Петр 1 автор: Книга: «Петр Первый» — Алексей Толстой. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-00112-116-9

Содержание

Биография Петра I Алексеевича Романова

Во 2-й половине 1680-х годов начались столкновения между Петром и Софьей Алексеевной, стремившейся к единовластию. В августе 1689 года, получив известия о подготовке Софьей дворцового переворота, Петр поспешно уехал из Преображенского в Троице-Сергиев монастырь, куда прибыли верные ему войска и его сторонники. Вооруженные отряды дворян, собранные гонцами Петра I, окружили Москву, Софья была отрешена от власти и заключена в Новодевичий монастырь, ее приближенные сосланы или казнены.

После смерти Ивана Алексеевича (1696) Петр I стал единодержавным царем.

Обладая сильной волей, целеустремленностью и большой работоспособностью, Петр I в течение всей жизни пополнял свои знания и навыки в различных областях, уделяя особое внимание военному и морскому делу. В 1689-1693 годы под руководством голландского мастера Тиммермана и русского мастера Карцева Петр I учился строить корабли на Переславском озере. В 1697-1698 годах во время первой заграничной поездки прошел полный курс артиллерийских наук в Кенигсберге, полгода работал плотником на верфях Амстердама (Голландия), изучая корабельную архитектуру и черчение планов, окончил теоретический курс кораблестроения в Англии.

По приказу Петра I за границей закупались книги, приборы, оружие, приглашались иностранные мастера и ученые. Петр I встречался с Лейбницем, Ньютоном и другими учеными, в 1717 году он был избран почетным членом Парижской Академии наук.

В годы царствования Петр I провел крупные реформы, направленные на преодоление отсталости России от передовых стран Запада. Преобразования коснулись всех сфер общественной жизни. Петр I расширил владельческие права помещиков над имуществом и личностью крепостных, заменил подворное обложение крестьян подушным, издал указ о посессионных крестьянах, которых разрешалось приобретать владельцам мануфактур, практиковал массовую приписку государственных и ясачных крестьян к казенным и частным заводам, мобилизацию крестьян и горожан в армию и на строительство городов, крепостей, каналов и др. Указ о единонаследии (1714) уравнял поместья и вотчины, предоставив их владельцам право передавать недвижимое имущество одному из сыновей, и тем самым закрепил дворянскую собственность на землю.

Табель о рангах (1722) установил порядок чинопроизводства в военной и гражданской службе не по знатности, а по личным способностям и заслугам.

Петр I содействовал подъему производительных сил страны, поощрял развитие отечественных мануфактур, путей сообщения, внутренней и внешней торговли.

Реформы государственного аппарата при Петре I явились важным шагом на пути превращения русского самодержавия XVII века в чиновничье-дворянскую монархию XVIII века с ее бюрократией и служилыми сословиями. Место Боярской думы занял Сенат (1711), вместо приказов были учреждены коллегии (1718), контрольный аппарат представляли сначала «фискалы» (1711), а затем прокуроры во главе с генерал-прокурором. Взамен патриаршества была учреждена Духовная коллегия, или Синод, находившийся под контролем правительства. Большое значение имела административная реформа. В 1708-1709 вместо уездов, воеводств и наместничеств было учреждено 8 (затем 10) губерний во главе с губернаторами. В 1719 году губернии были разделены на 47 провинций.

В 1703 году Петр I заложил город Санкт-Петербург, ставший в 1712 году столицей государства. В 1721 году Россия была провозглашена империей.



А.С.МАКАРЕНКО

"ПЕТР ПЕРВЫЙ" А. Н. ТОЛСТОГО


1

   "Петр Первый" А. Н. Толстого по своему художественному блеску, по
писательскому мастерству, по яркости и выразительности языка принадлежит к
самому первому ряду нашей литературы. Можно без конца приводить отрывки из
этого романа, близкие к шедеврам или даже прямые шедевры. Уже первые
страницы, где крестьянские дети Санька, Яшка, Гаврилка и Артамошка "вдруг
все захотели пить и вскочили в темные сени вслед за облаком пара и дыма из
прокисшей избы", сразу забирают читателя могучей силой рассказа, и до
самого конца романа читатель не устает им наслаждаться. По захватывающему
мастерству повествования "Петр Первый" не имеет себе соперников, исключая,
может быть, только "Тихий Дон" Шолохова.
Традиции нашей литературы и вкусы советского читателя не признают ценным художественное произведение, если его внешний блеск не сопровождается таким же блеском и такой же высотой содержания. То обстоятельство, что "Петр Первый" является одной из самых любимых книг нашего читателя, что миллионные тиражи этой книги до сих пор не в состоянии удовлетворить читательский спрос на нее, есть лучшее доказательство не только ее литературной высоты, но и ее общественного значения. Захватывающая увлекательность текста необходимо должна объясняться не только внешним совершенством, но важным для читателя строем авторской мысли, значительностью человеческих образов, близостью и родственностью изображенного в книге человеческого общества. На все эти вопросы нужно ответить отрицательно, если отвечать на каждый отдельно. Историческая тема сама по себе не может определить увлекательность художественного произведения. Мы знаем много исторических романов, в которых добросовестно и художественно честно автор изображает историю, но которые все-таки читаются с трудом.
К таким романам нужно, прежде всего, отнести "Гулящие люди" покойного Чапыгина. Тема, избранная А. Н. Толстым, необычайно ответственна и трудна. Прежде всего она трудна потому, что касается эпохи переходной эпохи переворота. Волею или неволею "Петр Первый" захватывает очень много, очень широко. По широте тематического захвата эта книга может быть поставлена только в одном ряду с "Войной и миром" Л. Н. Толстого и при этом впереди "Войны и мира". "Война и мир" изображает общество, находящееся в состоянии внутреннего покоя, локализации, в положении установившейся дворянской статики. Это общество приводится в движение внешним толчком войны, и движение, возбужденное этим толчком, есть движение общее, движение внешнего отталкивания. Внутри самого общества не происходит никаких особенных пертурбаций и изменений. Л. Н. Толстого интересуют только процессы психологические, нравственные, он, так сказать, художественным глазом исследует те скрепы, которыми общество связано, изучает, что это за скрепы, из чего они состоят, насколько они надежны в момент сильного военного толчка.
Л. Н. Толстой приходит к утешительным и оптимистическим выводам, и его оптимизм так же локализован в выводах, в превыспренних формулах народного здоровья. Толстовский оптимизм вытекает как следствие большой и тонкой анатомической работы, довольно придирчивой и даже злобно придирчивой, но для этой работы Л. Н. Толстому не нужны особенно широкие захваты общественных групп, для него достаточны концентрированные представления о русском обществе, а концентрация эта производится силою принципов и убеждений самого Л. Н. Толстого. Общественный организм России, подвергающийся анатомическому исследованию писателя, есть организм, специально выделенный для этой цели. В сущности, это высший круг общества, аристократия и верхнее дворянство, народные образы в романе немногочисленны и не играют первой роли. В "Петре Первом" А. Н. Толстого тематический захват уж потому шире, что роман изображает Россию в момент напряженного внутреннего движения, в эпоху огромных сдвигов внутри самого общества.
Тема старого и нового, тема констрактного разнообразия и борьбы всегда шире по захвату, и в этой теме уже нельзя выделить, как это сделано в "Войне и мире": определенный слой персонажей и поручить ему говорить от имени общества в целом. Единое представление о целом русском обществе в таком случае становится почти невозможным: общество явно раскалывается на борющиеся группы, и каждая из них должна быть показана в начальные, последующие и конечные моменты борьбы. А. Н. Толстой должен был захватить в своем анализе решительно все, начиная от крестьянской избы и кончая царским дворцом, от бояр, которые решают государственные дела, "брады уставя", и кончая стремительным, творческим буйством нового, петровского правления. При такой громадной широте захвата исторического романа становится весьма важным вопрос о сюжете, о том каркасе личных движений и судеб, который только и может сделать повествование именно романом. Но как раз в смысле фабулы, в картине личных человеческих историй книга А.
Н. Толстого не может похвалиться особенными достижениями, да, пожалуй, не выражает и особенных претензий... С задачей этого широчайшего тематического охвата А. Н. Толстой справился с великолепным блеском. Трудно вспомнить другую книгу, в которой автор предложил бы читателю такую разнообразную, широкую и всегда красочную картину эпохи, в которой бы так безыскусственно автор владел глазом и вниманием читателя, так легко бесчисленное число раз переносил его в пространстве, не только не утомляя, не раздражая этим разнообразием, но, напротив, очаровывая новизной картин и острой характерной прелестью все-таки единого ритма показа. Москва во всем ее беспорядочном разнообразии, царские палаты, боярский дом, площади и улицы, кабаки и стрелецкие избы, подмосковные села и дворцы, немецкая слобода, потешные крепости, лавра и дороги к ней, дворянские усадьбы, застенки - все это только незначительная часть грандиозной территории, захваченной художественным глазом А.
Н. Толстого. С таким же удачным победным вниманием автор видит и показывает читателю все необозримое пространство России: южные степи, Дон и Волгу, Воронеж, северные леса и Северную Двину, дороги в Польшу и дороги в Швецию. Наконец, его глаз проникает далеко на запад - в Швецию, Голландию, Германию, Польшу. Территориальный захват книги совершенно рекордный, с ним не может сравниться никакая другая книга, особенно если принять во внимание сравнительно небольшой объем "Петра Первого". И этот территориальный захват нигде не переходит в простой список мест, нигде не приобретает характер калейдоскопичности. Каждая сцена, каждая передвижка автора и читателя совершается с прекрасной убедительной естественностью, с полным и живым ощущением сочности и реальности обстановки. Все вместе эти ощущения складываются в одно синтетическое переживание; когда дочитываешь последнюю страницу, останется чрезвычайно ясный, близкий и родственный образ целой страны, ее просторов, ее неба.
История у А. Н. Толстого не спрятана в тайниках человеческого жилища, она проходит именно под небом, и поэтому люди, участники этой истории, в нашем воображении неразрывно связываются с пространством, они представляются нам деятелями целой страны. Территориальное разнообразие у А. Н. Толстого не подавляет и не скрывает человека. Человек на каждой странице остается его главным, в сущности, единственным героем. И этот человек, с одной стороны, так же разнообразен, богат возможностями и чувствами, с другой - так же законно объединяется с другим человеком в напряженном участии в борьбе, в страсти и искренности, в общем движении. Богатство и естественность человеческих путей и "переплетов", сложность и размах человеческого движения у А. Н. Толстого страшно велики, запутаны и в то же время убедительны и логичны, принимаются читателем с первого слова автора, делаются знакомыми и понятными с первого взгляда, брошенного на человека. Поэтому А. Н. Толстой может разрешить себе такую роскошь, какую никогда не разрешит себе другой писатель: он не боится случайных персонажей, он не боится вспоминать о них вторично через десятки страниц; все равно, один раз показанные, они живут в воображении читателя, занимают в нем свое собственное место, не смешиваются ни с кем другим и в то же время не создают толпы, беспорядка и неразберихи, каждый несет отчетливую и простую художественную идею, а все вместе они представляют историю. Очень часто страницы романа почти ничего не прибавляют к научно-исторической хронике, повторяя повествования того или другого историка. Так проходят картины стрелецких бунтов после смерти Федора Алексеевича, походов В. В. Голицына, троицкого сидения Петра, азовского похода, движения четырех стрелецких полков на Москву и их столкновения с войском Шеина, дипломатического путешествия Украинцева в Константинополь на корабле "Крепость" и др. Еще чаще автор расцвечивает богатыми красками известную историческую схему событий, не прибавляя к ней никакой сюжетной нагрузки. К этому разделу нужно отнести большинство народных сцен, описания свадьбы Петра, описание его потешных дел и его путешествий в Голландию и в Архангельск, описание боярской думы, казни Кульмана, работ в Воронеже, смерти и похорон Лефорта, батальные подробности Нарвы и первых побед фельдмаршала Шереметева. Во всех этих случаях перед нами проходит история России, рассказанная прекрасным рассказчиком, но история, лишенная того специфического авторского вмешательства, которое историю должно обратить в роман. Для сравнения еще раз позволяю себе возвратиться к "Войне и миру". В этом произведении роман присутствует везде, отодвигая историю на второй фабульный план. Бородинское сражение, например, проходит перед читателем в мыслях, переживаниях, впечатлениях одного из главных героев романа; Л. Н. Толстой не побоялся для этого глубоко штатскую фигуру Пьера притащить на самые опасные места боя. В "Войне и мире" партизанская война, кавалерийская атака, бегство из Москвы, деревня, оставленная помещиками, - это прежде всего то, что видят и в чем живо участвуют герои романа. Даже там, где на сцене выступают действительно исторические лица. Наполеон, Александр или Кутузов, рядом с нами обязательно присутствует или один из героев, или сам автор, а исторические лица честно служат им, подчеркивая те или иные предчувствия, мысли или переживания героев. Здесь роман - действительный распорядитель событиями, и притом распорядитель тенденциозный. У А. Н. Толстого в книге "Петр Первый" роман отодвинут на второй план, а на первом плане проходит история, проходит в ярких картинах, восстановленных могучим воображением писателя, в живых движениях участников, в красках, словах, шумах, но все же это история, а не роман. Можно, пожалуй, утверждать, что сам автор не хотел этого. На глазах читателя роман часто делает попытки вмешаться в историю, но попытки эти оканчиваются неудачей. Сюжетные линии возникают то в том, то в другом месте, зачинаются личные человеческие струи, но их течение непродолжительно, иногда обрывается и исчезает, часто прерывается надолго, а потом возникает вновь без существенной связи с прошлым, возникает скорее как иллюстрация, чем в развитии сюжета. Чувствуется, что герои не подчиняются писателю, уклоняются от сюжетной работы, и писатель начинает расправляться с ними при помощи открытого насилия, заставляя их принять более активное участие в исторических событиях, а не прятаться где-то на далеких страницах. Только в порядке такого насилия автор принуждает купца Ивана Артемьевича Бровкина, сломя голову и пугая народ, пролететь через Москву на своей тележке, ворваться в Казанский собор во время обедни, расталкивать бояр и сообщить боярину Ф. Ю. Ромодановскому, князю-кесарю: "- Четырьмя полки стрельцы на Москву идут. От Иерусалима днях в двух пути.. Идут медленно с обозами... Уж прости, государь, потревожил тебя ради такой вести". (Иван Артемьевич Бровкин - один из самых безработных героев романа, но это все же недостаточное основание для того, чтобы поручать ему роль вестника о передвижении стрелецких полков.) Такое авторское поручение ничего не прибавляет ни к купеческой биографии Бровкина, ни к его психологии, ни к картине самих событий, связанных с маршем четырех взбунтовавшихся стрелецких полков. В картину событий оно даже вносит некоторое искажение. Полки стрельцов взбунтовались на фронте у г. Торопца - в этом месте происходили довольно выразительные разговоры их с другим Ромодановским, киевским воеводой Михаилом Григорьевичем, - а 6 июня 1698 г. они двинулись к Москве, к которой и подошли 17 июня. Такое движение с фронта к столице четырех взбунтовавшихся полков, разумеется, не могло произойти не замеченным ни для киевского воеводы, ни для московской полиции Ф. Ю. Ромодановского. Сам А. Н. Толстой, повторяя свидетельство историка С. М. Соловьева#1, говорит, что в Москве началось "великое смятение, бояре и великое купечество бегут". И поэтому понуждение купца Бровкина выступить в роли вестника сюжетно слабо оправдано. И в других местах автор использует своих героев для случайных исторических поручений, для выполнения роли исторических статистов, ничего не прибавляя ни к их характеристике, ни к их биографии... Роман начинается рассказом о приключениях дворян Василия Волкова и Михаила Тыртова и мальчиков Алексашки и Алешки Бровкина. До тридцатых - сороковых страниц читатель имеет право думать, что этим именно лицам и поручается важная сюжетная нагрузка, что они назначены быть тем зеркалом, в котором будет отражаться народная жизнь петровской эпохи. Но с тридцатых страниц эти герои начинают отставать от романа. Алешка буквально теряется на улице, отстав от своего товарища по беспризорной жизни - Алексашки Меншикова. Алексашка потом обнаруживается в немецкой слободе, и ему, конечно, предстоит впереди большая историческая деятельность. Но Алешка, один из самых видных кандидатов в герои, утерян надолго. На с. 108 он вдруг обнаруживается в поле зрения читателя, но в образе довольно неожиданном и даже невероятном, ничем не связанном с образом раннего Алешки - крестьянского мальчика, которого нужда и побои загнали в беспризорную жизнь: "Однажды он (Алексашка) привел к Петру степенного юношу, одетого в чистую рубашку, новые лапти, холщовые портяночки. - Мин херц... прикажи показать ему барабанную ловкость. Алеша, бери барабан... Не спеша положил Алешка Бровкин шапку, принял со стола барабан, посмотрел на потолок скучным взором и ударил, раскатился горохом - выбил сбор, зарю, походный марш, "бегом, коли, руби, ура" и чесанул плясовую - ух ты! Стоял, как истукан, одни кисти рук да палочки летали - даже не видно. Петр кинулся к нему, схватил за уши, удивясь, глядел в глаза, несколько раз поцеловал: - В первую роту барабанщиком!.." Откуда у Алешки степенный вид, чистая одежда, а самое главное, откуда высшая барабанная квалификация, где провел Алеша свою юность, читатель не узнает никогда. И здесь по отношению к Алеше автор проявил неразборчивость средств, только бы поддержать как-нибудь его линию в романе. В дальнейшем Алеша опускается до положения среднего героя для поручений и иногда встречается на страницах романа в том или другом деле. Но в нем нет уже ничего характерного, ни крестьянского, ни бровкинского, ни барабанного. Михайла Тыртов кончает также невыразительно. На с. 39 более удачливый и богатый его сверстник Степка Одоевский оказывает Михайле такую протекцию: "Боярыню одну надо ублаготворить... Есть одна боярыня знатная... Сидит на коробах с казной, а бес ее свербит... Понял, Мишка? Будешь ходить в повиновении - тогда твое счастье... А заворуешься, велю кинуть в яму к медведям - и костей не найдут". Вероятно, Михайла Тыртов попал к этой боярыне и испытал счастье. Какое отношение имеет это счастье к истории Петра Первого, остается неизвестным. Сам Тыртов еще один раз показывается на страницах книги: "Михаил Тыртов, осаживая жеребца, поправил шапку. Красив, наряден, воротник ферязи - выше головы, губы крашены, глаза подведены до висков. Кривая сабля звенит о персидское стремя..." В таком великолепном оформлении Степка Одоевский посылает Тыртова агитировать в народе против Нарышкиных. На протяжении двух страниц Тыртов пробивается сквозь толпу, и ему не удается сказать ни одного слова агитации. По поводу этой неудачи Шакловитый говорит Одоевскому: "- Половчее к ним надо послать человека..." На этом роль Михайлы Тыртова и заканчивается, по крайней мере, в границах напечатанных двух частей романа. И в этом случае занятно завязанная личная судьба дворянского сына, впавшего в отчаяние от нищеты и разорения, обрывается почти необъяснимо. Такая же судьба сопровождает и других деятелей романа, намеченных как будто представлять личные судьбы. Более других развернута линия Саньки, дочери Бровкина, благодаря вмешательству и покровительству Петра прошедшей быстрый путь от крестьянской девушки до великолепной придворной дамы, красавицы и украшения двора Августа II и других. Но даже Санька едва ли выходит за границы иллюстрации, сама по себе не имеет значения и ни в какой интриге участия не принимает. Очень слабо намечены в романе линии крестьянских и посадских протестантов: Цыгана, Иуды, Овдокима, Жемова. Изредка они бродят между страницами, произносят несколько протестующих слов, грозят и предсказывают. Наконец, на с. 271-274 показывается настоящее разбойничье гнездо за Окой, организованное этими персонажами, читатель серьезно рассчитывает посмотреть, что из этой затеи выйдет, но автор, очевидно, решил, что с разбойничками возни может быть чересчур много, и разбойничье гнездо ликвидируется, не успевши себя показать. Жемов потом встречается в качестве честного кузнеца и участвует в великолепной сцене работы над якорем, покрикивает на царя. Остальные влачат жалкое сюжетное существование. В лучшем случае, они состоят в некотором "геройском" резерве, и автор изредка мобилизует то одного из них, то другого, чтобы поместить в каком-нибудь наблюдательном пункте - оттуда рассматривать события. Это, конечно, оживляет картину событий, сообщает им беллетристический колорит, но, в сущности, представляет псевдосюжетный прием, ибо ничего не прибавляет к характеристике действующих лиц, обращает их в служебные пассивные фигуры. Автор довольно часто прибегает к такому приему. Того же Бровкина он помещает на улице, чтобы наблюдать свадебный поезд шута Тургенева. Суть изображаемого заключается в самом поезде, а Бровкин привлекается в качестве статиста для удобства повествования, а может быть для того, чтобы читатель не забыл о его существовании. Бывают в таком положении и другие герои. Алексашка и Алешка наблюдают стрелецкий бунт у Красного крыльца. Василий Волков рыщет на коне, разыскивая пропавшего молодого царя. (Мог быть на его месте любой стольник.) Овдоким, Цыган и Иуда наблюдают казнь Кульмана. Алеша Бровкин набирает солдат на севере и наблюдает попадает Санька в усадьбу пана Малаховского и ко двору Августа II. В такой же позиции стоит Алеша, встречая Петра на привале у реки Луги. Из сюжетных починов писателя почти не получается ничего. Работает в качестве сюжета личная история самого Петра и его ближайших помощников - лиц исторических. В эту историю автор не вносит вымысла или вносит очень мало. Можно представить себе усиление сюжетного интереса в изображении психологии действующих лиц, в изображении тех противоречий и колебаний, которые переживает каждый герой. Но и с этой стороны роман "Петр Первый" беден элементами романа. Автор не позволяет читателю проникнуть в глубину переживаний героев, он дает ему только возможность видеть и слышать. Читатель видит очень много: дома, улицы, пейзажи, лица, мимику, корабли, экипажи, пиры, попойки и оргии, движение войск, сражения. Все это он видит в замечательной, хочется сказать больше, в восхитительной, великолепной картинности; здесь мастерство А. Н. Толстого достигает чрезвычайно высоких степеней. Даже в самых неважных, пустяковых случаях автор умеет широко открыть читательские глаза и сделать их острыми. В приведенных выше отрывках, касающихся самых незначительных мест романа, мы наблюдаем такую же "зрительную щедрость" писателя, его свободный, остроумный взгляд, его знание людей и жизни. Барабанщик "Алешка посмотрел на потолок скучным взором". Тыртов, "осаживая жеребца, поправил шапку". На каждой странице мы встретим такое же великолепное мастерство видения, такие же экономно-выразительные, простые, убедительные и всегда неожиданно-талантливые краски. Вот я открываю наугад первые попавшиеся страницы и делаю это в полной уверенности, что на каждой найду несколько подобных прелестных строк: 124. "Софья, вцепясь ногтями в подлокотники, перегнулась с трона, - у самой дрожали щеки". "Он (Ромодановский)... мотнул жабрами, закрученными усами, попятился, сел на лавку..." 222. "Воробьиха вошла истово, но бойко. Баба была чистая, в новых лаптях, под холщовой юбкой носила для аромату пучок шалфею. Губы мягкие, взор мышиный, лицо хоть старое, но румяное, и говорила - без умолку. .." 270. "В саду - черно и влажно. Сквозь раскрытую дверь - звезды. Иногда падал в полосе света из комнаты сухой лист". 332. "Курфюрстина была худа, вся в морщинках, недостаток между нижними зубами залеплен воском, кружева на вырезе лилового платья прикрывали то, что не могло уже соблазнять". Таких примеров можно привести столько, сколько абзацев в книге. Это зрительное богатство, прежде всего, воспринимает читатель, он действительно видит людей такими, какими он хочет их представить ему автор. Затем он слышит их слова, смех, стоны. Наконец, вместе с ними он ощущает многое при помощи осязания, обоняния, вкуса. "Падал тихий снежок, небо было снежное, на высоком тыну сидели галки, и здесь не так студено, как в сенях". "Аннушкино платье шуршало, глаза ее просохли, как небо после дождя". "Остро пахло весенней сыростью. Под большими звездами на чуть сереющей реке шуршали льдины". "Сунув руки в карманы, тихо посвистывая, Петр шел по берегу у самой воды". "Кенигсек сидел, подогнув ногу под стул, в левой руке - табакерка, правая - свободна для изящных движений... Его парик, надушенный мускусом, едва ли не был шире плеч". Читатель не только видит, читатель слышит запахи, ощущает холод сеней и вместе с ребятами рад, что на дворе теплее, чем в сенях. Но все это он воспринимает только своими внешними чувствами. Переживания героев, их размышления, надежды, их самые тайные духовные глубины недоступны внешним чувствам, автор же очень скупо помогает читателю проникнуть в психику героев. Можно буквально по пальцам перечислить те места в романе, где А. Н. Толстой изменяет этой своей скупости, где (приводим только из первой части) приоткрывается немного великолепная завеса внешнего ощущения и читатель получает возможность заглянуть в глубину: 40. Софья в тереме - ее мысли о женской доле, о ее любви к Голицыну. 112. Мысли царицы Натальи Кирилловны об опасностях, угрожающих ее сыну Петру. 144. Переживания жены Петра Евдокии в одиночестве. 191. Размышления Василия Васильевича Голицына перед отправлением в Троицу. 220. Размышления и чувства Петра во время заседания боярской думы. Вот это и все на первую часть, и то очень скупо и неглубоко. Для таких сравнительно бедных и понятных фигур, как Наталья Кирилловна или жена Петра Евдокия, этого незначительного проникновения в глубину психики, может быть, и достаточно. Но для лиц большого человеческого роста, для таких людей, как Петр, Меншиков, Карл, Голицын, Ромодановский, Лефорт, для ответственных деятелей эпохи переворота требуется, казалось бы, в художественном произведении совершенно ясная авторская гипотеза характеров, развернутая либо в более детальном показе действия, либо в более откровенном изображении духовной жизни героев. В особенности эти требование может быть отнесено к образу Петра. Несмотря на то что Петру посвящено много страниц, что Петр в романе много действует, говорит, решает, отзывается на события, читатель не видит за портретом этого оригинального царя совершенно понятного для него человека. Вместе с автором читатель переходит от эпизода к эпизоду, любуется Петром или возмущается, привыкает к его образу и даже готов полюбить его, сочувствует ему или протестует. Наконец, он закрывает книгу, и в памяти его остается все тот же исторический Петр, как стоял в памяти и до романа А. Н. Толстого, может быть, более доступный зрительному воображению, но как и раньше, непонятный и противоречивый. Два любых читателя могут о нем заспорить и не прийти к единодушному мнению. В романе Петр проходит богатой, яркой и интересной личностью, но личностью более царской, чем человеческой. В его движениях, действиях и словах всегда виден правитель и деятель, но не всегда виден человек. Так, история Петра развивается с самого начала. Разберем более подробно несколько эпизодов. На с. 90 рассказывается, как Петр снаряжает в Преображенском дворце потешное посольство бога Бахуса поздравлять именинника Лефорта в немецкой слободе. В царскую карету, подарок царя Алексея своей молодой жене, впрягают четверых свиней, в карету запихивают Зотова. Петр сам усаживается на козлы и погоняет свиней. Петр еще юноша и такой маскарад устраивает впервые. На празднике у Лефорта, куда он приезжает таким оригинальным образом, "в первый раз Петр сидел за столом с женщинами. Лефорт поднес ему анисовой. В первый раз Петр попробовал хмельного". Читатель видит свиней, золоченую карету, Петра на козлах, Петра за столом, впервые с женщинами и впервые пьющего вино. Но он не видит, откуда это пришло. Почему Петру именно в такой форме захотелось поздравить Лефорта, что он испытывал на козлах, погоняя свиней, как он сам представлял свое отношение к Лефорту, к Бахусу, к окружающим, к зрителям. Роман на эти вопросы ответов не дает. Другой эпизод. В танцзале англичанин Сидней с возмущением рассказывает Петру о закопанной у Покровских ворот женщине, казненной за убийство мужа. Рассказ взволновал Петра, и он спешит к Покровским воротам. Женщина еще жива, ее голова торчит над землей, женщина еще разговаривает, отвечает Петру на вопрос. Петр приказывает застрелить ее. Читатель ничего не видит в Петре: ни сострадания, ни возмущения, ни мысли; может быть, у Петра только и было, что некоторое смущение перед иностранцем? Может быть, а может быть, и нет. Читатель должен догадываться, а для догадок никаких оснований нет или очень много разнообразных оснований. В таких случаях Петр выступает в очень скупом, почти механическом реагировании на раздражение, а таких случаев очень много. Поэтому и весь образ Петра отдает некоторой механичностью, это впечатление усиливается и внешним характером его мимики, его резких движений; внутренний же мир Петра остается скрытым или только вероятным в двух-трех вариантах. После стрелецкого бунта Петр возвращается в Москву в страшном гневе; пытки и казни, ярость, выходящая из всяких берегов, жестокость, даже изуверство, даже несправедливость - все это как будто понятно. Но в то же самое время Петр способен ласково принимать бояр и с добродушной иронией просить одолжить ему бороду "на радостях". И для читателя остается весьма темным вопрос о внутреннем состоянии Петра: какое место в его переживаниях на самом деле занимал неудержимый гнев и сколько у Петра было сознательного решения, сколько было, может быть, страха, простого наслаждения силой и властью, вот этого самого привычного самодержавного буйства? Если так сложно непонятен Петр в гневе, то еще более остается непонятным он в веселом буйстве, во время праздников, во время довольно диких своих развлечений. В некоторых случаях читатель допускает, что в его разгуле выражается какой-то протест против старины, но совершенно непонятно, какое участие в этом протесте могло занимать явное хулиганство, тоже пахнувшее стариной. Таким противоречивым и загадочным дошел Петр на страницах истории, таким изображает его и А. Н. Толстой. У А. Н. Толстого к Петру нескрываемая большая симпатия, даже любовь, тем более можно было ожидать, что он предложит художественную гипотезу объяснения этой загадочности, что в его романе "тайна" Петра в большей или меньшей мере будет объяснена. Петр как человек, как личность и после выхода романа не стал для нас яснее и понятнее. Таким образом, в романе нет не только внешней фабулы, отражающей развитие отдельных личных биографий, но и фабулы психологической, нет отражения духовного состояния людей, в том числе и духовного состояния главного героя. Так же чересчур объективно автор рисует и характеры других персонажей. Меншиков виден со стороны внешних движений: он смел, изобретателен, находчив, энергичен, свободен и в волевом, и в моральном отношении. Но он ведь еще и умен. И вот спросите любого читателя, как относится Меншиков к реформе Петра, заслуживает ли он его любовь, предан ли он ему в той мере, в какой это представляется Петру, есть ли в Меншикове кроме эгоизма и своекорыстия еще и настоящая человеческая страсть? По данным романа на эти вопросы ответить нельзя. И в отношении к сюжету психологическому А. Н. Толстой так же не хочет отойти от истории, как и в отношении к сюжету внешнему. Он не решается предложить определенное объяснение ни для одного характера исторического лица, сам принимает их так, как они поданы в истории, и читателю рекомендует это сделать. 2 Таким образом, "Петр Первый" является, прежде всего, историческим повествованием, элементы романа в нем очень незначительны, невыразительны. Эта историчность книги, ее особенная, открытая и прямая эпохиальная установка, ее глубокий пространственный и социальный захват явились бы совершенно достаточным основанием для отвода каких бы то ни было попыток анализа книги с точки зрения требований к роману. Только сам автор дает основания для такого анализа, в некоторых местах изменяя своему историческому чистому заданию и вводя в книгу начала личных историй. Но как историческая книга "Петр Первый" должен быть признан совершенно исключительной книгой по своему успеху. Работа А. Н. Толстого не лишена некоторых ошибок, об этом скажем ниже. Но никому еще не удавалось в строгом историческом, почти свободном от вымысла изложении дать читателю такую оживленную, такую красочную, полнокровную и волнующую картину исторических событий. Да, в книге А. Н. Толстого проходит, прежде всего, история, читатель не успевает обратиться в спутника какой-либо отдельной личности, соучастника ее в личной ее судьбе, он не покидает широкого исторического фронта, он ни на одну минуту не забывает о целой России, но история проходит перед глазами читателя очаровательной экспрессией, в таком быстром и живом потоке, что читатель ни на одну минуту не испытывает тоски по личной истории того или иного героя. Необходимо отметить, что даже личная судьба самого Петра I не сделалась в романе главной сюжетной линией. Может быть, называя роман именем Петра, автор и хотел изобразить прежде всего этого царя, может быть, именно поэтому он уделил так много внимания его отношению к Анне Монс. Но получилось не так. История оживлена А. Н. Толстым настолько совершенно, что читатель не хочет выделять никого, в том числе и Петра, из общего исторического движения. Петр в представлении читателя остается только главной фигурой в исторических событиях, именно потому интересной, что в этой фигуре отражается история. Петр начинает ряд многих таких же важных и таких же исторических фигур. Симпатии читателя к Петру возникают без связи с его личной судьбой, с его любовью, они возникают потому, что Петр вместе с другими делает великое историческое дело. И поэтому, может быть, хорошо, что автор не углубляется в психологические тайны Петра. Чем же все-таки объясняется исключительная увлекательность романа Толстого, если эта увлекательность не обеспечена ни фабульной оригинальностью и новизной, ни стройным и глубоким сюжетом психологических картин? Может быть, эта увлекательность проистекает из высказываемых автором мыслей, положений, из той философии автора, которая новым светом освещает для читателя петровскую эпоху, стремления и борьбу действующих лиц? Да, роман "Петр Первый" отличается активным и даже страстным тоном отношения автора к изображаемым событиям, и это придает роману прелесть взволнованной искренности и полнокровности настроений. Правда, А. Н. Толстой нигде не выступает от первого лица, нигде не навязывает читателю свое мнение, роман ни в какой мере не перегружен сентенцией, но сентенция все же имеется, она чувствуется и в самом тоне, и в расстановке действующих лиц, в их высказываниях, в системе исторических сил. В романе писатель старается вести за собой читателя. Стараясь быть более или менее объективным в описании отдельного действующего лица, не усложняя это действующее лицо излишним грузом авторского вымысла и создавая, таким образом, впечатление авторской беспристрастности, А. Н. Толстой далеко не беспристрастен к композиции романа. Очень возможно, что это есть самый правильный метод изображения исторических событий, правильный способ высказывания современника по поводу исторических эпох прошлого. В художественном произведении, в отличие от строго научных исторических монографий, мы допускаем активное авторское толкование, но, разумеется, допускаем только до тех пор, пока нет противоречий между этим толкованием и наукой, пока автор не искажает историю. По отношению к эпохам не вполне ясным, не до конца освещенным наукой, возможность такого толкования вообще шире и больше, и А. Н. Толстой пользуется этой широтой в полной мере. Но... А. Н. Толстой - писатель советский, и это также обязывает. От него мы требуем не только соответствия с наукой вообще, а соответствия с наукой марксистской, требуем применения методов исторического материализма. Нашей критикой уже отмечено было, что в своем последнем романе писатель сделал большие успехи в этом направлении, отказавшись от предлагаемой им раньше темы трагической уединенности Петра I. В разбираемом романе Петр изображен на фоне определенной национальной классовой жизни, и его пути представлены как пути участника классовой борьбы и выразителя определенных классовых стремлений. Это и сообщает роману настоящий советский стиль, делает роман увлекательным именно для советского читателя, уже привыкшего требовать от художественного произведения той истины, которая только и может прийти от марксистской мысли. Но, удовлетворяя этому требованию в общей установке и методе, А. Н. Толстой далеко не выполняет его в смысле точности и строгости художественных показов и выводов. Отказавшись от трагического освещения фигур Петра, от гипотезы его личной уединенности в эпохе, писатель захотел показать его как выразителя определенных классовых стремлений эпохи. В показе этих классовых стремлений в книге не все удачно. Находясь, очевидно, под влиянием концепции Покровского, автор на самую первую линию выдвинул интересы торгового капитала, игнорируя интересы дворянства. Купец Бровкин по явно нарочитому замыслу должен изображать этот торговый капитал, рождающийся от петровской реформы. В романе Бровкин вышел очень колоритной фигурой, но авторский замысел все же выполнен не был. Правда, Бровкин говорит Петру после нарвского поражения: "Связал нас бог одной веревочкой, Петр Алексеевич, куда ты, туда и мы". В романе не доказывается право Бровкина говорить такие слова. Писатель изо всех сил старается убедить читателя, что Бровкин большой и способный купец, что он спасает Петра во многих обстоятельствах, что он близок ему и заинтересован особенно в успехе его царского дела, - старается убедить, но показать Бровкина в его важном купеческом деле не может. В начале романа Бровкин на своем месте. Это забитый и истощавший крестьянин. "На бате, Иване Артемьиче, - так звала его мать, а люди и сам он себя на людях - Ивашкой, по прозвищу Бровкиным, - высокий колпак надвинут на сердитые брови. Рыжая борода не чесана с самого Покрова... Рукавицы торчали за пазухой сермяжного кафтана, подпоясанного низко лыком, лапти зло визжали по навозному снегу: у бати со сбруей не ладилось... Гнилая была сбруя, одни узлы. С досады он кричал на вороную лошаденку, такую же, как батя, коротконогую, с раздутым пузом". Такой же он забитый и истощенный, когда привозит своему барину в Преображенское столовый оброк. В этом человеке никаких особенных купеческих способностей не проявляется, да, пожалуй, и никаких других способностей, никакой энергии, никаких стремлений. Но в этот момент он получает от сына в подарок три рубля, и с этого момента совершается чудесное превращение Ивашки Бровкина в знаменитого купца, которому царь верит больше всех и на которого больше всех надеется. Читатель обязан верить, что купец Бровкин где-то совершает торговые подвиги, доставляет царю фураж, полотно, сукно. Во время первого Азовского похода, обнаружив полный развал в деле снабжения действующей армии, Петр после расправы приказывает передать все дело снабжения именно Бровкину. Семья Бровкина делается первой по богатству и "культуре", сам царь принимает участие в жизни этой семьи и заезжает к Бровкину запросто. Но, уверяя читателя, что Бровкин так далеко пошел, автор не решается показать его в купеческом деле. В романе нет ни одной страницы, где бы Бровкин был изображен как торговый деятель. Какими способами, при помощи каких людей, приемов, захвата, клиентуры, как делает Бровкин свое купеческое дело, в книге не видно. Точно так же не видно, какие особенные способности, личные качества, сметка, энергия выделили Бровкина из среды, что именно определило его исключительный торговый успех, поставило во главе московского купечества. Художник А. Н. Толстой не может изменить своему острому глазу, и вот как он изображает Бровкина на вершине его славы: "Дом у Бровкиных был заведен по иноземному образцу... Все это завела Александра. Она следила и за отцом: чтобы одевался прилично, брился часто и менял парики. Иван Артемьич понимал, что нужно слушаться дочери в этих делах. Но, по совести, жил скучновато. Надуваться спесью теперь было почти и не перед кем - за руку здоровался с самим царем. Иной раз хотелось посидеть на Варварке, в кабаке, с гостинодворцами, послушать занозистые речи, самому почесать язык. Не пойдешь - невместно. Скучать надо... Вечером, когда Саньки дома не было, Иван Артемьич снимал парик и кафтан гишпанского бархата, спускался в подклеть, на поварню - ужинал с приказчиками, с мужиками. Хлебал щи, балагурил. Особенно любил, когда заезжали старинные односельчане, помнившие самого что ни на есть последнего на деревне Ивашку Бровкина... ...Положив сколько надо поклонов перед лампадой, почесав бока и живот, совал босые ноги в обрезки валенок, шел в холодный нужник. День кончен. Ложась на перину, Иван Артемьич каждый раз глубоко вздыхал: "День кончен". Осталось их не так много. А жалко - в самый раз теперь жить да жить..." Великолепные строчки, замечательная характеристика разбогатевшего холопа, который дорвался до сытной жизни, для которого главное наслаждение в том, чтобы покрасоваться перед односельчанами, но которому от сытости и от безделья скучно и некуда себя девать, который рад, что не голодает, но которому больше ничего, кроме сытости, и не нужно: "жить да жить". Годится ли такая фигура для роли петровской буржуазии, для роли талантливого и оборотистого деятеля, главной опоры петровской реформы? Не годится, и художник А. Н. Толстой очень хорошо это видит. Покровский утверждает, что годится, по секрету от теории Покровского, писатель себе изменить не может, и мы видели, что самое энергическое действие, которое автор поручает Бровкину, - это лететь стремглав через Москву, чтобы рассказать Ромодановскому о передвижении стрелецких полков. Еще менее выразительны другие купцы в романе. Писатель не мог найти в начале XVII в. достаточно выразительную и колоритную фигуру купца. То обстоятельство, что Петр воевал из-за моря, что Петр строил корабли, что Петр такое важное, определяющее значение придавал заграничной торговле, вовсе не означает, что его деятельность направлялась интересами купечества в первую очередь. Большая заграничная торговля того времени была почти целиком в руках казны и такою оставалась и после Петра. Русское купечество XVII в. - это купечество внутренней торговли, его интересы были действительно связаны с петровской реформой, но не они ее определяли и направляли. Петровский флот, за создание которого он воевал и боролся, - это вовсе был не торговый флот, а флот военный, необходимый для владения морем и сообщения с заграницей. Но еще долго после Петра заграничная торговля совершалась при помощи иностранного транспорта и иностранного купца. В эпоху Петра торговые интересы были не столько интересами торгового оборота, сколько интересами сельскохозяйственного сбыта. Россия вывозила почти исключительно продукты сельского хозяйства, главным образом животноводства, и в первую очередь в хороших условиях этого сбыта был заинтересован тот класс, который владел продуктами сельского хозяйства, - дворянство. Если бы А. Н. Толстой захотел продолжить анализ деятельности того же Бровкина, если бы он захотел показать его в действии, он необходимо пришел бы к дворянской усадьбе, к дворянскому хозяйству. Писатель утверждает, что Бровкин разбогател на поставках фуража, льна, шерсти. Вот этот путь от производителя фуража, льна и шерсти к его главному потребителю и мог обслуживаться кем-либо, отчасти напоминающим Бровкина, но это вовсе не путь к заграничной торговле и это не путь к торговому "капитализму". Все эти продукты производились крестьянином и холопом, но принадлежали дворянину, у него покупались, а продавались казне, главным образом для военных нужд правительства, отчасти для перепродажи за границу. И сбыт этих продуктов и самые военные нужды вполне и до конца были определены интересами того класса, который именно в эпоху Петра был классом передовым и вступающим в пору своего расцвета и сил, но еще не победившим окончательно. Но как раз дворянство пользуется вниманием А. Н. Толстого меньше всего. Это произошло не только из-за влияния Покровского, но и по причине многих исторических традиций, от которых автор еще не вполне освободился. Он не освободился и от той старой официальной традиции, которая утверждала, что Петр был представителем идеи государственности, и которая противополагала его сторонникам местных центробежных интересов. Не свободен он и от такого старого утверждения, по которому Петр, прежде всего, западник, а против него стояли приверженцы идеи национального обособления. Все эти заблуждения писатель легко отбросил бы, если бы обратил внимание на тот класс, который наиболее был заинтересован в петровском перевороте. По другую сторону дворянства стояла аристократия, представительница тогдашней реакции, родового быта, феодального местного обособления, патриархальной жизни. Сопротивление аристократии еще не было сломлено окончательно, она показывала зубы и после Петра, в особенности при избрании на престол Анны Ивановны в 1730 г., но уже в годы, непосредственно предшествовавшие Петру, аристократия испытала несколько сильных ударов, между которыми уничтожение местничества было одним из главных. Впрочем, главный процесс обессиливания аристократии совершался не в процессе законодательства, а в процессах экономической жизни. Именно XVII век отличается постепенным, но быстрым сокращением боярского землевладения, исчезновением старых феодальных латифундий аристократии. А. Н. Толстой проходит мимо этих процессов эпохи. В слишком сгущенных красках он отмечает дворянское оскудение, преувеличивает боярское богатство и его стремление к роскоши. Иногда он сам себе противоречит. Он подробно и красочно описывает оскудение дворянина Волкова, последнее отчаяние Михайлы Тыртова, но вот они едут в Москву на смотр. "Михайла сидел насупившись. Их обгоняло, крича и хлеща по лошадям, много дворян и детей боярских, в дедовских кольчугах и латах, в новопошитых ферезях, в турских кафтанах, - весь уезд съезжался на Лубянскую площадь, на смотр, на земельную верстку и переверстку. Люди, все до одного, смеялись, глядя на Михайлова древнего мерина: "Эй, ты - на воронье кладбище ведешь? Гляди, не дойдет". .. Перегоняя, жгли кнутами - мерин приседал... Гогот, хохот, свист... Приходилось принимать сраму..." Таким образом, не все дворяне так оскудели, как Тыртов и Волков. К сожалению, А. Н. Толстой ограничивает свои наблюдения исключительно старой Московской областью. Для конца XVII в. было как раз характерно распространение дворянского и монастырского землевладения на восток и на юг России. Это было время построения многих новых городов на Волге и на юге. К концу века население востока, Приволжья и Прикамья составляло уже около 20% общего населения России, население юга 17,5% и население запада 21%. Центральная Московская область сделалась объектом разгрузки. По старой традиции А. Н. Толстой видит эту разгрузку только в побегах крестьян на Дон, в разбойничьи шайки: существеннее было бы отметить организованный отлив населения на восток и юг, совершаемый под дворянским предводительством. Но А. Н. Толстой вообще не интересуется дворянством. Он не замечает того интересного факта, что только дворянство организованно не выступало против Петра. Писатель не побывал в дворянской усадьбе, не показал ее читателю, ограничился только общим утверждением относительно оскудевшего дворянина и запоротого крестьянина. Он также не освятил отношение между дворянином и крестьянином, которое вовсе не было похоже на отношение после Екатерины II, - крепостное право еще не сделалось рабовладением, только развивалось в направлении к нему. Не заметил А. Н. Толстой, что не только купечество, но и дворянство было опорой петровской реформы. Только поэтому Меншиков начинает свою карьеру в романе с беспризорничества, а между тем есть все основания утверждать, что его биография ни в какой степени не начинается с деклассированного бродяжничества. Скорее всего и вероятнее всего прав С. М. Соловьев, который приводит данные, показывающие, что отец Александра Меншикова был дворянином, что по обычаям того времени могло не мешать ему занимать должность придворного конюха. Во всяком случае, кажется, он был капралом Преображенского полка. Точно так же и торговля пирожками (факт, достаточно установленный в биографии Меншикова) не обязательно обращает его в беспризорного, это характерно для ХХ в., но не для XVII в. А. Н. Толстой пропустил в своем анализе самый состав Преображенского и Семеновского полков, он почти не изображает людей этих полков, не описывает настроение солдат, их отношение к Петру. А между тем Преображенский и Семеновский полки были главными силами в петровских руках, они давали от себя ростки во все другие новые полки Петра, они доставляли для них командный состав, они не изменили ему ни разу и ни разу нигде не отступили. Под Нарвой только эти два полка не ударились в панику и отступили с оружием в руках и в полном порядке. Они пользовались со стороны Петра всегда неизменной любовью; преображенский мундир был его любимым платьем, преображенские майоры всегда были самыми доверенными лицами, которым поручалось расследование самых важных государственных преступлений. А Преображенский и Семеновский полки были полки дворянские по преимуществу. А. Н. Толстой послушно следует за презрительным прозвищем, которое присвоено было этим полкам их противниками, партией Софьи, - "преображенские конюхи", а между тем это прозвище удостоверяет только силу сарказма, которым партия Софьи несомненно обладала и которым в данном случае она пользовалась, чтобы подчеркнуть свое боярское презрение к петровским сподвижникам. Не заметив дворянства как основной опоры Петра, А. Н. Толстой, естественно, не заметил и тех линий раздела, которые проходили между партией Нарышкиных и партией Милославских, возглавляемых Софьей. И в данном вопросе он пошел за исторический традицией, которая только одному Петру приписывала почин реформы, а его противников изображала как представителей застоя и реакции. Правда, он отмечает культурное западничество В. В. Голицына, но подчеркивает его нереальный, мечтательный характер. Софья же в его изображении выступает как тип старого времени, преданная исключительно своей женской любви, в ослеплении этой любовью способная и на кровь, и на жестокость. Увидев Василия Васильевича во французском платье, она говорит: "Смешно вырядился... что же это на тебе - французское? Кабы не штаны, так совсем бабье платье..." По отношению к Петру она проявляет только злобу, боярскую спесь, бабскую несправедливую клевету: "Весело царица век прожила и с покойным батюшкой, и с Никоном-патриархом не мало шуток было шучено... Мы-то знаем, теремные... Братец Петруша, государь наш, - прямо - притча, чудо какое-то, - и лицом и повадкой, ну, - чистый Никон". Все это исторически неверно. В этих словах клевета и на Петра и на Софью. Таких слов она говорить не могла. Никон отправился в ссылку в декабре 1666 г., а царь Алексей женился на Наталье Кирилловне в январе 1671 г., Петр же родился еще позже - 30 мая 1672 г. , через пять с половиной лет после ссылки Никона. Если же принять во внимание, что Никон удалился с патриаршества и разорвал с царем Алексеем в 1658 г., то расстояние между удалением Никона и инкриминируемым ему преступлением увеличивается до 14 лет. Поэтому никаких шуток Настасья Кирилловна Нарышкина шутить с патриархом не имела возможности. На самом деле Софья была замечательной женщиной и замечательным деятелем своего времени. Это был просвещенный человек, прогрессивно мыслящий, сумевший разбить тюремные камни и выйти на свободу, способный управлять государством и управлявший им по-своему неплохо. Между прочим, Софье должна быть приписана честь уничтожения зверского закона, по которому женщина, убившая мужа, закапывалась живьем в землю, и Сидней и Петр уже не имели возможности говорить о такой жестокости. Переворот 1689 г., передавший власть в руки Петра, вовсе не был переворотом в пользу реформы и не выступал под таким лозунгом. В то же время он едва ли был ответом на кровожадные планы Софьи и Шакловитого: пристрастный розыск в Троице и тот не мог подтвердить это до конца. Скорее можно предположить, что выступление Нарышкиных было агрессивным выступлением, направленным к захвату власти и не мотивированным никакими реформаторскими замыслами. Софья и ее партия представляли тоже более или менее передовые слои того же дворянства, но уже пробивавшиеся к положению аристократии и усваивающие традиции и взгляды последней. Поэтому реформизм этой верхушки был более спокойным, близким к позициям западного шляхетства, склонным именно у него заимствовать внешние формы быта и просвещения. Софья, может быть, в дальнейшем могла увидеть необходимость решительных сдвигов в техническом и военном вооружении дворянский державы, как это увидел Петр. Необходимо сказать, что несколько искривленный социологический план романа не сильно отражается на его художественной ценности. Как уже было показано, попытка писателя изобразить купечество как наиболее близкий к Петру и наиболее заинтересованный в его победе слой общества не удалась. Этот слой не приобрел в романе сильного голоса и никого не может убедить в своей исторической значимости. В то же время те же Преображенский и Семеновский полки, дворянский характер которых не подчеркнут как следует автором и которые возглавляли петровскую армию, армию, в сущности, дворянскую и служившую дворянским интересам, - эти полки действуют в романе и реалистически усиливают настоящую значимость Петра. Социологические ошибки автора не успевают сделаться пороком романа и не обедняют картинности и убедительности художественной силы и художественных средств писателя. 3 Настоящая увлекательность, настоящая прелесть и богатство книги у А. Н. Толстого на протяжении всего романа остается не функцией его социологической схемы, а следствием его острого взгляда, могучего воображения и замечательного языка. Эти силы художника позволяют ему легко преодолеть исторические традиции старой нашей науки, традиции официального патриотизма, традиции трагического демонизма в фигу- ре Петра. Бровкин не вышел показателем купеческого первенства, но он остался одним из русских людей своего времени, и в составе петровского окружения и он сказал свое нужное слово. В романе мы видим народ, видим живых людей, не всегда послушных авторским планам, но замечательно послушных по отношению к требованиям художественной правды. Поэтому и из Жемова не вышло разбойника, но вышел суровый кузнец, с честью принимающий участие в петровском деле. Самое главное и самое прекрасное, что есть в книге, что в особенности увлекает читателя, - это живое движение живых людей, это здоровье и всегда жизнерадостное движение русского народа, окружающего Петра. Несмотря на то что в книге описывается много жестоких дел, много дикого варварства, много народного страдания, роман переполнен оптимизмом, в нем в каждой строчке дышат богатые силы народа, который еще сам своих сил не знает, но который верит в себя и верит в лучшую жизнь. Этот оптимизм составляет настоящий стиль "Петра Первого". Как на каждой странице можно найти великолепные зрительные, слуховые и другие образы, так же на каждой странице мы найдем и такой же великолепный авторский оптимизм. Уже на первых страницах он приятно поражает читателя. Даже бровкинская коняка, "коротконогая, с раздутым пузом", и та свои жалобы склонна выразить в такой форме: "- Что ж, кормите впроголодь, уж попью вдоволь". И выбежавшие на двор дети тоже не слишком падают духом: "- Ничаво, на печке отогреемся". А. Н. Толстой отказался от механического противопоставления классовых групп, а прибегнул к единственно правильному способу расщепления каждого отдельного явления и продукты этого расщепления предложил читателю как более или менее полнокровную картину классового общества. Вот обедневший холоп Ивашка Бровкин приехал на помещичий двор. В дворницкой избе он встречает сына Алешку, отданного боярину в вечную кабалу. "Мальчишка большеглазый, в мать. По вихрам видно - бьют его здесь. Покосился Иван на сына, жалко стало, ничего не сказал. Алешка молча низко поклонился отцу. Он поманил сына, спросил шепотом: - Ужинали? - Ужинали. - Эх, со двор я хлебца не захватил. (Слукавил, ломоть хлеба был у него за пазухой, в тряпице.) Ты уж расстарайся как-нибудь... Алешка степенно кивнул: "Хорошо, батя". Иван стал разуваться и - бойкой скороговоркой, будто он веселый, сытый: - Это, что же, каждый день, ребята, у вас такое веселье? Ай, легко живете, сладко пьете. Один рослый холоп, бросив карты, обернулся: - А ты кто тут - в рот глядеть! Иван, не дожидаясь, когда смажут по уху, полез на полати". Даже у этого Ивашки, последнего в общественном ряду, находится бодрость, и энергия, и человеческое достоинство, позволяющее ему не просто стонать, а вести какую-то политику. Он все-таки за что-то борется и, как умеет, сопротивляется. Кузьма Жемов, преодолевая решительное сопротивление современников против... авиации, выражаемое в батогах, рассказывает: "Троекуров... Говорю ему, - могу летать вроде журавля, - дайте мне рублев 25, слюды выдайте, и я через 6 недель полечу... Не верит... Говорю, - пошлите подьячего на мой двор, покажу малые крылья, только на них перед государем летать неприлично. Туда-сюда, податься ему некуда - караул-то мой все слыхали... Ругал он меня, за волосы хватил, велел евангелие целовать, что не обману. Выдал 18 рублев..." И этот же самый Кузьма Жемов, пережив крушение своих летных планов, разбойное одиночество в лесу, тюрьмы и побои, попадает на каторгу в тульский завод, но даже в этом месте, даже в предвидении каторжного рабочего дня в нем не сдается гордость мастера и человека: "По дороге сторож сказал им вразумительно: - То-то, ребята, с ним надо сторожко... Чуть упущение, проспал али поленился, он без пощады. - Не рот разевать пришли! - сказал Жемов. - Мы еще и немца вашего поучим". Даже в мрачные времена тупого боярского правления эта народная энергия вовсе не склонна была переключаться в энергию терпения и стона. "Мужик: - ...Мужик - дурак, покуда сыт. А уж если вы так, из-под задницы последнее тянуть... (взялся за бородку, поклонился). Мужик лапти переобул и па-ашел, куда ему надо". Вот эти самые крестьянские уходы - это не только форма протеста и борьбы, но и форма активного жизненного мироощущения. Мужик идет "куда ему надо", а не просто страдает. Петр 1 этой бедной и истощенной людской жизни, не лишенной все же своего достоинства, сделал принудительную прививку энергии. В этом деле он столько же следовал своей натуре, сколько исторической необходимости. И только потому, что в русском народе бурлили большие силы, требующие выхода, только поэтому петровское дело увенчалось успехом. А. Н. Толстой в высокохудожественной форме показал, что этот успех нужно видеть не в готовом совершившемся счастье, которое, конечно, было еще невозможно, а в подъеме народной энергии, в пробуждении народных талантов, в зародившемся буйном движении разнообразных сил. Часто эти движения не были даже согласованы друг с другом, часто они сталкивались и мешали друг другу, часто они вообще не знали, куда себя девать. Да и сам возбудитель этого движения сплошь и рядом был беспорядочен и противоречив, отражая в себе всю беспорядочность и сложность происходящих народных сдвигов. В этом смысле Петр является фигурой большого философского обобщения. Вокруг него, возбужденные им, влюбленные в него или ему сопротивляющиеся, разворачиваются молодые силы русского народа, и, несмотря на всю хаотичность событий, все они чрезвычайно гармонично отражаются в личности Петра. Поэтому ни в одном месте роман не производит впечатления дисгармонии или трагического разрыва частей. Меншиков, например, всегда стоит в фарватере темы А. Н. Толстого и тогда, когда он со шпагой бросается на стены Шлиссельбурга, и тогда, когда он передает Петру любовницу, и тогда, когда берет взятки. С точки зрения обычной морали, он недостаточно чистоплотен и высок. С точки зрения же нашего знания, окрашенного и оживленного рассказом А. Н. Толстого, иначе и не может быть: сила общественных сдвигов в молодом русском народе в то время была, конечно, гораздо больше силы какой бы то ни было нравственной традиции. Именно поэтому так правдиво и жизненно в романе Петр I не только требователен, но и великодушен. И по этой же причине нельзя ценность героев романа А. Н. Толстого измерять только нравственными мерками. Или можно сказать иначе: великая нравственная сила заключается в самом факте человеческого пробуждения, в той замечательной экспрессии, с которой старая Русь расправила свои неожиданно могучие национальные крылья. Именно поэтому мы любуемся каждым событием. "Девки сразу стали смелы, дерзки, придирчивы, Подай им того и этого. Вышивать не хотят" (Буйносовы). "Петр все больше жил в Воронеже или скакал на перекладных от южного моря к северному". "Лапу! (Обернувшись к Петру, закричал Жемов диким голосом. ) Что ж ты! Давай!" "- Петр Ликсеич, вы мне уж не мешайте для бога, - неласково говорил Федосей, - плохо получится мое крепление - отрубите голову, воля ваша, только не суйтесь под руку... - Ладно, ладно, я помогу только... - Идите, помогайте вон Аладушкину, а то мы с вами только поругаемся". Русские люди у А. Н. Толстого не боятся жизни и не уклоняются от борьбы, хотя и не всегда знают, на чьей стороне правда, и не всегда умеют за правду постоять. Впереди у русского народа еще много десятилетий борьбы и страданий, но и сил у него так много, что ни в какой порядок он не может их привести. Последние строчки второй книги такие: "Федька Умойся Грязью, бросая волосы на воспаленный мокрый лоб, бил и бил дубовой кувалдой в сваи". Между этой терпеливой и еще мучительной энергией Федьки и страстной, буйной, нетерпеливой силой Петра все-таки проведена в романе прямая и, в сущности, жизнерадостная дорога. Автор не скрывает многих темных сторон жизни русских людей, не скрывает он и темных сторон Петра, но он прекрасно умеет глядеть на это прищуренным ироническим взглядом, иногда даже и осуждающим, но всегда умным и жизнерадостным. Даже Буйносов, для которого дела царские вообще недоступны, и тот, обращаемый в шута, оскорбленный как будто в лучших чувствах, и тот находит для себя место, пусть даже и шутовское: он сам изобрел и изготовил мочальные усы и при помощи их выполняет свое маленькое, но все же общественное дело, имеющее, очевидно, некоторое значение в том хаосе рождения, в том беспорядке творчества, которые сопровождали петровскую эпоху. На этом фоне просыпающегося в борьбе народа фигура Петра, человека больших чувств, предельной искренности и высокого долга, становится фигурой почти символической, вырастает в фигуру большого философского обобщения. Он в особенности хорош и трогателен после нарвского поражения, когда действительно от него требуется высота души и оптимизма вождя. Но и на каждой странице романа Петр стоит как выразитель самых мощных, самых живых сил русского народа, всегда готовый к действию, к учебе, к борьбе. Недостатки сюжета, психологической неполноты, исторической неточности - все это теряется в замечательно бодром и глубоко правдивом действительно прекрасном пафосе художественного видения и синтеза. Художественный оптимизм автора, украшенный ярким, красивым и немного ироническим словом, огромная сила воображения, буйная страстность в чередовании картин эпохи, стремительный бег мысли и полнокровное мощное движение - вот что делает книгу А. Н. Толстого неотразимо привлекательной. В ней реализм действительно является реализмом социалистическим в самом высоком и полном значении этого слова, ибо трудно себе представить описание исторических деятелей и событий, которое было бы так наполнено понятными и близкими нам ощущениями движения, веры, энергии и здоровья. Это редкая книга, которая в одинаковой сильной степени и русская, и советская. Сайт управляется системой uCoz

Как царь Пётр учебники издавал

В марте 1710 года в Московской типографии по повелению Петра I напечатали книгу «География или краткое земного круга описание». Из неё можно было почерпнуть сведения о том, что «первозданный человек Адам» был сотворён в Азии, что французы «учтивы, но лукавы» и в войне «жарки, но вскоре отступают» и множество других интересных фактов. Вот несколько любопытных деталей о первом русском учебнике по географии.

«Государство Цесарское, еже и Немецкое, или Германиею нарицается, имя своё производит от Гомера, сына Иафетова. Иные же глаголют, яко от германов».

Из книги «География или краткое земного круга описание»

1. Книга была напечатана гражданским шрифтом, который ввёл в употребление Пётр I.

Император хорошо понимал, каким удобным инструментом может быть печатная литература. Первые книги на русском языке для него печатали в Голландии, с 1702 года царские заказы на светскую литературу начала выполнять Московская типография. Чаще всего в ней издавались учебники. Но старославянская кириллица, которую поначалу использовали в печати, ассоциировалась в первую очередь с религией. И в 1708 году появился новый шрифт. Словолитец Михаил Ефремов отлил его по образцам, которые прислал ему сам государь. «География или краткое земного круга описание» оказалась одной из первых книг, на которой был опробован новый шрифт.

«Этот учебник – яркая иллюстрация того, какую роль сыграл Пётр I в развитии географии. Он был не только государственным деятелем, но ещё и географом, причём практикующим: он открывал новые порты, налаживал связи с Европой, строил города. Поскольку его начинания соотносились с пространственным развитием России, он понимал важность географии и образования в этой сфере. Первые учебники не просто давали новую информацию, они сильно влияли на картину мира».

Советник Департамента экспертно-аналитической и проектной работы РГО Александр Иванович Глухов

2. Первый учебник по географии возник в тот же период, когда в России стали появляться специализированные школы.

В допетровское время образование можно было получить только в церковно-приходских школах. Но они не могли подготовить специалистов, которые требовались царю-реформатору. В результате по указу Петра I в 1701 году в Москве появилась Школа математических и навигацких наук – первое русское артиллерийское, морское и инженерное училище. Во главе её стоял естествоиспытатель и астроном Яков Брюс, который открыл при школе первую в России обсерваторию. Позже открылись медицинская школа, инженерная, артиллерийская; в Санкт-Петербурге начала работать Морская академия. Для обучения во всех этих учреждениях, специализировавшихся на точных и естественных науках, требовались учебники. Одним из них и стала «География или краткое земного круга описание».

3. Автор учебника доподлинно неизвестен.

Историк Пётр Пекарский предполагал, что книгу перевели с голландского языка, «потому что говоря о расстояниях и положении местности, приводится несколько раз в пример Амстердам». Но в учебнике с большим пиететом говорится о московских царях и о православной вере, вряд ли так мог написать иноземный автор. Исследователи Татьяна Быкова и Мирон Гуревич обратили внимание, что на последней странице текста одной из сохранившихся книг напечатано имя Алексея Морозова. Позже это же имя они обнаружили и в других изданиях учебника. Похоже, книгу «собрали» из нескольких переводных изданий, добавив кое-что от себя. А занимался этим, вероятно, составитель и переводчик Морозов.

«По всей видимости, первый учебник был переводным с голландского, столь любимого Петром. Причём информация в нём вполне могла быть морально устаревшей. В то время книги зачастую публиковались у нас с большим опозданием, и к моменту выхода из типографии теряли актуальность. Например, самый известный из старинных учебников географии – «Всеобщая география», написанная Бернхардом Вареном в 1650 г., – в России появился только в 1718 г., почти через 70 лет после смерти автора. Правда, и ритм жизни тогда был другим – новые знания появлялись не в таком стремительном темпе, как сейчас».

Советник Департамента экспертно-аналитической и проектной работы РГО Александр Иванович Глухов

4. В учебнике ничего не рассказывалось о физической географии.

Основное внимание в нём уделяется описанию разных государств: особенностям правления, источникам доходов, характерным национальным чертам и военным силам. Иногда есть информация об основных городах страны, иногда – рассуждения о происхождении её названия. Кстати, описания России в книге нет. Зато в таблицу долготы и широты знаменитых городов, позаимствованную из книги «Lexicon geograhicum» профессора математики и космографии в Милане Филиппа Феррария, добавлены координаты 31 русского города.

«Государство Аглинское делится в три королевства, два на едином острову, аглинское, и шкотское, а третие ирлянское на острову особливом. Сие государство пределы свои имеет со всех стран море окиан, и ни с которым государством рубежеи не имеет, и есть государство богатое, изобилно зело скотом, паче же овцами, от которых волны, делают они сукна и иные товары, и розвозят во все страны. Пшеницы зело тамо много родится, из руд у них премного исходит олова и свинцу, а паче богатеют народы сих государств от купечества, и множество к тому у них зело караблеи, на них же обходят во все страны вселенныя, и сила их воинская состоится на мори, понеже могут кораблеи 100 воинских собрати, и на суше бывает у них на своих денгах 40 000 человек, и вящше».

Из книги «География или краткое земного круга описание»

5. Учебник выдержал три переиздания, «исправленных и дополненных».

Вторая версия книги вышла в 1715 году в Санкт-Петербурге, третья и четвёртая были опубликованы на следующий год – одна в Московской типографии, другая – в Санкт-Петербургской. В новые издания действительно вносились исправления и уточнения. Например, во втором была дополнена таблица Феррария, а в третьем – уточнены данные про Австралию.

Ольга Ладыгина

История создания и анализ романа «Петр Первый» Толстого А.Н. II

«Пётр Первый»


Английский писатель начала XIX века Вальтер Скотт, родоначальник жанра исторического романа, создал тип романа, изображающего «историческую эпоху, развитую в вымышленном повествовании». А.С. Пушкин в романе «Капитанская дочка» даёт историю «домашним образом», делая глав ным героем вымышленное лицо и исследуя историю его частной жизни на фоне исторических событий.

А.Н. Толстой написал исторический роман, который назвал «Пётр Первый». Тем самым он поставил в центр повествования историческое лицо. Это человек, чья судьба неотделима от истории России. Обращение к Петровской эпохе для него означает обращение к личности преобразователя страны.

В 1920—1930-е годы среди исторических романов преобладали, с одной стороны, «романы-исследования», в которых на первом плане находился социальный анализ, а художественность считалась лишь дополнением к нему; с другой — натуралистические произведения, в которых воссоздать эпоху пытались через очень подробное описание быта, нагромождение архаизмов.

Автор «Петра Первого» избежал обеих крайностей. Описания в романе построены на использовании относительно немногочисленных, но выразительных, характерных деталей. Социальный анализ, несомненно, очень важный для писателя, не подчиняет себе художественную ткань произведения.

Композиционно реальные и вымышленные персонажи уравнены в правах. Своё понимание событий автору легче показать посредством персонажей вымышленных.

«Пётр Первый» — исторический роман нового типа, который может быть назван героическим. В центре повествования в таком произведении находится героическая личность. Первая книга во многом сохраняет признаки романа становления, традиционного в мировой литературе. Она посвящена детству и ранней юности Петра Первого. Толстой избрал именно этот период жизни будущего российского императора, чтобы подчеркнуть масштабность, грандиозность его личности, уникальность пройденного им пути.

Однако даже первая книга построена не по традиционному романному принципу. До того момента, когда появляется главный герой (19 глава), в роман уже введены основные сюжетные линии и детали, при помощи которых создаётся образ страны. Персонажами романа являются представители разных социальных слоёв: родные царя, бояре, купцы, крестьяне, стрельцы, староверы, множество иностранцев. В романе показана Россия накануне перемен. Становление героя заканчивается в тот момент, когда он осознаёт, что страна нуждается в нём как в реформаторе. (Вспомните, какие способы изображения личности героя характерны для традиционного романа.)

Героический тип исторического романа требует нетрадиционных приёмов изображения главного героя. Любовная линия, наиболее важная для классического романа, в «Петре Первом» развита слабо. Характер героя проявляется не в любовных перипетиях, а на ниве строительства нового государства. Дружеские отношения базируются на единстве целей и интересов. Лефорт, Меншиков близки и дороги Петру потому, что полностью поддерживают его преобразовательскую деятельность.

Постепенно автор сужает временные отрезки повествования, сокращает сюжетные линии (первая книга охватывает промежуток с 1682 по 1698 год, вторая — около пяти лет, третья — полгода). Одновременно всё больше внимания уделяется внутреннему миру Петра, его окружению. Необходимость перемен уже очевидна, теперь важно понять, какова личность того, кто их совершает, какой ценой он добивается цели.

Путь Петра предстаёт как ряд испытаний, требующих предельного напряжения сил. Это испытания личного характера: смерть матери, непонимание со стороны жены, предательство Анны Моне, смерть Лефорта, постоянное воровство Меншикова. В горе Пётр всегда одинок: жена не разделяет его скорби по матери, окружающие втайне рады смерти Лефорта. Но главное — неудачи государственные: поражение под Азовом, стрелецкий бунт, нарвекая «кон-фузия», сопротивление народа, не желающего жить по новым законам. Победы достаются Петру ценой невероятных усилий, он буквально «хватает за волосы» фортуну. Именно такая трактовка образа и придаёт ему героический характер. Толстой утверждает всесилие человека, его способность изменить себя и мир, косвенно подтверждая тем самым и тезис своего времени о «новом человеке».

Работая над романом, А. Толстой, несомненно, выполнял и социальный заказ. Создавая героический образ Петра, ведущего страну по пути перемен, он тем самым оправдывал неимоверные жестокости, с которыми были связаны его реформы. Не случайно одна из основных идей романа заключается в том, что путь европейского развития для России необходим и «цель оправдывает средства».


В «Петре Первом» чрезвычайно много действующих лиц и сюжетных линий. При таком количестве персонажей неизбежна мозаичность изображения. Традиционный сюжет при этом становится невозможным. Да и стремление автора исследовать процессы, происходившие в России во времена Петра Первого, требует иного композиционного решения. Поэтому основой композиции становятся главки, каждая из которых, посвящённая одному событию, структурно и содержательно завершена. Главки слабо связаны между собой. Персонажи в большинстве своём не имеют предыстории, их появление сюжетно не мотивировано. Даже если автор постоянно следит за судьбами своих героев (что происходит не всегда), всё равно заметна их разорванность.

Организующим моментом романа «Пётр Первый» является не сюжет, а система персонажей. В центре повествования находится Пётр, все остальные персонажи группируются вокруг него. Толстой считал, что композиция — это «установление цели, центральной фигуры, и затем установление основных персонажей, которые по нисходящей лестнице вокруг этой фигуры располагаются». Поэтому наиболее подробно разработаны сюжетные линии героев, находящихся на самых верхних ступенях «лестницы», т. е. близких к Петру. Когда персонажи утрачивают связь с главным героем, они исчезают со страниц романа. Так происходит с Софьей, Василием Голицыным, Анной Моне и др.

В системе персонажей представлены те, кто сопоставим с Петром. Это либо правители: Софья, Август, Карл Двенадцатый, турецкий султан, либо реформаторы: Голицын, Наталья. Венценосцы нужны не только для изображения исторической ситуации, но и как художественные образы. Каждый из них представляет определённый характер и тип правления. В романе ни один из самодержцев по масштабу личности и широте воззрений не может сравниться с Петром, для которого превыше всего забота о государстве. Он становится образом наиболее прогрессивного правителя.

Противопоставление Петра и Голицына осуществляется за счёт сюжетных параллелей (поход Голицына в Крым — походы Петра, борьба за власть, замыслы реформ). Это позволяет представить два типа реформаторов.

Сестра Петра Наталья не противопоставлена главному герою, а сопоставлена с ним. Она осуществляет реформу в быту, поддерживает брата в его начинаниях, что особенно нелегко женщине. Она действует в сфере культуры.

Ещё в конце 1916 года, как мы помним, работая над рассказом «День Петра», А. Толстой читал исторические документы конца XVI — начала XVII века. Язык того времени, причём чаще всего именно «подлую» речь, использует Толстой и в романе. В первой книге авторский язык стилистически сочетается с речью персонажей, причём «стыки» между ними почти не ощущаются. В третьей и частично во второй книге автор сознательно противопоставляет себя персонажам. Он оценивает действия Петра, поэтому речь повествователя отличается от языка персонажей.

Создавая образы исторических и вымышленных лиц, Толстой достигал особого эффекта достоверности благодаря использованной «теории жеста». Вместо внутренних монологов, самоанализа персонажей автор прибегает к постоянной фиксации жестов, мимики, деталей костюма и внешности, указывающих на душевное состояние. При этом наблюдателем выступает чаще всего не автор, а персонажи, окружающие героя.

Помимо творческой работы А. Толстой занимался и общественной деятельностью: «Я выступал пять раз за границей на антифашистских конгрессах. Был избран членом Ленсовета, затем депутатом Верховного Совета СССР, затем действительным членом Академии наук СССР».

В первые дни Великой Отечественной войны писатель закончил роман «Хмурое утро» — третью часть эпопеи «Хождение по мукам»: «Трилогия писалась на протяжении двадцати двух лет. Её тема — возвращение домой, путь на родину. И то, что последние строки, последние страницы “Хмурого утра” дописывались в день, когда наша родина была в огне, убеждает меня в том, что путь этого романа — верный».

В годы Великой Отечественной войны А. Толстой написал ряд статей, но самой главной своей работой считал драму «Иван Грозный». Не случайно в дни войны он опять обращается к исторической теме. Драма, писал он позже, была его «ответом на унижения, которым немцы подвергли мою родину. Я вызвал из небытия к жизни великую страстную русскую душу — Ивана Грозного, чтобы вооружить свою “рассвирепевшую совесть”».

Алексей Николаевич Толстой не дожил всего нескольких месяцев до Победы. Он скончался 23 февраля 1945 года.

История — Летний дворец Петра I

Летний дворец Петра I в Санкт-Петербурге построен в 1711–1712 гг. по проекту архитектора Доменико Трезини. К оформлению фасадов и интерьеров Летнего дворца были привлечены архитекторы и скульпторы из Западной Европы: Андреас Шлютер, Георг-Иоганн Маттарнови, Жан-Батист-Александр Леблон.

Летний дворец Петра I имеет счастливую судьбу: после кончины Петра дворец никогда не перестраивался, хотя были некоторые потери в оформлении интерьеров. До наших дней в неизменном виде сохранились планировка и внешний облик здания, живописные плафоны аллегорического содержания, сосновые шкафы для одежды, изразцовые печи и отделка стен расписными голландскими плитками, отделка деревянными панелями помещений первого этажа, внутренняя отделка Нижней и Верхней Поварен и Зеленого кабинета. Уникальный ветровой прибор в Кабинете Петра I по-прежнему показывает направление и силу ветра, а также время. На втором этаже стоит данцигский шкаф, в котором, по преданию, Петр I хранил свое белье и ботфорты.

Летний дворец ценен не только как один из ранних памятников архитектуры Санкт-Петербурга, но и как свидетельство вкусов, интересов, устремлений Петра I, которые отразились в особенностях архитектуры памятника.

Для устройства своей резиденции Петр I выбрал обжитую и выгодно расположенную мызу на мысе между Невой и Безымянным ериком (ныне река Фонтанка), где располагалось имение шведского майора Эриха Берндта фон Коноу (Конау) — небольшой домик с хозяйственным двором и садом. Первое время Петр мог использовать для проживания домик Конау, но, возможно, уже тогда для него построил собственный дом. Иван Матвеев (Угрюмов), который с 1705 по 1707 г. руководил всеми инженерно-строительными работами на бывшей шведской мызе. Именно эту постройку видел в 1710–1711 гг. автор «Описания Санкт-Петербурга и Кроншлота»: «Вплоть у речки, — пишет он, — царская резиденция, то есть небольшой домик в саду голландского фасада, пестро раскрашенный с золочеными оконными рамами и свинцовыми орнаментами».

По указанию Петра на месте его прежнего дома построили каменное здание по проекту архитектора Д. Трезини. 17 апреля 1712 г. Петр уже переехал жить в Летний дворец, а уже через год царскую резиденцию посетили «заморские» гости: «Третьего дня [июля] пришли сюда 6 кораблей торговых Голландских и Английских, из которых галиот да гукар (типы голландских судов XVIII в.) ко мне причалили, то есть к самым моим палатам….»

После смерти Петра I Летний дворец теряет значение царского жилища. Некоторое время здесь жили придворные служители. В царствование Елизаветы Петровны, дочери Петра, чтившей память об отце, «ветхости» чинят, и бывшую царскую резиденцию в перовой половине XIX века начинают употреблять как место для летнего проживания видных сановников того времени.

К 200-летию Санкт-Петербурга в Летнем дворце состоялась выставка памятников петровской эпохи. Из императорских дворцов, Эрмитажа, Государственного архива были доставлены портреты и гравюры, знамена, военные орудия, предметы мебели и прикладного искусства, книги, чертежи. Кровать Петра I из Александро-Невской лавры, представленная на выставке, и сейчас находится на экспозиции дворца.

После 1917 г. дворец сохранялся как исторический и архитектурный памятник, но еще не имел статуса музея. В 1925 г. дворец был передан в ведение историко-бытового отдела Государственного Русского музея, в нем устраивались выставки, не связанные с историческим прошлым дворца.

С 1934 г. Летний дворец Петра I становится самостоятельным музеем мемориально-исторического и художественного характера. На экспозиции музея можно увидеть одежду Петра I, мебель, картины и гравюры, предметы прикладного искусства петровского времени.

В годы Великой Отечественной войны Летний дворец пострадал от удара взрывной волны, но повреждения ликвидировали уже в 1946 г., а на следующий год дворец — музей открыли для посетителей. В 1960-е гг. во дворце проходила всесторонняя реставрация под руководством архитектора А. Э. Гессена.

С 2004 г. Летний дворец вошел в состав Государственного Русского музея. В 2015–2017 гг. во дворце осуществлена комплексная реставрация, которой предшествовала кропотливая работа историков и искусствоведов. В процессе реставрации во дворце восстановлена атмосфера царского жилища начала XVIII века.

Особо следует отметить реставрацию живописных плафонов в семи помещениях Летнего дворца, после чего потемневшая уникальная живопись была приближена к своему первоначальному цвету. Появилось ощущение воздуха и парения аллегорических фигур.

В Зеленом кабинете, где в специальных шкафах-витринах располагались петровские раритеты, положившим начало истории Кунсткамеры в Санкт-Петербурге, была произведены очистка и укрепление уникальной настенной живописи по дереву начала XVIII в. Во дворце отреставрированы дубовые двери и ставни, а также в соответствии с историческими материалами обновлен паркетный пол и ткани на стенах. Оконные переплеты XIX в. были заменены.

Особое внимание было уделено знаменитому ветровому прибору (анемометру), который был заказан Петром I в Дрездене и в 1714 году установлен в Летнем дворце. Прибор объединяет три циферблата: один из них — часовой, другие два — указатели направления и скорости ветра. Стрелки правого и левого циферблатов соединены с флюгером, находящимся на крыше, посредством шахты, прорубленной в стене. Прибор является неотъемлемой частью Летнего дворца, его уникальнейшим раритетом. Ветровой прибор имеет резное обрамление, на котором представлены мифологические персонажи: повелитель ветров Эол, владыка морей Нептун и морские эмблемы — рули кораблей, весла, трезубцы и венчающая раму корона из ростров — носов кораблей.

Специалисты бережно подошли к реставрации Нижней и Верхних Поварен, отделанных расписными голландскими плитками. В Нижней Поварне представлена раковина из черного мрамора, которая является частью системы водоснабжения петровского времени. Под зданием дворца сохранился кирпичный сводчатый тоннель, который обеспечивал действие проточно-промывной канализации — первой в Санкт-Петербурге.

На крыше дворца засиял обновленный позолоченный флюгер.

Дворец Петра I в Стрельне

Дворец Петра I — одна из самых ранних построек петровского времени в пригородах Петербурга, сохранившаяся до наших дней. В этом скромном доме в Стрельне Пётр I останавливался по пути в Кронштадт, Ораниенбаум и Петергоф. Бело-жёлтое деревянное здание — это единственное, что осталось от загородной усадьбы, автор которой неизвестен.

Первоначально государь хотел построить свою парадную фонтанную резиденцию именно в Стрельне, но позже выбрал Петергоф. В 1711 году Петр I дал указание генерал-губернатору Петербурга А.Д. Меншикову построить в «Стрелиной мызе пару изб для приезду», а «также сделать скотной и птичей двор» и «маленькую сажелку для рыб».

Приказ государя был выполнен, и, кроме дворца, появился огород и пасека, сад и пруд, в котором разводили лосось и карпов для царского стола. При усадьбе была построена деревянная Преображенская церковь, в ней хранили военные реликвии петровского времени. По преданию, в этом храме Петр I венчался с Екатериной, будущей императрицей Екатериной I, а спустя два века, и это уже не легенда, в нем венчались вдова Пушкина Наталья Николаевна Гончарова и Пётр Ланской.

Храм сгорел во время Великой Отечественной войны, а в память о нём установлен деревянный крест на разрушенном церковном фундаменте.

Чтобы сохранить дворец в Стрельне как память о Петре Первом в 1750 году, при Елизавете, под руководством Б.Ф. Растрелли проходит реставрация здания. Сруб был разобран, сгнившие венцы заменены, подведен фундамент «из дикого камня». В последующем здание ещё несколько раз реставрировали.

При Екатерине Дворец передали в военное ведомство. Позже в нём размещались детский лазарет, затем больница. Во время войны Стрельна была оккупирована, в результате боёв поселок, в том числе и дворец, пострадали. После войны в доме Петра разместился детский сад.

В 1987 году усадьба вошла в состав музея-заповедника «Петергоф». Восстановительные работы проходили 12 лет, и в 1999 году состоялось торжественное открытие Путевого дворца Петра I.

Посетители могут увидеть личные апартаменты Петра (гардеробную, спальню и кабинет), а также и залы для гостей — Фортунную комнату, столовую и гостиную.

Комнаты в доме Петра удобны и прекрасно меблированы.

 

Фортунная комната

Фортунная комната служила для настольных игр. Фортуна — древнеримская богиня судьбы и удачи, на которую так надеялись игроки. В центре комнаты когда-то стояла рулетка, которую называли «фортункой». Здесь играли не только в рулетку, но и в домино, шашки и карты.

Пётр Первый предпочитал шахматы. Он хорошо разбирался в шахматной игре, и поэтому в доме всегда были обученные люди, которые могли сесть за шахматный стол и сыграть с ним. Придворные же предпочитали карточные игры, особый расцвет они получают при дочке Петра Первого Елизавете Петровне. На зелёном сукне лежала разложенная колода, между картами — мелки, которыми расписывали партию прямо поверх ткани, по сукну, а щеточками стирали эти записи.

Играли гости долго, с азартом, а затем Пётр Первый распахивал дверь в соседнюю комнату и приглашал всех на обед.

 

Столовая

Столовая — это достаточно большая, нарядная комната, оклеенная малиновыми обоями. Контраст белого цвета придает помещению парадность и торжественность. В столовой можно увидеть китайский фарфор, зеркала в нарядных рамах и картины, выполненные с использованием морских раковин. Для отопления в столовой установлены камин и голландская печь.

Пётр хотел, чтобы россияне полюбили камины, но они так и не прижились в России, поскольку были неэкономичны, съедали много дров, а тепла давали мало. Голландские же печи строились во дворцах на протяжении всего XVIII века. Их украшали изразцами или картами, как их тогда называли, которые сначала покупали в Голландии, а потом стали выпускать в России.

Главное место в столовой занимает стол, накрытый для чая и кофе на шесть персон. На чашечках и других предметах сервиза — узор французского художника Антуана Ватто. В центре — фарфоровая ваза с цветами, подсвечник с человеческими фигурками и даже птички на подставках. Все эти предметы выполнены Мейсенской мануфактурой в городе Мейсене в Саксонии. На отдельном столике — самодельный самовар, а рядом с ним под колпаком на подносе — дорожная чашка, принадлежавшая Екатерине.

 

Гардеробная

В гардеробной комнате хранили белье и одежду. Мебель, которую здесь можно видеть (комод и шкафы), кажется нам довольно обыденной. Но надо учесть, что в допетровскую эпоху ни шкафов, ни комодов в России не существовало. Народ хранил одежду только в сундуках. Именно при Петре появляются комоды, изобретенные во Франции.

Шкафы выполнены русскими мастерами. Внутри них установлены только полки, а плечиков в них нет, поскольку появились они в Англии спустя столетие. Интересны ножки этого шкафа, за характерную форму их назвали репками. А польза их не в эстетике, а в смысле — мыши не могут взобраться по скользкой поверхности ножек в шкаф. Рядом с гардеробной находится спальня.

 

Спальня

Спальня Петра — это довольно тёмное помещение, в котором устроено только одно окно. Кровать имеет длину 2,1 метр. Врачи в то время рекомендовали спать полусидя, чтобы, как они говорили, дурная кровь отливала от головы. Над кроватью висит овальный предмет, это грелка. Её наполняли горячей водой и клали в ноги государю. Еще одна грелка заполнялась горячим углем, ей проглаживали постель, чтобы согреть ложе царя.

Из вещей Петра можно увидеть также его халат, пальто в стеклянном ящике и ширму, которая спасала его от сквозняков.

 

Гостиная

В XVIII веке гостей стали принимать в специальных комнатах — гостиных. В такой комнате много окон, света, комфортная, приятная атмосфера, где гостям хочется посидеть и выпить чашечку кофе. На столе — сервиз той же мейсенской мануфактуры, принадлежащий самой Екатерине. Императрица вставала очень рано, и первое, что она делала — пила 2 чашечки крепкого кофе со сливками и бисквитами. Это придавало ей заряд бодрости на весь день. Мебель в этой комнате выполнена из красного дерева русскими мастерами.

 

Кабинет Петра Первого

В кабинете можно увидеть дубовое кресло, бюро и шкаф. Бюро (фр. Bureau) — это письменный стол со шкафчиком. В нижнем его ящике хранились книги, наверху — самые необходимые предметы, которые должны быть под рукой. Над бюро — портрет 25-летнего Петра, редкое прижизненное изображение молодого царя, выполненное неизвестным автором. Под креслом ставили грелку для ног, сделанную в виде скамейки, под которой — глиняная плошка с тлеющими углями. Один из шкафов сделан в Австрии, он оформлен дорогой отделкой из слоновой кости. У каждого ящичка — свой отдельный ключ. Такой шкафчик называли «кабинетом», и комнату, в которой стоял такой шкаф, также стали называть кабинетом.

Во всех комнатах дворца можно видеть обилие картин, бронзы, всё это напоминает, что Пётр Первый был коллекционером.

На втором этаже здания Вы увидите птичку в клетке, это щегол. Традиция содержать птиц появилась здесь еще при Петре Первом. Фотографировать её нельзя, чтобы не напугать крошечное создание.

 

Режим работы Дворца Петра I в Стрельне в 2022 году

Музей закрыт в зимний период (до апреля).

Адрес и телефон Дворца Петра I в Стрельне

  • 198515, Стрельна, Санкт-Петербург, Больничная Горка, 2
  • +7 (812) 421-41-31

Официальный сайт Дворца Петра I в Стрельне

Музей административно является подразделением государственного музея-заповедника «Петергоф»: peterhofmuseum.ru

347 лет со дня рождения Петра Великого — первого российского императора

Информация о материале
Категория: События
Опубликовано: 09 июня 2019

9 июня 2019 года исполняется 347 лет со дня рождения первого российского императора, царя-реформатора Петра I. В 10-летнем возрасте он был провозглашён царём, но самостоятельно стал править в 1689 году.

На портале Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина сформирована масштабная электронная коллекция «Династия Романовых. Земский собор 1613 года», один из разделов которой посвящён преобразователю России и основателю Санкт-Петербурга. Посетитель сайта может ознакомиться с деловой и личной перепиской монарха, посвящёнными ему исследованиями, библиографиями и другими документами. В частности, доступны «Достопамятные сказания о жизни и делах Петра Великого: 1672–1725», «Пётр Великий, последний царь Московский и первый император Всероссийский», «В Петербурге при Петре Великом».

Юные годы будущего императора подробно описаны в изданиях П. Петрова и М.И. Семевского. «С младенчества проявлялась в царевиче особенная живость и любознательность – верные признаки здорового, могучего ума, – пишет В. Петров в «Очерке жизни первого императора Всероссийского» (1872), доступном на сайте библиотеки. – Благодаря воспитанию умного образованного дьяка, который водил его по комнатам дворца, где были развешены разные картины, и, останавливая его перед всем мало-мальски замечательным, всё объяснял ему толково и заставлял потом повторять рассказанное, показывал изображения на рисунках разных земель, гор, рек и морей (географические карты), модели крепостей и иностранных кораблей. По его распоряжению были также нарисованы изображения наиболее прославившихся русских царей и их знаменитых подвигов и, таким образом, Петр видел перед собою русскую историю в лицах». Детские годы также отражены в «Достопамятных сказания о жизни и делах Петра Великого: 1672–1725» М.И. Семевского.

Эти детские игры вызвали в Петре интерес к военному делу и положили начало образованию российской армии – сначала «потешной», для игр цесаревича, а затем регулярной, хорошо обученной: «Стали приглашать в потешные людей разного звания и уже не детей. Из них сперва составился один полк, а потом и другой; оба они были названы по имени слобод, в которых жил Пётр и его потешные: первый – Преображенским, а второй – Семёновским. Так и теперь называются два гвардейских полка, с которых и началось образование гвардии», – говорится в «Истории Петра Великого (с 19 рисунками)» (1872).

Пётр стал первым из русских царей, совершившим длительное путешествие по странам Западной Европы. После возвращения на родину, в 1698 году, Пётр развернул масштабные реформы Российского государства и общественного уклада. Как говорится в книге С. Гречушкина «В Петербурге при Петре Великом» (1910): «Начало XVIII века застало Россию в разгаре преобразовательной деятельности Петра Великого. Молодой царь уже побывал в Европе, насмотрелся на тамошние порядки, личным наблюдением и сравнением оценил преимущества европейских знаний, научился сам многому неведомому в московской Руси… возвратился в Москву с твёрдым намерением приступить к пересозданию отечества по западноевропейскому образцу».

Именно тогда и появилась мысль о свободном доступе к морю и о создании новой столицы России. В 1703 году был основан Петербург. Отвоевав у шведов дельту Невы, «из всех островов, разбросанных на Неве, Пётр избрал, как наиболее возвышенный и удобный, Заячий остров. Шведы ежеминутно могли придти с новыми силами и отнять драгоценную добычу. Необходимо было как можно скорее укрепляться на новом месте. Поэтому на другой же день часть войска была оставлена для возведения крепости и других построек. Живая, кипучая натура царя не терпела медленности никогда и ни в чём, а здесь и подавно: мечта исполнилась – заветное место найдено… Скорей же, скорей город строить на нём, свои корабли приводить в Неву, принимать иностранные, торг начать у себя дома с голландцами, с датчанами, с англичанами и со всем светом!

Мало одних солдат – царь рассылает повсюду повеления, чтобы со всех сторон высылали к нему и землекопов, и плотников, и каменщиков – и вот потянулись со всех концов Руси мужички-работнички с кирками, ломами, тачками и всякими инструментами…» – описывает начало строительства города В.  Сорокин в издании «Рассказы о Петре Великом» (1872).

Интересные подробности о жизни и деятельности царя-реформатора можно найти также в представленном на портале Президентской библиотеки многотомном труде одного из крупнейших российских историков Н. Г. Устрялова «История царствования Петра Великого», которому он посвятил 23 года своей жизни. По словам автора, он «старался изобразить Петра в таком виде, как он был на самом деле, не скрывая его слабостей, не приписывая ему небывалых достоинств, вместе с тем во всей полноте его несомненного величия».

«В глазах историка он стоит так высоко, что титул победителя, даже полтавского, является чем-то малым и односторонним, – пишет крупнейший русский историк С.В. Соловьёв в издании «Пётр Великий» (1898), подводя итог подвижнической деятельности Петра. – Война, победа исчезают в своём самостоятельном значении, исчезает полководец, победитель, но тем выше поднимается великий человек, вождь своего народа в великом движении, охватившем весь организм народной жизни».

В 2022 году в соответствии с указом Президента Российской Федерации от 25 октября 2018 года № 609 в России пройдут масштабные праздничные мероприятия, приуроченные к 350-летию со дня рождения Петра Великого. Напомним, что в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2018 года был образован организационного комитета по подготовке и проведению празднования 350-летия со дня рождения Петра I. В состав оргкомитета вошли руководители федеральных и региональных органов исполнительной власти, Совета Федерации, Государственной Думы, ведущих научных и образовательных организаций, учреждений культуры. Председатель оргкомитета – Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев.

Министерством культуры Российской Федерации на основе предложений федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти Москвы, Санкт-Петербурга, Астраханской, Воронежской, Ленинградской, Ростовской, Свердловской, Ярославской областей, Республики Карелия, Генеральной прокуратуры, Российской академии наук и организаций культуры подготовлен проект плана основных мероприятий.

Он включает около 100 событий, направленных на информирование аудитории о значении реформ Петра I для истории России, в том числе торжественные, памятно-мемориальные мероприятия, научные, издательские и информационные проекты. Особое внимание уделено культурно-просветительским мероприятиям для детей и молодёжи: предусмотрены экскурсионные программы, тематические уроки, интерактивные занятия, исторические и литературные конкурсы, театрализованные представления, акции в формате Дней единых действий.

15 мая 2019 года в Санкт-Петербурге состоялось первое заседание оргкомитета, в котором принял участие Председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В своём выступлении он сказал: «Царь Пётр знал свой народ и глубоко верил в него. И поэтому смог проложить России дорогу в будущее». Он добавил, что не все историки однозначны в оценках петровских реформ. «Его методы часто бывали суровы, а новая «европейская» элита во многом потеряла связь с русским обществом, – подчеркнул Председатель РИО. – При этом было бы несправедливо отрицать, что именно петровская эпоха открыла дорогу к вершинам власти многим талантливым людям, опиравшимся лишь на трудолюбие, ум и отвагу».

Информация о материале
Просмотров: 6743

Книга Первого Петра Обзор

Кто написал книгу?

Первое слово этого послания, Петр , идентифицирует автора, называвшего себя «апостолом Иисуса Христа» (1 Петра 1:1). Он написал это письмо группе христиан, разбросанных по северным районам Малой Азии, где он, возможно, ранее проповедовал Евангелие.

Петр написал группе людей, в которую, вероятно, входили как евреи, так и язычники. Апостол обращался к адресатам письма как к «инопланетянам» (1:1), что указывало на то, что Петр обращался не только к иудеям или только к язычникам, но и к христианам, которые жили так, что могли бы выделиться. пришельцы среди окружающей культуры.

Где мы?

В этом письме Петр много говорил о гонениях, которые предвосхищали гонения, которым он и другие христиане подверглись в последние годы правления Нерона. В то время, когда он писал, Петр еще не был арестован, и это событие привело к его мученической смерти примерно в 66–68 годах нашей эры. В Первом послании Петра 5:13 указывается, что Петр прислал привет из поместной церкви, назвав ее «Вавилоном», но, скорее всего, апостол использовал там распространенную метафору. Он использовал название древнего месопотамского города как замену Риму, современному городу, который, подобно Вавилону, предался идолопоклонству и ложным богам.Хотя этот факт не записан в Библии, долгое время считалось, что Петр провел свои последние годы, служа церкви в Риме. Судя по многочисленным ссылкам на страдания и гонения в этом письме, Петр, вероятно, написал его в 64 году нашей эры, как раз в то время, когда гонения на христиан при Нероне усиливались.

Почему Первый Петр так важен?

Первое послание Петра акцентирует внимание на важности того, чтобы верующие переносили несправедливые страдания, но продолжали жить хорошо (1 Петра 2:20). Таким образом, 1 Петра можно назвать Иовом Нового Завета, ободряющим истинно верующих продолжать путь, который Иисус изложил для всех Своих последователей. Стойкость Петр назвал этих верующих похож на Иова, человека, который пострадал, несмотря на свою праведность. Петр утверждал, что именно такого истинного упорства Бог ожидает от Своего народа.

Что за идея?

Жизнь в непосредственной близости от Иисуса Христа более трех лет дала апостолу Петру наилучший пример того, каково это — жить в святости среди враждебного мира. Иисус был образцом такого образа жизни больше, чем любой другой человек, ходивший по земле.Поэтому Петр направил своих читателей в наилучшем направлении, к Самому Иисусу. То Апостол призвал христиан «освятить Христа как Господа» в своих сердцах, чтобы верующие могли жить и поступать так, как желает Иисус, в течение своего короткого пребывания здесь, на земле (1 Петра 3:14–18). Это включает в себя подчинение авторитету — даже несправедливому авторитету — в правительстве, дома и на рабочем месте. Иисус становится фокусом для упорядочивания жизнь среди испытаний и невзгод. Укореняя свою стойкость в личности и делах Христа, верующие всегда могут цепляться за надежду среди страданий.

Как мне это применить?

Несправедливое или непредвиденное страдание — одна из величайших проблем, которая сегодня охватывает сердца людей. Мы боремся с разочарованием, гневом и неуверенностью, когда на нашем пороге появляются странные и неожиданные испытания. Слишком часто в самые трудные моменты нашей жизни царит растерянность. удовлетворенность ослабевает; вопросы возникают, когда молитва стихает.

Как вы реагируете, когда приходит страдание? Многие рушатся при одной мысли о новой боли или испытании.Другие подходят к случаю. Большинство из нас, вероятно, находятся где-то посередине. Ободрение Петра своим христианским читателям выражается в стойкости в вере. Нам недостаточно просто вставать каждое утро и тащиться каждый день; это не так желательно наклеить улыбку на наши лица и игнорировать проблемы. Вместо этого урок 1 Петра состоит в том, чтобы преодолевать трудности, признавая их временное присутствие в нашей жизни, идя в святости и надежде как люди веры.

Так что вперед! Именно в самые темные времена наш коллективный свет сияет ярче всего.

Кто написал 1 Петра? | Католики Ответы

Современные критики, используя методологию систематических сомнений, с подозрением отнеслись к традиционному авторству послания, некоторые из них утверждали, что это произведение не могло быть написано св. Петром.

Папа Бенедикт на 1 Петра

Незадолго до выхода на пенсию Папа Бенедикт XVI обратился к группе семинаристов, в котором изложил свои мысли об авторстве послания:

Апостол Петр говорит, но экзегеты говорят нам: Не может быть, чтобы это Послание было написано Петром, потому что греческий настолько хорош, что не может быть греческим рыбаком из Галилейского моря.

И не только язык — синтаксис превосходный, — но и мысль, уже вполне зрелая, есть действительные формулы, в которых суммируются вера и размышление Церкви.

Эти экзегеты говорят, стало быть: оно уже достигло такой степени развития, какой не может быть у Петра.

Как реагировать?

Здесь Папа Бенедикт определяет два основания, по которым авторство послания подвергается сомнению: (1) высокое качество греческого языка и (2) зрелость мысли в письме.

Аргументы из стиля

Лично меня никогда так не впечатляли рассуждения о литературном стиле.

Одна из причин заключается в том, что литературный стиль человека может меняться со временем. По мере того как Петр общался с большим количеством носителей греческого языка, его греческий язык, естественно, улучшался.

Если служение Петра длилось примерно с 30 по 67 год нашей эры, то это более тридцати лет общения с грекоязычными христианами (и другими) для полировки греческого языка, который он, вероятно, имел как житель Галилеи (область со значительным грекоязычным населением). Население).

Еще одна причина, по которой аргументы, основанные на стиле, не впечатляют, заключается в том, что авторство в древнем мире, как и сегодня, представляет собой более сложное явление, чем обычно считается.

В наши дни авторы нанимают всех, от корректоров и редакторов до откровенных писателей-призраков, и в древнем мире тоже.

То, насколько стиль помощников автора попадал в окончательный текст, зависело от степени свободы, предоставленной им автором.

Сильванус?

В случае с 1 Петра мы даже знаем, кто мог помочь Петру в написании письма, потому что ближе к концу послания он пишет:

By [греч. dia Силуан , верный брат, как я его считаю, Я кратко написал вам , увещевая и провозглашая, что это есть истинная благодать Божия; стойте в нем [1 Пет.5:12].

Силуан (он же «Сила») был одним из попутчиков Павла, который, по-видимому, находился в Риме в то время, когда писалось 1 Петра.

Папа Бенедикт о роли Сильвана  

Папа Бенедикт подхватывает этот стих и объясняет:

Есть две важные позиции: во-первых, сам Петр — то есть Письмо — дает нам ключ, ибо в конце письма он говорит, что я пишу вам: «Клянусь Силуаном… dia  Сильван».

Это «by» [ dia ] может означать разные вещи.

Это может означать, что он [Сильванус] приносит или передает; это может означать, что Сильван помог ему написать это; это может означать, что на самом деле его написал Сильванус.

Во всяком случае, мы можем заключить, что само Послание указывает нам на то, что Петр был не одинок в написании этого Послания, но оно выражает веру Церкви, которая уже находится на пути веры, веры все более и более зрелой.

Он пишет не один, как изолированная личность; он пишет при содействии церкви, людей, которые помогают ему углублять веру, проникать в глубину его мысли, его рассудительности, его глубины.

Таким образом, Папа Бенедикт определяет различные возможные роли, которые могла сыграть Сильванис в отношении послания:

  1. Возможно, он был посыльным, доставившим его получателям.
  2. Возможно, он работал секретарем или редактором письма, которое отполировало для него греческий язык Петра.
  3. Возможно, он был агентом Питера при написании письма от его имени.

Папа Бенедикт, кажется, тяготеет к последним двум возможностям. В любом случае, он заключает, что Петр «не один пишет» при составлении послания, но «пишет с помощью Церкви.

Папа Бенедикт о споре о зрелости

Папа Бенедикт не уделяет так много места обвинению в том, что мысль в письме слишком зрела для дней Петра.

Однако он отмечает, что мысль о Церкви «становилась все более зрелой» и что общение с другими помогало ему «погрузиться в глубины своих мыслей».

Аргументы зрелости и Нового Завета

На мой взгляд, аргументы, основанные на зрелости мысли в определенный период первого века, если уж на то пошло, то даже слабее, чем аргументы стиля.

Те, кто скажет, что 1 Петра было написано после смерти апостолов, в лучшем случае датируют его несколькими десятилетиями позже.

Но на расстоянии почти двадцати столетий невозможно восстановить точные даты, когда данные понятия и учреждения вошли в жизнь Церкви.

Здесь мы имеем дело только с вопросом десятилетий.

Тот факт, что в 1 Петра упоминается что-то конкретное, считается признаком «зрелости» по сравнению с тем, в каком состоянии находилась Церковь в А.Д. 33, также может служить доказательством того, что 1 Петра было написано уже после смерти апостола. . . или , что предполагаемый признак зрелости действительно присутствовал в Церкви до смерти апостола.

Я знаю, какой вариант выбрать.

Введение в 1 Петра | ESV.org

Хронология

Автор, дата и получатели

Апостол Петр написал это письмо (1:1). Когда-то он был рыбаком, а теперь стал учеником, «свидетелем страданий Христовых» (5:1).Вероятно, он написал письмо из Рима (см. 5:13; «Вавилон» почти наверняка относится к Риму) около н. э. 62–63 годы правления Нерона. Послание адресовано христианам, рассеянным в «Понте, Галатии, Каппадокии, Азии и Вифинии» (1:1). Это район к северу от Таврских гор в Малой Азии (современная Турция). Эти территории подверглись влиянию греко-римской культуры и находились под контролем римлян с середины I в. до н.э.

Тема

Те, кто сохраняют веру, несмотря на преследования, должны быть полны надежды.Они, безусловно, насладятся спасением в последнее время, поскольку они уже наслаждаются Божьими спасительными обетованиями через смерть и воскресение Христа.

Цель

Петр пишет, чтобы побудить своих читателей переносить страдания и гонения (1:6–7; 2:18–20; 3:9, 13–17; 4:1–4, 12–19; 5: 9) полностью отдав себя Богу (4:19). Они должны оставаться верными во времена бедствий, зная, что Бог оправдает их и что они обязательно насладятся обещанным Господом спасением.Смерть и воскресение Христа являются образцом для верующих. Как Христос страдал, а затем вошел в славу, так и Его последователи будут страдать, прежде чем будут вознесены.

Ключевые темы

  1. Те, кто страдает как христиане, окажутся верными, когда вернется Христос (1:6–9; 2:18–25; 3:13–22; 4:12–19).
  2. Церковь — это новый храм, новый Израиль, новый народ Божий (1:1–2; 2:4–10).
  3. Верующие должны возлагать надежду на свое наследие последнего времени (1:3–9, 13–16).
  4. Христос умер вместо грешников. Его смерть является основанием для их новой жизни (1:17–21; 2:24; 3:13–22).
  5. Страдания Христа являются примером для Его учеников (2:21–23).
  6. Воскреснув, Христос одержал победу над своими врагами (3:18–22).
  7. Христиане должны жить праведно дома и в обществе (2:11–3:7).
  8. Новая жизнь во Христе – это основа жизни в любви и святости (1:3; 1:13–2:3).

Краткое содержание

  1. Вступление (1:1–2)
  2. Призванные к спасению в изгнании (1:3–2:10)
  3. Жизнь пришельцами, чтобы прославить Бога во враждебном мире (2:11– 4:11)
  4. Непреходящие страдания (4:12–5:11)
  5. Заключительные слова (5:12–14)

Действие 1 Петра

c.объявление. 62–63

Петр, вероятно, писавший из Рима (названного «Вавилоном» в 5:13), адресовал 1 Петра верующим в Понте, Галатии, Каппадокии, Азии и Вифинии. Все эти названия относились к римским провинциям в Малой Азии, к северу от Таврских гор.

1 Питер Джоэл Б. Грин

1 Петра — одно из двух писем в Новом Завете, приписываемых апостолу Петру (1Пет 1:1, 1Пет 5:1; см. 2Пет 1:1, 2Пет 3:1).Однако ученые спорят, действительно ли Петр написал это письмо. Это в первую очередь потому, что язык и стиль 1 Петра представляют собой более высокий уровень формального образования в греческом языке и риторике, чем мы могли бы ожидать от галилейского рыбака. Однако, учитывая статус Петра как апостола, он мог поручить составление письма секретарю — обычная практика в древнем мире. Было ли письмо написано Петром в начале 60-х годов н. э. (то есть до его смерти) или написано от его имени позднее в первом веке, проблема, к которой оно обращалось, остается неизменной: последователи Иисуса подвергались остракизму из-за своей веры. .Как они должны были реагировать?

Автор писал последователям Христа на Анатолийском полуострове (современная Турция; 1 Пет. 1:1), чья приверженность Иисусу Христу привела к изменению взглядов и поведения, которое поставило их на обочину респектабельного римского общества. Они стали жертвами клеветы, вражды и презрения. Раньше они участвовали в господствующем греко-римском обществе, но в этот момент они не участвовали в типичном поведении (которое автор характеризует как безудержную злобу и идолопоклонство — см. 1Пет. 4:3-4) и были нелояльны социальные ценности.Такое поведение отмечало их как социальных неудачников, заслуживающих презрения. Соответственно, 1 Петра касается прежде всего вопросов христианской идентичности и поведения в нехристианском мире.

Проще говоря, 1 Петра дает своим читателям сильное ощущение принадлежности к Божьему народу: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел» (1Пет. 2:9). Согласно 1 Петра, Божьи люди думают и действуют по-другому, потому что они разные. «Как послушные дети, не сообразуйтесь с желаниями, которые прежде были у вас в неведении.Наоборот, как призвавший вас свят, и сами будьте святы во всех поступках ваших; ибо написано: «Будешь свят, потому что Я свят» (1Пет.1:14-16). И 1 Петра призывает своих читателей к святой жизни — жизни, которая не вызывает социальных трений.

Чтобы наставлять и ободрять этих последователей Иисуса, 1 Петра сплетает воедино три истории: историю Израиля, историю Иисуса Христа и историю христианских читателей 1 Петра. Согласно 1 Петра, община христиан, подобно Израилю, должна бороться за то, чтобы сохранить особую идентичность Божьего народа среди недружественных социальных сил.Они достигают этого, отождествляя себя с верным свидетелем Христа перед лицом страданий и в его отказе мстить тем, кто плохо с ним обращался. Основой жизни для христиан, читающих 1 Петра, является Божий дар воскресения или «нового рождения» (1 Пет. 1:3). По словам автора 1 Петра, это преображение воскресшего Иисуса из смерти в жизнь придает смысл миру трансформационными способами и дает надежду сообществу верующих.

Авторы

Джоэл Б.Грин — профессор толкования Нового Завета в Фуллеровской теологической семинарии. Он является автором 1 Петра в Комментарии к Новому Завету «Два горизонта» (Eerdmans, 2007).

Относящийся к культурам Греции или Рима.

Связанный с божеством; демонстрируя религиозное значение; отделить от обычных (то есть «мирских») вещей.

Поклонение божеству или культурной ценности, не связанной с единым истинным Богом.

Собрание еврейских и раннехристианских писаний первого века, которое вместе с Ветхим Заветом составляет христианскую Библию.

(риторический) Искусство убеждения в письменной и устной форме.

1PET 1: 1 1PET 1: 1

Приветствие
1Петер, апостол Иисуса Христа,
к изгнанию дисперсии в Понтес, Галатия, Каппадокия, Азия и Битсия,

1: 1

Опасая стадо Божие
1 Ныне же, как сам старец и свидетель страданий Христовых, а также соучастник в славе, которая должна открыться, увещеваю . .. Подробнее

2Пет 1:1

Приветствие
1Симеон Петр, раб и апостол Иисуса Христа,
Тем, кто принял такую ​​же драгоценную веру, как наша, по праведности Бога нашего и … Посмотреть далее

2Пет.3:1

Обещание пришествия Господня
1Это, возлюбленные, второе письмо, которое я пишу вам; в них я пытаюсь пробудить ваше искреннее намерение, напоминая… Посмотреть подробнее

1Пет 1:1

Приветствие
1Петр, апостол Иисуса Христа,
Изгнанникам рассеяния в Понте, Галатии, Каппадокии , Азия и Вифиния,

1Пет.4:3-4

3Вы уже достаточно времени проводили, делая то, что любят делать язычники, живя в распутстве, страстях, пьянстве, кутежах, кутежах и беззаконном идолопоклонстве… Подробнее

1Пет 2:9

9Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать силы Призвавшего вас из темноты . .. Подробнее

1Пет 1:14-16

14Как послушные дети, не сообразуйтесь с теми желаниями, которые прежде были в неведении.15Но, как призвавший вас святым, сами будьте святы в … Посмотреть еще

1Пет 1:3

Живая надежда
3Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа! По Своей великой милости Он дал нам новое рождение в живую надежду через воскресение… Посмотреть еще

1 Peter — Executable Outline

Введение в 1 Петра

АВТОР

Апостол Петр , как сказано в приветствии ( 1Пт 1:1 ). Внутренние свидетельства поддерживают Петра как автора, поскольку он был написан тем, кто был «свидетелем страданий Христовых» ( 1Пт 5:1 ).Ранние источники в церковной истории, которые приписывают это письмо Петру, включают Иринея (185 г. н.э.), Климента Александрийского (200 г. н.э.), Тертуллиана (200 г. н.э.) и Евсевия (300 г. н.э.). Петру помогал Силуан , также известный как Сила ( 1Пт 5:12 ), известный пророк и миссионер в ранней церкви (ср. Деян. 15:32-34,40; 16:19). -25; 17:14 ), который также присоединился к Павлу в написании некоторых его посланий (ср. 1Фес 1:1; 2Фес 1:1 ).

ПОЛУЧАТЕЛИ

Петр называет получателей своего письма «странниками рассеяния» ( 1Пт 1:1 ).Термин «рассеяние» встречается в Ин. 7:35 и использовался для описания израильтян, которые были «рассеяны» после ассирийского и вавилонского пленения (ок. 700–500 до н. э.). Это приводит многих к предположению, что послание было написано евреям-христианам, как и в случае с посланием Иакова (ср. Иак 1:1 ). Однако есть указание на то, что некоторые из его читателей были новообращенными из язычников, уверовавшими в Бога через Иисуса (ср. 1Пет. 1:21), и что Петр применяет термин «рассеяние» к христианам в целом, как и другие определения. к церкви, которые раньше относились к народу Израильскому (ср. 1Пт 2:9-10 ).

Первоначальной аудиторией Петра были христианских «пилигримов» (ср. 1Пет 2:11 ), которые жили в Понте, Галатии, Каппадокии, Азии и Вифинии, провинциях на территории современной Турции. Павел много путешествовал по некоторым из этих областей (заметным исключением была Вифиния, ср. Деян. 16:7 ), поэтому у Евангелия было много возможностей распространиться по всему региону.

ВРЕМЯ И МЕСТО НАПИСАНИЯ

Принято считать, что Петр умер во время правления Нерона. Поскольку Нерон покончил жизнь самоубийством в 68 г. н.э., послание должно быть датировано раньше. Распространено мнение, что послание было написано накануне гонений на Нерона (возможно, упоминается в 1Пт 4:12-19 ), помещая его состав примерно в 63-64 гг. н.э. г.

Петр указывает, что он писал из «Вавилона» ( 1Пт 5:13 ). Сомнительно, относится ли он к буквальному Вавилону или использует это имя как кодовое слово для Рима или, возможно, даже Иерусалима.Барнс, Лайтфут и Дж. Ф. Б. (Джеймесон, Фоссет, Браун) утверждают, что имеется в виду буквальный Вавилон. Другие (например, Кистемейкер) указывают, что Марк (ср. 1Пт 5:13 ) был в Риме с Павлом во время его первого ( Кор 4:10 ) и второго ( 2 Тим 4:11 ) заключения. и что Петра связывают с Римом такие писатели, как Папий (125 г. н.э.) и Ириней (185 г. н.э.). Хотя, возможно, Рим (или даже Иерусалим), я согласен сказать, что послание было написано из Вавилона (позволяя другим спорить, был ли это буквальный Вавилон или нет).

ЦЕЛЬ ПОСЛАНИЯ

Из послания видно, что христиане в Малой Азии подвергались гонениям ( 1Пт 1:6 ), а впереди еще большие страдания ( 1Пт 4:12-19 ). На протяжении всего послания Петр призывает их оставаться стойкими ( 1Пт 1:13; 4:16; 5:8,9 ). Он напоминает им об их благословениях и обязанностях, возложенных на них как на Божьих «избранных» ( 1Пт 1:2 ), «Его особого народа» ( 1Пт 2:9 ).Поэтому Петр пишет:

  • Поощрять стойкость перед лицом гонений (1Пт 5:10)
  • Чтобы напомнить им об их особой привилегии как Божьего «святого народа» (1Пет. 2:9)
  • Чтобы научить их правильному поведению (1Пт 2:11-12)

ТЕМА ПОСЛАНИЯ

Послание наполнено практическими увещеваниями относительно их поведения, особенно в качестве пришельцев во враждебной стране. Им говорят, как вести себя среди тех, кто злословит их, оскорбляет их, не верит их посланиям просто потому, что они христиане. Таким образом, подходящими им для этого послания могут быть:

«ПОВЕДЕНИЕ, СТАНОВЯЩЕЕСЯ НАРОДОМ БОЖЬИМ»

КЛЮЧЕВЫЕ СТИХИ: 1 Петра 2:11-12

«Возлюбленный, умоляю вас, как пришельцев и странников, воздерживаться от плотских похотей, воюющих против души, и вести ваши дела в почете среди язычников, дабы, когда они будут злословить вас, как злодеев, по вашим добрым делам, которые они увидят, прославляйте Бога в день посещения.»
Контур

ВВЕДЕНИЕ (1Пт 1:1-2)

  1. От Петра, апостола Христа ( 1Пт 1:1а )
  2. Паломникам рассеяния, избранным Божьим ( 1Пт 1:1б-2 )
  1. НАШЕ СПАСЕНИЕ ВО ХРИСТЕ (1Пт. 1:3-12)
    1. ВОЗРОЖДЕНИЕ ДЛЯ ЖИВОЙ НАДЕЖДЫ (1Пт. 1:3-5)
    2. ПРОИЗВОДИТЬ РАДОСТЬ СРЕДИ СТРАДАНИЯ (1Пет 1:6-9)
    3. СЛУЖЕНИЕ ПРОРОКАМИ И АПОСТОЛАМИ (1Пт. 1:10-12)
  2. НАШИ ОБЯЗАННОСТИ ВО ХРИСТЕ (1Пт. 1:13-5:11)
    1. УЧИТЫВАЯ НАШИ ПРИВИЛЕГИИ (1Пт. 1:13-2:10)
      1. Призыв к святости ( 1Пт 1:13-21 )
      2. Призыв к братской любви ( 1Пт 1:22-25 )
      3. Призыв к духовному росту ( 1Пт 2:1-10 )
    2. УЧИТЫВАЯ НАШУ ПОЗИЦИЮ (1Пет. 2:11-4:11)
      1. Как пришельцы ( 1Пт 2:11-12 )
      2. Как граждане ( 1Пт 2:13-17 )
      3. Как слуги ( 1Пт 2:18-25 )
      4. Как жены и мужья ( 1Пт 3:1-7 )
      5. Как братья ( 1Пт 3:8-12 )
      6. Как страдальцы за правду ( 1Пт 3:13-4:6 )
      7. Как ожидающие пришествия Христа ( 1Пт 4:7-11 )
    3. В ВИДЕ НАШЕГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ (1Пт 4:12-5:11)
      1. Радоваться и прославлять Бога ( 1Пт 4:12-17 )
      2. Довериться воле Бога ( 1Пт 4:18-19 )
      3. Для выполнения нашей особой роли ( 1Пт 5:1-5 )
        1. Обязанности старейшин как пастухов
        2. Обязанности младших как стада
      4. Смириться перед Богом ( 1Пт 5:6-7 )
      5. Противостоять дьяволу ( 1Пт 5:8-9 )

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (1Пт 5:10-14)

  1. Молитва о Божьем благословении ( 1Пт 5:10-11 )
  2. Заключительные приветствия и дарование мира ( 1Пт 5:12-14 )
Обзор вопросов для введения
  1. Кому было написано это первое послание Петра? (1Пет 1:1)
    • Паломникам рассеяния
    • Жизнь в Понте, Галатии, Каппадокии, Азии и Вифинии
  2. Какие внутренние данные свидетельствуют о том, что среди этих «пилигримов» могли быть христиане-язычники? (1Пт 1:21)
    • Они уверовали в Бога через Иисуса
  3. Какая страна сегодня составляет регион, где жили эти христиане?
  4. Кто помогал Петру в этом послании? Как еще зовут этого человека? (1Пт 5:12)
  5. Когда, возможно, было написано это послание?
  6. Где был Петр, когда писал это послание? (1Пт 5:13)
  7. Какие еще места может символизировать этот город?
    • Рим или, возможно, Иерусалим
  8. С какой тройной целью Петр писал это послание?
    • Поощрять стойкость перед лицом гонений (1Пт 5:10)
    • Чтобы напомнить им об их особой привилегии как Божьего «святого народа» (1Пет 2:9).
    • Чтобы научить их правильному поведению (1Пет 2:11-12)
  9. Что предлагается в качестве темы этого послания?
    • Поведение стать народом Божьим
  10. Что предлагается в качестве ключевых стихов в этом послании?
  11. Согласно предложенному выше плану, каковы два основных раздела этого послания?
    • Наше спасение во Христе
    • Наши обязанности во Христе

Первый Петр

Титул

Послание всегда отождествлялось (как и большинство общих посланий, таких как Иаков, Иоанн и Иуда) по имени автора, Петру, и с отметкой, что это было его первое богодухновенное письмо.

Автор и дата

В первом стихе послания утверждается, что оно было написано Петром, который явно был лидером среди апостолов Христа. Авторы Евангелий подчеркивают этот факт, помещая его имя во главе каждого списка апостолов (Мф. 10; Марка 3; Луки 6; Деяния 1) и включая в 4 евангелия больше информации о нем, чем о любом другом человеке, кроме Христа. Первоначально известный как Симон или Симеон, ср. Марка 1:16; Иоанна 1:40,41, Петр был сыном Ионы (Мф. 16:17), также известного как Иоанн (Иоанна 1:42), и членом семьи рыбаков, которые жили в Вифсаиде, а затем в Капернауме.Андрей, брат Петра, привел его ко Христу (Иоанна 1:40–42). Он был женат, и жена, очевидно, сопровождала его в служении (Марка 1:29–31; 1 Кор. 9:5).

Петр был призван следовать за Христом в Его раннем служении (Марка 1:16,17), а позже был назначен апостолом (Матфея 10:2; Марка 3:14–16). Христос переименовал его в Петра или Кифу, оба слова означают «камень» или «камень» (Иоанна 1:42). Господь ясно выделил Петра для особых уроков во всех Евангелиях (напр., Мф. 10; 16:13–21; 17:1–9; 24:1–7; 26:31–33; Ин. 6:6; 21: 3–7,15–17).Он был представителем 12, формулируя их мысли и вопросы, а также свои собственные. Его триумфы и слабости описаны в Евангелиях и Деяниях 1–12.

После воскресения и вознесения Петр инициировал план выбора замены Иуде (Деяния 1:15). После сошествия Святого Духа (Деяния 2:1–4) он был уполномочен стать ведущим проповедником Евангелия со дня Пятидесятницы (Деяния 2:12). Он также совершал заметные чудеса в первые дни существования церкви (Деяния 3–9) и открывал дверь Евангелия самаритянам (Деяния 8) и язычникам (Деяния 10).По преданию, Петр должен был наблюдать, как распинают его жену, но ободрял ее словами: «Помни Господа». Когда пришло время его распять, он, как сообщается, умолял, что он недостоин быть распятым, как его Господь, а должен быть распят вверх ногами (около 67–68 гг. Н.э.), как, по преданию, он и был.

Из-за его уникальной известности в ранней церкви не было недостатка в документах, ложно утверждающих, что они написаны Петром. Однако то, что апостол Петр является автором 1 Петра, несомненно.Материал этого письма имеет определенное сходство с его сообщениями в книге Деяний. Послание учит, например, что Христос — это Камень, отвергнутый строителем (2:7,8; Деяния 4:10,11), и что Христос нелицеприятен (1:17; Деяния 10:34). Петр учит своих читателей «препоясываться смиренномудрием» (5:5), отголосок того, как Господь препоясался полотенцем и умыл ноги ученикам (Иоанна 13:3–5). В письме есть и другие утверждения, похожие на слова Христа (4:14; 5:7,8).Более того, автор утверждает, что был свидетелем страданий Христа (5:1; ср. 3:18; 4:1). В дополнение к этим внутренним свидетельствам следует отметить, что ранние христиане повсеместно признавали это письмо как работу Петра.

Единственное серьезное сомнение в авторстве Петра возникает из-за довольно классического греческого стиля письма. Некоторые утверждали, что Петр, будучи «необразованным» рыбаком (Деяния 4:13), не мог писать на сложном греческом языке, особенно в свете менее классического греческого стиля, использованного при написании 2 Петра.Тем не менее, этот аргумент не без хорошего ответа. Во-первых, то, что Петр был «неученым», не означает, что он был неграмотным, а только то, что у него не было формального раввинистического обучения Писанию. Более того, хотя арамейский мог быть основным языком Петра, греческий был широко распространенным вторым языком в Палестине. Также очевидно, что по крайней мере некоторые авторы Нового Завета, хотя и не очень образованные, могли читать на греческом языке ветхозаветную Септуагинту (см. использование Иаковом Септуагинты Септуагинты в Деяниях 15:14–18).

Помимо этих доказательств способности Петра говорить по-гречески, Петр также объяснил (5:12), что он написал это письмо «через Силуана», также известного как Сила. Сильванус, вероятно, был посланником, которому было поручено доставить это письмо предполагаемым читателям. Но в этом заявлении подразумевается нечто большее, поскольку Петр признает, что Силуан служил его секретарем или секретарем. Диктовка была обычным явлением в древнеримском мире (ср. Павел и Терций; Рим. 16:22), и секретари часто могли помочь с синтаксисом и грамматикой.Итак, Петр под руководством Духа Божьего продиктовал письмо Силуану, в то время как Силуан, который также был пророком (Деяния 15:32), возможно, помогал в составлении некоторых более классических греческих текстов.

Первое послание Петра, скорее всего, было написано незадолго до или вскоре после июля 64 г. н.э., когда сгорел город Рим, таким образом, дата написания ок. 64–65 годы нашей эры.

Фон и настройка

Когда город Рим сгорел, римляне считали, что их император Нерон поджег город, вероятно, из-за своей невероятной страсти к строительству.Чтобы построить больше, ему пришлось разрушить то, что уже существовало.

Римляне были полностью опустошены. Их культура, в некотором смысле, ушла вместе с городом. Все религиозные элементы их жизни были уничтожены — их великие храмы, святыни и даже их домашние идолы были сожжены. Это имело большое религиозное значение, потому что заставило их поверить в то, что их божества не смогли справиться с этим пожаром и тоже стали его жертвами. Люди были бездомными и безнадежными.Многие были убиты. Их горькая обида была суровой, поэтому Нерон понял, что ему нужно перенаправить враждебность.

Козлом отпущения император выбрал христиан, которых уже ненавидели за то, что они ассоциировались с евреями и считались враждебными римской культуре. Нерон быстро распространил слух, что христиане устроили пожар. В результате начались жестокие гонения на христиан, которые вскоре распространились по всей Римской империи, затронув места к северу от Таврских гор, такие как Понт, Галатия, Каппадокия, Азия и Вифиния (1:1), и затронули христиан, которых Петр называет «пилигримами».Эти «странники», которые, вероятно, были язычниками, большей частью (1:14,18; 2:9,10; 4:3), возможно, были приведены ко Христу Павлом и его сподвижниками и утвердились на учении Павла. Но они нуждались в духовном укреплении из-за своих страданий. Таким образом, апостол Петр, по вдохновению Святого Духа, написал это послание, чтобы укрепить их.

Петр написал, что был в «Вавилоне», когда писал письмо (5:13). Было предложено три места для этого «Вавилона». Во-первых, римский аванпост в северном Египте назывался Вавилоном; но это место было слишком темным, и нет причин думать, что Петр когда-либо был там.Во-вторых, возможен древний Вавилон в Месопотамии; но маловероятно, чтобы Петр, Марк и Силуан были в одно и то же время в этом довольно маленьком отдаленном месте. В-третьих, «Вавилон» — это псевдоним Рима; возможно, даже кодовое слово для Рима. Во времена гонений писатели проявляли необычайную осторожность, чтобы не подвергать христиан опасности, опознавая их. Петр, согласно некоторым преданиям, последовал за Иаковом и Павлом и умер мученической смертью около Рима примерно через два года после того, как написал это письмо, таким образом, он написал это послание в конце своей жизни, вероятно, во время пребывания в имперском городе.Он не хотел, чтобы письмо было найдено, а церковь подверглась гонениям, поэтому, возможно, он скрыл ее местонахождение под кодовым словом «Вавилон», которое как нельзя лучше подходило из-за идолопоклонства города (ср. Откр. 17,18).

Исторические и богословские темы

Поскольку верующие, к которым мы обращались, подвергались усиливающимся преследованиям (1:6; 2:12,19–21; 3:9,13–18; 4:1,12–16,19), целью этого письма было научить их как победоносно жить среди этой вражды: 1) не теряя надежды; 2) не горчить; 3) уповая на своего Господа; и 4) ожидая Его второго пришествия.Петр хотел внушить своим читателям, что, живя послушной, победоносной жизнью под принуждением, христианин действительно может евангелизировать свой враждебный мир (ср. 1:14; 2:1,12,15; 3:1–6,13–17). ; 4:2; 5:8,9).

Верующие постоянно подвергаются воздействию мировой системы, питаемой сатаной и его демонами. Их усилия направлены на то, чтобы дискредитировать церковь и разрушить ее доверчивость и честность. Один из способов работы этих духов заключается в том, что они находят христиан, чья жизнь не соответствует Слову Божьему, а затем выставляют их напоказ перед неверующими, чтобы показать, какой подделкой является церковь.Христиане, однако, должны противостоять врагу и заставить замолчать критиков силой святой жизни. В этом послании Петр весьма красноречиво перечисляет две категории истины. Первая категория является положительной и включает в себя длинный список благословений, дарованных христианам. Говоря об идентичности христиан и о том, что значит знать Христа, Петр упоминает одну привилегию и благословение за другим. В этот список привилегий вплетен перечень страданий. Христиане, хотя и пользуются наибольшим привилегией, должны также знать, что мир будет относиться к ним несправедливо.Их гражданство находится на небесах, и они чужаки во враждебном, наполненном энергией сатаны мире. Таким образом, христианскую жизнь можно резюмировать как призыв к победе и славе на пути страданий. Итак, основной вопрос, на который Петр отвечает в этом послании, звучит так: как христианам справляться с враждебностью? Ответ содержит практические истины и фокусируется на Иисусе Христе как на образце того, кто сохранял торжествующее отношение посреди враждебности.

Первое послание Петра также отвечает на другие важные практические вопросы о христианской жизни, такие как: Нуждаются ли христиане в священстве, чтобы ходатайствовать за них перед Богом (2:5–9)? Каким должно быть отношение христианина к светскому правительству и гражданскому неповиновению (2:13–17)? Каким должно быть отношение работника-христианина к враждебно настроенному работодателю (2:18)? Как должна вести себя христианка (3:3,4)? Как верующая жена может привлечь своего неспасенного мужа ко Христу (3:1,2)?

Проблемы интерпретации

Первое послание Петра 3:18–22 считается одним из самых сложных текстов Нового Завета для перевода и последующего толкования.Например, относится ли «Дух» в 3:18 к Святому Духу или к Духу Христа? Проповедовал ли Христос через Ноя до потопа или Он проповедовал Себя после распятия (3:19)? Были ли слушатели этой проповеди людьми во дни Ноя или демонами бездны (3:19)? Учит ли 3:20,21 возрождению (спасению) через крещение или спасению только по вере во Христа? Ответы на эти вопросы вы найдете в заметках.

Внешний вид

Приветствие (1:1, 2)

И.Помните о нашем великом спасении (1:3–2:10)

A. Уверенность в нашем будущем наследстве (1:3–12)

1. Сохранено силой Божьей (1:3–5)

2. Доказано испытаниями гонений (1:6–9)

3. Предсказано Божьими пророками (1:10–12)

B. Последствия нашего будущего наследства (1:13–2:10)

1. Стойкость надежды (1:13–16)

2.Стойкость чуда (1:17–21)

3. Сила любви (1:22–2:3)

4. Хвала Христу (2:4–10)

II. Помните наш пример перед мужчинами (2:11–4:6)

A. Достойная жизнь перед неверующими (2:11–3:7)

1. Представление правительству (2:11–17)

2. Представление мастерам (2:18–25)

3. Подчинение в семье (3:1–7)

Б.Достойная жизнь перед верующими (3:8–12)

C. Достойная жизнь среди страданий (3:13–4:6)

1. Принцип страдания за праведность (3:13–17)

2. Образец страдания за праведность (3:18–22)

3. Цель страдания за праведность (4:1–6)

III. Помните, что наш Господь вернется (4:7–5:11)

A. Обязанности христианской жизни (4:7–11)

Б.Награды христианских страданий (4:12–19)

C. Требования к христианскому лидерству (5:1–4)

D. Осознание христианской победы (5:5–11)

Заключение (5:12–14)

Enduring Word Bible Commentary 1 Peter Chapter 1

А. Приветствие апостола Петра.

1. (1) Автор и предполагаемые читатели этого письма.

Петр, апостол Иисуса Христа, паломникам рассеяния в Понте, Галатии, Каппадокии, Азии и Вифинии,

а. Петр : Он был не просто апостолом , но в некотором смысле он был лидером апостольской группы. Петр был важным и влиятельным человеком в ранней церкви. По мнению автора, первые христиане восприняли это письмо с чувством важности.

я. Имя Петра упоминается в Евангелиях больше всех, кроме имени Иисуса. В Евангелиях никто не говорит так часто, как Петр, а Иисус говорил с Петром больше, чем с кем-либо еще.

· Иисус упрекал Петра больше, чем любой другой ученик.

· Петр был единственным учеником, который осмелился упрекнуть Иисуса.

· Петр исповедовал Иисуса смелее и точнее, чем любой другой ученик.

· Петр отрекся от Иисуса сильнее и публично, чем любой другой ученик.

· Иисус хвалил Петра больше, чем любого другого ученика.

· Иисус называл Петра единственным среди учеников сатаной.

ii. Поскольку Петр занимает такое видное место в евангельских записях, стоит напомнить себе о некоторых важных упоминаниях о Петре в библейских записях.

· Когда Иисус проснулся рано утром, чтобы помолиться до восхода солнца, Симон Петр повел других учеников на охоту, чтобы найти Иисуса и сказать Ему, что Он должен делать (Марка 1:35-39).

· Пётр раскинул сети по указанию Иисуса, чтобы поймать большой улов рыбы (Луки 5:1-11).

· Петр вместе с другими учениками отправился в уникальную миссионерскую поездку (Матфея 10:1–42).

· Петр вышел из лодки во время бушующей бури и пошел по воде с Иисусом (Матфея 14:24-33).

· Петр был тем, кто сказал: « Господи, к кому нам идти? У тебя есть слова вечной жизни. Также мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога Живого » (Иоанна 6:68-69).

· Пётр видел Иисуса преображенным во славе вместе с Моисеем и Илией (Матфея 17:1-9).

· Пётр был тем, кто спросил Иисуса, сколько раз мы должны прощать брата, который согрешит против нас, указав большое число «семь раз» (Матфея 18:21-35).

· Пётр был тем, кто спросил Иисуса после встречи с богатым молодым правителем, что получат ученики за то, что они откажутся от всего, чтобы следовать за Иисусом (Матфея 19:27-30).

· Петр был тем, кто настаивал на том, чтобы Иисус не умывал ему ноги; затем он повелел Иисусу омыть все его тело! (Иоанна 13:16-20).

· Петр услышал, как Иисус предсказал, что он трижды отречется от Него (Матфея 26:30-35), и Петр ответил: « Даже если мне придется умереть с тобой, я не отрекусь от Тебя! » (Матфея 26:35), и остальные ученики согласились.

· Пётр был тем, кто отсек правое ухо Малху, слуге первосвященника, когда воины пришли схватить Иисуса (Иоанна 18:1-11).

· Пётр трижды отрёкся от Иисуса, проклиная и клявшись, что он даже не знает «Человека», отказываясь даже назвать имя Иисуса (Матфея 26:69-75).

· Петр был тем, кто побежал с учеником Иоанном ко гробу в утро воскресения, услышав сообщение женщин, что тела Иисуса нет в гробе (Иоанна 20:1-10).

· Петр был тем, кого лично посетил воскресший Иисус в день воскресения (Луки 24:34).

· Петр получил публичное восстановление Иисуса перед другими учениками после воскресения Иисуса (Иоанна 21).

III. Примечательно, что Петр представился как апостол . «Высшая важность апостолов подтверждается тем фактом, что фраза Иисуса Христа не связана ни с каким другим новозаветным чином: мы не читаем о учителях Иисуса Христа или пророках Иисуса Христа или евангелистов. Иисуса Христа , всего апостолов Иисуса Христа .(Грудем)

ив. Петр ничего не сделал, чтобы объяснить или оправдать свое апостольство, и не добавил фразу вроде «по воле Божией», как в некоторых случаях это делал Павел (1 Коринфянам 1:1, 2 Коринфянам 1:1, Галатам 1:1, Ефесянам 1: 1 и так далее). «В отличие от Павла, апостольский статус Петра никогда не подвергался сомнению. Эта короткая фраза указывает на авторитет Петра». (Хиберт)

б. Паломникам : Идея слова паломники заключается в том, что кто-то живет как временно проживающий в чужой стране . Пилигримы — странники и путешественники, а паломника живут в постоянном сознании своего истинного дома.

я. Раннехристианское письмо Послание к Диогнету дает представление о том, что такое паломника . «Они населяют земли своего рождения, но как временные ее обитатели; они берут на себя свою долю всех обязанностей как граждане и терпят все недостатки как иностранцы. Всякая чужая земля — их родина, и всякая родина — чужая земля… Они проводят свои дни на земле, но их гражданство — на небесах.(Цитируется по Барклаю)

с. Паломникам рассеяния : Петр ясно писал язычникам, христианам (см. 1 Петра 1:18, 2:10 и 4:3). Тем не менее, он назвал их паломниками рассеяния , имя, которое применялось к евреям. Он назвал их так, потому что видел, что христиане его времени были рассеяны по всему миру, как был еврейский народ в году при рассеянии после падения Иерусалима, когда вавилоняне завоевали Иудею.

д. Понт, Галатия, Каппадокия, Азия и Вифиния : Эти конкретные области были местами, где христианство распространилось в первые несколько десятилетий после возникновения церкви.Вероятно, это был путь, которым следовал первоначальный курьер письма Петра, распространяя письмо. Это было написано не какой-то одной общине, а намеренно написано для всех христиан.

2. (2) Описание Петром своих читателей и всех христиан.

Избран по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровью Иисуса Христа: благодать вам и мир да умножится.

а. Избранный по предвидению : Петр сначала описал предполагаемых читателей как избранных . Это просто означает, что они избраны , избраны Богом в особом и уникальном смысле.

я. «Вступительная характеристика читателей как избранных должна была укрепить и ободрить их в их скорбях. Учение об избрании — это «семейная истина», призванная содействовать благополучию верующих». (Хиберт)

б. По предвидению Божию : Это описывает природу их избрания.Божий выбор не случаен или не информирован, но согласно Его предвидению , что является аспектом Его всеведения. Это предвидение включает в себя предварительное знание нашего отклика на Евангелие, но не зависит исключительно от него.

я. Хотя Божье избрание — это 90 783 согласно… предвидению 90 784, Его предвидение — это нечто большее, чем Его предварительное знание моего ответа Иисусу. Избрание вовсе не избрание, если оно представляет собой лишь причинно-следственную связь, основанную на выборе Бога только на выборе человека.

с. В освящении Духом, для послушания : Существенным результатом избрания является освящение и послушание . В то время как некоторым хотелось бы думать, что избрание имеет отношение только к попаданию в рай или ад, Петр напоминает нам, что оно касается и земли. Претензия на принадлежность к числу избранных сомнительна, если нет доказательств освящения и послушания .

д. И окропление кровью Иисуса Христа : Однако, поскольку все избранные лишены совершенного освящения и послушания, для них предусмотрено очищение от греха через окропление кровью Иисуса Христа .

я. В Ветхом Завете было три случая, когда людей окропляли кровью.

· При установлении Синая или Ветхого Завета (Исход 24:5-8).

· При рукоположении Аарона и его сыновей (Исход 29:21).

· На церемонии очищения прокаженного (Левит 14:6-7).

ii. Окропление кровью Иисуса совершает то же самое. Сначала заключается завет, затем мы посвящаемся Ему в священники и, наконец, очищаемся от нашей испорченности и греха.Каждое из них принадлежит нам благодаря работе Иисуса на кресте.

эл. Бог Отец… Дух… Иисус Христос : Непринужденный способ Петра сочетать работу Отца, Сына и Святого Духа в нашем спасении отображает новозаветный подход к Троице. Оно не детализировано как конкретное учение, а вплетено в ткань Нового Завета.

я. У Иисуса есть Отец , но не в том смысле, что он выше Его или Того, Кто дал Ему существование.Отец, Сын и Святой Дух существовали вместе на протяжении всей вечности, и каждый в равной степени является Богом. Отец и Сын — термины, используемые для описания отношений между этими первыми двумя членами Троицы.

ф. Благодать вам и мир да умножится : Петр принес ставшее распространенным среди христиан приветствие, сочетающее в себе элементы греческой культуры ( Благодать ) и иудейской культуры ( мир ).

Б.Что значит быть спасенным и жить спасенным.

1. (3-5) Благодарность Отцу за Его дело спасения.

Блажен да будет Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному и чистому и не увядай, хранимый на небесах для тебя, силою Божиею через веру соблюдаемый ко спасению, готовому открыться в последнее время.

а. Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа : Когда Петр задумался о Божьем спасении, его непосредственным ответом было просто восхваление Его. Это особенно потому, что мотив для Божьей работы находится в Нем, а не в нас (будучи по Его великой милости ).

я. Хиберт говорит о расширенном отрывке из 1 Петра 1:3-12: «Этот прекрасный отрывок — излияние благоговейного сердца. Только тот, кто благоговейно созерцал величие нашего спасения, мог произнести такую ​​величественную хвалебную песнь, готовящую и ободряющую страждущую душу к неуклонному продолжению духовной брани.

ii. Вся Его благость к нам начинается с милости . «Никакое другое качество не могло бы нам помочь, если бы нам отказали в пощаде. Таковы, каковы мы по природе, справедливость осуждает нас, святость осуждает нас, власть сокрушает нас, истина подтверждает грозу закона, а гнев исполняет ее. Все наши надежды исходят от милости нашего Бога». (Сперджен)

б. Родил нас снова : Формулировка родила нас снова отличается от рожденных свыше (Иоанна 3:3), но смысл тот же.Идея Петра состоит в том, что когда человек спасается, он становится новым творением (как во 2 Коринфянам 5:17).

с. К живой надежде : Мы рождены свыше к живой надежде , потому что мы имеем вечную жизнь в Спасителе, Который Сам победил смерть. Надежда живет, потому что она основана на нетленном наследстве, которое никогда не может угаснуть потому что оно сохранено на небесах . Это существенное отличие от любого наследства на этой земле.

я. «Ее также называют «живой надеждой», потому что она нетленна. Другие надежды увядают, как увядшие цветы. Надежды богатых, хвастовство гордых — все это погаснет, как свеча, когда мерцает в розетке. Надежда величайшего монарха рухнула на наших глазах; он слишком рано поднял знамя победы и видел, как оно волочится по грязи. Нет немеркнущей надежды под изменчивой луной: единственная нерушимая надежда та, что восходит выше звезд и утверждается на престоле Божием и личности Иисуса Христа.(Сперджен)

д. Нетленное и непорочное и не увядающее : Петр толком не описал наше наследство. Все, что он может нам сказать, это то, что это , а не . То, что наше наследство на самом деле есть , слишком велико, чтобы он мог его описать. Но мы можем знать, что наше наследие не может погибнуть , оно не может испортить , и оно не может исчезнуть .

я. Наше наследие подобно наследию Аарона (Числа 18:20) и наследию Псалмопевца (Псалом 16:5-6), которое является даром Самого Бога.Поскольку Бог отдает Себя нам сейчас, наше наследие начинается здесь и сейчас.

ii. Мы не можем испытать это наследие, если не родимся свыше. Невозрожденный человек не обладает способностью наслаждаться этим наследием. Это все равно, что награждать слепого, показывая ему самый красивый закат или водя его в художественный музей.

III. Говоря с теми, кто не знает Иисуса, мы должны рассказывать им не только об адских муках, которые им предстоит испытать, но также и о небесной славе, которую они упустят.

эл. Кого хранит сила Божья через веру : Обещание нашего наследия несомненно , потому что мы хранимы силой Божьей . Это позволяет нам выдержать через веру до пришествия Иисуса.

я. «Божья сила — это гарнизон, в котором мы обретаем нашу безопасность». (Хиберт) Мы хранимы силой Божьей , но верой , то есть нашей верой. Человек, который содержится , находится в постоянных отношениях веры с Богом.Можно сказать, что вера активизирует сохраняющую силу Божию в жизни христианина.

ii. «Услышанное, как в предыдущем стихе, о том, что наше наследство было сохранено на небесах , могло бы дать нам мало утешения, если бы за этим заверением не последовало и не увенчалось тем, что наследники также сохранены для полного пользования им. ». (Мейер)

2. (6-9) Цель испытаний для спасаемых.

О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, что истинность веры вашей, будучи драгоценнее гибнущего золота, хотя и испытываемого огонь, можно найти к хвале, чести и славе в откровении Иисуса Христа, Которого, не видев, любите.Хотя Его и ныне не видишь, но веруя, радуешься радостью неизреченною и преславною, получая конец веры твоей — спасение душ твоих.

а. Об этом ты сильно радуешься : Мы особенно радуемся хранящей силе Божией, когда огорчаемся различными испытаниями , зная, что Он сохранит нас, так как наша вера испытана огнем .

я. Если нужно, тебя огорчили : Иногда думают, что сильный христианин никогда не будет огорчен в суде.Идея состоит в том, что христианин должен быть подобен Супермену; хотя пули стреляют в Супермена, все они отскакивают от его груди. Тем не менее здесь Петр говорит нам, что существует « нужно быть » не только для различных испытаний , но, в частности, что есть « нужно быть » из-за того, что огорчило самого себя. У Бога есть цель не только для испытания, но и для тяжелой печали, которую мы чувствуем в этом испытании.

ii. Различные испытания : «Буквально это означает «разноцветный» и использовалось для описания «шкуры леопарда, разноцветных прожилок мрамора или вышитого халата».’» (Хиберт)

б. Вера… испытана огнём : Наша вера не проверяется, потому что Бог не знает, сколько и какой веры мы имеем. Это проверено , потому что мы часто не знаем, сколько и какой веры у нас есть. Божья цель в испытании состоит в том, чтобы показать непреходящее качество нашей веры.

я. «Воистину, быть испытанным — это честь веры. Скажет ли кто-нибудь: «У меня есть вера, но мне никогда не приходилось верить в трудности»? Кто знает, есть ли у тебя вера? Скажет ли человек: «У меня великая вера в Бога, но мне никогда не приходилось использовать ее ни в чем, кроме обычных жизненных дел, где я, вероятно, мог бы обойтись без нее так же, как и с ней»? Это к чести и похвале твоей веры? Думаешь ли ты, что такая вера принесет великую славу Богу или принесет тебе великую награду? Если так, то ты сильно ошибаешься.(Сперджен)

ii. Гораздо дороже гибнущего золота : Если золото годно для испытания и очищения огнем, то как намного дороже нашей веры, которая намного дороже золота ? У Бога есть великая и важная цель в испытании нашей веры.

· Вера проверяется, чтобы показать, что это искренняя вера или истинная вера.

· Вера проверяется, чтобы показать силу веры.

· Испытывается вера, чтобы очистить ее, выжечь шлак из золота.

III. Золото — один из самых прочных материалов. Но и она однажды погибнет, а наша вера — нет.

с. Принятие конца вашей веры : конец вашей веры — это возвращение Иисуса и окончательное спасение ваших душ . Испытания и испытания неизбежны, пока мы находимся по эту сторону конца вашей веры . Пока мы не видим Бога, которому служим, мы должны терпеть испытания и встречать их с верой и радостью.

я. Кого не увидев, ты любишь : Петр знал, что, хотя он и видел Иисуса (как до, так и после воскресения), почти каждый христианин в ранней церкви не видел Иисуса. Тем не менее, они любили Его. Иисус был не менее реальным, потому что они не видели Его.

ii. «Короче говоря, есть равенство между верующими в настоящее время и теми, кто жил во время воплощения; ибо Христос для верующей души тот же сегодня , что Он был вчера и будет во веки веков .(Кларк)

III. Слово, переведенное как « радость невыразимая », «встречается только здесь, в Новом Завете, и описывает радость настолько глубокую, что ее невозможно выразить словами». (Грудем) «Их радость не была обычной, земной радостью». (Хиберт)

3. (10-12) Предварительное откровение о спасении, пережитом христианами.

Об этом спасении исследовали и исследовали тщательно пророки, которые пророчествовали о благодати , которая придет к вам, исследуя, на что или на какое время указывал Дух Христа, который был в них, когда Он заранее свидетельствовал о страдания Христа и слава, которая последует за ними.Им было открыто, что они служили не себе, а нам то, что ныне возвещено вам чрез тех, которые благовествовали вам Духом Святым, посланным с небес, — то, во что желают заглянуть ангелы. .

а. Об этом спасении спрашивали и тщательно исследовали пророки : Петру — и всем новозаветным писателям — было важно показать, что их учение не было чем-то новым, но что оно было заранее засвидетельствовано пророками.Понимание этого сделало спасение намного более важным в сознании скорбящих читателей Петра.

я. «Пётр не стремился доказать истинность своего учения о спасении, показывая его согласие с пророками; скорее, он стремился воодушевить своих страждущих читателей, продемонстрировав важность и всеобъемлющее величие спасения, за которое они страдали». (Хиберт)

б. Пророчествовал о благодати, которая придет к вам : Пророки Ветхого Завета жаждали увидеть благодать Нового Завета.Пророчествуя Духом Христовым , они знали нечто о Его страданиях и славах , но гораздо меньше, чем желали знать.

я. Можно только представить, как взволнован был бы Исаия, прочитав Евангелие от Иоанна. Ветхозаветные пророки знали так много; однако многое было от них скрыто, в том числе характер Церкви (Ефесянам 3:4-6) и сама суть жизни и бессмертия (2 Тимофею 1:10).

с. Им было открыто, что не себе, а нам они служили : Пророки понимали, что они служили людям вне их, а также людям в их дни.То, что предсказывали пророки, было сообщено апостолами как истина ( то, что ныне возвещено вам через тех, кто проповедовал Евангелие ).

я. Поскольку мы знаем Кто (Иисус) и когда (день Иисуса) этих ветхозаветных пророчеств, они должны представлять для нас гораздо больший интерес, чем даже во времена пророков.

д. Вещи, которые ангелы желают заглянуть в : раскрытие Божьего вечного плана — это то, что ангелы желают заглянуть в .Ангелы наблюдают за нашим поведением (1 Коринфянам 4:9), делая необходимым, чтобы христиане вели себя должным образом (1 Коринфянам 11:10).

я. Часть вечной цели Бога состоит в том, чтобы показать Свою мудрость ангельским существам через Его работу с церковью (Ефесянам 3:10-11). Бог хочет, чтобы ангелы смотрели на то, что Он делает в церкви, и идея состоит в том, что ангелы наклоняются с большим интересом и желают учиться.

ii. Поэтому они желают видеть и учиться.Это слово «Обозначает сильный интерес или тягу. Настоящее время изображает настоящее, продолжающееся внутреннее стремление к пониманию. Этот термин не означает, что желание не может или не должно быть исполнено, но он отмечает неустанное ангельское усилие постичь больше тайны человеческого спасения». (Хиберт)

III. «Поэтому страстное желание должно включать в себя святое любопытство наблюдать и радоваться славе Царства Христова по мере того, как они находят все более полное осуществление в жизни отдельных христиан на протяжении всей истории церкви.(Грудем)

ив. «Первое Коринфянам 4:9, Ефесянам 3:10 и 1 Тимофею 3:16 также изображают сверхъестественный мир, ревностно соблюдающий Божью программу человеческого искупления. Эта концепция, кажется, основана на словах Иисуса в Луки 15:7, 10, где сказано, что ангелы радуются одному кающемуся грешнику». (Хиберт)

4. (13-17) Поведение спасенных.

Итак препояшьте чресла вашего ума, будьте трезвыми и возлагайте вашу надежду полностью на благодать, которая должна быть принесена вам в откровении Иисуса Христа; как послушные дети, не сообразующиеся с прежними похотями, как в вашем невежестве; но как назвавший вас есть свят, так и вы будьте святы во всех ваших поступках, потому что написано: «Будьте святы, ибо Я свят.«И если вы призываете Отца, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то во время пребывания здесь проводите со страхом;

а. Поэтому препояшь чресла своего ума : Жить так , как хочет от нас Бог , означает , что мы должны препоясать чресла нашего ума . Смысл этой фразы в том, чтобы подготовиться к действию, как и в фразе «засучив рукава». Тогда надо еще быть трезвым , а значит уметь серьезно смотреть на жизнь.

я. препоясать чресла своего ума значит избавиться от распущенного и неряшливого мышления; чтобы взять под контроль рациональные и рефлексивные способности вашего разума. Это значит контролировать то, о чем вы думаете, те вещи, на которые вы решили направить свои мысли.

ii. Будьте трезвыми : «Означает состояние, свободное от любой формы умственной и духовной потери самоконтроля; это позиция самодисциплины, позволяющая избегать крайностей». (Хиберт)

б. Полностью возлагайте надежду на благодать, которая должна прийти к вам в откровении Иисуса Христа. : Пётр много рассказал нам о благодати Божией.Он приветствовал нас благодатью (1 Петра 1:2). Он рассказал нам о благодати, пришедшей к нам в Иисусе, предсказанной древними пророками (1 Петра 1:10). Теперь он идет дальше, написав о благодати, которая будет дарована вам , когда вернется Иисус. Единственный способ, которым мы сможем предстать перед Иисусом в тот день, — это незаслуженное благоволение, которое Он дает и будет давать нам.

я. Благодать не только для прошлого, когда мы впервые отдали свою жизнь Иисусу. Это не только для настоящего, когда мы живем каждое мгновение, стоя в Его благодати (Римлянам 5:2).Это также на будущее, когда благодати станут принесенными к нам . Бог только что начал , чтобы показать нам богатство Своей благодати.

ii. « Благодать — это незаслуженная любовь Бога, снизошедшая до спасения и благословления; источник всех тех светлых и святых даров, которые исходят из его бесконечного сердца». (Мейер)

с. Как послушные дети, не сообразуясь с прежними похотями, как в своем неведении : Исполнение Божьего призыва к святости требует, чтобы мы, как послушные дети , порвали с мирским образом жизни (который характеризуется похотями и невежество ).

д. Но как Призвавший тебя свят, так и ты будь свят во всех поступках твоих, ибо написано: «Будь свят, ибо Я свят» : Основная идея святости не в нравственной чистоте, а в идея « обособленности ». Идея состоит в том, что Бог есть отдельный , отличный от Своего творения как по Своей сущностной природе, так и по совершенству Своих атрибутов. Но вместо того, чтобы строить стену вокруг Своей обособленности, Бог призывает нас прийти к Нему и разделить Его обособленность.Он говорит нам: : «Будьте святы, ибо Я свят».

я. Когда нам не удается увидеть обособленность Бога, мы начинаем верить, что Он просто «сверхчеловек». Тогда мы не видим, что Его любовь — это святая любовь, Его справедливость — это святая справедливость и так далее со всеми Его атрибутами. Святость — это не столько то, чем мы обладаем, сколько то, что владеет нами.

ii. В этом библейский Бог радикально отличается от языческих богов, которым обычно поклонялись в новозаветные времена.«Язычество едва ли породило бога, чей пример не был бы самым отвратительным; особенно их величайшие боги были образцами нечистоты». (Кларк)

эл. И если вы призываете Отца : Если мы, как христиане призываем святого Бога (предположительно для помощи), мы должны понимать, что мы призываем Бога, который не проявляет нелицеприятие – и так будет судить о нашем поведении. Это делает трудовое, трезвое, святое хождение еще более важным.

5. (18-21) Мотивация к благочестивой жизни.

Зная, что не тленными вещами искуплен ты, как серебром или золотом, от бесцельного деяния твоего получил по преданию от отцов твоих, но драгоценною Кровью Христа, как агнца непорочного и чистого. Он действительно был предопределен прежде создания мира, но явился в эти последние времена для вас, верующих чрез Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, так что ваша вера и надежда на Бога.

а. Зная, что ты не был искуплен тленными вещами : Высокий призыв к благочестивой жизни имеет смысл в свете цены, уплаченной за наше искупление. Драгоценная кровь Иисуса спасла нас не для того, чтобы мы могли потом жить, как если бы мы были отбросами.

б. Из твоего бесцельного поведения, полученного по традиции от твоих отцов : Пётр описал умонастроение, стремящееся оправдаться законом, как бесцельное поведение . Кажется, что у него есть цель – приобретение заслуг перед Богом делами – но на самом деле он бесцелен , потому что не может добиться успеха.

с. Агнец без порока и без пятна : Здесь Петр говорил о совершенно безгрешном характере Иисуса. Если бы Он не был без порока и без пятна , Он не был бы достоин быть нашим Искупителем.

д. Он действительно был предопределен до основания мира : Работа Иисуса не была планом, разработанным в конце пути искупления. Оно было предопределено еще до основания мира , хотя и явилось в эти последние времена .

эл. Для вас , кто через Него верит в Бога : Весь план искупления — для тех , кто верит в Бога , хотя даже их вера — через Него . Те, кто верят в Бога , не разочаровываются, потому что их вера и надежда подтверждены воскресением Иисуса из мертвых .

6. (22-25) Необходимость любви среди спасенных.

Явля как вы очистили души ваши повиновением истине Духом в искренней братолюбии, возлюбите друг друга усердно от чистого сердца, возродившись не от тленного семени, но нетленного, через слово Божие живое и пребывает вечно, потому что

«Всякая плоть есть как трава,
И вся слава человека как цветок травы.
Трава засыхает,
И цвет ее опадает,
Но слово Господне пребывает вовек».

Вот слово, которое благовествовало вам.

а. Горячо любите друг друга : Святая жизнь неполна , если она не сопровождается любовью . Быть христианином — значит иметь искреннюю любовь к братьям , но нас призывают проявлять эту любовь горячо .

б. Любите друг друга пламенно, чистым сердцем, заново рожденные : Такая любовь возможна (и только ожидаема) только от тех, кто рожден свыше вечным словом Божиим.

я. Опять же, Петр не использовал ту же формулировку для рожденных свыше , как в Иоанна 3; но он использовал ту же самую идею.

с. Словом Божиим, живущим и пребывающим вовеки : Мы рождены свыше… словом Божьим .Но это не только дает нам новую жизнь. Он также говорит нам любить друг друга . Если слово Божье таково, как говорит Исаия 40:8 – слово Господа, которое пребудет вовек , то оно и обязывает нас, и дает нам возможность жить в той любви и святости, о которых говорит Петр. .

д. Трава засыхает, и цвет ее опадает, а слово Господне пребывает вовек : Здесь Петр цитирует Исайю 40:6-8. Слово Господне конечно выдержал .Оно пережило столетия ручного переписывания, преследований, постоянно меняющихся философий, всякого рода критики, пренебрежения как с кафедры, так и со скамьи, сомнений и неверия – и все же слово Господне пребудет вовеки !

я. В 303 году нашей эры римский император Диоклетиан потребовал, чтобы все экземпляры Священного Писания в Римской империи были сожжены. Он потерпел неудачу, и 25 лет спустя римский император Константин поручил ученому по имени Евсевий подготовить 50 экземпляров Библии за государственный счет.

ii. «Тысячу раз звучал погребальный звон Библии, строилась похоронная процессия, вырезалась надпись на надгробной плите и читалась преданность. Но почему-то труп никогда не остается на месте». (Бернард Рамм, Протестантские христианские доказательства )

III. «Слово Божье никогда не умирает, Слово Божье никогда не меняется. Некоторые считают, что мы должны получать новое Евангелие каждые несколько лет или даже каждые несколько недель, но это не было идеей Петра. Он писал и был вдохновлен Богом написать о «Слове Божьем, живущем и пребывающем вовеки».’» (Сперджен)

ив. Поскольку это вечное, всегда потенциально плодоносящее семя находится в нас, у нас есть и обязанность , и способность иметь искреннюю любовь к братьям . Возможно, мы могли бы сказать, что если нам нужно больше любви к другим, это начинается с того, что нетленного семени посажено в наши сердца и позволено расти.

эл. Словом Божьим… Теперь это слово : Некоторые люди пытаются провести четкое различие между двумя греческими словами, наиболее часто переводимыми словом , которые являются древнегреческими словами rhema и logos .Но здесь Петр использовал оба слова ( logos в 1 Петра 1:23 и rhema в 1 Петра 1:25) для обозначения одной и той же идеи. Эти два слова иногда имеют тонкие различия, но часто не имеют существенного значения.

© 2018 David Guzik – Запрещается распространение без разрешения, кроме личного использования

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск