Рассказ жадина – Аким Яков Жадина читать онлайн текст

9 коротких рассказов, которые отучат ребенка жадничать | Быть родителями

Нужно ли ребенка «отучать жадничать»?
 
Я думаю, что то, что чаще всего принимают за детскую жадность (защита своих границ, своих игрушек) — естественное стремление ребенка к «самости», к обретению себя через «свои» вещи, «свои» игрушки, «своих» маму и папу. Это естественный этап взросления, и отучать не только будет лишним, а еще и вредным.

 

Эти же рассказы скорее показывают малышу, что это вообще такое — настоящая жадность. Что такое — истинное богатство. Чем отличается жадность от чувства собственности и когда быть жадным — не интересно и нехорошо.

 

Если в вашей «копилке» есть похожие сказки или рассказы — присылайте их на [email protected] или пишите в комментариях. Другие родители будут вам благодарны!

 
*Рассказы о жадности собрала Тамара Ломбина — член Союза писателей России, кандидат психологических наук. 
 
 

 
Жили в одной деревне бедняк и богач. Много было денег у богача.
 
Позвал как-то богач бедняка к себе. Думает бедняк: «Никак, он решил сделать мне подарок. Для того и зовет». Пришел и говорит:
 

– Какое это счастье иметь так много денег!
 
– Да что ты,– отвечает богач, – какое ж это счастье! Я вот подумал, что самый богатый человек в нашей деревне это ты! У тебя целых два богатства: первое – здоровье, второе – дети. А у меня одни только деньги. Какой же я богач?
 
Послушал, послушал бедняк, да и думает: «И то правда, не так уж я и беден». И домой пошел – старухе обо всем рассказать. Старуха только руками всплеснула:
 
– А разве ты, старый, не знал, что самое большое счастье – дети да здоровье?
 
– Счастливо жизнь свою мы прожили,– решили старики.
 
На следующее утро отправился старик в море и много-много рыбы поймал. Обрадовались старики и решили своей радостью с соседями поделиться – часть улова им раздали. А потом пошли на берег моря, где недавно ветер бушевал да деревья поломал. Набрали древесины, наделали игрушек – то-то радость деревенским ребятишкам!
 
– Вот мы с тобой какие богачи, всех детишек подарками одарили! – радовались старик со старухой.
 
С тех пор прозвали их в деревне бедными богатыми.
 
 

 
 

 
Жил на свете очень богатый человек. Но такой он был жадный, что даже самому себе жалел хлеба.

 
Однажды кто-то позвал его в гости. Богач пошел. Хозяин дома подал множество разных блюд, и гость принялся за еду.
 
Сначала он попробовал мяса и съел его очень много, потому что оно было острое, вкусное и ему страсть как понравилось. Потом подали какое-то мучное блюдо, которое так и таяло во рту. Скупец его тоже съел. Потом наступила очередь яиц и лапши.
 
Что ни стояло на столе, всему богач отдал должное.
 
После обеда хозяин подал разные фрукты – абрикосы, дыни, виноград, груши. Скупец смотрел на них голодными глазами, будто в жизни не видывал подобных вещей. В конце концов, он съел и все фрукты.
 
После того как набил он живот горячим и холодным, захотелось ему попить.
 
Богачу едва успевали наливать бокалы. Он выпил столько, что живот у него раздулся – вот-вот лопнет. Из последних сил, с большим трудом скупец дотащился до дому.
 
Через некоторое время стало ему совсем плохо.
 
Испугались домашние:
 
– Да ведь он, того гляди, умрет. Побежали за лекарем.
 
– Уж не объелся ли ты? – спрашивает лекарь.
 
– Да, – ответил богач, – я был в гостях и хорошо пообедал там.
 
– Что же ты наделал?! – воскликнул лекарь. – Еда-то чужая, но живот ведь твой собственный!
 
– Да, это так. Но угощенья было так много и все такое вкусное!
 
Мыслимо ли самому отказаться от вкусного и дарового обеда!
 
– Ладно, – усмехнулся лекарь, – что было, то прошло. Теперь нужно принять лекарство, которое извлечет из тебя излишки пищи.
 
– Э нет, такого лекарства я не хочу! Вот если найдешь лекарство, которое улучшает пищеварение, давай! А если нет, уж ладно, на сытый желудок и помирать легче. А другого вреда мне не будет. Ты свободен, иди себе.
 
 

 
 

 
Это было в трудный год – сразу же после войны.
 
Сегодня третий класс идет в лес. Мария Николаевна назначила сбор в школе. Все пришли до восхода солнца.
 
У каждого пакетик с пищей – хлеб, лук, вареная картошка, а у некоторых ребят даже сало. Все содержимое своих пакетиков дети выложили, завернули в большой лист бумаги и уложили в вещевой мешок. Дети решили: мы – один коллектив, одна семья, зачем же каждому сидеть над своим узелком?
 
Леня тоже положил в вещевой мешок свой кусок хлеба, несколько картофелин и щепотку соли. Но в кармане остался сверток с котлетой. Мать завернула ее в бумагу и сказала: съешь, чтобы никто не видел.

 
В лесу дети играли, читали книгу, у костра рассказывали сказки.
 
Потом на большой скатерти разложили все припасы и сели обедать. Рядом с Леней сидела Майя, худенькая белокосая девочка. У нее погиб отец на фронте – в последний день войны. Каждому достался маленький кусочек сала. Майя разрезала свой кусочек пополам и отдала половинку Лене.
 
Мальчику показалось, что в кармане у него завернута в бумагу не котлета, а камень.
 
Когда дети пообедали, Мария Николаевна сказала:
 
– Дети, соберите бумагу и сожгите.
 
Когда бумага была собрана и сложена в кучку, Леня незаметно выбросил в мусор свой сверток с котлетой.
 
 

 
Жил на свете очень жадный мальчик. Идет он улицей, видит, продают мороженое. Стал мальчик и думает: «Если бы мне кто-то дал сто порций мороженого – вот было бы хорошо».
 
Подходит к школе. В тихом безлюдном переулке вдруг догоняет его седой-седой дедушка и спрашивает:
 
– Это ты хотел сто порций мороженого?
 
Мальчик удивился. Скрывая замешательство, он сказал:
 
– Да… Если бы кто дал деньги…

 
– Не нужно денег, – сказал дедушка. – Вон за той ивой – сто порций мороженого.
 
Дедушка исчез, как и не было его. Мальчик заглянул за иву и от удивления даже портфель с книжками уронил на землю. Под деревом стоял ящичек с мороженым. Мальчик быстро насчитал сто сверточков, завернутых в серебристую бумагу.
 
От жадности у мальчика задрожали руки. Он съел одну, другую, третью порцию. Больше есть не мог, у него заболел живот.
 
– Что же делать? – думает мальчик.
 
Он вынул из портфеля книги, бросил их под иву. Набил портфель блестящими сверточками. Но они не поместились в портфель. Так жалко было оставлять их, что мальчик заплакал. Сидит возле ивы и плачет.
 
Съел еще две порции. Поплелся к школе.
 
Зашел в класс, положил портфель, а мороженое начало таять. Из портфеля потекло молоко.
 
У мальчика мелькнула мысль: а может быть, отдать мороженое товарищам? Эту мысль отогнала жадность: разве можно отдавать такое добро кому-то?
 
Сидит мальчик над портфелем, а из него течет. А жадный мальчик думает: неужели такое богатство погибнет?
 
Пусть подумает над этой сказкой тот, у кого где-то в душе поселился маленький червячок – жадность. Это очень страшный червячок.
 
 

 
По ту сторону стеклянных гор, за шелковым лугом, стоял нехоженый, невиданный густой лес. В этом нехоженом, невиданном густом лесу, в самой его чаще, жила старая медведица. У нее было два сына. Когда медвежата выросли, они решили, что пойдут по свету искать счастья.
 
Поначалу пошли они к матери и, как положено, распрощались с ней. Обняла старая медведица сыновей и наказала им никогда не расставаться друг с другом.
 
Обещали медвежата исполнить наказ матери и тронулись в путь-дорогу.
 
Шли они, шли. И день шли и другой шли. Наконец все припасы у них кончились. Медвежата проголодались. Понурые брели они рядышком.
 
– Эх, братик, до чего же мне есть хочется! – пожаловался младший.
 
– И мне хочется! – сказал старший.
 
Так они все шли да шли, и вдруг нашли большую круглую головку сыра. Хотели было поделить ее поровну, но не сумели. Жадность одолела медвежат: каждый боялся, что другому достанется больше.
 
Спорили они, рычали, и вдруг подошла к ним лиса. – О чем вы спорите, молодые люди? – спросила лиса.
 
Медвежата рассказали ей о своей беде.

 
– Какая же это беда! – сказала лисица. – Давайте я вам поделю сыр поровну: мне что младший, что старший – все одно.
 
– Вот хорошо-то,– обрадовались медвежата.– Дели!
 
Лиса взяла сыр и разломила его на две части. Но расколола головку так, что один кусок – это даже на глаз было видно – был больше другого.
 
Медвежата закричали:
 
– Этот больше!
 
Лиса успокоила их:
 
– Тише, молодые люди! И это беда не беда. Сейчас я все улажу.
 
Она откусила добрый кусок от большей части и проглотила его. Теперь большим стал меньший кусок.
 
– И так неровно! – забеспокоились медвежата.
 
– Ну, полно, – сказала лиса. – Я сама знаю свое дело!
 
– И она откусила кусок от большей части. Теперь больший кусок стал меньшим.
 
– И так неровно! – закричали медвежата.
 
– Да будет вам! – сказала лиса, с трудом ворочая языком, так как рот ее был набит вкусным сыром. – Еще самая малость – и будет поровну.
 
Лиса продолжала делить сыр.
 
А медвежата только черными носами водили туда-сюда, туда-сюда – от большего куска – к меньшему, от меньшего – к большему.
 
Пока лисица не наелась досыта, она все делила и делила.
 
Но вот куски сравнялись, а медвежатам почти и сыра не осталось: два крохотных кусочка.
 
– Ну что ж, – сказала лиса, – хоть и помалу, да зато поровну! Приятного вам аппетита, медвежата! – и помахав хвостом, она убежала.
 
Так-то вот бывает с теми, кто жадничает!
 

 
 

 
Пахарь пахал землю. Вылез из своей норы Крот и удивился: вспахано уже большое поле, а Пахарь все пашет и пашет. Решил Крот посмотреть, сколько земли вспахал Человек. Пошел Крот по вспаханному полю. Шел до самого вечера, а до конца поля не дошел. Вернулся в нору. Утром вылез из норы, сел на дороге, ждет Пахаря с плугом, чтобы спросить его:
 
– Зачем ты вспахал такое большое поле и продолжаешь пахать еще?
 
Пахарь отвечает:
 
– Я пашу не только себе, но и людям.
 
Удивился Крот:
 
– Почему ты пашешь людям? Пусть каждый работает на себя. Вот я рою нору себе, и каждый Крот роет нору тоже себе.
 
– Но ведь вы же кроты, мы – люди, – ответил Пахарь и начал новую борозду.
 
 

 
Тато дал Андрейке металлический рубль и сказал:
 
– Когда будешь возвращаться из школы, зайдешь в магазин, купишь сахару и масла.

 
Андрейка положил рубль в карман пиджака и забыл о нем. На уроке физкультуры разделся, бросил пиджак на траву.
 
После уроков вспомнил: надо же зайти в магазин. Засунул руку в карман, а рубля нет. Перепугался Андрейка, побледнел и стоит, не может и слова вымолвить. Ребята спрашивают:
 
– Что с тобой, Андрейка?
 
Рассказал мальчик о своей беде. Знали товарищи, что отец у Андрейки суровый, будет бить мальчика.
 
– Поможем Андрейке, – сказала Таня. – У кого есть деньги, давайте.
 
Соберем рубль!
 
Каждый полез в карман. Кто десять, кто пятнадцать, кто пять копеек нашел. Один только Степан сказал:
 
– Надо беречь деньги. Сам потерял – сам пусть и думает, что делать. Не дам ни копейки.
 
Он повернулся ко всем спиной и пошел домой.
 
Ребята подсчитали собранные деньги – девяносто девять копеек. Пошли все вместе в магазин, купили сахара и масла.
 
Радостный возвращался Андрейка домой.
 
На следующий день никто не захотел сидеть рядом со Степаном. Он остался один.
 
Степан жаловался учительнице.
 
– Почему же со мной никто сидеть не хочет?
 
– Спроси у товарищей, – ответила учительница.
 
 

 
Мише купили велосипед. А живет он рядом со школой. Между домом его родителей и школьной усадьбой – сад, так что и ехать негде. Миша привел свой велосипед в школу, как коня на уздечке.
 
Мальчики окружили Мишу. Ощупывали колеса, педали, руль, фонарик.
 
Велосипед всем нравился. Все завидовали Мише.
 
– Ну что же, катайся, – сказал Федя и отошел от велосипеда, будто ему и не хотелось покататься.
 
– Ты думаешь, мне и в самом деле хочется на нем кататься? – равнодушно спросил Миша. – Бери, пробуй.
 
Радостный Федя взялся за руль, сел на велосипед и покатил по школьному стадиону. Катался до самого звонка на урок.
 
На первой перемене катался Иван, на второй – Степан, на третьей – Сергей, на четвертой – Оля.
 
Остались кататься и после уроков. Велосипед переходил из рук в руки. К четвертому часу накатались все.
 
Миша привел велосипед домой в половине пятого, как коня на уздечке.
 
– Где это ты до сих пор катался? – удивилась мама. – Разве так можно?
 
– А я и не катался…
 
– Как – не катался?
 
– Мальчики катались… И девочки…

 
Мама облегченно вздохнула и сказала как бы про себя:
 
– Единственное, чего я боялась, что будешь кататься ты один.
 
 

 
 

 
Поздней осенью маленькие сестрички Оля и Нина гуляли в яблоневом саду. Был тихий солнечный день. Почти все листья с яблонь опали и тихо шелестели под ногами. Только кое-где на деревьях оставались пожелтевшие листочки.
 
Девочки подошли к большой яблоне. Рядом с желтым листком они увидели большое красное яблоко.
 
Оля и Нина вскрикнули от радости.
 
– Как оно сохранилось? – удивилась Оля.
 
– Сейчас мы его сорвем, – сказала Нина.
 
Девочки сорвали яблоко. Оле хотелось, чтобы яблоко досталось ей, но она сдержалась и предложила:
 
– Пусть твое будет яблоко, Нина.
 
Нине тоже хотелось, чтобы яблоко было ее, но Нина тоже сказала:
 
– Пусть твое будет яблоко, Оля…
 
Яблоко переходило из рук в руки. Но вот им обеим пришла в голову
 
мысль:
 
– Отдадим яблоко маме.
 
Они прибежали к маме радостные, взволнованные. Отдали ей яблоко.
 
В материнских глазах сияла радость.
 
Мама разрезала яблоко и дала девочкам по половинке.
 
 
[important]>>Перейти к другим статьям по воспитанию детей
 
>>Перейти к видео для родителей[/important]
  
 

jablogo.com

Сказки и стихи для детей

Рис. О.Кондаковой

В праздники на улицах
В руках у детворы
Горят, переливаются
Воздушные шары.

Разные-разные,
Голубые,
Красные,
Жёлтые,
Зелёные
Воздушные шары!

Очень любят шарики
Ребята в эти дни,
У каждого за пуговку
Привязаны они.

Разные-разные,
Голубые,
Красные,
Жёлтые,
Зелёные
Воздушные шары!

Вот над демонстрацией
Летят они, легки,
Как будто в небе вспыхнули
Цветные огоньки.

Разные-разные,
Голубые,
Красные,
Жёлтые,
Зелёные
Цветные огоньки!

 

Выходит солнце из-за крыш —
И на мою кровать
Садится чиж,
Мой верный чиж:
—    Чив-чив, чего,
Чего ты спишь,
Чив-чив, пора вставать,
Чив-чив!.. —
И я уже не сплю,
Постель стелю,
Чижа кормлю —
В кормушку сыплю коноплю.

А он клюёт,
Своё поёт,
Мне прохлаждаться не даёт:
—    Чив-чив, пей чай,
Чив-чив, пора!
Где ранец?
—    За спиной!—
Бегом по лестнице!
Ура!
Мой чиж летит со мной.
Я улицу перехожу.

—  Не торопись, — шепчу чижу.—
А ну, летим!
Зелёный свет! —
Ребята нам кричат:
— Привет!

Ещё минута до звонка.
Я говорю чижу:
— Пока!
Давай лети домой!

Рис. О.Кондаковой

Он делает прощальный круг,
Мой верный чиж,
Мой славный друг,
Приятель храбрый мой.

Я часто думаю о нём.
И он, поди, грустит.
В большую перемену, днём,
Я знаю, прилетит.

—    Привет, чив-чив,
Я тут, я жив,
Давно тебя ищу! —
И я в ответ ему: «Чив-чив» —
Тихонько просвищу.

И на плечо
Позволю сесть,
Спрошу:
— Чего молчишь?
Я рад,
Что ты на свете есть,
Мой друг,

Мой верный чиж!

 

Облако за облаком
По небу гналось —
За облаком-лодкой
Облако-лось.

Лось шагает ходко,
Не хочет отстать,
Но рогами лодку
Не может достать.

А ветер гонит, гонит,
Торопит облака,
То с налёту тронет,
То шевельнёт слегка.

Стала меньше лодочка,
Вытянулся лось.
И от лося облачко
Вдруг оторвалось.

Где же лось прыгучий?
Позабудь о нём.
Обернулась туча
Скачущим конём.

А за ним ребёнок —
Белый жеребёнок.
Вот какая конница
Теперь за лодкой гонится!

А ветер пуще, пуще
Поднялся,
И выросли у лодки
Паруса.

Догоняйте, рысаки,
Лодочка вертка...

Я лежу у реки,
Я гляжу из-под руки,
И бегут надо мной
В небе облака.

 

...А листок в конверте чист,
Нет на нём ни букв, ни строчек.
Пахнет осенью листочек —
С дерева опавший лист.

Только адрес твой да имя
На конверте напишу,
Синий ящик отыщу,
Свой листочек опущу.

Ты письмо моё получишь
И обрадуешься вдруг —
Жить на свете много лучше,
Если друга вспомнил друг.

Сразу мне ответ пиши!
А кончаются чернила —
Просто пёрышко вложи,
Что синица обронила.

 

Рис. О.КондаковойКто держит
Конфету свою
В кулаке,
Чтоб съесть её
Тайно от всех
В уголке,

Кто, выйдя во двор,
Никому из соседей
Не даст
Прокатиться
На велосипеде,

Кто мелом,
Резинкой,
Любою безделицей
В классе
Ни с кем
Ни за что Н
е поделится —

Имя тому
Подходящее дадено,
Даже не имя,
А прозвище:
ЖАДИНА!

Жадину
Я ни о чём
Не прошу.
В гости я Жадину
Не приглашу.

Не выйдет из жадины
Друга хорошего,
Даже приятелем
Не назовёшь его.

Поэтому —
Честно, ребята, скажу —
С жадными
Я никогда
Не дружу!

 

Рис. О.КондаковойЯблоки-веники,
Весело мне,
Весело мне,
Я скачу на коне!

Яблоки-веники,
Вихрем лечу,
Вихрем лечу я,
Куда захочу!

Яблоки-веники,
Конь мой устал,
Конь мой устал
И скакать перестал. 

Яблоки-веники,
Где ж водопой,
Где водопой
С ключевою водой?

Конь мой да я
Напились из ручья,
Дальше торопится
Песня моя.

Яблоки-веники,
Яблоки-веники,
Скачет весёлая
Песня моя!

 

Друг уехал далеко.
Мне без друга нелегко.

День прошёл,
Потом неделя.
Три недели
Пролетели.
Летом — дождь,
Зимою — вьюга.
Очень скучно мне
Без друга.

Скоро год пройдёт...

Больше я не усижу,
Жить без друга не могу.
Щётку с мылом уложу
И на станцию сбегу.

По полю
Да по лесу
К утреннему
Поезду.

 Скорый поезд:
«Тук-тук,
Где ты, где ты,
Друг-друг?»

Скорый
Медленно ползёт —
Пересяду
В самолёт.

Я лечу,
Я кричу,
Я пою на лету:
«Быстрый «Ту»,
Сильный «Ту»,
Набирай высоту!»

Сели.

А-Э-РО-ВОК-ЗАЛ.
(Слово очень длинное!)
Пробегаю через зал,
Прыгаю в машину я. 

Рис. О.КондаковойКрасный свет.
Терпенья нет!
Дайте мне
Зелёный свет!

Стоп, машина,
Вот он, дом
С голубым окошком.
Загляну в окошко,
Отдышусь немножко.

Вытру ноги
На пороге,

Громко в двери постучу.
— Открывай скорей! — кричу.

Вышел друг,
А я молчу.

Я спешил к нему пешком,
Я бежал к нему бегом,
В поезде качался,
На машине мчался,
Даже по небу летел —
Я сказать ему хотел,
Столько я сказать хотел...
Всё забыл!

 

На улице московской
Зацокали копытца.
Повсюду удивлённые,
Смеющиеся лица:

«Ослик! Ослик!
Поглядите, ослик!»

Но я-то с этим осликом
Не первый год знаком,
Он возит на тележке
Бидоны с молоком.

Ослик? Ослик.
Ну конечно, ослик.

Его, к великой радости
Московской детворы,
Прислали для детсадовцев
Из жаркой Бухары.

Ослик! Ослик!
Настоящий ослик!

И вот по перекрёстку он.
Не глядя на запрет,
Упрямо и задумчиво
Бредёт на красный свет.

Ослик! Ослик!
Вот упрямый ослик!

 

 

В лес грибной тебя зову
Тихим утром осени.
Видишь, под ноги листву
Нам деревья бросили.

Было лето и прошло,
Песенное, знойное.
А теперь в лесу светло,
Строже и спокойнее.

Только белка на виду —
Все углы облазила,
Витаминную еду
Запасая на зиму.

Под стволами двух дубов
Помолчим немножко.
Принесём домой грибов
Полное лукошко.

 

Шубу покупали летом,
Мама говорит:
— Примерь, 
Будешь ты к зиме одетым,
Как лесной мохнатый зверь!

Я на майку примеряю
Жаркий ворох меховой —
И как будто бы ныряю
В печку прямо с головой.

— Да, — вздохнула мама грустно,—
Не дорос ещё пока.
У меня такое чувство,
Шуба сыну велика.

— Нет, — сказала продавщица,—
Ещё долго до зимы,
В первый класс пойдём учиться,
Подрасти успеем мы!

...И глазам своим не веря,
К зеркалам я подхожу:
Вижу там большого зверя,
А себя не нахожу.

 

Рис. О.КондаковойУтром кот
Принёс на лапах
Первый снег!
Первый снег!

Он имеет
Вкус и запах,
Первый снег!
Первый снег!

Он кружится,
Лёгкий,
Новый,
У ребят над головой, 

Рис. О.КондаковойОн успел
Платок пуховый
Расстелить
На мостовой;

Он белеет
Вдоль заборов,
Прикорнул на фонаре.

Значит, скоро,
Очень скоро
Полетят салазки
С горок.

Значит, можно будет
Снова
Строить крепость
Во дворе!

 

Рис. О.КондаковойОсенью дождливой
Прямо сплю и вижу:
По снежку хрустящему
С горки бы, на лыжах!

А зимою лютою
Вечером, в мороз
Вспомню двор весенний,
Листики берёз.

У апрельской лужицы
Жду я, не дождусь —
Поскорей бы лето,
В речку бултыхнусь.

— Где ты ходишь, осень? —
В августе спрошу,
Потому что в школу
Я к друзьям спешу.

 вернуться к содержанию

 

 

 

sskazki.ru

Терапевтическая сказка «Петина жадность»

В небольшом городке на самой обычной улице, в самом обычном доме жил-был мальчик Петя. Пете недавно исполнилось 8 лет, и он чувствовал себя очень взрослым. Родители на день рождения подарили ему новый красивый футбольный мяч. Петя очень дорожил этим мячом. Когда гулял на улице, не выпускал его из рук и никому из ребят не давал поиграть.
Однажды, когда Петя остался дома один, он услышал в чулане какой-то шорох. Мальчик испугался, но любопытство взяло верх, он решил приоткрыть дверь и заглянуть внутрь. Там, в темноте, сидел маленький кругленький человечек...
- Здравствуй, Петя.
- Здравствуй. А ты кто?
- Я? Я маленький волшебник. Петя, ты очень хороший мальчик, поэтому я могу дать тебе все, что ты захочешь. Вот хочешь конфет?
- Хочу, – обрадовался Петя.
- Хорошо, только у меня есть одно условие.
- Какое?
- Ты конфеты должен съесть один и ни с кем не делиться.
- Ладно, — сказал Петя, — это просто, я смогу.
И человечек дал ему большую упаковку конфет.
Мальчик подумал: «Как чудесно, что у меня теперь есть свой маленький волшебник! Здорово, что не надо ни с кем делиться, как постоянно учили мама с папой и бабушка».
Петя вышел на улицу. Ярко светило солнце. Тут же подбежали ребята и, увидев в руках мальчика большую упаковку конфет, стали ждать, когда же он угостит их. Но Петя прижал конфеты к себе, ушел на лавочку и все съел один.
Прошло несколько дней. Как-то под вечер Петя снова услышал шорох в чулане, на этот раз он был громче. Мальчик уже без страха открыл дверь и увидел все того же кругленького человечка, только он стал больше. Человечек улыбался.
- Здравствуй, Петя! Как замечательно, что ты заглянул ко мне. У меня для тебя есть сюрприз.— Маленький волшебник достал откуда-то новый сотовый телефон. – Вот, – протянул он его мальчику.
- Вот это да-а-а-а-а! – воскликнул Петя. Родители еще не разрешали ему иметь телефон, а хотелось очень.
- Теперь он твой, – сказал человечек. — Но помни о нашем уговоре!
- Да-да! Конечно! Я никому его не дам, – быстро проговорил мальчик.
Петя был счастлив. Он вышел на улицу, весь сияя от удовольствия, хотел похвастаться, но ребята к нему не подошли. Мальчишки уже знали, что Петя с ними ничем делиться не станет, между собой они прозвали его жадиной. Весь вечер Петя просидел на лавочке один, любуясь своим новым приобретением.
На следующий день он снова заглянул в чулан. Открыв дверь, мальчик вскрикнул от неожиданности. Маленький волшебник за ночь вырос и был уже ростом с Петю.
- Здравствуй, милый Петя. Тебе нравятся мои подарки?
- Конечно! Но что с тобой происходит, почему ты растешь?
- Потому что ты мне помогаешь, спасибо тебе за это. И сегодня я приготовил для тебя особый подарок – велосипед. Он твой, бери его.
Петиной радости не было границ!!!
- И никому не давать? — переспросил он.
- Никому.
Петя взял велосипед и пошел гулять, представляя, как на него с завистью будут глазеть друзья. Выйдя на улицу, увидел, что все дети играют в соседнем дворе. Петя подъехал к ним на новеньком блестящем велосипеде, но на мальчика никто не обратил внимания. «Ну и пусть», — подумал Петя. Он катался по двору почти час, а когда надоело, немного расстроенный пошел домой. «Лучше я поговорю со своим новым другом из чулана», — решил он.
Вернувшись, он обнаружил, что дверь в чулан приоткрыта. Заглянув туда, Петя в ужасе отпрянул. Маленький волшебник, был уже совсем не маленький, он еле-еле помещался в чулане. Казалось, что если он начнет двигаться, стены комнаты рухнут.
- Ты стал таким огромным!
- Да, и это все благодаря тебе! В чулане мне стало тесно, и теперь я буду жить в твоей комнате.
- Но это моя комната! И только моя!
- Конечно, конечно, я понимаю. Но я дам тебе все, что ты захочешь.
Петя задумался. Еще пару дней и человечек разрушит дом. Что тогда будет? «Так и быть, не буду жадничать и уступлю ему свою комнату», — решил мальчик.
- Хорошо, живи у меня.
После этих слов прямо на глазах волшебник стал уменьшаться. Вдруг Петю осенило, кто на самом деле этот человечек. Это была жадность!! Да, да, жадность его, Петина! Как он раньше этого не понял? Мальчик тут же взял велосипед и вышел на улицу. Увидев соседскую девочку, он предложил ей покататься, а сам в это время побежал домой. К великой радости жадность стала меньше. Тогда Петя понял, что нужно делать дальше. Он схватил футбольный мяч и снова выбежал на улицу. На спортплощадке играли мальчишки, к которым и направился Петя. Вместе они играли до самого вечера. Домой Петя пришел радостный и уставший. Открыв чулан, он никого там не увидел. Жадность исчезла!

Сказка предназначена для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Автор — преподаватель психологии, практикующий «клинический психолог» Дарья Александровна Потыкан

www.ufamama.ru

Читать книгу «Стихотворения» онлайн полностью бесплатно — Яков Аким — MyBook.

Яков Лазаревич Аким
Стихотворения

 
Долго шла весна тайком
От ветров и стужи,
А сегодня – прямиком
Шлёпает по лужам.
 
 
Гонит талые снега
С гомоном и звоном,
Чтобы выстелить луга
Бархатом зелёным.
 
 
«Скоро, скоро быть теплу!» —
Эту новость первой
Барабанит по стеклу
Серой лапкой верба.
 
 
Скоро тысячи скворцов
С домиком подружат,
Скоро множество птенцов
Выглянет наружу.
 
 
Тучи по небу пройдут.
И тебе впервые
На ладошку упадут
Капли дождевые…
 

Где ты ходишь, осень?

 
Осенью дождливой
Прямо сплю и вижу:
По снежку хрустящему
С горки бы на лыжах!
 
 
А зимою лютою
Вечером, в мороз,
Вспомню двор весенний,
Листики берёз.
 
 
У апрельской лужицы
Жду я, не дождусь —
Поскорей бы лето,
В речку бултыхнусь!
 
 
– Где ты ходишь, осень? —
В августе спрошу,
Потому что в школу
Я к друзьям спешу.
 

Жадина

 
Кто держит
Конфету свою
В кулаке,
Чтоб съесть её
Тайно от всех
В уголке;
 
 
Кто, выйдя во двор,
Никому из соседей
Не даст
Прокатиться
На ве —
ло —
си —
педе;
 
 
Кто мелом,
Рези́нкой,
Любою безде́лицей
В классе
Ни за что
Не поде́лится —
 
 
Имя тому
Подходя́щее да́дено,
Даже не имя,
А прозвище
ЖАДИНА!
 
 
Жадину
Я ни о чём не прошу.
В гости я
Жадину
Не приглашу.
 
 
Не выйдет из жадины
Друга хорошего,
Даже прия́телем
Не назовёшь его.
 
 
Поэтому —
Честно, ребята, скажу —
С жадинами
Я никогда
Не дружу!
 

Неумейка

 
Слыхали?
Сегодня
В подъезде
Восьмом
Ходил почтальон
С необычным
Письмом.
Измятый
Конверт,
А на нём
По линейке
Написано чётко:
ВРУЧИТЬ НЕУМЕЙКЕ.
На первый этаж
Письмоносец
Зашёл,
Увидел, как Вову
Сажали
За стол.
Со сказкою
Вове
Вливали бульон.
– Письмо Неумейке! —
Сказал почтальон.
За ложку
Схватился
Испуганный
Вова.
А мама ответила:
– Нету такого!
В квартире
Над ними
Жил мальчик
Андрюшка.
По комнате всей
Раскидал он
Игрушки.
Услышав про адрес,
Смутился
Андрейка:
– Не думайте, дядя,
Что я – неумейка!
Я, дядя,
Ещё не окончил
Игру.
Вот выстрою
Домик —
И всё уберу.
Направилась
Почта
В квартиру направо,
Где только проснулся
Голубчиков
Слава.
Сестрёнка ему
Надевала
Чулок,
А Слава скучал
И глядел
В потолок.
Сказал почтальон:
– Неплохая семейка!
Не здесь ли живёт
Гражданин
Неумейка?
Но Слава,
Услышав
Обидное слово,
Чулок натянул
И воскликнул:
– Да что вы!
Я сам одеваюсь,
Когда захочу,
А это —
Ну… просто
Сестрёнку учу.
Идёт письмоносец
В другую
Квартиру —
И видит
На кухне
Такую картину:
Тарелки
Помыты
И сложены в груду,
А мама и дочь
Вытирают
Посуду.
Сказал почтальон,
Улыбнувшись:
– Беда!
Простите,
Я снова
Попал не туда.
Спустился
Во двор
Письмоносец
И вскоре
Чуть-чуть не упал
На трёхлетнего
Борю —
Цветы
Поливал он
Из маленькой лейки.
И здесь
Не нашёл
Почтальон
Неумейки!
Присел
Почтальон
Отдохнуть
И опять
Отправился в путь
Неумейку искать.
…Письмо
Получателя ищет
По свету.
Но что же в письме?
Рассказать по секрету?
Два слова
В конверте
Письма заказного:
ПОЗОР НЕУМЕЙКЕ! —
Обидных два слова.
И я вас прошу:
Постарайтесь,
Ребята,
Чтоб это письмо
Не нашло адресата.
 

mybook.ru

Сказка про жадину «Жадина, которая пишется с большой буквы»

Эта сказка про жадину родилась так:

Как-то раз Маша сказала, когда мы собирались на прогулку:

– Не надо брать мелки! И пузыри не надо! И игрушки для песка!

– Почему это?! – удивилась я.

– Их просить будут! – хмуро пояснила Маша.

– Вот это да-а-а-а! – поразилась я. – Наверное, это и есть – наивысшая степень жадности…

Так появилась «Жадина, которая пишется с большой буквы».

И то ли после её появления, то ли от того, что у жадин наивысшей степени всегда очень плохое настроение и нет друзей,  но профессиональной жадиной Маша всё-таки стать не сумела, и через день-другой всё-таки стала брать на улицу свои «ценные вещи».

А если вдруг случится с ней опять такая неприятность, то мы ей обязательно ещё раз прочтём…


Жадина, которая пишется с большой буквы

Сказка про жадину

 

Эта была Жадина, которая пишется с большой буквы.

И никакой ошибки тут не было. Просто это имя было такое – Жадина.

А получилось оно так. Родилась как-то у папы с мамой малышка. И папа сказал:

– Прекрасная малышка! Нужно непременно назвать её Жанной!

А мама надула красиво губки и сказала:

–  Лучше будет, если мы назовём её Диной!

А это были очень дружные и любящие папа с мамой.

Они всегда и во всём друг другу уступали.

Поэтому папа тут же согласился:

– Что ж! Дина  – прекрасное имя!

И мама согласилась:

– Ну, конечно же, Жанна! Что может быть лучше!

И пришлось им, чтобы каждый мог уступить друг другу, первую часть имени взять у имени Жанна, а вторую – у Дины.

Получилось

Жа + Дина = Жадина

– Жадина! — улыбнулся папа.

– Жа-а-адинушка ты наша! — ласково проворковала мама.

Так и стала их малышка Жадиной.

Всё дело было в том, что папа с мамой никогда не слышали поговорки о том, что «как вы лодку назовёте, так она и поплывёт».

А если даже и слышали, то подумали, что в поговорке этой, имеется в виду именно лодка.

Они даже и не догадывались, что вообще-то можно было придумать много таких поговорок.

Например,

«Как вы рыбу назовёте, так она и поплывёт»,

«Как зерно вы назовёте, так оно и прорастёт»,

«Как вы лошадь назовёте, так она и повезёт»,

«Как малышку назовёте, так себя и поведёт» и все они были бы верными.

И что, тот кто придумал  про лодку, просто подумал, будто бы все догадаются, что эта поговорка не только про лодку, но и про всё остальное тоже.

И про рыбу, и про лошадь, и про зерно и про малышку.

Не тут-то было!

Мама и папа об этом, к сожалению,  догадаться не сумели.

Так Жадина и стала жадиной.

Жадничала она с утра до вечера. Причём не так, как обычные жадины-любители.

Жадина была настоящей жадиной-профессионалом!

Завтракала она одна. Чтобы никто не мог случайно схватить её ложку и взять из хлебницы именно тот хлеб, который был нужен Жадине…

Зря вы думаете, что любящие  родители могли бы и уступить единственной дочке нужный ей хлеб. К сожалению, это было невозможно! Потому что хлеб становился нужен Жадине сразу же, как только его кто-то взял.

Так и приходилось Жадине есть всё без хлеба. Ведь завтракала она одна. И обедала, и ужинала. И из-за этого ей не удавалось понять, какой именно хлеб ей нужен. Ведь его никто не брал!

У Жадины было очень много игрушек. Но никто об этом не знал. Даже её родители.

Потому что в комнате малышки не было видно даже следов игрушек. И никто никогда не играл в этой комнате.

Каждую новую игрушку, подаренную родителями, Жадина хватала и, опасливо озираясь , не подглядывает ли кто, бежала прятать в надежное место. Она была уверена, что только так её игрушки могут быть в безопасности,  и никто другой теперь не сможет в них поиграть.

А, как известно, если игрушку убрать в какое-то тайное место,  случается так, что о ней забывают.

Поэтому родители и Жадина толком и не знали – есть у Жадины игрушки, или нету.

Об играх на улице не могло быть даже и речи!

Где-то в шкафу или под кроватью Жадины пылились горы мячей всех размеров, скакалок всякой длины и мелков всех цветов.

Только они никогда не видели улицы. Ведь если вынести на улицу мяч, его может кто-то попросить поиграть! На скакалке может кто-то вздумать попрыгать, и самое ужасное, что мелки могут попросить, чтобы ими ПОРИСОВАТЬ!

Жадина не раз видела такое на детской площадке. И приходила от этого в УЖАС.

Можно было,  конечно, поиграть с другими детьми в их игрушки, и Жадина даже как-то раз пробовала.

Но и из этого тоже ничего  хорошего не вышло. Жадина тут же захотела, чтобы у неё были все игрушки всех остальных детей. И от этого она начала оглушительно реветь и топать ногами.

Тут-то родители и признались тихонечко друг другу. Это случилось в самой дальней комнате самой тёмной ночью. Когда Жадина уже давно спала в своей кроватке.

– Милый, – сделав печальное лицо, но, не забыв при этом красиво сложить губки,   сказала мама. – Я должна тебе признаться в СТРАШНОМ!

Да-да! Именно так она и сказала. «В СТРАШНОМ».

Папа поначалу очень испугался.

Но потом увидел красиво сложенные мамины губки,  обрадовался и сразу же забыл, что хотел сказать.

Тогда мама сказала:

– Ты напрасно так мило улыбаешься! Это будет действительно страшное признание!

Папа продолжил мило улыбаться, и сказал так:

– Говори! Я уже боюсь. Просто это не заметно. Ведь я – мужчина. А мужчинам не положено бояться так, чтобы все видели.

– Мне… – промямлила мама и замялась. У неё никак не получалось признаться в СТРАШНОМ. Чтобы придумать, как же всё-таки признаться, ей пришлось глубоко задуматься. И красиво сложенные губки на мгновение некрасиво искривились.

– Мне… – вновь нерешительно прошептала она…

– А-а-ах! Ну да! Точно! Вспомнил! – хлопнул себя тут же по лбу папа. – Мне тоже кажется, что наша Жадина…

Тут папа выпучил глаза, опасливо оглянулся по сторонам. Затем он хорошенько прислушался.

И только после этого, сказал шёпотом прямо маме на ушко:

– Жадина!

Мама заплакала. Ведь если и папа тоже так думает, то, очень даже может быть, что ЭТО – ПРАВДА!

А могло получиться и так, что папа бы взял и сказал всё наоборот. Например, он бы сказал:

– Не жадина!

 И тогда СТРАШНОЕ оказалось бы совсем нестрашным.

А оно взяло и так не получилось! Как же тут не заплакать!

– Что же нам делать?! – плакала мама на плече у папы.

Папа мужественно не плакал и переживал эту страшную новость молча, то есть «про себя».

– Не переживай! – решительно сказал наконец папа. – Мы отведём Жадину к доктору!

И ранним утром папа, мама и Жадина отправились к доктору.

А когда Жадина спросила, зачем они идут к доктору, мама и папа ей сказали:

– Просто так! На всякий случай! Мало ли что!

И они пошли.

И вот пришли они к доктору и доктор спрашивает:

– Ну-с! С чем пожаловали?

А Жадина ему так смело отвечает:

— Ни с чем! Просто так! На всякий случай! Мало ли что!

Доктор удивился. А мама и папа пожали плечами и промолчали.

Не могли же они любимую дочь прямо при докторе жадиной обозвать!

– Ну, если ни с чем, тогда освободите, пожалуйста, кабинет! – нахмурился доктор. – У меня очередь, между прочим!

Он встал, и хотел им дверь открыть. Чтобы проводить в коридор.

Тут-то Жадина и увидела у доктора новенький блестящий стетоскоп! С синенькими трубочками! С прекрасной кремовой перепоночкой, серебристым кружочком, и серебристыми же дужками. И мало всего этого, так он ещё ведь был настоящий!

Тут-то Жадина как повалилась на пол. Как начала орать истошным голосом.

– А-а-а-а! А почему у доктора есть такая слушалка, а у меня нету!? А у него вон ещё часы песочные! Большие! И жёлтые! А молоточек у него какой! Резиновый! С красными полосочками! Не че-е-е-естно!

– А-а-а-а-а! Пусть мне доктор это всё отда-а-а-аст! Или хотя бы слушалку!  – истошно орала Жадина.

А мама и папа тихонечко кивнули доктору, мол, вот, – с этим-то мы и пожаловали.

– Всё ясно! – тут же всё понял доктор и закрыл обратно дверь в коридор.

Доктор внимательно оглядел Жадину со всех сторон. И спрашивает,

– Девочка, а как тебя зовут?

А Жадина молчит. Обиделась. Ведь ей доктор ни стетоскопа, ни молоточка, ни часов не дал!

Тогда доктор сказал родителям:

– Вы пока в коридоре посидите, а мы тут подумаем вместе, что нам делать, да как нам быть.

Родители и вышли.

Ждали-ждали. Наконец, дождались! Доктор выходит и говорит грустным голосом:

– Ничего не понимаю! Уникальный случай у вас! Ну, никак понять не могу, в чём же дело! Давайте-ка заведём историю болезни!

Зашли все в кабинет и доктор достал такую толстую тетрадку. А на ней написано

«ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ»

Большими жирными буквами.

Мама, как увидела это, опять заплакала. А папа опять не стал. Только маму взял за руку. И мама от этого стала плакать в два раза меньше.

– Скажите, пожалуйста, и-и-и-имя…. – доктор взял большую красную ручку, которая писала чёрными чернилами, и нацелился записывать имя.

Папа начал диктовать

– Жа-а-а-ади-и-ина-а-а….

Доктор почему-то писать не стал. А сделал такие большие глаза, такие большие, что Жадина подумала, что у доктора не глаза, а воздушные шарики. Он когда хочет, кнопочку нажимает секретную, и шарики надуваются.

– Как вы сказали?! – переспросил доктор, после того, как смог найти секретную кнопочку для сдувания глаз-шариков обратно.

–  Жадина, — удивлённо повторил папа.

– Да что вы такое говорите?! – возмутился доктор, – вы зачем же это на ребёнка обзываетесь?!

Все удивились. И мама, и папа, и Жадина. Ведь они очень привыкли к тому, что Жадину зовут Жадиной.

Папа говорит, тоже возмущенно:

– Это мы не обзываемся, это мы имя вам говорим. Для истории болезни.

– Да как же это?! Да что же это за имя такое – Жадина?! – недоумевает доктор.

– Это очень красивое имя! – гордо объясняет мама. – Наша малышка с ним с рождения ходит. – Жанна – это от папы досталось, а Дина — от мамы.  А вместе получилось Жадина!

– И это, – ещё раз на всякий случай пояснила мама, – очень красиво!

— О боги! С рождения! – схватился за голову доктор. – Караул! Нет,  – кошмар! Это… Нонсенс! Это… – доктор вдруг замер и задумался.

– Это – научное открытие! Ура-а-а-а! – закричал ни с того ни с сего он.

 И все опять очень удивились. И папа, и мама и Жадина.

Ведь они не думали, что имя Жадина станет вдруг научным открытием.

А доктор уверенно сказал:

– Я вас вылечу!

– О, это чудо!  – захлопала мама в ладоши и тут же забыла про открытие.

– О, это счастье!  – обрадовался папа и тоже забыл.

А Жадина нахмурилась. Потому что догадалась, что лечить собираются её.

– Покажите, пожалуйста, ваши документы!

Вдруг строго заявил доктор.

И папа показал автомобильные права.

Доктор нахмурился.

– А нет ли ничего у вас такого, где ваш ребёнок числится официальным, так сказать, порядком? – поинтересовался он, — вопрос важный. И не допускает отлагательств.

– Ну, раз так, – пожала плечами мама, – тогда, пожалуйста! –  и достала из своего маленького ридикюля бумажную улитку.

Мама ловко и споро повертела улитку в руках… Та — раз! И превратилась в свидетельство о рождении Жадины!

Доктор очень удивился!

А папа и Жадина – нет.

Ведь они знали, что их мама — очень хозяйственная и домовитая. И поэтому она умеет носить в ридикюле вещи первой, второй и третьей необходимости.

– Пожалуйста!  – ещё раз повторила хозяйственная и домовитая мама удивлённому доктору.

Доктор взял свидетельство о рождении, почитал и очень обрадовался.

– Йю-ху! – сказал он.

– Что, извините? – уточнил папа.

– Говорю, лечение будет лёгким и безболезненным!

Мама опять захлопала в ладоши. А папа заулыбался. И даже Жадина заулыбалась, потому что догадалась, что это её будут лечить легко и безболезненно.

– Пропишу-ка я вам сейчас рецепт! – сказал доктор и стал писать.

А потом написал и говорит:

– Пожалуйста! Приходите на повторный приём через неделю!

Мама взяла рецепт, папа взял за руку Жадину и они пошли в аптеку.

Ведь рецепт он зачем нужен?! Чтобы в аптеку сходить!

Вот они и пошли. Пришли. Достают рецепт, и протягивают его в окошечко.

А из окошечка недовольно говорят:

– Это у вас рецепт лёгкого и безболезненного излечения! С таким не надо в аптеку! Такой надо самим читать и легко и безболезненно излечиваться!

Тогда папа и мама и Жадина, извинились, пошли домой, сели с рецептом на диван и прочитали:

«ДЕВОЧКУ ПО ИМЕНИ ЖАННА-ДИНА НАЗЫВАТЬ СОКРАЩЕННО НЕ ЖАДИНА, А АННА!».

Снизу приписано буковками поменьше:

«АН(от Жанны)+НА(от Дины) = АННА!»

И ещё ниже:

«Принимать каждый день до выздоровления и далее много лет до закрепления и профилактики».

– А хорошо-то как! Анна! – улыбнулась мама красивыми губками.

– Просто волшебно! Анна! – согласился папа.

И они повернулись к своей малышке и сказали хором очень ласково:

– Аню-ю-ю-юточка ты наша!

А Анюточка очень симпатично заулыбалась. Потому что она поняла, что это её теперь и много лет до закрепления и выздоровления будут называть Анютной, а не Жадиной.

Через неделю мама, папа и Анюта пришли на приём к доктору, как он и велел.

– Ну как вам имя? – поинтересовался доктор, поставив точку в диссертации на тему «Непосредственное влияние имени на поведение ребёнка».

– Прелестно!  – сказал папа.

– Лучше не придумаешь! – улыбнулась мама.

А Жадина… Ой!

А Анюта достала из маленького детского рюкзачка красивый детский стетоскоп.

С принцессой. И подарила доктору.

И вдобавок ещё и сказала:

– Спасибо рецепт! Это хорошо, что мы решили к вам на всякий случай прийти!

А знаете, что ещё у Анюты в рюкзаке было?

Ну конечно!  У каждого обычного ребёнка в рюкзачке обязательно бывает скакалка, мячик и мелки!

А как же без них гулять? Правда?


Вот  и закончилась наша сказка про жадину.  Надеемся, что с её появлением  жадин на свете стало меньше!

А с Машей мы лечимся от жадности не только сказкой. Есть у нас и ещё один давний маленький секрет. Правда, он уже и не секрет вовсе, потому что о нём можно прочесть в статье о том, что же делать, если ребёнок – жадина.

irinaroslova.ru

Сказка про жадного ребенка

Сказка про жадного ребенкаУ Саши Лужайкина не было друзей. Может потому, что его считали жадным? Друг для Саши нашелся неожиданным образом. Именно благодаря другу характер Саши начал меняться.

Сказка про жадность
Автор: Ирис Ревю

Жил-был мальчик Саша Лужайкин. Саша был мальчишкой неплохим, но жадным. Он никогда не делился с друзьями вкусняшками, не давал играть своими игрушками.

— Вот ещё придумали – угощать кого-то! – злился про себя Саша. – И зачем это нужно? Угощают друг друга, улыбаются при этом, хохочут. Что за радость? Куда приятнее: сам взял – сам съел. Достанется себе больше.

Но вот однажды случилось нечто невероятное. Мама и папа ушли на концерт. Бабушка села в кресло и начала вязать, но быстро задремала. А в это время пошел сильный дождь. И вдруг Саша увидел за окном какое-то маленькое странное существо, мокнущее от дождя. В Саше проснулось любопытство, он открыл окно. Существо оказалось в комнате мальчика.

— Ты кто? – спросил Саша.

— Я – Веселинка, а ты кто?

— А я Саша.

— А у тебя есть друг? – поинтересовалась гостья.

— Нет, — сказал Саша. — Все говорят, что я жадный, и поэтому у меня нет друга.

— Никакой ты не жадный, — сказала Веселинка. – Такой славный мальчик не может быть жадиной. Я знаю, что жадные – это волк, лиса. Они никогда не поделятся ни с кем своей добычей.

Саша задумался.

С Веселинкой ему было интересно. Она была светлая и весёлая. Она могла стать хорошим другом.

С вечера Саша положил в карман своих брюк горсть конфет. Он решил завтра угостить ребят. Не век же ему быть жадным!

Угощение было принято с радостью. Дети поблагодарили Сашу, и только один мальчик, Дима Копейкин, спросил:

— Что это с тобой случилось такое? Почему ты вдруг стал таким щедрым?

— Во-первых, у меня появился друг. А во-вторых, мне надоело быть жадным.

Дима сказал:

— Мы хотим познакомиться с твоим новым другом.

Вечером шумная компания оказалась в гостях у Саши. Веселинка всем понравилась, ведь у неё был добрый, весёлый нрав.

— Она тебя ещё многому хорошему научит! — воскликнули ребята. – Потому что она смотрит на мир с доброй, солнечной стороны!

Вопросы и задания к сказке

В чем проявлялась жадность Саши?

Имел ли Саша друга?

Каким образом Василинка оказалась в доме Саши?

По какой причине ребята пришли в дом к Саше?

Нарисуй, какой ты видишь Веселинку.

Какие пословицы подходят к сказке?

С кем поведешься, от того и наберешься.
Жадность всем порокам начало.

Главный смысл сказки заключается в том, что рядом с хорошим, жизнерадостным человеком и другой человек становится лучше. Рядом с неунывающим человеком чувствуешь себя, как с солнышком. А что касается жадности… Как сделать так, чтобы ребёнок не стал жадным? С самого раннего детства приучайте его к разумной щедрости, организуйте всё так, чтобы у него была возможность с кем-то поделиться.

detskiychas.ru

Короткие рассказы, которые отучат детей жадничать

Бедные богатые

Японская сказка

Жили в одной деревне бедняк и богач. Много было денег у богача.

Позвал как-то богач бедняка к себе. Думает бедняк: «Никак, он решил сделать мне подарок. Для того и зовет». Пришел и говорит:

– Какое это счастье иметь так много денег!

– Да что ты,– отвечает богач, – какое ж это счастье! Я вот подумал, что самый богатый человек в нашей деревне это ты! У тебя целых два богатства: первое – здоровье, второе – дети. А у меня одни только деньги. Какой же я богач?

Послушал, послушал бедняк, да и думает: «И то правда, не так уж я и беден». И домой пошел – старухе обо всем рассказать. Старуха только руками всплеснула:

– А разве ты, старый, не знал, что самое большое счастье – дети да здоровье?

– Счастливо жизнь свою мы прожили,– решили старики.

На следующее утро отправился старик в море и много-много рыбы поймал. Обрадовались старики и решили своей радостью с соседями поделиться – часть улова им раздали. А потом пошли на берег моря, где недавно ветер бушевал да деревья поломал. Набрали древесины, наделали игрушек – то-то радость деревенским ребятишкам!

– Вот мы с тобой какие богачи, всех детишек подарками одарили! – радовались старик со старухой.

С тех пор прозвали их в деревне бедными богатыми.

Жадность

Афганская сказка

Жил на свете очень богатый человек. Но такой он был жадный, что даже самому себе жалел хлеба.

Однажды кто-то позвал его в гости. Богач пошел. Хозяин дома подал множество разных блюд, и гость принялся за еду.

Сначала он попробовал мяса и съел его очень много, потому что оно было острое, вкусное и ему страсть как понравилось. Потом подали какое-то мучное блюдо, которое так и таяло во рту. Скупец его тоже съел. Потом наступила очередь яиц и лапши.

Что ни стояло на столе, всему богач отдал должное.

После обеда хозяин подал разные фрукты – абрикосы, дыни, виноград, груши. Скупец смотрел на них голодными глазами, будто в жизни не видывал подобных вещей. В конце концов, он съел и все фрукты.

После того как набил он живот горячим и холодным, захотелось ему попить.

Богачу едва успевали наливать бокалы. Он выпил столько, что живот у него раздулся – вот-вот лопнет. Из последних сил, с большим трудом скупец дотащился до дому.

Через некоторое время стало ему совсем плохо.

Испугались домашние:

– Да ведь он, того гляди, умрет. Побежали за лекарем.

– Уж не объелся ли ты? – спрашивает лекарь.

– Да, – ответил богач, – я был в гостях и хорошо пообедал там.

– Что же ты наделал?! – воскликнул лекарь. – Еда-то чужая, но живот ведь твой собственный!

– Да, это так. Но угощенья было так много и все такое вкусное!

Мыслимо ли самому отказаться от вкусного и дарового обеда!

– Ладно, – усмехнулся лекарь, – что было, то прошло. Теперь нужно принять лекарство, которое извлечет из тебя излишки пищи.

– Э нет, такого лекарства я не хочу! Вот если найдешь лекарство, которое улучшает пищеварение, давай! А если нет, уж ладно, на сытый желудок и помирать легче. А другого вреда мне не будет. Ты свободен, иди себе.

Василий Сухомлинский

Котлетка – как камень

Это было в трудный год – сразу же после войны.

Сегодня третий класс идет в лес. Мария Николаевна назначила сбор в школе. Все пришли до восхода солнца.

У каждого пакетик с пищей – хлеб, лук, вареная картошка, а у некоторых ребят даже сало. Все содержимое своих пакетиков дети выложили, завернули в большой лист бумаги и уложили в вещевой мешок. Дети решили: мы – один коллектив, одна семья, зачем же каждому сидеть над своим узелком?

Леня тоже положил в вещевой мешок свой кусок хлеба, несколько картофелин и щепотку соли. Но в кармане остался сверток с котлетой. Мать завернула ее в бумагу и сказала: съешь, чтобы никто не видел.

В лесу дети играли, читали книгу, у костра рассказывали сказки.

Потом на большой скатерти разложили все припасы и сели обедать. Рядом с Леней сидела Майя, худенькая белокосая девочка. У нее погиб отец на фронте – в последний день войны. Каждому достался маленький кусочек сала. Майя разрезала свой кусочек пополам и отдала половинку Лене.

Мальчику показалось, что в кармане у него завернута в бумагу не котлета, а камень.

Когда дети пообедали, Мария Николаевна сказала:

– Дети, соберите бумагу и сожгите.

Когда бумага была собрана и сложена в кучку, Леня незаметно выбросил в мусор свой сверток с котлетой.

Василий Сухомлинский

Жадный мальчик

Жил на свете очень жадный мальчик. Идет он улицей, видит, продают мороженое. Стал мальчик и думает: «Если бы мне кто-то дал сто порций мороженого – вот было бы хорошо».

Подходит к школе. В тихом безлюдном переулке вдруг догоняет его седой-седой дедушка и спрашивает:

– Это ты хотел сто порций мороженого?

Мальчик удивился. Скрывая замешательство, он сказал:

– Да… Если бы кто дал деньги…

– Не нужно денег, – сказал дедушка. – Вон за той ивой – сто порций мороженого.

Дедушка исчез, как и не было его. Мальчик заглянул за иву и от удивления даже портфель с книжками уронил на землю. Под деревом стоял ящичек с мороженым. Мальчик быстро насчитал сто сверточков, завернутых в серебристую бумагу.

От жадности у мальчика задрожали руки. Он съел одну, другую, третью порцию. Больше есть не мог, у него заболел живот.

– Что же делать? – думает мальчик.

Он вынул из портфеля книги, бросил их под иву. Набил портфель блестящими сверточками. Но они не поместились в портфель. Так жалко было оставлять их, что мальчик заплакал. Сидит возле ивы и плачет.

Съел еще две порции. Поплелся к школе.

Зашел в класс, положил портфель, а мороженое начало таять. Из портфеля потекло молоко.

У мальчика мелькнула мысль: а может быть, отдать мороженое товарищам? Эту мысль отогнала жадность: разве можно отдавать такое добро кому-то?

Сидит мальчик над портфелем, а из него течет. А жадный мальчик думает: неужели такое богатство погибнет?

Пусть подумает над этой сказкой тот, у кого где-то в душе поселился маленький червячок – жадность. Это очень страшный червячок.

Два жадных медвежонка

Венгерская сказка

По ту сторону стеклянных гор, за шелковым лугом, стоял нехоженый, невиданный густой лес. В этом нехоженом, невиданном густом лесу, в самой его чаще, жила старая медведица. У нее было два сына. Когда медвежата выросли, они решили, что пойдут по свету искать счастья.

Поначалу пошли они к матери и, как положено, распрощались с ней. Обняла старая медведица сыновей и наказала им никогда не расставаться друг с другом.

Обещали медвежата исполнить наказ матери и тронулись в путь-дорогу.

Шли они, шли. И день шли и другой шли. Наконец все припасы у них кончились. Медвежата проголодались. Понурые брели они рядышком.

– Эх, братик, до чего же мне есть хочется! – пожаловался младший.

– И мне хочется! – сказал старший.

Так они все шли да шли, и вдруг нашли большую круглую головку сыра. Хотели было поделить ее поровну, но не сумели. Жадность одолела медвежат: каждый боялся, что другому достанется больше.

Спорили они, рычали, и вдруг подошла к ним лиса. – О чем вы спорите, молодые люди? – спросила лиса.

Медвежата рассказали ей о своей беде.

– Какая же это беда! – сказала лисица. – Давайте я вам поделю сыр поровну: мне что младший, что старший – все одно.

– Вот хорошо-то,– обрадовались медвежата.– Дели!

Лиса взяла сыр и разломила его на две части. Но расколола головку так, что один кусок – это даже на глаз было видно – был больше другого.

Медвежата закричали:

– Этот больше!

Лиса успокоила их:

– Тише, молодые люди! И это беда не беда. Сейчас я все улажу.

Она откусила добрый кусок от большей части и проглотила его. Теперь большим стал меньший кусок.

– И так неровно! – забеспокоились медвежата.

– Ну, полно, – сказала лиса. – Я сама знаю свое дело!

– И она откусила кусок от большей части. Теперь больший кусок стал меньшим.

– И так неровно! – закричали медвежата.

– Да будет вам! – сказала лиса, с трудом ворочая языком, так как рот ее был набит вкусным сыром. – Еще самая малость – и будет поровну.

Лиса продолжала делить сыр.

А медвежата только черными носами водили туда-сюда, туда-сюда – от большего куска – к меньшему, от меньшего – к большему.

Пока лисица не наелась досыта, она все делила и делила.

Но вот куски сравнялись, а медвежатам почти и сыра не осталось: два крохотных кусочка.

– Ну что ж, – сказала лиса, – хоть и помалу, да зато поровну! Приятного вам аппетита, медвежата! – и помахав хвостом, она убежала.

Так-то вот бывает с теми, кто жадничает!

Василий Сухомлинский

Пахарь и Крот

Пахарь пахал землю. Вылез из своей норы Крот и удивился: вспахано уже большое поле, а Пахарь все пашет и пашет. Решил Крот посмотреть, сколько земли вспахал Человек. Пошел Крот по вспаханному полю. Шел до самого вечера, а до конца поля не дошел. Вернулся в нору. Утром вылез из норы, сел на дороге, ждет Пахаря с плугом, чтобы спросить его:

– Зачем ты вспахал такое большое поле и продолжаешь пахать еще?

Пахарь отвечает:

– Я пашу не только себе, но и людям.

Удивился Крот:

– Почему ты пашешь людям? Пусть каждый работает на себя. Вот я рою нору себе, и каждый Крот роет нору тоже себе.

– Но ведь вы же кроты, мы – люди, – ответил Пахарь и начал новую борозду.

Василий Сухомлинский

Металлический рубль

Тато дал Андрейке металлический рубль и сказал:

– Когда будешь возвращаться из школы, зайдешь в магазин, купишь сахару и масла.

Андрейка положил рубль в карман пиджака и забыл о нем. На уроке физкультуры разделся, бросил пиджак на траву.

После уроков вспомнил: надо же зайти в магазин. Засунул руку в карман, а рубля нет. Перепугался Андрейка, побледнел и стоит, не может и слова вымолвить. Ребята спрашивают:

– Что с тобой, Андрейка?

Рассказал мальчик о своей беде. Знали товарищи, что отец у Андрейки суровый, будет бить мальчика.

– Поможем Андрейке, – сказала Таня. – У кого есть деньги, давайте.

Соберем рубль!

Каждый полез в карман. Кто десять, кто пятнадцать, кто пять копеек нашел. Один только Степан сказал:

– Надо беречь деньги. Сам потерял – сам пусть и думает, что делать. Не дам ни копейки.

Он повернулся ко всем спиной и пошел домой.

Ребята подсчитали собранные деньги – девяносто девять копеек. Пошли все вместе в магазин, купили сахара и масла.

Радостный возвращался Андрейка домой.

На следующий день никто не захотел сидеть рядом со Степаном. Он остался один.

Степан жаловался учительнице.

– Почему же со мной никто сидеть не хочет?

– Спроси у товарищей, – ответила учительница.

Василий Сухомлинский

Мишин велосипед

Мише купили велосипед. А живет он рядом со школой. Между домом его родителей и школьной усадьбой – сад, так что и ехать негде. Миша привел свой велосипед в школу, как коня на уздечке.

Мальчики окружили Мишу. Ощупывали колеса, педали, руль, фонарик.

Велосипед всем нравился. Все завидовали Мише.

– Ну что же, катайся, – сказал Федя и отошел от велосипеда, будто ему и не хотелось покататься.

– Ты думаешь, мне и в самом деле хочется на нем кататься? – равнодушно спросил Миша. – Бери, пробуй.

Радостный Федя взялся за руль, сел на велосипед и покатил по школьному стадиону. Катался до самого звонка на урок.

На первой перемене катался Иван, на второй – Степан, на третьей – Сергей, на четвертой – Оля.

Остались кататься и после уроков. Велосипед переходил из рук в руки. К четвертому часу накатались все.

Миша привел велосипед домой в половине пятого, как коня на уздечке.

– Где это ты до сих пор катался? – удивилась мама. – Разве так можно?

– А я и не катался…

– Как – не катался?

– Мальчики катались… И девочки…

Мама облегченно вздохнула и сказала как бы про себя:

– Единственное, чего я боялась, что будешь кататься ты один.

Василий Сухомлинский

Яблоко в осеннем саду

Поздней осенью маленькие сестрички Оля и Нина гуляли в яблоневом саду. Был тихий солнечный день. Почти все листья с яблонь опали и тихо шелестели под ногами. Только кое-где на деревьях оставались пожелтевшие листочки.

Девочки подошли к большой яблоне. Рядом с желтым листком они увидели большое красное яблоко.

Оля и Нина вскрикнули от радости.

– Как оно сохранилось? – удивилась Оля.

– Сейчас мы его сорвем, – сказала Нина.

Девочки сорвали яблоко. Оле хотелось, чтобы яблоко досталось ей, но она сдержалась и предложила:

– Пусть твое будет яблоко, Нина.

Нине тоже хотелось, чтобы яблоко было ее, но Нина тоже сказала:

– Пусть твое будет яблоко, Оля…

Яблоко переходило из рук в руки. Но вот им обеим пришла в голову

мысль:

– Отдадим яблоко маме.

Они прибежали к маме радостные, взволнованные. Отдали ей яблоко.

В материнских глазах сияла радость.

Мама разрезала яблоко и дала девочкам по половинке.

Рассказы собрала Тамара Ломбина

Член Союза писателей России, кандидат психологических наук.

Автор 11 книг. Лауреат Всероссийского конкурса на лучшую книгу для детей «Наш огромный мир»

rebenok.mirtesen.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *