Стернин русский речевой этикет: 404 — Не найдено

Содержание

Русский речевой этикет

В этой книге читатель  найдет  описание  основных принципов и правил русского речевого этикета.  
В нашей стране издано много работ о русском речевом этикете для иностранцев (например, прекрасные книги Н. И. Формановской), есть интереснейшие теоретические исследования речевого этикета В. Е. Гольдина, но до сих пор нет практических работ, которые были бы предназначены для взрослого русского читателя и которые можно было непосредственно использовать для практического обучения этикету общения учащихся.  Потребность  в  создании  такого  пособия  назрела давно, особенно в связи с введением  в школах предмета «Культура общения», с потребностями слушателей различных курсов (секретарей-референтов, менеджеров, предпринимателей и т. д.). Именно этим категориям читателей, как мы надеемся, в первую очередь должна      принести пользу наша книга.                                                                                                                                                  

Во многих случаях (можно даже сказать—в большинстве) в русской коммуникации нет  четких этикетных норм общения, в связи с чем автору приходилось заниматься нормализаторской деятельностью. Это делает нашу работу небесспорной и открытой для критики.  Вместе с тем мы полагаем, что эта книга принесет пользу учителям и учащимся, а также многим взрослым как первый опыт систематизированного практического описания принципов и правил русского речевого этикета.
Данная книга в основном следует программе «Культура общения» (Воронеж, 1995, изд. 3), блок «Этикет и речевой этикет» (с. 13-31). Мы не рассматриваем здесь лишь раздел «Этикет личной переписки», который будет опубликован отдельной брошюрой.
Надеемся, что для читателя представит интерес раздел о национальных особенностях  общения  народов мира; этот раздел может быть использован при обучении речевому воздействию и межличностному общению в 11 классе.
Автор с благодарностью примет все замечания и предложения.

Читать книгу «Русский речевой этикет»

Стернин И.А.

Кафедра общего языкознания и стилистики

О кафедре&nbsp||&nbsp История&nbsp||&nbsp Персоналии&nbsp||&nbsp Научная деятельность&nbsp||&nbsp Педагогическая деятельность


Стернин Иосиф Абрамович
доктор филологических наук,

профессор,
заведующий кафедрой,
заслуженный деятель науки РФ

Родился 29 апреля 1948 г. в пос. Красково Ухтомского района Московской области. В 1965 г. окончил с медалью вечернюю школу В Воронеже, в 1970 г. — английское отделение факультета РГФ ВГУ (диплом с отличием). Заочно окончил аспирантуру Института языкознания АН СССР.

Кандидатская диссертация «К проблеме дейктических функций слова» защищена в 1973 г. в г. Москва (науч. рук. — А.А. Уфимцева).

Докторская диссертация «Лексическое значение слова в речи» защищена в 1987 г. в г. Минск.

Основные этапы трудовой деятельности:

1970-1975 гг. — преподаватель английского, французского, немецкого и испанского языков в вечерней школе; с 1975 г. по настоящее время- преподаватель, доцент, профессор кафедры общего языкознания и стилистики; с 1995 г. по настоящее время — заведующий этой кафедрой.

Область научных интересов:

теория языка, общая и контрастивная семасиология, речевое воздействие, риторика, когнитивная лингвистика

Автор более 900 научных работ. Руководитель и консультант 50 докторантов и аспирантов.

Основные публикации:

Монографии

• Проблемы анализа структуры значения слова. — Воронеж, 1979. -156 с.

Отзывы: РЖ “Языкознание”,1980, с. 38 -41; Филологические науки”, 1980, № 6, с. 89 — 90; “Русский язык в школе”, 1982, с.92 -94; ” Мовознавство”, 1982, № 1, с. 76 – 78.

• Лексическое значение слова в речи. — Воронеж, 1985. – 170с.

Отзыв: ФН, 1986, № 2, с. 87- 88

• Экспериментальные методы в семасиологии. — Воронеж, 1989. -193 с. (в соавт. с В.В.Левицким)

• Очерки по контрастивной лексикологии и фразеологиии. — Галле, 1989.- 129 с. (в соавторстве с К.Флекенштайн).

• Der Wortschatz der Perestrojka. Aktuelle Entwicklungsprozesse im politischen Wortschatz des Russischen. — Halle, 1989. — 85 S. (в соавторстве с В.Штефаном).

• Perestrojka, Glasnost , Novoe Myslenie… — Centaurus-Verlagsgesellschaft. – Pfaffenweiler, 1991. — 103 S. (в соавторстве с В.Штефаном)

• Studien zur kontrastiven Lexikologie und Phraseologie. — Voronez, 1994. — 114 S. (в соавторстве с К. Флекенштейн).

• Коммуникативное поведение младшего школьника. — Воронеж, 2000. — 195 с. (в соавт. с Н.А.Лемяскиной).

• Очерк американского коммуникативного поведения. — Воронеж, 2001. — 206 с. (гр. соавторов).

• Введение в речевое воздействие. — Воронеж, 2001. — 252 с.

• Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж, 2001.191 с. 12 п.л. (в соавт. с З.Д.Поповой)

• Американское коммуникативное поведение. Воронеж, 2001. 224 с.14,2 п.л. (гр. соавторов)

• Коммуникативные аспекты толерантности. Воронеж, 2001. 135 с. 8,5 п.л. (в соавт. с К.М.Шилихиной)

• Язык и национальная картина мира. Воронеж, 2002. –60 с. (в соавт. с З.Д.Поповой)

• Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии. Воронеж, 2002.19,6 п.л. (гр.соавторов)

• Русское коммуникативное поведение. М., 2002.17 п.л. (в соавт. с Ю.Е.Прохоровым)

• Коммуникативное поведение. Очерк английского коммуникативного поведения. Воронеж, 2003. 11.6 п.л. (Соавт. Ларина Т.В., Стернина М.А.)

• Sternina M., Sternin I. Russian and American Communicative Behavior. Voronezh, 2003. 96 с.

• Общественные процессы и развитие современного русского языка. Очерк изменений в русском языке конца ХХ –начала ХХI века. Воронеж, 2004. Изд.4-е, перераб. и дополненное. 93 с. 5 п.л.

Отзыв о 1-м изд.: “Воронежский курьер”, 20.11.97.

• Контрастивная лингвистика. Воронеж, «Истоки», 2004. г.11,9 п.л.

• Коммуникативное поведение. Вып.21. Коммуникативное поведение дошкольника. Воронеж, «Истоки». 2004. 210с. 13 п.л. (Соавт. Чернышова Е.Б).

Учебные пособия для вузов

• Лексическая система языка. Воронеж, 1984. –145с. (соавтор З.Д.Попова)

• Очерк русского коммуникативного поведения. — Галле, 1991.- 59 с.

• Практическая риторика. Воронеж, 1993. Изд.1.; 140 с.

• Практическая риторика. Воронеж, 1996. — Изд.2.- 142 с.

• Учитесь общаться. Сб. тестов. Воронеж, 1995. 213 с.

• Русский язык делового общения. — Воронеж, 1995. — 200с. (соавторы А.М.Голодяевская, О.В.Дмитрина, Н.А.Козельская).

• Русский речевой этикет. Воронеж,1996. -125 с.

• Риторика в объяснениях и упражнениях. Борисоглебск, 2000. -131 с.

• Культура делового общения. Воронеж, 2001. — 332 с.(соавтор М.Е.Новичихина)

• Риторика. Воронеж, 2002. 224 с. 13,5 п.л.

• Риторика в объяснениях и упражнениях. Изд.2. перераб.и дополн. Борисоглебск. 2003. 19,75 п.л.

• Практическая риторика. М., Академия. 2003.17п.л.

• Общее языкознание. Воронеж, ЦЧКИ, 2004. 18 п.л. В соавт с З.Д.Поповой

• Введение в языкознание. Курс лекций. Воронеж, «Истоки», 2004. 9,6 п.л. (ред. и соавтор).

• Культура устной и публичной речи. Воронеж, АОНО «ИММиФ», 2004. 214 с. 12,5 п.л. (соавтор Тавдгиридзе Л.А.).

• Практическая риторика. Москва, «Академия», изд.2, испр. и доп. 2005


Кафедра общего языкознания и стилистики ВГУ
394693, Воронеж, пл. Ленина, 10
тел.(4732) , факс (4732)
E-mail: [email protected]

Иосиф Абрамович Стернин. Русские: коммуникативное поведение

   С нашей точки зрения, описание коммуникативного поведения должно стать предметом особой науки, которая является стыковой и в известной мере интегральной для целого ряда наук – этнографии, психологии, социальной психологии, социологии, психолингвистики, теории коммуникации, социолингвистики, паралингвистики, риторики, лингводидактики и собственно лингвистики. Эта интегральная наука должна синтезировать данные перечисленных наук и создать целостную картину национального коммуникативного поведения народа. Из преобладания в указанном перечне лингвистических и близких к ним наук следует, что заняться этим должны в первую очередь лингвисты и преподаватели иностранных языков.
   Коммуникативное поведение представляется нам синтетической филологической и социально-антропологической наукой будущего. Описание любого языка как культурно-исторического феномена предполагает описание коммуникативного поведения как его составной части.

4. Коммуникативное поведение и культура


   Коммуникативное поведение является компонентом национальной культуры. Существует проблема формирования адекватного, нормативного коммуникативного поведения при обучении иностранному языку.
   Для того чтобы определить эффективные методы и приемы формирования у изучающих иностранный язык норм конкретного национального коммуникативного поведения, необходимо рассмотреть модель культуры с точки зрения того, какое место занимает в ней коммуникативное поведение.
   Нас интересует бытовая, повседневная культура, т. е. та, которая реально соприкасается с человеком, реализуется в повседневном поведении и общении людей. Следуя американским авторам С. Таббсу и С. Мосс, в операциональном плане культуру можно определить как образ жизни, передаваемый от поколения к поколению (S. Tubbs, S. Moss).
   В структуре национальной культуры вычленяется ядро – ценности, которые «окружены», в свою очередь, принципами, а те реализуются в некоторых нормах и правилах

(Касьянова К. Если Магомет не идет к горе…).
   Ценности – это социальные, социально-психологические идеи и взгляды, разделяемые народом и наследуемые каждым новым поколением. Это то, что как бы априори оценивается этническим коллективом как нечто «хорошее» и «правильное», является образцом для подражания и воспитания, к чему надо стремиться.
   Ценности вызывают определенные эмоции, они окрашены чувствами и побуждают людей к определенным действиям. Отклонение от ценностей, неразделение их, поступки, противоречащие ценностям, осуждаются общественным мнением. Необходимость наличия ценностей для народа самоочевидна, она не требует объяснения, аргументации. Защита основных ценностей народа обычно приносит успех политикам.
   К основным ценностям русского этноса могут быть отнесены, к примеру, такие, как соборность, или общинность бытия, историческая терпеливость и оптимизм, доброта и всепрощение, скромность, бескорыстие, второстепенность материального, гостеприимство, любовь к большому пространству и дикой природе и др.

   Принципы – это конкретные стереотипы мышления и поведения; это «общие мнения», представления, убеждения, устойчивые привычки в деятельности, механизмы каузальной атрибуции. Принципы обусловливают понимание действительности определенным, заданным образом – они как бы побуждают людей, принадлежащих к данному этническому коллективу, воспринимать мир определенным образом. Принципы направляют мышление и поведение по некоторым стереотипизированным, шаблонным путям. Принципы часто отражены в поговорках, пословицах, «расхожих мнениях», трюизмах: Яйца курицу не учат, Всех денег не заработаешь, Будет день – будет пища и др.
   Принципы основываются на ценностях, вытекают из них, отражают или хотя бы не противоречат ценностям. Принципы касаются как сферы общего понимания действительности, так и частных сфер – семейных отношений, отношений начальника с подчиненным, верующего с Богом, поведения в быту, отношений с родителями и родственниками, соседями и др. В форме принципов национальная культура как бы определяет для человека, что он должен делать в той или иной типовой ситуации, как он должен воспринимать те или иные события, как строить свои отношения с другими членами общества, что можно делать, а чего нельзя.
   Назовем некоторые принципы, которые можно вычленить в русской культуре: законы имеют исключения, богатство аморально, нужна сильная рука, проблемы должны решаться централизованно, сообща можно решить все проблемы, сложные проблемы могут иметь быстрые и простые решения, на все воля Божья, начальство всесильно, по-хорошему обо всем можно договориться и др.
   Принципы часто имеют яркую национальную окраску, национальную специфику. К примеру, о разбогатевшем человеке в США американцы думают: «умный, смог заработать и разбогатеть», в России же часто думают: «жулик, нечестно разбогател». С другой стороны, американец, встретившись с поэтом или писателем, думает: «видно, богатый, раз может не работать», русский же человек рассматривает литературный труд, как любой другой.
   Нормы и правила – это конкретные поведенческие рекомендации по реализации определенных принципов.
   Это фактически некоторые предписания по поведению, указания по проведению определенных ритуалов.
   К. Касьянова отмечает: «В развитой культуре очень много норм-правил. Ими охвачены все сферы жизни: и трудовые процессы, и семейные отношения, и досуг, и воспитание детей, ухаживание, рождение ребенка, похороны – все приведено в систему, соотнесено друг с другом… представляет настоящий культурный космос» {Касьянова К. Если Магомет не идет к горе С. 19).
   Нормы и правила существуют в согласовании с принципами, ими отражаемыми. Нормы обязательно должны соответствовать или хотя бы не противоречить принципам.
   Нормы могут постепенно изменяться, и изменение культуры начинается именно с изменения норм. При этом, если изменение традиционных норм или возникновение новых норм противоречит некоторым принципам, культура до определенного момента оказывает сопротивление становлению таких норм.
   Принципы, ценности и нормы-правила относятся к идеальной, ментальной стороне культуры, они представляют национальную культуру в сознании ее носителей, в менталитете народа. Но культура непременно имеет и материальную форму существования. Такой формой существования культуры являются ритуалы.
   Ритуалы – материальное воплощение норм и правил в реальной действительности. Это форма материального существования культуры и единственная наблюдаемая форма культуры. Ритуалы представляют собой определенные последовательности символических действий и актов общения при заданности порядка действий и четком распределении ролей участников.
   Любой ритуал, передаваемый от поколения к поколению, выступает как материальный носитель культуры, как форма физического, материального воплощения, объективизации и существования культуры как таковой – ср. ритуалы свадьбы, похорон, Пасхи, венчания, ритуалы собрания, торжественной линейки, дня рождения, субботника и мн. др. Ритуал распределяет время участников, делает предсказуемым поведение людей относительно друг друга. Именно поэтому в наиболее цивилизованных странах обычно много ритуалов (Япония, Англия, Германия и др. ), и эти ритуалы тщательно исполняются.
   Распад культуры общества начинается с распада ритуалов, ее составляющих. Распад ритуалов характерен для любого общества, находящегося в процессе смены формаций, в периоды социального перелома или крупных социальных потрясений. Исчезают ритуалы и обряды, которые были свойственны предшествующему периоду жизни общества, и образуется вакуум обрядов и ритуалов, что означает вакуум культуры как таковой. Должны сформироваться новые ритуалы, новые праздники, но разрушение старого идет намного быстрее, чем формирование нового, что и приводит к периоду культурного вакуума, или бескультурья.
   Постепенно возникают новые ритуалы, но они должны соответствовать или хотя бы не противоречить принципам и ценностям, существующим у данного народа, иначе эти принципы и ценности оказывают сопротивление новым ритуалам. Так, например, ритуал презентации, ритуал шоу противоречат скромности и бескорыстию как важным ценностям русской культуры. Русское сознание до сих пор относится к ним настороженно, а их распространение рассматривается русским сознанием как вынужденная необходимость, неизбежный атрибут коммерческого общества.
   Имеющиеся ритуалы можно подразделить на три основные группы: поведенческие ритуалы – чисто физические, например, парад, смена караула; коммуникативно– поведенческие – объединяющие ритуалы поведения и общения, например, свадьба, венчание; чисто коммуникативные – например, речевой этикет.
   Как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев ритуалы могут быть отнесены ко второму или третьему типу: коммуникативная сторона может быть обнаружена практически во всех ритуалах. Таким образом, общение выступает либо как самостоятельный ритуал – в форме речевого этикета (приветствие, благодарность, прощание, соболезнование и др.), либо как сопутствующий, сопровождающий, осуществляемый параллельно с поведенческим.
   Общение выступает как важнейший компонент большинства современных ритуалов, при этом преимущественно как внешняя сторона, внешняя оболочка ритуала. Эта сторона наиболее подвижна, менее устойчива и обязательна, чем собственно поведенческие компоненты ритуала, поэтому разрушение того или иного ритуала начинается с разрушения его коммуникативной стороны, коммуникативного ритуала. Отсюда следует важнейший вывод: разрушение ритуалов общения – первый шаг на пути разрушения ритуала в целом, поэтому необходимо всячески поддерживать существование национальных и социальных ритуалов в целом и ритуалов общения в частности. Разрушение ритуалов общения, а затем и поведения – первый шаг к разрушению культуры.
   С другой стороны, формирование новых ритуалов идет первоначально через формирование новых коммуникативных ритуалов, а затем уже закрепляется в ритуале поведения (вспомним формирование демократических ритуалов обсуждения различных проблем на собраниях и митингах в первый период перестройки).
   И второй важный вывод, вытекающий из понимания общения как компонента культурных ритуалов: формирование социально адекватного общения, культуры общения и поведения должно осуществляться через организацию соответствующих ритуалов. Необходимо «физически» организовать различного рода ритуалы и включать в эти ритуалы взрослых и детей, учащихся с целью «материального» усвоения ими этих ритуалов как форм существования национальной культуры.
   Ценности, принципы и правила должны осознаваться обществом и становиться предметом обсуждения, изучения и обучения. Однако то, что может быть сообщено учащемуся как некая сумма знаний, совсем не обязательно становится впоследствии руководством к его конкретному поведению и общению. Различают рефлексивный и бытийный уровни мышления (В. П. Зинченко). Ритуалы представляют собой формы активного, физического поведения, поэтому участие в коммуникативных ритуалах формирует умения и навыки общения и поведения, т. е. бытийный уровень коммуникативного сознания.
   При обучении иностранному языку обучение иноязычному коммуникативному поведению как компоненту национальной культуры осуществляется преимущественно рецептивно – в форме сообщения сведений, знание которых позволит правильно интерпретировать коммуникативное поведение другого народа. Однако необходимо и продуктивное обучение – обучение практическому владению нормами коммуникативного поведения на изучаемом языке; продуктивно должны быть усвоены прежде всего речевой этикет, коммуникативные императивы и табу, тематика общения, принятая в стандартных коммуникативных ситуациях.
   Коммуникативное поведение, таким образом, есть компонент национальной культуры, обусловленный национальным менталитетом, зафиксированный в национальных коммуникативных нормах и правилах и материально проявляющийся в национально-культурных коммуникативных ритуалах.
   Необходимы комплексные лингвокультуроведческие описания коммуникативного поведения людей, говорящих на наиболее распространенных языках, ориентированные на обучение национальному коммуникативному поведению как компоненту национальной культуры народа.

5. Теоретический аппарат описания коммуникативного поведения народа


   Теоретический аппарат описания коммуникативного поведения может быть на данном этапе представлен следующим образом[1].
   Коммуникативное поведение — это поведение (вербальное и сопровождающее его невербальное) личности или группы лиц в процессе общения, регулируемое нормами и традициями общения данного социума.
   В ряде работ для обозначения исследуемого нами феномена – коммуникативного поведения народа, группы, личности – используется термин «речевое поведение». Речевое поведение выступает как синоним термина «коммуникативное поведение», они описывают одно и то же – общение народа, группы людей или личности как некоторую упорядоченную систему правил, но при этом термин «речевое общение» акцентирует речевую сторону, речевой аспект общения, а термин «коммуникативное поведение» – коммуникативный, т. е. связанный с более широким набором факторов, в том числе нормами и правилами общения. Коммуникативное поведение предпочтительнее как термин, поскольку коммуникативный аспект общения шире речевого, он, с нашей точки зрения, включает речевой аспект общения как свою составную часть, но далеко не исчерпывается им.
   Национальное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций общения определенной лингвокультурной общности.
   Лингвокультурная общность — народ, объединенный языком и культурой; единство народа, его языка и культуры.
   Коммуникативная культура — коммуникативное поведение народа как компонент его национальной культуры; компонент национальной культуры, «отвечающий» за коммуникативное поведение нации.
   Коммуникативные нормы — коммуникативные правила, обязательные для выполнения в данной лингвокультурной общности.
   Коммуникативные традиции — правила, не обязательные для выполнения, но соблюдаемые большинством народа и рассматриваемые в обществе как желательные для выполнения.
   Коммуникативный шок — резкое осознаваемое расхождение в нормах и традициях общения народов, проявляющееся в условиях непосредственной межкультурной коммуникации и не понимаемое, вызывающее удивление, неадекватно интерпретируемое или прямо отторгаемое представителем иной лингвокультурной общности с позиций собственной коммуникативной культуры.
   Вербальное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций общения, связанных с речевым оформлением, тематикой и особенностями организации общения в определенных коммуникативных условиях.
   Невербальное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций, регламентирующих требования к используемым в процессе общения невербальным сигналам (жестам, мимике, взгляду, позам, движению, физическому контакту в ходе общения, сигналам дистанции, выбора места общения, расположения относительно собеседника и др. ), нормы и традиции использования непроизвольно выражаемых симптомов состояний и отношения к собеседнику, а также совокупность коммуникативно значимых социальных символов, характерных для данного социума.
   Возрастное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций общения определенной возрастной группы.
   Личностное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций общения отдельной личности.
   Коммуникативное сознание — устойчивая совокупность мыслительных категорий, отражающих нормы, правила и традиции, обеспечивающие коммуникативное поведение (нации, группы, личности).
   Стандартная коммуникативная ситуация — типовая, повторяющаяся коммуникативная ситуация, характеризуемая использованием стандартных речевых средств.
   Коммуникативные категории — наиболее общие коммуникативные концепты, формирующиеся в сознании и определяющие коммуникативное сознание и поведение нации, группы, личности. К основным коммуникативным категориям могут быть отнесены следующие: общение, вежливость, коммуникабельность, коммуникативная неприкосновенность, коммуникативная ответственность, эмоциональность, коммуникативное давление, эффективность коммуникативного идеала и др.
   Коммуникативное пространство — совокупность сфер речевого общения, в которой определенная языковая личность может реализовать в соответствии в принятыми в данном социуме языковыми, когнитивными и прагматическими правилами необходимые потребности своего бытия.
   Коммуникативная сфера — область действительности, в которой коммуникативное поведение человека имеет относительно стандартизованные формы общения.
   Социальный символизм — совокупность смыслов (символических значений), приписываемых действиям, поступкам, явлениям и предметам окружающей действительности тем или иным социумом.
   Коммуникативное действие — единица описания коммуникативного поведения, отдельное типовое высказывание, речевой акт, невербальный сигнал, комбинация вербального и невербального сигналов и т. д. в рамках того или иного коммуникативного параметра.
   Параметр коммуникативного поведения — совокупность однородных, однотипных коммуникативных признаков, характеризующих коммуникативное поведение народа.
   Коммуникативный признак — отдельная черта (характеристика) коммуникативного поведения (коммуникативное действие или коммуникативный факт), выделяющаяся как релевантная для описания в условиях сопоставления коммуникативных культур.
   Коммуникативный факт — отдельная конкретная особенность коммуникативного поведения народа, выделяющаяся в рамках определенного коммуникативного параметра, некоторое коммуникативное правило, действующее в коммуникативной культуре.
   Коммуникативный фактор — совокупность сходных коммуникативных параметров, наиболее обобщенная единица описания коммуникативного поведения.
   Коммуникативная стратегия — обусловленные коммуникативной целью общие стереотипы построения процесса коммуникативного воздействия в зависимости от условий общения и личности коммуникантов.
   Аспект коммуникативного поведения — совокупность однородных коммуникативных параметров (вербальный, невербальный аспекты).
   Коммуникативное сознание — совокупность механизмов сознания человека, которые обеспечивают его коммуникативную деятельность. Это коммуникативные установки сознания, совокупность ментальных коммуникативных категорий, определяющих принятые в обществе нормы и правила коммуникации.
   Менталитет — совокупность стереотипов восприятия и понимания действительности (народом, группой, индивидом).
   Продуктивное коммуникативное поведение — вербальные и невербальные действия коммуникатора в рамках норм и традиций общения.
   Рецептивное коммуникативное поведение — адекватное понимание (интерпретация) вербальных и невербальных действий собеседника, принадлежащего к определенной национальной, возрастной и т. д. группе.
   Реактивное коммуникативное поведение — реакция субъекта на те или иные коммуникативные действия собеседника.
   Нормативное коммуникативное поведение — принятое в данном социуме, группе и соблюдаемое в стандартных коммуникативных ситуациях большей частью социума или группы.
   Ненормативное коммуникативное поведение — нарушающее принятые в социуме или группе нормы.
   Коммуникативные табу (жесткие и мягкие) – коммуникативная традиция избегать определенных средств выражения или затрагивания определенных тем в тех или иных коммуникативных ситуациях; соответственно, табу будут речевыми и тематическими. Жесткие описываются предикатом нельзя, нежесткие – не принято, не рекомендуется, лучше не надо. Нарушение жестких табу влечет общественные санкции, нарушение мягких – общественное осуждение.
   Коммуникативные императивы — коммуникативные действия, необходимые в силу принятых норм и традиций в конкретной ситуации общения; императивы могут быть жесткие и мягкие. Нарушение жесткого императива может потребовать объяснения и влечет общественные санкции. Нарушение мягкого императива влечет только моральное осуждение. Можно выделить также тематические императивы – темы, которые надо затронуть в процессе коммуникации, а также речевые императивы – фразы, выражения, которые необходимо произносить в определенных ситуациях.
   Коммуникативные допущения — коммуникативные факты, признаки или действия, недопустимые в одной национальной или групповой культуре, но возможные (хотя и не обязательные) в другой.
   Инокультурные информанты — принадлежащие к иной коммуникативной культуре, нежели исследуемая, но знакомые с исследуемой культурой в той или иной форме и способные высказать о ней суждение.
   Гетерокультуруные информанты — принадлежащие к исследуемой коммуникативной культуре.
   Коммуникативный стандарт — некоторая усредненная модель коммуникативного поведения, отражающая основные нормы и традиции общения культурно и цивилизационно близких народов и этнических групп, выступающая как основание сравнения при изучении коммуникативного поведения какого‑либо народа или группы народов. Можно говорить о западном стандарте (американо-западноевропейское коммуникативное поведение), восточном стандарте (японо-китайско-корейское коммуникативное поведение), арабском, азиатском, северном, южном стандартах.
   Теория коммуникативного поведения призвана определить понятие, выявить структуру и основные черты коммуникативного поведения, разработать понятийно-терминологический аппарат и методику описания коммуникативного поведения народа, группы, личности.
   Конкретное описание коммуникативного поведения той или иной нации, группы, личности раскрывает особенности коммуникативного поведения и коммуникативного сознания соответствующего народа, группы, человека и имеет лингвистическую, психолингвистическую, этнолингвистическую, культурологическую, психологическую и дидактико-педагогическую ценность.
   Прикладная значимость описания коммуникативного поведения народа, группы, личности заключается в том, что результаты системного описания коммуникативного поведения востребованы в культурологических, психологических, лингводидактических, педагогических, логопедических, психокоррекционных, воспитательных и многих других целях.
   Описание национального коммуникативного поведения с успехом может быть использовано при обучении устной иноязычной речи в процессе обучения языку как иностранному; исследования группового коммуникативного поведения дают возможность разработать методы и приемы формирования нормативного группового коммуникативного поведения представителей различных социальных, возрастных, профессиональных групп, оптимизировать общение с учетом требований, предъявляемых к данным группам в обществе.
   Описание коммуникативного поведения отдельных личностей позволяет создать коммуникативно-психологический портрет соответствующих людей, что представляет несомненный интерес для биографов, историков. Большой интерес представило бы описание коммуникативного поведения А. Пушкина, М. Лермонтова, Л. Толстого, выдающихся ораторов, адвокатов, ученых, государственных деятелей, что позволило бы лучше представить их мышление, отношение к людям, приемы речевого воздействия, способы общения с подчиненными, приемы создания ими своего имиджа и мн. др.

6. Коммуникативное поведение и коммуникативная личность


   Антропоцентрические исследования сделали актуальным термин «языковая личность», введенный в лингвистический обиход Ю. Н. Карауловым. В последнее время все большее внимание исследователей привлекает учение о языковой личности [Караулов, 1987; Богин, 1984; Сидоров, 1989; Седов, 1999, 2004; Сухих, 1998 и др.]. Термин «языковая личность», отмечает В. В. Красных, относится сегодня к числу «модных», но при этом весьма значителен разброс в его употреблении: от субъекта, автора текста, носителя языка до языковой картины мира, языкового сознания и самосознания, менталитета народа [Красных, 2001. С. 149].
   Под языковой личностью понимается «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно– языковой сложности; б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определенной целевой направленностью» [Караулов, 1989. С. 3]. При этом языковая личность рассматривается не как часть многогранного понимания личности, а как «вид полноценного представления личности, вмещающий в себя и психический, и социальный, и этический, и другие компоненты, но преломленные через ее язык, ее дискурс» [Караулов, 1989. С. 7].

(PDF) ЗНАЧЕНИЕ РЕЧЕВОГО ЭТИКЕТА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКА МВД

© Modern Studies of Social Issues

2020, Volume 12, Number 5 • http://soc-journal. ru

287

подчеркивают необходимость создания позитивного коммуника-

ционного климата, способствующего установлению контакта и

взаимоотношений в процессе общения с начальством, с коллегами,

с гражданами, в числе которых как законопослушные, так и лица,

нарушающие закон: мошенники, аферисты, наркоманы, серий-

ные убийцы, люди без определённого места жительства и другие.

В свою очередь условия этого позитивного коммуникационного

климата создаются посредством соблюдения требований речево-

го этикета, который в деятельности сотрудников МВД имеет свои

особенности и функции.

Теоретической базой исследования послужили работы В.Е. Голь-

дина [7], Г.Л. Грайса [8], А.Н. Литвина [12], И.А. Стернина [19],

Н.И. Формановской [22; 23; 24], К.М. Шилихиной [26], Дж. Лича

[27], в которых объектом изучения является «нормативный аспект

речевого этикета, анализируются выражения речевого этикета, ис-

пользуемые образованными и грамотными носителями русского

языка» [23, с. 152], «усвоившими разнообразные формы современ-

ного русского литературного языка: грамматическую правильность,

лексический выбор, стилистически уместное применение, праг-

матически оправданные ситуативные предпочтения» [24, с. 152],

описываются его особенности, функции и признаки, многообразие

элементов речевого этикета, принципы выбора этих элементов в

зависимости от условий общения, принципы вежливости и коо-

перации как основополагающие в культуре общения, освещается

история речевого этикета и его изменения под влиянием меняю-

щихся общественных отношений. Профессиональная культура

сотрудников МВД, в частности, их речевая культура, в последнее

время привлекают внимание многих исследователей в области язы-

ка, культуры речи, риторики. Проблемам культуры речи и речевого

этикета сотрудника МВД посвящено немало современных научных

исследований. В качестве заслуживающих внимания работ по этой

теме можно назвать статьи М. С. Баликовой [2], Ю.А. Воронцовой,

Е.Ю. Хорошко [5]. Е.И. Бегловой и О.Г. Красиковой [4], М.О. Ха-

барина [25]. Однако фундаментальные труды, посвященные про-

РУССКИЙ РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ В ПРАКТИКЕ ПРЕПОДАВАНИЯ РКИ

1. Акишина А.А. Жесты и мимика в русской речи / А.А. Акишина, Х. Кано, Т.Е. Акишина. — М.: Рус. яз., 1991. — 144 с.
2. Акишина А.А. Русский речевой этикет / А.А. Акишина, Н.И. Формановская. — М.: Рус. яз., 1978. — 183 с.
3. Алпатов В.М. Категории вежливости в современном японском языке В.М. Алпатов / Отв. ред. И.Ф. Вардуль. — М.: ЛИБРОКОМ, 2009. — 152 с.
4. Андреев М.Л. Бальдассаре Кастильоне и жанр трактата о правилах поведения. История литературы Италии. / М.Л. Андреев. — Т. 2. Возрождение. Кн. 2. Чинквеченто. — М.: ИМЛИ РАН, 2010. — 720 с.
5. Андреева С.М. Межкультурная коммуникация как один из способов развития цивилизаций в поликультурном социуме / С.М. Андреева, А.М. Андреева // Научные ведомости. Сер. Философия. Социология. Право. — 2013. — № 23 (166). — Вып. 26. — С. 170-177.
6. Багана Ж. К вопросу об истории развития этикета в России и странах Западной Европы / Ж.Багана, А.А. Перкова // Ученые записки Орловского гос. ун — та. Сер. Гуманитарные и социальные науки, 2012. — С. 156-159.
7. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С.А. Кузнецов. — СПб.: Норинт, 1998. — 1536 с.
8. Введенская Л.А. Культура речи / Л.А. Введенская, Л.Г. Павлова, Е.Ю. Кашаева. — Ростов н/Д: Феникс, 2001. — 448 с.
9. Ворошкевич Д.В. Роль интонации в формировании социокультурного компонента межличностного общения. Автореф. дисс. … канд. филол. наук / Д.В. Ворошкевич. — М., 2003. — 20 с.
10. Гойхман О.Я. Речевая коммуникация / О.Я. Гойхман, Т.М. Надеина. — М.: ИНФРА-М, 2014. — 272 с.
11. Гольдин В.Е. Речь и этикет / В.Е. Гольдин. — М.: Просвещение, 1983. — 109 с.
12. Гостев С.С. Равноправие и самоопределение народов в современном международном праве / С.С. Гостев // Вестник Московского университета МВД России. — 2014. № 8. — С. 5-8.
13. Грайс Г.П. Логика и речевое общение / Г.П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 16. Лингвистическая прагматика / Под общ. ред. Е.В.Падучевой. — М.: Прогресс, 1985. — С. 217-237.
14. Гумбольдт В. фон. Лаций и Эллада / В. фон Гумбольдт // Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. — М.: Прогресс, 1984. — С. 303-306.
15. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 тт./ В.И. Даль. — Т.2. — М.: Прогресс, Универс, 1994. — 912 с. (репринт. СПб.-М.: Изд. М.О.Вольфъ, 1905. — 2030 с.)
16. Ивин А.А. Логика норм А.А. Ивин. — М.: Изд-во МГУ, 1973. — 122 с.
17. Игнатова Т.В. Использование методологического потенциала
дефинициальной характеристики социально -трудовой сферы в развитии мониторинговых функций управления персоналом организаций / Т.В. Игнатова, А.М. Слинков // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 5: Экономика. — 2015. — № 4 (170). — С. 267-273.
18. Карасик В.И. Язык социального статуса / В. И Карасик. — М.: Институт языкознания АН СССР, 1992. — 330 с.
19. Караулов Ю.Н. Русская языковая личность: интегративный аспект в условиях межкультурных коммуникации / Ю.Н. Караулов, Н.Л. Чулкина. — М.: РУДН, 2008. — 139 с.
20. Карнеги Д. Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей / Д. Карнеги. — Л.: Лениздат, 1992. — 708 с.
21. Кошелева О.Е. Гражданство обычаев детских: история изучения памятника и его роль в русской культуре XVII в. / О.Е. Кошелева // Актуальные вопросы историографии и источниковедения истории школы и педагогики. — М., 1986. — С. 119-139.
22. Ларина Т.В. Категория вежливости и стиль коммуникации. Сопоставление английских и русских лингвокультурных традиций / Т.В. Ларина.
— М.: Языки славянских культур; Рукописные памятники Древней Руси, 2009. — 512 с.
23. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. — М.: Сов. энциклопедия, 1990. — 685 с. (ЛЭС).
24. Львова С.И. «Позвольте пригласить вас…», или Речевой этикет / С. И. Львова. — М.: Дрофа, 2010. — 208 с.
25. Мартынюк А.П. О реализации принципа вежливости в речи женщин и мужчин / А.П. Мартынюк // Вестник Харьковского университета. — Харьков, 1989.- № 339. — С. 89-92.
26. Методика межкультурного образования средствами русского языка как иностранного / А.Л. Бердический, И.А. Гиниатуллин, И.П. Лысакова, Е.И. Пассов / Под ред. А.Л. Бердичесвского. — М.: Русский язык. Курсы, 2011. — 184 с.
27. Москалева Л.А. Язык иглы острее: курс эффективной коммуникации с первых слов до мастерства: учебник к практическим курсам по межкультурной коммуникации. / Л.А. Москалева, Т.С. Шахматова. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2017. — 200 с.
28. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. — М.: Рус. яз., 1986. — 797с.
29. Основы теории коммуникации / Под ред. М.А. Василика. — М.: Гардарики, 2003. — 615 с.
30. Пастухова Д.А. Культурно обусловленные особенности общения в процессе межкультурной коммуникации / Д.А. Пастухова // Технологии бизнеса и сервиса. — Т.2. — Вып.2. -2016. — С.39-44.
31. Петрикова А. Основы межкультурной дидактики / А. Петрикова, Г. Куприна, Я. Галло. — М.: Русский язык. Курсы, 2015. — 376 с.
32. Пиирайнен И.Т. Вежливость как категория языка / И.Т. Пиирайнен // Вопросы языкознания. — 1996. — № 6. — С. 100-105.
33. Питерова А.Ю. особенности межкультурной коммуникации / А.Ю. Питерова, Е.А. Тетерина // Альманах современной науки и образования. —
2010. — № 1 (32). Ч. 2. — С.75-79.
34. Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии ХХ века / Г.Г. Почепцов. — М.: Рефл-бук, Киев: Ваклер, 1999. — 352 с.
35. Садохин А.П. Межкультурная компетентность: понятие, структура, пути формирования / А.П. Садохин // Журнал социологии и социальной антропологии. -2007. — Т. X. — № 1. — С. 125-139.
36. Скорбатюк И.Д. Некоторые аспекты выражения форм вежливости в корейском языке / И.Д. Скорбатюк // Национально-культурная специфика речевого поведения. М.: Наука, 1977. — 320 с.
37. Словарь по этике / Под. ред. И. Кона. — М.: Политическая литература, 1981. — 430 с.
38. Советский этикет / Сост. Л.Г. Гринберг. — Л.: Знание, 1974. — 220 с.
39. Современный словарь иностранных слов. — М.: Рус. яз., 1992. — 740 с.
40. Соловков И.А. Антология педагогической мысли России XVIII в. / И.А. Соловков. — М.: Просвещение, 1983. — 480 с.
41. Стернин И.А. Модели коммуникативного поведения / И.А. Стернин. — Воронеж: Гарант, 2015. — 52 с.
42. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация / С.Г. Тер — Минасова. — М.: Слово /Slovo, 2000. — 624 с.
43. Трофименко В.П. Поговорим об этикете / В.П. Трофименко, А.Н. Волгин. — М.: Московская правда, 1991. — 98 с.
44. Тюрина С.Ю. Принцип вежливости в теории и практике межкультурной коммуникации / С.Ю. Тюрина // [email protected] — 2006. — № 5. — http://www.my- luni.ru/iournal/clauses/89/ (дата обращения: 22.05.2019)
45. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Т. 1-4 / Пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. — М.: Прогресс, 1986-1987. — Т.2. — 672 с. — Т.4. — 864с.
46. Фомина Т.Г. Язык и национальная культура. Лингвострановедение: учебное пособие. — Казань: Казанский (Приволжский) федер. ун-т, 2011. — 129 с.
47. Формановская Н.И. Речевой этикет. Русско-английские соответствия. Справочник / Н.И. Формановская, С.В. Шевцова. — М.: Высш. шк., 1992. — 80 с.
48. Формановская Н.И. Речевой этикет. Русско-немецкие соответствия. Справочник / Н.И. Формановская, Х.Р. Соколова. — М.: Высш. шк., 1989. — 96 с.
49. Формановская Н.И. Речевой этикет. Русско-французские соответствия. Справочник / Н.И. Формановская, Г.Г. Соколова. — М.: Высш. шк., 1989. — 112с.
50. Формановская Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. — М.: Русский язык, 1987. — 158 с.
51. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь русского языка: В 2 тт. / П.Я. Черных. — М.: Рус. яз., 1994. — Т.1. — 623 с.
52. Швейцер А. Д., Никольский Л. Б. Введение в социолингвистику /
A. Д.Швейцер. — М.: Высш.шк., 1978. — 216 с.
53. Энциклопедия этикета. — М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003. — 512 с.
54. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред.
B. Н. Ярцева. — М.: Большая российская энциклопедия, 1998. — 685 с.
55. Якобсон Р.О. Избранные работы / Р.О. Якобсон. — М.: Прогресс, 1985. -460 с.
56. Якубинский Л.П. О диалоговой речи / Л.П. Якубинский // Русская речь.
— 1923. — № 1. — С. 131-157.
57. Brend R.M. Politeness/ R.M. Brend // IRAL. — Vol.16. — 1978. — № 3. — P.41 58.
58. Brown P. Politeness: Some Universals in Language Usage / P. Brown, S. Levinson. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987. — Р. 61-285.
59. Clyne M. Intercultural Communication at Work: Cultural Values in Discourse / M. Clyne. — Cambridge: Cambridge University Press, 1994. — 250 p.
60. Coupland N. Politeness in Context / N. Coupland // Intergenerational issues, Language in Society. — Vol. 17. — 1988. — Р. 253-262.
61. de Saussure F. Course in General Linquistics / F. de Saussure. — London, New Delhy, New York, Sydney: Bloomsbury, 1983. — 288 p.
62. Ferguson N. The Structure and Use of Politeness Formulas / N. Ferguson // Language in Society. — Vol. 5. — 1976. — Р. 137-151.
63. Gu Y. Politeness Phenomena in Modern Chinese / Y. Gu // Journal of Pragmatics. -No.14. — 1990. — Р. 237-258.
64. Kasper G. Linguistic Politeness: Current Research Issues / G. Kasper // Journal of Pragmatics. — Vol. 14. — 1990. — P.193-218.
65. Lakoff R.T. The Logic of Politeness or Minding Your P’s and Q’s / R.T. Lakoff // Papers from the 9th Regional Meeting, Chicago Linguistic Society. — Chicago, 1973. — P. 292-305.
66. Leech G.N. Principles of Pragmatics / G.N. Leech. — London: Longman, 1983. — 250 p.
67. Takahara K. Politeness in English, Japanese and Spanish // K. Takahara, J.- H. Koo, R. N. St. Clair (eds.). Cross-Cultural Communication: East and West. — Seoul: Samji, 1986. — P. 181-194.

Купить

Социальные факторы и развитие современного русского языка

Стернин — Социальные факторы и развитие современного русского языка

И. А. Стернин

СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ И РАЗВИТИЕ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА

(Теоретическая и прикладная лингвистика. — Вып. 2. Язык и социальная среда. — Воронеж, 2000. С. 4-16)


 
Бурные общественно-политические сдвиги в России последнего десятилетия привели к коренному изменению общественного уклада российского общества, что, естественно, не могло не сказаться на развитии и функционировании русского языка.
Специфика нынешнего состояния языковой ситуации в России в том, что подавляющее большинство изменений в языке связано с изменениями в обществе, точнее, основные изменения в языке и общении являются прямым следствием общественных изменений. Современная языковая ситуация в России предоставляет в распоряжение исследователя богатые возможности для того, чтобы выявить и описать социальные факторы и процессы, формирующие на современном этапе развития основные направления изменений в русском языке [Стернин 1996: 84-85; 1996: 8; 2000; Sternin, Stefan 1989: 85; Стернин, Попова: 1996].
Основными социальными факторами, определяющими на настоящий момент развитие и изменения в русском языке, являются следующие.
— Современное российское общество — это общество, в котором реально осуществлены принципы политической свободы.
Исчезла жесткая регламентация жизни членов общества со стороны государства, административно-командной системы. Мышление и политическая деятельность человека раскрепощены, существуют возможности для самостоятельной и независимой общественной и политической деятельности всех членов общества. Все слои общества получили возможность активно проявить себя в политических организациях, в рыночных отношениях, люди проявляют активность в общественной жизни. Это проявляется в активизации политического дискурса, развитии полемических форм диалога, плюрализации коммуникативного поведения людей, возрастании роли публичной и вообще устной речи, существенных изменениях в языке публицистики и многом другом.
— С другой стороны, подавленная ранее тоталитарным государством активность большинства членов общества в период реформирования страны нашла взрывной выход, что привело к выбросу не только активности (деловой и политической), но и к выбросу у части общества агрессивности и грубости. Сдерживавшаяся ранее активность многих членов общества выплеснулась наружу, в том числе и в форме агрессивности, грубости, вызывающего, неконтролируемого поведения.
Другим поводом для выброса агрессивности в современном российском обществе оказался возникший страх перед рынком, утрата людьми чувства тотальной пожизненной государственной защищенности, боязнь безработицы, нехватка средств к существованию. Накопление в людях агрессивности, обусловленное длительным подавлением ее внешними силами, а также возникающий у субъекта страх перед окружающим миром при резком изменении обстоятельств существования – естественная реакция человека [Дольник 1994: 130-133]. В сфере языка это проявляется в росте агрессивности диалога, увеличении удельного веса оценочной лексики в речи, росте вульгарного и нецензурного словоупотребления, жаргонизации речи отдельных слоев населения и т.д. Следует также отметить, что агрессивизация общения может быть в немалой степени объяснена логическим смешением в сознании значительной части российского общества двух традиционно трудных для дифференциации русским сознанием понятий: свобода и воля. Свобода (‘делай, что хочешь, но не мешай при этом другим’) смешивается с волей (‘делай, что хочешь’). В силу этого реализация свободы приобретает у отдельных лиц форму анархического игнорирования прав и свобод других членов общества, что характерно для молодой демократии. В общении это ведет к снижению культуры речи, игнорированию правил речевого этикета, проявлениям грубости и вульгарности в общении и поведении. Период освоения обществом свободы неизбежен, уже налицо положительные сдвиги в общественном сознании в этом направлении, однако этот период в стране еще далек от завершения и протекает он весьма неравномерно.
Свобода слова стала наиболее заметной политической реальностью в современном российском обществе. Ликвидация цензуры, реальный политический плюрализм, расширение доступа людей к информации, независимость средств массовой информации, разнообразие печатной продукции, радио и телепрограмм в стране, расширение прямого эфира на радио и телевидении, возвращение ранее запрещенных авторов в научный и культурный обиход — несомненные приметы сегодняшней России.
В языковом плане это приводит к значительному расширению тематики устного общения, расширению активного словарного запаса значительного круга людей, совершенствованию навыков неподготовленной устной речи, ускоренному развитию устной формы существования языка, расширению функций устной и разговорной речи.
Растет внимание людей к устному слову, навыкам устной публичной речи. Возрастает диалогичность общения [Русский язык 1996: 12], происходит своеобразная диалогизация социальной жизни общества. Резко возрастает удельный вес устной публицистики, она становится более импровизационной, раскованной и эмоциональной. С апреля 1995 г. в штате ОРТ и РТВ больше нет дикторов — только ведущие, комментаторы и журналисты.
Изменения затрагивают и письменную публицистику — она тоже становится более разговорной, эмоциональной, раскованной. Сокращается объем письменного межличностного общения, предпочтение отдается устным формам. Это, кстати, приводит к снижению уровня владения людьми монологической речью — при том, что потребность во владении монологом, особенно публичным, возрастает.
В условиях свободы слова значительно расширился доступ людей к информации. Расширение доступа к информации приводит к увеличению словарного запаса людей во всех возрастных категориях (хотя, как показывают исследования, многие новые слова, особенно иностранного происхождения, пополняющие словарный запас людей, понимаются ими неточно или даже ошибочно). Вместе с тем, наблюдаются черты информационной усталости, что проявляется в тенденции ограничивать получаемую человеком информацию определенными источниками, отвечающими конкретным социальным, эстетическим или политическим ориентациям человека
Отмена политической цензуры привела и к исчезновению языковой цензуры, что, в свою очередь, привело к проникновению в печать, на экраны телевизоров, на радио, в кино и литературу большого объема сниженной, жаргонной, вульгарной и даже нецензурной лексики. Это связано также со смешением в массовом сознании понятий свобода слова (‘говори, что хочешь’) с понятием свобода речи (‘говори, как хочешь’), что, разумеется, не одно и то же. Подобное смешение, существующее в настоящее время в повседневном сознании многих носителей языка, приводит к заметной и неоправданной либерализации отношения к нормам языка, и прежде всего — в сфере культуры речи и культуры общения.
Значительно увеличилась в сознании людей степень публично допустимого в разговорной речи, сплошь и рядом используются слова и выражения, ранее никогда публично не произносившиеся, расширяется психологическая готовность носителей языка позволить себе ‘речевые вольности’ вплоть до грубой и нецензурной лексики. Увеличивается доля людей, считающих для себя возможным пренебрежительно относиться к нормам речевого этикета. Заметно увеличилась частотность использования обращения на ‘ты’ к незнакомым людям, особенно в крупных городах, наблюдается тенденция к формированию у людей мнения об ‘условности’ речевого этикета, его ненужности в современном общении. ‘Свобода речи’ заметно расшатывает систему тематических табу, существовавших в русском коммуникативном поведении — так, стали публично обсуждаться темы секса, противозачаточных средств, гомосексуализм и др.
Возросла частотность употребления людьми грубой и нецензурной лексики, в определенных социальных слоях формируется привыкание к подобной лексике, и она утрачивает характер табуированной, что не может не вызывать беспокойства. Резко упала культура речи и общая культура работников средств печати, радио и телевидения. В прямом эфире допускаются многочисленные речевые ошибки, грубые отклонения от норм культуры речи. Ставшее модным раскованное поведение в эфире в языковом плане приводит к повышенной громкости, убыстренному темпу речи, повышенной напряженности артикуляции и чрезмерной эмоциональности диалога со зрителем, а также нередко к использованию ненормативной лексики, рискованных речевых эпитетов и метафор, сомнительных речевых приемов поддержания внимания.
Уровень культуры речи упал во всех социальных и возрастных группах. Проведенное исследование (телефонный опрос 500 жителей г. Воронежа [Маслова 1995: 12-13]) показал, что ситуация с культурой речи и, что особенно важно, отношение к этой проблеме людей, не могут не вызывать серьезной озабоченности. Шестьдесят процентов опрошенных признали, что наблюдается падение речевой культуры в обществе. Но при этом только 42% опрошенных признали, что им ‘приятно, когда говорят культурно’, для 38% опрошенных это безразлично, а 20% об этом не думали. Только 32% опрошенных стараются всегда соблюдать в речи языковые нормы, причем это оказались преимущественно женщины, 28% признали, что этого никогда не делают, а 40% опрошенных не могут ответить на этот вопрос. Таким образом, возникает проблема целенаправленной работы по поддержанию норм культуры речи в современном российском обществе, проблема формирования у людей внимания к собственной речевой культуре.
Получает в обществе распространение и волюнтаристское речетворчество. Множество частных фирм выбирают в качестве собственных названий, фирменных знаков или обозначений товаров неудобопроизносимые языковые единицы, неудачные как в лексическом, так и в фоносемантическом отношении; различные ведомства вводят в документации образцы и правила заполнения бланков, противоречащие лексическим и орфографическим нормам русского языка. Компьютерный набор и компьютерная верстка печатных изданий, в особенности газет, приводит к грубейшим ошибкам в сфере переносов, что создает у населения устойчивое мнение, что правила переносов сегодня отменены.
Политический плюрализм в обществе, демократизация общественно-политической жизни в стране, реальная политическая борьба партий и отдельных кандидатов на выборах в органы власти различных уровней — примета сегодняшней обстановки в стране. Это приводит к существенному обновлению, пополнению и структурной перестройке политического лексикона в русском языке, и в конечном итоге — к формированию особого подъязыка — подъязыка политической деятельности, причем этот подъязык в нынешних условиях формируется и развивается по плюралистической модели: вырабатывается особый политический язык тех или иных партий, организаций и отдельных политических деятелей. Возникает также политический жаргон.
У кандидатов на выборные должности возникает потребность развивать и совершенствовать свои речевые и ораторские навыки, развивать навыки ведения политического диалога, дискуссии, проведения пресс-конференций, поведения во время интервью. Развивается наука о политической рекламе и имидже, прикладная наука — политическая риторика.
Речевая деятельность политиков персонифицируется, приобретает индивидуальные черты, которые становятся важным элементом в предвыборных выступлениях.
В обществе возрастает внимание к речевой стороне выступлений политических деятелей, их речевые ошибки подмечаются и высмеиваются в печати, выступлениях писателей-сатириков, становятся расхожими шутками. Это побуждает политических деятелей нового поколения ответственнее относиться к своей речи, работать над ней.
— Развитие в стране рыночной экономики приводит к появлению новых сфер экономической и финансовой деятельности, возникновению новых и восстановлению старых, дореволюционных учреждений. Возникают понятия, характеризующие различные аспекты рыночных отношений, что приводит к активному заимствованию современной рыночной терминологии, активизации историзмов, активным семантическим процессам в лексике.
Развитие конкуренции, бизнеса, торговли, реорганизация системы сервиса в направлении к потребителю, клиенту ведут к диалогизации общения, увеличению роли диалога в общении. Развивается подъязык делового общения, система деловой документации, формируются устные и письменные деловые речевые шаблоны, деловой речевой этикет.
Интенсивно формируется реклама как отрасль бизнеса, развивается рекламная индустрия, что ведет к формированию подъязыка рекламы, стандартов рекламного текста, развитию рекламы как прикладной науки. Язык рекламы оказывает заметное влияние на общество — рекламные лозунги и призывы, реплики героев рекламных роликов становятся известными поговорками и прибаутками, широко цитируются, становятся компонентами анекдотов и юмористических рассказов.
Открытость российского общества связана прежде всего с развитием широких контактов россиян с зарубежными странами. В настоящее время в стране работает множество иностранных фирм, большое количество зарубежных специалистов; значительно упростился выезд российский граждан за рубеж; открыт доступ к зарубежной книжной продукции, публицистике, кино и видеопродукции, интернету; значительно выросли возможности личных контактов россиян с зарубежными гражданами — для российских граждан стал возможен зарубежный отдых, свободное общение с иностранцами в своей стране и за рубежом, учеба и стажировка в зарубежных странах.
Открытость общества приводит к значительному расширению кругозора и объема знаний россиян, к значительному улучшению знаний в области иностранных языков. В стране быстро и резко возрастает число граждан (особенно молодых), свободно или уверенно владеющих иностранными языками, причем прежде всего — в устной форме. Организовано множество специальных курсов, групп и классов углубленного изучения иностранных языков с использованием учебников, аудио- и видеопособий из стран изучаемого языка. Увеличилось число надписей на иностранном языке, иностранной литературы, газет и технической документации. Резко увеличилось число иноязычных заимствований в русском языке, особенно из английского языка. Это объясняется, с одной стороны, действием общемировой тенденции к интернационализации лексического фонда развитых языков, с другой — потребностями в номинации новых предметов и понятий, вошедших в российскую жизнь в период перехода к рынку. Иностранная киновидеопродукция, контакты с иностранными гражданами приводят к заимствованию некоторых оборотов речи, ранее несвойственных русской коммуникации — типа окей, это твои проблемы, ты в порядке?, в этой стране, заниматься любовью и др.
Нестабильность в политическом и экономическом положении страны, низкий уровень жизни значительной части населения, инфляционные процессы, безработица и дороговизна в России переходного периода являются причинами стресса, в котором живут сегодня многие россияне самых различных социальных и возрастных групп. Рост употребления спиртных напитков и рост агрессивности общения — следствия вышеназванных процессов. Агрессивность, как уже отмечалось, является, в частности, реакцией на страх перед изменениями в окружающем мире, перед неизвестностью будущего. Речевая агрессивность проявляется в увеличении громкости и эмоциональности диалога, увеличении количества оценочных слов в диалоге, количества грубых и нецензурных выражений, в росте удельного веса конфликтного общения во многих группах; в пренебрежении нормами речевого этикета и культуры общения, в росте фамильярности в обращении незнакомых граждан друг к другу. Речевая агрессия в адрес оппонентов стала привычным компонентом предвыборной политической борьбы. Телевидение и кино в целях реалистического показа жизни сплошь и рядом демонстрируют агрессивные бытовые и семейные диалоги, тем самым фактически приучая аудиторию к агрессии, формируя представление об агрессивном общении как о некоей стандартной норме современного общения, как о признаке силы, решительности, бескомпромиссности.
— Социальная, политическая и имущественная поляризация общества, наблюдающаяся в современной России, также приводит к росту агрессивности общения. Нормой становится повышенная речевая агрессивность в отношении политических противников, отдельных политических лидеров, лиц другого социального слоя, беженцев и переселенцев. Малообеспеченность большинства пенсионеров способствует созданию среди части из них агрессивной речевой среды.
Материальные трудности сокращают людям доступ к газетам и журналам — теперь мало кто выписывает больше одной газеты, в основном местной, а многие семьи перестали выписывать газеты вообще. Сократилось письменное общение, короче стали телефонные разговоры — и то, и другое, прежде всего, из-за их подорожания.
Поляризация общества ведет к повышению доли оценочной лексики в речевом потоке, причем возникает внутриязыковая оценочная антонимия — когда одни и те же понятия оцениваются диаметрально противоположно в разных идеологиях (ранее такое явление носило исключительно межъязыковой характер:‘марксистское [ у нас] — буржуазное [ у них] ’).
— Интенсивное техническое перевооружение быта россиян может быть названо технической революцией, и связано оно, прежде всего, с широким распространением в повседневной жизни сложной бытовой и офисной техники, преимущественно зарубежного производства. Компьютеры, видеомагнитофоны, видеокамеры, телевизоры нового поколения, факсы, копировальная и множительная техника, бытовая техника, зарубежные автомобили — все это способствует появлению в русском языке множества новых понятий и слов, преимущественно заимствованных. Вместе с тем, разнообразные инструкции к импортной технике на иностранном языке, надписи на органах управления техникой стимулируют изучение иностранного языка, преимущественно английского. Распространение видеопродукции американского производства также способствует широкому распространению английских заимствований и целых речевых оборотов.
Высококачественная современная связь — мобильные телефоны, компьютерная связь, факсы, пейджеры и др. — приводит к сокращению традиционной письменной формы общения (особенно в межличностной сфере), увеличивается доля телефонного общения и общения при помощи технических средств. Уменьшение объема письма и чтения, которым предпочитается телевизор, магнитофон, видеомагнитофон, приводит к снижению грамотности населения, особенно молодежи . Сокращается по этой же причине объем чтения художественной литературы, особенно высокохудожественной. Увеличение доли общения со средствами массовой информации (радио, телевидение) ведет к преобладанию у современного человека восприятия информации на слух и ослаблению навыков понимания и интерпретации письменного текста.
Обобщая основные тенденции развития современного русского общения и языка, можно отметить следующее:
— В современном российском обществе происходит смена общественно-политической парадигмы, то есть системы понятий, определяющих господствующую в обществе систему политических ценностей. Старая общественно-политическая парадигма разрушена, новая же еще не создана и представлена в настоящий момент мозаичным, эклектичным переплетением различных политических течений и доктрин, которые конкурируют друг с другом в острой политической борьбе.
— В российском обществе произошла смена коммуникативной парадигмы, то есть доминирующего в общественной практике типа общения. На смену монологической коммуникативной парадигме тоталитарного общества (‘один говорит, все слушают и выполняют’) пришла диалогическая парадигма плюралистического общества. Смена коммуникативной парадигмы является следствием смены общественно-политической парадигмы. В отличие от последней, смена коммуникативной парадигмы в российском обществе завершена.
Наиболее заметными последствиями смены коммуникативной парадигмы в обществе являются несколько взаимосвязанных друг с другом процессов, возникших в русском языке. Эти процессы таковы: орализация общения; диалогизация общения; плюрализация общения; персонификация общения.
Орализация общения проявляется в значительном возрастании роли устной речи, расширении ее функций, увеличении ее удельного веса в общении и повышении значимости устной речи как формы существования языка.
Диалогизация общения проявляется в увеличении удельного веса диалога в общении, повышении роли диалога в процессе коммуникации, расширении функций диалогической речи в структуре общения, развитии новых видов и форм диалога, расширении потребности общества в диалоге, формировании новых правил диалогического общения, увеличении общественной эффективности диалогического общения по сравнению с монологическим.
Плюрализация общения проявляется в формировании традиции сосуществования разных точек зрения при обсуждении той или иной проблемы, в демократическом, толерантном сосуществовании дискурсов различного типа.
Персонификация общения заключается в росте индивидуальной неповторимости личностного дискурса, в формировании непохожести выражения и оформления сходных идей и мыслей разными людьми, в увеличении числа индивидуально неповторимых личностных дискурсов в коммуникативном пространстве языка.
Указанные процессы оказывают определяющее воздействие на процессы развития русского языка и приводят к многочисленным частным следствиям и изменениям. Характеризуя с этой точки зрения систему русского языка в целом, можно констатировать, что она претерпевает в ряде аспектов существенные количественные, качественные и функциональные изменения, однако не претерпевает каких-либо революционных изменений (тем более ведущих к ее разрушению или распаду), сохраняя системную и структурную целостность, устойчивый характер функционирования и внутреннюю идентичность.
Можно выделить некоторые ‘точки роста’ современного русского языка, в которых наблюдаются наиболее заметные и интенсивные изменения. Это, прежде всего, область лексики и фразеологии; в рамках лексико-фразеологической системы языка — это тематические сферы рыночная экономика, политика, шоу-бизнес и бытовая техника. Основные изменения происходят именно в этих тематических сферах, и обусловлены эти изменения преимущественно экстралингвистическими факторами, отражающими социальные изменения в российском обществе.
Изменилось коммуникативное ядро русского лексикона. Под коммуникативным ядром лексикона понимается совокупность наиболее частотных и коммуникативно значимых лексических и фразеологических единиц, употребительных во всех коммуникативных сферах (и в первую очередь, в бытовом общении и публицистике), денотативно значимых для говорящего коллектива и отражающих актуальную действительность.
Изменения в коммуникативном ядре лексикона происходят под влиянием экстралингвистических факторов и осуществляются в форме активизации, стабилизации и пассивизации лексических единиц. Активизировалась, в основном, лексика рыночной экономики, политическая лексика, лексика шоу-бизнеса и криминально-правоохранительная лексика. Стабилизировалась ‘демократическая’ и, частично, коммерческая лексика; пассивизации подвергся тоталитарный общественно-политический лексикон и лексика перестройки.
Увеличилась проницаемость лексико-фразеологической системы русского языка для заимствований. Исключительно широкий размах приобрело заимствование иноязычной лексики, которое наблюдается преимущественно в названных выше тематических сферах. Процесс заимствования дополняется интенсивным процессом калькирования, посредством которого образуются как многочисленные новые значения русских слов, так и новые словосочетания и фразеологизмы. Основная масса заимствований и калек восходит к английскому языку.
Пополнение лексического состава русского языка происходит преимущественно за счет заимствований и устойчивых словосочетаний.
Основные изменения в русском дискурсе связаны с появлением и быстрым развитием рекламного и коммерческого дискурса, исчезновением тоталитарного дискурса, радикальными изменениями в публицистическом и политическом дискурсах. Существенные изменения затрагивают русский бытовой дискурс, который стал диалогичнее, эмоциональнее, экспрессивнее и оценочнее, стал допускать более широкое использование единиц сниженных стилистических разрядов.
В общественном сознании произошла либерализация понятия языковой нормы, норм культуры речи, в результате чего значительно расширился круг допускаемых общественным мнением отклонений от языковых норм. Это обусловливает необходимость принятия мер по поддержке языковых норм и норм культуры речи.
Происходит перестройка в системе форм существования русского языка. Устная форма существования языка на данном этапе развивается интенсивнее, чем письменная, возрастает роль устной формы существования языка, расширяются ее функции. Письменная форма существования языка дифференцируется по коммуникативным сферам, возрастает специфика письменного текста в различных профессиональных областях, в особенности — в коммерческой корреспонденции. Интенсивные процессы происходят во второстепенных формах существования языка — жаргонах. Жаргоны (молодежный, музыкантский, уголовный) активизируются в структуре общения, возникают новые жаргоны — коммерческий, компьютерный.
В стилистической системе русского языка образуется новая функционально-стилистическая подсистема — общенациональный сленг, занимающий место между разговорной и сниженной лексикой. Расширяется пласт межстилевой лексики.
В целом, для русского языка конца ХХ века характерны следующие обобщенные тенденции развития:
— интенсивность и быстрота изменений в языке;
— определяющее влияние общественно-политических процессов на языковое развитие;
— преобладающие изменения происходят в лексике и фразеологии;
— количественные изменения преобладают над качественными;
— функциональные изменения преобладают над системными.
Изменения в языке проявляются в его развитии и эволюции. Эволюция отражает изменения, происходящие внутри языка по его собственным законам; развитие отражает приспособление языка к изменяющимся (под влиянием внешних факторов) условиям его функционирования.
Анализ современного состояния русского языка с точки зрения соотношения процессов эволюции и развития свидетельствует, что основные изменения, происходящие в нем, могут быть классифицированы как развитие. К явлению эволюции может быть, по-видимому, в какой-то мере отнесено формирование сленга как заполнение лакун в стилистических парадигмах языка; остальные изменения на современном этапе попадают под определение ‘развитие’.
Анализ состояния русского языка 2000-го года показывает, что период интенсивного развития в настоящее время прошел свой пик и постепенно идет на убыль. Налицо снижение агрессивности диалога, явные признаки стабилизации стилистической нормы, уменьшение объема заимствований и активное освоение заимствованной лексики. Можно предположить, что в течение двух-трех ближайших лет русский язык ожидает период стабилизации.
 

Литература

1. Дольник В. Непослушное дитя биосферы. М., 1994. С. 130-133.

2. Маслова Е.В. Результаты социологического исследования по теме ‘культура общения’ // Преподавание культуры общения в средней школе. Воронеж, 1995. С. 12-13.

3. Русский язык конца ХХ столетия (1985-1995) / Под ред. Е.А.Земской. М., 1996. С. 12.

4. Стернин И.А. Общественно-политические процессы в России и изменения в русском языке и общении. Современная языковая ситуация и совершенствование подготовки учителей-словесников. Воронеж, 1996. Т. 2. С.84-85.

5. Стернин И.А. Изменения в русском языке ХХ века (Россия и Германия). Воронеж, 1996. С. 8.

6. Sternin I.A., Stefan W. Der Wortschatz der Perestrojka. Aktuelle Entwick-lungsprozesse im politischen Wortschatz des Russischen. Halle, 1989. S. 85.

7. Стернин И.А. Что происходит с русским языком? Туапсе, 2000.

8. Стернин И.А., Попова З.Д. Русский язык бьет тревогу? / “Берег”, 10.11.96.


Источник текста — сайт Межвузовские сборники научных трудов под редакцией д.ф.н. В. Б. Кашкина.



Центр коммуникативных исследований Воронежского государственного университета :: Федеральный образовательный портал

Публикации

Тематическая серия изданий «Коммуникативное поведение» 

  • Стернин И. А. Очерк русского коммуникативного поведения. Галле. 1989. 59 с.

  • Коммуникативное поведение. Стернин И.А. Модели описания коммуникативного поведения. Воронеж, 2000. 27 с.

  • Коммуникативное поведение. Русское и финское коммуникативное поведение. Вып. 1. /Ред.И.А.Стернин. Воронеж, 2000. 100с.

  • Коммуникативное поведение. Лемяскина Н.А., Стернин И.А.. Коммуникативное поведение младшего школьника. Воронеж, 2000. 12,2 п.л.

  • Коммуникативное поведение. Русское и финское коммуникативное поведение. Вып.2. /Ред.И.П.Лысакова, И.А.Стернин. С-Пб., 2001.162 с.

  • Коммуникативное поведение. Стернин И.А., Шилихина К.М. Коммуникативные аспекты толерантности. Воронеж, 2001.

  • Коммуникативное поведение. Очерк американского коммуникативного поведения. /Ред. И.А.Стернин, М.А.Стернина. Воронеж, 2001.

  • Коммуникативное поведение. Американское коммуникативное поведение. /Ред. И.А.Стернин, М.А.Стернина. Воронеж, 2001.

  • Коммуникативное поведение. Русское и финское коммуникативное поведение. Вып.3. /Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2002.181 с.

  • Коммуникативное поведение. Русское и французское коммуникативное поведение. Вып.1. /Ред. И.А.Стернин, Р.А.Ермакова.  Воронеж, 2002.135с.

  • Коммуникативное поведение. Русское и китайское коммуникативное поведение. Вып.1. /Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2002.76 с.

  • Коммуникативное поведение. Русское и немецкое коммуникативное поведение. Вып. 1. /Ред.И.А.Стернин, Х.Эккерт. Воронеж, 2002.180 с.

  • Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русское коммуникативное поведение. М., 2002.                  277 с.

  • Коммуникативное поведение. Стернин И.А., Ларина Т.В., Стернина М.А. Очерк английского коммуникативного поведения. Воронеж. 2003. 184 с.

  • Коммуникативное поведение. Sternina M., Sternin I. Russian and American Communicative Behavior. Voronezh, 2003. 93p.

  • Коммуникативное поведение. Возрастное коммуникативное поведение. Вып.1./ Ред. И.А.Стернин, К.Ф.Седов. Воронеж, 2003. 252 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып.17. Вежливость как коммуникативная категория. Воронеж, 2003. 171 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 18. Песня как коммуникативный жанр /Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2004.

  • Коммуникативное поведение. Вып.19. Коммуникативное поведение славянских  народов./ Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2004.

  • Коммуникативное поведение. Вып.20. Русское и финское коммуникативное поведение. /Ред. И.А.Стернин. Воронеж. 2004.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 21. Чернышова Е.Б., Стернин И.А. Коммуникативное поведение дошкольника. / Ред. И.А.Стернин. Воронеж. 2004.

  • Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русские: коммуникативное поведение. Изд.2., испр. и доп. Флинта-Наука. М., 2006.

  • Коммуникативное поведение. Вып.22. Коммуникативное поведение славянских народов. Воронеж, 2006.

  • Коммуникативное поведение. Вып.23. Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж, 2006.

  • Стернина М.А. Английское и американское коммуникативное поведение. Учебное пособие. Воронеж, «Истоки», 2006. 60 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып.24. Особенности коммуникативного поведения старшеклассников. Батракова В.Е., Лапотько А.Г. Воронеж, «Истоки», 2006, 46 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 25. Russisches und deutsches kommunikatives Verhalten. Русское и немецкое коммуникативное поведение. Halle/Saale, 2006. 141 S. 8 п.л.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 26. Русское и финское коммуникативное поведение.  Воронеж, «Истоки», 2007, 227 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 27. Русское, литовское, эстонское и латышское коммуникативное поведение. Воронеж, «Истоки», 2007, 235 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 28. Е.Ю.Лазуренко, М.С.Саломатина, И.А.Стернин.   Профессиональная коммуникативная личность. Воронеж, «Истоки», 2007, 194 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 29. Коммуникативное поведение славянских народов. Warsawa : Institut Rusycystyki Uniwersytetu Warszawskiego, 2007. 312 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 31. Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: «Истоки», 2008. 139 с.

  • Коммуникативное поведение. –Вып.32.-Академическое общение. — Воронеж: «Истоки», 2010. 194 с.

  • Коммуникативное поведение. – Вып.33. – Коммуникативное поведение славянских народов. Воронеж: «Истоки», 2010. 164 с. 

Учебные пособия 

  • Очерк русского коммуникативного поведения. — Галле, 1991.- 59 с.

  • Практическая риторика. Воронеж, 1993. Изд.1.; 140 с.

  • Практическая риторика. Воронеж, 1996. — Изд.2.- 142 с.

  • Учитесь общаться. Сб. тестов. Воронеж, 1995. 213 с.

  • Русский язык делового общения. — Воронеж, 1995. — 200с. Русский речевой этикет.  Воронеж,1996. -125 с.

  • Риторика в объяснениях и упражнениях. Борисоглебск, 2000. -131 с.

  • Культура делового общения. Воронеж, 2001. — 332 с.

  • Риторика. Воронеж, 2002. 224 с. 13,5 п.л.

  • Риторика в объяснениях и упражнениях. Изд.2. перераб.и дополн. Борисоглебск. 2003. 19,75 п.л.

  • Практическая риторика. М., Академия. 2003. 17 п.л.

  • Культура устной и публичной речи. Воронеж, АОНО «ИММиФ», 2004. 214 с. 12,5 п.л. .).Гриф УМО.

  • Практическая риторика в объяснениях и упражнениях. Изд.3, перераб. Воронеж, 2005. 9,75 п.л.

  •  Практическая риторика. М., Академия, 2005. Изд.2., перераб.17 п.л. Гриф УМО.

  • Практическая риторика. Изд.3.,испр. и доп. М., «Академия», 2006. 267 с. 17 п.л. Гриф УМО.

  • Практическая риторика. Изд.4.,  стер. М., «Академия», 2007. 267 с. 17 п.л. Гриф УМО.

  • Практическая риторика. — Изд.5., стер.- М., Академия, 2008. 267 с.17 п.л. Гриф УМО.

  • Практическая риторика в объяснениях и упражнениях. Изд.4, испр. и доп. Воронеж: «Истоки»,  2009. 154 с. 9,65 п.л.

  • Деловое общение. Учебное пособие для старшеклассников и студентов. – Воронеж: «Родная речь», 2009. — 189 с. -11 п.л.

  • Основы речевого воздействия. Учебное издание. – Воронеж: «Истоки», 2009. — 178 с. 11,1 п.л. 

Брошюры 

  • Общение со старшим поколением.- Воронеж, 2005. -27 с.

  • Общение с мужчинами и женщинами. — Изд.6, испр.- Воронеж. 2006. -36 с. -2,3 п.л.

  • Проблема сквернословия.-  Воронеж, 2008. 21 с.

  • Коммуникативный тренинг для технических секретарей приемной комиссии ВГУ. – Изд.3,. и испр. — Воронеж, 2010.- 62 с.

  • Практикум по риторике. –Воронеж, 2010.48 с. 

Тематический международный сборник «Коммуникативные исследования» 

  • Коммуникативные исследования 2003. Воронеж, 2003.231 с. 10,75 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2004. Воронеж, 2004. 218 с.13.6 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2005. Воронеж, 2005. 241 с.15,1 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2006. Воронеж, 2006. 180 с.11,2 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2007. Воронеж, 2007. 221 с.13,6 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2008. Воронеж, 2008. 246с.15,3 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2009. Теория коммуникации. Коммуникативное поведение. — Воронеж, 2009. — 166 с.10,5 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2009. Виды коммуникации. Обучение общению. -Воронеж, 2009. 160 с.10 п.л.

  • Коммуникативные исследования 2010. -Воронеж, 2010. -197 с. 12.п.л. 

Тематический международный  сборник

«Язык и национальное сознание» 

  • Язык и национальное сознание. Воронеж,  1998.- 160 с.

  • Язык и национальное сознание. Воронеж, 1999. — 218 с.

  • Язык и национальное сознание. Вып.3. Воронеж, 2002. 12 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии. Воронеж, 2002. 19, 6 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.4. Воронеж, 2003. 17,1 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.5. Воронеж. 2004. 11 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.6. Воронеж, 2004. 8 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.7. Воронеж. 2005. 246с. 15,5 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.8. Воронеж, 2006. 255с. 16 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.9. Воронеж, 2007. 214с. 13,4 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.10. Воронеж, 2008. 203с. 12,7 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.11. Воронеж, 2008. 170 с. 10,6 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.12. Воронеж, 2009. 164с. 10,3 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.13. Воронеж, 2009. 134 с. 8,3 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.14. Воронеж, 2010. 166 с. 10,5 п.л.

  • Язык и национальное сознание. Вып.15. Воронеж, 2010. 156 с. 9,8 п.л. 

Тематический международный  сборник «Лингвоконцептологии и психолингвистика» 

  • Лингвоконцептология. – Вып. 1. –Воронеж, 2008.-225 с. -14,1 п.л.

  • Лингвоконцептология. – Вып. 2. –Воронеж, 2009.-218 с. -13,6 п.л.

  • Лингвоконцептологии и психолингвистика. –Вып. 1. –Воронеж, 2010.- 195с. -12,2 п.л.

  

Международный сборник  «Русское и финское коммуникативное поведение» 

  • Коммуникативное поведение. Русское и финское коммуникативное поведение. Вып. 1. /Ред.И.А.Стернин. Воронеж, 2000. 100с.

  • Коммуникативное поведение. Русское и финское коммуникативное поведение. Вып.2. /Ред.И.П.Лысакова, И.А.Стернин. С-Пб., 2001.162 с.

  • Коммуникативное поведение. Русское и финское коммуникативное поведение. Вып.3. /Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2002.181 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып.20. Русское и финское коммуникативное поведение. /Ред. И.А.Стернин. Воронеж. 2004.

  • Коммуникативное поведение. Вып.23. Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж, 2006.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 26. Русское и финское коммуникативное поведение.  Воронеж, «Истоки», 2007, 227 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып. 31. Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: «Истоки», 2008. 139 с.

 Международная серия  «Коммуникативное поведение славянских народов» 

  • Стернин И.А. Очерк русского коммуникативного поведения. Галле. 1989. 59 с.

  • Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русское коммуникативное поведение. М., 2002. 277 с.

  • Коммуникативное поведение. Вып.19. Коммуникативное поведение славянских  народов./ Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2004.

  • Коммуникативное поведение. Вып.22. Коммуникативное поведение славянских народов. Ред. И.А.Стернин. Воронеж, 2006.

  • Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русские: коммуникативное поведение. М., «Флинта-Наука», 2006. 326 с. 17,2 п.л.

  • Коммуникативное поведение. Вып.29. Коммуникативное поведение славянских народов. Warsawa: Institut Rusycystyki Uniwersytetu Warszawskiego, 2007. 312 с.

  • Коммуникативное поведение. – Вып.33. – Коммуникативное поведение славянских народов. -Воронеж: «Истоки», 2010. 164 с.

Употребление английских, русских и татарских этикетных слов и выражений в речевых ситуациях приветствия и прощания

Аммер, гл. (1997) Словарь идиом американского наследия. Бостон: Компания Houghton Mifflin.

Багрянская Н.В. (2004). Особенности коммуникативного поведения военнослужащих. В И.А. Стернин (ред. ), Язык и национальное сознание. Том. 5. (стр. 173-180). Воронеж.

Беляева А.Ю. (2002). Особенности речевого поведения мужчин и женщин: На ​​материале русской разговорной речи. Кандидат наук. диссертация (10.02.01). Саратов.

Броснахан, Л. (1998). Русско-английская невербальная коммуникация. Москва: Белингва.

Браун, П. (1987). Вежливость: некоторые универсалии в использовании языка. Кембридж: КУБОК.

Чернышова Е.Б., Стернин И.А. (2004). Коммуникативное поведение дошкольника. Воронеж.

Коммуникативное поведение.Возрастное коммуникативное поведение (2003). Я. Стернин, К.Ф. Седов (ред.). Выпуск 1. Воронеж.

Дойчманн, М. (2003). Извинения на британском английском. Умео: Университет Умео.

Добрынина Л. А. (2000). О национальной специфике гендерного коммуникативного поведения американцев. В И.А. Стернин (ред.), Культура общения и ее формирование. Том. 7. (стр. 32-34). Воронеж.

Дорофеева И.В. (2005). Обращение в разговорной речи. В коммуникативных исследованиях (стр. 39-50). Воронеж.

Федоров В.А. (2005). Насколько мы близки: русские и французы? (из опыта повседневного общения). В коммуникативных исследованиях (стр. 204-209). Воронеж.

Фирсова Е.В. (2003). Национально-культурная специфика речевого поведения русских и немецких авторов: синтаксико-прагматический аспект. Кандидат наук. диссертация (02.10.19). Ростов-на-Дону.

Формановская, Н. И. (1987).Русский речевой этикет: лингвометодологические аспекты. (2-е изд.). Москва: Русский язык.

Гетте Э.Ю. (2004). Гендерная специфика общения (экспериментальное исследование). В И.А. Стернин (ред.), Культура общения и ее формирование. Том. 12. (стр. 57-64). Воронеж.

Гольдин В.Е. (1983). Речь и этикет. Москва: Просвещение, 1983.

.

Городецкая Л.А. (2009) Лингвокультура и лигокультурная компетенция.Москва: Университет.

Грайс, HP (1975). Логика и разговор. В книге П. Коула и Дж. Л. Моргана (ред.), Синтаксис и семантика. Том. 3. Речевые акты. (стр. 88-115). Нью-Йорк: Академическая пресса.

Грищук, Е. И. (2003). Значение слова в языковом сознании школьника и практика общения. В книге «Человек в информационном пространстве» (стр. 127-128). Воронеж.

Куготава, М.С. (2013). Особенности репрезентации речевого поведения в паремиологической картине мира: на материале карачаево-балкарского и русского языков.Кандидат наук. диссертация (02.10.19). Нальчик.

Пиявка, Г. (1983). Принципы прагматики. Лондон: Лонгман.

Лю, WJ (2002). Категория вежливости в русском и китайском коммуникативном поведении. В И.А. Стернин (ред.), Русское и китайское коммуникативное поведение (стр. 25-26). Воронеж.

Мруц, Н. А. (1997). Особенности коммуникативного поведения русского учителя. В Изучение и преподавание языка как национально-культурной ценности.(стр. 45-46). Воронеж.

Овчинников В.В. (2002). Сакура и дуб. Москва: АСТ, Астрель.

Прохоров Ю.А. Е. и Стернин И. А. (2002). Русское коммуникативное поведение. М., 2002.

Ричмонд, Ю. (1995). От да к да: понимание жителей Восточной Европы. Ярмут, я: Межкультурная пресса.

Русское и китайское коммуникативное поведение (2002). Я. Стернин (ред.). Выпуск 1. Воронеж.

Русское и финское коммуникативное поведение (2001).Я. Стернин, Н. Турунен, И.П. Лысакова (ред.). Том. 2. Санкт-Петербург.

Русско-французское коммуникативное поведение (2002). Я. Стернин и Р.А. Ермакова (ред.). Выпуск 1. Воронеж.

Русское и немецкое коммуникативное поведение (2002). Я. Стернин и Х. Эккерт (ред.). Том . 1. Воронеж.

Саломатина, М.С. (2002). Языковая личность современного студента-филолога. В «Языке и национальном сознании» (стр.84-88). Воронеж.

Скиннер, Б.Ф. (1957). Вербальное поведение. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, Inc.

Стернин И. А., Ларина Т. В. и Стернина М. А. (2003). Очерк английского коммуникативного поведения. Воронеж.

Свиридов, Е. В. (2004). Репрезентация коммуникативного поведения человека в рамках авторской прямой речи в немецком художественном тексте. Кандидат наук. диссертация (10.02.04). Воронеж.

Терехов И.В. (2011). Изучение речевого поведения носителей языка на материале современного британского кино. Кандидат наук. диссертация (13.00.02). Тамбов.

Жанры этикетной речи в аспекте межкультурного общения (на материалах русского и башкирского языков)

ЖАНРЫ ЭТИКЕТНОЙ РЕЧИ В АСПЕКТЕ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ОБЩЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И БАШКИРСКОГО ЯЗЫКОВ)

Вестник Башкирского университета. 2016. Том. 21. № 2. С. 360-364.

Хисамова Г.Г.

Башкирский государственный университет

ул. Заки Валиди, 32, 450076 Уфа, Республика Башкортостан, Россия.

Латыпова Л.М.

Башкирский государственный университет

ул. Заки Валиди, 32, 450076 Уфа, Республика Башкортостан, Россия.

Email: [email protected]
Реферат

Этикетное речевое поведение широко изучается в аспекте межкультурной коммуникации. Это вызвано возрастающим интересом лингвистов к проблеме соотношения языка и культуры, своеобразия речевого поведения, национально-культурного своеобразия речевого общения. Статья посвящена описанию таких этикетных жанров, как приветствие, прощание, поздравление, пожелание в русском и башкирском языках. Отмечается, что перенос этикетных правил и норм коммуникативного взаимодействия из своей культуры в культуру других народов может привести к коммуникативным неудачам. Овладение основами этикетного речевого поведения лингвокультурного сообщества на языке, на котором осуществляется общение, является необходимым и обязательным условием успешности этого общения.

Ключевые слова

ключевых слов
  • • Речи жанра
  • • речевой этикет
  • • Приветствие
  • • Поздравления
  • • Поздравления
  • • Желание
  • • Межкультурное общение
  • ссылки
Рекомендации
  1. Рекомендации
    1. Gazizov Ra Kommunikativnoe Povedenie Nemtsev I Russkikh V Коммуникативное поведение немцев и русских в этикетном общении. Уфа: РИО БашГУ, 2004.
    2. Ларина Т. В. Категория важности и стиль коммуникации. Сопоставление английских и русских лингвокультурных традиций. Сравнение английской и русской лингвокультурных традиций. М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2009.
    3. Латыпова Л. М. Речевой этикет в пословицах и поговорках разноструктурных языков. Вестник БашГУ, 2015. Вып. 20. № 4. С. 1330–1333 гг.
    4. Седов К. Ф. Хорошая речь. Эд. М. А. Кормилицыной, О. Б. Сиротининой. Саратов, 2001. С. 107–118.
    5. Стернин П.А. Русский речевой этикет. Воронеж: изд-во ВОИПКРО, 1996.
    6. Тарасенко Т. В. Жанры речи. Саратов: «Колледж», 2002. Выпуск 3. С. 282–289.
    7. Формановская Н. И. Русский речевой этикет: нормативный социокультурный контекст. М: «Русский язык», 2002.
    8. Хисамова Г. Г., Латыпова Л. М. Речевой этикет: национально-культурная специфика и методический аспект исследования. Современные проблемы науки и образования.2015. № 1. URL: www/science-education.ru//121–124.
    9. Хисамова Г. Г. Коммуникативные неудачи в русской речи нерусских. Межкультурная – интракультурная коммуникация: теория и практика обучения. Межкультурная – внутрикультурная коммуникация: теория и практика преподавания. Уфа: РИЦ БашГУ, 2013. С. 442–445.
    10. Шемарева В. А., Гайсина Р. М. Антология концептов. Эд. В. И. Карасика, И. А. Стернин. Москва: Гнозис, 2007.
    11. Шмелева Т. В. Модель речевого жанра речи. Саратов: «Колледж», 1997. С. 88–98.

    Деловое общение в России – Midnight Media Musings…

    Введение

    Этот брифинг подготовлен, чтобы помочь новозеландским бизнесменам ориентироваться в бизнес-ландшафте России и участвовать в продуктивных межкультурных коммуникациях. Российская культура и стиль общения существенно отличаются от новозеландских.Ключевые отличия, которым посвящен этот брифинг, включают более высокую дистанцию ​​власти в России, коллективистскую культуру и важность отношений, иное отношение ко времени, эмоциональность и прямоту. В нем также подробно описывается, чего ожидать от переговоров.

    Встреча и приветствие

    «Людей встречают по одежде и прощаются по их знаниям».

    – русская пословица.

    В России, чтобы произвести хорошее первое впечатление, важно быть хорошо одетым и представленным (Switzerland Global Enterprise, 2015).Русские уделяют больше внимания одежде и презентациям, чем новозеландцы. Обычно ожидается консервативная формальная одежда, такая как костюм и галстук для мужчин и формальная блузка и юбка для женщин. Приветствие обычно осуществляется крепким рукопожатием и постоянным зрительным контактом (Switzerland Global Enterprise, 2015). Русским также может быть комфортно меньше личного пространства, чем новозеландцам. Также приветствуется обмен визитными карточками.

    Не ждите, однако, большого количества улыбок, так как в России это не принято (Стернин, 2013).Это не потому, что русские недружелюбны или холодны, а потому, что улыбка для русских не означает вежливости, как для жителей Запада. У русских должна быть настоящая причина для улыбки, например, чтобы показать, что вы действительно хорошо проводите время. Улыбка из вежливости, скорее всего, будет сочтена неискренней и может свидетельствовать о несерьезности человека (Стернин, 2013).

    Россия имеет гораздо большую дистанцию ​​власти, чем Новая Зеландия (Hofstede Centre, n.d). Это означает, что большее значение придается организационной иерархии, принятие решений становится более централизованным, а старшие сотрудники имеют больше власти над подчиненными (Switzerland Global Enterprise, 2015).В современных компаниях это может быть менее очевидно в современных организациях по сравнению с тем, что было несколько десятилетий назад, но все же необходимо учитывать при ведении бизнеса в России. Русские больше ценят демонстрацию статуса, и от них ожидается уважение старшинства (Hofstede Centre, n.d). Российские деловые люди предпочитают иметь дело с иностранными коллегами с таким же уровнем стажа (Маклахлан, 2010), т.е. директор ожидал бы иметь дело с другим директором. Это также означает, что первые встречи могут иметь высокую степень формальности, что может означать уважение (Hofstede Centre, n. г). Лучше всего обращаться к своим русским коллегам по официальному титулу (Маклахлан, 2010). Русские обычно используют не имя человека, а отчество (на основе имени отца человека) для официального адреса, т.е. «Иван Алексеевич». Однако, если предлагается перейти на имя, что не редкость в наши дни, это приемлемо.

    Отношения

    «Лучше сто друзей, чем сто рублей».

    – русская пословица

    Россия — коллективистская страна по сравнению с индивидуалистической Новой Зеландией, и русские, как правило, достаточно ориентированы на людей (Hofstede Centre, n.г). Поэтому отношения очень важны для ведения бизнеса в России. Как подсказывает пословица, наличие хороших связей может быть самым большим конкурентным преимуществом в России (Switzerland Global Enterprise, 2015). Россияне также склонны больше доверять личным свидетельствам или мнениям, чем официальным заявлениям (Бергельсон, 2003). Русские могут показаться несколько сдержанными в начале отношений, поскольку им нужно время, чтобы узнать человека, с которым они имеют дело (Switzerland Global Enterprise, 2015).

    Прежде чем вступать в деловые переговоры с вашими российскими коллегами, лучше всего установить взаимопонимание и установить доверие и авторитет. Это может включать небольшие разговоры о семье и других темах, не связанных с работой (Switzerland Global Enterprise, 2015). Русские также ценят, когда иностранцы кажутся хорошо осведомленными о России и ее культуре. Хотя первые встречи могут начинаться вполне официально, при условии, что все идет хорошо, они могут стать довольно личными и неформальными (Посольство Нидерландов, nd.). Также может быть больше физического контакта, такого как дружеское объятие или похлопывание по спине. Еда, питье и неформальные беседы во время деловых переговоров являются обычными и приемлемыми. Выход на ужин и напитки после него также приветствуются. Долгосрочное деловое партнерство могло бы стать более личным и дружеским, чем это принято в западных странах (посольство Нидерландов, n.d.).

    Время

    «Если будешь торопиться, то просто рассмешишь людей .

    – русская пословица

    Россия — довольно полихронная культура, что означает, что они склонны к гибкости в способах организации времени (MacLachlan, 2010).В отличие от монохромных культур, которые делают упор на планирование, они могут быть сосредоточены на большем количестве видов деятельности одновременно с большей гибкостью в восприятии времени и строгом соблюдении расписания (Neulip, 2012). Хотя они обычно ожидают, что иностранцы будут вовремя, сами они могут немного опаздывать. Поэтому важно терпение. Полихронность также означает, что люди более склонны к многозадачности, а не к выполнению одной задачи за раз (Бергельсон, 2003). Они также могут отвечать на телефонные звонки во время деловых встреч.Новозеландцу это может показаться плохой привычкой слушать, но Бергельсон (2003) объясняет эту культурную разницу другим подходом к обработке информации. Переговоры в России могут быть несколько затянутыми, и люди вряд ли будут торопиться с решениями (Switzerland Global Enterprise, 2015). У них есть множество пословиц о подводных камнях слишком быстрых действий и преимуществах терпения.

    Эмоциональность и прямота

    «Если вы сказали А, вы должны сказать Б»

    – русская пословица.

    Русские придают большое значение искренности и открытости (Стернин, 2013). «Душа» или «душа» — ключевая ценность русской культуры, делающая акцент на внутреннем мире (Бергельсон, 2003). В то время как в некоторых коллективистских культурах большое внимание уделяется сохранению социальной гармонии и предотвращению конфликтов (Neulip, 2012), в России это не так, и выражение настроения и чувств, как хороших, так и плохих, приветствуется и отдается предпочтение неискренняя» вежливость (Бергельсон, 2003).Это также означает, что от вас могут ожидать высказывания своего мнения или вынесения оценочного суждения. Если вам покажется, что вы что-то утаиваете, вы, вероятно, вызовете недоверие и подозрения. Также ожидается, что вы будете обращать внимание на эмоции и чувства других людей. Это связано с тем, что Россия является культурой с более высоким контекстом (MacLachlan, 2010), чем Новая Зеландия, и русские больше полагаются на невербальные очереди для извлечения смысла, включая эмоциональность и более сильную жестикуляцию, хотя вербальное общение остается очень важным.Для новозеландцев, происходящих из культуры с низким уровнем контекста, это потребует уделять больше внимания невербальным сигналам, таким как язык тела и тон их коллег, а также помнить о том, как их жесты могут быть интерпретированы.

    Прямота – еще одна черта русского общения и русского языка. Бергельсон (2003) отмечает, что в западной культуре вежливость часто выражается через косвенные вопросы и просьбы, часто начинающиеся с фраз «не могли бы вы» и «не могли бы вы?» Напротив, в русском языке вопрос-просьба мог просто начинаться со слов «скажи мне», «дай мне» и т. д.Новозеландцам важно знать об этой языковой разнице, чтобы не принять ее за грубость или признак навязывания своей воли. Русские также реже извиняются в знак вежливости (Бергельсон, 2003). Извинения по-русски — это скорее признак принятия на себя ответственности за проступок, чем хорошие манеры. Вместо этого у русских есть широкий спектр лингвистических средств, таких как эмоциональные глаголы, прозвища, уменьшительные формы, чтобы выразить теплоту и вежливость по отношению друг к другу (Бергельсон, 2003).Однако их нельзя напрямую перевести в разговор на английском языке.

    Переговоры

    «Доверяй, но проверяй».

    Русская пословица

    В зависимости от ситуации деловые встречи могут проводиться в официальной или неформальной обстановке (Switzerland Global Enterprise, 2015). Точно так же он может следовать или не следовать определенной программе. Обычно их открывал самый высокопоставленный человек и отвечал за принятие решений.Хотя Россия занимает высокое место по шкале избегания неопределенности Хофстеде (Hofstede Cetnre, nd), демонстрируя нелюбовь к двусмысленности и обладая одной из самых сложных бюрократических систем в мире, этот фактор может быть более применим к общению с государственными чиновниками или когда дело доходит до фактическая подготовка к импорту, соблюдение законов об импорте и оформление грузов и другой документации, что может не иметь особого значения для ранних переговоров. Тем не менее, приведенная выше пословица показывает, что даже когда русский кому-то доверяет, он обязательно перепроверит.

    Россия также имеет низкие баллы по культурному параметру «Потворство своим желаниям» и считается культурой сдержанности, характеризующейся определенной степенью цинизма и пессимизма (Хофстеде, н.д.). Бергельсон (2003) отмечает, что это проявляется как недоверие к «объективным истинам» и отношение слабого контроля над окружающей средой. Это может создать впечатление, что русские спорят о вещах, которые для западного человека могут показаться очевидными. Таким образом, достижение согласия на переговорах может стать более трудным.Вдобавок ко всему, некоторые россияне могут не захотеть вести переговоры о ценах и условиях, опасаясь, что это подорвет их статус власти (Switzerland Global Enterprise, 2015), что опять-таки связано с высокой дистанцией власти, о которой говорилось выше. Они также могут театрально разозлиться из-за эмоциональности культуры. Переговоры также могут занять довольно много времени, учитывая их предпочтение к терпению и не следует торопиться с решениями. Даже если в ходе переговоров не будет достигнуто соглашение и их придется отложить, контакт, скорее всего, будет полезен для будущего бизнеса (Switzerland Global Enterprise, 2015).

    Заключение

    В этом брифинге изложены моменты, которые следует учитывать при взаимодействии с российскими деловыми партнерами. Это включает в себя более высокую дистанцию ​​​​власти и важность символов статуса, что часто приводит к большей формальности, особенно в начале встреч. Еще одной очень важной чертой является коллективистский характер русской культуры и важность построения отношений. Следует также учитывать иное отношение ко времени и тот факт, что полихромные русские могут быть склонны к многозадачности, а не придерживаться строгого графика и ценить терпение.Также важно осознавать эмоциональность и прямоту русского общения, чтобы избежать культурных недоразумений. Раскрытие чувств, хороших и плохих, важно для того, чтобы выглядеть искренним и укреплять доверие. Также важно иметь в виду, что некоторые менеджеры российских компаний, которые часто имеют дело с международными деловыми партнерами, могут быть хорошо знакомы с западным деловым этикетом, в то время как другие могут придерживаться более традиционного стиля (Switzerland Global Enterprise, 2015). Поэтому важно оставаться гибким и подстраивать свое поведение под ситуацию.


      Каталожные номера:

    Бергельсон М.Б. (2003). Русские культурные ценности и стили общения на рабочем месте. Коммуникационные исследования 2003: Современная антология. стр. 97-112. Волгоград, Россия: Перемена

    Посольство Нидерландов в Москве (без даты). Ведение бизнеса в Российской Федерации . Получено 14 марта 2016 г. с http://rusland.nlambassade.org/binaries/content/assets/postenweb/r/rusland/посольство Нидерландов в Москве/import/producten_en_diensten/economie_en_handel/faqs/doing-business-in-the-russian-federation.pdf

    Hofstede Centre, The (nd). А Россия? Центр Хофстеде . Получено 14 марта 2016 г. с http://geert-hofstede.com/russia.html.

    Маклахлан М. (8 марта 2010 г.). Проблемы ведения бизнеса в России. Коммьюникейд. Получено 14 марта 2016 г. с https://www.communicaid.com/cross-cultural-training/blog/challenges-of-doing-business-in-russia/ .

    Neuliep, JW (2012). Межкультурная коммуникация: контекстуальный подход. (5-е изд.). Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE Publications Inc.

    Стернин Ю. (29.11.2013). Десять причин, почему русские мало улыбаются. Отчет по России и Индии. Получено 14 марта 2016 г. с https://in.rbth.com/arts/2013/11/29/ten_reasons_why_russians_dont_smile_much_31259 .

    Швейцария Глобальное предприятие (2015). Бизнес-справочник по России . Получено 14 марта 2016 г. с http://www.s-ge.com/sites/default/files/private_files/BG_1502_E_Business_Guide_Russland.pdf.

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Родственные

    Особенности моделей этикета прощания в чеченском языке

    Гуманитарные науки в России. 2019. Том. 8. № 2. С. 153-160.

    Посмотреть полный текст

    Бахаева Л.М.

    Чеченский государственный педагогический университет

    ул. Киевская, 33, 364031 Грозный, Чеченская Республика, Россия

    Email: blm. [email protected]
    Реферат

    В статье рассматриваются этикетные формулы прощания на материале чеченского языка. Автор указывает, что изучение коммуникативных навыков речевого этикета обеспечивает межличностную успешность в общении, что является основным критерием достижения речевого контакта в формальной и неформальной обстановке. Изучение моделей этикета формирует определенные нормы, регулирующие языковое поведение. Исторически сложившиеся национальные черты носителей чеченского языка не утратили своего значения, и в то же время они по-прежнему сохраняют установленные правила, в которых проявляется комплекс нормативных форм поведения.Чеченский народный этикет включает в себя категории ценностей, которые выражаются такими словами, как куц, яхъ бехк, сабар и отражаются в военном стиле, гостеприимстве, культе старшинства, семейных отношениях. Культурно-специфические черты отчетливо прослеживаются в языковом материале (фразеология, паремиология, художественные тексты), включающем модели этикета прощания, раскрывающие ментальные особенности чеченцев, их этико-воспитательные идеалы.

    Ключевые слова
  2. • Коммуникативное поведение
  3. • Культура
  4. • Формула до свидания
  5. • Ситуация
  6. • Ситуация
  7. • Этно-этика
  8. ссылки
    1. Поддубнова А.А. Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2014. № 3. С. 83-86.
    2. Окоро Э. Международный журнал бизнеса и менеджмента. 2012. Том. 7. № 16. С. 130-138.
    3. Стернин И. А. Kommunikativ-funktionale Sprachbetrachtung. Галле, 1989. Стр. 279-282.
    4. Рябова М. Труды — Социальные и поведенческие науки. 2015. Том. 206. Стр. 90-95.
    5. Которова Е.Г. Жанры речи. 2016. № 1. С. 65-77.
    6. Газизов Р. А. Вестник Томского государственного университета.2010. Стр. 7-12.
    7. Сайфуллина Э. Р. Когнитивная сфера русских и татарских паремий: «образ языка» и нормы речевого поведения: автореф. М.: Гнозис, 2013.
    8. Гладров В. Вестник Череповецкого гос.ун-та, 2014. № 3(56).С.69-74. выступление // Москва: Университетская книга, 2014.
    9. Хасбулатова З.I. Нравственная культура чеченцев «гІллакх-оздангалла». Назрань: Пилигрим, 2007.
    10. Байсултанов Д. Б. Экспрессивно-стилистическая характеристика фразеологизмов чеченского языка. Leiden: Universitet Leidena, 2006.
    11. Юсупова С. М. Психосоциальное здоровье, работа и язык. Международные взгляды на их категоризацию на работе. Спрингер.2017. Стр. 19-35.
    12. Хамидова З.Х. И. Орга. 1976. № 2. С. 25-34.
    13. Ахмадов М.М. Гульдина иозанаш. Диитсарш, повесташ. Сольжа-гIала: ДОШ, 2005.
    14. Бексултанов М. Э. Наггах’, саин сагатделча. Диитсарш. Сольжа-гIала: Книгиин издательство, 2004.
    15. Рабаданова Н. Современные проблемы науки и образования. 2015. № 2. часть 2.
    16. Кравец Т. В. Прощание в немецкой лингвокультуре. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2011.
    17. Ларина Т. В. Категория вежливости и стиль коммуникации. Категория вежливости и стиля общения Рукописные памятники Древней Руси. Рукописные памятники древней Руси, 2009.
    18. Мамакаев И.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.