Принцип романтического двоемирия в творчестве горького – Презентация по литературе «Романтизм. Признаки романтизма в рассказах М. Горького» (11 класс)

Анализ произведений «Макар Чудра» и «Старуха Изергиль» Горького М.Ю.

В ранних своих произведениях “Макар Чудра” и “Старуха Изергиль” Горький предстает перед читателями как романтик.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В РОМАНТИЧЕСКИХ РАССКАЗАХ. Романтизм предполагает утверждение исключительной личности, выступающей с миром один на один, подходящей к действительности с позиции своего идеала, предъявляющей окружающему исключительные требования. Герой на голову выше людей, окружающих его, их общество им отвергается. Этим обусловлено столь типичное для романтика одиночество, которое чаще всего мыслится им как естественное состояние, ибо люди не понимают его и отвергают его идеал. Поэтому герой-романтик находит равное себе начало лишь в общении со стихией, с миром природы, океана, моря, гор, прибрежных скал.

Поэтому столь большое значение получает в романтических произведениях пейзаж — лишенный полутонов, основанный на ярких красках, выражающий самую неукротимую сущность стихии и ее красоту и исключительность. Пейзаж таким образом одушевляется и как бы выражает неординарность характера героя. Однако одиночество романтического героя может трактоваться и как отверженность его идеала людьми, и как драма непонятости и непризнанности. Ho и в этом случае попытки сближения с миром реальным чаще всего бесперспективны: реальность не принимает романтического идеала героя в силу его исключительности.

СООТНОШЕНИЕ ХАРАКТЕРОВ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВ. Для романтического сознания соотнесенность характера с реальными жизненными обстоятельствами почти немыслима — так формируется важнейшая черта романтического художественного мира: принцип романтического двоемирия. Романтический, а потому идеальный мир героя противостоит миру реальному, противоречивому и далекому от романтического идеала. Противостояние романтика и действительности, романтика и окружающего мира — коренная черта этого литературного направления.

Именно такими мы видим героев ранних романтических рассказов Горького. Старый цыган Макар Чудра предстает перед читателем именно в романтическом пейзаже: его окружает “мгла осенней ночи”, которая “вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева — безграничную степь, справа — бесконечное море”.

Через несколько строк Макар Чудра заявит такую позицию прямо, говоря о человеке, с его точки зрения, несвободном: “Ведома ему воля? Ширь степная понятна? Говор морской волны веселит ему сердце? Он раб, — как только родился, всю жизнь раб, и все тут!” В романтическом пейзаже предстает перед нами и старуха Изергиль: “Ветер тек широкой, ровной волной, но иногда он точно прыгал через что-то невидимое и, рождая сильный порыв, развевал волосы женщин в фантастические гривы, вздымавшиеся вокруг их голов. Это делало женщин странными и сказочными. Они уходили все дальше от нас, а ночь и фантазия одевали их все прекраснее”.

Именно в таком пейзаже — приморском, ночном, таинственном и прекрасном — могут реализовать себя Макар Чудра и старуха Изергиль— главные герои этих рассказов. Их сознание, их характер, его подчас таинственные противоречия оказываются главным предметом изображения. Ради этих героев рассказы и написаны, поэтому все художественные средства направлены на исследование их сложности и противоречивости, силы и слабости. Чудра и Изергиль, находясь в центре повествования, получают максимальную возможность самореализации. Им писатель дает право говорить о самих себе, свободно высказывать свои взгляды. Легенды, ими рассказанные, обладая несомненной художественной ценностью, тем не менее оказываются в первую очередь средством создания образа главного героя, именем которого и названо произведение. В легендах выражены представления Макара Чудры и Изергиль об идеальном и антиидеальном в человеке, т.е. представлены романтический идеал и антиидеал. Повествуя о Данко и Ларре, Изергиль говорит скорее о себе. Они нужны автору для того, чтобы Изергиль в такой, наиболее доступной для нее форме могла выразить свои собственные взгляды на жизнь. Попробуем определить основные качества этих характеров.

Изергиль, как и всякий романтик, несет в характере единственное начало, которое полагает наиболее ценным: она уверена, что вся ее жизнь была подчинена лишь одному — любви к людям. Также единственное начало, доведенное до максимальной степени, несут и герои легенд, рассказанных ею. Данко воплощает крайнюю степень самопожертвования во имя любви к людям, Ларра — крайний индивидуализм.

РОМАНТИЧЕСКАЯ МОТИВИРОВКА ХАРАКТЕРОВ. Исключительный индивидуализм Ларры обусловлен тем, что он сын орла, воплощающего идеал силы и воли. Такой мотивировки вполне достаточно для романтического сознания: “Все смотрели с удивлением на сына орла и видели, что он ничем не лучше их, только глаза его были холодны и горды, как у царя птиц. И разговаривали с ним, а он отвечал, если хотел, или молчал, а когда пришли старейшие племени, он говорил с ними, как с равными себе”. Гордость и презрение к другим — вот два начала, которые несет в себе Ларра. Естественно, это обрекает его на одиночество, но это желанное одиночество романтика, вытекающее из невозможности найти на земле кого-то, хоть в чем-то равного себе: “Долго говорили с ним и наконец увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрекал себя. У него не было ни племени,, ни матери, ни скота, ни жены, и он не хотел ничего пою”. Такая позиция заставляет героя вступить на путь эгоистическою произвола, что открыто декларируется им. Убив на глазах у старейшин девушку, которую он возжелал и которая отвергла его, герой так объясняет людям свою позицию:

Я убил ее потому, мне кажется, — что меня оттолкнула она… А мне было нужно ее.

— Ho она не твоя! — сказали ему.

— Разве вы пользуетесь только своим? Я вижу, что каждый человек имеет только речь, руки и ноги… а владеет он животными, женщинами, землей… и многим еще…

Ему сказали на это, что за все, что человек берет, он платит собой: своим умом и силой, иногда — жизнью. А он отвечал, что хочет сохранить себя целым”.

Герой-романтик в гордом одиночестве противостоит людям и не боится их суда, потому что не принимает его и презирает судей. Его хотели приговорить к смерти, но приговаривают… к бессмертию.

Почему смерть не является достаточным наказанием для героя-романтика? Потому что приговорив героя к смерти, люди лишь подтвердили бы его исключительность, выделенность из общего ряда, его право повелевать и говорить с ними как с рабами — и свое бессилие и страх перед ним. Наказанный вечным существованием и одиночеством, т.е. получив то, на что и претендовал с самого начала, юноша, получивший имя Ларра, что значит отверженный, выкинутый вон, обречен бессмертию вечного скитания:

“Так, с той поры, остался он один, свободный, ожидая смерти. И вот он ходит, ходит повсюду… — заканчивает свой рассказ Изергиль. — Видишь, он стал уже как тень и таким будет вечно! Он не понимает ни речи людей, ни их поступков — ничего. И все ищет, ходит, ходит… Ему нет жизни, и смерть не улыбается ему. И нет ему места среди людей… Вот как был поражен человек за гордость!”

Об обусловленности характера Данко просто не приходится говорить — он таков по сути своей, таков изначально. Единственно, чем Изергиль может мотивировать его исключительность, — это красота: “Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы”. Люди верят ему лишь потому, “что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня”. Романтик просто не нуждается в более углубленной мотивировке исключительности героя.

Ho несмотря на явную противопоставленность образов Данко и Ларры, в них есть нечто общее, ведь оба они являются полюсами одного и того же мира — мира Изергиль, и для нее они соотносятся как идеал и антиидеал. Следовательно, они не только противопоставлены, но и сопоставлены.

Несомненную общность между образами Ларры и Данко предопределяет их противостояние с миром людей, на чем и основан принцип романтического двоемирия в обеих легендах. Презрение к людям естественно для Ларры с его непомерной гордостью и индивидуализмом, но и человеколюбивый Данко не смог избежать этого конфликта. Если Ларра отвергает других из презрения к ним, то Данко, герой, жертвующий собой из любви к другим, сам попадает в положение отверженного: “Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них”.

Принцип романтического двоемирия, противопоставления героя-романтика толпе обусловлен исключительностью его образа: либо он сам, подобно Ларре, отвергает окружающих, либо толпа, свирепая в своем натиске и глухая к его сердцу, отвергает романтика. В ином случае это будет шаг уже к реалистической эстетике. Другое дело, что любовь Данко к людям столь велика, что он может простить им и это: даже когда в его сердце вскипело негодование, “от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут”.

Действие легенд происходит в глубокой древности — это как бы время, предшествовавшее началу истории, эпоха первотворений. “Многие тысячи лет прошли с той поры, когда случилось это”, — начинает свой рассказ о Ларре Изергиль. Ho в настоящем есть следы, прямо связанные с той эпохой, — это голубые огоньки, оставшиеся от сердца Данко, тень Ларры, которую видит Изергиль.

Естественно, что образы Данко и Ларры могут воплотиться лишь на фоне романтического пейзажа, яркого и красочного, лишенного полутонов, построенного на контрастах света и тьмы:

“И стало тогда в лесу так темно, словно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился… а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей”; «А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья”. Разумеется, только на фоне страшной тьмы леса, разрываемом вспышками молний, может пылать сердце Данко — “так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота”.

КОМПОЗИЦИЯ РОМАНТИЧЕСКИХ РАССКАЗОВ. Композиция повествования в романтических рассказах целиком подчинена одной цели: возможно более полному воссозданию образа главного героя. Рассказывая легенды своего народа, герои дают автору представления о своей системе ценностей, об идеальном и антиидеальном в человеческом характере, как они сами его понимают, показывают, какие черты личности достойны уважения или презрения. Иными словами, они таким образом как бы создают систему координат, исходя из которой могут быть судимы сами.

Итак, романтическая легенда является важнейшим средством создания образа главного героя. Макар Чудра совершенно уверен, что гордость и любовь, два прекрасных чувства, доведенных романтиками до высшего своего выражения, не могут примириться, ибо компромисс вообще немыслим для романтического сознания. Конфликт между чувством любви и чувством гордости, который переживают Радда и Лойко Зобар, может разрешиться только смертью обоих: романтик не может поступиться ни любовью, не знающей границ, ни абсолютной гордостью. Ho любовь предполагает смирение и взаимную способность покориться любимому. Этого-то и не могут сделать ни Лойко, ни Радда. Ho самое интересное то, как оценивает такую позицию Макар Чудра. Он полагает, что именно так должен воспринимать жизнь настоящий человек, достойный подражания, и что только в такой жизненной позиции можно сохранить собственную свободу. Знаменателен вывод, который он давно сделал из истории Радды и Лойко: “Ну, сокол, хочешь, скажу одну быль? А ты ее запомни и, как запомнишь, — век свой будешь свободной птицей”. Иными словами, истинно свободный человек только так и мог реализовать себя в любви, как сделали это герои “были”.

Ho согласен ли автор со своим героем? Каковы авторская позиция и художественные средства ее выражения?

Для ответа на этот вопрос мы должны обратиться к такой важной композиционной особенности ранних романтических рассказов Горького, как наличие образа повествователя. В самом деле, это один из самых незаметных образов, он почти не проявляет себя прямо. Ho именно взгляд этого человека, странствующего по Руси, встречающего на своем пути множество самых разных людей, очень важен для писателя. Вспомним еще раз: в эпосе Горького, в композиционном центре любого его романа или повести всегда будет стоять воспринимающее сознание — негативное, искажающее реальную картину жизни, лишающее ее смысла и перспективы (эпопея “Жизнь Клима Самгина”, роман “Жизнь Матвея Кожемякина”), или же позитивное, наполняющее бытие высшим смыслом и содержанием (автобиографическая трилогия, роман “Мать”). Именно это воспринимающее сознание в конечном итоге является важнейшим предметом изображения, критерием авторской оценки действительности и средством выражения авторской позиции. В более позднем цикле рассказов “По Руси” Горький назовет повествователя не прохожим, а проходящим, подчеркивая его неравнодушный взгляд на действительность, попадающую в сферу его восприятия и осмысления. И в ранних романтических рассказах, и в цикле “По Руси” в судьбе и мировоззрении “проходящего” проявляются черты самого Горького, в судьбе его героя во многом отразилась судьба писателя, с юности в своих странствиях познавшего Россию. Поэтому многие исследователи предлагают говорить о повествователе Горького в этих рассказах как об автобиографическом герое. Именно пристальный, заинтересованный взгляд автобиографического героя и выхватывает из встреч, дарованных ему судьбой, самые интересные и неоднозначные характеры — они-то и оказываются главным предметом изображения и исследования. В них автор видит проявление народного характера рубежа веков, пытается исследовать его слабые и сильные стороны. И авторское отношение к ним — восхищение их силой и красотой, как в рассказе “Макар Чуцра”, поэтичностью, склонностью к почти художественному восприятию мира, как в “Старухе Изергиль”, и в то же время несогласие с их позицией, способность увидеть противоречия в их характерах — выражается не прямо, а косвенно, с помощью самых разных художественных средств.

Макар Чудра лишь скептически выслушивает возражение автобиографического героя — в чем, собственно, их несогласие, остается как бы за кадром повествования. Ho конец рассказа, где повествователь, глядя во тьму степи, видит, как красавец цыган Лойко Зобар и Радда, дочь старого солдата Данилы, “кружились во тьме ночи плавно и безмолвно, и никак не мог красавец Лойко поравняться с гордой Раддой”, проявляет его позицию. В этих словах — восхищение их красотой и бескомпромиссностью, силой и непреодолимостью их чувств, понимание невозможности для романтического сознания иного разрешения конфликта — но и осознание бесплодности такой позиции: ведь и после смерти Лойко в своей погоне не поравняется с гордой Раддой.

Более сложно выражена позиция автобиографического героя в “Старухе Изергиль”. Создавая образ главной героини композиционными средствами, Горький дает ей возможность представить романтический идеал, выражающий высшую степень любви к людям (Данко), и романтический антиидеал, воплотивший доведенный до апогея индивидуализм и презрение и нелюбовь к другим (Ларра). Идеал и антиидеал, два романтических полюса повествования, выраженные в легендах, задают систему координат, в рамки которой хочет поставить себя сама старуха Изергиль. Композиция рассказа такова, что две легенды как бы обрамляют повествование о ее собственной жизни, которое и составляет идеологический центр произведения. Безусловно осуждая индивидуализм Ларры, Изергиль думает, что ее собственная жизнь и судьба стремятся, скорее, к полюсу Данко, воплотившего высший идеал любви и самопожертвования. В самом деле, ее жизнь, как и жизнь Данко, была целиком посвящена любви — героиня абсолютно в этом уверена. Ho читатель сразу обращает внимание на то, с какой легкостью забывала она свою прежнюю любовь ради новой, как просто оставляла она некогда любимых людей. Они просто переставали существовать для нее, когда проходила страсть. Повествователь все время пытается вернуть ее к рассказу

о тех, кто только что занимал ее воображение и о которых она уже забыла:

А рыбак куда девался? — спросил я.

— Рыбак? А он… тут…<…>

— Погоди!.. А где маленький турок?

— Мальчик? Он умер, мальчик. От тоски по дому или от любви…”

Ее равнодушие к некогда любимым людям поражает повествователя:

“Я ушла тогда. И больше не встречалась с ним. Я была счастлива на это: никогда не встречалась после с теми, которых когда-то любила. Это нехорошие встречи, все равно как бы с покойниками”.

Во всем — в портрете, в авторских комментариях — мы видим иную точку зрения на героиню.

Именно глазами автобиографического героя видит читатель Изергиль. Ее портрет сразу же выявляет очень значимое эстетическое противоречие. О прекрасной чувственной любви должна была бы рассказывать юная девушка или молодая, полная сил женщина. Перед нами же глубокая старуха, в ее портрете нарочито нагнетаются антиэстетические черты:

“Время согнуло ее пополам, черные когда-то глаза были тусклы и слезились. Ее сухой голос звучал странно, он хрустел, точно старуха говорила костями”; “Ее скрипучий голос звучал так, как будто это роптали все забытые века, воплотившись в ее груди тенями воспоминаний”.

Изергиль уверена в том, что ее жизнь, исполненная любви, прошла совсем иначе, чем жизнь индивидуалиста Ларры, она не может даже представить ничего общего с ним, но взгляд автобиографического героя находит эту общность, парадоксально сближая их портреты.

“Он уже стал теперь как тень, — пора! Он живет тысячи лет, солнце высушило его тело, кровь и кости, и ветер распылил их. Вот что может сделать Бог с человеком за гордость!..” — рассказывает Изергиль о Ларре.

Ho почти те же черты видятся повествователю в древней старухе Изергиль:

“Я посмотрел ей в лицо. Ее черные глаза были все-таки тусклы, их не оживило воспоминание. Луна освещала ее сухие, потрескавшиеся губы, заостренный подбородок с седыми волосами на нем и сморщенный нос, загнутый, словно клюв совы. На месте щек были черные ямы, и в одной из них лежала прядь пепельно-седых волос, выбившихся из-под красной тряпки, которою была обмотана ее голова. Кожа на лице, шее и руках вся изрезана морщинами, и при каждом движении старой Изергиль можно было ждать, что сухая эта кожа разорвется вся, развалится кусками и передо мной встанет голый скелет с тусклыми черными глазами”.

Все в образе Изергиль напоминает повествователю Ларру — в первую очередь, разумеется, ее индивидуализм, доведенный до крайности, почти сближающийся с индивидуализмом Ларры, ее древность, ее рассказы о людях, давным-давно прошедших свой круг жизни:

“И все они — только бледные тени, а та, которую они целовали, сидит рядом со мной живая, но иссушенная временем, без тела, без крови, с сердцем без желаний, с глазами без огня, — тоже почти тень”, — вспомним, что в тень обратился Ларра.

Так с помощью портрета автор достигает сближения двух образов Изергиль и легендарного Ларры. Разумеется, о подобном сближении сама Изергиль не может и помыслить.

Принципиальная дистанция между позицией героини и повествователя формирует идеологический центр рассказа и определяет его проблематику. Романтическая позиция при всей ее красоте и возвышенности отрицается автобиографическим героем. Он показывает ее бесперспективность и утверждает актуальность позиции реалистической. В самом деле, автобиографический герой — единственный реалистический образ в ранних романтических рассказах Горького. Его реалистичность проявляется в том, что в его характере и судьбе отразились типические обстоятельства русской жизни 1890-х гг. Развитие России по капиталистическому пути привело к тому, что со своих мест оказались сорваны миллионы людей, именно они и составили армию босяков, бродяг, как бы выпавших из прежних социальных условий и не обретших новых прочных общественных связей. Автобиографический герой Горького принадлежит именно к такому слою людей. Критик и литературовед, исследователь творчества М. Горького Б.В. Михайловский назвал такой характер “выломившимся” из традиционного круга общественных отношений. При всем его драматизме это был позитивный процесс: кругозор и мировосприятие людей, пустившихся в странствие по Руси, были несравнимо глубже и богаче, чем у предшествующих поколений, им открылись совершенно новые стороны национальной жизни. Россия через этих людей как бы познавала самое себя. Именно поэтому взгляд автобиографического героя реалистичен, ему доступно осознать ограниченность сугубо романтического миросозерцания, обрекающего Макара Чудру на одиночество, приводящее Изергиль к полной исчерпанности и испепеленности.

19. Идея двоемирия. Сказки Гофмана.

В развитии искусства 19 века можно выделить два основных этапа: эпоха романтизма (первая половина 19 века) и эпоха декаданса (с конца 50-х гг. до первой мировой войны). Постоянное брожение в Европе, связанное с незавершенностью цикла буржуазных революций, развитием социальных и национальных движений вряд ли могло найти более адекватную форму выражения в искусстве, чем романтическое бунтарство. Романтизм — направление в европейской и американской литературе конца XVIII — первой половины XIX века. Эпитет «романтический» в XVII века служил для характеристики авантюрных и героических сюжетов ипроизведений, написанных на романских языках (в противоположность тем, что создавались на языках классических). В XVIII веке это слово обозначало литературу Средневековья и Возрождения. В конце XVIII века в Германии, затем в других странах Европы, в том числе — в России, слово романтизм стало названием художественного направления, противопоставившего себя классицизму

Идеологические предпосылки романтизма — разочарование в Великой Французской революции в буржуазной цивилизации вообще (в ее пошлости, прозаичности, бездуховности). Настроение безнадежности, отчаяния, «мировой скорби» — болезнь века, присуща героям Шатобриана, Байрона, Мюссе. В то же время им свойственно ощущение скрытого богатства и беспредельных возможностей бытия. Отсюда у Байрона, Шелли, поэтов-декабристов и Пушкина — энтузиазм, основанный на вере во всемогущество свободного человеческого духа, страстная жажда обновления мира. Романтики мечтали не о частных усовершенствованиях жизни, а о целостном разрешении всех ее противоречий. У многих из них преобладают настроения борьбы и протеста против царящего в мире зла (Байрон, Пушкин, Петефи,Лермонтов , Мицкевич). Представители созерцательного романтизма нередко склонялись к мысли о господстве в жизни непостижимых и загадочных сил (рок, фатум), о необходимости подчиниться судьбе (Шатобриан, Колридж, Саути, Жуковский).

Для романтиков характерно стремление ко всему необычному — к фантастике, народным преданиям, к «минувшим векам» и экзотической природе. Они создают особый мир воображаемых обстоятельств и исключительных страстей. Особенно, в противовес классицизму, большое внимание уделяется духовному богатству личности. Романтизм открыл сложность и глубину духовного мира человека, его неповторимое своеобразие («человек — малая Вселенная»). Плодотворным было внимание романтиков к особенностям национального духа и культуры разных народов, к своеобразию различных исторических эпох. Отсюда — требование историзма и народности искусства (Ф.Купер, В.Скотт, Гюго).

Романтизм ознаменовался обновлением художественных форм: созданием жанра исторического романа, фантастической повести, лиро-эпической поэмы. Необычайно расцвета достигла лирика. Существенно расширены возможности поэтического слова за счет его многозначности.

Высшее достижение русского романтизма — поэзия Жуковского, Пушкина, Баратынского, Лермонтова, Тютчева  Романтизм первоначально возник в Германии, чуть позднее в Англии; он получил широкое распространение во всех европейских странах. Всему миру были известны имена: Байрон, Вальтер Скотт, Гейне, Гюго, Купер, Андерсон. Романтизм возник в конце 18 века и просуществовал до 19 века. Возникновение романтизма связано с острой неудовлетворенностью социальной действительностью; разочарованием в окружающем и порывам к иной жизни. К смутному, но властно притягательному идеалу. Значит, характерной чертой романтизма является неудовлетворенность действительностью, полное разочарование в ней, неверие, что жизнь может быть построена на началах добра, разума, справедливости. Отсюда резкое противоречие между идеалом и действительностью (стремление к возвышенному идеалу).  Романтический герой — личность сложная, страстная, внутренний мир которой необычайно глубок, бесконечен; это целая вселенная, полная противоречий. Романтиков интересовали все страсти, и высокие и низкие, которые противопоставлялись друг другу. Высокая страсть — любовь во всех ее проявлениях, низкая — жадность, честолюбие, зависть. Низменной материальной практике романтики противопоставляли жизнь духа, в особенности религию, искусство, философию.

Мир сказки Гофмана обладает ярко выраженными признаками романтического двоемирия, которое воплощается в произведении различными способами. Романтическое двоемирие реализуется в повести через прямое объяснение персонажами происхождения и устройства мира, в котором они живут. Есть мир здешний, земной, будничный и другой мир, какая-нибудь волшебная Атлантида, из которой и произошел когда-то человек .  Именно об этом говорится в рассказе Серпентины Ансельму о своём отце-архивариусе Линдгорсте, который, как оказалось, является доисторическим стихийным духом огня Саламандром, жившим в волшебной стране Атлантиде и сосланном на землю князем духов Фосфором за его любовь к дочери лилии змее.

Эта фантастическая история воспринимается как произвольный вымысел, не имеющий серьёзного значения для понимания персонажей повести, но вот говорится о том, что князь духов Фосфор предрекает будущее: люди выродятся (а именно перестанут понимать язык природы) и только тоска будет смутно напоминать о существовании другого мира (древней родины человека), в это время возродится Саламандр и в развитии своем дойдет до человека, который, переродившись таким образом, станет вновь воспринимать природу — это уже новая антроподицея, учение о человеке.

Ансельм относится к людям нового поколения, так как он способен видеть и слышать природные чудеса и верить в них — ведь он влюбился в прекрасную змейку, явившуюся ему в цветущем и поющем кусте бузины. Серпентина называет это «наивной поэтической душой», которой обладают «те юноши, которых по причине чрезмерной простоты их нравов и совершенного отсутствия у них так называемого светского образования, толпа презирает и осмеивает». Человек на грани двух миров: частично земное существо, частично духовное. В сущности, во всех произведениях Гофмана мир устроен именно так. Ср., например, интерпретацию музыки и творческого акта музыканта в новелле «Кавалер Глюк», музыка рождается в результате пребывания в царстве грез, в другом мире: «Я обретался в роскошной долине и слушал, о чём поют друг другу цветы. Только подсолнечник молчал и грустно клонился долу закрытым венчиком. Незримые узы влекли меня к нему. Он поднял головку — венчик раскрылся, а оттуда мне навстречу засияло око. И звуки, как лучи света, потянулись из моей головы к цветам, а те жадно впитывали их. Всё шире и шире раскрывались лепестки подсолнечника — потоки пламени полились из них, охватили меня, — око исчезло, а в чашечке цветка очутился я». (

Двоемирие реализуется в системе персонажей, а именно в том, что персонажи четко различаются по принадлежности или склонности к силам добра и зла. В «Золотом горшке» эти две силы представлены, например, архивариусом Линдгорстом, его дочерью Серпентиной и старухой-ведьмой, которая, оказывается, есть дочь пера черного дракона и свекловицы.

Исключением является главный герой, который оказывается под равновеликим влиянием той и другой силы, является подвластным этой переменчивой и вечной борьбе добра и зла. Душа Ансельма — «поле битвы» между этими силами, см., например, как легко меняется мировосприятие у Ансельма, посмотревшего в волшебное зеркальце Вероники: только вчера он был без ума влюблен в Серпентину и записывал таинственными знаками историю архивариуса у него в доме, а сегодня ему кажется, что он  только и думал о Веронике, «что тотобраз, который являлся ему вчера в голубой комнате, была опять-таки Вероника и что фантастическая сказка о браке Саламандра с зеленою змеею была им только написана, а никак не рассказана ему. Он сам подивился своим грезам и приписал их своему экзальтированному, вследствие любви к Веронике, душевному состоянию…» (С.138) Человеческое сознание живет грезами и каждая из таких грез всегда, казалось бы, находит объективные доказательства, но по сути все эти душевные состояния результат воздействия борющихся духов добра и зла. Предельная антиномичность мира и человека является характерной чертой романтического мироощущения.

Используемая Гофманом цветовая гамма в изображении предметов художественного мира «Золотого горшка» выдает принадлежность повести эпохе романтизма. Это не просто тонкие оттенки цвета, а обязательно динамические, движущиеся цвета и целые цветовые гаммы, часто совершенно фантастические: «щучье-серый фрак», блестящие зеленым золотом змейки, «искрящиеся изумруды посыпались на него и обвили его сверкающими золотыми нитями, порхая и играя вокруг него тысячами огоньков», «кровь брызнула из жил, проникая в прозрачное тело змеи и окрашивая его в красный цвет», «из драгоценного камня, как из горящего фокуса, выходили во все стороны лучи, которые, соединяясь, составляли блестящее хрустальное зеркало.

Такой же особенностью — динамичностью, неуловимой текучестью — обладают звуки в художественном мире произведения Гофмана  (шорох листьев бузины постепенно превращается в звон хрустальных колокольчиков, который, в свою очередь, оказывается тихим дурманящим шёпотом, затем вновь колокольчиками, и вдруг всё обрывается грубым диссонансом; шум воды под веслами лодки напоминает Ансельму шёпот.

Богатство, золото, деньги, драгоценности представлены в художественном мире сказкиГофмана как мистический предмет, фантастическое волшебное средство, предмет отчасти из другого мира. Специес-талер каждый день — именно такая плата соблазнила Ансельма и помогла преодолеть страх, чтобы пойти к загадочному архивариусу, именно этот специес-талер превращает живых людей в скованных, будто залитых в стекло (см. эпизод разговора Ансельма с другими переписчиками манускриптов, которые тоже оказались в склянках). Драгоценный перстень у Линдгорста способен очаровать человека. В мечтах о будущем Вероника представляет себе своего мужа надворного советника Ансельма и у него «золотые часы с репетицией», а ей он дарит новейшего фасона «миленькие, чудесные сережки».

Художественное воплощение принципов романтического двоемирия в новеллах гофмана

Пожалуй, одна из самых важных тем творчества Гофмана – это тема двойственности человеческого сознания. Именно из этой темы вышло все двоемирие Гофмана, в том числе и двоемирие вещей и природы.

Любой человек по Гофману – двойственнен. Только одни закрывают на это глаза, другие же признают свою двойственность. В мире “Золотого горшка” существует три лагеря противостояния. Первый – феи или злые духи. Они живут больше в мире невидимом и несут нам познания о нем, его мудрость или его философию, как темную сторону, так и светлую. Второй лагерь – это филистеры – закостенелые в своих убеждениях люди, которые не хотят, и потому не могут видеть многообразия реальности. Им важны лишь определенный набор шагов от рождения и до смерти. А третий лагерь – совсем немногочисленный – романтики, что мечутся от первых до вторых. Эти словно живут на пересечении двух реальностей, постоянно совершая свой выбор то в пользу одного, то в пользу другого. Именно на их внутреннем конфликте и построены сюжеты произведений.

В Золотом горшке жителем мира невидимого прежде всего является Линдгорст – могущественный Саламандр. Его двойственность заключается в том, что он вынужден прятать от людей свою истинную сущность и притворяться тайным архивариусом. Но он позволяет своей сущности проявляться для тех, чей взор открыт миру невидимому, миру высшей поэзии. Еще одним жителем невидимого является старуха с яблоками. Но она представитель сил темных и всячески пытается помешать осуществлению замыслов Саламандра. Ее мирской двойник – старуха Лиза, колдунья и ворожея, заведшая Веронику в заблуждение…

Филистерами в Золотом горшке являются, прежде всего,  Геербранд и конректор Паульман. Но и в них присутствует двойственность. Бесшабашная вечеринка с пуншем проявляет в них видения мира незримого. Но они не открываются ему с радостью. После вечеринки они закрывают чудеса словом “сумасшествие”, и эта общепринятая мера спасает их веру в надежность и стабильность узкого и привычного мирка.

К романтикам можно отнести Ансельма и Натанаэля. Духовное видение – как дополнительная возможность человеческой души, само по себе оно нейтрально, но с его помощью можно как возвысится до небывалых высот, как это произошло с Ансельмом, так и спуститься ниже некуда, как случилось с Натанаэлем. Двойственность вырвала их из объятий привычного и заставила выбирать. В случае с Ансельмом его выбор и высокие духовные качества, его любовь и вера помогают ему достичь Атлантиды – жизни в гармонии и поэзии. А Натанаэля его страх, его эгоистическая любовь к себе, безверие и вечные сомнения приводят к сумасшествию и самоубийству.

По сути, основная тема, к которой устремляется все творчество Гофмана,— это тема взаимоотношения искусства и жизни; основные образы — художник и филистер.

Гофман поделил весь род человеческий на две неравные части. Одна из «хороших людей» — филистеры, довольные своим земным существованием. Они послушно исполняют свою бессмысленную роль и в самодовольстве и духовной нищете своей не видят роковых тайн, скрывающихся за кулисами. Они счастливы, по это счастье ложное. Вторая же –  «истинные музыканты» — романтические мечтатели, «энтузиасты», люди не от мира сего. Они с ужасом и от вращением смотрят на жизнь, стремясь сбросить с себя ее тяжелый груз, бежать от нее в созданный их фантазией идеальный мир, в котором они будто бы обретают покой, гармонию и свободу. Они счастливы по-своему, но их счастье тоже мнимое, кажущееся, потому что вымышленное или романтическое царство — фантом, призрачное убежище, в котором их то и дело настигают жестокие, неотвратимые законы действительности и низводят с поэтических небес на прозаическую землю. Но никто из них не будет осужден, наоборот, всех ожидает блаженство, только на различный лад.

 В творчестве Гофмана двоемирие, проявившись раз в романтической душе, уже не покидает ее, словно отрезает пути назад. И Ансельм и Натанаэль пытаются вернуться в мир обыденный и влиться вновь в привычное общество. Но внутренний резкий диссонанс не позволяет сделать этого окончательно ни одному, ни другому.

Как воплощён принцип романтического двоемирия? — MatFaq.ru

В начале 19 века на смену сентиментализма и классицизма в русскую поэзию, пришла веха романтизма. Русские поэты – романтики сделали огромный вклад в развитие русской литературы: они по-новому истолковали национальный фольклор и мифологию, основали традицию введения в литературу национально-самобытной культуры.

Романтики подчеркивали в своих произведениях высокий смысл жизни каждого человека, осознано пренебрегали материальным бытием, расценивая его как низкое и пошлое явление. Животворным источником их произведений стала религия и мифология.

Методологический принцип романтизма заключался в противостоянии реализму. Поэтическое признание действительности в романтизме происходило через призму самого человека, его внутреннего мираРазочарование в силе разума привело русских романтиков к острой борьбе с повседневной действительностью. Поэты верили в то, что благодаря миру иллюзий, человек может достичь своего духовного совершенства и наполнить свою жизнь смыслом. Двоемирие в русской поэзии начала 19 века стало своеобразным побегом от суровой действительности.

Изображая в своих произведениях миры грез, включая в них фантастические сущности, которые часто перекликались с национальными мифологическими верованиями, русские поэты – романтики пытались внести изменения не только в литературные традиции, но и в сознание читателей.

Романтические герои отчаянно не хотели принимать реальность, и находили себе утешение в другом мире, наполненном их мечтами. Главными инструментами воплощения романтического двоемирия стали верования в потусторонние силы, в предсказания, в мистику сновидений.

Именно в начале 19 века русская поэзия наполняется рассказами о демонах, нечистой силе. Стоит отметить, что большинство мистических персонажей не вредят, а наоборот, помогают главным героям преодолеть трудности.

Мотив двоемирия прослеживается также в ранней поэзии Александра Сергеевича Пушкина. Позже к традиции поэтического двоемирия обраться поэты – символисты, чье творчество откроет Серебряный век русской литературы

Открытый урок «Ницшеанские мотивы в ранних романтических рассказах М. Горького». 11 класс

УРОК ЛИТЕРАТУРЫ В 11 КЛАССЕ

НИЦШЕАНСКИЕ МОТИВЫ В РАННИХ РОМАНТИЧЕСКИХ РАССКАЗАХ

М. ГОРЬКОГО

ЦЕЛЬ. Проследить развитие и преодоление ницшеанства в раннем творчестве М. Горького.

ЗАДАЧИ: 1. Познакомить учащихся с ранним творчеством М. Горького

2. Проследить черты романтизма как творческого метода на примере ранних рассказов М. Горького.

3. Выявить признаки влияния философии Ф. Ницше в романтических произведениях Горького.

4. Развивать навыки анализа текста художественного произведения.

5. На примере рассказа «Старуха Изергиль» познакомить учащихся с разнообразием жизненных типов, раскрыть понятие «подвиг» и его воплощение в рассказе.

ХОД УРОКА

I. ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ.

1. Эпиграф к уроку: «Человека создает сопротивление окружающей среде» (М. Горький)

2. В письме к М. Е. Пятницкому от 25 июля 1900 года Горький писал: «Задача литературы – запечатлевать в красках, в словах, в звуках, в формах то, что есть в человеке лучшего, красивого, честного, благородного. В частности, моя задача – пробуждать в человеке гордость самим собой, говорить ему о том, что он в жизни – самое лучшее, самое святое и что кроме него – нет ничего достойного внимания. Мир – плод его творчества, Бог – частица его разума и сердца…». Писатель понимает, что в современной ему реальной жизни человек угнетен и бесправен, а потому говорит: «Настало время романтизма».

3. Цель нашего урока, таким образом, – анализ романтических рассказов Горького, выявление в них черт романтизма как творческого метода и характеристика их героев в соответствии с реалиями времени – конца XIX — начала XX веков в России.

II. ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ.

1. Русская литература развивается в контексте мирового литературного процесса. На рубеже XIX — XXвеков Россия вступила в эпоху войн и революций. Все это повлияло и на искусство. В относительно спокойный XIX век писатели обращают внимание на «маленького человека», на его существование в обществе. Корень зла видится в социальной несправедливости. «Измените среду – изменится и человек,» — таково было мнение прогрессивных интеллигентов XIX века. Искренняя любовь к России и русскому народу порождала желание изменить социальное устройство России, улучшить жизнь народа. Это отразилось в творчестве крупнейших писателей XIX века, особенно второй его половины: А. Герцена, Л. Толстого, Н. Чернышевского, Н. Некрасова и др. Но уже Достоевский заметил, что зло в человеке коренится гораздо глубже, чем предполагалось. Люди творят зло сознательно и последовательно, и только с помощью социальных преобразований зло на земле искоренить нельзя.

2. Рубеж веков отмечен бурным развитием науки, особенно физики и других естественных наук. Научные открытия ошеломили общество. Лозунг «Материя исчезла!» поразил и удручил многих. В конце XIX — начале XX вв. возникает стойкое недоверие к науке и разуму, так как наука отвергает сегодня то, что утверждала вчера. Весь XVIII и XIX вв. шло развитие позитивизма – направления в философии, утверждающего, что мир познается только с помощью специальных наук и отрицающего иные пути познания. Это отразилось, например, в образе тургеневского Базарова. На рубеже веков позитивизм терпит крах, так как привел к торжеству мещанства, а человечество перестало верить в науку и разум.

Итак, вековые устои рухнули. Кругом социальные потрясения. Царя можно свергнуть, «Бог умер!», «Материя исчезла», всеобщее обмещанивание затопило культуру. Апокалипсис!

Выход мыслителям Серебряного века виделся в философии Артура Шопенгауэра и особенно Фридриха Ницше.

Распечатка. Современный период – это период безволия, слабости и болезни. Сильные духом люди остались в прошлом: Роланд, Зигфрид, Тарас Бульба, Хома Брут. Удел современности – мелкие мысли, ничтожные страсти, жалкие чувства. Причина – всеобщее обмещанивание и атрофия духовного начала. Все стремятся к сиюминутным плотским преходящим радостям и наслаждениям. Этим человечество отравляет дух и кровь жизни.

Жизнь, по теории Ф. Ницше, должна быть чистой, сильной и жестокой, стремящейся к высшей цели, к Абсолюту. По мнению Ф. Ницше, Абсолютом является не Бог («Бог умер!»), и не человек. Человек не венец (так было в Библии и у Дарвина), а промежуточное звено в эволюции между обезьяной и сверхчеловеком (Übermensch).

III. ВЫСТУПЛЕНИЕ УЧАЩИХСЯ.

Доклад о Ф. Ницше и его философии.

IV. АНАЛИЗ РАССКАЗОВ ГОРЬКОГО

1. Ницше имел огромное влияние на умы, был властителем дум. Он во многом предопределил развитие искусства XX в. Имел большое количество последователей во многих странах: Р. Киплинг, О. Уайльд, Г. Уэллс в Великобритании; Дж. Лондон в Америке; М. Метерлинк в Бельгии; Н. Гумилев, М. Кузмин, В. Брюсов, Д. Мережковский и, конечно же, М. Горький в России.

Было несколько причин такой популярности Ф. Ницше. Во-первых, он уловил и выразил дух эпохи. Во-вторых, его произведения имели яркий антимещанский пафос. В-третьих, он провозглашал свободу человеческой личности. И, наконец, Ф. Ницше оказывал большое эстетическое воздействие, т.к. был талантливым беллетристом и стилистом.

На раннее, так называемое романтическое, творчество М. Горького огромное влияние оказала философия Ф. Ницше. М. Горький бредил Ницше. Философ стал кумиром для молодого писателя. Об этом свидетельствуют дневниковые записи и воспоминания современников. Даже свои знаменитые усы М. Горький отрастил такие, как у Ф. Ницше. И книгу публицистических статей о революции назвал «Несвоевременные мысли» по аналогии с «Несвоевременными размышлениями» Ницше.

2. Повторение признаков романтизма как творческого метода

Романтизм – направление в литературе, характерным признаком которого является отображение и воспроизведение жизни вне реально-конкретных связей человека с окружающей действительностью, изображение исключительной личности, часто одинокой и не удовлетворенной настоящим, устремленной к далекому идеалу и потому находящейся в резком конфликте с обществом.

1. Отображение и воспроизведение жизни вне реально-конкретных связей человека с окружающей действительностью

2. Изображение исключительной личности, часто одинокой и не удовлетворенной настоящим.

3. Устремленность к далекому идеалу

4. Резкий конфликт с обществом.

Человечество отравляет своими низменными потребностями дух и кровь жизни

Человек – промежуточное звено между обезьяной и сверхчеловеком.

Стремление к высшей цели, к Абсолюту

Антимещанский пафос, свобода личности.

ВЫВОД: Теория Ницше внешне вполне совпадает с определением романтизма как литературного направления. Разница только в том, что герой романтических произведений XIX, находясь в конфликте с обществом, покидает его, и, в конечном итоге, глубоко несчастен. А по Ницше – это герой-победитель, сверхчеловек.

3. Философия Ф. Ницше, конечно, мрачна. В ней есть здравые идеи: человек должен постоянно стремиться к Абсолюту, перерастать сам себя и не идти на поводу у мещанина. Во многом эта философия антигуманна: люди делятся на серую массу и избранных. В течение ряда лет последующие поколения интеллигенции работали над тем, чтобы преодолеть антигуманность теории Ф. Ницше. Его теория даже была взята за основу идеологии фашизма. Хотя сам философ за это не несет ответственность, как Христос не несет ответственность за инквизицию. Извратить можно любую теорию.

На раннее, так называемое романтическое, творчество М. Горького огромное влияние оказала философия Ф. Ницше. М. Горький бредил Ницше. Философ стал кумиром для молодого писателя. Об этом свидетельствуют дневниковые записи и воспоминания современников. Даже свои знаменитые усы М. Горький отрастил такие, как у Ф. Ницше.

Романтический герой горьковских рассказов (он же ницшеанский Übermensch, сверхчеловек) оказывается включенным в среду неразвитых, злых, жестоких людей, в мир тусклых красок, и так же, как ницшеанский герой, он призван разрушить сонное прозябание мира.

4. Романтизм – особый тип творчества, характерным признаком которого является отображение и воспроизведение жизни вне реально-конкретных связей человека с окружающей действительностью.

В центре повествования у Горького романтический герой – гордый, сильный, свободолюбивый, одинокий человек, разрушитель сонного прозябания большинства.

Во всех ранних горьковских рассказах противопоставлен сверхчеловек и обыватель. Давайте проследим:

«Песня о Соколе»: Сокол — Уж

«Песня о Буревестнике»: Буревестник — Птицы

«Макар Чудра»: Лойко Зобар, Радда — цыгане

«Старуха Изергиль»: Ларра, Данко – племя. (1894)

Отличительная черта романтических образов Горького – гордая непокорность судьбе и дерзкое свободолюбие, цельность натуры и героичность характера. Романтический герой стремится к ничем не стесняемой свободе, без которой нет подлинного счастья и которая ему нередко дороже самой жизни.

В романтических рассказах воплощены наблюдения писателем противоречий человеческой души и мечты о красоте. Для романтического сознания соотнесенность характера с реальными жизненными обстоятельствами почти немыслима – так формируется важнейшая черта романтического художественного мира: принцип романтического двоемирия. Идеальный мир героя противостоит реальному, противоречивому и далекому от романтического идеала. Противостояние романтика и окружающего мира – коренная черта этого литературного направления.

Единственное, что не вступает в противоречие с внутренним миром романтического героя, — это природа. Поэтому пейзаж в романтических рассказах Горького играет огромную роль.

— Найти описание природы в рассказа «Старуха Изергиль» (начало рассказа).

Пейзаж сразу же погружает читателя в атмосферу необыкновенного, далекого от обыденности мира. Главная черта горьковского стиля – метафоричность.

— Найти метафоры в описании.

Вопрос. Пейзаж присутствует и в рассказах Изергиль. На фоне каких картин природы разворачиваются события в легенде о Ларре? (Горы)

А в легенде о Данко? (Лес – как аллегория беспросветности, страха)

5. Романтический герой, как правило, является носителем определенных черт характера, полутона отсутствуют. Герои легенд старухи Изергиль – Ларра и Данко – тоже воплощают собой единственную черту.

— Какую?

Ларра – крайний индивидуализм, Данко – крайнюю степень альтруизма, самопожертвования во имя любви к людям.

Тем не менее, мотивировка характеров присутствует

— Данко таков по своей сути, изначально.

— Ларра – сын орла, воплощающего идеал силы и воли. Характер Ларры, таким образом, мотивирован его происхождением.

Вопрос. Какие поступки, несовместимые с жизнью в человеческом обществе совершает Ларра? Чем это мотивировано?

(Презрение Ларры к людям. Он считает себя выше них, для него существуют только его желания и для осуществления их он не останавливается ни перед чем, даже перед убийством)

Вопрос. К чему племя приговорило Ларру за убийство девушки? Справедливо ли было решение?

Как он воспринял это наказание?

Почему тогда Ларра ищет смерти?

Что старуха добавляет от себя, какой вывод делает она?

Есть такое слово – гордыня. Гордость и гордыня – это одно и то же?

Гордость – чувство собственного достоинства, самоуважение.

Гордыня – чрезмерно высокое мнение о себе, непомерная гордость.

Поняла ли Изергиль подлинную сущность Ларры? Подтвердить цитатами.

6. Гордость присутствует и в характере Данко. Но эта гордость человека, верящего в свои силы и бросающего вызов судьбе.

Легенда о Данко ассоциируется с историей библейского титана Моисея.

(Рассказ о Моисее)

7. В начале урока, говоря о философии Ницше, мы отмечали, что эпоха рубежа XIX и XX веков – эпоха всеобщего пессимизма и омещанивания. Отсюда – явление нового героя, сильной личности, бросающей вызов всеобщему застою и эгоизму.

Вопрос. Как связано легендарное прошлое и настоящее в рассказе «Старуха Изергиль»?

Действие легенд происходит в глубокой древности. Это как будто время, предшествовавшее началу истории, эпоха первотворений. Поэтому в настоящем есть следы, прямо связанные с той эпохой.

Вопрос. Какие?

Голубые искры, оставшиеся от сердца Данко, тень Ларры, которую видит Изергиль (найти в тексте). (начало 1-й главы, после пейзажа и конец рассказа)

Найти в тексте рассказа «Старуха Изергиль» описание внешности Ларры и Данко.

Это типичные портреты романтических героев: нет точного описания внешности, выделяется только главное, характеризующее героя.

Что выделяет автор в первом описании Ларры?

Глаза: «Глаза его были холодны и горды, как у царя птиц»

Как описывает старуха Данко?

«Молодой красавец. Красивые – всегда смелы»

Глаза: «в очах его светилось много силы и живого огня».

Что можно сказать о происхождении героев?

Ларра – сын орла, вырос вдали от людей. Данко – один из племени, вырос среди этих людей, но отличался от них смелостью и огнем души.

М. Горький призывает изжить в себе пугливого мещанина, выйти навстречу буре, стать сверхчеловеком. Этот горьковский призыв синонимичен чеховскому стремлению «выдавить из себя раба». Горький призывает к Абсолютной свободе.

Однако, как русский писатель, М. Горький рассуждает, что достигнуть уровня сверхчеловека – еще не предел. Сверхчеловек должен послужить народу. Только тогда его существование может быть оправдано. И в его произведениях появляются отрицательный и положительный сверхчеловек:

Эгоист – альтруист

Ларра – Данко.

Вот в этом противопоставлении и заключается главное сомнение Горького в абсолютной верности теории Ф. Ницше.

Таким образом, важнейшим вопросом, составляющим идейное содержание рассказа «Старуха Изергиль», является смысл человеческой жизни. Тема сильной, неординарной личности непосредственно связана с идеей произведения – служение людям как великий смысл жизни, высшее предназначение. Раскрытию идеи служат сюжет и композиция произведения, а также особый героический пафос.

Вопрос. Из скольких условных частей состоит рассказ? (три)

Легенды старухи построены по принципу антитезы: противопоставляются их герои.

По каким критериям они противопоставляются?

Не хочет жить, как другие люди, хочет быть свободным, то есть делать, что хочет, брать, что пожелает, ничего не отдавая взамен.

«Считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего», это дает ему право презирать людей, властвовать над ними, и люди наказывают его за гордыню, изгоняют из племени.

«Лучший из людей», «любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут», мечтает о свободе не только для себя, а прежде всего для всех соплеменников, ведет их, жертвуя собой, из леса к золотой сияющей реке.

Гордое сердце Данко растоптано осторожным человеком, испугавшимся «чего-то». Люди не прощают превосходства над собой. Соплеменники ропщут, обвиняют Данко в своих бедах и забывают о нем.

Итог жизни

Одиночество и бессмертие

Гибель во имя людей

Послесловие

От Ларры осталась только тень, бредущая по степи

От гордого сердца Данко остались искры, появляющиеся перед грозой.

Вывод

Крайний индивидуалист, выражающий презрение к людям

Альтруист, выражающий крайнюю степень любви к людям.

Антиидеал

Идеал

Идеал и антиидеал – два романтических полюса повествования. А между ними существует реальный персонаж – сама старуха, которая рассказывает и историю своей жизни. Она хочет поставить свою жизнь в систему координат, заданных этими полярными точками.

В «Старухе Изергиль» источником конфликта становится не противоборство «добра» и «зла», а столкновение двух позитивных ценностей – свободы и любви к людям.

Портрет Изергиль и ее история даются в двойном обрамлении – историях Ларры и Данко. Сама Изергиль обнаруживает черты то одного, то другого.

Вопрос. Что было главным в жизни старухи Изергиль? Как она прожила свою жизнь?

Жизнь Изергиль, так же, как жизнь Данко, посвящена любви. Но ее любовь никому не принесла счастья. Любила она только себя. Она с легкостью оставляла любимых и любящих её ради новой любви. Её равнодушие поражает и сближает с Ларрой.

Эти обрамления задают этические нормы. М. Горький обнаруживает свою позицию предназначения человека.

От Ларры > Свобода от людей и для себя, > «тотальный эгоизм»

Сквозь Изергиль > Жизнь с людьми, но для себя; > срединное звено

К Данко > Жизнь с людьми и для людей, > «тотальный альтруизм»

Как видим, М. Горький поступает как истинно русский писатель и заодно значительно гуманизирует образ ницшеанского сверхчеловека.

V. ИТОГИ УРОКА.

1.Рассказ «Старуха Изергиль» необычен с точки зрения композиции: реалистическое обрамление (беседа автора-повествователя с Изергиль включает романтический сюжет. Он имеет трехчленную структуру и представляет собой две легенды, противопоставлены друг другу и объединенные историей самой старухи.

Легенды, повествующие о чувствах, страстях, о сильных людях, привлекают первостепенное внимание – без них было бы невозможно понять авторскую идею. В их основе лежат библейские сюжеты. Ларра, как Агасфер, Вечный Жид, обречен на вечные скитания, а Данко, как Моисей, выводит свое племя к свету.

2.Библейское сказание об Агасфере (рассказ)

3.Но Агасфер, отказав в помощи Христу, шедшему на Голгофу, совершает преступление против Бога, Ларра – против человека.

Моисей выполняет волю Господа, а Данко сам принимает решение принести себя в жертву людям.

Так, по Горькому, человек становится равным Богу, значит человечество призвано на землю выполнить какую-то высшую миссию.

В этом отражается богоискательская философия Горького, который развивает ницшеанскую идею о богочеловеке. Именно такими «сверхлюдьми» являются Ларра, сын орла, и Данко, — вождь, «лучший из всех», — гордые, смелые, красивые люди. Но гордость их неодинакова. В Ларре говорит гордыня, он презирает людей, смотрит на них как на рабов. Данко же гордится именно званием человека, он по-настоящему верит в людей.

В итоге Ларра преступает нравственный закон и совершает убийство, а Данко совершает подвиг, отдав свое сердце людям в тот момент, когда они собираются убить его. Данко погибает, но остается в памяти потомков героем, а Ларра превращается в неприкаянную тень, которой «нет жизни, и смерть не улыбается ему».

Так из рассказа вырастает тема первородности греха и подвига, исходной морали человечества.

VI. ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

Особенно последовательно идея ницшеанского сверхчеловека отражена в драме «На дне». Обратим внимание на символичность заглавия. Дно – символ духовного подполья, чеховского невыдавленного раба, символ несвободы, причастности к племени людишек.

1. Читать пьесу «На дне». Отметить, как идеи ницшеанского сверхчеловека воплощаются в пьесе в тексте)

2. Составить сопоставительную таблицу «Ларра – Данко» по записанным критериям, используя цитаты.

Эстетические принципы романтизма (двойничество, двоемирие, типология персонажей и др.).

Романтизм как литературное направление (хронологические границы, предпосылки формирования романтизма, этапы развития).

Конец 18 в.

В Росси термин впервые употребил Белинский. 1813- год возникновения романтизма в России. Эрнст Гофман – немецкий композитор, основоположник романтизма в музыке. XVII – XVIII – классицизм и начало просвещения, которые явились предпосылками романтизма.

 

Этапы развития:

Ранний романтизм (конец XVIII — начало XIX в)

Искать спасение не в социуме, а в природе, т.к. только в природе остался Бог.

Время наполеоновских войн и период Реставрации образовали первую волну романтизма. В Англии это творчество поэтов Байрона, Перси Буше Шелли, Китса, романиста Скотта, в Германии — мастера сатирической й прозы Эрнста Теодора Амадея Гофмана и блестящего лирика и сатирика Генриха Гейне.

Развитые формы (20-40-е гг XIX в)

Вторая волна романтизма начинается после июльской революции во Франции и после восстания в Польше, то есть после 1830 г. Лучшие произведения в настоящее время пишут во Франции — Виктор Гюго, Ж Санд, Дюма; в Польше щи — А Мицкевич, Юлиум Словацкий, в Венгрии — Шандор Петефи. Романтизм в настоящее время широко охватывает живопись, музыку, театр.

Под влиянием европейского романтизма развивалась американская литература, которая вела начало с этого времени и была представлена произведениями Купера.

Поздний романтизм (после революции 1848 г)

В позднем романтизме переход к социуму, новое отношение к духу и материи, теперь противоборствующие элементы. Меняется отношение к человеку, раньше как микрокосм, теперь чел. утрачивает гармонию из-за этой борьбы.

Фихте критикует Канта, вещь в себе нет. Творец мира не Бог и природа, а человек, его мыслительная деятельность. Что я не воспринимаю, того не существует, существует то, что порождает «я». Новалис критиковал, существовать должно «не я», он посчитал, что природы не существует.

 

 

П редпосылки возникновения романтизма:

Ф илософские Э стетические С оциально- и сторические
Влияние идеалистической философии — база романтизма, которая получила свое распространение благодаря Канту, Фихте, Гегелю (субъективный идеализм) Человек сам определяет свою жизнь. Учение Канта: «вещи в себе и вещи для нас». «Вещь в себе» — нет познания разумом. Есть внешнее, есть внутреннее, разум не может логически обосновать идею Бога. «Идея двоемирия» — существование мира материального и трансцендентного. Познать вещь в себе можно при помощи интуиции. «Я – концепция» Фихте. Человек – центр мира. Я = мир. Если человек творец, значит, он может познать мир.   Романтизм противопоставляет себя классицизму, после которого появился сентиментализм. С помощью чувств можно достичь познания. Русский романтизм имеет вторичный характер. 1789 – 1794 – ВФР. Свобода, равенство, братство. Гражданская война, смерть короля и семьи. Революция породила в человеке две тенденции: человек может достичь чего-либо силой, но пессимизм и страх всегда присутствуют, так как один не может противостоять толпе.

 



 

Концепция мира и человека в раннем романтизме.

Ранний
МИР: Прекрасное изображение Творца. Нужно уметь расшифровывать. Символический текст. Зеркальное отражение духовной реальности (платонизм). Целостный организм, все в мире взаимосвязано (Шеллинг). Аппозиции снимаются в природе и вечности. ЧЕЛОВЕК: Носитель идеального начала (художник, поэт, студент). Герой нацелен на изменяемость, развитие, O= S. Ответственность за свои мысли и поступки, от этого зависит состояние мира. Влияет на образ мира.

Концепция мира и человека в позднем романтизме.

Поздний
МИР: Трагическая концепция. Мир – социум, он далек от соц. состояния, изображается как мир абсурда. Нарушено соотношение материального и духовного. Пугает романт. героя. Мир абсурда необъясним и непредсказуем. ЧЕЛОВЕК: Стремится спрятаться в самом себе от абсурдного мира, создать свой мир и существовать в нем. «Я – концепция». Контрастные противоречия, которые непреодолимы. Мечтательный, странный, чудак, бунтарь.  

 

Эстетические принципы романтизма (двойничество, двоемирие, типология персонажей и др.).

 

ДвойнИчество – романтическая система.

Ранний Поздний.
· Все в мире уникально. · Один становится двойником другого. · Феномен родства душ · Герои живут общностью. · Похожи по интересам. Обществу выгодно уничтожить уникальность, так как проще управлять. Если не уникален, его можно легко заменить другим, при чем, социальная машина не меняется. Герой может раздваиваться.

 

«Идея двоемирия» — существование мира материального и трансцендентного. Познать вещь в себе можно при помощи интуиции.

— принцип аналогии и принцип контраста;

-герои могут быть противопоставлены друг другу.

-изменение внутреннего ведет за собой изменение внешнего

-особенности романтического конфликта;

 Конфликт субстанционален (нельзя решить в данное время в данном месте).

В романтизме состояние мира соответствует состоянию души человека.

Онейрическое простр-во – пространство сна. Некоторые хотят жить только сном. Нравилось отображать экзотические пространства.

— типология романтических героев;

-изгои

-замнкнутые

-чудаки

-идиот (имеет свое мнение)

-герои-двойники

-идеальный и антипод

— принцип « alter ego »;

Другое «я» автора, т.е. один из героев наделяется мироощущением автора очень глубоко.

— позиция автора и позиция читателя в романтическом тексте;

читатель выступает как соавтор

— романтическая ирония;

— функции фантастики в романтическом произведении;

— феномен открытого финала в романтическом произведении;

— проблема национального колорита.

 

 

Ответы@Mail.Ru: Романтическое двоемирие

Сам термин русский. Романтическое двоемирие — это разделенность мира на две части — мир, одухотворенный, мир мечты, и мир материальный Это специфическая для романтического искусства проблема двоемирия. Двоемирие — т. е. сопоставление и противопоставление реального и воображаемого миров — организующий, конструирующий принцип романтической художественно-образной модели Идеи романтического двоемирия встречаются у Гофмана, например. Двоемирие Гофмана трагично: идеал кажется настолько удаленным, что возникает сомнение, а существует ли он? Возможно ли стремиться к нему, если он не существует, если он невозможен настолько, насколько он невозможен у Гофмана. Йенские романтики предполагали, что с идеалом можно соединиться, но в потустороннем мире. У Гофмана большие сомнения и на этот счет. А действительность настолько неприемлема, что выглядит карикатурой. Конфликт, между мечтой, которая недостижима, и действительностью, которая неприемлема, основной конфликт романтизма доводится Гофманом до гротеска. Возьмите повесть -сказку Гофмана «Золотой горшок». Видим романтическое двоемирие в волшебной повести для детей «Черная курица, или Подземные жители»Антония Погорельского, написанной в 1829 году. . Романтическое двоемирие прослеживается и в русском символизме серебряного века.

Не забывайте про элегию В. А. Жуковского «Море» 😉

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о