Взаимосвязи общества и природы: Взаимосвязь общества и природы

Содержание

Взаимосвязь общества и природы

Во все времена общество и природа развивались в тесном взаимодействии. Связующим звеном всегда выступал человек, так как именно люди, вступая в отношения друг с другом, формируют общественные отношения и преобразуют окружающую действительность. В статье Олег Станиславович подробно рассматривает, что такое общество в контексте взаимосвязи с природой.

Общество – это совокупность людей, или продукт совокупной деятельности людей, объединённых одной целью – удовлетворением личных или общественных потребностей. Так же общество это часть материального мира, которая обособилась от природы, но все же тесно с ней связана. Это может быть и круг людей, объединенных общими интересами (например, рыбаки или охотники). Важно понимать, что общество — это и исторический этап развития общества, и все человечество в целом.

Природу мы тоже можем рассматривать как в узком, так и в широком смысле. А природа — это материальный мир во всем его многообразии или просто среда обитания и источник получения ресурсов, необходимых для жизни человека и общества.

Общество, являясь социальным организмом, в обязательном порядке осуществляет взаимодействие с природной средой, которая его окружает. Базисом этого взаимного проникновения является, прежде всего, потребление ресурсов, которыми обладает природа, а также просто физическое воздействие человека на окружающую среду. Природа в свою очередь тоже воздействует на общество, позволяя ему существовать в более или менее благоприятных условиях, развиваться и функционировать, как целостная система.

К сожалению, сегодня природа и общество находятся в состоянии антагонизма. Современный человек понимает природу как более низкий уровень развития по срвнению с, так называемой, «второй природой» или «каменными джунглями», в которых и обитает венец развития.

Однако человек начинает осознавать факт взаимного и неразрывного существования природы и общества как единого организма. Человек и общество начинают вспоминать, что они вышли из природы, и развитие вне природы, в отрыве от нее невозможно.

Конечно же, никто не отрицает, что человек достиг высшей ступени развития животного мира. Но человеку присуще и уникальное свойство, которое называется социальным свойством, а оно возникает только в процессе общения людей между собой. Как вывод, следует утверждение, что нельзя ставить знак тождества между «природой» и «обществом», но и разрывать эту связь, противопоставлять эти понятия тоже нельзя. Эти два понятия есть проявление единой действительности, одной реальности, которым в процессе человеческого познания отводятся две неразрывные области знаний – обществознание и естествознание.

В свою очередь научный подход к этому взаимодействию позволяет нам осознать двуединую сущность этого феномена, как биосоциальную сущность человека, так и природо-социальную сущность. Не умаляя ни одной из сторон, мы вынуждены признать природные начала в человеке и, следовательно, в обществе, не забывая, что только в социуме человек может приобрести и проявить социально значимые качества и перейти в категорию «личность».

Если мы рассмотрим данный аспект с исторической точки зрения, мы увидим, что все идеи построения идеального общества без учета природных, биологических потребностей человека и общества всегда заканчивались неудачей. Слепое копирование, перенос законов природы на общество без должной адаптации также приводили к плачевным результатам.

Когда научное сообщество говорит об обособленности социума от природы, обычно имеется в виду именно качественная характеристика, а не оторванность природы от естественных, закономерных процессов развития цивилизации в целом. Невозможно изучать общество вне природы, поскольку оно живет в природе, взаимодействует с ней. Из года в год возрастает уровень воздействия человека на природу, происходит расширение границ естественного проживания человека, что вызывает необратимые изменения в среде, все дальше уводя человечество от нетронутой чистой природы. Хотя, если лишить естественную среду обитания ее свойств, которые создавались трудом многих поколений, и вернуть человечество в первобытные условия, то общество, как ни парадоксально, окажется на грани исчезновения. А казалось бы, давайте просто вернемся к своим корням.

Нам следует проявлять больше внимания к окружающей среде и всеми способами снижать негативное влияние. Важно  популяризировать эту мысль среди окружающих нас людей. В ином случае будет уже слишком поздно, когда человек наконец поймет, что защита природы и ее рациональное использование должно было стоять на первом месте.

Для этого нам как минимум следует:

— строить заводы по переработке отходов;

— всеми способами стараться уменьшить выброс токсичных химических веществ в атмосферу;

— заниматься выращиванием новых лесов;

— охранять и восстанавливать популяции вымирающих видов животных и растений.

Напоследок хочется напомнить: если ты хочешь изменить мир, то стоит начать с себя!

© blog.tutoronline.ru, при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.

Взаимосвязь общества и природы — презентация онлайн

1. Взаимосвязь общества и природы

ПОДГОТОВКА К ОГЭ

2. Природа

В узком смысле
слова:
совокупность
естественных условий
обитания человека
(среда обитания
человека)
В широком смысле
слова:
весь мир в
многообразии его форм
(вся Вселенная)

3.

Выделяют естественную среду— то есть естественные
условия жизнедеятельности человека.
искусственную среду— то есть созданную
людьми, его культуру ( материальную и
духовную), эту среду ещё называют второй
природой.

4. Природа Сходство Общество

Являются системами.
Являются динамическими системами.

5. Природа Различия Общество

Природа
Может развиваться
Различия
независимо от
человека. Природа
существовала, когда
человека вообще ещё
не было на Земле.
Развивается по
независящим от воли и
желания
людей законам.
Не способно творить
культуру.
Общество
Тесно связано с
природой, не может без
неё существовать.
Развивается по
законам, созданным
самим обществом, под
влиянием деятельности
людей.
Творит культуру.
Общество
(действуют
люди,
имеющие
цели)
гармоничная
Взаимосвязь
Природа
(действуют
слепые,
бессознательные
силы)
конфликтная
Природа и общество взаимодействуют друг на друга,
причём в двух аспектах: положительном и отрицательном.

7. 1. Верны ли следующие суждения о соотношении природы и общества?

А. Природа является частью общества.
Б. Общество, влияя на природу, наносит ей
определенный ущерб, то же можно сказать о
влиянии природы на общество.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

8. 2. Выберите верный ответ.

Укажите пример отрицательного последствия
воздействия общества на природу
1) массовая вырубка лесов
2) налаживание производства «экологически
чистых» автомобилей
3) ограничение экспорта природных ресурсов
4) использование технологий, позволяющих
уменьшить выброс вредных веществ.

9. 3. Выберите верный ответ.

Какой пример иллюстрирует влияние природных
факторов на жизнь общества?
1) разрушение ураганом домов в посёлке
2) осушение болот под строительство автодороги
3) загрязнение воздуха выхлопными газами
4) изучение экологии школьниками

10.

4. Выберите верный ответ. Человек влияет на природу…
1) положительно
2) не влияет на природу
3) и положительно, и отрицательно
4) отрицательно

11. 5. Выберите верный ответ.

В отличие от природы, общество
1) обусловлено деятельностью человека
2) находится в постоянном развитии
3) состоит из взаимосвязанных элементов
4) является частью материального мира

12. 6. Верны ли следующие суждения о взаимодействии природы и общества?

А. Хозяйственная деятельность общества ухудшает
природную среду.
Б. Природные условия, наличие ресурсов влияют
на социально-экономическое развитие общества.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

13. 7. Верны ли следующие суждения о воздействии природы на жизнь общества?

А. Природные условия влияют на хозяйственную
жизнь общества.
Б. Развитие науки значительно усиливает влияние
природы на жизнь общества.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

14. 8. Верны ли суждения о взаимосвязи общества и природы?

А. Общество является частью природы.
Б. Природа и общество возникли одновременно.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

15. 9. Верны ли следующие суждения об обществе и о природе?

А. По мере совершенствования техники и
технологий хозяйственное воздействие общества
на природу усиливается.
Б. Взаимосвязь природы и общества составляет
основу единства материального мира.
1) верно толь ко А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

16. 10. Верны ли следующие суждения о взаимосвязи природы и общества?

А. Общество развивается изолированно от
природы.
Б. Природа и общество развиваются по
одинаковым законам.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

17.

11. Верны ли следующие суждения о взаимодействии общества и природы? А. Природные условия оказывают влияние на
хозяйственную деятельность людей.
Б. Потребительское отношение человека к
природе привело к экологическому кризису.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

18. 12. Выберите верный ответ.

Какой из примеров иллюстрирует влияние
общества на природу?
1) открытие выставки «Человек и природа»
2) подготовка учителя биологии к уроку
3) принятие экологического законодательства
4) выступление учёного-эколога в популярной
телепередаче

19. 13. Верны ли суждения об обществе и природе?

А. В процессе воздействия на природу человек её
преобразует.
Б. Общество использует природу как важнейший
источник экономических ресурсов.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

20. 14. Верны ли суждения о взаимодействии общества и природы?

А. Природные условия оказывают влияние на
хозяйственную деятельность людей.
Б. Потребительское отношение человека к природе
привело к экологическому кризису.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

21. 15. Выберите верный ответ.

Какой из примеров иллюстрирует влияние
общества на природу?
1) обнаружение ранее неизвестной древней
летописи
2) дебаты кандидатов в президенты страны
3) захоронение радиоактивных отходов
4) создание песни о столице государства

22. 16. Верны ли следующие суждения о взаимодействии общества и природы?

А. В современном обществе внимание к проблемам
охраны природы возрастает.
Б. Разрушение природной среды ведёт к
ухудшению здоровья людей, снижению качества
их жизни.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

23. 17. Верны ли суждения о взаимосвязи общества и природы?

А. Климатические условия влияют на развитие
общества.
Б. Потребительское отношение к природе привело
к экологическому кризису.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

24. 18. Выберите верный ответ.

Осушение людьми заболоченных земель служит
примером взаимодействия
1) общества и личности
2) гражданина и государства
3) общества и природы
4) производства и потребления

25. 19. Выберите верный ответ.

Примером непосредственного влияния природы
на общество может служить
1) вырубка леса под строительство жилых домов
2) восстановление почвы после ликвидации
свалки отходов
3) разрушение прибрежной зоны отдыха
мощным тайфуном
4) организация природного заповедника

26. 20. Верны ли суждения о взаимодействии общества и природы?

А.Современное общество ощутило опасность
глобальных изменений природы.
Б. Научно-технический прогресс привёл к
необратимым экологическим изменениям.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

27. 21. Выберите верный ответ.

Какой пример иллюстрирует влияние природных
факторов на жизнь общества?
1) затопление рекой домов в посёлке
2) загрязнение почвы промышленными
отходами
3) вырубка леса под строительство домов
4) изучение географии школьниками

28. 22. Верны ли суждения о взаимосвязи общества и природы?

А. Современное общество способно полностью
контролировать природные процессы и
регулировать силу стихийных бедствий.
Б. Дефицит природных благ побуждает общество
развивать обмен между разными регионами
планеты.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

29. 23. Выполните задание.

Прочитайте приведённый текст, каждое положение
которого отмечено буквой.
(А)Природа выступает для человека источником
средств для жизни. (Б)Хозяйственная деятельность
человека привела к загрязнению природы,
исчезновению многих видов животных и растений.
(В)Человеку следует бережнее относиться к природе,
чтобы обеспечить выживание следующих поколений.
Определите, какие положения текста
1) отражают факты
2) выражают мнения
Запишите в таблицу цифры, обозначающие характер
соответствующих положений.

30. 24. Выберите верный ответ.

Какой из примеров иллюстрирует влияние
природы на общество?
1) принятие новой конституции страны
2) сельскохозяйственная специализация
отдельных регионов
3) составление свода законов государства
4) предоставление привилегий отдельным
сословиям

31. 25. Верны ли суждения о взаимодействии общества и природы?

А. Природа воздействует на общество, создавая ему
благоприятные или неблагоприятные условия
для функционирования и развития.
Б. Хозяйственная деятельность общества привела к
изменениям природной среды.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

32. 26. Верны ли суждения о взаимодействии общества и природы?

А. Природные условия определяют хозяйство и
быт людей.
Б. Воздействие общества на природную среду
противоречиво.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

33. 27. Верны ли суждения об отношениях природы и общества?

А. Природа активно влияет на хозяйственную
деятельность общества.
Б. Обеспеченность природными ресурсами
является определяющим фактором развития
современного общества.
1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

34. 28. Выберите верный ответ.

Разлившаяся весной река затопила несколько
населённых пунктов. Спасатели эвакуировали
местных жителей и домашний скот. Этот пример
иллюстрирует
1) влияние природы на жизнь общества
2) административное правонарушение
3) глобальные экологические проблемы
4) влияние культуры на жизнь общества

35.

29. Выполните задание. Прочитайте приведённый текст, каждое положение
которого отмечено буквой.
(А) Учёные-социологи провели среди горожан опрос: «Как
Вы и Ваша семья участвуете в сохранении природной
среды?». (Б) Для многих людей сохранение природной
среды связано с озеленением своего населённого пункта и
очисткой парков от мусора. (В) К сожалению, лишь
немногие горожане используют экономичные бытовые
электроприборы и сортируют бытовые отходы.
Определите, какие положения текста
1) отражают факты
2) выражают мнения
Запишите в таблицу цифры, обозначающие характер
соответствующих положений.

36. 30. Выберите верный ответ.

Какой из примеров иллюстрирует влияние
общества на природу?
1) ограничение охоты в подмосковных лесах
2) ратификация Конвенции о правах ребёнка
3) ликвидация последствий урагана
4) появление этностиля в моде

37. 31. Выберите верный ответ.

Какой из примеров иллюстрирует влияние
общества на природу?
1) повышение цен на зерновые культуры в
засушливый год
2) международная конференция по проблеме
глобального потепления
3) вырубка леса под строительство железной
дороги
4) метеорологические наблюдения для прогноза
погоды

38.

32. Выполните задание. Прочитайте приведённый текст, каждое положение
которого отмечено буквой.
(А) Человек своей хозяйственной деятельностью вторгается
в природную среду. (Б) К сожалению, с возрастанием
масштабов этой деятельности усиливается её
отрицательное воздействие на природные процессы.
(В) Человеку стоит серьёзно задуматься о том, как сберечь
условия для своего существования.
Определите, какие положения текста
1) отражают факты
2) выражают мнения
Запишите в таблицу цифры, обозначающие характер
соответствующих положений.

39. 33. Вы берите верный ответ.

Какой пример иллюстрирует влияние природы на
общество?
1) собирание музейной коллекции бабочек
2) разрушительные для города последствия
урагана
3) создание астрономической обсерватории
4) использование в одежде искусственного меха

Общество и природа. Общество и культура

На экзамене проверяются дидактические единицы: понятие природы; понятие материального мира; взаимодействие природы и общества; взаимодействие общества и культуры.

Словарь основных терминов (понятий) с комментариями

Природа — одна из наиболее общих категорий науки и философии. Обычно под природой понимается естественная среда обитания человека и общества, имеющая качественную специфику в сравнении с обществом. Если в обществе действуют люди, наделенные сознанием и волей, то в природе действуют слепые, бессознательные силы.

Взаимодействие человеческого общества и природы — человек — существо не только социальное, но и биологическое, следовательно, общество — часть живой природы. Первоначально человек ощущал себя неотъемлемой частью природы, что нашло отражение в ранних религиях — язычестве, когда природные явления одушевлялись. Постепенно люди стали изменять окружающий мир, обособившись от природы, но не потеряв связь с ней. Вместе они составляют материальный, т. е. реальный мир или окружающую среду. Ученые выделяют два вида окружающей среды — естественную (природу) и искусственную — «вторую природу», которую создают люди.

Природа всегда влияла на жизнь общества, замедляя или ускоряя его развитие. Так, первые очаги цивилизации возникли в долинах рек, благоприятных для земледелия. Природный фактор повлиял на занятия и общественный строй, характер и образ жизни людей.

Взаимосвязь природы и общества может быть гармоничной и конфликтной. Так, деградация природной среды (загрязнение атмосферы, водоемов, вырубка лесов и т. д.) ведет к ухудшению здоровья людей, исчерпаемости ресурсов.

Общество и природа оказывают друг на друга значительное влияние и в этой взаимосвязи природы и общества заключается основа единства мира.

Общество в широком смысле слова определяют — это совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей.

Культура — совокупность норм, ценностей, традиций, выработанных человеком в результате своей деятельности. Деятельность объединяет понятия общество и культура. В отечественной культурологии культуру рассматривают как продукт деятельности общества, а общество — как субъект этой деятельности. Общество и культура не соотносятся как целое и часть, они взаимопроникают, и поэтому общественные отношения являются критерием уровня культуры общества и человека, а содержание культуры определяется развитием общества и человека как субъекта деятельности. Человек не рождается культурным, он им становится в обществе. Но человек выступает и творцом культуры. Следовательно, человек, как существо социальное (общественное), — продукт культуры, с одной стороны, с другой — ее творец.

Проблема взаимодействия общества и природы

Проблема взаимодействия общества и природы

Одним из важнейших вопросов, рассматривавшихся Энгельсом в «Диалектике природы», было взаимодействие общества и природы. Эта проблема, ныне ставшая одной из самых «больных» для современного человечества, вызвала у Энгельса особый интерес в связи с рассмотрением им основ единства и взаимосвязи различных форм движения материи, являясь логическим следствием исследования генезиса человеческого общества, выделения человека из природы.

Отправной точкой анализа Энгельсом проблемы взаимодействия общества и природы выступали его взгляды на закономерности эволюции материи в целом, места в ней общества, связи человечества с системой органической и неорганической природы. В процессе исследования диалектики взаимодействия общества и природы Энгельсом были выделены генетический и функциональный аспекты единства общества и природы, его антропологические и социальные предпосылки, взаимосвязь естественных и общественных последствий человеческой деятельности, основные этапы взаимодействия общества и природы, факторы, определяющие его характер. Такой подход позволил Энгельсу не только обрисовать общую картину эволюции природы, но и лучше понять специфику и законы развития самого общества, точнее спрогнозировать его развитие и выделить принципы социального управления.

Как неоднократно отмечал Энгельс, общество возникло как закономерный этап в развитии материального мира, обусловленный всей его предшествующей историей. Однако возникновение общества было не просто закономерным результатом предшествующего развития материи, но и снятием внутренних противоречий этой эволюции, к числу которых относилось, во-первых, то, что максимальная дифференциация, достигнутая в природе – дифференциация ролей и типов поведения на основе жестких инстинктов – оказалась тупиковым путем, не способным к дальнейшим прогрессивным изменениям. Это противоречие было преодолено с возникновением человека как существа универсального. Однако тенденция все большей дифференциации с возникновением человека не исчезает, продолжая действовать уже применительно к нему самому. «И человек возникает путем дифференциации, – пишет Энгельс, – и не только индивидуально, – развиваясь из одной-единственной яйцевой клетки до сложнейшего организма, какой только производит природа, – но и в историческом смысле»[724].

Второе рассматривавшееся Энгельсом противоречие в развитии природы, возможность преодоления которого появляется с возникновением человечества, – это действенный характер развития самой материи, в ходе которого тенденции ее усложнения противостоит общая энтропийная тенденция. Энгельс считал, что уже на уровне растительных форм жизни возникла способность материи накапливать энергию и противостоять этой тенденции. Возникновение же общества означало появление еще одной потенциально обладающей такими свойствами формы движения материи. Обсуждая в 1882 году с Марксом живо интересовавшую его в связи с подготовкой «Диалектики природы» работу украинского революционера-народника С.А. Подолинского, посвященную проблемам труда и распределения энергии[725], Энгельс подчеркивал, что открытие Подолинского «состоит в том, что человеческий труд в состоянии удержать на поверхности земли и заставить действовать солнечную энергию более продолжительное время, чем это было бы без него»[726]. Однако способность эта сосуществует с прямо противоположной, наличие которой Энгельс обосновывает ссылками на расточительство человеком запасов солнечной энергии, сконцентрированной в запасах угля, лесов и т.д. «Следовательно, – делает он вывод, – своим трудом, поскольку труд фиксирует солнечную теплоту (что отнюдь не всегда имеет место в промышленности и в других областях), человеку удается соединить естественные функции потребляющего энергию животного и накапливающего энергию растения»[727].

Наконец, Энгельс касается и еще одного противоречия эволюции, преодоленного с возникновением человека, – приближения к пределам возможной интенсификации обменных процессов в рамках живой природы, где обменные процессы идут через сами органические тела. Это противоречие снимается с появлением присущей человеку специфической формы обмена веществом и энергией со средой – трудом. Именно труд, представляющий собой всеобщее условие обмена веществ между человеком и природой, полагал Энгельс, и обеспечивает возможность все более широкого и глубокого преобразования окружающей природной среды. Он является логическим развитием основных законов распределения вещества и энергии в природе, способствует повышению организованности материи, выступает основой и залогом возможности дальнейшего развития прогрессивной линии эволюции материи в целом. Отныне прогресс природы неразрывно связан с прогрессом общества.

Однако это отнюдь не означает, указывал Энгельс[728], что общество в своем развитии становится независимым от природы, а рассматривая тенденции общественного развития мы можем абстрагироваться от всех закономерностей развития предшествовавших форм движения материи. Необходимость учета этих закономерностей диктуется, с точки зрения Энгельса, двумя обстоятельствами. Прежде всего, общество, раз возникнув, не существует вне природной среды, включено через материальный субстрат общественной жизни в систему взаимосвязей живой и неживой природы планеты. Вся его жизнь носит двойственный характер, существуя и по законам природной, и по законам социальной материи. С другой стороны, природа включена в результате преобразовательной деятельности общества в систему общественной жизни, существуя уже в преобразованном виде. «От „природы“ Германии, – отмечает в этой связи Энгельс, – какой она была в эпоху переселения в нее германцев, осталось чертовски мало. Поверхность земли, климат, растительность, животный мир, даже сами люди бесконечно изменились, и все это благодаря человеческой деятельности, между тем как изменения, происшедшие за это время в природе Германии без человеческого содействия, ничтожно малы»[729].

Необходимость подходить к проблеме взаимодействия общества и природы с широких, общедиалектических позиций диктуется не только двойственным характером жизнедеятельности человека как биосоциального существа и наличием материального субстрата общественной жизни. Ни одну форму движения, в том числе и социальную, нельзя рассматривать вне категории взаимодействия, которое, как отмечал Энгельс, является истинной causa finalis вещей. При этом анализ процесса взаимодействия общества и природы предполагает два этапа: 1) рассмотрение его с позиций каждой из взаимодействующих сторон и 2) рассмотрение тех связей и явлений, которые возникают в процессе взаимодействия.

В этой связи важно отметить, что Энгельс выступал против попыток рассматривать отношения общества к природе без учета внутренних закономерностей эволюции последней, то есть с позиций социоцентризма. Он неоднократно подчеркивал, что решать проблему взаимодействия общества и природы надо с позиций их единства, рассматривал общество и природу как две взаимообусловливающих стороны противоречия в рамках единого явления (системы общество – природа) со сложными обратными связями.

Обе стороны этого противоречия, по Энгельсу, подчиняются некоторым единым закономерностям развития материального мира, хотя и отражают разные уровни его развития. «…История, – писал он, – отличается от истории природы только как процесс развития самосознательных организмов»[730]. Источником развития системы «общество – природа» является, с этой точки зрения, преобразовательная деятельность общества, труд. Выступая, по определению Энгельса, специфической отличительной чертой человеческого общества от всей живой природы, труд является в то же время развитием на качественно новом уровне присущей ей способности адаптации. Только механизм этой адаптации меняется с переходом к социальной форме движения на, казалось бы, прямо противоположный – не себя адаптировать к среде, а среду к себе. Ведь у животных условия, к которым идет приспособление, – это и есть те условия, в которых они живут. Условия же существования человека, как отмечает Энгельс, еще никогда не имелись налицо в готовом виде. Они вырабатывались в процессе исторического развития, создавались самими людьми[731]. А это означает и принципиально иной масштаб воздействия жизнедеятельности людей на природу. «…Животное только пользуется внешней природой и производит в ней изменения просто в силу своего присутствия, – пишет Энгельс, – человек же вносимыми им изменениями заставляет ее служить своим целям, господствует над ней»[732].

Однако новый механизм адаптации, создающий на первый взгляд неограниченные возможности господства над природой, как проницательно отмечал Энгельс, таит в себе и серьезную опасность. Кажущаяся возможность полного произвола по отношению к природе, пренебрежения законами, на протяжении миллионов лет определявшими ее эволюцию, на практике ведет к конфликтным ситуациям во взаимоотношениях общества и природы, порождает серьезнейшие противоречия и проблемы. Эта опасность, на тяжелые последствия которой для человечества указывал Энгельс, стала одной из реалий сегодняшнего мира, когда масштаб непродуманного воздействия человечества на природную среду многократно возрос. Как никогда ранее актуально звучит сегодня мысль Энгельса, высказанная им в «Диалектике природы» более ста лет назад: «Не будем… слишком обольщаться нашими победами над природой. За каждую такую победу она нам мстит. Каждая из этих побед имеет, правда, в первую очередь те последствия, на которые мы рассчитывали, но во вторую и третью очередь совсем другие, непредвиденные последствия, которые очень часто уничтожают значение первых»[733].

Энгельс понимал, что будучи особым состоянием материи, общество должно подчиняться наиболее общим законам материального мира, считаться с закономерностями, свойственными природным обменным процессам, к числу которых, как мы теперь знаем, относятся эквивалентность обмена организма со средой, замкнутость циклов циркуляции вещества в природе и ряд других.

Возникновение антропогенного круговорота, вызванного преобразовательной деятельностью человека, создает опасность нарушения сложившегося механизма обмена, разрушения природной среды. Неоднократно отмечая эту тенденцию в своих работах, Энгельс считал ее неизбежной лишь для капиталистического способа производства, хотя и отмечал, что в ней следует видеть не только социальный аспект, но и научно-технический. (Как мы теперь знаем, экологические проблемы стоят перед всем человечеством независимо от социального строя.)

Необходимость перестройки принципов взаимодействия общества и природы, его гармонизации обусловлена тем, что мы, по словам Энгельса, «отнюдь не властвуем над природой так, как завоеватель властвует над чужим народом, не властвуем над ней так, как кто-либо находящийся вне природы, – что мы, наоборот, нашей плотью, кровью и мозгом принадлежим ей и находимся внутри ее, что все наше господство над ней состоит в том, что мы, в отличие от всех других существ, умеем познавать ее законы и правильно их применять»[734]. Свобода человека в процессе взаимодействия его с природной средой состоит, по Энгельсу, не в воображаемой независимости от законов природы, а в познании этих законов и умении учитывать их при достижении собственных целей.

Такой подход предполагает ясное осознание людьми своего единства с природой, бессмысленности и противоестественности представления о противоположности между человеком и природой, и означает, по сути дела, научный прогноз не только ближайших, но и отдаленных общественных и естественных последствий деятельности общества, разработку на этой основе программы действий и ее практическую реализацию, словом – планомерное регулирование взаимоотношений общества и природы. Для перехода к такому регулированию требуется не только соответствующая научная база, но и, по определению Энгельса, «полный переворот в нашем существующем до сего времени способе производства и вместе с ним во всем нашем теперешнем общественном строе»[735].

Осуществление этого переворота, как считал Энгельс, будет делом общества, приходящего на смену капитализму. Только в этом обществе, которое будет развивать свои производительные силы по единому плану, впервые можно будет, с точки зрения Энгельса, «говорить о действительной человеческой свободе, о жизни в гармонии с познанными законами природы»[736]. Именно это общество должно обеспечить в будущем гармоническое развитие единой системы «общество – природа» по пути прогресса, преодолев те кризисные явления в функционировании этой системы, которые начали получать все большее распространение со времен промышленной революции.

Так, анализ диалектики природы, где с позиций общего замысла работы Энгельсом были рассмотрены возникновение и специфика общества как особой формы движения, механизм его взаимодействия с природой и место в общем эволюционном ряду развития материи, позволил ему не только полнее представить картину развития мира, но и выделить ряд новых граней в общесоциологическом учении марксизма, связанных с противоречием между обществом и природой как двумя сторонами единой, целостно развивающейся системы. Разрешение этого противоречия на основе планомерного регулирования человечеством своей деятельности с целью «вписать» ее в общее развитие системы на основе умелого использования основных законов эволюции Энгельс рассматривал как одну из важнейших исторических задач человечества.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Взаимосвязь человека общества и природы Человек общество и

Взаимосвязь человека, общества и природы Человек, общество и природа взаимосвязаны между собой. Человек одновременно живет на природе и в обществе, является биологическим и общественным существом. В обществознании под природой понимают естественную среду обитания человека. Ее можно назвать биосферой или активной оболочкой Земли, создающей и защищающей жизнь на нашей планете. Она представляет собой систему растений и животных, существующую более 4 миллиардов лет и сумевшую приспособиться к изменениям климата. Природа дает человеку ресурсы для удовлетворения его потребностей, поддержания физических и духовных сил, здоровья. Она играет большую роль в хозяйственной деятельности людей. Как складывалось взаимодействие человеческого общества с природой?

Истощение и разрушение природной среды По меньшей мере, 94% из примерно полумиллиарда различных видов, которые жили на земле, исчезли или эволюционировали в новые виды. Массовое вымирание в далеком прошлом происходило в результате неизвестных природных причин. Однако с тех пор, как 10 000 лет назад зародилось земледелие, в результате человеческой деятельности скорость исчезновения видов возросла в миллионы раз и предполагается, что такая тенденция сохранится в ближайшие десятилетия.

• Основными, • • • связанными с деятельностью человека факторами, которые способны подвергнуть виды угрозе, опасности или исчезновению, являются: Уничтожение или нарушение мест обитания, связанные с хозяйственной деятельностью Загрязнение окружающей среды Рост населения Промысловая охота Контролирование вредителей и хищников для защиты домашнего скота, сельскохозяйственных культур и для охоты Случайная или намеренная интродукция конкурирующих или хищных видов в экосистемы

Исторический период Представление о природе и принципе её взаимосвязи с обществом Античность Природа — совершенный космос , противоположный хаосу. Принцип — жизнь в согласии , в гармонии с природой. Человек и природа составляют единое целое. Средневековье Природа — результат творения Бога , нечто более низкое по сравнению с человеком, поскольку только человек обладает Божественным началом — душой. Принцип — возвышение над природой. Отношение к природе, а в месте с тем н к греховному ее порождению — человеческому телу — как к чему-то негативному, которое необходимо обуздать, подчинить себе, поскольку природа — результат Божественного творения, считалось, что человек , наделённый искрой Божественного разума, приоткрывает в процессе познания природы сокровенный замысел Бога. Возрождение Природа – источник радости и наслаждения. Принцип единение человека и природы. Отход от природы рассматривается как нечто противоестественное и противоречащее истинному предназначению человека

Исторический период Представление о природе и принципе её взаимосвязи с обществом Новое время Природа — объект экспериментирования человека, косная и инертная сила, требующая покорения и подчинения разумным человеком. Принцип — господство человека над природой посредством развитии науки, что приводит к разрыву устанавливаемой веками связи между человеком и природой. Современность Необходимость формирования нового миропонимания, синтезирующего лучшие традиции западноевропейской и восточной культур; природа — уникальный целостный организм, основа жизнедеятельности человека Принцип партнерство, сотрудничество , открытый диалог человека и природы

Взаимосвязь общества с природой Общество Природа Действуют люди, наделенные сознанием и целеполаганием Действуют слепые бессознательные силы Гармоничная Конфликтная

Формы взаимодействия человека и природы Экологическая Экономическая сохранение, охрана, восстановление природных богатств потребление природных богатств, как восполнимых, так и невосполнимых, проявляющаяся в загрязнении, истощении и разрушении

Климатические изменения, вызванные деятельностью человека Исчезновение биологических видов Ученые выделили глобальные проблемы человечества Продолжающийся рост народонаселения и уровня потребления природных ресурсов

Историческая линия, характеризующая взаимодействие человека и природы. Обожествление природы, бережное к ней отношение Истребление природы Сохранение оставшегося и восстановление уничтоженного Природа без человека может развиваться, а человек без природы прекратит свое существование.

Исторические этапы взаимодействия общества и природы

Рассмотрим исторические этапы взаимодействия природы и общества, роль техники в освоении природы.
Во взаимодействии природы и общества можно выделить 4 периода.

ПЕРВЫЙ — биогенный — период охватывает первобытнообщинный уклад жизни. Во время биогенного периода численность человечества была мала, человек был растворен в природе, основу его жизнедеятельности составляли собирательство и охота. По возможности воздействия на окружающую среду человечество мало отличалось от других видов живых организмов. После изобретения лука со стрелами и способов получения и использования огня, воздействие человечества на биосферу усилилось. Установлено, что в первобытнообщинную эпоху человек изменил растительный покров (создал из тропических лесов африканские саванны) и уничтожил несколько видов травоядных животных: мамонта, гигантского оленя, шерстистого носорога. Продолжительность биогенного периода не менее 2 млн. лет.

 

ВТОРОЙ — аграрный — период начался около 6 тысяч лет назад после изобретения железного плуга, движимого домашними животными. Этот период длился до XVII века н. э. Он соответствует рабовладельческому и феодальному обществам. С развитием земледелия и скотоводства воздействие на биосферу усилилось «следствие уменьшения зеленого покрова из-за вырубки лесов. В результате неразумной вырубки лесов, распашки лугов и выпаса скота огромные территории превратились в песчаные пустыни и скалистые горы. Примером могут служить африканская Сахара, прибрежные зоны Средиземноморья, пустыни Ближнего Востока. В начале аграрного периода человеческой цивилизации данные территории были покрыты лесами. С аграрного периода фактически начинается техногенная эпоха it истории человечества. Развитие земледелия, скотоводства, мореходства потребовало совершенствования техники, технологии и паук (географии, математики, химии, физики). Вместе с тем усилилось техногенное давление на биосферу.

ТРЕТИЙ — индустриальный — период (с XVII в. до наших дней) является кульминацией техногенной эпохи. По мере развития промышленности воздействие общества на биосферу увеличилось, количественно и изменилось качественно. Бурно развиваются горнодобывающие отрасли промышленности и металлургия, многократно увеличивается выработка энергии за счет сжигания: горючих ресурсов. Меняется химическое воздействие на биосферу вследствие синтеза новых веществ, рассеяния загрязнений на огромные территории и химизации сельского хозяйства. На первых порах экосистемы в основном справлялись с этими воздействиями, и принцип Ле Шателье — Брауна, гласящий, что любое внешнее воздействие, выводящее экологические системы из равновесия, вызывает в них процессы, стремящиеся ослабить внешнее воздействие, выполнялся. Но по мере роста масштабов и темпов производственной деятельности возможности самовосстановления экосистем оказались исчерпанными. Стали заметны изменения физических, химических, биологических показателей биосферы. К середине XX в. воздействие на биосферу приобретает глобальный характер. Возникает ситуация, когда принцип Ле Шателье — Брауна перестает выполняться, равновесие нарушено, и дальнейшее развитие производства становится невозможным из-за истощения окружающей среды.

Во время ЧЕТВЕРТОГО — информационно-экологического — периода, который был предсказан русским ученым В. И. Вернадским и зарождается в настоящее время, происходит осознание ограниченности ресурсов планеты. Данный период предполагает разумное с экологических позиций развитие человечеством своих производственных мощностей. Существующий высокий уровень развития науки и техники позволяет развивать технику и технологию производства на альтернативной, безвредной для биосферы, основе. В целом от исхода четвертого периода зависит будущее человечества.

Если вам нравится узнавать новое, тут можно найти полезные советы и секреты.

Глава III. «Природа» — Департамент философии

Содержание главы третьей раздела второго:

• Природа как предмет философского осмысления
• Природа как объект научного анализа
• В чем различие двух культур — естественно-научной и гуманитарной?
• На пути к диалогу двух культур
• Экологическая проблема в современном мире

 

1. Природа как предмет философского осмысления

Понятие «природа» — одно из важнейших философских понятий. Нельзя уяснить сущность многих фундаментальных философских понятий, например общества, культуры, духа, сущности человека и других, не рассмотрев их в соотношении с природой. В сознании современного образованного человека слово «природа» ассоциируется главным образом с двумя значениями: 1) природа в смысле естественной среды обитания человека и 2) природа как объект специального научного исследования в рамках целой совокупности так называемых естественных наук (естествознания). В этих своих значениях термин «природа» восходит к латинскому слову «natura», которое было воспринято и усвоено практически всеми народами и языками христианского мира. Отсюда и «натуралисты» в смысле — исследователи («испытатели») природы, и «натурализм» как философская позиция, подчеркивающая всегда особую значимость именно «природы» при рассмотрении и решении центральных философских вопросов бытия и познания, особенно бытия человека и человеческой культуры.

Более внимательный анализ историко-философского, историко-научного материала и материала, относящегося к истории европейской культуры в целом, показывает, что, во-первых, термин «природа» имел и до сих пор сохраняет и другие существенно важные значения, а, во-вторых, за всеми этими значениями (включая и общепринятые) стоят глубокие идейные и культурно-исторические основания, без осознания которых невозможно понять роль понятия «природа» в постановке и решении именно философских проблем. Отсюда необходим более полный перечень существенно важных значений термина «природа».

1) Природа в смысле внутренних особенностей, сущности той или иной вещи (явления, системы и пр.). Наличие и специфика этого значения становятся особенно очевидными при сопоставлении таких выражений, как «красота природы» и «природа красоты»; «явление природы» и «природа явления» и т.д.

2) Природа в смысле сущего в целом, во всем многообразии его существования в мире. В этом своем значении термин «природа» соотносителен с такими понятиями (а иногда и синонимичен им), как материя, Вселенная, космос, универсум и т.д.

3) Природа как материальное начало в самом человеке. В этом смысле «природа», «природное» противопоставляется «духу», «духовному» в человеке как основе его нравственной свободы.

Эти значения выработаны задолго до отмеченных выше двух привычных нам сегодня значений термина «природа», которые появились на достаточно позднем этапе развития культуры и имеют свои конкретно-исторические и философские основания. Выпишем теперь эти отмеченные ранее два значения в общем перечне и в более точной формулировке:

4) Природа как совокупность естественных условий существования человека, человеческого общества и человеческой культуры и как источник необходимых ресурсов (материальных, энергетических и пр. ) их существования.

5) Природа как объект специального научного познания в рамках целого комплекса дисциплин — «наук о природе» или «естественных наук» (естествознания). В этом своем значении понятие «природа» формируется лишь в Новое время, в период становления промышленного капитализма и науки в современном ее понимании и носит ярко выраженный нормативный характер.

Хотя понятие «природа» в значении сущего в целом, космоса сыграло важную роль в развитии философии, особенно в античности, особое значение в обсуждении философских проблем оно обрело после осознания важности таких противоположностей, как «природа — культура» и «природа — дух». По времени это совпадает с периодом гуманистического поворота в развитии древнегреческой философии. Уже софисты стали придавать большое значение различению того, что существует только «по природе», и того, что существует «по положению», то есть по условным (принятым) мнениям, обычаям и другим человеческим установлениям. К этой области условного они относили все нравственные основы и нормы личной и общественной жизни, лишая их таким образом внутренней обязательности. С другой стороны, начиная с Сократа, в философии зарождается линия на понимание нравственности, добродетели как того, что укоренено в самой природе и затем постигается естественным разумом человека. С этой точки зрения к условному относится как раз все то, что создано самим человеком, все гражданские и культурные установления и учреждения, не исключая даже государства. Этот взгляд позднее особенно последовательно был развит стоиками, для которых выражения «жить по природе», «жить по разуму» и «жить добродетельно» были синонимами. Это противопоставление «жизни по природе» (как нормальное, естественное и добродетельное) «жизни по культуре» (как чего-то условного, противоестественного и недолжного) вспыхивает вновь в лоне романтических течений в XVIII-XIX веках во взглядах Ж. Ж. Руссо и других, а в своих крайних формах находит выражение в молодежных контркультурных движениях уже XX века. Во второй половине XX века, однако, когда была осознана вся серьезность возможного глобального экологического кризиса и наивность любых крайних подходов к решению будущего человеческой культуры, стали вырабатываться более реалистические концепции и идеи: концепция коэволюции природы и общества, концепция устойчивого развития и другие.

Столь же далеко идущие последствия имела и формулировка другой пары противоположностей — «природы» и «духа». В ясной форме она сформулирована уже в философии Платона с его четким противопоставлением «мира идей» «миру вещей». Этот дуализм природы и духа был воспроизведен в Новое время, причем в двух наиболее влиятельных философских системах — в учениях Декарта и Канта. У Декарта указанный дуализм существовал в виде представления о двух субстанциях, лежащих в основе каждой из этих областей бытия, а именно субстанции мыслящей и субстанции протяженной. Кант же противопоставил, во-первых, природу как царство необходимых законов нравственной свободе человека, а, во-вторых, природу как мир познаваемых в опыте явлений непознаваемому миру «вещей в себе». Эта дуалистическая установка была в конце XIX — начале XX века воспроизведена в виде противопоставления «наук о природе» «наукам о духе» (по другой терминологии — «наукам о культуре»), что вылилось в расхождение двух культур — естественно-научной и гуманитарной — и самым серьезным образом сказалось на развитии общечеловеческой цивилизации в XX веке. В настоящее время, однако, все более осознается, что именно современное развитие «наук о природе», возникновение неклассических, а затем и постнеклассических научных концепций создает условия для преодоления этого раскола и выработки единого языка для диалога двух культур.

2. Природа как объект научного

Для правильного понимания как содержания конфликта двух культур, возникшего на рубеже XIX и XX веков, так и возможных путей его преодоления необходимо ясно осознать исторический характер самого этого явления. Он мог возникнуть только при совпадении целого ряда обстоятельств, среди которых главным является понимание самой природы как определенного исторического продукта, что пришло на смену принципиально иным ее пониманиям, на время как бы отодвинутым концепцией природы новоевропейской науки, но отнюдь не потерявшим своего значения до сих пор.

Как уже было сказано выше, слово «природа» заимствовано современными европейскими языками от латинского «natura». В свою очередь древние латиняне перевели этим термином греческое слово «physis» («фюсис» или «физис»). Но этот термин никогда не использовался древними греками в нашем сегодняшнем смысле (то есть в смысле прежде всего реальности объектов, которые окружают человека в повседневной жизни и которые потенциально всегда могут быть объектами научного исследования). Он происходит от греческого глагола «фио», который означает рождение, появление, произрастание, подобно тому как это происходит в растительном и животном мире. Таким образом, в наиболее общем смысле слово «фюсис» означает процесс становления или происхождения любой вещи из своего собственного, внутреннего основания. О той или иной вещи можно было сказать, что она имеет свой «фюсис» (свою «природу»), если она в процессе своего становления приобретает некоторую форму как цель (или, по выражению Аристотеля, — энтелехию) этого процесса. Позже термин «фюсис» расширяется до понимания совокупности всего, что есть (существует), всего видимого космоса, причем природа (во втором отмеченном выше значении этого термина) в ее целокупности предстает перед человеком не только как «космос» в смысле порядка, упорядоченности, но и как жизненный рост, стремящийся к перемене форм, к переходу от одной формы к другой. Человек — и это принципиально важно — не противостоит таким образом понимаемой природе, а помещен в целокупность этой целенаправленной упорядоченности «физиса» (космоса). Именно на этом основании Аристотель делает вывод: все, что является противоположным природе, не может быть добрым (справедливым). Еще ранее Гераклит развил важное положение о том, что «мышление — великое достоинство, и мудрость состоит в том, чтобы говорить истинное и чтобы, прислушиваясь к природе, поступать с ней сообразно» [Материалисты древней Греции. М., 1955. С. 51.]. Эти принципы, как уже отмечалось выше, получили наиболее последовательное выражение в философии стоиков, которые рассматривали всю природу как пронизанную божественным логосом и сформулировали в качестве руководящей линии для честной и счастливой жизни принцип, согласно которому «необходимо жить в гармонии с природой», «прислушиваясь к природе».

Иное понимание природы вырабатывается в средневековой христианской культуре. Природа, космос формируются здесь в отличие от античности не на своих собственных внутренних основаниях, а имеют трансцендентный источник своего происхождения, своего Творца (Бога), сотворившего природу из ничего. Поэтому вплоть до XII века в средневековой Европе господствовал символический менталитет, преобладало целостно-символическое и чисто религиозное видение природы. Подобное символико-аллегорическое истолкование природы наделяет ее сакральностью. Каждое явление и процесс выступают как средство «религиозной педагогики», как чувственное запечатление духовных понятий. Природа вещей важна не столько в их физической конкретности, сколько в качестве символа трансцендентной реальности. Соответственно «постижение» природы означает применение таких же герменевтических средств, какие используются при экзегезе (толковании) текстов Священного Писания. Подобное понимание природы основывается на представлении о «параллелизме» текстов Священного Писания (Библии) и Книги природы. И только с начала XIII века теологи обратились, несмотря на понтификальный запрет, к изучению книг Аристотеля, астрономических, медицинских, математических трактатов, идей греческой и арабской философии, стремясь примирить их с теологическими посылками. Наибольшего успеха на этом пути, как известно, достиг Фома Аквинский, увидевший в физике и метафизике Аристотеля солидную рациональную базу для своих философских и теологических построений.

И лишь в Новое время под влиянием принципиально новых запросов социальной практики, новых задач и целей научного познания оформляется то принципиально новое по сравнению с античностью и средневековьем понимание природы, которое явилось предпосылкой бурного развития естествознания XVII-XIX веков. Отвлекаясь от анализа культурно-исторических предпосылок процесса формирования этого новоевропейского «образа природы», укажем на главные черты такого понимания.

Начнем со слов английского философа А. Уайтхеда: «Природа — это то, что мы наблюдаем в восприятии с помощью чувств. С помощью такого чувственного восприятия нам становится известным нечто, что не есть мысль и что независимо от мысли. Свойство природы быть независимой от мысли лежит в основе естественных наук. Это означает, что природу можно понимать как замкнутую систему, внутренние отношения которой не требуют выражения того факта, что о них мыслят… Мы можем мыслить о природе, не мысля самого мышления» [Цит. по: Ахутин А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время. М., 1988. С. 184.]. Это то, что на философском языке называется объектностью природы. При таком подходе к миру он как бы рассекается на две части: мир природных объектов, существующих независимо от познающего человека, и самого этого человека с его познавательными способностями как субъекта.

Второе, что отличает такое понимание природы, — это усмотрение в ней внеисторического царства необходимых законов. С классической четкостью эта особенность понимания была выражена Б. Спинозой: «Природа всегда и везде остается одной и той же. .. законы и правила природы, по которым все происходит и изменяется из одних форм в другие, везде и всегда одни и те же, а следовательно, и способ познания природы вещей, каковы бы они ни были, должен быть один и тот же, а именно — это должно быть познанием из универсальных законов и правил природы» [Спиноза Б. Избранные произведения: В 2 т. М., 1957. Т. 1. С. 455.]. И. Кант выразил ту же мысль еще более кратко и выразительно: «Природа есть существование вещей, поскольку оно определено по общим законам» [Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 4 (1). С. 111.]. И наконец, третье, это то, что, по глубокому убеждению творцов новоевропейской науки, величественная Книга природы написана языком математики, а поэтому, как категорически заявлял Г. Галилей, «тот, кто хочет решать вопросы естественных наук без помощи математики, ставит неразрешимую задачу. Следует измерять то, что измеримо, и делать измеримым то, что таковым не является» [Цит. по: Кузнецов В. И., Идлис Т. М., Гутина В. И. Естествознание. М., 1996. С. 14.].

Именно реализация этих программных методологических установок и привела к выдающимся достижениям естественных наук в XVII-XIX веках, на основе которых сформировалось понимание мира как материи движущейся по необходимым законам в абсолютном пространстве и времени. В таком мире все осуществляется на основе причинно-следственных взаимодействий и подчиняется строго необходимым законам. Ничего такого, что можно было бы назвать «случайным», «возможным», «свободным», «ценным», «целесообразным», в этом мире нет и быть не может. Идеальным выражением такого понимания мира была так называемая «механистическая картина мира», возникшая как философское обобщение достижений механики, и прежде всего механики И. Ньютона. Обычно именно к этому и сводят понимание природы в культуре Нового времени. Но это весьма грубое упрощение. Физическая картина мира не обязательно могла быть только механической. К концу XIX века ей на смену пришла, например, электромагнитная физическая картина мира. Но в более общем смысле (как это было охарактеризовано выше) картина мира как картина движущейся природы сохранялась. И в такой картине не просто не находилось места, но исключалось существование свойств, ассоциируемых нами прежде всего с человеком, его деятельностью и продуктами этой деятельности — мира человеческой культуры, то есть целей, ценностей, потенциальных возможностей, неопределенности, случайности и т.д. Как писал немецкий ученый и философ Л. Бюхнер, «в природе нет никакой цели, так же как порядка и беспорядка, существенного или несущественного, прекрасного или безобразного, полезного или вредного; в ней нет также случая, возможности или вероятности, а есть лишь просто бытие и свершение и именно как необходимый результат естественных причин» [Бюхнер Л. Сила и материя. Спб., 1907. С. 140.]. И исходя из такого понимания природы (и мира) предлагалось изучать человека и продукты его деятельности как части этого мира. Это встретило сильнейшее сопротивление со стороны представителей гуманитарных наук и философов конца XIX-начала XX века, отстаивавших автономию гуманитарного знания, его самостоятельность и независимость от естествознания.

3. В чем различие двух культур — естественно-научной и гуманитарной?

Истоки раскола двух культур, о котором с такой настойчивостью заговорили во второй половине XX века, особенно после публикаций английского писателя и ученого Ч. П. Сноу [Сноу Ч. П. Две культуры. М., 1973.], лежат глубоко в недрах формирования новоевропейской науки, а первое открытое выражение и философское осмысление, не потерявшее своего значения вплоть до сегодняшнего дня, он получает на исходе XIX и в самом начале XX века (хотя бунт романтиков конца XVIII-начала XIX века против безоглядного преклонения идеологов эпохи Просвещения перед рассудочной рациональностью может рассматриваться как предвосхищение этих событий). К этому времени завершилось формирование того, что сейчас называется классической наукой. В основных областях естествознания — физике, химии, биологии — были сформулированы фундаментальные обобщения (законы И. Ньютона в теоретической механике, уравнения Дж. Максвелла в электродинамике, система элементов Д. И. Менделеева в химии, теория эволюции живой природы Ч. Дарвина в биологии). Казалось, что все явления природы охвачены естественно-научным знанием, поняты в своем существе с единой точки зрения и выстроены в некоторую единую «картину мира». И что касается явлений природы, то представлялось, что дело только за объяснением частностей и деталей конкретных явлений и за разработкой практических, технологических приложений фундаментальных знаний. На повестку дня встала задача исследования и объяснения в том же стиле и явлений человеческого мира, то есть самого человека и продуктов его деятельности — мира человеческой культуры. Вот это важно подчеркнуть: именно задача объяснения человека и человеческой культуры научно — читай естественно-научно, то есть теми же познавательными средствами и в рамках тех же познавательных установок, которые продемонстрировали высокую эффективность при изучении явлений природы. К этому времени сформировалось и получило колоссальную популярность (особенно среди ученых-естествоиспытателей) позитивистское направление в философии, представители которого пытались теоретически обосновать неизбежность такого поворота гуманитарной сферы к научной (естественно-научной) методологии познания. Как писал близкий к позитивизму французский философ и историк культуры И. Тэн, «новый метод, которому я стараюсь следовать и который начинает входить во все нравственные науки, заключается в том, чтобы смотреть на человеческие произведения, и в частности на произведения художественные, как на факты и явления, характерные черты которых должно обозначить и отыскать их причины, — более ничего. Наука, понимаемая таким образом, не осуждает и не прощает; она только указывает и объясняет… Она поступает, подобно ботанике, которая с одинаковым интересом изучает то апельсиновое дерево и лавр, то ель и березу; сама она — нечто вроде ботаники, только исследующей не растения, а человеческие произведения. Вот почему она следует общему движению, которое в настоящее время сближает нравственные науки с науками естественными и, сообщая первым принципы, благоразумие и направление последних, придает им ту же прочность и обеспечивает за ними такой же успех» [Тэн И. Философия искусства. М., 1996. С. 13.].

И вот в этих условиях гуманитарии и философы, не принимавшие такой установки на превращение социальных и гуманитарных наук в раздел естествознания, взяли на себя задачу исследовать, насколько обоснованы эти притязания естественно-научного метода на объяснение мира человеческой культуры, и если эти притязания не обоснованы, то чем культура качественно отличается от природы, а науки о культуре (гуманитарные науки, «науки о духе») — от наук о природе (естественных наук)? Эта проблема получила блестящее освещение в целой серии работ представителей неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт и др.), философии жизни и философии культуры (В. Дильтей, Г. Зиммель и др.). Опуская детали аргументации сторонников полной автономии гуманитарной сферы от естественно-научной, обратим внимание на то, что в ней по существу в более развернутом виде получила развитие дуалистическая установка Канта, который противопоставил природу как царство необходимых законов человеку как источнику нравственной свободы. Именно это положение лежит в основе системы рассуждений и Дильтея, и Риккерта, и других. Природа, с их точки зрения, — это то, что существует до и независимо от человека по своим собственным необходимым, вечным и универсальным законам, а культура — продукт деятельности человека, преследующего всегда определенные цели и ориентирующегося в этой своей деятельности на определенные нормы, идеалы и ценности. Отсюда и принципиальная разница как в целях, так и в методах гуманитарных наук в их сопоставлении с науками естественными. Если попытаться сформулировать их концепцию в виде некоторых пар оппозиции, по которым природа отличается от культуры, а науки о природе — от наук о культуре, то общая картина будет выглядеть следующим образом.

По предметному основанию:

Если природа выступает в естествознании всегда в виде объекта познания, независимого от познающего его субъекта, то в гуманитарной области субъект сам становится предметом познания самого себя, и, следовательно, всякая попытка рассматривать его просто как объект (отвлекаясь от его внутреннего субъективного мира) обречена на провал. Если природа внеисторична, то культура есть исторический процесс созидания все новых и все более совершенных и сложных форм значимостей и смыслов.Если природа есть царство необходимых законов, то культура — продукт деятельности свободного человека.Если в природе господствует причинность, причинные отношения и взаимодействия, то культура есть продукт деятельности человека, преследующего определенные цели и руководствующегося при этом определенными ценностями, нормами и идеалами.Если, говоря теперь предельно общим языком, природа есть сфера бытия (сущего), то культура — это прежде сфера должного, ценностно нагруженного.

По методологическому основанию:

Если целью познания в естествознании является открытие и формулирование общих законов, то целью гуманитарных наук является познание индивидуальных, всякий раз уникальных в своей неповторимости явлений человеческой культуры.Если главной операцией, с помощью которой постигаются конкретные явления природы в рамках естествознания, является их объяснение (как частных случаев общих законов), то главной операцией постижения явлений в сфере гуманитарного знания является их понимание, то есть раскрытие их культурно-исторического смысла методами диалога, эмпатии (со-чувствия, со-переживания) и герменевтики (истолкования, интерпретации).

Этот перечень не претендует на полноту. Кроме того, дискуссии по этим вопросам продолжались в течение всего прошедшего столетия и в этих дискуссиях, естественно, были выявлены и другие аспекты проблемы соотношения двух культур. Но и сегодня вопросы, связанные с историчностью, телеологией и аксиологией, рассматриваются как такие, которые решающим образом отделяют сферу гуманитарного знания от естественно-научной сферы. А между тем именно естествознание XX века сделало решительный шаг в направлении преодоления этого раскола двух культур. Трансформации, которые претерпело естествознание в этот период, носят столь радикальный и революционный характер, что это дало основание бельгийскому ученому И. Пригожину, одному из лидеров науки второй половины XX века, сказать, что «мы только начинаем понимать природу». И не случайно одна из обобщающих работ И. Пригожина и И. Стенгерс — «Порядок из хаоса», — работа глубоко философская, имеет характерный подзаголовок: «Новый диалог человека с природой» [Пригожин И. , Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986.].

4. На пути к диалогу двух культур

Основные блоки, из которых выстраивается современная научная «картина природы», получены в ходе развития всего комплекса естествознания XX века, и прежде всего в ходе тех революционных трансформаций, которые претерпевали его фундаментальные области: физика, химия, биология. Огромный вклад в формирование этой картины был внесен и новейшими общенаучными и междисциплинарными движениями и концепциями, которые являются отличительными метками именно науки этого периода: кибернетикой, синергетикой, теорией информации и другими.

Начало этому процессу было положено возникновением двух революционных концепций в физике: теории относительности и квантовой механики. Теория относительности полностью преобразила классические представления о пространстве и времени как самостоятельных реальностях, не зависящих в своих свойствах ни друг от друга, ни от свойств «наполняющих» их тел и процессов. Она показала полную зависимость свойств пространства и времени — и в аспекте пространственно-временных свойств конкретных объектов и процессов, и в аспекте их как форм существования материального мира, природы в целом — от конкретных физических свойств движущейся материи, материальных тел, процессов и их взаимодействий. Мир с этой точки зрения, взятый в плане своей пространственно-временной организации, есть единый пространственно-временной континуум движущейся материи, в отношении которого стало возможно построении научных, эмпирически проверяемых теоретических моделей его строения. Исследования в этом направлении привели к созданию релятивистской космологии с ее важнейшим достижением — теорией Большого Взрыва, согласно которой Вселенная, в которой мы существуем, имеет как бы свой «возраст». Подобно живой природе и миру человеческой культуры она имеет свое «начало» в астрономическом времени и достигла своего нынешнего состояния путем процессов, носящих столь же эволюционный и исторический характер, как и процессы, благодаря которым осуществилось становление сегодняшнего состояния биосферы и человеческого общества.

Не менее революционным был и вклад квантовой механики — науки о законах движения объектов микромира и квантовой теории в целом (описывающей законы не только элементарных частиц, но и их взаимодействий). Как естественно-научные, так и мировоззренческие следствия этой теории просто потрясающи. Достаточно сказать, что только на основе квантовой механики удалось описать структуру атома, объяснить природу химической связи и тем самым подвести прочные теоретические основы под всю химию, а затем и молекулярную биологию. Без квантовой теории поля не было бы физики элементарных частиц. Квантовая механика революционизировала представления о законах природы, показав их существенно вероятностный характер. Вместе с этой теорией в «картину природы» прочно вошли такие ее свойства, как случайность, возможность, неопределенность. А объединение идей квантовой теории с теорией относительности при изучении Вселенной позволило уже в 90-е годы построить целый ряд интересных космологических моделей, в частности модель инфляционной («раздувающейся») Вселенной, позволяющих перейти к обсуждению вопроса об историчности самих фундаментальных законов физики. Философское значение этих исследований тем более обнадеживающе, что они все чаще увязываются с так называемым «антропным принципом» в космологии, в рамках которого особенности наблюдаемого строения космоса ставятся в прямую связь с самим фактом существования человека как наблюдающего существа. Таким образом, «природа» через призму современной астрономической картины мира неожиданно обнаруживает черты, близкие человеку, человеческому миру, а научная картина мира, которая складывается на наших глазах на этой основе, включает в себя и природу, и человека, и человеческую культуру как органические взаимосвязанные части единого, в своей основе целостного универсума.

Еще дальше по этому пути сближения человека и природы, гуманитарного и естественно-научного пошла современная биология, особенно после объединения идеи естественного отбора Ч. Дарвина с идеями корпускулярной менделевской генетики и создания современной синтетической теории эволюции — этого подлинного теоретического фундамента биологической науки. С развитием идей этой теории при объяснении наиболее сложных и «таинственных» аспектов строения и поведения живых организмов, в частности того, что всегда именовалось их «целесообразностью», в орбиту биологического, то есть естественно-научного анализа и объяснения, были вовлечены как проблемы телеологии (целевые процессы), так и проблемы аксиологии (проблемы ценностного порядка).

Еще в XIX веке главное мировоззренческое значение теории естественного отбора Ч. Дарвина было совершенно справедливо увидено в том, что она дает возможность объяснения целесообразности строения и функционирования живых организмов, на которой всегда спекулировали представители различных спиритуалистических учений и движений. Но, объяснив эту «целесообразность» действием естественных сил и причин, Ч. Дарвин не отбросил ее как факт, ярчайшим образом выделяющий живые организмы из мира явлений неживой природы. Тем самым он как бы впервые ввел телеологию живого в область компетенции научного анализа и объяснения, и именно это обстоятельство, по мнению многих выдающихся исследователей XX века, превратило биологию в науку.

Наконец, подлинный прорыв в сферу аксиологии был совершен биологией уже в последнюю четверть XX века. Это связано, во-первых, с бурным развитием этологии — науки о поведении животных, а также целого ряда других дисциплин, изучающих поведение животных в естественных и лабораторных условиях (приматология, зоопсихология и др.), накоплением ими огромного наблюдательного и экспериментального материала, нуждающегося в теоретическом осмыслении и объяснении, а во-вторых, с построением таких объяснений именно на базе основных идей синтетической теории эволюции. Пробным камнем для теории естественного отбора стала проблема альтруизма, то есть такого поведения животного (и человека), которое мотивировано интересами других живых организмов, причем часто в ущерб своим собственным. Классический пример — поведение рабочей пчелы, которая стремится ужалить вторгающегося в улей врага: при этом сама она погибает. И подобного рода явления чрезвычайно широко распространены в живой природе: акты материнского самопожертвования (например, у птиц, спасающих своих птенцов, отвлекая на себя внимание хищников, и пр. ). Более того, в животном мире весьма часты акты, по своему героизму и нравственному содержанию не уступающие лучшим образцам альтруистического поведения в самом прямом и возвышенном смысле этого слова.

Долгое время казалось, что все это противоречит теории естественного отбора, особенно когда популярна была ее формулировка в терминах пресловутой «борьбы за существование». Но вот в 1964 году английским исследователем У. Гамильтоном была показана полная совместимость этих фактов с главными принципами теории естественного отбора Ч. Дарвина. Он строго математически показал, при каких условиях отбор обязательно будет стимулировать выработку именно таких форм поведения в мире живых организмов. Первым объектом применения этой теории стало объяснение эволюции социального поведения у насекомых, а в дальнейшем идеи Гамильтона нашли подтверждение при объяснении общественного образа жизни высших животных, в том числе птиц и млекопитающих. После этого в течение двух десятилетий одна за другой возникали дисциплины и направления исследования с приставками «био-» и «эволюцио-«: биоэтика, биополитика, биоэстетика, биогерменевтика, эволюционная этика, эволюционная эпистемология и др. Наконец, в 1975 году была осуществлена первая систематизация этих опытов в работе американского энтомолога Э. Уилсона «Социобиология: новый синтез». Этот термин — «социобиология» — закрепился и породил у некоторых ученых надежды подвести естественно-научную базу под объяснение происхождения и эволюции всех форм социальности, включая и человека, человеческое общество и человеческую культуру с ее миром высших духовных ценностей (истины, добра, красоты).

Преодолению барьеров между естествоиспытателями и учеными-гуманитариями служит и нарастающий процесс создания общенаучных и междисциплинарных концепций и направлений. В частности, кибернетика и теория информации прочно внедрили в обиход научного описания и объяснения процессов функционирования сложных систем такие телеологические и аксиологические понятия, как цель, целенаправленность, функция, ценность, значимость и многие другие. При этом никого уже не шокирует то обстоятельство, что речь может идти не только, собственно, о человеческих системах, но и об искусственных автоматах, сделанных, как говорится, из стекла и металла, а также о сугубо природных объектах, будь то отдельно взятый живой организм или целое экологическое сообщество. Впрочем, экология — это столь важная и специфичная область, что о ней следует сказать особо.

5. Экологическая проблема в современном мире

Зависимость человека от природы, от естественной среды обитания существовала на всех этапах человеческой истории. Она, однако, не оставалась постоянной, а изменялась, и довольно противоречивым образом.

С одной стороны, по мере развития производительных сил общества, по мере того как взаимоотношения человека с естественной средой обитания все более опосредовались создаваемой им «второй природой», человек повышал свою защищенность от стихийного буйства природы. Совершенствование одежды, создание обогреваемых и искусственно охлаждаемых жилищ, строительство дамб, защищающих от наводнений, и сейсмостойких сооружений — все это и многое другое позволяет не только обеспечить людям более стабильные и более комфортные условия существования, но и осваивать для обитания и для продуктивного труда все новые территории Земли, а теперь и ближнего космоса.

Наряду с этими процессами, ослабляющими зависимость человека от природы, с развитием производительных сил связана и другая тенденция. В орбиту человеческой деятельности вовлекается неуклонно расширяющийся спектр процессов, явлений и веществ природы, которые к тому же используются с нарастающей интенсивностью, так что человеческое общество втягивается во все более тесные и многообразные связи с миром окружающей природы.

Изобретая, скажем, способы получения и использования железа и его сплавов, человек резко увеличивает свое могущество во взаимоотношениях с природой. Вместе с тем с течением времени само развитие цивилизации оказывается зависимым от имеющихся на планете запасов железных руд, от их разведки и хозяйственного использования.

Или возьмем другой пример. Уголь и нефть долгое время использовались почти исключительно в качестве топливно-энергетического ресурса, попросту говоря — сжигались. Однако затем человечество научилось получать из угля и нефти обширную гамму продуктов самого разнообразного применения. Так, современная нефтехимия производит порядка 8 тыс. видов продуктов различного назначения.

Подобного рода примеры можно множить до бесконечности, и каждый из них будет раскрывать все ту же тенденцию возрастающей зависимости человека от природы. В наши дни эта зависимость нередко обнаруживается крайне драматическим образом, поскольку масштабы применения многих видов ресурсов, необходимых для хозяйственной деятельности, да и просто для существования человечества, приводят к исчерпанию их имеющихся на планете запасов. В большей или меньшей мере это относится к рудам черных и многих цветных металлов, к имеющимся на Земле запасам нефти и угля, воды и древесины и т.п. Подсчеты специалистов говорят о том, что при сохранении сложившихся тенденций экономического развития, связанных с быстро растущим потреблением этих видов ресурсов, их запасы окажутся исчерпанными через несколько десятков лет.

Мы видим, таким образом, что не только человек зависит от природы, но и сама окружающая человека природа зависит от масштабов, форм и направлений его деятельности. И эта зависимость природы от человека проявляется не только в интенсивном, достигающем предельных значений вовлечении в его деятельность природных ресурсов, но и в глубоких и нередко негативных воздействиях самой этой деятельности на окружающую среду.

Взаимодействие человека и природы, общества и среды его обитания в результате бурного роста промышленного производства во всем мире, причем производства, которое опирается на существующие многоотходные технологии, достигло предельных, критических форм и размеров. Во весь рост встал вопрос об угрозе самому существованию человечества вследствие исчерпания природных ресурсов и опасного для жизни человека загрязнения среды его обитания. Именно этими противоречиями во взаимоотношениях общества и природы и определяется существо экологической проблемы.

Все более интенсивно потребляя природные ресурсы с помощью колоссально возрастающих по своей мощи технических средств, человечество в прогрессирующей форме улучшало условия развития своей цивилизации и своего роста как биологического вида. Однако, «завоевывая» природу, человечество в значительной мере подорвало естественные основы собственной жизнедеятельности. Известно, например, что за последние 500 лет при участии человека было истреблено до 2/3 покрывающих Землю лесов. Но самый мощный удар по биосфере был нанесен в конце XIX века, и в особенности в XX столетии, когда стало развиваться индустриальное производство.

С одной стороны, оно принесло, разумеется, значительные блага. За последние 100 лет человечество увеличило в тысячу раз свои энергетические ресурсы. Общий объем товаров и услуг в развитых странах удваивается теперь каждые 15 лет, и наблюдается тенденция к сокращению этого срока. Однако соответственно удваивается и количество отходов хозяйственной деятельности, засоряющих и отравляющих атмосферу, водоемы, почву. Современное производство, взяв от природы 100 единиц вещества, использует 3-4, а 97 единиц выбрасывает в природу в виде отравляющих веществ и других отходов. В расчете на каждого жителя индустриально развитых стран ежегодно из природы извлекается около 30 т вещества, из которых лишь 1- 1,5% принимает форму потребляемого продукта, а остальное составляют отходы, обладающие нередко весьма вредоносными свойствами для природы в целом.

В итоге заметно снизилось самоочищение биосферы, которая уже не справляется с инородным грузом, выбрасываемым в нее человеком (накопление углекислоты в атмосфере, запыленность возросли во многих городах в десятки раз и глобально — на 20% по сравнению с состоянием в начале XX века). В результате образования вокруг Земли слоя углекислого газа, покрывающего ее, подобно стеклянному колпаку, появилась угроза неблагоприятного изменения климата, при котором наша голубая планета уже в течение ближайших десятилетий может превратиться в огромную теплицу с возможным катастрофическим эффектом: изменением энергетического баланса и постепенным повышением температуры, что приведет к поднятию уровня воды в океанах (из-за таяния полярных и дрейфующих льдов) и затоплению множества прибрежных земель и городов. Возникла опасность нарушения баланса кислорода, разрушения озонового экрана в нижней стратосфере при полетах сверхзвуковых самолетов, а также вследствие всякого рода техногенных факторов (разрушение этого экрана на 50% в 10 раз увеличит ультрафиолетовую радиацию, что резко изменит условия существования животных и людей). Увеличилось загрязнение Мирового океана, и оно проявляет тенденцию стать глобальным.

Все это в очень существенной степени и весьма отрицательно влияет на состояние здоровья людей, на производительность их труда и творческую активность, требует возрастающих капиталовложений для поддержания плодородия земель и очистки водоемов, так как вода в них делается непригодной для хозяйственного и бытового использования. Загрязнение природной среды химическими, физическими и биологическими агентами и появление в связи с этим микробов и сельскохозяйственных вредителей, устойчивых к лекарствам и ядам, увеличение количества и видов ионизирующих излучений приводят, кроме всего прочего, к усилению мутагенного действия этих факторов на людей, то есть к патологическому изменению их наследственности. Результат — появление большого числа врожденных пороков развития, наследственных заболеваний и возрастание генетически обусловленной предрасположенности к тяжелым и хроническим болезням, что подрывает жизнеспособность людей, ведет к их генетическому вырождению. По расчетам ученых, повышение естественного фона радиации всего на 10 рад может привести к появлению в каждом новом поколении 6 млн наследственно отягощенных людей. Из опубликованных американским Национальным институтом рака данных о смертности от различных видов рака следует, что не менее 60% случаев раковых заболеваний из 500 тыс. в год вызывается различными канцерогенными факторами окружающей среды.

В результате деятельности человека, в особенности в последние десятилетия, в дикой природе к настоящему времени исчезли многие виды животных и растений. Не менее тревожно и то, что происходит неуклонное падение численности и сокращение ареалов других видов.

Итак, последние десятилетия, на которые приходится развитие научно-технической революции, принесли человечеству небывалое прогрессивное изменение его производительных сил, но и столь же небывалое обострение экологической проблемы, заставляющее всерьез задуматься о пределах исчерпаемости природных ресурсов и возможностях восстановительных процессов природы противостоять последствиям человеческой деятельности. Однако вызывает ли с неизбежностью сам по себе научно-технический прогресс и применение его достижений разрушение природной среды, истощение природных ресурсов и ухудшение условий человеческого существования? Или же все эти негативные последствия обусловлены конкретными методами и формами воздействия на природу, определенными формами использования достижений науки и техники. Возникает в связи с этим и более общий, фундаментальной важности вопрос: в чем сущность экологической проблемы и какие реальные дилеммы она ставит перед человечеством, каковы пути ее теоретического и практического решения?

Из попыток ее философского осмысления следует выделить такую, которую принято называть руссоистской или неоруссоистской. Вдохновляясь лозунгом «Назад, к природе», многочисленные ее сторонники в своих концепциях опираются на справедливый в своей сути тезис о единстве человека и природы. Однако, абсолютизируя этот тезис, игнорируя то обстоятельство, что человек становится и остается человеком, не пассивно приспосабливаясь к природе, а активно ее преобразуя, они приходят к неверным выводам: выходящее за разумные пределы преклонение перед дикой, невозделанной природой оборачивается отрицательным отношением к культуре, недоверием к человеку, его творческим силам и его разуму. И потому выводы, следующие из руссоистских концепций, и обосновываемые ими решения проблем экологии нередко носят реакционно-утопический, односторонне запретительный характер. В конечном счете подобные концепции антигуманистичны, поскольку они предполагают необходимость ограничения культурного прогресса человечества в интересах сохранения природы в ее естественной данности.

Позитивно в содержании этих концепций то, что они отвергают понимание человека как своего рода демиурга, стоящего над чуждой ему и косной природой, которая выступает лишь в роли объекта покорения, подчинения. Это выливается в своего рода волюнтаризм, высокомерное небрежение возможными последствиями природопреобразующей активности и для природы, и для человека. Отсюда — враждебность руссоистских концепций по отношению к науке и технике в целом. Технократическая безжалостность рассматривается как прямое следствие использования достижений науки и техники в процессе взаимодействия человека с природой, как неизбежное зло научно-технической цивилизации.

Однако вопреки руссоистским концепциям, считающим научно-технический прогресс и только его первопричиной деградации среды обитания, сегодня мы видим, что наиболее прогрессивные, наиболее передовые из разрабатываемых и внедряемых технологий и материалов являются, как правило, экологически чистыми. А происходит это потому, что разработка таких технологий и материалов в современном обществе наделяется социальным приоритетом. С одной стороны, сами разработчики — ученые и инженеры — не могут не учитывать экологических характеристик своих проектов; с другой стороны, там, где общество проявляет озабоченность по поводу своих взаимоотношений со средой обитания, при прочих равных условиях из числа предлагаемых научно-технических решений отбираются и принимаются к практическому исполнению как раз те, которые экологически безопасны. Кроме того, во многих случаях новые научно-технические решения необходимы и для минимизации либо ликвидации того ущерба, который уже нанесен окружающей среде.

Перспектива разрешения экологической проблемы, стоящей перед человечеством, требует развития гармонических отношений с природой, способствующих ее обогащению, очеловечению, гуманизации. Мы уже отмечали, что в период своего становления научное познание исходило главным образом из представления о необходимости «завоевания», «покорения» сил природы. Этот стереотип, имеющий вековую историю и еще не преодоленный сегодня, должен постепенно меняться; соответственно должно утверждаться убеждение в том, что современный человек не может ставить себя по отношению к природе в положение «завоевателя», не заботящегося о последствиях своей деятельности.

Поскольку экологические проблемы носят ныне общечеловеческий характер, эти перемены должны быть взаимосвязаны с глубокими перестройками международно-правового, политического и культурного плана во взаимоотношениях между народами. С тяжелыми последствиями небрежительного отношения к природе люди сталкиваются непосредственно в своем повседневном существовании, причем перед обитателями каждого из регионов планеты экологические проблемы предстают в конкретных, своеобразных формах. Нисколько не преуменьшая всей важности и неотложности этих задач, необходимо вместе с тем особо подчеркнуть глобальное изменение экологической проблемы в целом.

Перед современным человечеством стоят две основные опасности — опасность того, что оно уничтожит себя в огне ядерной войны, и опасность необратимого разрушения естественного базиса своего существования. Первая из них, впрочем, в достаточной степени осознается сегодня, хотя немало здесь зависит от политики, проводимой силами, стоящими у власти в некоторых странах, не отрешившихся еще от устремлений «холодной войны», что мешает проведению практических мер по снижению и ликвидации ядерного противостояния.

Что же касается второй опасности, то в целом уровень ее осознания людьми заметно отстает от реальных масштабов нависшей угрозы. Прежде всего это находит выражение в том, что в своих практических взаимоотношениях с природой люди во многом продолжают руководствоваться частными, ограниченными интересами, когда природа фактически выступает как всего лишь плацдарм, на котором развертывается соперничество различных наций, социальных сил. А между тем угроза настолько велика, что для ее предотвращения человечеству по многим параметрам уже необходимо выступать в своих взаимоотношениях с природой в качестве единого целого, поскольку целый ряд серьезных негативных эффектов интенсивной природопреобразующей деятельности человека не ограничивается региональными рамками, а приобретает планетарный характер.

Вполне понятно, что единство действий, глобальное международное сотрудничество в борьбе за выживание человечества предполагает выработку единой согласованной идейной платформы, которая могла бы стать приемлемой для самых разных общественных движений, для всех стран и регионов планеты.

Следует также иметь в виду, что глобальную экологическую проблему приходится решать в условиях неравномерного развития разных стран и народов, причем не просто по уровню доходов на душу населения, но и по целому комплексу социальных, экономико-производственных, культурных факторов.

Очевидно, что у развитых и развивающихся стран разные возможности для создания здоровой жизненной среды. Развивающиеся страны не имеют достаточных средств для того, чтобы быстро решить эту проблему, однако они, как правило, располагают большими естественными ресурсами. Развитые страны обладают высоким экономическим и научно-техническим потенциалом, но их природная среда испытывает значительное неблагоприятное воздействие интенсивной производственной деятельности. Тем самым акценты в решении единой экологической проблемы ставятся по-разному: для развивающихся стран — это экологически обоснованное развитие, для развитых стран — экологически обоснованное развитие.

Кроме того, управление природными условиями жизни общества нельзя сводить лишь к регулированию потребления ресурсов; в более широком смысле это означает создание здоровой жизненной среды для человека, социальные и природные параметры которой обеспечивали бы максимум возможностей для его развития.

Сохранение жизни впервые в человеческой истории выступает как цель, стоящая перед людьми, и как задача, которую они обязаны решать. И вследствие этого людям придется переоценивать многие устоявшиеся взгляды и воззрения, перестраивать свои взаимоотношения не только с природой, но и друг с другом, пересматривать направления и способы своей деятельности. Первым, неотложным и минимальным условием спасения жизни на Земле является предотвращение ядерного пожара. Существуют и другие, пусть менее очевидные, но также весьма серьезные источники угрозы для живого. Все они так или иначе связаны с деятельностью человека, и устранить их можно лишь в том случае, если они познаны и люди организуют свою деятельность, опираясь на эти знания.

Жизнь всегда воспринималась человеком как нечто позитивное, как ценность. Лучше всего об этом свидетельствует наш язык — ведь прилагательные «живой», «жизненный», когда они употребляются в переносном смысле, всегда заключают в себе положительную характеристику того, к чему они относятся. Немало было и философских учений, подчеркивавших не только своеобразие, но и ценность живого. В этом отношении характерны, например, взгляды философа-гуманиста первой половины XX столетия А. Швейцера, который развивал «этику благоговения перед жизнью». Он усматривал глубокий мировоззренческий смысл в том, что существование человека необходимо предполагает сохранение жизни как таковой. «…Самоотречение, — писал А. Швейцер, — должно совершаться не только ради человека, но и ради других существ, вообще ради любой жизни, встречающейся в мире и известной человеку» [Швейцер А. Культура и этика. М., 1973. С. 297.]. Существует и другая позиция, согласно которой жизнь тоже воспринимается как ценность, но лишь постольку, поскольку ее сохранение есть необходимая предпосылка для существования человека и человечества. Каждая из этих позиций имеет свои достоинства и свои основания; во многих ситуациях обе они могут побуждать к примерно одинаковому образу действий. Вместе с тем при всей их близости между ними имеются и достаточно серьезные расхождения.

Вторая позиция, по существу, воспроизводит тезис древнегреческого софиста Протагора о человеке как мере всех вещей. Но в качестве такой меры может быть взят человек какой-либо определенной эпохи, например человек сегодняшний, с характерными именно для представителя современной эпохи интересами, потребностями и целями, которые, однако, всегда исторически ограничены и отнюдь не раскрывают всего богатства потенций, заложенных в человеке. Нам не дано предугадать, какие именно свойства живых организмов будет воплощать и использовать человек завтрашнего дня. В этом смысле первая позиция более осмотрительна, хотя порой ее сторонники доходят до крайностей, считая недопустимым никакое вмешательство человека в биосферу.

Но человечество является составной частью биосферы, и уже по одному этому не может не воздействовать на происходящие в ней процессы. Следовательно, самоограничение, к которому призывал А. Швейцер, разумно понимать не в крайнем смысле, а как осознание возможностей пагубного и необратимого вмешательства человека в течение жизни на Земле и как предостережение против безответственного вмешательства, как призыв, обращенный к человеческой мудрости, — призыв ныне особенно актуальный. Человек достиг в своих возможностях разрушения, такой степени могущества, которая вынуждает его принять ответственность за сохранение жизни на Земле. Взаимодействие человечества с биосферой вышло на качественно новый уровень. И пути назад у человечества нет.

В 20-е годы XX столетия французский ученый Э. Леруа ввел понятие ноосферы (в переводе с греческого — сферы разума).

Впоследствии это понятие было углублено Тейяром де Шарденом и В. И. Вернадским, исходившими из того, что человечество, вооруженное научной мыслью, превращается в ведущую силу, которая впредь будет определять эволюцию нашей планеты. Сегодня мы со всей определенностью осознали, что дальнейшее существование как человечества, так и жизни на Земле зависит от того, достанет ли человечеству мудрости, разума для надлежащего устройства своих отношений с природой и с другими людьми. Некогда поэт грезил о том времени, когда «народы, распри позабыв, в единую семью соединятся».

Ныне задача сохранения жизни настоятельно требует этого. Будущее человека и человечества, как и будущее живой природы, возможно лишь в форме ноосферы. Для этого, однако, одной научной мысли мало, ее необходимо дополнить волей, желанием и ответственной деятельностью человека.

Все, таким образом, выводит нас на центральную проблему философии — проблему человека, его сущности, его жизни и деятельности, его места и роли в мире. Рассмотрим ее в специальной главе, чтобы затем дальше продолжить и детализировать ее философское осмысление, а тем самым — и понимание самой философии.

Природа и общество | География, окружающая среда и общество

Люди способны господствовать над природой и преобразовывать ее беспрецедентными способами, настолько, что «естественное» существование их собственных тел больше не является здравым смыслом. Конечно, никогда не было. Что исторически ставилось на сторону «природы» и «общества» и почему имело глубокие последствия для существования и справедливости (или ее отсутствия) в современных обществах. Когда «природа» и «общество» грубо прерывают друг друга — во время засух, наводнений, ураганов, разливов нефти, эпидемий гриппа или проблем с грызунами у себя дома — нам напоминают о хрупком и разразившемся расколе между ними.

География как дисциплина всегда интересовалась взаимодействием общества и природы (или человека и окружающей среды). Географы в университете давно занимаются решением таких вопросов, комбинируя идеи и инструменты из биофизических, гуманитарных и генетических аспектов дисциплины. Новое поколение географов Миннесоты также исследовало глубокие философские, политические, этические и научные последствия все более неурегулированной границы между «природой» и «обществом» или «человеком» и «животным».

Что происходит, когда «человек» и «более чем человеческий» сливаются друг с другом беспрецедентным и невообразимым образом (например, из-за изменения климата, молекулярной инженерии или распространения новых болезней, таких как коровья энцефалопатия и атипичная пневмония, или укоренения глубоко политизированных городской экологии, которая делает «природу» доступной для разных подгрупп населения совершенно по-разному)? Как мы можем объяснить могущество нечеловеческих существ в мире, «превосходящем человеческий»? Как толчок к «превращению всего в товар» приводит к вербовке нечеловеческих существ? Что мы подразумеваем под экологическим управлением, и каким образом и с какой целью биологическая жизнь, включая наше собственное биологическое существование, становится сегодня частью политических проектов? И какую роль наука играет в разрешении общественных споров по поводу социальных и экологических изменений?

Текущие и недавние исследовательские проекты в области природы-общества включают биобезопасность и биополитику в США, материальность «расы», развитие и агроэкологические преобразования в Индии и Соединенных Штатах, раздробленную экологию в мегаполисах Индии, городские поселения. техно-природа, ГИС и экологическая справедливость, землепользование и изменение земного покрова, изменение климата, реконструкция климата прошлого, а также экологическая этика и философия.Понимание видимых ландшафтов и взаимодействия людей с их биофизическим окружением, которое их создает, долгое время считалось центральной темой в дисциплине, остается центральным исследовательским и учебным центром для некоторых преподавателей.

Если вас интересует этот жанр исследований, отправьте электронное письмо любому из наших преподавателей, которые работают в этой области — они будут более чем счастливы поработать с вами и ответить на ваши вопросы!

Природа и общество | geography

«Природа и общество География» — это область географии, изучающая взаимоотношения между людьми и окружающей средой.Эта область обширна и включает в себя двухвековой акцент географии на взаимодействии человечества с природными системами и их модификации, а также на новые интересы в конфликтах из-за природных ресурсов и изменений окружающей среды, оценки устойчивости и справедливости систем первичного производства и критический анализ значения таких само собой разумеющихся понятий, как «природа», «природные ресурсы» и «деградация».

Подполе географии природы и общества в географии и программа географии Калифорнийского университета в Дэвисе занимают промежуточное положение между человеческой и физической географией.Географы природы и общества полагаются как на качественные, так и на количественные методы, включая ГИС и картографический дизайн. Таким образом, перекрытие между подполями является преднамеренным, и наши преподаватели работают в разных областях (например, преподают курсы по географии человека, природе и географии общества).

Подполя природы и географии общества в Калифорнийском университете в Дэвисе, которые особенно сильны, включают: географию сельского хозяйства; культурная и политическая экология; опасности для окружающей среды; экологическая справедливость и конфликты; историческая природа и география общества.

Сельскохозяйственная география
Калифорнийский университет в Дэвисе, как один из ведущих исследовательских университетов страны, специализирующийся на сельском хозяйстве, предлагает большой потенциал для студентов, изучающих географию природы и общества, заинтересованных в пересечении сельского хозяйства, окружающей среды и общества. Области устойчивого сельского хозяйства, сельскохозяйственного развития, а также сельскохозяйственной политики и моделей особенно сильны в географии Калифорнийского университета в Дэвисе. Новый Институт устойчивости сельского хозяйства предлагает студентам, изучающим географию природы и общества, участвовать в передовых работах по органическим, переходным и местным продовольственным и сельскохозяйственным системам.

Культурная и политическая экология
Центральное место в природе и обществе География — это подраздел экологии культуры и политической экологии. Культурная экология, подраздел географии и антропологии, имеет долгую историю в Калифорнийском университете в Дэвисе с нынешними преподавателями, включая Дэвида Бойда, Стивена Браша, Бенджамина Орлова и почетного преподавателя Джека Айвса. Культурные экологи используют этнографические и другие методы, чтобы понять управление ресурсами коренных народов и итеративную взаимосвязь между культурой и окружающей средой. В конце 1970-х годов культурная экология была расширена до политической экологии, которая подчеркивает внеземные политические и экономические силы, вызывающие изменение и деградацию окружающей среды. У Калифорнийского университета в Дэвисе есть одна из самых популярных программ для выпускников-экологов в стране, что дает аспирантам, специализирующимся в области географии природы и общества, широкие возможности для взаимодействия и сотрудничества с экологами.

Опасности для окружающей среды
Наводнения, экстремальные погодные явления, извержения вулканов и землетрясения имеют важные последствия для общества.История географии природы и общества, восходящая к работе Гилберта Уайта в середине 20-го века, имеет традицию информировать политику, подчеркивая, что экологические опасности неизменно сильно зависят от социальных отношений.

Экологическая справедливость и конфликт
Экологическая справедливость — это принцип, согласно которому все люди и сообщества имеют право жить в здоровой окружающей среде и иметь равный доступ к достаточным ресурсам для поддержания хорошего качества жизни. Географы и другие представители смежных дисциплин подчеркивают неравномерное распределение затрат и выгод от изменений окружающей среды по признакам расы, этнической принадлежности, пола и класса. Кроме того, экологическая справедливость изучает конфликты по поводу жилой среды и успехи движений за экологическую справедливость. Калифорнийский университет в Дэвисе реализует Проект экологической справедливости через Институт окружающей среды Джона Мьюира, ведущий факультет которого часто междисциплинарно сотрудничает с преподавателями и исследователями, связанными с Центром изучения региональных изменений, а также факультетом экологических наук и политики, Plant Экология и другие кафедры и дисциплины.

Историческая природа и география общества
Ключом к выяснению отношений между природой и обществом является понимание процессов, которые с течением времени сформировали эти взаимодействия. Историческая перспектива предлагает несколько временных масштабов анализа, позволяет изучить способы построения различных отношений между природой и обществом с течением времени и напоминает исследователям, что изменение окружающей среды является разнонаправленным и многогранным.

Связь между обществом и окружающей средой

Связь общества и окружающей среды!

Окружающая среда, как указывает сам термин, — это все, что нас окружает или окружает.Окружающая среда в этом смысле состоит из всех тех вещей, которые, хотя и отличаются от нас, тем или иным образом влияют на нашу жизнь или деятельность. Он состоит из всего окружения и влияний, которые присутствуют всякий раз, когда происходит событие.

Это относится к тем силам, ситуациям или стимулам, которые влияют на окружающую среду извне. Таким образом, окружающая среда — это не простое, а сложное явление, состоящее из различных форм, таких как физическая среда, биологическая среда, социальная среда и надсоциальная среда.

Физическая среда состоит из географической, климатической и контролируемой географической среды. Биологическая среда включает растения и животных, встречающихся вокруг человека. Социальная среда состоит из трех видов сред: экономической, культурной и психосоциальной. Надсоциальная среда состоит из представлений о Боге или сверхъестественной силе.

A. Физическая среда :

Физическая среда складывается из тех условий, которые природа предоставляет человеку.Он включает, согласно Макиверу, поверхность земли со всеми ее физическими особенностями и природными ресурсами, распределение земли и воды, горы и равнины, полезные ископаемые, растения и животных, климатические и все космические силы — гравитационные, электрические, традиционные и т. Д. … которые действуют на Земле и влияют на жизнь человека.

Физическая среда далее классифицируется как неконтролируемая, «естественная» и «искусственная». Первый составлен из тех внешних материальных объектов или явлений, которые, хотя в некоторых аспектах могут быть изменены человеком, в целом находятся вне его контроля.То есть большинство из этих людей могут измениться лишь незначительно, но их большие изменения зависят от сил, находящихся вне его власти.

Среди этой среды можно перечислить солнце и звезды, ветры и дожди, горы и моря, времена года, приливы и океанские течения. С другой стороны, управляемая географическая среда состоит из тех элементов, которые поддаются прямому контролю человека и которые он может изменять. Таковы огромные участки земли, которые он обрабатывает; реки и ручьи, которые он укрощает плотинами, насыпями и так далее.

Влияние физической среды :

Физическая среда играет преобладающую роль в определении поведения людей и групп. Влияние физической среды на человеческую жизнь настолько велико, что со времен Монтескье были проведены специальные исследования этих отношений.

После него французские писатели, такие как Ле Плей, Демолин и Брюн, занимались изучением взаимосвязи между физической средой и социальными явлениями.Этот акцент на взаимосвязи между характеристиками физической среды обитания и социальным развитием привел к развитию двух школ американской социологии — экологической школы и региональной школы.

Экологическая школа особенно интересовалась социальными и культурными явлениями, связанными с различными городскими территориями. Сосредоточившись на социальных эффектах местности, экологи разработали процессы, которые характерны для сельских и городских сообществ.

Регионалисты стремились установить связь между физическим окружением человека и его социальной жизнью.По их словам, на его деятельность напрямую влияет окружение. Х. В. Одум — руководитель областной школы. Экологическая школа была разработана исследованиями Парка и Берджесса.

В Германии важную ветвь географической школы развил Ратцель в его обширном труде «Человеческая география». В Англии H.T. Бакл написал историю цивилизации в том же духе. Точно так же американские писатели, такие как Симпл, Декстер и Хантингтон, стремились изобразить влияние климатических условий на человеческое общество.

Общие результаты этих исследований взаимосвязи между социальным развитием и физической средой следующие:

Население:

Физические условия страны сильно влияют на распределение, размер и плотность ее населения. Равнины являются наиболее густонаселенными, а горы — малонаселенными. Точно так же плотность населения невелика в пустынных районах и в тех местах, которые страдают от недостатка осадков.Температура, осадки и влажность являются факторами, определяющими плотность населения.

Физические потребности:

Топография страны влияет на жилище людей, питание, одежду и животноводство. По словам Брюнеса, «если география далеко не объясняет все в доме, по крайней мере, человеческое жилище нельзя полностью понять без обращения к географии».

Племена эскимосов живут в снежных домиках, используют шкуры животных для одежды и используют рыбу и тюленей в пищу.Дома в горах построены из дерева и камня, а дома на равнинах — из кирпича и цемента.

На привычки питания также влияет топография. Таким образом, рис — это диета бенгальцев, а пшеница — диета пенджабцев. Люди, живущие в горных регионах, носят толстую шерстяную одежду, а жители равнин — хлопчатобумажные.

Определенные животные могут разводиться только в определенных географических условиях. Верблюды водятся в Раджастане, козы и овцы на холмах, коровы и буйволы на равнинах.

Профессий:

На занятия мужчин также во многом влияют географические факторы. Во всех прибрежных районах Индии рыболовство является основным занятием. Нефтяные скважины есть в Ассаме. Основное занятие Северной равнины — земледелие. Из-за урожая сахарного тростника в Уттар-Прадеше стало больше сахарных заводов. Горы разводят овец.

Физиологические характеристики:

Топография влияет на цвет кожи, рост, форму и цвет волос, форму носа, головы и т. Д.У людей с жарким климатом более темная кожа, чем у людей, живущих в более холодном климате. Сэмпл пишет: «Рост отчасти зависит от питания и, следовательно, от географических условий». Однако люди с разными характеристиками тела могут находиться в одной и той же среде, а люди с одинаковыми характеристиками — в разных средах.

Человеческая деятельность:

Согласно Дюркгейму, существует тесная связь между сезонами и преступной деятельностью. Хаттингтон также считает, что географическая среда во многом определяет деятельность человека.Сильная жара или холод сдерживают деятельность человека. Кажется очевидным, что определенная умеренная температура лучше всего рассчитана на то, чтобы вызвать активность человека.

Энергия и навыки:

Хаттингтон написал: «Количество влаги в воздухе — один из важных факторов, регулирующих здоровье и энергию». По его словам, «Когда температура сильно падает, умственная работа, кажется, страдает больше, чем физическая, и снижается так же сильно, как когда нет никаких изменений.По словам Росс, «именно в странах со средним уровнем дохода процветают такие черты характера, как энергия, амбиции, уверенность в своих силах, трудолюбие и бережливость».

Цивилизация и культура:

Цивилизация и культура также находятся под влиянием географической среды. Евфрат, Ганг, Нил, Янцзекян питали более ранние цивилизации. Цивилизация Европы была бы совсем другой, если бы не было Дуная или Рейна. «Барьер и порог» — вот роли, которые морское побережье всегда играло в истории.

Море — это одновременно и препятствие, и возможность для людей. Сила Испании, Голландии и Англии возникла не только благодаря историческим обстоятельствам, но и благодаря усовершенствованию техники навигации. Британцы смогли расширить свою империю до такой степени, что солнце никогда не зашло бы над ней, потому что она была владычицей морей.

Культура также находится под влиянием географической среды. Искусство, литература и образ жизни страны производят впечатление ее естественной среды.Природные условия влияют на взгляды на жизнь, традиции, народные предания, брак, институты, форму правления и т. Д.

Согласно Кири, «вера людей всегда в значительной степени зависит от их положения на этой земле, от ландшафта, среди которого проходит их жизнь, и природных явлений, к которым они становятся привычными. «На идеи и мотивы людей влияет то, как они зарабатывают себе на жизнь. Военная мощь страны сильно ограничена, если отсутствуют месторождения железа и нефти.

Экономическая организация:

Экономическая организация страны в значительной степени определяется географическими условиями. Достаточные природные ресурсы необходимы для экономического процветания страны. Продукты места регулируются доступным сырьем.

Политическая организация:

По словам Хаттингтона, «Географическое распределение полезных ископаемых — одна из величайших причин международных проблем и войн.”

Влияние равнин:

Выше мы описали влияние географии на человеческую жизнь в целом. Теперь мы можем уделить особое внимание влиянию равнин, холмов и пустынь на человеческую жизнь. Сначала рассмотрим влияние равнин.

Население:

Влияние равнин на население видно из того факта, что на равнинах проживает больше людей, чем где-либо еще. На равнинах больше поселков и густонаселенных городов.

Хозяйственная жизнь:

Поскольку в городах на равнинах более высокая плотность населения, мы находим там крупные промышленные предприятия. Экономическая жизнь людей, живущих на равнинах, более зажиточная и активная. Их основное занятие — сельское хозяйство. Животноводство также может быть лучше на равнинах.

Средства связи:

На равнинах разветвленная сеть автомобильных и железных дорог. Транспорт проще.

Общественная жизнь:

Уровень жизни выше на равнинах.Прогресс культуры обеспечивается прогрессом цивилизации. Искусство, литература и музыкальный прогресс. Воспитание тоже легко развивается. Социальная организация укрепляется. Преобладание сельскохозяйственных занятий приводит к поклонению богам погоды. Пробуждается чувство группового сотрудничества.

Политическая жизнь:

Легкие средства 01 транспорт и связь влияют на политическую деятельность на равнинах. Административные функции могут выполняться без проблем.Работа полиции и армии облегчается наличием эффективной транспортной системы.

Содействие обмену политическими мнениями и пропаганде. Люди вступают в тесные контакты друг с другом, тем самым развивая чувство социального единства. Живя благополучной и довольной жизнью людей, они активно интересуются политическими делами страны.

Влияние холмов :

Воздействие холмов на общество выглядит следующим образом:

Население:

Население в холмистой местности меньше.Распределение населения также неравномерно. Люди живут разрозненно из-за неровностей местности.

Экономическая жизнь:

Экономическое положение людей, живущих в холмистой местности, хуже, чем у людей, живущих на равнинах. Холмистые люди в основном бедные. Меньше транспортных средств и коммуникаций, что затрудняет промышленный рост. Рельеф неровный и каменистый, земледелие также затруднено.

Невозможно использовать современный сельскохозяйственный инвентарь.Способы земледелия грубые и ортодоксальные. Не может быть больших ферм. Большая часть поверхности почвы смывается дождями. Таким образом, в горах у нас нет крупного земледелия. Основные занятия людей — животноводство, выращивание сухофруктов, фруктов, шерсти, чай, обработка дерева и т. Д.

Социальная жизнь:

Горные люди в основном религиозны и православны. Отсутствие образования сохраняет их консервативность. Рассеянность населения затрудняет создание сплоченного общества.Люди очень заняты заработком на жизнь. Следовательно, у них нет достаточного досуга для развития искусства и литературы.

Из-за сильного холода теряется количество рабочих дней. Люди не получают выгоды от современных научных изобретений из-за отсутствия развитых средств транспорта и связи. Из-за отсутствия образования мало врачей, учителей и инженеров. Люди носят толстую и шерстяную одежду. Обычно они поклоняются богам и богиням.

Политическая жизнь:

У горцев нет хорошо организованной политической жизни.Рассеянность населения и меньшее количество транспортных средств затрудняют создание организованной формы управления. Бедность и необразованность не позволяют развиваться демократическим представлениям.

Влияние пустынь :

В пустынях очень мало дождя и мало рек. Климат очень жаркий.

Влияние пустынь на общественную жизнь выглядит следующим образом:

Экономическая жизнь:

Отсутствуют средства транспорта и связи; следовательно, экономическая жизнь по природе своей отстала.Нет сельского хозяйства, потому что нет дождей и рек. Конечно, финиковые пальмы встречаются в изобилии. Люди переходят с места на место в поисках корма. Они ведут отсталый образ жизни. Торговля не процветает. Следовательно, есть бедность.

Социальная жизнь:

Из-за чрезмерной бедности и тяжелой жизни общественная жизнь жителей пустыни неорганизована. Они живут караванами. Караваны — их основные социальные единицы. Эти караваны часто конфликтуют друг с другом и занимаются добычей и грабежом.

Отсутствуют хорошие манеры. Бедность лишает их хорошего образования. Из-за плохих коммуникаций и транспорта практически нет контактов с цивилизованным миром. Существует много религиозных суеверий и догматизма. У них тяжелая жизнь.

Политическая жизнь:

Создание постоянного правительства — проблема в пустынях. Правительство испытывает большие трудности с поддержанием мира и порядка. Из-за бедности правительство не может облагать людей большими налогами и поэтому не в состоянии обеспечить им хорошее образование и другие виды социальной деятельности.

Таким образом, из вышеизложенного ясно, что географическая среда сильно влияет на экономическую, социальную и политическую жизнь людей. Э. С. Сэмпл пишет: «Человек так шумно рассказывал о том, как он покорил природу, а природа так молчала в своем постоянном влиянии на человека, что географический фактор в уравнении человеческого развития был упущен из виду».

Причиной всех социальных изменений, по мнению последователей географической школы, является географическая среда. По словам Ратцеля, «рост нашего интеллекта и культуры, все то, что мы называем прогрессом цивилизации, лучше сравнить с взлетом вверх ростка растения, чем с безудержным полетом птицы.

Мы всегда остаемся привязанными к земле, и ветка может расти только на стебле. Человеческая природа может поднять голову вверх в чистом эфире, но ее ноги должны всегда упираться в землю, и пыль должна вернуться в прах ». По словам Хаттингтона, «рост и распад цивилизации полностью зависят от географического фактора.”

Среди географических факторов главным является климат. Хаттингтон считает, что климат — главный фактор, определяющий рост и упадок цивилизации. Без хорошего климата цивилизация не может развиваться. При неблагоприятном климате цивилизация приходит в упадок или, по крайней мере, ее развитие затрудняется.

Хаксли также пытался установить тесную связь между климатом и цивилизацией. По его словам, для проживания человека пригодны только регионы с жарким климатом и зоны Средиземноморья. По словам Томаса Хейвуда, «мир — это театр, земля — ​​сцена, которую Бог и Природа делают с актерами». Брилло Саварен сказал: «Скажи мне, что ты ешь, и я скажу тебе, кто ты».

Оценка географической школы :

Из того, что мы сказали выше, мы должны быть очень осторожны в выводах. Социальные явления определяются не только физической средой. Между ними нет последовательной связи.Во многих случаях сходные культурные обычаи встречаются у народов, живущих в очень разных физических условиях.

Моногамный брак распространен во всем мире. Христианские верования были приняты людьми, живущими в самых разных физических условиях. Мы должны различать прямые и косвенные влияния. Например, уровень рождаемости и смертности в тропических регионах в целом выше, чем в зонах с умеренным климатом.

Но было бы неразумно делать вывод, что климат напрямую ответственен за это.Следует учитывать различия расового характера, экономического развития, культуры и образования, религиозных верований.

Все они, несомненно, в той или иной степени подвержены влиянию климатических условий, но было бы слишком далеко говорить, что климат был объяснением социальных явлений высокой рождаемости и смертности в тропических регионах.

Различные социальные институты в одном климате:

Далее, в схожих климатических условиях мы обнаруживаем наиболее заметный контраст обычаев, институтов, темпераментов и т. Д.отображается разными группами. Это широко показано в исследовании Вестермарка «Происхождение и развитие нравственных идей».

Множество личностей и культур можно найти в любом климате. Более того, никакие изменения, произошедшие в данной культуре, не могут быть напрямую связаны с географическими изменениями. Социальная жизнь в районе иногда меняется без каких-либо изменений в физической среде.

Рост цивилизации минимизировал влияние физической среды:

Рост цивилизации изменил и минимизировал влияние географических условий.Распределение сельскохозяйственных ресурсов становится менее определяющим, поскольку цивилизация прогрессирует вместе с распределением населения. В доиндустриальную эпоху самой густонаселенной частью Англии была область между Сомерсетом и Сурреем с наибольшим плодородием почвы.

Сейчас он находится в Ланкашире и Йоркшире, менее плодородных, но богатых полезными ископаемыми и промышленными возможностями. Точно так же естественные пути миграции и торговли имеют меньшее значение, чем в старину, поскольку люди научились прокладывать железные дороги через горы и болота и использовать неограниченные воздушные магистрали.

Одно лишь географическое окружение никогда не объясняет подъем цивилизации. Теория Хаттингтона подверглась резкой критике. Приведенные им цифры относительно климата, показателей здоровья, распределения известных людей и распространения цивилизации не являются авторитетными. Они предвзяты и предвзяты. В истории цивилизации страны, которые когда-то были на вершине, теперь находятся внизу, а те, что были отсталыми, сегодня являются наиболее развитыми.

По словам Гольденвейзера, «Ни одна среда сама по себе не может нести ответственность за возникновение определенного типа цивилизации, и никакая среда, за исключением крайностей, не может препятствовать развитию цивилизации. «Подобные географические условия породили короткоживущие и долгоживущие цивилизации.

Арнольд Тойнби отверг популярное мнение о том, что цивилизации возникают тогда, когда окружающая среда предлагает необычно легкие условия жизни. Сторонники географического детерминизма виновны в чрезмерном упрощении. Их чрезмерно упрощенные объяснения были вызваны ужасными ошибками.

Климатические условия также имеют меньшее значение, поскольку люди получают контроль над естественными недостатками определенного климата.Зона Панамского канала, например, была избавлена ​​от малярии благодаря научным исследованиям. Даже экстремальная жара и холода становятся менее сдерживающими факторами по мере совершенствования искусства обогрева и охлаждения жилых помещений.

Человека нельзя считать рабом природы. Бесчисленные научные изобретения сделали его повелителем природы. Человек изменяет свое физическое окружение, а не окружение изменяет человека. Он может жить где угодно, если захочет.

Энергия и здоровье человека определяются не только климатом, поскольку они являются результатом многих факторов питания, гигиенических условий, уровня жизни, взглядов и ценностей.Боуман пишет: «Человек может построить комфортабельный и хорошо освещенный город и обеспечить образование, оперу и игры на Южном полюсе, построить искусственные горы в Сахаре, покрытые дождем, с затратами, равными расходам на прорезание нескольких Панамских каналов». Одним словом, по мере роста социального наследия непосредственные географические факторы играют менее определяющую роль в интерпретации общества.

Климат и преступность тоже не взаимосвязаны:

Наконец, как указал Дюркгейм, почти нет никакой связи между климатическим фактором и совершением преступления, особенно самоубийства. Он пришел к выводу, что фактический уровень температуры имеет мало общего с корреляцией.

По его словам, количество самоубийств увеличивалось с повышением уровня цивилизации; в городах было больше самоубийств, чем в деревне, больше среди одиноких или вдов, чем среди женатых, больше среди протестантов и нерелигиозных людей, чем среди католиков.

Эти факты предлагают объяснение социального характера — самоубийство обычно происходит там, где условия поощряют социальную изоляцию, где людям не хватает чувства солидарности, порождаемого сильной социальной ответственностью, где они наиболее склонны к тому, чтобы их отбрасывали на собственные ресурсы в поисках комфорта и общения. и утешение.

География сама по себе никогда полностью не определяет ход человеческих событий. По словам Беннета и Тумина. «Возможно, столь же разумно, если не более того, настаивать на том, что человек изменяет свое физическое окружение, а не на том, что оно изменяет человека». По мере развития научных технологий способность человека изменять окружающую среду возрастает.

Он не пассивный фактор, а активный агент. По словам Лоуи, «окружающая среда снабжает строителей культурных сооружений кирпичом и раствором, но не отвечает плану архитектора.Но природа предлагает материалы, потребности человека, его гений и способности заставляют его использовать их в своих целях.

Таким образом, географическая среда не может определять развитие цивилизации. Конечно, он может определять и решать некоторые из своих ограничений. Исайя Бурманн, выдающийся географ, говорит: «Современные географические знания и мысли отказались от механистического детерминизма старых школ. Земные факты не определяют форму и характер развития человеческого общества.Они это обусловливают. Факты новой земли постоянно открываются, а фактам старой земли придается новое значение по мере развития человеческих знаний, мышления и социальной деятельности. Отношения взаимные. Поэтому можно сказать, что физическая среда, не играя определяющей роли, обеспечивает внешний набор условий, в которых протекает жизнь человека в обществе. Эти условия вряд ли можно игнорировать при изучении социального поведения. Социологи должны показать свое отношение к прямым детерминантам социального явления, отношениям и интересам мужчин.Физическая среда носит скорее ограничивающий, чем определяющий характер ».

B. Социальная среда:

Социальная среда состоит из трех видов среды: экономической, культурной и психосоциальной. Экономическая среда состоит из всех экономических товаров, домов и дорог, земель и садов, домашних животных, машин, складов промышленных товаров; короче говоря, все удобства и удобства, которые сделал человек, чтобы вывести его из «естественного состояния».Иными словами, экономический порядок — это порядок повседневной жизни, который человек построил для удовлетворения своих потребностей посредством производства, обмена, распределения и потребления богатства.

Социальное значение экономического порядка состоит в том, что он основан на принципе «разделения труда», который заключается в специализации функций групп и территорий. Это ведет к взаимозависимости не только отдельных людей, но также групп и наций.

Экономическая среда определяет жизнь и характер общества:

Жизнь и характер общества всегда зависели от экономической среды. Тесность этой взаимосвязи была ясно доказана, когда за промышленной революцией последовали замечательные преобразования в законе и управлении, в структуре классов, в распределении населения, в обычаях и институтах, в образе мышления и верованиях.

Неудивительно, что Карл Маркс утверждал, что экономическая среда является основным определяющим фактором всех социальных изменений. Итак, он написал в своем «Капитале», что всегда непосредственное отношение владельцев условий производства к непосредственным производителям, в которых мы находим скрытые основы всей социальной структуры.

Таким образом, по его мнению, все великие ассоциации, семья, государство, церковь и все великие формы человеческой культуры, искусства, литературы, науки обретают свою форму и характер из экономических фактов. Таким образом, марксизм дает материалистическую интерпретацию истории и преобладающую и, возможно, исключительную роль экономической среды в формировании общества.

Экономическая среда не является единственным определяющим фактором:

Но это не вся правда. Люди самого разного уровня принимали и исповедовали на протяжении веков христианскую и мусульманскую религии, самые разнообразные и утвержденные системы мышления развивались в рамках одной и той же структуры.Таким образом, марксизм не является точным объяснением человеческого поведения.

Кроме того, простые экономические блага не являются конечной целью человеческих усилий. Люди не производят и не обмениваются ради удовлетворения, которому служат эти процессы. С другой стороны, мужчины действительно ищут здоровья, счастья, знаний или искусства для прямого удовлетворения, которое они влекут. В этом смысле эти интересы предшествуют экономическим интересам и должны рассматриваться как модифицирующие и направляющие экономический порядок.

Культурная среда включает обычаи, традиции, законы, образ мышления и формы знаний и убеждений, которые составляют культурное наследие человека.Каждый важный аспект социальной жизни, половых отношений, собственности, товарищества, обмена услугами и товарами упорядочивается, поддерживается и контролируется сложной системой использования, известной как традиция.

Эти традиции выражают культуру группы, к которой они принадлежат. Точно так же обычаи — это образ поведения, в соответствии с которым члены группы ведут себя. Опять же, есть церемонии и обряды, которые выражают своего рода религиозную санкцию за соответствующие действия. Есть законы, постановления которых исполняются некоторыми учреждениями.

Психосоциальная среда является наиболее распространенной из всех сред и настолько необходима для жизни человека, что некоторые авторы считают, что жизнь человека может быть полностью объяснена с точки зрения того, насколько важна социальная среда для развития. о жизни человека можно увидеть в записях о детях, Доме Каспура, Анне и Изабель, которых физически содержали в живых почти в полной изоляции. По словам одного писателя, они показывают, «что происходит, когда социальная среда ребенка приближается к нулю.”

Загрузите и поделитесь своей статьей:

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ОБЩЕСТВОМ И ПРИРОДНОЙ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ ЯВЛЯЕТСЯ Ключевой проблемой саммита в Йоханнесбурге, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ СКАЗЫВАЕТ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МЕЖДУ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ОБЩЕСТВОМ И ПРИРОДНОЙ СРЕДой — ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА

САММИТА ЙОХАННЕСБУРГА, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Необходимо принять общий план действий

Правительствами; Должны быть усилены добровольными партнерствами

Ниже приводится текст выступления Генерального секретаря Кофи Аннана на сегодняшнем круглом столе высокого уровня в Йоханнесбурге:

Вначале я хотел бы поблагодарить президента Мбеки за предоставленную нам возможность обсудить важные инициативы, выдвинутые на недавних саммитах и ​​конференциях, и посмотреть, как мы можем объединить их в качестве единой силы для достижения прогресса.

В сентябре 2000 года на Саммите тысячелетия Организации Объединенных Наций мировые лидеры согласовали амбициозную, но достижимую повестку дня для мира и развития в XXI веке. В частности, они сосредоточили внимание на важности посвятить первые 15 лет этого столетия масштабной кампании против ужасной бедности, от которой страдают многие члены человеческой семьи. С этой целью они установили ряд конкретных целей с указанием сроков, известных всем вам как цели в области развития, сформулированные в Декларации тысячелетия.

Но Декларация тысячелетия была не только о том, чтобы вывести людей из нищеты, и не только о защите их от насилия и вооруженных конфликтов. Равный приоритет был отдан защите нашей общей окружающей среды.

Мы здесь сегодня, потому что сталкиваемся с серьезными проблемами по обе стороны уравнения «разработка-среда». Более 1 миллиарда наших собратьев живут в бесчеловечных условиях крайней нищеты, зарабатывая себе на жизнь менее чем на 1 доллар в день.

И несколько отчетов, подготовленных для этого саммита, описывают мир, находящийся в реальной опасности.После Саммита Земли в Рио-де-Жанейро 10 лет назад прогресс был медленнее, чем предполагалось. Совершенно очевидно, что нынешние модели развития могут оказаться неустойчивыми даже для тех, кто больше всего пользуется их преимуществами.

Йоханнесбург призван найти другой путь, путь, который повысит уровень жизни при одновременной защите окружающей среды, путь, который работает для всех людей, сегодня

и завтра.

Эта взаимосвязь — между человеческим обществом и окружающей средой — является основной заботой Йоханнесбурга и отличает Йоханнесбург от других конференций и встреч на высшем уровне Организации Объединенных Наций.

Экологическая стабильность сама по себе является одной из целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, и между ней и всеми остальными существует тесная симбиотическая связь. Даже если нам удастся достичь их всех к 2015 году, какой будет смысл, если это достижение не удастся закрепить?

Но в равной степени, как мы можем говорить об устойчивом развитии, если другие цели не достигнуты? Наши усилия по достижению всех целей должны дополнять друг друга.

Чтобы добраться отсюда до места — от стремления к достижению — потребуются дополнительные ресурсы и новая политика.Доха принесла понять, что торговля так же важна, как и помощь, если развивающиеся страны хотят добиться устойчивого и устойчивого прогресса.

Поэтому я решительно поддерживаю призыв Всемирной торговой организации использовать помощь для укрепления торгового и переговорного потенциала развивающихся стран, с тем чтобы они могли в полной мере использовать свой производственный и экспортный потенциал.

Монтеррей сосредоточил свое внимание на мобилизации ресурсов для развития в целом и Целей развития тысячелетия в частности.И развивающиеся, и развитые страны взяли на себя внушительные обязательства. Однако, как вы все знаете, они по-прежнему далеко отстают от минимума, необходимого для достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия.

Проблемы понятны. Рамки приняты. Теперь нам нужна реализация. Мы лучше, чем когда-либо, знаем, что многие из этих проблем не могут быть решены одной страной в одиночку. И даже если одни страны смогут решить некоторые экологические проблемы в одиночку, другие — например, углекислый газ, производимый в других частях мира — будут продолжать влиять на них.

Ученые говорят нам, что мир природы настолько мал и взаимозависим, что хлопающая крыльями бабочка в тропических лесах Амазонки может вызвать сильный шторм на другой стороне земли. Этот принцип известен как «эффект бабочки». Сегодня мы осознаем, возможно, больше, чем когда-либо, что мир человеческой деятельности также имеет свой собственный «Эффект бабочки» — к лучшему или к худшему. Вот почему нам нужны коллективные действия.

Но мы также понимаем, что «мы» не только включает правительства, которые берут на себя эти обязательства, но и должны включать всех, кто может изменить ситуацию.Общий план действий должен быть согласован и принят правительствами. И этот план следует подкрепить добровольным партнерством между многими различными участниками: правительствами, деловым сектором, неправительственными организациями, местными сообществами, академическим сообществом и заинтересованными лицами во всем мире.

Это союз ради прогресса — единственный союз — который может реализовать великие цели, которые мы поставили перед собой на Саммите тысячелетия в Дохе, Монтеррее, а теперь и в Йоханнесбурге.

* *** *

Отношения между природой и обществом — обзор

Введение

Благодаря влиянию постмодернистского и постструктурного мышления за последние 20 лет география человечества внесла свой вклад в ключевые дискуссии об отношениях между природой и обществом. Концепция производительности была центральной в линии вопросов, в которых критиковались основополагающие идеи о природе как противоположности человеческой идентичности и культуры. Разоблачая онтологические допущения, которые сформировали представления о природе, география открыла различные способы мышления «через» отношения между природой и культурой в пространствах повседневной жизни, глобальных сетях и практиках познания (картографирование, категоризация, исследования).В результате природу больше нельзя наивно воспринимать как по существу заданную органическую или неорганическую сферу, которая находится за пределами досягаемости культурного значения, представлений и действий, которые люди «совершают» для создания своей идентичности как различных человеческих существ. Перформанс, или, более конкретно, перформативность, следуя основополагающему влиянию книги Джудит Батлер 1990 года, Gender Trouble , описывает, как индивидуальные идентичности разыгрываются и, таким образом, конституируются через дискурсы, нормативные практики и воплощенные отношения повседневной жизни.Мы существуем посредством «делания», и, следовательно, значение, касающееся нас самих и других, осуществляется в историческом контексте настоящего, которое существовало до нас как индивидуальных агентов. Например, наш пол как женщины, мужчины, трансгендера или другие вариации идентичности не просто определяется внутренним значением нашей биологии, а скорее определяется социальными нормами и сценариями, с которыми мы взаимодействуем и переживаем, но не обязательно «выбирать» свободно. В более широком смысле, наши представления о «человеческой природе» перформативно конституируются по отношению к инаковости и различию нечеловеческой природы, с которой мы взаимодействуем (леса, животные, климат). Производительность означает разрыв с предположениями, которые сформировали как позитивистские / сциентистские, так и гуманистические традиции мышления о человеческих субъектах и ​​мире природы.

Понятие перформанса позволило географам теоретизировать противоречия, информирующие о том, как идентичности и отношения человека и природы / нечеловечества «состоят» из культурных процессов и властных отношений, включающих язык (дискурсы, повествования, метафоры) и тела (эмоции / аффекты, т. бессознательное, чувства). Таким образом, аргументы выходят за рамки традиционных позиций, которые (1) предполагают, что природа отличается и задается предполагаемым естественным порядком (эссенциалистский аргумент о чистоте природы, которую люди деградировали), и (2) что природа и наши отношения с ней определяются социальным порядком (аргумент политической экономии о том, что природа — это прежде всего ресурс глобального капитализма, от которого мы стали отчужденными).Обе эти точки зрения предполагают, что «истина» природы может быть «представлена» как объективное знание, охватывающее версию либо сциентистского, либо конструкционистского мышления. В поисках географической истины возникает стремление к самооценке в познании природы как вещи, объекта, который нужно измерить и рационально оценить. Перформативный поворот в географии противостоит этой рационалистической традиции, признавая глубокую неопределенность «знания» и потенциал для развития новых способов понимания и взаимодействия с природой и человеческой идентичностью в ней.

Перформанс также выводит географическое мышление за пределы опоры на интенционального субъекта или агента, понимая формирование идентичности, производимое посредством использования языка и исторически специфических дискурсов отношений между природой и культурой. Таким образом, проявление человечности через отношения с природой — это не просто выражение волюнтаристского сознательного выбора, хотя оно явно включает решения, основанные на ценностях, этике и социальных различиях (например, прогулка в лесу, употребление мяса или загрязнение окружающей среды). ).Мы выполняем ряд идентичностей, которые отмечены социально-пространственным положением (например, пол, класс, сексуальность, инвалидность, этническая принадлежность) в мириадах образов и опытов различных видов природы (неорганическая среда, растительный и животный мир, внутренняя среда). тела). Чтобы понять, как наша идентичность конституируется как индивиды, географы по-разному использовали концепцию производительности, чтобы исследовать, как формирование идентичности происходит через воплощенные действия и культурные локации. Например, исследователи изучили, как «зеленая идентичность» защитников окружающей среды реализовывалась через определенные сценарии, кодексы поведения и пространственные сети, которые характеризуют индивидуальный выбор в рамках этого социального движения среднего класса.Другие исследователи используют перформанс для обозначения того, как переживание природы передается через чувства и идеи, а также инсценированное событие, направленное на раскрытие перформативности природы в контексте. Английский огород был исследован в связи с тем, как садовники из разных социальных слоев участвовали в культивировании природы, и посредством этой воплощенной практики свою собственную идентичность и идентичность друг друга. Некоторые анализы также включают художественные представления природы и культуры, чтобы опровергнуть представления о том, как природа воплощается в жизнь и воссоздается посредством органов чувств. Таким образом, земельный участок в рамках географии представляет собой участок, где знания передаются через различные регистры (создание теории, художественное творчество, садоводческая практика) и задействует ряд чувств (вкус, осязание, слух), которые противодействуют преобладанию зрения, которое исторически создавал природу как пейзаж. Эти примеры демонстрируют, что само понятие производительности не закреплено в рамках одной теоретической точки зрения, и что географы пересекли дисциплинарные границы, чтобы сделать природу «мыслимой» по-новому.Этот сдвиг также вызвал критику и протесты по поводу ограничений перформативности для понимания того, как природа эксплуатируется, деградирует и регулируется в рамках глобального капитализма. Те, кто работает с идеями перформанса, также поднимали вопросы о проблемах «некритического» применения их к географии, производительность часто используется географами таким образом, чтобы отдавать предпочтение гуманистическому предмету из-за противоречий между способностью испытуемых проявлять свободу воли и дискурсы, которые регулируют эти самые действия, не разрешены в собственном творчестве Батлера. Феминистская литература внесла значительный вклад в изучение этих идей в географии.

Природа-Общество Теория — География — Oxford Bibliographies

Статья о «природе» в Williams 1976, где Уильямс называет природу самым сложным словом в английском языке, остается полезной отправной точкой для географов, стремящихся разобраться. с разными способами понимания природы. Castree 2004 обращает внимание на то, как концепция природы продолжает влиять на понимание мира непрофессионалами.Soper 1995 также обращается к способам мобилизации природы представителями общественности и политическим активизмом. Сопер обращает внимание на потенциальные разногласия между теми, кто придерживается подхода «одобряет природу», например защитниками окружающей среды, которые хотят спасти природу, и более «скептическими к природе» точками зрения, распространенными в феминистской и квир-теории, где могут возникать некоторые подозрения в отношении утверждений о том, что естественно. В настоящее время существует широкий спектр публикаций, посвященных дебатам между природой и обществом, относящимся к географии. Castree 2005 дает полезный обзор истории взаимодействия дисциплины с природой, а также обрисовывает в общих чертах современные подходы. В нескольких работах, в том числе Whatmore 2009 и Hinchliffe 2008, подчеркивается политическая значимость дискуссий о природе, особенно из-за растущей озабоченности общественности экологическими проблемами, такими как изменение климата. Авторы этих работ утверждают, что природа сейчас, пожалуй, важнее, чем когда-либо.

  • Браун, Брюс. «Природа.» В Товарищ по экологической географии .Под редакцией Ноэля Кастри, Дэвида Демеритта, Дайаны Ливерман и Брюса Роудса, 19–36. Oxford: Blackwell, 2009.

    Обзор основных дебатов о природе и обществе в географии. В этой главе конкретно освещается история дуалистического понимания природы и общества и попыток географии преодолеть их, марксистские подходы, включая создание природы, и новые материалистические подходы, а также те, которые подчеркивают влияние природы и неовитализма. В заключение размышляет о политических последствиях принятия различных онтологий.

  • Кастри, Ноэль. «Природа мертва! Да здравствует природа! » Окружающая среда и планирование A 36.2 (2004): 191–194.

    DOI: 10.1068 / a36209

    Краткая передовая статья, указывающая на то, что, хотя среди левых географов было обычным делом ставить под сомнение дихотомию природы и общества, природа остается мощным понятием, определяющим понимание непрофессионала. Хотя Кастри симпатизирует социальным конструкционистским подходам (см. «Социальное конструирование природы»), здесь он предлагает сторонникам таких подходов ограничить свой скептицизм по отношению к притязаниям на природу.

  • Кастри, Ноэль. Природа . Лондон и Нью-Йорк: Routledge, 2005.

    Небольшая книга, предназначенная для студентов третьего курса, которая дает полезный исторический обзор различных способов, которыми географы занимались вопросами природы. Кастри утверждает, что взаимодействие между обществом и природой стало менее популярным как тема для исследований в 1960-х и 1970-х годах по мере обострения разногласий между физическими и человеческими географами, но интерес к таким проблемам возобновился.

  • Глакен, Кларенс. Следы на берегу Родоса: природа и культура в западной мысли с древних времен до конца восемнадцатого века . Окленд, Калифорния: University of California Press, 1967.

    В этой важной работе по истории окружающей среды прослеживаются различные концепции окружающей среды, возникшие с древних времен до конца 18 века. Выявленные три наиболее фундаментальных концепции — это идея природы как божественно детерминированной, концепция окружающей среды, определяющая людей, и идея влияния людей на окружающую среду.Glacken прослеживает пути к каждой концепции и обеспечивает богатую контекстуализацию экологической мысли.

  • Хинчлифф, Стив. Географии природы: общества, окружающая среда, экология . Лос-Анджелес: SAGE, 2008.

    Хинчлифф представляет различные точки зрения на то, как были построены отношения между природой и обществом, уделяя особое внимание развитию гибридных представлений и концепций совместного производства, а также подчеркивая, почему все это имеет значение для экологической политики. , политика и активизм.

  • Роббинс, Пол. Политическая экология: критическое введение . Oxford: Wiley, 2011.

    Руководство по субдисциплине политической экологии, предназначенное для студентов бакалавриата. Политическая экология опирается на различные идеи, в том числе из политической экономии, истории окружающей среды и естественных наук. Она отличается от аполитичной экологии тем, что экологические отношения рассматриваются как неизбежно политические, а не как отдельные от деятельности человека, и акцентом на глобальные силы, такие как изменение товарных рынков, как объясняющие факторы истощения ресурсов или утраты среды обитания диких животных.

  • Сопер, Кейт. Что такое природа? Oxford: Blackwell, 1995.

    В этой книге Кейт Сопер исследует как то, каким образом экологические утверждения, как представляется, подтверждают отдельную природу, так и способы, с помощью которых конструкционистское понимание стремилось понять дуализмы, которые, по-видимому, разделяют природу и общество на дискретные категории. Книга охватывает политику, антропологию, философию и социальную теорию, чтобы поставить под сомнение способы мобилизации и деконструкции природы.

  • Whatmore, Сара. «Природа.» В Словарь по географии человека . 5-е изд. Под редакцией Дерека Грегори, Рона Джонстона, Джеральдин Пратт, Майкла Дж. Уоттса и Сары Уотмор, 492–494. Oxford: Wiley-Blackwell, 2009.

    Краткая словарная статья, в которой обсуждаются различные интерпретации природы в географии. Более того, современные экологические проблемы — от изменения климата до коровьего бешенства — требуют поворота к «изучению сложных и динамичных способов, которыми люди, технологии, организмы и геофизические процессы переплетаются воедино при создании и изменении пространств, мест и ландшафтов» ( п.494).

  • Whatmore, Сара. Гибридные географии: природа, культуры, пространства . London: SAGE, 2013.

    Whatmore использует обширные тематические исследования — диких животных в древнеримских публичных представлениях, слонов в современных зоопарках, споры по поводу генетических ресурсов растений — для разработки подхода, который включает в себя множество участников, как людей, так и нечеловеческих существ. Судя по названию, книга берет в качестве отправной точки представление о том, что мир по сути своей гибридный, а не делимый на заранее установленные категории, такие как природа и культура, которые затем начинают соотноситься друг с другом.

  • Уильямс, Раймонд. «Природа.» В Ключевые слова: Словарь культуры и общества . Раймонд Уильямс, 219–224. Oxford: Oxford University Press, 1976.

    Уильямс описывает сложные, изменчивые и противоречивые значения слова «природа». Уильямс выделяет три основных использования: природа как сущность, природа как направляющая сила (людей или не-людей) и природа как материальный мир (который может включать или исключать людей). Затем он дает более глубокое понимание этих различных значений через литературу, науку и политику, подчеркивая решающую важность процессов, к которым относится это слово.

  • Человек и природа: правильные отношения

    Мировая экономика сегодня подавляет способность Земли поддерживать изобилие жизни. Мы ошибаемся. В этот критический момент истории нам необходимо переориентировать наши отношения друг с другом и с чудесами земли через экономику. Нам нужно новое массовое движение, которое свидетельствует о правильном образе жизни на нашей конечной, дающей жизнь планете.

    Правильные отношения

    Всего за последние два десятилетия наука радикально изменила свой взгляд на устройство как жизни, так и неживых компонентов Земли.Возникает новое понимание, в центре которого отношения. Биология и физика отходят от «редукционистского» взгляда на функцию, в котором активность живой клетки или экосистемы, например, объясняется сведением к ее частям, а не включением взаимосвязей между этими частями как существенных для Наше понимание. Сегодня ученые признают, что эта трехсотлетняя научная доктрина слишком упрощена, и обнаруживают, что физические субстанции работают и существуют в условиях очень сложных, взаимозависимых и изменчивых контекстов и отношений.Так, например, отношения между генами в человеческом теле, а не только их индивидуальные функции, являются ключом к бесчисленным способам, которыми человеческие гены могут создавать генетические черты и характеристики. Теперь мы узнаем, что отношения — это ключ к выживанию нашего вида на социальном и политическом уровне. Это эссе об отношениях в целом и о том, как перейти к правильным отношениям от неправильных отношений в нашей индивидуальной и коллективной экономической жизни.

    Краткий рассказ об одном наборе взаимоотношений, действующих на нашей планете, помогает проиллюстрировать это более сложное научное понимание.В своем естественном состоянии нефть, созданная в течение эонов из органического вещества в результате вулканического тепла и сжатия, почти полностью находится в земной коре; это его естественная связь с планетой. Точно так же большинство форм жизни могут существовать только в биосфере; тонкая мембрана растений, животных и микроорганизмов и их систем жизнеобеспечения на поверхности земли или вблизи нее составляет среду обитания практически для всей жизни. Жизнь на Земле также существует в пространственном отношении к атмосфере, которая должна содержать газы, также расположенные в определенном соотношении — не слишком много углекислого газа, много азота и кислорода, только незначительные количества других газов. Наконец, все формы жизни нуждаются в доступе к очень специфической взаимосвязи только между двумя простыми и очень многочисленными газами: водородом и кислородом. Вода, столь необходимая для жизни, на самом деле является связью между этими двумя газами. Он также находится в основном на поверхности земной коры или только на небольшом расстоянии под ней или в атмосфере над ней.

    Эти отношения могут быть одинаково легко определены как «неправильные», если пространственная конфигурация каждого компонента серьезно нарушена, точно так же, как последовательность гена не может выражаться, если она не имеет необходимого положения в геноме и необходимых отношений с определенными белками. .

    В настоящее время один из крупнейших промышленных проектов в истории планеты находится в западной части Канады. Разработка битуминозных песков Альберты — это масштабная попытка изменить отношения веществ, обычно находящихся под землей, с веществами, находящимися на ней. В этом случае нефть приносится из-под коры вместе с песком, который она проникает, и помещается в экосистемы, обнаруженные на поверхности: леса, реки, водно-болотные угодья и озера. Оказавшись на поверхности, нефть вступает в относительно постоянный набор новых отношений с воздухом и водой как в Альберте, где она добывается, так и когда она используется в транспортных средствах и отопительных установках в цепочке нефтеперерабатывающих заводов и пользователей, которые распространяются. от него на запад до Китая и на юг до Техаса.Огромная река Атабаска, адаптированная на протяжении тысячелетий и питающая северный лес, также вступает в долгосрочные новые отношения. Чтобы вымыть нефть из песков, реку осушают, кипятят, проталкивают через пропитанные нефтью пески, а затем помещают в огромные хвостохранилища, где ядовитые углеводороды нефти должны «оседать». Живительная вода Атабаски больше никогда не будет использоваться формами жизни, за исключением открытия каких-то новых, необычных технологий.
    Это изменение отношений превращает тысячи квадратных миль, посвященных разработке битуминозных песков, в огромное ядовитое кладбище былой жизни, с запахом серы и горячего асфальта, который можно почувствовать издалека. Поверхность земли лишена среды обитания животных или растений. В окрестностях теперь документируются гнойные нарывы, рак и другие смертельные заболевания и врожденные дефекты у рыб, животных и людей.

    Но не только экологические отношения. Развитие битуминозных песков также влияет на социальные отношения между людьми. Десятки тысяч рабочих мигрировали в несколько городов и множество рабочих лагерей на территории. Уровень преступности в наиболее пострадавших городах, Форт-Мак-Мюррей и Форт-Чипуэйан, Эдмонтон и Калгари, вырос, равно как и количество бездомных, стоимость жизни и проституция.Растут также человеческие жертвы в результате употребления наркотиков, алкоголя, дорожно-транспортных происшествий и суровой сменной работы на границе.

    И это только удары в начале цепочки. После отправки из Альберты масло из битуминозных песков будет использоваться в кондиционерах в пустынях, в печах в Арктике и во многих автомобилях, грузовиках и самолетах. Он будет служить сырьем для огромного количества синтетических химикатов и удобрений. Этот единственный промышленный проект влияет даже на международные отношения Канады, поскольку делает практически невозможным соблюдение страной требований Киотского протокола о сокращении выбросов.Спрос на нефть Альберты будет определяться международной экономикой, которая стремительно движется вперед в погоне за бесконечным ростом и накоплением богатства.

    Разработка битуминозных песков Альберты, наряду со многими другими современными промышленными разработками, такими как плотина «Три ущелья» в Китае или даже война в Ираке, являются яркими примерами «неправильных отношений».

    В этом эссе мы расширяем термин «правильные отношения» из его раннего квакерского использования, чтобы придать ему более универсальное значение, которое включает современную науку и имеет корни в различных культурных и религиозных традициях.Правильные отношения обеспечивают руководящую этику для людей, желающих вести полноценную жизнь в качестве творческих и интегрированных участников человеческого общества и сообщества жизни в целом. Это похоже на то, что некоторые называют «устойчивостью», хотя и гораздо глубже. Правильные отношения предлагают систему руководства для функционирования в гармонии с научной реальностью и устойчивыми этическими традициями.

    В 1940-х годах биолог-эколог Альдо Леопольд, размышляя о том, что он считал следующей стадией нравственного развития человека, создал полезное определение правильных взаимоотношений.Разрабатывая то, что он называл этикой земли, он объяснил, что «Все правильно, если имеет тенденцию сохранять целостность, стабильность и красоту биотического сообщества. Когда дело обстоит иначе, это неправильно ». С тех пор было написано много томов по философии экологии, но это простое утверждение стало пробным камнем экологического мировоззрения. Этика Леопольда обретает силу, когда подкрепляется утверждением неотъемлемой ценности человеческой и другой жизни, примером чего является мощная идея Альберта Швейцера о «благоговении перед жизнью».”

    Замена термина «стабильность» на «устойчивость» отражает текущее научное понимание взаимоотношений. Этика Леопольда также применима к целостности, стойкости и красоте человеческих сообществ. То, как этика понимается на практике, конечно, зависит от типа сообщества. Следовательно, с одним лишь изменением его этика становится практическим руководством для различения правильных и неправильных отношений как в человеческом обществе, так и во всем жизненном сообществе, частью которого являются люди: «Вещь является правильной, когда она стремится сохранить целостность. , стойкость и красота содружества жизни.Когда дело обстоит иначе, это неправильно ».

    Выбрать правильные отношения и общее благо вполне возможно. Многие люди уже делают это, как и многие сообщества и несколько обществ. Однако проблема, с которой сталкивается мир в настоящее время, заключается в том, что в большинстве наших современных обществ большинство людей активно побуждают, даже заставляют выбирать неправильные отношения, такие как те, которые типичны для проекта битуминозных песков Альберты. Жадность и постоянное возбуждение новых желаний, которые ее питают, до недавнего времени считавшиеся в большинстве обществ греховными или, по крайней мере, неприятными, становятся все более приемлемыми и даже прославленными. В то же время современная промышленная деятельность охватила патологический гигантизм, увеличивая корпоративные консолидации и безжалостно подавляя игроков малого бизнеса, а также естественные системы, от которых зависит вся экономическая деятельность. Короче говоря, стремление к неправильным отношениям — это преобладающая тенденция нашего времени. Признаки теперь хорошо известны: изменение климата, перенаселение, потеря верхнего слоя почвы и пресной воды, растущие темпы исчезновения видов, вырубка лесов, находящиеся под угрозой коралловые рифы, неудержимые инвазивные виды, токсичные химические вещества, которые остаются в окружающей среде на долгие годы, постоянная человеческая бедность и голод , а также все более раздутая, нестабильная мировая финансовая система и глобализирующаяся экономика.И мы только начинаем список.

    Правильные отношения с жизнью и миром — это как личный, так и коллективный выбор, но это выбор, который мы должны сделать. Он может поддерживать и вдохновлять людей, которые пытаются найти фундаментальную основу для развития продуктивных обществ и здоровых отношений между человеком и землей. Выбор в пользу здоровых людей и экологических сообществ — это решение, которое мы можем принять, и оно потребует от нас поиска новых способов жизни и управления нашей экономикой. Конечно, «правильные отношения» — это просто еще один способ выражения схожих заповедей, которые можно найти во многих мировых религиозных и духовных традициях.Редукционистская наука восемнадцатого и девятнадцатого веков изменила этические идеи, устранив для многих людей их теологические основы. Теперь наука о взаимоотношениях конца двадцатого и двадцать первого веков начинает изменять человеческое восприятие реальности, особенно с точки зрения человеческих обязанностей по отношению к другим формам жизни, с которыми мы разделяем жизненные перспективы.

    Содружество Жизни

    Чтобы перейти от неправильных отношений к правильным, нам нужно ответить на вопрос: с чем связаны? Чтобы ответить на этот вопрос, мы выбрали термин, подчеркивающий взаимозависимость — содружество.Обычно он используется для описания политического сообщества, созданного для продвижения общего блага, а не только интересов отдельных лиц или определенного класса людей. Политические содружества происходят от корней слов «общий» и «богатство», то есть богатство рассматривается как нечто, что должно быть справедливо распределено в обществе, должно быть разделено совместно.

    Традиционная идея содружества подчеркивает общие черты сообщества и взаимозависимость его членов. Для людей отношения с другими людьми или с естественными сообществами порождают понятия взаимного уважения и справедливости, которые находят отражение, например, в общепризнанных моральных принципах, таких как Золотое правило.Содружество жизни распространяет эти понятия об общих чертах, справедливом распределении и взаимозависимости на все сообщество живых существ на Земле. «Общее богатство» в этом сообществе жизни на Земле теперь явно является эволюционным наследием и судьбой, которые люди разделяют с другими формами жизни. Вся земная экономика работает на благо всего живого. Почти вся жизнь на Земле стала возможной благодаря силе солнца, которое на протяжении эонов подпитывало создание живых структур все большей сложности и взаимозависимости.Они варьируются от одноклеточных организмов до сообществ слонов, медоносных пчел или людей, а также до взаимосвязанных сообществ растений, животных, насекомых и другой биоты, составляющих лес. В содружестве всего живого действия каждого отдельного члена или вида влияют на все содружество, каким бы незначительным ни был результат. Мы, люди, в настоящее время в состоянии оказывать гораздо большее влияние на общественное благосостояние, чем большинство других форм жизни, с которыми мы живем на нашей планете.Поэтому у нас есть ответственность и привилегия рассматривать другие существа и экосистемы, когда мы участвуем в любом виде социальной деятельности, включая экономику. Наши действия должны воплощать этику признательности, бережного отношения к земле и приобщения к ней.

    Экономика в правильных отношениях

    Наш вид достиг своего нынешнего опасного состояния благодаря истории развития, отчасти обусловленной экономическими отношениями и взаимодействиями. Но хотя на протяжении веков это способствовало удобству материальной жизни, построение и поддержание человеческих обществ часто имело катастрофические последствия для людей и природных сообществ — примеры разрушения цивилизаций майя, римлян и острова Пасхи.По объективным меркам глобализированная экономика, охватившая мир со времен Второй мировой войны, является одной из самых катастрофических из всех. Многие ключевые системы жизнеобеспечения Земли стремительно приходят в упадок. Гораздо более катастрофические коллапсы, вероятно, поразят человеческие и экологические сообщества в ближайшем будущем, и долгосрочная перспектива действительно ужасна, если переход от неправильных отношений к правильным не станет частью человеческой культуры.

    Послевоенный финансовый успех глобализированной экономики привел к продолжающемуся расширению финансов и потребления и к процветанию сотен миллионов людей, но он также заманил страны мира в ловушку в безжалостной погоне за экономическим ростом без термостата или термостата. закрыть кран.Особенно после окончания холодной войны и ослабления любой угрозы со стороны конкурирующей идеологии, все более нерегулируемая глобальная капиталистическая экономика, с наибольшим энтузиазмом развивающаяся в Соединенных Штатах, демонтировала старые институты и структуры, которые ранее добивались более равномерного развития. распространение процветания и сокращение злоупотреблений на рынке.

    Текущая система основана на предположении, что окружающая среда Земли является частью экономики человека и что Земля принадлежит людям.Если это предположения, имеет смысл направить как можно больше природного капитала Земли в двигатели индустриальной экономики. Однако эти предположения фантастически расходятся с научной реальностью; Человеческая культура и ее экономические цели, в чисто научном смысле, представляют собой подмножество окружающей среды и ресурсов Земли, а человечество — лишь один из миллионов видов, которые зависят от них. Подобно заливке воды в битуминозные пески, когда человеческая экономика ставится выше благополучия мира природы, это создает смертельные, опасные неправильные отношения.Так как же люди могут перейти от экономики, основанной на жадности и неоспоримом росте, к экономике всей земли, основанной на правильных отношениях с обществом жизни?

    Пять вопросов в поисках правильных отношений

    Пять ключевых вопросов и ответы на них намечают путь к правильному взаимодействию экономики с обществом жизни:

    • Для чего нужна экономика?
    • Как это работает?
    • Насколько большой слишком большой?
    • Что справедливо?
    • Как им управлять?
    Вопрос № 1: Для чего нужна экономика?

    К чему люди стремятся, индивидуально или коллективно, в бесчисленных взаимозависимых транзакциях, составляющих экономику? Большинство лидеров в области финансов, бизнеса, правительства и аналитических центров говорят, что цель мировой экономики состоит в повышении благосостояния людей путем постоянного поддержания экономического роста.Они предполагают, несмотря на то, что у них мало или совсем нет серьезных аргументов или данных, что увеличение потребления и экономической активности приведет к большему благосостоянию.

    Однако этот ответ не имеет смысла. Начнем с того, что в основных экономических терминах рост измеряется не с точки зрения выгод, а просто отслеживает общую экономическую активность с точки зрения обмена денег. Многие такие обмены создают отрицательные побочные эффекты, такие как загрязнение, но деньги, потраченные на очистку образовавшегося загрязнения, измеряются как положительный рост и, следовательно, дополняют такие доминирующие показатели, как валовой внутренний продукт (ВВП).Так, например, текущая экономическая модель рассматривает деньги, потраченные на ликвидацию разлива нефти Exxon Valdez, как увеличение ВВП и, следовательно, выгодные. Точно так же, когда человек попадает в автомобильную аварию со смертельным исходом, экономические обмены, такие как машины скорой помощи, страховые агенты, похоронные бюро и т. Д., Увеличивают ВВП и рассматриваются как положительные.

    Текущая цель экономики — обеспечение постоянно увеличивающегося богатства при постоянно увеличивающемся росте — означает, что денежные доходы могут расти, в то время как фактическое богатство падает, что измеряется таким природным капиталом, как почва, древесина, запасы нефти и чистая вода.Для зарабатывания денег часто требуется единовременная непредвиденная ликвидация многовековых систем естественной поддержки, таких как леса или рыболовство, или даже более старых природных объектов, таких как канадские битуминозные пески.

    Кроме того, рост ВВП не содержит меры распределения, поэтому неравенство, бедность и явный голод часто могут и продолжают расти одновременно с увеличением общей экономической активности.

    Наконец, многие исследования по всему миру продемонстрировали, что после удовлетворения определенных основных потребностей именно относительное богатство человека — как люди сравнивают его с другими, а не абсолютное количество накопленного богатства — определяет большую часть самовосприятия счастья.В «продвинутых» (или, возможно, «чрезмерно развитых») обществах попытки улучшить благосостояние и счастье за ​​счет роста — это безумие на беговой дорожке, поскольку все люди не могут быть богаче друг друга.

    Эти проблемы — симптомы неправильного отношения экономики. Правильные отношения, напротив, строятся по большей части на уважении ко всей жизни — уважении, присущем Золотому правилу, честной игре и другим этическим принципам, которым люди разных религий и культур мира учатся в детстве. .Как только экономика понимается как встроенная в живой, динамичный мир, который ее окружает, ее цели становятся ясными: то есть поддерживать целостность, устойчивость и красоту жизни содружества. Человеческая экономика — это наш способ обеспечить себя. Следовательно, для людей это означает обеспечение благополучия отдельных людей, домашних хозяйств, сообществ и наций. Это также означает обеспечение здоровья и жизнеспособности конечного экологического сообщества, в котором мы живем — нашей разнообразной и конечной Земли.Отказ от экономики, основанной на неправильных отношениях, не означает экономической гибели. Скорее, он создает возможности для поистине богатой и полноценной жизни для всех.

    Вопрос № 2: Как работает экономика?

    Преобладающий способ думать о том, как работает экономика, состоит в том, чтобы представить себе, что экономика — это ящик, в котором содержатся социальные взаимодействия, экосистемы и их ресурсы. Текущий экономический порядок неправильно связан с тем, как работает реальная экономика этой планеты.Во-первых, предполагается, что земля является вспомогательной для экономики. Во-вторых, он ошибочно принимает меру богатства — деньги — за само богатство. В-третьих, он не умеет разумно думать о побочных продуктах экономической деятельности, которые не являются желаемыми результатами — то, что мы обычно называем отходами.

    Как устроена Земля? В типичном учебнике по экономике экономика представлена ​​круговой блок-схемой. Он изображает производство и потребление товаров и услуг без учета компонентов земли или всего жизненного сообщества, необходимых для их производства.Фактически, около века назад экономисты перестали задумываться о достаточности таких ресурсов, как еда и энергия. Мейнстримная экономика сегодня, за редким исключением, не опирается на законы физики, химии или биологии.

    Чтобы понять, как на самом деле функционирует человеческая экономика, ее следует рассматривать как встроенную в сложные системы, взаимосвязи между которыми образуют экосферу Земли, а также как основной фактор, определяющий их. Это требует фундаментального научного понимания того, как работает планета, что, в свою очередь, требует некоторого понимания того, как работает сама Вселенная.Кеннет Боулдинг, экономист и пионер сложных систем, в 1960-х годах указал на то, что Землю можно рассматривать как космический корабль: материал, доступный для экономической деятельности, ограничен тем, что уже находится на борту корабля, плавающего во Вселенной.

    Тот факт, что Земля представляет собой систему, закрытую для материи, имеет важные последствия. Для всех практических целей ничего никогда не входит и не уходит. Но земля открыта для энергии. Он получает непрерывный поток энергии извне системы в виде солнечного света и излучает примерно такое же количество тепла обратно в космос.Этот поток тепла от солнца является ключевым фактором, делающим жизнь на Земле не только возможной, но и изобильной. Энергия прошлого солнечного света хранится в угле, нефти и природном газе. Это так называемые акции. Настоящий и будущий солнечный свет называется потоками. И запасы, и потоки солнечного света ограничены, и этот неизбежный факт накладывает ограничения на способность Земли поддерживать жизнь. Понимание этого факта составляет важную основу для построения экономики в правильных отношениях с жизнью и нашей Землей.

    Что такое богатство? Все на земле дает нам богатство.Обычно мы рассматриваем богатство исключительно как вопрос денег. Фактически, деньги — это человеческий инструмент, который обменивают на реальные вещи, составляющие богатство: съедобные растения и животных, полезные предметы, такие как контейнеры или мебель, землю и почву, которые могут продолжать приносить реальное богатство в будущем. Ценность символической стоимости (денег) выше реальной привела к полному пренебрежению тем, что делает возможным это богатство.

    Основное богатство Земли, от которого зависит все остальное, — это способность поддерживать саму жизнь, что стало возможным благодаря способности зеленых растений преобразовывать солнечный свет в сахар.Сахара на основе растений — это богатство. Они используются самими растениями и практически всеми другими организмами для поддержания своей жизнедеятельности и воспроизводства. Без этой простой деятельности весь производственный капитал, весь человеческий капитал, весь общественный капитал, все деньги, все банковские вклады и все кредитные карты на земле — все это не только было бы бесполезным, но и не существует. Экономика, находящаяся в правильном соотношении с реальным богатством, основана на простом факте, что целостность, устойчивость и красота природных и социальных сообществ зависят от живой, но конечной способности Земли поддерживать жизнь.

    Что такое отходы? В природе не существует отходов, как символического богатства. Все материалы — от коровьего навоза до потоков лавы — повторно используются или перерабатываются для самых разных целей. На поверхности планеты «отходы» природы поддерживают все живое. В рамках традиционной экономики нежелательные продукты экономической деятельности рассматриваются как бесполезные «отходы». Если на них не указана цена, они рассматриваются как внешние по отношению к рынку. Это то, что называется «теорией внешних эффектов».«Основная идея состоит в том, что цены, уплачиваемые в сделке, часто не включают все производственные затраты. Например, без какой-либо корректировки 50 долларов, заплаченных за шину, не будут отражать ущерб, нанесенный легким и стирке людей, живущих с подветренной стороны завода, на котором производится шина. Поскольку этот непреднамеренный побочный продукт считается «внешним» по отношению к рынку, это затраты, которые производитель шин и потребитель никогда не платят на нерегулируемом рынке.

    Заставить производителя шин платить за загрязнение и причиненный им вред — это пример принципа «загрязнитель платит», который на первый взгляд чрезвычайно привлекателен.Если вы собираетесь причинить вред, то за него придется заплатить. Даже в этом случае принцип «загрязнитель платит» не является адекватным решением проблемы загрязнения, токсичных веществ и потоков «отходов».

    Во-первых, зачастую невозможно подсчитать денежные затраты на загрязнение. Какой вред нанесет любое заданное количество дополнительного углекислого газа в атмосфере, ускоряющего глобальное потепление, из-за изменения характера дождей в Индии в течение следующего столетия?
    Во-вторых, хотя принцип «загрязнитель платит» теоретически позволяет предприятию или учреждению загрязнять столько, сколько они хотят, при условии, что они готовы платить за загрязнение, есть некоторые вещи, которые следует запретить, а не терпеть. пока выплачивается компенсация.Никакая компенсация не возместит ребенка, убитого или деформированного токсичными химикатами на игровой площадке.

    В-третьих, принцип «загрязнитель платит» почти всегда применяется антропоцентрическим образом, предполагая, что для человека имеют значение только затраты. Деформированная и умирающая популяция лягушек считается нерелевантной, если не затронуты и люди.

    Теория экстерналий также не учитывает, что, строго говоря, не существует такой вещи, как «побочный продукт». Все результаты обрабатывающей промышленности и обрабатывающей промышленности являются прямыми продуктами, независимо от того, полезны они или нет.Во всем земном хозяйстве нет такого места, как «подальше», как «выбросить». Все изношенные или выброшенные продукты остаются в экосистеме. Вся экономическая деятельность является внутренней по отношению к биосфере.

    Чтобы создать экономику, существующую в правильных отношениях с обществом жизни, необходим большой скачок к совершенно иной концептуальной структуре и системе бухгалтерского учета. Только экономика, которая полностью переросла идею «отходов», может работать на космическом корабле «Земля», где необходимо учитывать все производственные продукты и другие процессы.Во всей земной экономике интернализация материалов заменит интернализацию затрат: производители будут нести ответственность за переработку как можно большего количества энергии и материалов. Точно так же понятие потребления, которое подразумевает окончание или отказ от потребленного материала, должно уступить место понятию преобразования материала в начало чего-то другого. Это то, что называется подходом «отходы — это еда» или «от колыбели к колыбели». Во всей земной экономике отказ терпеть любые отходы должен стать целью всей экономической деятельности.

    Европейский Союз предпринимает важные шаги в этом направлении. Сегодня каждая машина или стиральная машина, сходящая с конвейера в ЕС, подлежит вторичной переработке. Все компоненты должны быть либо переработаны землей (если они безвредны), либо повторно использованы в промышленном потоке (если они ядовиты), тем самым снова используя неабсорбируемые тяжелые металлы и нефтехимические продукты для производства большего количества машин. Законодательство на этот счет действует в течение многих лет, например, в Германии, хотя североамериканцам до него все еще кажется световые годы.Конечно, во время работы такого устройства, как стиральная машина, мыло, отбеливатель и другие побочные продукты будут использоваться и выбрасываться, которые также должны обрабатываться земными системами.

    Вопрос № 3: Насколько велико слишком большое?

    Как конечность Земли влияет на то, как мы думаем об экономике? Обдумывание этого акцентирует внимание на вопросе, может ли экономика быть слишком большой, слишком быстрой или слишком интенсивной. В нынешней экономике нет меры «достаточно». У него нет возможности сказать, когда рост стал тем, что экономист Герман Дейли назвал «неэкономичным» — когда негативные последствия роста перевешивают выгоды.Экономика, находящаяся в правильных отношениях с планетой, имеет термостат с запорным клапаном, который не позволяет экономическому росту отключать сами системы жизнеобеспечения, от которых зависит экономика.

    Понимание вопроса о масштабе начинается с того факта, что растения являются основным источником энергии, из которого в конечном итоге происходят все животные (включая людей и их культурные проекты). Растения получают энергию от солнечного света. Мировая экономика роста чрезмерно зависит от потребления солнечного света прошлого, который хранится в ископаемом топливе.Он переносит многие экологические последствия текущей экономической деятельности в будущее, накапливая в атмосфере углекислый газ, забирая тяжелые металлы из-под поверхности земли и рассеивая их по всей поверхности окружающей среды.

    Мы, люди, можем делать математику; мы знаем, что возобновляемые ресурсы, такие как почва, леса и рыба, теперь потребляются быстрее, чем они могут быть восполнены, и мы знаем, что количество парниковых газов в атмосфере опасно увеличивается.Большинство из нас понимают, что это просто не работает в долгосрочной перспективе. Экономика без термостата или запорного клапана — например, не имеющая возможности резко сократить выбросы парниковых газов, несмотря на подавляющее научное мнение, которое указывает на то, что невыполнение этого приведет к катастрофическому изменению климата — находится в неправильных отношениях со здоровьем. Это означает, что мы все еще не даем эффективного ответа на простой вопрос: насколько большой должна быть экономика?

    Рост и размер экономики, а также ее интенсивность, скорость и импульс должны оцениваться на каждом шагу по ее влиянию на «целостность, устойчивость и красоту» человеческого общества и экологических сообществ.Особенно важно помнить о динамике экономики. Например, из-за того, что воздействие человеческой экономической деятельности нарастает в таких огромных масштабах, даже если выбросы парниковых газов начнут немедленно сокращаться, и даже если выбросы будут равны выбросам в природе, все равно потребуются десятилетия, даже столетия, чтобы климат стабилизируется.

    Измерение масштаба экономики и ее воздействия на социальные и экологические сообщества потребует тщательного научного исследования и мониторинга показателей здоровья и устойчивости как экосистем, так и социальных систем в глобальном масштабе.В современной экономике научные исследования имеют тенденцию к извлечению прибыли. Отслеживание масштабов экономики потребует гораздо большей приверженности научным исследованиям, направленным на общее благо — на развитие всестороннего понимания того, как функционируют ключевые системы жизнеобеспечения. Новые меры социального и экологического благополучия, многие из которых уже были предложены, необходимо будет доработать, а затем заменить текущие показатели экономического роста, в частности ВВП. Метод выполнения всех этих действий основан на структуре I = f (PATE), основанной на работе Пола Эрлиха и Джона Холдрена.В этой концепции говорится, что влияние человека на глобальную экосистему (I) является функцией (f) сложного взаимодействия между населением (P), достатком (A), технологиями (T) и этикой (E). Понимание этого набора взаимосвязей дает возможность понять, как удержать человеческую экономику в экологических пределах Земли.

    Вопрос № 4: Что справедливо?

    Излагая свою метафору «космический корабль-земля», Боулдинг указал, что «у нас есть двухпалубный космический корабль»: одна колода для имущих и одна для неимущих.Однако в нынешнем экономическом порядке нет меры справедливости. Его главное противоядие от бедности — это дальнейший рост, оправданный легким лозунгом, что «прилив поднимает все корабли». Во многих странах и регионах мира, особенно в Китае и Индии, рост действительно стал важным фактором, позволившим вывести сотни миллионов людей из нищеты. Но за четыре десятилетия, прошедшие после написания Боулдингом, человеческое население увеличилось примерно вдвое. Это печальный факт, что сегодня в мире отчаянно бедных людей по-прежнему исчисляются сотнями миллионов.На данном историческом этапе мы больше не можем позволить себе бороться с бедностью за счет совокупного роста. Это просто несправедливо по отношению к будущим поколениям людей и других видов.

    При определении того, что является справедливым, также необходимо учитывать огромный нынешний и будущий экологический ущерб, начиная от эрозии почвы и исчезновения видов до массивной дестабилизации климата из-за выбросов парниковых газов. Следовательно, видение Боулдинга нуждается в расширении. Мы склонны думать только о том, как люди должны разделять блага и бремя жизни с другими людьми.Экономика в правильных отношениях должна включать справедливое разделение жизненных возможностей Земли со всем обществом жизни. Во всей земной экономике справедливость требует, чтобы мы искали процветающую землю — мир, который работает для всех.

    Вопрос № 5: Как следует управлять экономикой?

    На протяжении всей истории люди сотрудничали, чтобы установить правила, которым должны следовать все члены сообщества или общества. Даже самые горячие сторонники свободного рынка признают, что некоторые правила необходимы.Тогда возникает вопрос: какие правила? Как они устанавливаются и применяются? Какие правила характеризуют наши учреждения сегодня?

    Под руководством тридцати стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) деньги и их суррогаты все больше отдаляются от государственного регулирования и контроля. Мировые экономические державы настаивают на «свободной торговле», минимально регулируемой национальными или международными властями. Они также работают над тем, чтобы капитальные вложения и финансовые рынки оставались минимально регулируемыми каким-либо публично ответственным органом.Эта глобальная свобода для всех оказывает растущее давление на социальные и экологические сообщества, которые ошибочно считаются адекватно защищенными, пока глобальный ВВП продолжает расти. Правительства все чаще подотчетны не своим избирателям, а скорее финансовым интересам, которые помогают политикам добиваться авторитетных позиций и тратить огромные ресурсы на влияние на решения в области управления.

    К сожалению, многие из текущих частичных правительственных решений комбинации проблем, угрожающих всеобщему достоянию, часто усугубляют проблему.Такие примеры, как генная инженерия сельскохозяйственных культур для увеличения урожайности продуктов питания или использование биотоплива в качестве возобновляемого источника топлива, почти наверняка усугубят экологические и социальные проблемы. И то, и другое требует огромных монокультур, машин, приводимых в движение ископаемым топливом, и удобрений, полученных из ископаемого топлива, а также использования промышленных патентов, что сказывается на землепользовании и землевладении и влечет за собой огромные проблемы распределения богатства, а также генетическое и химическое загрязнение. Основная причина, по которой решения часто даже более опасны, чем то, что они заменяют, заключается в том, что они выросли из безумного стремления промышленности и правительства к безграничному росту и увековечивают его.Часто они по-прежнему служат неправильным отношениям.

    Какое управление требуется для всей земной экономики? Современные международные институты не имеют адекватных механизмов для понимания, не говоря уже о том, чтобы управлять экологическими пределами, которые ограничивают размер экономики; защищать всеобщее достояние; установить глобальные экологические правила, по которым должны жить все страны и граждане мира; и обеспечить соблюдение этих правил. По этой причине срочно необходимо новое и более эффективное управление на глобальном уровне.Недостающие функции глобального управления могут быть созданы различными способами. Можно представить себе четыре глобальных института, которые могли бы их создать: земельный резерв; некоторая форма глобального федерализма; глобальная охрана окружающей среды; и обязательный мировой суд.

    Четыре шага к достижению экономики всей Земли

    Исследование за исследованием показывали, что достижение цели, ради которой мы, люди, подвергли риску всю нашу планету, — экономический рост и личное богатство — даже не делает нас счастливыми.Свыше определенной суммы, необходимой для содержания крыши над своей семьей и ежедневной подачи пищи на стол, люди в каждой опрошенной стране не становятся счастливее от большего количества материальных благ, даже в значительных количествах. Что действительно делает нас счастливыми, так это идеалы, продвигаемые почти всеми известными этическими традициями: принадлежность к сообществу; наслаждаться крепким здоровьем; обмен; любить и быть любимым; доступ к природе; внесение значимого вклада. Когда мы вообразим истинные ограничения, обязанности и тайну жизни на Земле, мы начнем проживать гораздо более полноценную жизнь, чем может дать чрезмерное приобретение материальной собственности.

    Что же можно сделать, чтобы начать строить целостную земную экономику в правильных отношениях с обществом жизни? Первый шаг на этом новом пути — обоснование и разъяснение. Правильные отношения основаны на чувстве благоговения перед космосом и принятии этики, согласно которой человечество занимает уместное место в космосе и на Земле и в отношениях с ними. Обоснование и разъяснение начинаются с признания того, что гораздо больше смысла вдохновлять жить в экологических пределах Земли, чем игнорировать экологические последствия непрекращающегося экономического роста.Людям повсюду необходимо представить себе, что они живут полноценной жизнью, а затем начать жить ею, более спокойно шагая по земле. Множество книг, Интернет-ресурсов и общественных организаций предоставляют творческие способы сделать это. С первым заземлением, а затем разъяснением, вся земная экономика может начать укрепляться.

    Во-вторых, построение экономики Земли в целом потребует разработки моделей, пилотных программ и методов, основанных на правильных отношениях, основанных на истории, но максимально адаптированных к будущему.Какие бы институты ни возникали, они должны сохранять процесс принятия решений на местном уровне, но при этом обеспечивать соблюдение новых, экологически обоснованных правил, по которым мы все должны жить, чтобы избежать дальнейшего разрушения единства жизни и связанного с этим упадка человеческих перспектив. Это не то, что следует оставлять только «экспертам». Какой будет повседневная жизнь, когда в игру вступит новый вид глобального управления? Ответ будет зависеть не только от деталей того, как функционирует глобальное управление, но и от того, насколько оно имеет смысл в повседневной жизни людей в сообществах по всему миру.Чем больше людей участвует в обсуждении новых форм глобального управления, тем лучше оно будет справедливо и эффективно служить людям и всему обществу жизни.

    Третий шаг — свидетельство системы наведения, построенной на правильных отношениях. По мере того, как лучшее будущее, основанное на правильных отношениях, становится все более пристальным, неизбежно произойдет массовое прозрение. Каждый, кто хочет сохранить целостность, стойкость и красоту единства жизни для будущих поколений, должен принять индивидуальные и коллективные изменения, которые приведут к правильным отношениям.Невозможно предсказать, как и когда произойдет это прозрение. Но можно надеяться на это и работать над этим, активно свидетельствуя о концепции правильных взаимоотношений и о насущной необходимости перемен.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.