадали по роду (т. е. в состоянии FNN по сравнению с условием FFN). Это классический образец привлекательности, также известный как иллюзия грамматичности. В то же время различий между грамматическими условиями нет, т. е. не обнаружено признаков иллюзий неграмматичности.

5.4.2. Голова кастрата, женский аттрактор

Результаты были такими же, как и при другом наборе условий.Таким образом, ответ на наш первый экспериментальный вопрос был положительным, поэтому мы приступили к сравнению величины эффекта притяжения для аттракторов разного пола. Сравнивали две группы состояний: FNF, FNN, FMF, FMM и NFN, NFF, NMN, NMM. Мы использовали дисперсионный анализ с повторными измерениями 2 x 2 с грамматичностью и полом аттрактора в качестве факторов. Статистически значим только основной эффект грамматичности в районе 6 [для условий с F голов, F 1 (1, 35) = 19.31, р <0,01, МС эффект = 86064,00; Ф 2 (1, 17) = 10,17, р = 0,01, МС эффект = 24457,35; для условий с N головками F 1 (1, 35) = 55,80, p <0,01, МС эффект = 126973,44; Ф 2 (1, 17) = 7,32, р = 0,02, МС эффект = 52915.47]. Основной эффект Аттрактора Гендер или взаимодействие между факторами не были значимыми ни в одном регионе.

5.5. Обсуждение

Подведем итоги экспериментов 2а, 2б и 3. Притяжение к согласию полов наблюдалось с головками F и аттракторами M или N и с головками N и аттракторами M или F, но не с головками M и аттракторами F или N. Это приводит нас к выводу, что притяжение зависит прежде всего от особенностей головы, а не от особенностей аттрактора. Если бы свойства аттрактора играли дополнительную роль, то неграмматические предложения с М аттракторами читались бы на быстрее , чем неграмматические предложения с другими аттракторами. Однако, когда мы сравнивали предложения с F головками и N или M аттракторами и предложениями с N головками и F или M аттракторами, пол аттрактора или взаимодействие между этим фактором и грамматичностью никогда не достигали значимости, а средние значения RT даже демонстрировали противоположную картину: они были на длиннее в неграмматических предложениях с М аттракторами.Это противоречит предположениям, принятым в абсолютном большинстве предыдущих исследований по привлечению согласия, поэтому подробный анализ этого результата будет представлен в разделе «Общие обсуждения».

6. Общее обсуждение

В этой статье мы сообщили о четырех экспериментах по привлечению гендерного согласия в русском языке. Мы наблюдали эффекты притяжения как в производстве, так и в понимании. Badecker and Kuminiak (2007) — единственное предыдущее производственное исследование, в котором привлекательность гендерных соглашений изучалась в языке с тремя полами (Lorimor et al. , 2008 выявили очень мало гендерных ошибок в своих экспериментах с русским языком). В этой статье мы воспроизвели один из экспериментов Бадекера и Куминяка и провели первые эксперименты по пониманию, анализирующие притяжение с небинарными свойствами.

Два результата наших экспериментов можно выделить как наиболее важные. Во-первых, наши результаты показывают, что гендерное влечение работает по-разному при воспроизведении и понимании. Это не согласуется с предыдущими исследованиями притяжения в соответствии с числами, в которых результаты производства и понимания были в значительной степени параллельны: только комбинация единственной головы и множественного аттрактора вызывала притяжение.Во-вторых, наши эксперименты по чтению показывают, что особенности головы, а не характеристики аттрактора, имеют решающее значение для определения паттерна притяжения согласия, в то время как абсолютное большинство предыдущих исследований притяжения согласия основано на противоположном предположении.

6.1. Обзор экспериментальных данных

В наших экспериментах по пониманию притяжение наблюдалось в одних сочетаниях полов головы и аттрактора, но не в других, тогда как в производственном эксперименте притяжение проявлялось во всех сочетаниях, только в разной степени.Мы сначала рассмотрим результаты производства, а затем результаты понимания. Результат производственного исследования был аналогичен результатам первого эксперимента, проведенного Бадекером и Куминиаком (2007): было больше ошибок с субъектами MF, чем с субъектами FM, и с субъектами NM, чем с субъектами MN. Оба различия были статистически значимыми в словацком исследовании, в то время как в нашем эксперименте только первое.

Бадекер и Куминяк провели дополнительный эксперимент, сравнивая преамбулы NF и NM, и обнаружили, что частота ошибок в этих условиях примерно одинакова.Они утверждают, что этот паттерн можно объяснить только в рамках теории оптимальности, где эффекты маркировки по определению реляционны. Мы считаем, что это не так. Учитывая внушительный объем литературы по числовым и гендерным признакам, мы не думаем, что сможем выбрать конкретный подход, основанный на экспериментальных данных, без подробного рассмотрения других аргументов. Поэтому мы выбрали две модели, которые были применены к русскому языку, чтобы продемонстрировать, что они также совместимы с моделью, описанной Бадекером и Куминяком, и могут лучше подходить для объяснения других результатов, о которых мы сообщили.

В Kramer (2015) F кодируется как [+FEM], M — [-FEM], а N не соответствует отсутствию гендерных признаков. Когда сравниваются нулевые и ненулевые значения признака, отмечаются последние, и можно утверждать, что для этого сравнения не важно, являются ли ненулевые значения плюсом или минусом. Следовательно, одинаковая частота ошибок наблюдается с преамбулами NF и NM. При сравнении ненулевых значений плюсовые значения более заметны. В Nevins (2011) F представляет собой [+FEM], [-MASC], M представляет собой [-FEM], [+MASC], а N представляет собой [-FEM], [-MASC]. N менее отмечен, чем M и F, потому что он содержит только отрицательные значения, в то время как M и F оба содержат одно положительное значение. Но когда мы напрямую сравниваем F и M, можно утверждать, что иерархия признаков становится важной. Стандартно считается, что [FEM] ниже, чем [MASC], поэтому F более маркируется, чем M.

Теперь давайте сосредоточимся на другом свойстве производственных находок из словацкого и русского языков, которое не обсуждается Бадекером и Куминяком (2007), но кажется нам важным. При согласовании полов ошибки притяжения возникают со всеми преамбулами, в которых не совпадают роды головы и аттрактора, а при согласовании чисел ошибки практически отсутствуют при множественных головках и единичных аттракторах.Один из способов уловить это — предположить, что все гендеры отмечены некоторыми комбинациями признаков, как предполагает Невинс (2011), в то время как единственное число не соответствует числовым признакам.

Другой важной проблемой является различие между экспериментальными данными из словацкого и русского языков, с одной стороны, и романских языков, с другой. В русском и словацком языках с преамбулами MF возникает больше ошибок, чем с преамбулами FM, в то время как в испанском и французском языках ситуация обратная. Бадекер и Куминяк (2007) не комментируют это несоответствие, и мы пока не можем предложить ему какое-либо объяснение.Мы можем только отметить, что закономерность, наблюдаемая в словацком и русском языках, аналогична тому, что мы видим с числом: больше ошибок, когда голова менее выделена, чем аттрактор.

Теперь обратимся к экспериментам по пониманию. Притяжение наблюдалось в условиях NMM, NFF, FMM и FNN, но не в условиях MFF и MNN. Как мы уже отмечали, это указывает на то, что решающую роль в притяжении играют свойства головок, а не свойства аттракторов. Прежде чем обсуждать этот вывод в следующем разделе, мы хотим сделать два важных замечания.Во-первых, пол M отличается от полов F и N. Вряд ли это можно отнести к маркированности признака: Н — грамматический дефолт в русском языке, и психолингвистическая значимость этого факта подтверждается рассмотренными выше продукционными данными. Ниже мы рассмотрим альтернативные объяснения. Во-вторых, в наших экспериментах не было обнаружено иллюзий неграмматичности (различия между грамматическими условиями в зависимости от того, совпадают или не совпадают половые признаки головы и аттрактора), что еще раз подтверждает поисковый подход к привлечению согласия.

6.2. Роль элементов головы и аттрактора в притяжении

В литературе по притяжению согласия наличие или отсутствие эффекта традиционно связывают с особенностями аттрактора. На это есть как минимум две причины. Во-первых, экспериментальные данные свидетельствуют о том, что некоторых свойств аттракторов действительно влияют на эффекты притяжения [например, как мы обсуждали во введении, Hartsuiker et al. (2003) показали, что частота ошибок согласования была намного выше, когда аттракторы были формально похожи на формы именительного падежа множественного числа].Вторая причина связана с традицией: первое предложенное объяснение притяжения согласия основывалось на просачивании признаков, что означает сосредоточение внимания исключительно на аттракторе, признаки которого могут ошибочно распространяться вверх.

Предположение о том, что свойства аттрактора имеют решающее значение, сохранялось в более поздних отчетах по поиску. Однако важно понимать, что в этом случае свойства руководителя также могут влиять на процесс согласования. Например, чтобы объяснить эффект маркировки во множественном числе, традиционно предполагается, что существительные в единственном числе не помечены числом, и «система склонна возвращать составные части, помеченные в явном виде» (Wagers et al., 2009, с. 233), поэтому множественные аттракторы могут быть легко извлечены, в то время как единичные почти никогда. Но возможна и другая интерпретация: признак множественного числа облегчает извлечение головок и, следовательно, делает их более стабильными и менее подверженными ошибкам притяжения. Вот почему притяжения в конфигурациях множественного и единственного числа практически не существует. С другой стороны, поиск единичных головок подвержен ошибкам, отсюда и обилие ошибок в единственно-множественных конфигурациях.

Пока мы рассматриваем бинарные признаки или случаи, когда притяжение наблюдается во всех комбинациях признаков (как в продукционных экспериментах на словацком и русском языках), мы можем использовать только косвенные данные для оценки вклада признаков головы и аттрактора в процесс согласования.Наши эксперименты по чтению позволяют провести первое прямое сравнение и показывают, что, по крайней мере, в понимании решающую роль играют особенности голов, а не аттракторы. Мы наблюдали притяжение с аттракторами всех трех полов, но только с головками N и F. Пол аттрактора даже не влиял на величину эффекта. Эти результаты показывают, что пол аттрактора очень мало или совсем не влияет на его шансы на получение (он должен совпадать только с полом неправильной формы глагола).

Примечательно, что Джули Франк высказала аналогичные идеи в недавнем выступлении (Franck, 2015). Первая часть доклада была посвящена обобщению имеющихся данных по привлечению договоров. Франк применил поисковый подход к производству и осмыслению и выделил следующие группы факторов, которые могут привести к аттракции: семантические факторы (в первую очередь связанные с концептуальной многочисленностью предметных НЧ), устойчивость черт головы, доступность аттрактора (определяемая ее структурное положение) и подобие головы и аттрактора. Обсуждая стабильность черт головы, Франк исследовал асимметрию между значениями признаков, морфофонологическими и семантическими влияниями.

Пересмотр феноменов влечения Франк был вызван открытиями в области морфофонологии (другие данные, которые она считала, могут быть объяснены в старых моделях). Как мы отмечали во введении, исследования на нескольких языках показали, что ошибки притяжения при согласовании чисел и родов встречаются реже, когда заглавные буквы имеют правильные перегибы, но это не играет роли для аттракторов (например,г., Бок и Эберхард, 1993; Vigliocco и др., 1995; Виглиокко и Зилли, 1999 г.; Франк и др., 2008). Для аттракторов важна только морфологическая неоднозначность, делающая их более похожими на предмет (например, Hartsuiker et al., 2003; Badecker, Kuminiak, 2007). Это привело Франк к выводу, что особенности головы имеют решающее значение, и она повторно проанализировала существующие данные в соответствии с этой идеей. Она утверждала, что признаки, имеющие семантический коррелят, более устойчивы к привлекательности (например, Vigliocco and Franck, 1999 наблюдали более низкий уровень ошибок, когда головы имели концептуальный, а не чисто грамматический род), и что то же самое верно для отмеченных значений признаков. Последний вывод был основан на выводах о совпадении чисел, а также на результатах экспериментов Бадекера и Куминиака и наших производственных экспериментов.

Таким образом, выводы, обобщенные Франком, и результаты наших экспериментов по чтению указывают на одно и то же направление, но нам все еще нужно объяснить разницу между нашим пониманием и результатами производства. Конечно, для окончательных выводов было бы здорово иметь данные из нескольких языков (например, данные о понимании словацкого), но давайте выдвинем несколько гипотез на основе имеющихся данных.Наши эксперименты по чтению ясно показывают, что головы M устойчивы к притяжению, а головы N и F — нет. Данные производственных экспериментов на русском и словацком языках открыты для нескольких интерпретаций, поскольку аттракция наблюдалась во всех комбинациях головы и аттрактора с несовпадающими полами. Поэтому мы предполагаем, что головы М в целом наиболее стабильны и наименее склонны к притяжению, а производственные данные нуждаются в самостоятельном объяснении. Это предположение подтверждается независимыми данными: несколько производственных экспериментов по привлечению согласования чисел в русском языке, проведенные Николом и Уилсоном (1999) и Яновичем и Федоровой (2006), показали, что частота числовых ошибок зависит от рода главного существительного.Ошибки возникают чаще всего при N головках и реже всего при M головках.

Если наше предположение верно, то М головок и множественных головок проявляют схожие свойства в понимании. Но зачем им это делать, если М-признаки не являются ни наиболее выраженными, ни наименее выраженными в русском языке? Вернемся к идее, высказанной в предыдущем подразделе: число имеет привативную маркировку (т. е. существительные в единственном числе не имеют числовых признаков), а род — нет (все существительные имеют некоторые родовые признаки со значениями плюс и минус).Мы предполагаем, что с приватными признаками ненулевое значение является наиболее стабильным, в то время как с неприватными признаками, где все значения отличны от нуля, в игру вступают другие соображения. Мы не хотим апеллировать к частоте, но, возможно, играет роль тот факт, что M гендер значительно превосходит по численности F и N в русском языке. В любом случае наши данные показывают, что нет прямой связи между маркировкой признаков и стабильностью. В следующем подразделе рассматриваются некоторые различия между пониманием и производством и то, как эти различия могут объяснить наши результаты.

6.3. Различия между производством и пониманием

Основываясь на параллельных результатах экспериментов по привлечению совпадения чисел, большинство авторов предполагают, что одни и те же механизмы лежат в основе привлечения при воспроизведении и понимании. Противоположную точку зрения недавно отстаивали Tanner et al. (2014). Они утверждают, что механизмы, ответственные за притяжение в понимании, являются подмножеством тех, которые участвуют в производстве. В частности, они утверждают, что привлекательность в понимании обусловлена ​​интерференцией поиска, в то время как привлекательность в производстве лучше всего описывается репрезентативным объяснением, а именно моделью маркировки и морфинга (Eberhard et al. , 2005), хотя интерференция поиска также присутствует.

Как мы отмечали выше, модель «Маркировка и морфинг» несовместима с привлечением гендерного соглашения. Мы считаем, что основной механизм, лежащий в основе привлечения числовых и гендерных соглашений в производстве, одинаков, поэтому мы выбираем подход поиска. Очевидно, что в случае числа на согласование влияют семантические факторы, и можно ожидать, что их влияние гораздо легче обнаруживается в продуцировании, чем в понимании: в продуцировании мы исходим из понятийной структуры, а в осмыслении она является нашей целью.Vigliocco и Franck (1999) продемонстрировали, что ошибки притяжения при согласовании полов менее часты, когда заглавные существительные имеют концептуальный, а не чисто грамматический род. Так что семантические факторы здесь тоже играют роль, но, учитывая соответствующие различия между числом и родом, эта роль иная: они в основном уменьшают размер эффекта. Было бы очень интересно оценить их влияние на привлекательность гендерного согласия в понимании: мы ожидаем, что оно должно быть значительно меньше, как и в случае числового согласия. Таким образом, различия между производством и пониманием, отмеченные Tanner et al. (2014) также могут иметь отношение к гендерному согласию, но картина, выявляемая нашими экспериментами, ими не может быть объяснена.

В предыдущем подразделе мы утверждали, что паттерны аттракции согласия в понимании обусловлены тем, что головы с множественными признаками и М-признаками устойчивы к влечению, т. е. что в процессе поиска они, как правило, идентифицируются правильно, в то время как поиск головы с другими характеристиками могут быть нарушены аттракторами.Результаты, обобщенные Franck (2015), показывают, что стабильность черт головы также должна иметь значение для привлечения согласия в производстве. Это дополнительно подтверждается результатами от Никола и Уилсона (1999) до Яновича и Федоровой (2006), указывающими на то, что головы с М-характеристиками действительно более стабильны, когда мы рассматриваем производство согласования номеров в русском языке. Основываясь на этих данных, мы ожидали бы увидеть отсутствие ошибок в условиях МФ и МН в производственных экспериментах по гендерному согласию, но это не то, что мы обнаружили.

Чтобы решить эту проблему, мы должны более подробно указать, как поиск может работать в понимании и производстве. Вейджерс и др. (2009), которые анализируют понимание, показывают, что учетная запись поиска имеет две версии, которые может быть трудно разделить на основе текущих экспериментальных данных. С одной стороны, поиск на основе подсказки может инициироваться каждый раз, когда мы имеем дело с согласующимся глаголом. С другой стороны, мы можем предсказать особенности предстоящего глагола, опираясь на подлежащее NP, и инициировать поиск только тогда, когда наши предсказания не сбываются.Обе версии дают примерно одинаковые результаты, если предположить, что при совпадении всех признаков с истинным субъектом в абсолютном большинстве случаев он извлекается успешно. Тогда в обоих сценариях проблемы ожидаются только тогда, когда мы сталкиваемся с неправильной формой глагола и в предложении присутствует аттрактор неподлежащий НЧ, который соответствует неверно указанному признаку глагола.

Мы полагаем, что для производства также можно выделить два похожих сценария: мы можем решить, какие функции нам нужны в согласующем предикате, при обработке субъекта или после того, как мы доберемся до предиката.Соответственно, поиск может инициироваться каждый раз, когда мы имеем дело с согласующимся предикатом, или только тогда, когда ложно генерируется неправильная форма глагола, которая не соответствует нашим предсказаниям. Модели, предложенные Соломоном и Перлмуттером (2004) или Бадекером и Куминяком (2007), реализуют первый сценарий. Например, Соломон и Перлмуттер утверждают, что притяжение в производстве возникает из-за того, что два существительных, глава подлежащего NP и аттрактор, одновременно активны в синтаксической структуре, и может быть выбран неправильный контроллер соглашения.Однако ниже мы приводим аргументы в пользу второго сценария.

Подводя итог, в понимании мы конструируем набор подсказок на основе формы глагола, которая нам предоставляется. Как мы продемонстрировали выше, разные версии учетной записи разделяют это основное наблюдение. Если для производства принят первый сценарий (предсказываются особенности предстоящего глагола, а поиск инициируется только тогда, когда мы ложно генерируем неправильную форму глагола), картина должна быть очень похожей: набор сигналов будет основан на этой форме. .

Однако мы не считаем этот сценарий наиболее правдоподобным. В частности, это подразумевает, что мы генерируем подлежащее NP со всеми спецификациями его признаков, прежде чем переходить к глаголу. На самом деле процесс должен быть намного сложнее. С одной стороны, мы не можем определить падеж ИП до выбора сказуемого (например, переживающие могут получить именительный, винительный или дательный падеж в русском языке, в зависимости от глагола, поэтому невозможно спланировать именительный падеж, имеющий только какое-то абстрактное V в виду).С другой стороны, мы не можем выделить некоторые признаки формы глагола, не глядя на подлежащее.

Это приводит нас к принятию второго сценария, в котором соответствующие функции извлекаются в какой-то момент во время вывода, а не прогнозируются, а затем перепроверяются. Тогда мы действительно ожидаем определенных различий между производством и пониманием. А именно, во втором производственном сценарии мы не ищем NP с определенным номером или гендерным признаком. Скорее, мы ищем значения числовых и гендерных признаков внутри субъекта NP.Эти признаки должны принадлежать главе данного НП, но иногда мы ложно обращаем внимание на признаки других существительных. Мы предполагаем, что маркировка признаков играет роль в этом процессе, и именно это приводит к различным результатам в наших экспериментах по производству и пониманию.

Чтобы объяснить, как могут возникать эффекты маркировки, давайте обобщим различные факторы, которые, как было показано, играют роль в поиске. Более устойчивые заглавные существительные имеют больше шансов быть извлеченными, чем менее устойчивые.Структурно доступные аттракторы, похожие на предметы, имеют больше шансов быть извлеченными, чем аттракторы без этих характеристик. Это верно как для производства, так и для понимания. И, независимо от этих факторов, отмеченные признаки имеют больше шансов быть извлеченными. В понимании, когда мы сталкиваемся с определенной формой глагола и строим на ее основе набор реплик, различные числовые или родовые признаки не конкурируют друг с другом: мы всегда ищем конкретное значение.В производстве нам необходимо найти значение гендерного признака предметного НП, заранее заданного значения нет, поэтому в конкурсе могут участвовать разные значения. Таким образом, производство предполагает конкуренцию, а понимание — нет, поэтому мы можем наблюдать особенности эффектов маркированности в производстве, но не в понимании. Вот почему результаты производства и понимания для гендерного согласия различны. Мы не наблюдаем каких-либо различий в случае совпадения чисел, поскольку множественное число является одновременно более устойчивым и маркированным признаком.Это очень предварительная гипотеза, поэтому необходимы дальнейшие эксперименты, чтобы проверить ее или предложить альтернативное объяснение наблюдаемой асимметрии между результатами производства и понимания.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Работа частично поддержана грантом №16-18-02071 Российского научного фонда. Мы благодарны многим коллегам за их ценные комментарии и особенно хотели бы поблагодарить Колина Филлипса. Мы также очень благодарны рецензентам.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2016.01651/full#supplementary-material

.

Сноски

Ссылки

Акунья-Фаринья, Дж.К., Месегер Э. и Каррейрас М. (2014). Пол и числовое соглашение в понимании на испанском языке. Лингва 143, 108–128. doi: 10.1016/j.lingua.2014.01.013

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Антон-Мендез, М.И., Николь, Дж., и Гарретт, М.Ф. (2002). Связь между обработкой согласования пола и номера. Синтаксис 5, 1–25. дои: 10.1111/1467-9612.00045

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бадекер, В., и Куминяк, Ф.(2007). Морфология, согласование и поиск в рабочей памяти при построении предложений: данные по полу и падежу на словацком языке. Дж. Мем. Ланг. 56, 65–85. doi: 10.1016/j.jml.2006.08.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бадекер, В., и Льюис, Р. (2007). «Новая теория и вычислительная модель рабочей памяти при производстве предложений: ошибки согласования как сбои поиска на основе подсказок», в докладе на 20-й ежегодной конференции CUNY по обработке предложений. Сан-Диего, Калифорния: Калифорнийский университет. Доступно в Интернете по адресу: http://crl. ucsd.edu/cuny2007/program/235_Abstract.pdf

.

Бейтс Д., Мейхлер М., Болкер Б. и Уокер С. (2015). Подгонка линейных моделей смешанных эффектов с использованием lme4. Дж. Стат. ПО 67, 1–48. дои: 10.18637/jss.v067.i01

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Бок, К., и Каттинг, Дж. К. (1992). Регуляция психической энергии: единицы производительности в языковом производстве. Дж. Мем. Ланг. 31, 99–127.

Академия Google

Бок, К., и Эберхард, К.М. (1993). Значение, звук и синтаксис в английском числовом соглашении. Ланг. Познан. Процесс. 8, 57–99.

Академия Google

Коэн, Дж. Д., МакУинни, Б., Флатт, М. Р., и Провост, Дж. (1993). Psyscope: новая графическая интерактивная среда для разработки психологических экспериментов. Поведение. Рез. Методы Инструм. вычисл. 25, 257–271.

Коуэн, Н. (2001). Волшебное число 4 в кратковременной памяти: переосмысление умственной емкости памяти. Поведение. наук о мозге. 24, 87–185. дои: 10.1017/S0140525X01003922

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки

Диллон, Б., Мишлер, А., Слоггетт, С., и Филлипс, К. (2013). Контрастные профили вторжения для согласия и анафоры: экспериментальные и модельные данные. Дж. Мем. Ланг. 69, 85–103. doi: 10.1016/j.jml.2013.04.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эберхард, К. М. (1999). Доступность концептуального числа к процессам согласования подлежащего и глагола в английском языке. Дж. Мем. Ланг. 41, 560–578.

Академия Google

Эберхард, К.М., Каттинг, Дж.К., и Бок, К. (2005). Осмысление синтаксиса: согласование чисел в построении предложений. Психолог. Ред. 112, 531–559. doi: 10.1037/0033-295X.112.3.531

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фрэнсис, В. Н. (1986). Согласие близости на английском языке. Дж. Инж. Лингвист. 19, 309–317.

Академия Google

Франк, Дж.(2015). «Ошибки притяжения: новые взгляды на взаимосвязь между грамматикой и обработкой», в докладе , сделанном на конференции «Всестороннее соглашение» (Задар, Хорватия).

Франк, Дж., Вильокко, Г., Антон-Мендес, И., Коллина, С., и Фрауэнфельдер, У. Х. (2008). Взаимодействие синтаксиса и формы в построении предложений: кросс-лингвистическое исследование влияния формы на соглашение. Ланг. Познан. Процесс. 23, 329–374. дои: 10.1080/016701467993

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Франк, Дж., Vigliocco, G., and Nicol, J. (2002). Ошибки согласования подлежащего и глагола во французском и английском языках: роль синтаксической иерархии. Ланг. Познан. Процесс. 17, 371–404. дои: 10.1080/016143000254

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Харцуикер, Р. Дж., Шриферс, Х., Бок, К., и Кикстра, Г. М. (2003). Морфофонологическое влияние на построение субъектно-глагольного соглашения. Мем. Познан. 31, 1316–1326. дои: 10.3758/BF03195814

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хаскелл, Т.Р. и Макдональд, М. К. (2005). Составляющая структура и линейный порядок в языковом производстве: свидетельство согласования подлежащего и глагола. Дж. Эксп. Психол. Учиться. Мем. Познан. 31, 891–904. дои: 10.1037/0278-7393.31.5.891

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хаспелмат, М. (2006). Против маркизированности (и чем ее заменить). Ж. Лингвист. 42, 25. doi: 10.1017/S0022226705003683

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Йесперсен, О.(1924). Философия грамматики . Лондон: Аллен и Анвин.

Академия Google

Джаст, Массачусетс, Карпентер, П.А., и Вулли, Дж.Д. (1982). Парадигмы и процессы в понимании прочитанного. Дж. Эксп. Психол. 111, 228.

Реферат PubMed | Академия Google

Крамер, Р. (2015). Морфосинтаксис пола . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Лоримор Х., Бок К., Залкинд Э., Шейман, А., и Берд, Р. (2008). Договор и привлечение на русском языке. Ланг. Познан. Процесс 23, 769–799. дои: 10.1080/016701774182

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ляшевская О. Н. и Шарофф С. А. (2009). Частотный словарь современного русского языка . Москва: Азбуковник.

Мартин, А. Э., Ньюланд, М. С., и Каррейрас, М. (2014). Привлечение согласия при понимании грамматических предложений: свидетельство ERP от многоточия. Брэйн Ланг. 135, 42–51. doi: 10.1016/j.bandl.2014.05.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Миркович, Дж., и Макдональд, М.С. (2013). Когда единственное и множественное число являются грамматическими: семантические и морфофонологические эффекты согласуются. Дж. Мем. Ланг. 69, 277–298. doi: 10.1016/j.jml.2013.05.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Невинс, А. (2011). Отмеченные триггеры против отмеченных целей и обеднения дуала. Лингвист. Инк. 42, 413–444. дои: 10.1162/LING_a_00052

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Никол, Дж., Фостер, К., и Верес, К. (1997). Процессы согласования подлежащего и глагола при понимании. Дж. Мем. Ланг. 36, 569–587.

Академия Google

Никол, Дж., и Уилсон, Р. (1999). «Согласие и маркировка падежей в русском языке: психолингвистическое исследование ошибок согласования в производстве», в Восьмой ежегодный семинар по формальным подходам к славянским языкам.Встреча в Филадельфии (Анн-Арбор, Мичиган: Michigan Slavic Publications), 314–327.

Перлматтер, Нью-Джерси, Гарнси, С.М., и Бок, К. (1999). Процессы согласования в понимании предложений. Дж. Мем. Ланг. 41, 427–456.

Академия Google

Квирк Р. , Гринбаум С., Лич Г. Н. и Свартвик Дж. (1972). Грамматика современного английского языка . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Основная группа

R (2014 г.). R: Язык и среда для статистических вычислений . Вена: Фонд статистических вычислений R.

Зауэрланд, У., Андерсен, Дж., и Яцусиро, К. (2005). «Множественное число семантически не обозначено», в Linguistic Evidence , ред. С. Кепсер и М. Рейс (Берлин: Mouton de Gruyter), 413–434.

Слюсар Н. и Самойлова М. (2014). «База данных для оценки частоты различных грамматических особенностей и флективных аффиксов в русских существительных», в 9-й Международной конференции по ментальному лексикону (Ниагара-он-те-Лейк: Университет Брока и Университет Макмастера), 104–105.

Таннер, Д., Никол, Дж., и Брем, Л. (2014). Временной ход признаков вмешательства в понимание согласия: множественные механизмы и асимметричное притяжение. Дж. Мем. Ланг. 76, 195–215. doi: 10.1016/j.jml.2014.07.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Vigliocco, G., Butterworth, B., and Garrett, M.F. (1996). Соглашение между подлежащим и глаголом в испанском и английском языках: различия в роли концептуального ограничения. Познание 61, 261–298.

Реферат PubMed | Академия Google

Vigliocco, G., Butterworth, B., и Semenza, C. (1995). Построение субъектно-глагольного согласования в речи: роль семантических и морфологических факторов. Дж. Мем. Ланг. 34, 186–215.

Академия Google

Вильокко, Г., и Франк, Дж. (1999). Когда секс и синтаксис идут рука об руку: гендерное согласие в языковом производстве. Дж. Мем. Ланг. 40, 455–478.

Академия Google

Вильокко, Г.и Никол, Дж. (1998). Разделение иерархических отношений и порядка слов в языковом производстве: является ли соответствие близости синтаксическим или линейным? Познание 68, B13–B29.

Реферат PubMed | Академия Google

Виглиокко, Г., и Зилли, Т. (1999). Синтаксическая точность в построении предложений: случай гендерного несоответствия у носителей итальянского языка с нарушениями и без нарушений. Ж. Психолингвист. Рез. 28, 623–648.

Реферат PubMed | Академия Google

Вейджерс, М.В., Лау, Э. Ф., и Филлипс, К. (2009). Привлечение соглашения в понимании: представления и процессы. Дж. Мем. Ланг. 61, 206–237. doi: 10.1016/j.jml.2009.04.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Реестр сексуальных преступников Часто задаваемые вопросы

 

Открыть все категории | Закрыть все категории

1 Срок регистрации зарегистрированного сексуального преступника был продлен Главой 1 Законов 2006 года.

Этот закон вступил в силу 18 января 2006 г. В настоящее время правонарушитель уровня 1, который не был признан сексуальным хищником, преступником, совершившим сексуальное насилие, или предикатным сексуальным преступником, должен зарегистрироваться в течение 20 лет. Преступник уровня 1, который был назначен таким образом, а также все преступники уровня 2 и уровня 3, независимо от того, были ли они назначены таким образом, должны зарегистрироваться пожизненно.

Просмотр страницы определения уровня риска.

В соответствии с разделом 168-o Закона об исправительных учреждениях, сексуальный преступник уровня 2, который не получил статуса сексуального хищника, сексуального насильственного преступника или предикатного сексуального преступника, который был зарегистрирован в течение как минимум 30 лет, может быть освобожден от любого дальнейшая обязанность зарегистрироваться после удовлетворения ходатайства об освобождении судом, вынесшим приговор, или судом, который принял решение относительно продолжительности регистрации и уровня уведомления.

Сексуальный преступник 2-го или 3-го уровня может ходатайствовать перед судом, вынесшим приговор, или судом, вынесшим определение относительно уровня уведомления, с ходатайством об изменении уровня уведомления. Правонарушитель должен обратиться к своему адвокату или в суд, в котором он или она был осужден, для получения информации о том, как действовать в соответствии со статьей 168-o Закона об исправительных учреждениях.

2 Закон об электронной безопасности и борьбе с онлайн-хищниками, дополненный главой 67 законов 2008 года, вступил в силу 28 апреля 2008 года.

Закон требует, чтобы все зарегистрированные лица, совершившие преступления на сексуальной почве, сообщали DCJS о любых учетных записях в Интернете у поставщиков услуг Интернета, принадлежащих таким преступникам, а также об адресах электронной почты и обозначениях, которые такие преступники сообщали для целей чата, обмена мгновенными сообщениями, социальных сетей или других подобных интернет-коммуникаций. . Кроме того, зарегистрированный сексуальный преступник должен уведомить Отдел не позднее, чем через 10 дней после любого изменения вышеупомянутой информации в Интернете.

Несоблюдение является преступлением. Это тяжкое преступление категории E при осуждении за первое несоблюдение какого-либо требования о регистрации и тяжкое преступление D при любом последующем осуждении. Неспособность зарегистрировать, проверить или предоставить необходимую информацию, как описано выше, также может быть основанием для отмены условно-досрочного освобождения или испытательного срока.

Закон уполномочивает DCJS по запросу предоставлять интернет-информацию о сексуальных преступниках веб-сайтам социальных сетей, в которых есть участники в возрасте до 18 лет. Веб-сайты могут использовать эту информацию для предварительной проверки или исключения сексуальных преступников из своих служб и / или консультировать правоохранительные органы. потенциальных угроз общественной безопасности и/или нарушений закона.Обратите внимание, что DCJS не контролирует, удаляют ли веб-сайты правонарушителей со своих сайтов, и закон не запрещает правонарушителям пользоваться Интернетом.

Закон требует в качестве условия испытательного срока, условно-досрочного освобождения, условно-досрочного освобождения или условно-досрочного освобождения обязательного ограничения доступа сексуального преступника к Интернету в случаях, когда преступник был осужден за сексуальное преступление против лица моложе 18 или Интернет был использован для совершения преступления. Например, правонарушителю будет запрещено использовать Интернет для доступа к порнографическим материалам и сайтам социальных сетей.Те же ограничения распространяются на всех сексуальных преступников 3-го уровня, находящихся на испытательном сроке, условно-досрочном освобождении, условно-досрочном освобождении или под надзором за условно-досрочным освобождением.

3 См. Закон штата Нью-Йорк о транспортных средствах и дорожном движении §§ 509-cc (4)(a) и (4)(b).

Швейцарское расследование по отмыванию денег вызывает тревожные вопросы

I N 2014 ШВЕЙЦАРИЯ Затем генеральный прокурор и двое его коллег позировали для фото с несколькими другими людьми на лодке на озере Байкал в Сибири.На снимке изображены мужчины, отдыхающие вместе на палубе. Но их хозяином был не простой моряк. Он был одним из главных прокуроров России, позже замешанным в попытках заблокировать крупное международное дело об отмывании денег, которое расследовали его гости.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Наслаждайтесь большим количеством аудио и подкастов на iOS или Android.

История, стоящая за фотографией, связана с интригующим актерским составом. Среди них российский юрист, который встречался с предвыборной командой президента Дональда Трампа в 2016 году, встреча, описанная в докладе Мюллера о вмешательстве России в выборы того года.Другой главный персонаж был связан с расследованием коррупции в FIFA, руководящем органе мирового футбола . Дело об отмывании денег и обвинения в дружеских отношениях между швейцарскими правоохранительными органами и российскими коллегами грозят превратить в насмешку попытки альпийской страны избавиться от своей глобальной репутации дома для денег сомнительных людей.

В основе всего лежит награбленное по так называемому делу Магнитского. В 2009 году адвокат Сергей Магнитский умер в российской тюрьме после попытки расследовать мошенничество, в ходе которого российские чиновники и сотрудники полиции при попустительстве судов похитили возврат налогов в размере 230 миллионов долларов для инвестиционной компании Hermitage Capital Management.Билл Браудер, основатель фирмы и работодатель Магнитского, с тех пор работал над разоблачением мошенничества. Его лоббирование привело к тому, что несколько стран, включая Америку и Великобританию, приняли «законы Магнитского», налагающие санкции на иностранных должностных лиц, которые нарушают права человека или воруют деньги. Версия EU была принята 7 декабря.

Команда г-на Браудера отследила денежные средства от мошенничества в 26 странах, включая Швейцарию. Около 11 миллионов долларов в Credit Suisse были связаны с Владленом Степановым, мужем чиновника, утвердившего фиктивный возврат налогов.Пара попала под американские санкции. Неизвестная сумма в UBS , другом банке, была связана с Дмитрием Клюевым, российским бизнесменом, также находящимся под санкциями. А более 7 миллионов долларов в UBS принадлежали Денису Кацыву, другому бизнесмену, и фирмам, связанным с ним. В 2017 году одна из фирм, Prevezon, согласилась заплатить 5,9 млн долларов, не признавая вины, для урегулирования иска US о конфискации активов по этому делу.

Все россияне заявили, что деньги на их счетах не связаны с предполагаемым мошенничеством, и отрицают правонарушения.Но г-н Браудер не согласился. В 2011 году Hermitage подала иск о краже 230 миллионов долларов в швейцарскую прокуратуру. Они запустили расследование и заморозили счета. Но, несмотря на прогресс в соответствующих расследованиях в других местах и ​​множество доказательств, соединяющих точки, не было никаких обвинений или конфискаций. В ноябре швейцарская прокуратура заявила, что планирует закрыть расследование и передать большую часть денег на счетах их российским владельцам. Это также дало понять, что может исключить Hermitage из числа истцов после судебного разбирательства, которое, как понимает The Economist , принадлежит компании Prevezon.В результате Hermitage не сможет обжаловать решение о прекращении расследования.

Швейцарцы «капитализировались» перед попытками России саботировать дело, жалуется Браудер. Он не один. Несколько швейцарских политиков подняли этот вопрос в парламенте. Группа из 20 депутатов из нескольких европейских стран подписала декларацию, в которой выразила сожаление по поводу предполагаемой близости швейцарских следователей к России в деле Магнитского. В декабре американский сенатор Роджер Уикер написал Майку Помпео письмо, в котором призвал госсекретаря «следить за тем, чтобы работа по взаимной правовой помощи со Швейцарией непреднамеренно не стала вектором российского влияния».

Все швейцарские официальные лица в деле отрицают какую-либо предвзятость. Генпрокуратура заявляет, что связь между суммами, подозреваемыми в отмывании в Швейцарии, и преступлением, совершенным за границей, «должна быть установлена ​​с достаточной степенью достоверности», и что было «обосновано» закрытие дела после проведения тщательного расследования. . Однако документы, просмотренные The Economist , в том числе судебные протоколы, вызывают тревожные вопросы о честности швейцарского расследования.

К 2013 году расследованием занимались трое швейцарских чиновников. Патрик Леймон только что занял пост ведущего прокурора. Примерно в то же время в прокуратуру для оказания помощи по делу был направлен сотрудник полиции, имеющий опыт работы в России, «Виктор К.». ( The Economist не может опубликовать свое настоящее имя, не нарушая швейцарского законодательства, которое защищает лиц, не являющихся публично известными фигурами, в том числе осужденных за преступления, от раскрытия их личности.) Михаэль Лаубер, генеральный прокурор Швейцарии, руководил их работой. То, что последовало за этим, не было расследованием на расстоянии вытянутой руки.

Кабаны, медведи и чопперы

В 2014 году Виктор К. отправился на охоту на кабанов с российским прокурором Сааком Карапетяном. Согласно судебным документам, они остановились в лодже в Ярославской области, в 320 км от Москвы, а счет вел олигарх, занимающийся энергетикой и недвижимостью. Тем летом все трое швейцарцев болтали с г-ном Карапетяном на озере Байкал.Русские заплатили за морскую прогулку. В сентябре 2015 года г-н Ламон и К. вылетели из Цюриха в Москву на самолете, принадлежащем российскому государству, по приглашению генерального прокурора. Часть расходов оплатили русские. К. остался на очередную охоту с г-ном Карапетяном. (К не ответил на вопросы The Economist .)

Кто был этот гостеприимный русский прокурор? Появились доказательства того, что г-н Карапетян, возможно, сыграл ключевую роль в сокрытии мошенничества на 230 миллионов долларов.В 2014 году он направил в Министерство юстиции США письмо с отказом в помощи по делу Prevezon и настаиванием на невиновности компании и ее владельца. Г-н Карапетян, погибший в результате крушения вертолета в 2018 году, обвинил Браудера в причастности к ограблению.

Любопытно, что расследование D o J пришло к выводу, что письмо было составлено с помощью юриста, консультирующего Prevezon, Натальи Весельницкой. Суд D или J обвинил ее в воспрепятствовании правосудию в связи с делом против Prevezon.Она также известна тем, что встречалась с высокопоставленными фигурами президентской кампании Дональда Трампа в Башне Трампа в июне 2016 года. Команде Трампа внушили, что она может получить компромат на Хиллари Клинтон. Вместо этого, по словам нескольких участников, г-жа Весельницкая перевела разговор на закон Магнитского, отмену которого она лоббировала.

В том же году Hermitage подала запрос о предъявлении обвинения г-ну Степанову, который, как утверждалось, не мог адекватно объяснить законное происхождение средств на его швейцарском счете.Четыре месяца спустя г-н Леймон отклонил запрос, сославшись на недостаточные основания для обвинения. (Позже Hermitage пыталась добиться отвода его кандидатуры за предвзятость, но суд отклонил ходатайство.) В августе 2016 г. К. снова увиделся с г-ном Карапетяном. На этот раз они отправились на охоту на медведя на Дальний Восток России, откуда их на вертолете доставили в сторожку другого олигарха. По словам К., двое мужчин обсуждали дело Магнитского в течение нескольких часов.

По возвращении в Швейцарию полицейский потребовал встречи с Андреасом Гроссом, швейцарским политиком, который написал доклад по делу Магнитского для Совета Европы, обвинив Россию в «массовом сокрытии».Позже К. сказал суду: «Моя задача состояла в том, чтобы показать, что отчет не является абсолютной правдой, что ничего не было проверено и что это всего лишь версия Браудера… Я сказал Ламону, что мы должны немедленно прекратить расследование». Г-н Гросс говорит о своей встрече с К.: «Я согласился пойти, потому что подумал, что ему нужна моя помощь. Но это превратилось в допрос, который длился целый день. Такое ощущение, что он русский следователь, а не швейцарский». Г-н Браудер утверждает, что К. хотел дискредитировать отчет, чтобы закрыть дело Швейцарии.

Вскоре после этого г-н Карапетян попросил К. приехать в Москву для обсуждения «конфиденциального» вопроса. К. спросил своего начальника в полиции, может ли он поехать. В просьбе было отказано, но он все равно пошел. Согласно судебным документам, он использовал свой дипломатический паспорт без разрешения. Он оплатил свои перелеты, но расходы на его пребывание в Москве покрыли россияне. Находясь там, «его пригласили обсудить некоторые проблемы в совместно рассматриваемых делах», согласно постановлению швейцарского суда от 2018 года.В нем описывается, как его русский хозяин организовал встречу с женщиной-адвокатом одного из обвиняемых по делу Магнитского, «без того, чтобы он [К] ничего не знал заранее». Предполагается, что адвокатом была г-жа Весельницкая, лоббист антиМагнитского на встрече в Башне Трампа.

На охотника охотятся

Вернувшись в Швейцарию, боссы К., как сообщается, были в ярости из-за его поездки. По его возвращении полиция возбудила против него уголовное дело по четырем правонарушениям, включая злоупотребление служебным положением и взяточничество.Но в январе 2019 года офис г-на Лаубера снял обвинения на более легкое — «получение преимущества». Это влекло за собой максимальное наказание в виде трех лет.

Виктор К. потерял работу, отчасти из-за несанкционированной поездки, и был осужден за выезд на охоту на медведя. При этом тюремного заключения не было. Ему даже не пришлось платить штраф: штраф в размере 9 000 швейцарских франков (8 950 долларов США) был отменен по апелляции — решение, которое, по мнению суда, было направлено на «содействие его… возвращению» в его профессию.Это было не единственное отношение судов к полицейскому, которое некоторым показалось чрезмерно снисходительным. С него сняли судимость. Государство возместило три четверти гонораров его адвокату. По двум другим поездкам его оправдали на том основании, что любое взяточничество имело место в России, а не в Швейцарии, хотя швейцарское законодательство распространяется на правонарушения, затрагивающие работу чиновника в его собственной стране, что, по всей видимости, имело место. Генеральная прокуратура это решение не обжаловала.

В то же время, согласно протоколу судебного заседания в июне 2019 года, российские чиновники выделили К. для похвалы. Генеральный прокурор заявил, что его «деятельность… в значительной степени способствовала сотрудничеству российских и швейцарских властей».

Г-н Лаубер вызвал новые споры в прошлом году. Газета Financial Times со ссылкой на письма, отправленные его офисом швейцарским юристам, сообщила, что он планировал поделиться конфиденциальными показаниями по делу Магнитского с российскими коллегами.Его ведомство отказалось это подтвердить. Мистер Браудер говорит, что письма подлинные. Решение передать информацию возмутило многих политиков в Европе и Америке, поскольку оно противоречит указаниям Интерпола и Совета Европы, членом которых является Швейцария.

В настоящее время большая часть замороженных денег в UBS и Credit Suisse вернется к владельцам счетов. Остаток — всего 1,1 миллиона долларов — покрывает сумму, которая считается доказуемо незаконной. Но то, как это подсчитала Генеральная прокуратура Швейцарии, вызывает еще больше удивления.Он предпочел использовать «пропорциональный» метод, согласно которому доля денег, считающихся грязными, сильно разбавляется, если — как это произошло в данном случае — она смешивается с другими средствами при перемещении.

Такой подход противоречит конвенции ООН об организованной преступности, которая позволяет конфисковать гораздо больше денег, даже если они смешаны с другими средствами. Это также противоречит общепринятой практике, в том числе в Швейцарии, говорит Марк Пит, эксперт, принимавший участие в написании законов страны о борьбе с отмыванием денег.«Теория, которую они применили, просто неверна», — говорит он. «Это аргумент, который вы ожидаете от отчаянного адвоката защиты, а не от прокурора, обязанного следить за деньгами. На мой взгляд, это выглядит так, как будто они работали против своих собственных интересов. Это странно.» Генеральная прокуратура заявляет, что скупая методология отражает «связь, которую можно установить между активами, арестованными в Швейцарии, и предикатным преступлением, совершенным в России».

Г-н Браудер пригрозил подать в суд на два швейцарских банка за нарушение американских санкций, если они разморозят счета.(Оба банка заявляют, что не комментируют существующие или потенциальные отношения с клиентами, но обязуются соблюдать все применимые законы и правила.) Ожидается, что в ближайшие несколько недель он подаст судебный иск.

Мистер Лаубер больше не занимается этим делом. Он ушел с поста генерального прокурора в августе после того, как суд установил, что он скрыл встречу с Джанни Инфантино, главой FIFA , и солгал начальству, пока его офис расследовал коррупцию в организации.Швейцарский парламент лишил его иммунитета по этому делу, открыв путь для возбуждения против него уголовного дела. Г-н Лаубер отрицал правонарушения. Он отказался отвечать на вопросы The Economist , сославшись на то, что больше не является генеральным прокурором. По словам Пита, дела FIFA и дела Магнитского свидетельствуют о том, что швейцарская федеральная уголовно-правовая система находится «в большом затруднении». В обоих случаях, по его словам, прокуроры были непрофессионально близки к третьим лицам. Важно отметить, что ключевые встречи не записывались.

Рассказ о российских деньгах и удобных официальных связях не рисует лестного портрета Швейцарии, где находятся два крупных финансовых центра, Женева и Цюрих, и крупнейший рынок офшорных частных капиталов. Нет никаких сомнений в том, что за последнее десятилетие страна стала менее гостеприимной к грязным деньгам, включая национальное богатство, разграбленное клептократами. Он также с большей готовностью помогает другим западным правительствам преследовать уклоняющихся от уплаты налогов, даже передавая данные счетов, которые когда-то считались неприкосновенными в соответствии с его законом о секретности.Однако дело Магнитского подрывает этот предварительный прогресс. Мистер Браудер идет дальше. Он утверждает, что публичные доказательства указывают на поведение швейцарских официальных лиц, которое «убедительно свидетельствует о том, что происходит что-то неблаговидное». «Это не то, чего стоит ожидать от швейцарцев. Это делает их похожими на банановую республику». ■

Эта статья была опубликована в печатном издании в разделе «Финансы и экономика» под заголовком «Наклон весов». Вы дочитали до страшного заголовка этого поста? Рады, что вы все еще с нами! Рассматриваемый феномен заключается в том, как носители AmE и BrE различаются в своих предпочтениях избегать повторения сложных глагольных фраз в главных предложениях.(Все еще здесь?) Итак, что из следующего вы бы сказали?

(1) Я съел весь шоколад, хотя не должен был этого делать.
(2) Я съел весь шоколад, хотя не должен был.
Если бы вы ответили «(1)», то готов поспорить, что вы не американец. Кевин из Беркли, Калифорния, написал мне об этом еще в апреле:
. Меня особенно интересует, не раздражает ли американская формулировка британских ушей так же, как их формулировка для меня.
(Я оставлю это людям с британскими ушами, чтобы ответить на «неприятный» вопрос.) Поскольку этот тип конструкции был одной из тех вещей, которые я имел в виду, когда начинал этот блог, я довольно удивлен, что еще не уделил ему должного внимания. Думаю, я отложил это, потому что чувствую необходимость сначала пройтись по некоторым основным грамматическим понятиям. А потом меня затормозила одержимость использовать для этого деревья предложений. Но сегодня вечером, возвращаясь домой с занятий по йоге (с моим разумом, открытым для поразительных истин), я понял, что редко можно завести новых друзей, представив им деревья предложений.Итак, давайте посмотрим, насколько хорошо я обхожусь без него.

Сначала немного анатомии предложений. Оба предложения (1) и (2) выше состоят из двух предложений (клаузул), соединенных союзом (но). Два пункта: я съел весь шоколад, и я не должен был (сделано). Второе предложение в обоих случаях означает «Я не должен был есть весь шоколад», и в обоих случаях говорящий избегает неловкого повторения формы глагола есть плюс его дополнение (которое в данном случае является прямым дополнением). весь шоколад.Итак, съесть весь шоколад — это старая информация, которую нельзя повторять, но у нас есть новая информация, которую нужно сообщить, ощущение, что поедание шоколада было в некотором роде плохим поступком. Итак, мы хотим сказать пункт, опустив старую информацию, показанную здесь в скобках:

(3) Мне не следовало [съедать весь шоколад].
Обычное решение этой проблемы в AmE — просто не говорить ни слова в скобках. (Bit — это такое существительное BrE, которое можно использовать, но не настолько исключительно BrE, чтобы мне было удобно обозначить его как BrE.) Это оставляет предложение без полной глагольной фразы (или сказуемого в традиционных терминах грамматики). У нас есть модальный глагол ( должен ), отрицательный маркер ( n’t ) и вспомогательный глагол (иметь), который дает информацию о времени и аспекте (когда и как это относится ко времени). но нет основного глагола (сердца любого полного предложения) или дополнений (элементов, которые требуются глаголу, чтобы составить полную глагольную фразу). Продолжение глагольной фразы просто понимается из контекста.Этот процесс пропуска понятных, но грамматически важных вещей называется многоточием, и у нас остается эллиптическая конструкция.

Однако в BrE в таких ситуациях предпочтение отдается полному предложению с включенным основным глаголом. Итак, как же это сделать, не повторяя много уже услышанных, понятных из контекста слов? Вы используете пословицу (не то же самое, что пословица! Иногда важны дефисы!) или про-сказуемое.

Возможно, вы раньше не слышали о пословице или про-сказуемом, но вы, вероятно, слышали об их родственнике, местоимении.Все они являются проформами, то есть словами, обозначающими слово/фразу, значение которых можно восстановить из контекста. (В английском также есть про-наречия.) Если бы мы хотели использовать местоимение для решения наших проблем с предложением «съесть весь шоколад», мы могли бы сказать (4)…

(4) Я съел весь шоколад, но мне не следовало его есть.
… с этим выражением означает весь шоколад. Но это все еще довольно повторяется.

Что обычно делают носители BRE, так это используют do в качестве про-сказуемого, обозначающего основной глагол и его дополнения (по крайней мере).Так сделано в (1) выше означает съесть (en) весь шоколад.

Почему это раздражает уши некоторых ораторов AmE, таких как Кевин? Потому что нам просто не нравится использовать про-сказуемое со вспомогательными или модальными глаголами в главных предложениях (см. ниже, когда мы его используем). Мы (и носители BRE тоже) можем использовать do в качестве пословицы, как в (5), где он обозначает основной глагол есть и ничего больше, или как про-сказуемое, обозначающее всю глагольную фразу (без модальные или вспомогательные глаголы — мы называем их вместе глаголами поддержки), как в (6).

(5) Я съел весь шоколад, но мне не следовало этого делать. [do= ‘eat’]

(6) Я съел немного шоколада, и Better Half тоже. [do = ‘съешь немного шоколада’]

Но большинство носителей AmE не могут использовать предикат do в предложении с опорными глаголами, как в (1) выше. (Обратите внимание, что у do есть и другие непрофессиональные употребления, и поэтому в этих случаях его можно использовать с модальными и вспомогательными глаголами.) Есть некоторые диалекты AmE, которые более терпимы к смешению вспомогательных глаголов. Для примера см. эту статью из American Speech Марианы ди Паоло.

BrE очень свободно использует опорные глаголы с про-сказуемым do. Таким образом, любой из следующих ответов может быть вашим ответом на вопрос Вы уже отправили Линн шоколад?

Я сделал.
Я не делал.
Я сделаю.
Я мог бы сделать.
Я мог бы.
Я мог бы сделать.
Я должен сделать.
Я должен был сделать.
(и т. д.)
(Обратите внимание, что правильный ответ на этот вопрос должен быть первым. В противном случае выберите третий.) Баттерс (1983 [«Синтаксические изменения в британских английских пропредикатах» Журнал английской лингвистики 16:1-6]) добавляет, что pro-do было возможно еще в среднеанглийском языке, хотя оно не было распространено в Англии примерно до 1920-х годов в письменной форме. источники, которые были изучены.Баттерс также представляет исторические свидетельства, свидетельствующие о том, что pro-do распространился от придаточных предложений к главным в начале этого века. Большинство диалектов современного английского языка, включая американский английский, вероятно, сохраняют консервативные формы в зависимых предложениях, как в следующем примере:
. […] Я обычно отхожу на второй план, чего, я знаю, мне не следует делать ДЕЛАТЬ , но…
Таким образом, мы, говорящие на AmE, как и носители BrE, можем использовать про-предикат do с опорными глаголами в некоторых предложениях, которые, как в приведенном выше примере, сами по себе не являются полными предложениями (в этом случае зависимое предложение: не делать).У меня не было бы проблем (грамматически говоря) произнести предложение «заднее сиденье» с предикатом do. Но это не так просто, как «предикат делать хорошо в зависимых предложениях AmE», потому что примеры (1) и (2) выше включают подчинительный союз, хотя и помещают не должны были (сделано) в зависимое предложение. И я не могу (на своем родном диалекте) сказать это или включить do в это:
(7) Обычно я отхожу на задний план, хотя знаю, что этого делать не следует.
Здесь может действовать линия «подчинения», хотя придаточные предложения «чувствуют» себя более независимыми, чем придаточные предложения, и, следовательно, с меньшей вероятностью позволяют про-предикату действовать в AmE. (Или иначе «зависимое предложение» объясняет исключение слишком общим/упрощенным.)

Про-предикат do — один из тех бритизмов, которые я использую время от времени, но я сохраняю некоторую застенчивость в отношении Это. Как и я должен (делать).

Расщелины русских предикатов — Web Guy Unlimited

Русский Предикат Расщелины: противоречия между семантикой и прагматикой * Анна Вербук, UMass, Amherst [email protected] Абстрактные русские предикатные расщепленные конструкции обладают удивительным свойством ассоциироваться с противительными предложениями противоположной полярности. Я утверждаю, что расщелины связаны с противительными предложениями, потому что они имеют семантику S-темы в смысле этого термина Бюринга (1997, 2000). Показано, что полярность противительного предложения обязательно противоположна полярности расщепления, поскольку использование расщепления порождает прагматическую шкалу, основанную на релевантности.Принцип упорядочения, в соответствии с которым организованы эти шкалы, соответствует обсуждаемому вопросу. 1 Введение. Конструкции, выходящие за пределы VP, были засвидетельствованы в самых разных языках, включая гаитянский креольский, идиш, шведский, норвежский, каталанский, бразильский португальский, иврит и русский. Русские сказуемые расщепления — это конструкции, в которых инфинитивный глагол предваряется, а его напряженная копия произносится in situ. Настоящая статья посвящена изучению семантики, прагматики и дискурсивной функции русских предикатных расщелин (РПЦ).Основная загадка, которую решает эта статья, — это ассоциация RPC с противительными предложениями противоположной полярности. Утверждается, что ассоциация расщеплений с противительными предложениями связана с тем, что расщелины являются конструкциями S-темы в смысле Бюринга (1997) термина S-тема 1 . S-темы имеют особую стратегию дискурса, связанную с ними; эта стратегия состоит в подразумевании релевантности набора вопросов, которые являются сестрами вопроса, доминирующего в предложении, содержащем S-тему.Показано, что расщепления связаны с предложениями противоположной полярности, потому что, используя расщепление, говорящий делает акцент на шкале релевантности, основанной на релевантности обсуждаемому вопросу. В уступительной оговорке утверждается меньшее значение по шкале; в противительном предложении отрицается, что имеет место более высокое значение по шкале, отсюда и образец скрещенной полярности. Работа организована следующим образом. Раздел 1 является введением. В разделе 2 обсуждаются контексты, в которых используются расщелины, и их связь с противительными предложениями.Раздел 3 посвящен интонационным свойствам расщелин. В разделе 4 вводится теория S-темы Бюринга и приводится пример анализа RPC как конструкций S-темы. Дан композиционный анализ РПК. В разделе 5 утверждается, что ассоциация расщелин с противительными предложениями противоположной полярности связана с тем фактом, что расщелины выполняют дискурсивную функцию, подразумевая релевантность конкретного вопроса, который является сестрой вопроса, доминирующего над сказуемым. или неявное противительное предложение дает ответ на этот вопрос.Показано, что картина противоположной полярности обусловлена ​​тем, что использование расщелины порождает прагматический масштаб. В разделе 6 утверждается, что использование RPC приводит к общепринятой импликатуре, что некоторое предложение Q сильнее на * Я хотел бы поблагодарить Криса Поттса и Барбару Парти за проницательную критику этой работы и Джона Кингстона за его помощь в интерпретации звуковых дорожек. Я также благодарен за полезные комментарии, сделанные аудиторией на FSIM, FASL 14 и SuB 10.Все остальные ошибки мои собственные. 1 Здесь необходимо отметить, что Бюринг (1997) использует термин S-темы (или сентенциальные темы), а Бюринг (2000) использует термин «контрастные темы» по отношению к одному и тому же явлению.

ФАЗОВЫЙ ПОДХОД К РУССКОМУ СВОБОДНОМУ ПОРЯДКУ СЛОВ

%PDF-1.6 % 1 0 объект > /Метаданные 2 0 R /АкроФорм 3 0 Р /Страницы 4 0 Р /OCСвойства > /OCG [5 0 R] >> /StructTreeRoot 6 0 R /Тип /Каталог >> эндообъект 7 0 объект > эндообъект 2 0 объект > ручей 2009-10-05T09:36:04+02:002009-10-05T09:35:59+02:002009-10-05T09:36:04+02:00Acrobat PDFMaker 8.1 для Wordapplication/pdf

  • ПОЭТАПНЫЙ ПОДХОД К РУССКОМУ СВОБОДНОМУ ПОРЯДКУ СЛОВ
  • Пользователь
  • uuid:fff3e6d2-b632-4fdb-b093-4281f43a0efauuid:04c510e6-5643-4e06-b3bb-f4826b3a58a4Acrobat Distiller 8.1.0 (Windows) конечный поток эндообъект 3 0 объект > /Кодировка > >> >> эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект >> /Элемент страницы > >> /Имя (верхний колонтитул) /Тип /ОКГ >> эндообъект 6 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > /XОбъект > >> /Анноты [1096 0 R] /Родитель 11 0 Р /MediaBox [0 0 595 842] >> эндообъект 23 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 24 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 25 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 26 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 27 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 28 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 29 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 30 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 31 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 32 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 33 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 34 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 35 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 36 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 37 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 38 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 39 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 40 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 41 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 42 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 43 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 44 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 45 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 46 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 47 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 48 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 49 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 50 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 51 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 52 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 53 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 54 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 55 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 56 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 57 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 58 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 59 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 60 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 61 0 объект > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /ExtGState > >> /Тип /Страница >> эндообъект 62 0 объект > эндообъект 63 0 объект > эндообъект 64 0 объект > эндообъект 65 0 объект > эндообъект 66 0 объект > эндообъект 67 0 объект > эндообъект 68 0 объект > эндообъект 69 0 объект > эндообъект 70 0 объект > эндообъект 71 0 объект > эндообъект 72 0 объект > эндообъект 73 0 объект > эндообъект 74 0 объект > эндообъект 75 0 объект > эндообъект 76 0 объект > эндообъект 77 0 объект > эндообъект 78 0 объект > эндообъект 79 0 объект > эндообъект 80 0 объект > эндообъект 81 0 объект > эндообъект 82 0 объект > эндообъект 83 0 объект > эндообъект 84 0 объект > эндообъект 85 0 объект > эндообъект 86 0 объект > эндообъект 87 0 объект > эндообъект 88 0 объект > эндообъект 89 0 объект > эндообъект 90 0 объект > эндообъект 91 0 объект > эндообъект 92 0 объект > эндообъект 93 0 объект > эндообъект 94 0 объект > эндообъект 95 0 объект > эндообъект 96 0 объект > эндообъект 97 0 объект > эндообъект 98 0 объект > эндообъект 99 0 объект > эндообъект 100 0 объект > эндообъект 101 0 объект > эндообъект 102 0 объект > эндообъект 103 0 объект > эндообъект 104 0 объект > эндообъект 105 0 объект > эндообъект 106 0 объект > эндообъект 107 0 объект > эндообъект 108 0 объект > эндообъект 109 0 объект > эндообъект 110 0 объект > эндообъект 111 0 объект > эндообъект 112 0 объект > эндообъект 113 0 объект > эндообъект 114 0 объект > эндообъект 115 0 объект > эндообъект 116 0 объект > эндообъект 117 0 объект > эндообъект 118 0 объект > эндообъект 119 0 объект > эндообъект 120 0 объект > эндообъект 121 0 объект > эндообъект 122 0 объект > эндообъект 123 0 объект > эндообъект 124 0 объект > эндообъект 125 0 объект > эндообъект 126 0 объект > эндообъект 127 0 объект > эндообъект 128 0 объект > эндообъект 129 0 объект > эндообъект 130 0 объект > эндообъект 131 0 объект > эндообъект 132 0 объект > эндообъект 133 0 объект > эндообъект 134 0 объект > эндообъект 135 0 объект > эндообъект 136 0 объект > эндообъект 137 0 объект > эндообъект 138 0 объект > эндообъект 139 0 объект > эндообъект 140 0 объект > эндообъект 141 0 объект > эндообъект 142 0 объект > эндообъект 143 0 объект > эндообъект 144 0 объект > эндообъект 145 0 объект > эндообъект 146 0 объект > эндообъект 147 0 объект > эндообъект 148 0 объект > эндообъект 149 0 объект > эндообъект 150 0 объект > эндообъект 151 0 объект > эндообъект 152 0 объект > эндообъект 153 0 объект > эндообъект 154 0 объект > эндообъект 155 0 объект > эндообъект 156 0 объект > эндообъект 157 0 объект > эндообъект 158 0 объект > эндообъект 159 0 объект > эндообъект 160 0 объект > эндообъект 161 0 объект > эндообъект 162 0 объект > эндообъект 163 0 объект > эндообъект 164 0 объект > эндообъект 165 0 объект > эндообъект 166 0 объект > эндообъект 167 0 объект > эндообъект 168 0 объект > эндообъект 169 0 объект > эндообъект 170 0 объект > эндообъект 171 0 объект > эндообъект 172 0 объект > эндообъект 173 0 объект > эндообъект 174 0 объект > эндообъект 175 0 объект > эндообъект 176 0 объект > эндообъект 177 0 объект > эндообъект 178 0 объект > эндообъект 179 0 объект > эндообъект 180 0 объект > эндообъект 181 0 объект > эндообъект 182 0 объект > эндообъект 183 0 объект > эндообъект 184 0 объект > эндообъект 185 0 объект > эндообъект 186 0 объект > эндообъект 187 0 объект > эндообъект 188 0 объект > эндообъект 189 0 объект > эндообъект 190 0 объект > эндообъект 191 0 объект > эндообъект 192 0 объект > эндообъект 193 0 объект > эндообъект 194 0 объект > эндообъект 195 0 объект > эндообъект 196 0 объект > эндообъект 197 0 объект > эндообъект 198 0 объект > эндообъект 199 0 объект > эндообъект 200 0 объект > эндообъект 201 0 объект > эндообъект 202 0 объект > эндообъект 203 0 объект > эндообъект 204 0 объект > эндообъект 205 0 объект > эндообъект 206 0 объект > эндообъект 207 0 объект > эндообъект 208 0 объект > эндообъект 209 0 объект > эндообъект 210 0 объект > эндообъект 211 0 объект > эндообъект 212 0 объект > эндообъект 213 0 объект > эндообъект 214 0 объект > эндообъект 215 0 объект > эндообъект 216 0 объект > эндообъект 217 0 объект > эндообъект 218 0 объект > эндообъект 219 0 объект > эндообъект 220 0 объект > эндообъект 221 0 объект > эндообъект 222 0 объект > эндообъект 223 0 объект > эндообъект 224 0 объект > эндообъект 225 0 объект > эндообъект 226 0 объект > эндообъект 227 0 объект > эндообъект 228 0 объект > эндообъект 229 0 объект > эндообъект 230 0 объект > эндообъект 231 0 объект > эндообъект 232 0 объект > эндообъект 233 0 объект > эндообъект 234 0 объект > эндообъект 235 0 объект > эндообъект 236 0 объект > эндообъект 237 0 объект > эндообъект 238 0 объект > эндообъект 239 0 объект > эндообъект 240 0 объект > эндообъект 241 0 объект > эндообъект 242 0 объект > эндообъект 243 0 объект > эндообъект 244 0 объект > эндообъект 245 0 объект > эндообъект 246 0 объект > эндообъект 247 0 объект > эндообъект 248 0 объект > эндообъект 249 0 объект > эндообъект 250 0 объект > эндообъект 251 0 объект > эндообъект 252 0 объект > эндообъект 253 0 объект > эндообъект 254 0 объект > эндообъект 255 0 объект > эндообъект 256 0 объект > эндообъект 257 0 объект > эндообъект 258 0 объект > эндообъект 259 0 объект > эндообъект 260 0 объект > эндообъект 261 0 объект > эндообъект 262 0 объект > эндообъект 263 0 объект > эндообъект 264 0 объект > эндообъект 265 0 объект > эндообъект 266 0 объект > эндообъект 267 0 объект > эндообъект 268 0 объект > эндообъект 269 ​​0 объект > эндообъект 270 0 объект > эндообъект 271 0 объект > эндообъект 272 0 объект > эндообъект 273 0 объект > эндообъект 274 0 объект > эндообъект 275 0 объект > эндообъект 276 0 объект > эндообъект 277 0 объект > эндообъект 278 0 объект > эндообъект 279 0 объект > эндообъект 280 0 объект > эндообъект 281 0 объект > эндообъект 282 0 объект > эндообъект 283 0 объект > эндообъект 284 0 объект > эндообъект 285 0 объект > эндообъект 286 0 объект > эндообъект 287 0 объект > эндообъект 288 0 объект > эндообъект 289 0 объект > эндообъект 290 0 объект > эндообъект 291 0 объект > эндообъект 292 0 объект > эндообъект 293 0 объект > эндообъект 294 0 объект > эндообъект 295 0 объект > эндообъект 296 0 объект > эндообъект 297 0 объект > эндообъект 298 0 объект > эндообъект 299 0 объект > эндообъект 300 0 объект > эндообъект 301 0 объект > эндообъект 302 0 объект > эндообъект 303 0 объект > эндообъект 304 0 объект > эндообъект 305 0 объект > эндообъект 306 0 объект > эндообъект 307 0 объект > эндообъект 308 0 объект > эндообъект 309 0 объект > эндообъект 310 0 объект > эндообъект 311 0 объект > эндообъект 312 0 объект > эндообъект 313 0 объект > эндообъект 314 0 объект > эндообъект 315 0 объект > эндообъект 316 0 объект > эндообъект 317 0 объект > эндообъект 318 0 объект > эндообъект 319 0 объект > эндообъект 320 0 объект > эндообъект 321 0 объект > эндообъект 322 0 объект > эндообъект 323 0 объект > эндообъект 324 0 объект > эндообъект 325 0 объект > эндообъект 326 0 объект > эндообъект 327 0 объект > эндообъект 328 0 объект > эндообъект 329 0 объект > эндообъект 330 0 объект > эндообъект 331 0 объект > эндообъект 332 0 объект > эндообъект 333 0 объект > эндообъект 334 0 объект > эндообъект 335 0 объект > эндообъект 336 0 объект > эндообъект 337 0 объект > эндообъект 338 0 объект > эндообъект 339 0 объект > эндообъект 340 0 объект > эндообъект 341 0 объект > эндообъект 342 0 объект > эндообъект 343 0 объект > эндообъект 344 0 объект > эндообъект 345 0 объект > эндообъект 346 0 объект > эндообъект 347 0 объект > эндообъект 348 0 объект > эндообъект 349 0 объект > эндообъект 350 0 объект > эндообъект 351 0 объект > эндообъект 352 0 объект > эндообъект 353 0 объект > эндообъект 354 0 объект > эндообъект 355 0 объект > эндообъект 356 0 объект > эндообъект 357 0 объект > эндообъект 358 0 объект > эндообъект 359 0 объект > эндообъект 360 0 объект > эндообъект 361 0 объект > эндообъект 362 0 объект > эндообъект 363 0 объект > эндообъект 364 0 объект > эндообъект 365 0 объект > эндообъект 366 0 объект > эндообъект 367 0 объект > эндообъект 368 0 объект > эндообъект 369 0 объект > эндообъект 370 0 объект > эндообъект 371 0 объект > эндообъект 372 0 объект > эндообъект 373 0 объект > эндообъект 374 0 объект > эндообъект 375 0 объект > эндообъект 376 0 объект > эндообъект 377 0 объект > эндообъект 378 0 объект > эндообъект 379 0 объект > эндообъект 380 0 объект > эндообъект 381 0 объект > эндообъект 382 0 объект > эндообъект 383 0 объект > эндообъект 384 0 объект > эндообъект 385 0 объект > эндообъект 386 0 объект > эндообъект 387 0 объект > эндообъект 388 0 объект > эндообъект 389 0 объект > эндообъект 390 0 объект > эндообъект 391 0 объект > эндообъект 392 0 объект > эндообъект 393 0 объект > эндообъект 394 0 объект > эндообъект 395 0 объект > эндообъект 396 0 объект > эндообъект 397 0 объект > эндообъект 398 0 объект > эндообъект 399 0 объект > эндообъект 400 0 объект > эндообъект 401 0 объект > эндообъект 402 0 объект > эндообъект 403 0 объект > эндообъект 404 0 объект > эндообъект 405 0 объект > эндообъект 406 0 объект > эндообъект 407 0 объект > эндообъект 408 0 объект > эндообъект 409 0 объект > эндообъект 410 0 объект > эндообъект 411 0 объект > эндообъект 412 0 объект > эндообъект 413 0 объект > эндообъект 414 0 объект > эндообъект 415 0 объект > эндообъект 416 0 объект > эндообъект 417 0 объект > эндообъект 418 0 объект > эндообъект 419 0 объект > эндообъект 420 0 объект > эндообъект 421 0 объект > эндообъект 422 0 объект > эндообъект 423 0 объект > эндообъект 424 0 объект > эндообъект 425 0 объект > эндообъект 426 0 объект > эндообъект 427 0 объект > эндообъект 428 0 объект > эндообъект 429 0 объект > эндообъект 430 0 объект > эндообъект 431 0 объект > эндообъект 432 0 объект > эндообъект 433 0 объект > эндообъект 434 0 объект > эндообъект 435 0 объект > эндообъект 436 0 объект > эндообъект 437 0 объект > эндообъект 438 0 объект > эндообъект 439 0 объект > эндообъект 440 0 объект > эндообъект 441 0 объект > эндообъект 442 0 объект > эндообъект 443 0 объект > эндообъект 444 0 объект > эндообъект 445 0 объект > эндообъект 446 0 объект > эндообъект 447 0 объект > эндообъект 448 0 объект > эндообъект 449 0 объект > эндообъект 450 0 объект > эндообъект 451 0 объект > эндообъект 452 0 объект > эндообъект 453 0 объект > эндообъект 454 0 объект > эндообъект 455 0 объект > эндообъект 456 0 объект > эндообъект 457 0 объект > эндообъект 458 0 объект > эндообъект 459 0 объект > эндообъект 460 0 объект > эндообъект 461 0 объект > эндообъект 462 0 объект > эндообъект 463 0 объект > эндообъект 464 0 объект > эндообъект 465 0 объект > эндообъект 466 0 объект > эндообъект 467 0 объект > эндообъект 468 0 объект > эндообъект 469 0 объект > эндообъект 470 0 объект > эндообъект 471 0 объект > эндообъект 472 0 объект > эндообъект 473 0 объект > эндообъект 474 0 объект > эндообъект 475 0 объект > эндообъект 476 0 объект > эндообъект 477 0 объект > эндообъект 478 0 объект > эндообъект 479 0 объект > эндообъект 480 0 объект > эндообъект 481 0 объект > эндообъект 482 0 объект > эндообъект 483 0 объект > эндообъект 484 0 объект > эндообъект 485 0 объект > эндообъект 486 0 объект > эндообъект 487 0 объект > эндообъект 488 0 объект > эндообъект 489 0 объект > эндообъект 490 0 объект > эндообъект 491 0 объект > эндообъект 492 0 объект > эндообъект 493 0 объект > эндообъект 494 0 объект > эндообъект 495 0 объект > эндообъект 496 0 объект > эндообъект 497 0 объект > эндообъект 498 0 объект > эндообъект 499 0 объект > эндообъект 500 0 объект > эндообъект 501 0 объект > эндообъект 502 0 объект > эндообъект 503 0 объект > эндообъект 504 0 объект > эндообъект 505 0 объект > эндообъект 506 0 объект > эндообъект 507 0 объект > эндообъект 508 0 объект > эндообъект 509 0 объект > эндообъект 510 0 объект > эндообъект 511 0 объект > эндообъект 512 0 объект > эндообъект 513 0 объект > эндообъект 514 0 объект > эндообъект 515 0 объект > эндообъект 516 0 объект > эндообъект 517 0 объект > эндообъект 518 0 объект > эндообъект 519 0 объект > эндообъект 520 0 объект > эндообъект 521 0 объект > эндообъект 522 0 объект > эндообъект 523 0 объект > эндообъект 524 0 объект > эндообъект 525 0 объект > эндообъект 526 0 объект > эндообъект 527 0 объект > эндообъект 528 0 объект > эндообъект 529 0 объект > эндообъект 530 0 объект > эндообъект 531 0 объект > эндообъект 532 0 объект > эндообъект 533 0 объект > эндообъект 534 0 объект > эндообъект 535 0 объект > эндообъект 536 0 объект > эндообъект 537 0 объект > эндообъект 538 0 объект > эндообъект 539 0 объект > эндообъект 540 0 объект > эндообъект 541 0 объект > эндообъект 542 0 объект > эндообъект 543 0 объект > эндообъект 544 0 объект > эндообъект 545 0 объект > эндообъект 546 0 объект > эндообъект 547 0 объект > эндообъект 548 0 объект > эндообъект 549 0 объект > эндообъект 550 0 объект > эндообъект 551 0 объект > эндообъект 552 0 объект > эндообъект 553 0 объект > эндообъект 554 0 объект > эндообъект 555 0 объект > эндообъект 556 0 объект > эндообъект 557 0 объект > эндообъект 558 0 объект > эндообъект 559 0 объект > эндообъект 560 0 объект > эндообъект 561 0 объект > эндообъект 562 0 объект > эндообъект 563 0 объект > эндообъект 564 0 объект > эндообъект 565 0 объект > эндообъект 566 0 объект > эндообъект 567 0 объект > эндообъект 568 0 объект > эндообъект 569 0 объект > эндообъект 570 0 объект > эндообъект 571 0 объект > эндообъект 572 0 объект > эндообъект 573 0 объект > эндообъект 574 0 объект > эндообъект 575 0 объект > эндообъект 576 0 объект > эндообъект 577 0 объект > эндообъект 578 0 объект > эндообъект 579 0 объект > эндообъект 580 0 объект > эндообъект 581 0 объект > эндообъект 582 0 объект > эндообъект 583 0 объект > эндообъект 584 0 объект > эндообъект 585 0 объект > эндообъект 586 0 объект > эндообъект 587 0 объект > эндообъект 588 0 объект > эндообъект 589 0 объект > эндообъект 590 0 объект > эндообъект 591 0 объект > эндообъект 592 0 объект > эндообъект 593 0 объект > эндообъект 594 0 объект > эндообъект 595 0 объект > эндообъект 596 0 объект > эндообъект 597 0 объект > эндообъект 598 0 объект > эндообъект 599 0 объект > эндообъект 600 0 объект > эндообъект 601 0 объект > эндообъект 602 0 объект > эндообъект 603 0 объект > эндообъект 604 0 объект > эндообъект 605 0 объект > эндообъект 606 0 объект > эндообъект 607 0 объект > эндообъект 608 0 объект > эндообъект 609 0 объект > эндообъект 610 0 объект > эндообъект 611 0 объект > эндообъект 612 0 объект > эндообъект 613 0 объект > эндообъект 614 0 объект > эндообъект 615 0 объект > эндообъект 616 0 объект > эндообъект 617 0 объект > эндообъект 618 0 объект > эндообъект 619 0 объект > эндообъект 620 0 объект > эндообъект 621 0 объект > эндообъект 622 0 объект > эндообъект 623 0 объект > эндообъект 624 0 объект > эндообъект 625 0 объект > эндообъект 626 0 объект > эндообъект 627 0 объект > эндообъект 628 0 объект > эндообъект 629 0 объект > эндообъект 630 0 объект > эндообъект 631 0 объект > эндообъект 632 0 объект > эндообъект 633 0 объект > эндообъект 634 0 объект > эндообъект 635 0 объект > эндообъект 636 0 объект > эндообъект 637 0 объект > эндообъект 638 0 объект > эндообъект 639 0 объект > эндообъект 640 0 объект > эндообъект 641 0 объект > эндообъект 642 0 объект > эндообъект 643 0 объект > эндообъект 644 0 объект > эндообъект 645 0 объект > эндообъект 646 0 объект > эндообъект 647 0 объект > эндообъект 648 0 объект > эндообъект 649 0 объект > эндообъект 650 0 объект > эндообъект 651 0 объект > эндообъект 652 0 объект > эндообъект 653 0 объект > эндообъект 654 0 объект > эндообъект 655 0 объект > эндообъект 656 0 объект > эндообъект 657 0 объект > эндообъект 658 0 объект > эндообъект 659 0 объект > эндообъект 660 0 объект > эндообъект 661 0 объект > эндообъект 662 0 объект > эндообъект 663 0 объект > эндообъект 664 0 объект > эндообъект 665 0 объект > эндообъект 666 0 объект > эндообъект 667 0 объект > эндообъект 668 0 объект > эндообъект 669 0 объект > эндообъект 670 0 объект > эндообъект 671 0 объект > эндообъект 672 0 объект > эндообъект 673 0 объект > эндообъект 674 0 объект > эндообъект 675 0 объект > эндообъект 676 0 объект > эндообъект 677 0 объект > эндообъект 678 0 объект > эндообъект 679 0 объект > эндообъект 680 0 объект > эндообъект 681 0 объект > эндообъект 682 0 объект > эндообъект 683 0 объект > эндообъект 684 0 объект > эндообъект 685 0 объект > эндообъект 686 0 объект > эндообъект 687 0 объект > эндообъект 688 0 объект > эндообъект 689 0 объект > эндообъект 690 0 объект > эндообъект 691 0 объект > эндообъект 692 0 объект > эндообъект 693 0 объект > эндообъект 694 0 объект > эндообъект 695 0 объект > эндообъект 696 0 объект > эндообъект 697 0 объект > эндообъект 698 0 объект > эндообъект 699 0 объект > эндообъект 700 0 объект > эндообъект 701 0 объект > эндообъект 702 0 объект > эндообъект 703 0 объект > эндообъект 704 0 объект > эндообъект 705 0 объект > эндообъект 706 0 объект > эндообъект 707 0 объект > эндообъект 708 0 объект > эндообъект 709 0 объект > эндообъект 710 0 объект > эндообъект 711 0 объект > эндообъект 712 0 объект > эндообъект 713 0 объект > эндообъект 714 0 объект > эндообъект 715 0 объект > эндообъект 716 0 объект > эндообъект 717 0 объект > эндообъект 718 0 объект > эндообъект 719 0 объект > эндообъект 720 0 объект > эндообъект 721 0 объект > эндообъект 722 0 объект > эндообъект 723 0 объект > эндообъект 724 0 объект > эндообъект 725 0 объект > эндообъект 726 0 объект > эндообъект 727 0 объект > эндообъект 728 0 объект > эндообъект 729 0 объект > эндообъект 730 0 объект > эндообъект 731 0 объект > эндообъект 732 0 объект > эндообъект 733 0 объект > эндообъект 734 0 объект > эндообъект 735 0 объект > эндообъект 736 0 объект > эндообъект 737 0 объект > эндообъект 738 0 объект > эндообъект 739 0 объект > эндообъект 740 0 объект > эндообъект 741 0 объект > эндообъект 742 0 объект > эндообъект 743 0 объект > эндообъект 744 0 объект > эндообъект 745 0 объект > эндообъект 746 0 объект > эндообъект 747 0 объект > эндообъект 748 0 объект > эндообъект 749 0 объект > эндообъект 750 0 объект > эндообъект 751 0 объект > эндообъект 752 0 объект > эндообъект 753 0 объект > эндообъект 754 0 объект > эндообъект 755 0 объект > эндообъект 756 0 объект > эндообъект 757 0 объект > эндообъект 758 0 объект > эндообъект 759 0 объект > эндообъект 760 0 объект > эндообъект 761 0 объект > эндообъект 762 0 объект > эндообъект 763 0 объект > эндообъект 764 0 объект > эндообъект 765 0 объект > эндообъект 766 0 объект > эндообъект 767 0 объект > эндообъект 768 0 объект > эндообъект 769 0 объект > эндообъект 770 0 объект > эндообъект 771 0 объект > эндообъект 772 0 объект > эндообъект 773 0 объект > эндообъект 774 0 объект > эндообъект 775 0 объект > эндообъект 776 0 объект > эндообъект 777 0 объект > эндообъект 778 0 объект > эндообъект 779 0 объект > эндообъект 780 0 объект > эндообъект 781 0 объект > эндообъект 782 0 объект > эндообъект 783 0 объект > эндообъект 784 0 объект > эндообъект 785 0 объект > эндообъект 786 0 объект > эндообъект 787 0 объект > эндообъект 788 0 объект > эндообъект 789 0 объект > эндообъект 790 0 объект > эндообъект 791 0 объект > эндообъект 792 0 объект > эндообъект 793 0 объект > эндообъект 794 0 объект > эндообъект 795 0 объект > эндообъект 796 0 объект > эндообъект 797 0 объект > эндообъект 798 0 объект > эндообъект 799 0 объект > эндообъект 800 0 объект > эндообъект 801 0 объект > эндообъект 802 0 объект > эндообъект 803 0 объект > эндообъект 804 0 объект > эндообъект 805 0 объект > эндообъект 806 0 объект > эндообъект 807 0 объект > эндообъект 808 0 объект > эндообъект 809 0 объект > эндообъект 810 0 объект > эндообъект 811 0 объект > эндообъект 812 0 объект > эндообъект 813 0 объект > эндообъект 814 0 объект > эндообъект 815 0 объект > эндообъект 816 0 объект > эндообъект 817 0 объект > эндообъект 818 0 объект > эндообъект 819 0 объект > эндообъект 820 0 объект > эндообъект 821 0 объект > эндообъект 822 0 объект > эндообъект 823 0 объект > эндообъект 824 0 объект > эндообъект 825 0 объект > эндообъект 826 0 объект > эндообъект 827 0 объект > эндообъект 828 0 объект > эндообъект 829 0 объект > эндообъект 830 0 объект > эндообъект 831 0 объект > эндообъект 832 0 объект > эндообъект 833 0 объект > эндообъект 834 0 объект > эндообъект 835 0 объект > эндообъект 836 0 объект > эндообъект 837 0 объект > эндообъект 838 0 объект > эндообъект 839 0 объект > эндообъект 840 0 объект > эндообъект 841 0 объект > эндообъект 842 0 объект > эндообъект 843 0 объект > эндообъект 844 0 объект > эндообъект 845 0 объект > эндообъект 846 0 объект > эндообъект 847 0 объект > эндообъект 848 0 объект > эндообъект 849 0 объект > эндообъект 850 0 объект > эндообъект 851 0 объект > эндообъект 852 0 объект > эндообъект 853 0 объект > эндообъект 854 0 объект > эндообъект 855 0 объект > эндообъект 856 0 объект > эндообъект 857 0 объект > эндообъект 858 0 объект > эндообъект 859 0 объект > эндообъект 860 0 объект > эндообъект 861 0 объект > эндообъект 862 0 объект > эндообъект 863 0 объект > эндообъект 864 0 объект > эндообъект 865 0 объект > эндообъект 866 0 объект > эндообъект 867 0 объект > эндообъект 868 0 объект > эндообъект 869 0 объект > эндообъект 870 0 объект > эндообъект 871 0 объект > эндообъект 872 0 объект > эндообъект 873 0 объект > эндообъект 874 0 объект > эндообъект 875 0 объект > эндообъект 876 0 объект > эндообъект 877 0 объект > эндообъект 878 0 объект > эндообъект 879 0 объект > эндообъект 880 0 объект > эндообъект 881 0 объект > эндообъект 882 0 объект > эндообъект 883 0 объект > эндообъект 884 0 объект > эндообъект 885 0 объект > эндообъект 886 0 объект > эндообъект 887 0 объект > эндообъект 888 0 объект > эндообъект 889 0 объект > эндообъект 890 0 объект > эндообъект 891 0 объект > эндообъект 892 0 объект > эндообъект 893 0 объект > эндообъект 894 0 объект > эндообъект 895 0 объект > эндообъект 896 0 объект > эндообъект 897 0 объект > эндообъект 898 0 объект > эндообъект 899 0 объект > эндообъект 900 0 объект > эндообъект 901 0 объект > эндообъект 902 0 объект > эндообъект 903 0 объект > эндообъект 904 0 объект > эндообъект 905 0 объект > эндообъект 906 0 объект > эндообъект 907 0 объект > эндообъект 908 0 объект > эндообъект 909 0 объект > эндообъект 910 0 объект > эндообъект 911 0 объект > эндообъект 912 0 объект > эндообъект 913 0 объект > эндообъект 914 0 объект > эндообъект 915 0 объект > эндообъект 916 0 объект > эндообъект 917 0 объект > эндообъект 918 0 объект > эндообъект 919 0 объект > эндообъект 920 0 объект > эндообъект 921 0 объект > эндообъект 922 0 объект > эндообъект 923 0 объект > эндообъект 924 0 объект > эндообъект 925 0 объект > эндообъект 926 0 объект > эндообъект 927 0 объект > эндообъект 928 0 объект > эндообъект 929 0 объект > эндообъект 930 0 объект > эндообъект 931 0 объект > эндообъект 932 0 объект > эндообъект 933 0 объект > эндообъект 934 0 объект > эндообъект 935 0 объект > эндообъект 936 0 объект > эндообъект 937 0 объект > эндообъект 938 0 объект > эндообъект 939 0 объект > эндообъект 940 0 объект > эндообъект 941 0 объект > эндообъект 942 0 объект > эндообъект 943 0 объект > эндообъект 944 0 объект > эндообъект 945 0 объект > эндообъект 946 0 объект > эндообъект 947 0 объект > эндообъект 948 0 объект > эндообъект 949 0 объект > эндообъект 950 0 объект > эндообъект 951 0 объект > эндообъект 952 0 объект > эндообъект 953 0 объект > эндообъект 954 0 объект > эндообъект 955 0 объект > эндообъект 956 0 объект > эндообъект 957 0 объект > эндообъект 958 0 объект > эндообъект 959 0 объект > эндообъект 960 0 объект > эндообъект 961 0 объект > эндообъект 962 0 объект > эндообъект 963 0 объект > эндообъект 964 0 объект > эндообъект 965 0 объект > эндообъект 966 0 объект > эндообъект 967 0 объект > эндообъект 968 0 объект > эндообъект 969 0 объект > эндообъект 970 0 объект > эндообъект 971 0 объект > эндообъект 972 0 объект > эндообъект 973 0 объект > эндообъект 974 0 объект > эндообъект 975 0 объект > эндообъект 976 0 объект > эндообъект 977 0 объект > эндообъект 978 0 объект > эндообъект 979 0 объект > эндообъект 980 0 объект > эндообъект 981 0 объект > эндообъект 982 0 объект > эндообъект 983 0 объект > эндообъект 984 0 объект > эндообъект 985 0 объект > эндообъект 986 0 объект > эндообъект 987 0 объект > эндообъект 988 0 объект > эндообъект 989 0 объект > эндообъект 990 0 объект > эндообъект 991 0 объект > эндообъект 992 0 объект > эндообъект 993 0 объект > эндообъект 994 0 объект > эндообъект 995 0 объект > эндообъект 996 0 объект > эндообъект 997 0 объект > эндообъект 998 0 объект > эндообъект 999 0 объект > эндообъект 1000 0 объект > эндообъект 1001 0 объект > эндообъект 1002 0 объект > эндообъект 1003 0 объект > эндообъект 1004 0 объект > эндообъект 1005 0 объект > эндообъект 1006 0 объект > эндообъект 1007 0 объект > эндообъект 1008 0 объект > эндообъект 1009 0 объект > эндообъект 1010 0 объект > эндообъект 1011 0 объект > эндообъект 1012 0 объект > эндообъект 1013 0 объект > эндообъект 1014 0 объект > эндообъект 1015 0 объект > эндообъект 1016 0 объект > эндообъект 1017 0 объект > эндообъект 1018 0 объект > эндообъект 1019 0 объект > эндообъект 1020 0 объект > эндообъект 1021 0 объект > эндообъект 1022 0 объект > эндообъект 1023 0 объект > эндообъект 1024 0 объект > эндообъект 1025 0 объект > эндообъект 1026 0 объект > эндообъект 1027 0 объект > эндообъект 1028 0 объект > эндообъект 1029 0 объект > эндообъект 1030 0 объект > эндообъект 1031 0 объект > эндообъект 1032 0 объект > эндообъект 1033 0 объект > эндообъект 1034 0 объект > эндообъект 1035 0 объект > эндообъект 1036 0 объект > эндообъект 1037 0 объект > эндообъект 1038 0 объект > эндообъект 1039 0 объект > эндообъект 1040 0 объект > эндообъект 1041 0 объект > эндообъект 1042 0 объект > эндообъект 1043 0 объект > эндообъект 1044 0 объект > эндообъект 1045 0 объект > эндообъект 1046 0 объект > эндообъект 1047 0 объект > эндообъект 1048 0 объект > эндообъект 1049 0 объект > эндообъект 1050 0 объект > эндообъект 1051 0 объект > эндообъект 1052 0 объект > эндообъект 1053 0 объект > эндообъект 1054 0 объект > эндообъект 1055 0 объект > эндообъект 1056 0 объект > эндообъект 1057 0 объект > эндообъект 1058 0 объект > эндообъект 1059 0 объект > эндообъект 1060 0 объект > эндообъект 1061 0 объект > эндообъект 1062 0 объект > эндообъект 1063 0 объект > эндообъект 1064 0 объект > эндообъект 1065 0 объект > эндообъект 1066 0 объект > эндообъект 1067 0 объект > эндообъект 1068 0 объект > эндообъект 1069 0 объект > эндообъект 1070 0 объект > эндообъект 1071 0 объект > эндообъект 1072 0 объект > эндообъект 1073 0 объект > эндообъект 1074 0 объект > эндообъект 1075 0 объект > эндообъект 1076 0 объект > эндообъект 1077 0 объект > эндообъект 1078 0 объект > эндообъект 1079 0 объект > эндообъект 1080 0 объект > эндообъект 1081 0 объект > эндообъект 1082 0 объект > эндообъект 1083 0 объект > эндообъект 1084 0 объект > эндообъект 1085 0 объект > эндообъект 1086 0 объект > эндообъект 1087 0 объект > эндообъект 1088 0 объект > эндообъект 1089 0 объект > эндообъект 1090 0 объект > эндообъект 1091 0 объект > эндообъект 1092 0 объект > эндообъект 1093 0 объект > ручей xWMoF]7X8-b_X$J»eWP (K~~γ(2PvŽF+3Rc!jU ՗M~!! ;E|y^]W}}uT}SDͰrR*SsXcT*(nP>}? j~FqyKu7 ~Ff4z7KcBơK2bO ,{oǹ+q`;\Ǹ:,P)2!%~sF6,;20>Ùz{w¿ls]P5܁0a2vAS^RL*h*ij}Tǡ |MXr]~Џaqd`b: [email protected]»/a}`PՒС~KO75-+\7֔Lq؊9U\5c|[email protected]|-f=t8,keOSL#T+n}PO kuXA#B q\;$&Bu4Kf2=7Ɖd -)~gb\0 Iк/=1″0.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
    тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск