Историзмы предложения: Составить 10 предложений с архаизмами и историзмами

Содержание

Составить 10 предложений с архаизмами и историзмами

помогите составить 6 предложений. из этих словосочетаний. например Морской берег Черного моря особенно хорош в это время года. ​

помогите пожалуйста, это впр. ​

симфония в природе это? ​

русская литература пятый класс упражнение 473 78 страница​

140. Вставь в предложенияпредложения. Укажи падеж склоняемых частей речи.1. Закончились (какие?) каникулы.(какие?) каникулы. 2. (Где?) мальчи-ки увиде … ли (что? или кого?). 3. Пригрело (какое?) солн-це. 4. (Где? как?) чирикают (какие?) воробьи. 5. (Когда?)дети отправились (куда?).Помогите пожалуйста​

Расставь, где необходимо, недостающие знаки препинания (оставь поле пустым, если ставить ничего не нужно). 1) В полях бегут шумные и говорливые ручей … ки. 2) Прекрасные белые птицы летели высоко и отец едва мог рассмотреть их ранний прилёт. 3) Одним глазом хамелеон смотрит вперёд а другим назад. 4) После дождливого ноября пришёл суровый декабрь.

составьте предложение по схеме [ ], что​

помогите правильно сделать задание!!!​

«Обособленные определения и приложения»1.Укажите предложения, в которых есть обособленные определения. Спишите,расставьте знаки препинания.1) Некотор … е время в комнате царило молчание нарушаемое лишь мерным стуком метронома.2) Слепит глаза морозный жгучий день рассыпавший скрипучие сугробы.3) Зловещий вой пронзительный и наглый разрезал небо надвое.4) Когда грузчики бросив работать рассыпались по гавани появился Челкаш.2.Укажите номер предложения, в котором определение не обособляется(знаки препинания не расставлены).1) Простор равнины вливался в обвешанное редкими облаками небо.2) Мать грустная и тревожная сидела на толстом узле и молчала.3) Убаюканный сладкими надеждами он крепко спал.4) Охваченный каким-то неясным предчувствием Корчагин быстро оделся и вышел из дому.5) Тополи покрытые росой наполняли воздух нежным ароматом.3. Укажите номера предложений, в которых нет пунктуационных ошибок.

1) Насыщенные холодом тучи ползли над Царицыном.2) Разморенные жарой, люди двигаются медленно, вяло.3) Как бывший фронтовик Ковшов был назначен командиром взвода..4) Полный раздумья шел я однажды по большой дороге.4. Спишите предложения с обособленными приложениями, расставьте знаки препинания,подчеркните обособленные приложения.1)Старик Зданевич бывший преподаватель гимназии занимался французским языкомс несколькими недорослями.2) В квартире паровозного машиниста Гладышева было людно и шумно.3) В этом городе (Тарусе) жил незадолго до смерти замечательный поэт Н.Заболоцкий.4) Живет у нас корабельный врач быстрый и строгий старик большой знаток музыки обладательбольшой исторической библиотеки.5) Николай Николаевич больше всего любит щеглов разноцветных и нарядных птиц похожих издали на порхающие цветы.5. Объясните, в каких предложениях приложение выделяется при помощи тире.1) Этим летом поехал я в Тарусу – тихий городок на Оке.2) Живет в нем слесарь Яков Степанович – изобретатель и поэт в душе.3) Яков Степанович – человек до всего любопытный, вникающий в суть любого дела.4) Есть столяр Николай Никитич – знаток птиц.6. Укажите номера предложений, в которых нет пунктуационных ошибок?1) В 1961 году первый человек летчик Гагарин облетел на космической ракете вокруг Земли.2) Учитель и писатель Дмитрий Гулиа – просветитель Абхазии – создал абхазскую письменность и открыл первый передвижной театр на арбах.3) Брат Кирилла Илья уже второй год жил в Париже и подружился там с Пикассо.4) Старший из них, Миша, учился, с нами в одном классе.5) Он медлит с ответом, мечтатель-хохол.7. Определите, в каких предложениях нужно обособить одиночное определение,спишите, расставьте знаки препинания.1) Облетевший тополь серебрист и светел.2) Незримый ты мне был уж мил.3) За синими морями забытый он угасал один.4)Ему ли карлику тягаться с исполином?8. Укажите, в каких предложениях есть причастный оборот, стоящий после определяемого слова. Спишите, расставьте знаки препинания.1) Гляжу в задумчивом покое на куст склоненный над рекою.
2) Трава примятая ногой ласково шуршит.3) Над головой видны осыпанные надувшимися смолистыми почками тонкие ветви берез.4) По реке несло желтоватую пену похожую на сбитый белок.9.Определите, в каких предложениях обособленное определение выражено при­частным оборотом, укажите номера предложений (знаки препинания не расставлены)1)Братья потушили костёр улеглись на земле и молча не смыкая глаз стали дожидаться рассвета.2) Море огромное лениво вздыхающее у берега уснуло и неподвижно в дали облитой голубым сиянием луны.3) Машина долго кружила по улицам похожим на сады.4) Пустынный двор разрезанный оврагом зарос бурьяном из конца в конец.5) Пахучая ветка по-тепличному безжизнен­ная склонилась на край стакана.пожалуйста помогите!!!)​

Твоей маме приятно получить от тебя не купленные на ее же деньги цветы или конфеты, а выпиленную твоими руками рамку или полочку, сделанную тобой шкат … улку, нарисованную тобой картинку, вышитую тобой салфетку. Как бы скромен ни был твой подарок, он доставит много радости, если ты готовил его с любовью и своими руками. Нужно найти в этом тексте причастия и причастные обороты

Предложения со словом «историзма»

Мы нашли 15 предложений со словом «историзма». Также посмотрите синонимы «историзма».
Значение слова

  • Зодчий был неутомимым ревнителем идей историзма.
  • Ее авторы воздавали должное Канту и Гегелю, развивавшим идею историзма и диалектики.
  • Начальный этап развития историзма в последней четверти XVIII в.
  • Соотнесенность с фольклорными образцами составляет особый характер историзма «Песни», который очень точно почувствовал Белинский.
  • Историки, отвечая на подобные вопросы, обязаны руководствоваться принципом
    историзма
    .
  • Историзм не может быть обвинением или оправданием.
  • Историзм как крупное явление в культуре XIX в.
  • Истолкование истории, принадлежащее Вико, стало костяком «Помина», но на деле историзм не изменил культурной позиции Джойса.
  • https://sinonim.org/
  • Оба эти недостатка исправлены материалистическим историзмом, и «этическое дискредитирование» тут ни к селу, ни к городу.
  • Благодаря памяти мы различаем прошлое, настоящее и будущее, без неё немыслим историзм самого мышления.
  • Историзм и его проблемы: Логическая проблема философии истории.
  • В методологической концепции Флоровского выделяются как характерные черты историзм и персонализм.
  • Историзм Нью-Йорка был подтвержден его трагедией.
  • По крайней мере, некоторое подобие решения можно получить благодаря историзму всех основных теорий Маркса.
  • Он исключает губительные для «Маленьких трагедий» срывы в бытовизм и историзм и выводит их на уровень иносказаний.

Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

  • Поиск занял 0.036 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы, ассоциации и предложения.

Пишите, мы рады комментариям

Методическое сопровождение к уроку по теме "Устаревшая лексика: историзмы и архаизмы"

Тема урока: «Исторические изменения в лексике»

Цель: выяснить причины появления устаревшей лексики и появления новых слов и словосочетаний в современном языке.

Задачи:

Личностные: развивать интерес к изучению языка как отражения истории, быта, культуры русского народа; воспитывать внимание к культуре речи, точности слов и выражений.

Метапредметные: пользоваться разными видами чтения (ознакомительным, изучающим), извлекать информацию из толковых словарей, перерабатывать и преобразовывать информацию (вопросы, таблица).

Предметные: дать понятие об устаревших словах (архаизмах и историзмах), опознавать устаревшие слова, объяснять их значение, различать историзмы и архаизмы, уместно употреблять их в речи.

Ход занятия:

  1. Орг. этап

  2. Формулировка темы, целей занятия

Посмотрите на доску. На ней записаны пословицы, выясните, какое слово в этих пословицах пропущено:

  1. … не воробей, выпустишь - не поймаешь.

  2. Сказанное … - серебро, несказанное - золото.

  3. До …. - крепись, дал … - держись.

О словах мы много говорили на уроках. Знакомились с лексическим значением слов, изучали состав слова и многое другое. А как вы думаете, могут ли слова жить и умирать?

Однажды в одном магазине мне довелось услышать вот такой диалог. В магазин приходит покупатель, и продавец спрашивает:

- Чем я могу вам помочь?

- Я помощник костюмера нашего театра. Мы ставим спектакль «Петр I». И для этого мне нужны сермяга, жупан, магерка, камзол, треуголка, ботфорты.

Если бы вы были на месте продавца, вы бы поняли, что хочет от вас покупатель?

Но ведь покупатель назвал слова (сермяга, жупан, магерка, камзол, треуголка, ботфорты).

Кто знает, что они обозначают? О чем говорил костюмер? (О предметах одежды.) Используем ли мы эти слова сейчас?

Как мы называем слова, которые постепенно выходят из обихода нашей речи? (Устаревшими.)

Сформулируйте тему сегодняшнего занятия. (Устаревшие слова)

Как вы думаете, какие задачи будут стоять перед нами на уроке?

  1. Открытие новых знаний

Словарный состав русского языка непрерывно изменяется: исчезают одни слова, появляются другие. Отмирание слова происходит не сразу, сначала оно становится малоупотребительным, а потом и совсем исчезает. Отмирание слов вызвано самой жизнью. Устаревшие слова называют пассивной лексикой? Откуда такое название, подумайте.

Посмотрите на доску, сколько групп устаревших слов есть в русском языке? (2)

Вам нужно выяснить, как называются эти группы. В приложении LearningApps в задании, которое называется «Найди определение понятиям», найдите название групп устаревших слов.

– Чем они отличаются друг от друга?

– Почему разные группы устаревших слов получили такие названия?

– Преобразуйте текст в таблицу, запишите информацию в свой справочник.

  1. Развитие учебно­языковых умений.

Давайте выясним, что просил работник театра у продавца? Мы выяснили, что слова сермяга, жупан, магерка, камзол, треуголка, ботфорты обозначают предметы одежды. Как вы думаете, что это архаизмы или историзмы (историзмы).

Работа в группе

Нарядите свою куклу в ту одежду, которая записана в листе заданий вашей группы, вам нужно выбрать из нескольких видов одежды нужную, не перепутайте. Ответьте на вопрос, кто по социальному статусу ваша куколка?

1 группа (Ботфорты, камзол, треуголка) - военный

2 группа (Жупан, магерка, ичиги) - купец

3 группа (чёботы, душегрея, повойник) – богатая женщина

  1. Физминутка (по технологии В.Ф. Базарного)

  1. Развитие учебно­языковых умений (продолжение)

Работа в паре. Задание: Составить из предложенных слов три предложения с использованием устаревшей лексики на тему: « Вечер в крестьянской семье». Подчеркнуть устаревшие слова в тексте.

1. Слободой, сумерки, над, сгустились, крестьянской;

2. В, хозяйка, крынку, с, избе, и, зажгла, лучину, поставила, стол, молоком;

3. Печи, горнице, от, тепло, затопленной, в, уютно, было, и.

Полученный текст:

На крестьянской слободой сгустились сумерки. Хозяйка зажгла лучину в избе и поставила на стол крынку с молоком. В горнице было тепло и уютно от затопленной печи.

Значение посмотреть в словаре. Чем являются подчеркнутые слова: историзмами или архаизмами?

Перед вами текст. Прочитайте его: Хорошилище идёт по гульбищу из ристалища на позорище в мокроступах и с растопыркой.

Можете ли вы его понять?

А если посмотреть на иллюстрацию?

Вам не совсем понятно лексическое значение почти всех слов из этого предложения.

Вы сможете выполнить это задание, предварительно собрав пазл в приложении LearningApps, где вам нужно будет соотнести лексическое значение и слов, которые вы уже слышали ранее и не задумывались, что перед вами архаизмы, здесь же вы и найдете лексическое значение слов из задания.

Работа в группе. Пазл

Какое предложение получилось: Модник идет по тротуару из театра в цирк в галошах и с зонтиком. Теперь нужно сформулировать предложение стилистически правильно: Модник в галошах и с зонтиком идет по тротуару из театра в цирк.

  1. Итог урока. Рефлексия

Дети, а зачем вообще изучать устаревшую лексику, ведь она уже, действительно, не используется, потому и называется устаревшей? Что будет, если мы забудем эти слова, перестанем заглядывать в словарь?

Подведите итог занятия, используя схему:

Узнал

Заинтересовался

Смог

  1. Домашнее задание.

Найти примеры историзмов и архаизмов в произведении А.С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге»

  1. Заключительное слово

Словарный состав русского языка непрерывно изменяется: исчезают одни слова, появляются другие. Интеллигентный и грамотный человек должен постоянно совершенствовать свой словарный запас и следить за нововведениями в языке. Однако также нельзя забывать и про архаизмы с историзмами. Необходимо хотя бы изредка заглядывать в толковые словари, чтобы не попадать впросак и понимать классические произведения. Ведь не зная своего прошлого, невозможно построить светлое будущее.

14. 1) Прочитайте предложения из художественных текстов. Найдите историзмы. Объясните их значения. При затруднениях обращайтесь к общим толковым слова: рям русского языка и специальным словарям устаревших слов. 1. В толпе могучих сыновей, с друзьями, в гриднице высокой / Владимир-солнце пировал; Меньшую дочь он выдавал / За князя храброго Руслана / и мёд из тяжкого стакана / За их здоровье выпи- вал (А.

Пушкин). 2. Сидит грозный царь Иван Васильевич. / Позади него стоят стольники, / Супротив него всё бояре да князья... (М. Лермонтов) 3. Ярем он барщины старинной / Оброком лёгким заменил... (А. Пушкин) 4. А за эти вот слова тебя к городничему от- править, так он тебе задаст! (А. Островский) 5. Отнеси только напе- рёд это письмо вместе и подорожную возьми (Н. Гоголь). 6. Почти пригнувшись головой / к ногам, обвитым бечевой, / Обу- тым в лапти, вдоль реки / Ползли гурьбою бурлаки (Н. Некрасов). 2) Запишите историзмы в две группы: сначала те, которые обозначают пред- меты и явления Древней Руси (Древнерусского государства), потом те, которые обозначают предметы и явления более позднего времени (Российской империи). 3) Объясните, что явилось причиной устаревания выписанных вами историзмов,

1. Гридница. Гри́дница (гридня) — в древнерусской архитектуре IX—XVII веков — большое помещение в княжеском дворце для дружинников.

Князь- правитель в сре.дневековых государствах или отдельных гос. образованиях (князья удельные).

2. Стольник. Должностное лицо, придворный, прислуживавший князьям и царям за столом во время торжественных трапез, а также сопровождавший их в поездках.

Боярин - представитель высшего сословия в древнерусском государстве.

3.

Барщина и оброк – это разновидности феодальной зависимости крестьян от землевладельцев.

4. Городничий. Должностное лицо, начальник города.

5. Подорожная. Письменное свидетельство для проезда куда-л., удостоверявшее право пользоваться определенным количеством почтовых лошадей.

6. Лапти.Обувь, плетенная из лыка, бересты или веревок, которую прежде носили крестьяне

Бурлак - крестьянин, уходивший на заработки, преимущественно на речные суда

2)

Древняя Русь: грибница, стольник, бояре, барщина, (существовала и в первой половины 19 века), лапти, князь.

Российская империя: оброк, городничий, подорожная, лапти ( среди крестьян они и тогда использовались), бурлак.

3) Слова устарели, так как явления и предметы, которые они описывали стали неактуальными, вышли из обихода, пропали из жизни общества.

Укажите предложения, в которых слова являются историзмами — Студопедия

А. По прошествии немногих лет он был избран губернатором … (Ю. Нагибин)

Б. В тот же час Петр отдал приказ воеводам. (А. Платонов)

В. Всем до казначейства есть дело, а он – душа казначейства. (М. С. Щедрин)

Г. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились! (А . Чехов)

Д. Барин с гувернанткой рыбу ловят-с. (А. Чехов)

15. Определите, какие слова из левого столбика соответствуют понятиям из правого:

1) фломастер; а) устаревшее слово;

2) компьютер; б) общеупотребительное слово;

3) свингер; в) неологизм.

4) нарком;

5) маркетинг;

6) видеомагнитофон.


Морфемика и словообразование

Морфемика – раздел науки о языке, в котором изучается состав слова.

Слова образуются .

Морфологическим способом:

1. Приставочный

сверх-скоростной

2. Суффиксальный

компьютер-изаци-я

3. Приставочно-суффиксальный

раз-государствл-ени-е

4. Отсечение суффиксов

эксклюзив

5. Сложение слов или основ

налогообложение, ООН

Неморфологическим способом:

1. Переход одной части речи в другую

неимущие

2. Распад многозначного слова на омонимы

мир-вселенная, мир-состояние без войны

3. Сращение отдельных слов в одно


сегодня

Подготовка к тестированию

1. Слово образовано … способом

1) начисто а) суффиксальным

2) тополиный б) бессуффиксным

3) подсвечник в) приставочным

4) зелень г) приставочно-суффикс

2. Слово образовано … способом

1) выход а) суффиксальным

2) местность б) бессуффиксным

3) подбородок в) приставочным

4) прабабушка г) приставочно-суффикс

3. ;

8. Основа и окончание выделены верно:

а) сп-ишь; г) съ-ешь;

б) бр-ешь; д) т-ишь;

в) л-ишь; е) пь-ешь.

9. Окончания омонимичные:

а) слова – голова;

б) моего – прежнего;

в) бела – веера;

г) поем – несем;

д) кофе – море;

е) везение – вязание.

10. Установите соответствие между словами и способом их образования:

1) восходить; а) приставочный;

2) подоконник; б) суффиксальный;

3) гниль; в) приставочно-суффиксальный;

4) спецкор. г) бессуффиксный;

д) сложение.

Новые и устаревшие слова. Подбор новых и устаревших слов. Словарный диктант 1

2. Актуализация знаний:

-Какой раздел русского языка изучает лексическое значение слова?

Сегодня мы продолжаем изучать лексическое значение слов, а каких вы узнаете сами.

Прочитайте предложение: Участники совещания прибыли на саммит в кибитке.

Запишите в тетрадь и подчеркните слова, которые вам непонятны. Какие слова вам непонятны?

- Кто слышал их? Как узнать лексическое значение слова? Посмотреть в толковом словаре.

Почему мы не используем в нашей речи слово кибитка? Какое это слово? (рисунок кибитки на доске)

(Работа с толковым словарём. Чтение толкования слов.)

Устаревшие слова-архаизмы.

Почему в толковом словаре нет слова саммит? Новые слова – неологизмы.

Определяют уровень своих знаний

Словесное поощрение.

А и В взаимодействуют в парах с С

Доска, мел.

Нежелание додумывать.

3.Постановка темы и целей урока: Поставьте цель урока. Расскажите соседу. Кто готов поделиться с классом

4. Работа в группах: Найдите «четвёртое лишнее».

Обувь: кеды, босоножки, ботфорты, кроссовки.

Одежда: пальто, плащ, шуба, кафтан.

Предметы быта: стол, утюг, коромысло, кастрюля.- Почему найденные вами слова лишние?

- К какой группе устаревших слов они относятся? (Историзмы)

Докажите.

Смогут определять тему и задачи урока

Уметь высказывать свою точку зрения, размышлять.

Взаимооценивание по критериям:

без ошибок- «5б», 1-2 ошибки-«4б», 3-5 ошибок - «3б», 6-7 ошибок-2 балла Стратегия «Фейерверк»

Учащиеся группы А формулируют цель и задачи урока

Совместная работа учеников А,В,С.

Консультирование в группе

Карточки, тетради

5. Физминутка: На лужайке, на ромашке

Жук летал в цветной рубашке.

Жу-жу-жу, жу-жу-жу,

Я с ромашками дружу.

Тихо по ветру качаюсь,

Низко-низко наклоняюсь.

Смена деятельности

Неумение анализировать, выделять главное

6.Работа в парах.

– Сейчас я вам буду читать сказку. Как известно, сказки складывались народом с древних времен, поэтому содержат большое количество устаревших слов.

Задание: Найдите и запишите в тетрадь устаревшие слова из сказки.

Вот идет Иван по широкой улице и диву дается: одеты люди, как в его родной стороне – мужики в армяках, кушаками подпоясаны, бабы – в кокошниках расписных. Вдруг видит он – два мужика разговаривают, решил к ним подойти, спросить. Подошел и разговор слышит, один другому говорит:

– Ярмарка нынче хорошая! Товару много!

– Да, – соглашается второй.

– Купил я лошадь у барышника, – хвастается первый.

А второй говорит:

– И я жену свою обрадую. Лент, гребенок у коробейника ей купил.

Слушал Иван, слушал, да так ничего и не понял, а спрашивать побоялся – вдруг засмеют.

(Ученики зачитывают записанные слова.)

– Что это за слова – историзмы или архаизмы?

– Что они обозначают?

После выполнения задания отметьте настроение.

У кого возникли трудности? Кто не справился? Что можно посоветовать?

Уметьслушать, работать с текстом, определять устаревшие слова.

«От кулака до пяти пальцев».

Проверка по эталону правильных ответов: без ошибок- «5б», 1-2 ошибки-«4б», 3-5 ошибок - «3б», 6-7 ошибок-2 балла

А и В взаимодействуют в парах с С

Учебники, интерактивная доска, слайды

Историзмы. Архаизмы. - русский язык, прочее

Класс: 6

Предметь: Русский язык.

Тема: Историзмы. Архаизмы.

Время: 45минут

Цели урока:

а) образовательные: дать понятие об историзмах и архаизмах;

определить основные отличия историзмов от архаизмов;

обратить внимание учащихся на слова (историзмы).относящиеся к истории, на связь поколений.

б) воспитательные: формировать навыки работы в группе, умение излагать свои мысли, свою точку зрения, умение прислушиваться и уважать мнение других.

в) развивающие: развитие внимания, памяти, аналитического мышления, навыков связной речи.

Формирование элементов компетенций:

ключевые: коммуникативная, компетенция личностного самосовершенствования, общекультурная компетенция

предметная: речевая компетенция.

Тип урока: комбинированный.

Методы: работа в группах, интерактивное упражнение “Рыбий скелет”, выразительное чтение, “Мозговой штурм”.

Оборудование: учебник “Русский язык” для 6 класса В. И. Зеленина, учебник “Литература” – I часть для 6класса с русским языком обучения, И. Н. Стыркас, Г. Ш. Абдуллаева, словарь С.И.Ожегова, скотч, мел, маркеры, бумага А3 каждой группе, проектор, слайды.

Технологическая карта урока:

Органимциоин ая часть

Повторение пройденной темы

Объяснение

новей темы

Закрепление

новей темы

оценивание

учащихся

Домашнее

задание

1 минута

7 минут

12 минут

23 минут

1 минута

1 минута

Ход урока:

1. Организационный момент.

Учитель заходит в класс, здоровается с учениками. Говорит о погоде.

Спрашивает у учеников: “Кто сегодня дежурный?”

2. Опрос домашнего задания с использованием “Мозгового штурма?”

Учитель. Ребята, какую тему Вы проходили на прошлом уроке? (текст)

Я вам сейчас прочитаю маленькие тексты о том, как “Истории, которые делают нас лучше”

Учитель. Какими бывают темы сочинения? (широкими и узкими).

Учитель. Для того, чтобы написать интересное сочинение, что нужно знать, определить? ( Надо чётко определить тему и продумать композицию. В этом помогает план )

Учитель. Задано было на дом написать сочинение на свободную тему.

Учитель проверяет у учеников домашнее задание, т.е. сочинение на свободную тему.

3. Объяснение новой темы.

Учитель. Ребята, сегодня мы с вами пройдём новую тему: “Историзмы. Архаизмы”.

Словарный состав языка отражает все изменения, происходящие в жизни общества. Различные исторические события, научные открытия, развитие техники приводят к тому, что некоторые слова выходят из активного употребления, т.е. становятся историзмами.

Слова, служившие названиями исчезнувших предметов, понятий, явлений называются историзмами.

Например: царь, соха, кольчуга, помещик, дворянин.

Они занимают в языке совершенно особое положение, являясь единственными наименованиями давно ушедших из нашего обихода предметов. Поэтому у историзмов нет и не может быть синонимов.

Устаревшие слова, у которых есть современные синонимы, заменившие их в языке, называются архаизмами.

Архаизмы принципиально отличаются от историзмов. Если историзмы – это названия устаревших предметов, то архаизмы – это устаревшие наименования вполне обычных предметов и понятий, с которыми мы постоянно сталкиваемся в жизни.

Например, актёра когда-то называли лицедей, комендант, говорили не путешествие, а вояж, не пальцы, а персты, не лоб, а чело.

Просмотр слайдов. Объяснение историзмов и архаизмов.

Работа с учебником.(устно)

Упражнение 62. Подберите пары слов из первой и второй строки, запишите их.

  1. очи, уста, длань, перст, цирюльник, лицедей, сей, паки, рамена.

  2. Плечи, глаза, палец, парикмахер, актёр, этот, опять, губы, ладонь.

4. Закрепление.

Работа в группах. Деление класс на малые группы по 5-6 учеников.

По усмотрению учителя.

Учитель. Ребята, сегодня на уроке участвуют 30 учеников. Я сейчас буду делить вас на малые группы по 6 человек. (Обычно в работах в группе не должно быть больше 6 человек.)

Назовите мне 5 исторических городов Узбекистана.

Ученики: Самарканд, Хива, Бухара, Коканд, Термез.

Учитель. По порядку называем города, т.е. 1 ученик называет Самарканд, 2 ученики – Хива, 3 ученик – Бухара, 4 ученик – Коканд, 5 ученик – Термиз.

Все ученики встают со своего места и сядут в парту, где стоят таблички с названием их города, образуют круглый стол.

Работа в группах.

Учитель. Каждой группе даю задание. Ребята, я вас попросила сегодня принести учебник “Литература”. Мы будем работать над стихотворением А.С.Пушкина “Песнь о вещем Олеге”.

Я вам прочитаю стихотворение, вы внимательно слушайте и находите в нём историзмы и архаизмы.

Задание 1. Выписать из стихотворения “Песнь о вещем Олеге” историзмы, архаизмы. Если значение историзмов и архаизмов не знаете, не понимаете можете посмотреть в словарь С.И.Ожегова.

Задание 2. Упражнение “Рыбий скелет ”.

Учитель. На голове “Рыбьего скелета”напишите то, что вы будете писать историзмы, архаизмы или всё вместе.

На верхних “хрящах”напишите историзмы, выписанные из стихотворения “Песнь о вещем Олеге”, а внизу значение, если напишите архаизмы, то есть синонимы этих архаизмов.

На “Хвосте” составьте с данными историзмами или архаизмами 2-3 предложения.

Презентация.

Участник из каждой группы выходит к доске и презентует свою работу.

Обобщение. Обсуждение.

  1. Ребята, Вам понравился сегодняшний урок?

  2. Чем он вам понравился?

  3. Вам было интересно работать в группах?

  4. Ребята, как Вы думаете для чего нам нужны историзмы и архаизмы?

  5. Чем отличается историзмы от архаизмов?

5. Домашнее задание: упражнение 64 и 65, выписать дома из учебника “Литература” для 6 класса историзмы и архаизмы из повести А.С.Пушкина “Дубровский”.

6. Оценивание: Ответы учеников оцениваются по рейтинговой системе. Учитель может сказать, чтобы ученики оценивали друг друга в работе группах.

Приложение

Образцы предложений по диссертациям - История

Ланфранк из Бека: конфронтация и компромисс
Имперская экспансия и эволюция экономики Южной и Юго-Восточной Азии
Роль Нантакета в войне 1812 года
Letters Home: отчеты об опыте простых солдат в Америке Гражданская война
Письмо для Сталина: американские журналисты в СССР, 1928-1941 гг.
Мрачные ученые, дипломаты и шпионы: Бисселл, Милликен и Ростов и их влияние на U.S. Внешняя политика
Размышления СМИ о западном общественном мнении во время Суэцкого кризиса
Последствия, влияние и использование средств массовой информации в Эммете до линчевания
Кромвель живет, пока Мейсон преследует: ирландский национализм и историческая память во время Проблемы
«Мои разбитые мечты о мире и социализме»: Молодежная пропаганда, личность и самосознание в ГДР, 1979–1989.


Ланфранк из Бека: противостояние и компромисс

Церковная история Европы XI века вращается вокруг конфликта инвеститура и усилий григорианской реформы.Эти две проблемы проникли в религиозную жизнь по всему континенту. Даже в Англии, на краю света, англосаксонские и нормандские реформаторы боролись с этими проблемами при построении «универсальной церкви». Я хотел бы войти в этот мир через тематическое исследование Ланфранка из Бека. Ланфранк - подходящий выбор для этого интенсивного внимания из-за очевидных философских парадоксов, которые доминировали в его жизни.

В начале своей карьеры Ланфранк был стойким сторонником Папы Льва IX в евхаристическом споре с Беренгаром Турским.Однако доктрина пресуществления была для Ланфранка менее важна, чем идея «вселенской церкви». Примечательно, что эта новая церковь должна была объединиться под руководством более сильных и требовательных пап в Риме, которые были ранними сторонниками молодого итальянского монаха. Преобразование Ланфранка началось, когда он был назначен аббатом Сент-Этьен, Кан в 1063 году под прямым патронажем Вильгельма Завоевателя. Эти отношения продолжились с повышением Ланфранка до архиепископа Кентерберийского в 1070 году. В этой роли Ланфранк разорвал все самые традиционные связи с Римом.Он действительно имел право контролировать и накладывать вето на любые папские синоды, запланированные для Англии. Кроме того, Ланфранк даже пропустил обязательное паломничество в Рим для получения паллиума - традиция английских епископов, восходящая к Григорию Великому и VI веку.

Традиционные ученые склонны изображать этот разрыв как прагматичный. Новый хозяин Ланфранка, Уильям, требовал большей преданности, чем далекая церковь Святого Петра. Верность, в свою очередь, привела к продвижению и месту в религиозном управлении бесчисленных душ в Англии.Чтобы оправдать эти корыстные соображения, ученые описали явно консервативного Ланфранка как каролингского епископа, пережитка империи, которая тогда умерла в течение двух столетий. Эпоха Каролингов была временем драматического расширения церкви, в основном под защитой ее светского христианского защитника Карла Великого. Легко увидеть параллели, по крайней мере с нормандской точки зрения, между завоеванием Англии в 1066 году и насильственным обращением саксов в 8-м веке. Оба эти вторжения привели подчиненные народы в соответствие с новым, большим христианским миром.Историки писали о Ланфранке как об игроке в этой системе священных реформ, возглавляемой светскими кругами.

В своем исследовании я планирую пересмотреть эту точку зрения. Хотя архиепископ действительно оставил Григория VII во время его величайшей нужды - конфликта, связанного с инвестициями, - роль Ланфранка в английской реформе не следует рассматривать как движущую силу Нормандии, а не Рима. Например, забота Уильяма о благочестии своих новых подданных была в лучшем случае вторичной по сравнению с интересом к назначению епископов, которые будут поддерживать порядок на шумном острове вместо отсутствующего короля.Таким образом, имея относительно свободные руки, Ланфранк напрямую реформировал и Кентербери, и Англию в целом. Некоторые из этих изменений, например, его упор на церковное безбрачие, прямо соответствовали григорианским реформам, от которых он якобы отказался по прибытии. В других случаях Ланфранк был более открытым к религиозным практикам, которые ему предшествовали. В отличие от других норманнских епископов, прибывших после завоевания, архиепископ был гораздо более сговорчив как с местными английскими святыми, так и с учреждением монастырских соборов.Эти примеры создают гораздо более сложную картину Ланфранка. Ясно, что он был более лоялен к григорианскому реформаторскому движению, чем к какому-либо конкретному понтифику, занимающему престол Святого Петра. В то же время его синкретический подход противоречил бы любым бескомпромиссным папам, с которыми он имел дело. Эти несоответствующие детали предполагают необходимость пересмотра традиционных интерпретаций жизни Ланфранка. В более широком контексте я надеюсь продемонстрировать, как духовенство позиционировало себя в более широком конфликте между церковью и государством в это время.

Развивая эту тему, я хочу объединить традиционные и менее традиционные источники в попытке создать новое изображение. Любое исследование средневековой политической и церковной истории во многом будет опираться на летописцев. В частности, я буду использовать Англосаксонские хроники и Виту Ансельми Эдмера для англосаксонской точки зрения. С нормандской точки зрения я буду использовать хроники Вильгельма Жюмьежского и Жильбера Криспина. Чтобы дополнить эти более формальные истории, я прочту собственные работы Ланфранка, включая его главный трактат о Евхаристии, Liber Corpore et Sanguine Domini, от которых, я не могу поверить, он так легко отказался по прибытии в Англию.Кроме того, его личная переписка и монашеские уставы, оба из которых были недавно переизданы, будут полезны для понимания его собственных взглядов, будь то практические или богословские. Наконец, я хочу использовать архитектурный анализ церкви, которую Ланфранк построил в Кентербери, и исследования поклонения реликвиям, окружающим останки местных святых, таких как Данстан и Теодор. Эти менее традиционные источники, хотя их труднее получить, я надеюсь, дадут новое представление о жизни Ланфранка и, по крайней мере, обеспечат социальный и культурный контекст для этого конкретного периода.Результатом станет исследование, использующее анализ Ланфранка для решения более широкого вопроса, касающегося ориентации людей в конфликтах 11 века.

К началу страницы


Имперская экспансия и развитие экономики стран Южной и Юго-Восточной Азии

Прибытие Васко де Гамы в 1498 году на пляжи современного Каликута ознаменовало начало интенсификации экономических отношений между Востоком и Западом и первое знакомство европейцев с древней и сложной торговой сетью, достигающей по суше и по морю от Европа в Китай, обрабатывая торговлю и перевозки гораздо более ценные, чем все, что известно на Западе. Роскошные товары из Китая, шелк и драгоценные металлы из Ирана, хлопчатобумажные ткани Индии, золото и слоновая кость Восточной Африки, а также специи из Индонезии были связаны через высокоразвитые и плотные торговые сети. Хотя индийская экономика часто изображается как застойная под тяжестью европейского вторжения, очевидно, что особенно в прибрежных районах оживленная и динамичная прибрежная торговля процветала под эгидой европейского правления. Создание мирового рынка товаров, таких как рисовое золото, серебро, специи, текстиль и другое сырье, произошло одновременно с вытеснением местных рынков, поскольку европейская империя распространилась на все более обширную часть земного шара.

К середине 18 века две великие чартерные компании, Британская Ост-Индская компания и VOC (Голландская Ост-Индская компания), превратились из простых коммерческих торговых предприятий в предприятия, которые доминировали в экономических отношениях с азиатскими странами и начали приобретать вспомогательные правительственные и военные функции. К 1765 году Британская Ост-Индская компания фактически стала фактическим сувереном в Бенгалии в силу своей подавляющей военной мощи в регионе и приобретения дивани, или права собирать территориальные доходы.Как для голландской, так и для британской Ост-Индской компании очевидно, что приобретение территориальных империй и квазигосударственных функций оказали глубокое влияние на характер, объем и распределение инвестиций внутри компаний из Европы, но также и на характер самих отношения между местными торговцами, купцами и финансистами и европейцами. Лакшми Субраманиан, историк, опубликовавший некоторые из наиболее важных работ, посвященных взаимоотношениям маратхов и британцев в Бомбее, упоминает, как Лоу де Лористон, бывший генерал-губернатор Французской Индии, «признал местное банковское сообщество в 1777 году. как решающий фактор в любом будущем союзе французских и индийских штатов против их закоренелого антагониста - английской Ост-Индской компании. В недавней статье Чаудхури утверждает, что местные кредитные рынки восточной Индии, особенно Бенгалии, сыграли важную роль в финансовом спасении нескольких европейских компаний в семнадцатом и начале восемнадцатого веков от хронической нехватки оборотных средств, но с победой при Плесси и трансформация британской роли в Бенгалии резко изменила характер отношений между местными кредиторами и европейскими купцами.

В рамках этого проекта будет проводиться сравнительный анализ голландской и британской Ост-Индских компаний и их взаимоотношений с такими группами, как маратхи, четвертиары, а также китайские банковские и торговые семьи, а также будут привлечены ресурсы, касающиеся взаимоотношений других европейских держав с местные купцы и финансисты.Изучая взаимодействие местных финансовых институтов и капитала с европейцами в Азии, особенно в Южной и Юго-Восточной Азии, я надеюсь исследовать многие аспекты экономики азиатских стран 17-19 веков под эгидой этой более широкой темы, такие как различные пути развития между европейскими и азиатскими обществами, динамика расширения европейского могущества в Южной и Юго-Восточной Азии, а также радикально разные финансовые и экономические структуры, которые характеризовали азиатские общества до расширения Европы, а также то, как менялось установление колониального правления ( или нет) динамика коренного капитала.
В рамках этого проекта отношения будут рассматриваться с европейской точки зрения с использованием данных голландской и британской Ост-Индской компаний. В частности, в последние годы несколько историков стремились расширить наше понимание отношений между европейскими торговцами и индийскими купцами и финансистами, и в этом проекте будет предпринята попытка как основать их работу, так и сформировать более глобальный и далеко идущий вывод о роли местный капитал в имперской экспансии, рассматривая феномен со сравнительной точки зрения.

Главный вопрос, на который я пытаюсь ответить, - это определить и очертить природу отношений между местными кредитными учреждениями и имперской экспансией; эффективно изучите отношения между местными банкирами, финансистами и торговцами и европейцами, которые пришли торговать, а затем колонизировать. Прежде всего, я надеюсь установить связь между этими экономическими отношениями и изменениями на политической и экономической карте Азии.

К началу страницы


Роль Нантакета в войне 1812 года

Я младший специалист по истории, в настоящее время учусь за границей в программе Уильямс-Эксетер в Оксфорде.С августа я случайно исследую китобойную промышленность на Нантакете с конца 18 до середины 19 века. Я привержен Нантакету как общей теме не только потому, что его история чрезвычайно мне интересна, но и потому, что существует множество первичных данных. Например, Историческая ассоциация Нантакета может похвастаться 5000 томами (судовые журналы, дневники, юридические документы и т. Д.), Которые доступны ученым.

Хотя я исследовал ряд тем в истории Нантакета, я снова и снова возвращаюсь к китобойному промыслу.В частности, меня заинтриговала роль Нантакета в войне 1812 года. Нантакет был единственной территорией США, которая добивалась и получила перемирие с Великобританией, формально вышедшей из войны в 1814 году. Островитяне были заинтересованы в сохранении нейтралитета из-за важности китобойного промысла как источника средств к существованию острова и угрозы британского флота для Нантакета. корабли. Более того, правительство США не только практически не предлагало защиты островитянам, но и отталкивало их, обложив их высокими налогами.
Чтобы понять договор 1814 года, я предполагаю, что мне потребуется исследовать две другие области, которые, как я считаю, связаны между собой: во-первых, как опыт Нантакета во время Американской революции повлиял и сформировал его курс действий в 1812 году? Во время революции остров объявил нейтралитет, вероятно, потому, что китобоев Нантакета не волновало, какая сторона победит, пока китобойная промышленность пережила войну. Китобойные суда обратились к другим квакерам в Англии и выиграли поправку к парламентскому предложению об ограничении китобойного промысла в Новой Англии. Однако из-за того, что закон не соблюдался должным образом, остров впал в экономическую депрессию. Британские военно-морские корабли не только помешали китобоям Нантакета продавать спермацетное масло в Лондон, его крупнейший рынок, но и захватили многие из их кораблей. Любая угроза китобойному промыслу будет настоящим кризисом, потому что большая часть острова прямо или косвенно вовлечена в китобойный промысел, а многие островитяне не были достаточно богаты, чтобы переселить свои семьи на материк. Конечно, в 1812 году были члены общины, которые помнили бы такое обращение со стороны британцев и экономическую депрессию.

Вторая проблема, которую я собираюсь решить, касается самосознания Нантакета: насколько «американцами» они себя чувствовали? Обстоятельства, при которых остров объявил нейтралитет, делают вопрос о патриотизме более неясным, поскольку «предательство» США можно объяснить необходимостью экономической стабильности без решения проблемы идентичности. На этих ранних этапах становления государственности остров, похоже, действовал совсем иначе, чем другие китобойные сообщества США. В социальном и политическом плане Нантакет казался более либеральным, чем материк, особенно с точки зрения роли женщин и политического (но не всегда социального) равенства афроамериканцев.Например, расовая сегрегация в школах была запрещена в 1850-х годах в судебном деле, напоминающем дело Брауна против Совета по образованию. Как я уже упоминал выше, американская политика также иногда отталкивала островитян. В первые два года войны 1812 года китобойный промысел Нантакета почти исключительно находился под угрозой не британского флота, а американской политики, поскольку Конгресс наложил эмбарго на торговлю с Великобританией; К сожалению, всего через несколько дней после того, как Конгресс снял эмбарго, Великобритания выступила против Новой Англии.Во время американской революции Нантакет раздумывал над идеей стать либо независимой, либо британской территорией. Сталкивался ли он с таким же выбором в 1812 году?

Первичные источники:

Выборка из собрания рукописей Исторического общества Нантакета:

Документы семьи Алленов, 1790-1930 гг.
Банки на Нантакете, 1804–1985 гг.
Записки семьи Баркер, 1720–1853.
Документы благотворительного общества, 1814–1976.
Документы семьи Кэри, 1809–1894.
Запись в комнате новостей граждан.
Коллекция Чарльза Конгдона, 1671-1844 гг.
Документы семьи Клэпп, 1804-1896 гг.
Записки о гробах Маргарет / Маленькая коллекция, 1761-1913 гг.
Коллекция гробов Мэри М., 1806-1865 гг.
Письменная книга Уильяма Гроба, 1811-1833 гг.
Семейные документы Коулманов, 1729-1873 гг.
Документы семьи Кросби. 1812–1893.
Записки семьи Эвер, 1813-1875 гг.
Записки о рыбной семье, 1708-1916 гг.
Документы семьи Паддока, 1755–1853,
Феби Гроб, документы Ханафорда, 1848–1929.
Документы семьи Джонсов, 1817-1868 гг.
Документы семьи Джой, 1806-1880 гг.
Записки Кезии Гроба Фаннинга, 1775-1812 гг.
Macy Family Papers / Cloyes Collection, 1812-1869.
Записки семьи Мириков, 1796-1863 гг.
Сборник переписей населения Нантакета, 1796-1900 гг.
Ежемесячное собрание друзей в Нантакете, 1664–1889.
Ежемесячное собрание друзей в Нантакете, 1672–1944 годы.
Документы семьи Рэя, 1776-1844 гг.
Документы семьи Старбаков, 1662–1973.
Worth Family Papers, 1743-1912.
Коллекция Генри Барнарда Уорта, 1641–1905.

(Я просмотрел только половину списка доступных рукописей, поэтому я ожидаю, что должно быть намного больше интересных источников из коллекции Исторического общества Нантакета. Информация об архивах Исторического общества Нантакета найдена на www.nha.org)

Анналы Конгресса, 13-й Конгресс, 2-я сессия.
Хатчинсон, Томас. История Массачусетса, Vol. II, Бостон: Томас и Эндрюс, 1767.
Журнал Сэмюэля Суэйна, 1813-1837.
«Дневник Кезии Гроба Фаннинга», Historical Nantucket 6 (июль 1958 г.).
Мэйси, Обед. История Нантакета (Нью-Йорк: Research Reprints, 1970 [1835]).
Напье, Генри Эдвард. Блокада Новой Англии в 1814 году: Журнал Генри Эдварда Нэпьера, лейтенанта Нимфы Х. М.С., изд. Уолтер Мьюир Уайтхилл. Салем, Массачусетс: Музей Пибоди, 1939.
«Заметки о Нантакете. 1 августа 1807 г., Собрание Исторического общества Массачусетса 3 (1815 г.).
Скорсби, Уильям. История и описание северного китового промысла, Vol. II. Эдинбург, 1820.

Среднее:

Андерсон, Флоренс Беннет.Через Хоус-Хоул: правдивая история о китобойном капитане Нантакета.
Нью-Йорк: Macmillan Co., 1932.
Байерс, Эдвард. Нация Нантакета: общество и политика в раннем американском коммерческом центре,
1660-1820. Бостон: Northeastern University Press, 1987.
Грэм, Джеральд С. «Миграции промысла китов на Нантакете: эпизод британской колониальной политики
». Ежеквартальный вестник Новой Англии 8, вып. 2 (июнь 1935 г.): 179-202.
Дэвис, Ральф. Подъем английского судоходства в семнадцатом и восемнадцатом веках.
Лондон: Дэвид и Чарльз, 1972.
Хегарти, Реджинальд Б. Возвращение китобойных судов, идущих из американских портов: продолжение книги Александра Старбака
«История американского китового промысла» 1876-1928 гг. Нью-Бедфорд, Массачусетс:
Историческое общество Старого Дартмута и Музей китобойного промысла, 1959.
Хики, Дональд Р. «Ограничения американской торговли во время войны 1812 года». Журнал американской истории 68,
нет. 3 (декабрь 1981 г.): 517-538.
Хохман, Элмо Пол. Американский китовый человек: исследование жизни и труда в американской китобойной индустрии
.Нью-Йорк: Longmans, Green & Co., 1928.
Horsman, Reginald. «Нантакетский мирный договор с Англией в 1814 году». New England Quarterly 54, вып. 2
(июнь 1981 г.): 180–198.
Хорсман, Реджинальд. Война 1812 года. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1969.
Джонсон, Роберт. «Черно-белые отношения на Нантакете». Исторический Нантакет (весна 2002 г.). Взято с сайта
www.nha.org.
Куглер, Ричард К. «Торговля китовым маслом, 1750-1775», Бостон: Колониальное общество Массачусетса, 1980.
Мэйн, Джексон Тернер. Социальная структура революционной Америки. Princeton: Princeton University
Press, 1965.
Макдевитт, Джозеф Л. Дом Ротча: китобойные торговцы Массачусетса, 1734-1828. Нью-Йорк
и Лондон: Garland Publishing, Inc., 1986.
Morison, Samuel Eliot. Морская история Массачусетса, 1783-1860 гг. Бостон: Northeastern
University Press, 1979.
Tower, Walter. История американского китобойного промысла, Филадельфия: University of Pennsylvania Press,
1907.
Старбак, Александр.История Нантакета, Бостон: К. Э. Гудспид Ко., 1924.
______. История американского китового промысла с момента его зарождения до 1876 года.
Repr., 2 тома, с предисловием Стюарта С. Шермана. Нью-Йорк: Argosy Antiquarian, 1964.
Vickers, Daniel Frederick. «Морская рабочая сила в колониальном Массачусетсе: тематическое исследование промысла трески
графства Эссекс и китобойного промысла Нантакета, 1630-1775». Кандидат наук. Диссертация, Принстонский университет
, 1981.

К началу страницы

Letters Home: отчеты об опыте простых солдат во время гражданской войны в США

Идея моей дипломной работы вдохновлена ​​моей работой прошлым летом в Библиотеке редких книг Чапина в Уильямсе.Я провел лето, читая и систематизируя библиотечную коллекцию писем солдат Гражданской войны - группу из примерно тысячи писем, написанных мужчинами в армейских лагерях своим близким, которых они оставили дома. Помимо беглого хронологического упорядочивания, до меня никто не прикасался к этим письмам с тех пор, как их приобрела библиотека. Для меня они представляли собой огромный неиспользованный исторический ресурс - они сидели в чулане, ожидая, когда их обнаружат, и я был первым, кто исследовал их возможности. Я обнаружил, что полностью поглощен, прищурившись от строки за строкой тесного, выцветшего текста и представляя слова, прерывисто вытекающие из перьев авторов, когда они приседали в свете вспыхивающего костра, а вдали эхом разносился грохот пушечного огня. Меня поразило то, как эти молодые люди рассказывали о своих переживаниях членам семьи дома - заверяя их в своей безопасности и выражая энтузиазм по поводу их дела, а также выдавая парализующий страх и разрушительную тоску по дому. В одной особенно запоминающейся серии писем солдат Союза продолжал писать домой своей жене с поля битвы во время осады форта Конфедерации, зная, что почта не доставляется, и подозревая, что дни, которые он провел, прячась под огнем в кустах Луизианы лес будет его последним.Но каким-то образом его письма все же дошли, и последнее письмо в последовательности рассказывало о его мучительном побеге в полевой госпиталь, давая мне надежду, что он и его жена вскоре воссоединились.

Слова подобных букв преследовали меня каждый день после того, как я уходил с работы, и оставались со мной даже после того, как я ушел из Williams на год. Когда я начал обдумывать свои планы относительно моей дипломной работы, я понял, что хочу тесно сотрудничать с буквами из коллекции Чапина. В своей диссертации я планирую изучить опыт среднего солдата на войне, используя источники Союза и Конфедерации в виде писем, которые солдаты отправляли домой своим семьям и друзьям.Коллекция библиотеки Чапина в основном состоит из писем Союза, поэтому сторона Союза будет в значительной степени основана на этом ресурсе. На предстоящее лето мне была предоставлена ​​летняя исследовательская стипендия от Williams. Мой план для этого проекта - собрать ресурсы со стороны Конфедерации, посетить объекты в Вирджинии, где хранятся обширные коллекции писем Конфедерации. Я глубоко заинтересован в том, чтобы авторы писем говорили сами за себя, поэтому я буду сравнивать и противопоставлять конкретный опыт, связанный с конкретными солдатами, в отношении более широких вопросов, таких как, какие мотивы солдат Союза и Конфедерации приводили к боевым действиям, выражаются ли взгляды, которые они выражают в их письма совпадали с заявленными взглядами на их соответствующие причины, с тем, что они знали - если вообще что-либо - об этих причинах, и что они думали друг о друге. Возможно, больше всего я хотел бы использовать эти первичные документы, чтобы подчеркнуть, чем были похожи солдаты противостоящих сторон - как они обычно отождествляли себя с определенными `` американскими '' ценностями и амбициями и как их взгляды на войну в значительной степени формировались совпадением на какой стороне разделенной страны они родились.

Я считаю, что подобные письма предлагают историкам неоценимое средство проникнуть в сознание актеров, участвовавших в исторических событиях.И конкретный набор букв, который я исследую в своем проекте, важен, потому что он не говорит о «великой» версии Гражданской войны, управляемой такими фигурами, как Авраам Линкольн и Роберт Э. Ли. Вместо этого он дает нам более широкое представление об опыте обычного человека - в данном случае обычного солдата - событий, которые в корне сформировали американское прошлое. Это версия прошлого, которая часто недоступна для нас, поэтому историкам важно пользоваться ресурсами, подобными тем, которые хранятся в Библиотеке Чапина.Для меня невозможно охватить все перспективы и опыт, предлагаемые уцелевшими письмами Гражданской войны, поэтому я решил сосредоточить свои исследования на коллекции Чапина, размер которой регулируется и находится в удобной близости от меня для исследований во время академической год. Поработав с этими письмами в течение нескольких месяцев, я чувствую, что у меня есть общее представление о том, что они могут предложить - репрезентативный образец опыта обычного солдата на войне. В своих исследованиях на юге этим летом я планирую дополнить коллекцию Чапина большим количеством примеров конфедератов.Я также планирую черпать вдохновение из вторичных источников, небольшую коллекцию которых я перечислил ниже. Многие ученые в прошлом работали с письмами солдат Гражданской войны, и они даже в значительной степени проникли в массовую культуру - наиболее известной из них является документальный фильм Кена Бернса о гражданской войне. Эти авторы помогут мне получить представление о более широких закономерностях в опыте солдат, но я буду полагаться на свое чтение первоисточников, чтобы привести конкретные примеры.

Самым захватывающим в предложенной мной диссертации является то, что я действительно не знаю, что я найду и куда меня приведут мои исследования.Я подозреваю, что есть неисчерпаемое количество тем, которые можно извлечь из писем солдат Гражданской войны, и я уверен, что найду в своих исследованиях много вещей, которые меня вдохновят. Я глубоко привержен подходу к истории через контакт с подлинными документами и артефактами, и я с нетерпением жду возможности сделать это в ходе моего проекта в следующем году.

Предварительная библиография:

Первоисточники: Я буду в значительной степени полагаться на коллекцию из примерно тысячи писем времен Гражданской войны в коллекции редких книг Чапина в Уильямсе с точки зрения перспективы Союза.С точки зрения конфедератов, я буду использовать сборники писем, хранящиеся в Историческом обществе Вирджинии, Музее Конфедерации и Библиотеке Вирджинии, все в Ричмонде, а также библиотеке Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле. Есть также коллекции писем, доступные в Интернете, в частности «Гражданская война в США: письма и дневники» по адресу http://solomon.cwld.alexanderstreet.com/.

Вторичные источники:

Бартон, Майкл и Ларри М. Лог, ред.Солдат гражданской войны: исторический читатель. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 2002.
Manning, Chandra. Чем закончилась эта жестокая война. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 2007.
Макферсон, Джеймс М. Боевой клич свободы: Эра гражданской войны. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1988.
______. За дело и товарищи: почему люди сражались в гражданской войне, Нью-Йорк: Oxford University Press, 1997.
______. За что они боролись, 1861-1865 гг., Батон-Руж: Издательство государственного университета Луизианы, 1994.
______, изд.Могущественная Плеть: перспективы гражданской войны. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2007.
______ и Уильям Дж. Купер младший, ред. Написание Гражданской войны: поиски понимания.
Columbia: University of South Carolina Press, 1998.
Mitchell, Reid. Солдаты гражданской войны, Нью-Йорк: Викинг, 1988.
______. Свободное кресло: Северный солдат уходит из дома. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1993.
Rosenblatt, Emil & Ruth, ред. Harding Marching Every Day: The Civil War Letters of Private Wilbur Fisk, 1861-1865, Лоуренс: Университетское издательство Канзаса, 1992.
Шихан-Дин, Аарон. Вид с земли: опыт солдат гражданской войны, Уайли, Белл I. Жизнь Билли Янка. Батон-Руж: Издательство государственного университета Луизианы, 2008.
______. Жизнь Джонни Реба, рядового солдата Конфедерации. Индианаполис: Боббс-Меррилл, 1943.
______. Простые люди Конфедерации. Колумбия: University of South Carolina Press, 2000.

К началу страницы


Письмо для Сталина: американские журналисты в СССР, 1928-1941

«Ни голода, ни настоящего голода нет и не может быть.Так написал глава московского бюро The New York Times Уолтер Дюранти 15 ноября 1931 года. К концу 1933 года от шести до восьми миллионов советских граждан, по крайней мере половина из них украинцы, погибли в результате последовавших друг за другом неудовлетворительные урожаи и официальные репрессии во время одного из самых страшных искусственных голодовок в истории. Дюранти получил Пулитцеровскую премию за год до окончания голода. Не только Дюранти обеливал Советский Союз в целом и сталинскую политику в частности.Журналисты со всего мира, пишущие из СССР, изображали страну благородной борьбы, где рабочий класс, ведомый вождем и партией, выковывал утопию, свободную от несправедливости и убожества капитализма.
Почему так много западных посетителей СССР позволили себе стать рупорами советского режима, имея повсюду свидетельства политических репрессий и ужасных страданий, в то время как лишь несколько наблюдателей высказались против коммунистического режима? Чем был привлекателен сталинизм в эту эпоху великого кризиса капитализма? 1930-е годы были временем неопределенности для либеральной демократии, когда Великая депрессия вызвала страдания во всем мире и поставила под вопрос старые либеральные убеждения свободного рыночного капитализма, в то время как сама демократия находилась в осаде со стороны тоталитаризма левых и правых. Пытаться охватить этот огромный кризис во всей книге, не говоря уже о тезисе, было бы непростой задачей. Вместо этого я предлагаю исследовать этот кризис через микрокосм мужчин и женщин, которые посетили Советский Союз в надежде найти рабочую утопию. Многие жители Запада приехали в СССР по приглашению режима в качестве журналистов, технических экспертов и писателей-путешественников, оставивших после себя внушительный объем новостных репортажей, дневников, писем и мемуаров. В моем дипломном проекте будет рассмотрена определенная группа посетителей - американские журналисты, пишущие для американских газет, таких как The Nation, Harper’s, The Atlantic Monthly и The New York Times, или англоязычных изданий в СССР, таких как The Moscow News.Обсуждаемые временные рамки начнутся с начала реализации первого пятилетнего плана в 1928 году и завершатся вступлением Советского Союза и Соединенных Штатов во Вторую мировую войну в 1941 году. В дальнейшем я сфокусирую свой проект на освещении два конкретных события: широко отрицаемый голод, происходящий на Украине, и показательные процессы сталинской чистки, где многие наблюдатели писали, что либо подсудимые на самом деле были саботажниками и агентами иностранных держав, либо их вина или невиновность были незначительны. последствия в разворачивающейся грандиозной исторической драме.Я выбрал эти два события, потому что они представляют собой обвинительные акты в отношении притязаний советской системы на легитимность - ее способности накормить всех своих людей и ее претензий на то, что она является поистине справедливым обществом. Гимнастика фактов и логики, предпринятая апологетами режима по этим вопросам, имеет, таким образом, особое значение.

До сих пор вопрос о том, что было в большинстве журналистов, посещавших СССР в этот период, и что было в советском коммунизме, что заставило большинство репортеров придерживаться линии партии, не рассматривался особенно глубоко.Сегодня тех, кто поддерживал режим, таких как Уолтер Дюранти, Морис Индус и Анна Луиза Стронг, склонны отвергать как идеологов, которые либо умышленно невежественны, либо намеренно служат социализму. Те, кто видит сквозь облако обмана режима, напротив, являются героическими правдивыми. Определенная работа была проделана в отношении официальных усилий Советского Союза, направленных на то, чтобы привлечь на свою сторону либерально настроенных западных людей в этот период, и полемика по поводу Пулитцеровской премии Дюранти породила в последние годы ряд статей и книг, в первую очередь С.Апологет Сталина Дж. Тейлора. Однако историография оставляет открытым ряд вопросов. Не хотели ли журналисты выступать против режима, потому что они могли потерять доступ к руководству, потому что их семьи могли стать мишенью (многие женаты в России) или по аналогичным практическим причинам? В какой степени практическое пересекалось с идеологическим, поскольку репортеры сочувствовали официальной идеологии и целям режима и были готовы простить небольшой бандитизм со стороны руководства, если он приведет к созданию действительно справедливого и равноправного общества? Как сказал Дюранти в своей статье от 14 мая 1933 года: «Невозможно приготовить омлет, не разбив яйца.Было ли что-то в общем благонамеренном либерализме американских журналистов, который толпами заставил их обелить преступления сталинизма на службе некоторых действительно похвальных социальных проектов, таких как всеобщая грамотность и государство всеобщего благосостояния, а также мощное видение общество, которое могло появиться? Более того, как мнение этих журналистов было информировано обществом, которое их подготовило? Каковы, если таковые имеются, различия в взглядах тех, кто родился за границей, таких как Дюранти и индусы, и таких, как Стронг, которые были прирожденными гражданами? В какой степени репортерский опыт Америки эпохи Великой депрессии, со всем ее голодом и неравенством, повлиял на их восприятие Советского Союза, который претендовал на ликвидацию всех зол капитализма?

В поисках объяснения того, почему так много американских репортеров поддержали сталинскую линию в этот период, я планирую изучить три различных набора источников. Во-первых, я изучу фактические газетные сообщения, подготовленные этими журналистами. Американцы, сообщавшие из Москвы, хорошо знали, что они были фактически единственным источником информации о событиях внутри СССР, доступным для американцев, и их статьи, естественно, дают много понимания того, как они надеялись объяснить советскую систему американской общественности. Затем я рассмотрю более частные источники, такие как дневники и письма репортеров, которые могут пролить свет на внутренние мысли, цели, мотивации и опасения журналистов и включить мысли, которые не вошли в их новостные статьи или более поздние мемуары.Наконец, я рассмотрю мемуары, написанные многими журналистами во время или сразу после этого периода о своем опыте в СССР. Воспоминания, которые я прочитал до сих пор, представляют собой чрезвычайно богатые источники, поднимающие ряд важных методологических вопросов. Насколько мы можем доверять этим репортерам, которые часто писали спустя несколько лет после событий, свидетелями которых они были? Были ли мемуары опубликованы до или после того, как Советский Союз вступил в борьбу с фашизмом, косвенно в Испании или непосредственно после 1941 года? Являются ли эти мемуары не более чем случаями особых мольб журналистов, надеющихся поддержать как великую идею коммунизма, так и свою собственную репутацию? Мемуары таких репортеров, как Юджин Лайонс, которые бросили вызов безопасному консенсусу своих коллег и написали против сталинизма (часто ценой своей карьеры), представляют собой набор поразительных отклонений.Можем ли мы доверять таким бывшим сторонникам того, что они сообщают правду, как они ее видели, или же превращение попутчика в антикоммунистическую боевую собаку представляет собой колебания между крайностями одобрения и отвращения, что подразумевает ненадежность? Эти источники, как те, с которыми я столкнулся и о которых писал в своем учебнике в прошлом семестре с Робертом Сервисом, так и те, с которыми я столкнулся с тех пор, составят очень богатую базу для моих исследований.

Используя этот исходный материал, я пытаюсь связать воедино великие политические и идеологические дебаты 1930-х годов и личную жизнь журналистов, о которых идет речь, чтобы объяснить, почему так много из этих мужчин и женщин приняли сталинизм, в то время как некоторые писали яростные осуждения Советская система.Этот проект во многом будет исследованием кризиса капитализма и кажущегося подъема социализма в микрокосмосе, движимого особыми нюансами и сложностями моего конкретного материала. В 2010 году нам кажется слишком очевидным, что сталинизм был кошмаром для миллионов советских граждан, но восемьдесят лет назад вопрос о том, принадлежит ли будущее капитализму или коммунизму, оставался открытым. Те, кто оправдывался сталинизмом, иногда делали это из лучших побуждений. Однако то, что так много людей могло ошибаться в отношении сталинизма, требует объяснения.

К началу страницы


Мрачные ученые, дипломаты и шпионы: Бисселл, Милликен и Ростоу и их влияние на внешнюю политику США

Поскольку текущий глобальный экономический кризис потрясает страны по всему миру, его последствия находят отклик не только в сферах финансовых регуляторов, центральных банков и министерств финансов. Этот кризис создал ряд внешнеполитических проблем для правительства США, и директор национальной разведки Деннис К.Блэр недавно заявил сенатскому комитету по разведке: «Главная проблема безопасности США в ближайшем будущем - это глобальный экономический кризис и его геополитические последствия». Блэр, однако, не первый представитель разведывательного аппарата США или даже внешнеполитического истеблишмента страны в целом, который выступает за включение экономики в ведение международных отношений США.

Ричард Биссел, Макс Милликен и Уолт Ростоу имеют много общего; все трое родились в начале двадцатого века, окончили Йельский университет, стали профессорами экономики в Массачусетском технологическом институте, а затем работали исследователями в нескольких тех же аналитических центрах. Что еще более примечательно, все трое из этих людей покинули академические круги и заняли влиятельные роли во внешнеполитическом истеблишменте правительства США в начале холодной войны. Между собой эти бывшие экономисты установили прочные связи с Центральным разведывательным управлением, Государственным департаментом и Белым домом в годы становления Соединенных Штатов как глобального гегемона.

Эта общность открывает ряд интересных вопросов. Что побудило их принять решение стать экономистами, а затем перейти от ученых к сторонникам холодной войны? Было ли их совпадение случайным или их пути связывает какая-то общая нить или социальная тенденция? И, что наиболее важно и актуально для рассматриваемых сегодня вопросов, какую роль эти социологи видят в экономической теории и анализе в планировании и практике внешней политики? Я планирую изучить, как мировые события повлияли на карьерные решения и идеологии этих людей, и, в свою очередь, какое влияние их идеи и вклад оказали на развитие U.С. внешняя политика.

Я рассчитываю в основном исследовать их идеи об экономической разведке, особенно в отношении Милликена и Биссела, которые проработали значительные периоды в ЦРУ, и теории модернизации, в которой и Ростов, и Милликен были решительными сторонниками Белого дома и Государственного департамента . В условиях текущих дебатов в США о восстановлении нашего потенциала экономической разведки, правильном использовании иностранной помощи и преодолении нынешних финансовых кризисов, идеи, полученные от этих бывших ученых и сторонников холодной войны, могут пролить свет на современные проблемы.

В качестве источников для моего расследования я планирую использовать документы Макса Милликена и Уолта Ростоу, которые доступны в Библиотеке Джона Ф. Кеннеди. Мемуары Бисселла и несколько устных интервью, в которых он участвовал, также доступны общественности. Кроме того, известно, что существует несколько рабочих документов, которые эти люди подготовили как официальные лица правительства США и как исследователи в многочисленных аналитических центрах. И, наконец, я планирую использовать богатые существующие научные исследования по теории модернизации и ее роли в U.С. внешняя политика.

Библиография

Интернет-библиотека Центрального разведывательного управления.
Электронный читальный зал Закона о свободе информации.
Личные бумаги Макса Милликена (1913-1969), Библиотека Джона Ф. Кеннеди.
Walt W. Rostow (# 8.24), Библиотека Джона Ф. Кеннеди.
Уилсон, Теодор А. и Ричард Д. Маккинзи. «Интервью устной истории с Ричардом М. Бисселлом-младшим» Библиотека Гарри С. Трумэна.
Работает всеми тремя в различных аналитических центрах, включая одно сотрудничество между Бисселлом и Милликеном в Центре международных исследований (CENIS).
Бисселл-младший, Ричард М. Размышления о воине холодной войны: от Ялты до залива Свиней. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1996.
Фиалка, Джон Дж. Война другими средствами: экономический шпионаж в Америке. Нью-Йорк: W.W. Norton & Co., 1999.
Лэтам, Майкл. Модернизация как идеология. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press, 2000.
Light, Дженнифер С. От войны к благосостоянию. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 2003.
Пирс, Кимбер Чарльз. Ростоу, Кеннеди и риторика иностранной помощи.Ист-Лансинг: Michigan State University Press, 2001.

К началу страницы


Размышления СМИ о западном общественном мнении во время Суэцкого кризиса

За годы, последовавшие за Второй мировой войной, глобальный баланс сил значительно изменился; после конфликта между традиционными великими державами возникла биполярная борьба за власть между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Военные и финансовые издержки Второй мировой войны чрезвычайно затруднили удержание европейскими державами своих колониальных империй, утрата которых усугубила их экономический крах и привела к их упадку в качестве мировых держав.Эти материальные условия, безусловно, были основным фактором в определении нового баланса сил, как и относительная сила экономического положения США, но также важную роль играли менее поддающиеся количественной оценке факторы, а именно способность каждой из новых и старых держав. переосмыслить свою роль в мире и соответствующим образом адаптировать свое отношение к другим странам. По мере того как произошла деколонизация и во всем мире начали возникать конфликты времен холодной войны, державы времен холодной войны и традиционные великие державы столкнулись с новыми внешнеполитическими вызовами, в основном в духе попыток установить влияние за рубежом, когда использование силы для этого было уже невозможно. или приемлемо с моральной точки зрения.Таким образом, каждая нация, борющаяся за глобальное влияние, была вынуждена переоценить свою идентичность как игрока на мировой арене. Правительственные чиновники, разрабатывающие политику, проводили эту переоценку как сознательный процесс, но это также происходило спонтанно среди населения страны, реагируя на очевидные сдвиги в динамике глобальной власти, вызывая вопрос: насколько хорошо правительственные переосмысления идентичности отражали общественное отношение в начале холодной войны эпоха? Появление множества новых наций и национализмов в послевоенном мире создало множество примеров, которые иллюстрируют, как современные национальные представления о себе развивались на разных уровнях и как это привело к консолидации нового мирового порядка.Моя диссертация будет сосредоточена на Суэцком кризисе 1956 года из-за его расположения на стратегически важном и материально богатом Ближнем Востоке, который привел к вовлечению многих стран, а также на вовлеченных в этот конфликт западных державах, для которых правительство якобы было репрезентативным. - Англия, Франция и США.

Несмотря на историографические дебаты об ускоряющих и промежуточных причинах, Суэцкий кризис 1956 года можно проследить, по крайней мере, частично, на совместном американо-британском решении прекратить запланированное финансирование проекта египетского правительства по проекту Асуанской плотины, в результате чего египтяне нуждаются в готовых материалах. деньги, которые послужили оправданием национализации Суэцкого канала президентом Египта Гамалем Абдель Насером. Предлагаемый проект Асуанской плотины явился образцом нового состояния отношений между Египтом и западными державами после египетской революции 1952 года. Новое египетское руководство было антиколониальным, но не выступало против продуктивных отношений с западным миром. Таким образом, он надеется, что совместные проекты, такие как строительство Асуанской плотины, откроют новый тип отношений между Египтом и Западом. Для Великобритании это означало бы отношения, основанные на добровольном экономическом сотрудничестве, а не на эксплуатации силой, в то время как для США.С. Смена политики заключалась не в продвижении антиколониальной позиции, а в том, чтобы делать это довольно активно, в отличие от прежней позиции относительного изоляционизма. Великобритания и США пытались продвигать антиколониальные экономические отношения в соответствии с требованиями Египта, чтобы поддерживать и создавать, соответственно, присутствие в регионе, что было важно для защиты финансовых интересов на Ближнем Востоке, которые сильно зависели от доступа. к Суэцкому каналу, и не дать Советам установить там конкурирующее влияние.

Однако, когда США и Великобритания в конечном итоге сочли проект Асуанской плотины неподходящим, а Насер национализировал канал летом 1956 года, последовавший за этим Суэцкий кризис показал, что британцы, находящиеся под влиянием французов, играли традиционную роль колониального империализма, в то время как США взял на себя новую современную роль, выступая в качестве международного арбитра в преследовании своих собственных интересов, связанных с холодной войной. То, что Великобритания во время Суэцкого кризиса объединилась с Францией, а не с США, неудивительно, учитывая недавнюю историю международных отношений каждой страны; Тщательное исследование отразило степень, в которой французские и британские политики ошибались в своих политических расчетах мыслительными процессами, которые все еще в значительной степени определялись устаревшими колониальными соображениями. Также ведутся споры о том, в какой степени они основывают свою политику на ложных предположениях о позиции США. Лидеры, вовлеченные в Суэцкий кризис, основывали свои решения о том, как лучше всего служить своим материальным интересам без потери политического капитала, не только на анализе официальных позиций других стран, но и на чтении общественного мнения того времени. Ни одно западное правительство не хотело действовать против национальной воли и терять популярность среди своих избирателей из-за Суэца. Поэтому естественно задаться вопросом, в какой степени популярная мысль западного руководства была искажена историзмом или, наоборот, насколько близко общественное мнение в Великобритании, Франции и США.С. по отношению к развивающемуся кризису на Ближнем Востоке на самом деле имел тенденцию соответствовать официальным в оценке того, какие действия должна предпринять каждая страна.

В рамках своей диссертации я хотел бы исследовать следующий вопрос: в какой степени верным общественное мнение о Суэцком кризисе в Великобритании, Франции и США оказывало влияние на политику? Чтобы заполнить верхнюю часть картины, я бы использовал в основном вторичные источники и, при необходимости, первичные документы, на которых они основаны (например, источники, доступные в U.S. National Archives, British Public Records Office и French Ministry Archives), сосредоточив свое первоначальное исследование на французских, британских и американских газетах и, возможно, на радиопередачах как на показательных тенденциях в сфере общественного мнения в каждой стране. Чтобы управлять масштабом этого исследования, я намерен сконцентрироваться на двух наиболее спорных периодах времени в течение месяцев Суэцкого кризиса, недели после национализации канала 26 июля 1956 г. (до 2 августа включительно) и через неделю после вторжения Израиля в Египет 29 октября 1956 г. (до 6 ноября включительно).Анализируя прямое освещение в новостях решения Насера ​​о национализации канала, решения Израиля о вторжении на Синай и последующих заявлений и действий, предпринятых Францией, Великобританией и США, и диапазон редакционных ответов на них, Я надеюсь определить суть каждого национального дискурса о кризисе и поместить все три в сравнительные рамки, чтобы определить относительную степень соответствия представлений элиты и масс относительно соответствующей роли каждой западной державы в Суэце. Мы надеемся, что степень, в которой пресса (на национальном и местном уровнях, представляющая весь спектр политических позиций) потворствует и поощряет официальные решения, принятые во время Суэцкого кризиса, проливает свет на то, насколько хорошо политическое развитие кризиса соответствовало общепринятым современным взглядам. о ситуации, но о том, где сейчас мировые державы выступают в качестве арбитров в международных отношениях и, таким образом, насколько давно работающие лидеры с глубоко укоренившимися убеждениями о роли своих стран в мире смогли соответствовать требованиям мира в котором идеологическая и материальная среда в последнее время претерпели серьезные изменения.

Предварительный список для чтения:

Соответствующие первичные источники, которые необходимо найти через:

Интернет-архивы The Times, http://archive.timesonline.co.uk/tol/archive/
Объединенный каталог Британской библиотеки: газеты, http://catalogue.bl.uk
ProQuest Historical Newspapers (США), включая The New York Times, http://proquest.umi.com
Французские источники через Gallica, цифровой браузер Национальной библиотеки Франции, http://gallica.bnf.fr/?&lang=FR

Вторичные источники:

Азар, Эдвард Э.«Эскалация и уменьшение конфликтов в условиях международного кризиса: Суэц, 1956 г.»
Журнал разрешения конфликтов 16 (1972): 183-201.
Кокетт Р. «Наблюдатель и Суэцкий кризис». Современная британская история 5, № 1 (лето 1991): 9-31.
Горст, Энтони и Льюис Джонман. Суэцкий кризис. Лондон: Routledge, 1997.
Louis, Wm. Роджер и Роджер Оуэн. Суэц 1956: кризис и его последствия. Оксфорд: Clarendon Press, 1989.
Лукас, В. Скотт. Разделенные мы стоим: Великобритания, США и Суэцкий кризис.Севеноукс: Ходдер и Стоутон, 1991.
Негрин, Ральф. «Пресса и Суэцкий кризис: пересмотренный миф». Исторический журнал 25, вып. 4 (1982): 975-983.
Онеал, Джон Р., Брэд Лиан и Джеймс Х. Джойнер-младший. «Достаточно ли благоразумны американцы? Общественная реакция на применение силы в США в 1950-1988 годах ». Ежеквартальный журнал международных исследований 40, вып. 2 (июнь 1996 г.): 261-279.
Оуэн, Жан. «Опросы и газетная оценка Суэцкого кризиса». Public Opinion Quarterly 21 (1957): 350-354.
Парментье, Гийом.«Британская пресса в условиях Суэцкого кризиса». Исторический журнал 23, вып. 2 (1980): 435-448.
Rawnsley, G.D. «Радио холодной войны в условиях кризиса: зарубежные службы BBC, Суэцкий кризис и венгерское восстание 1956 года.
». Исторический журнал радио и телевидения 16, № 2 (июнь 1996 г.): 197-219.
______. «Открытое и скрытое: Голос Британии и радиовещание черных во время Суэцкого кризиса, 1956 год».
Разведка и национальная безопасность 11, вып. 3 (июль 1996 г.): 497-522.
Шоу, Тони. Иден, Суэц и СМИ: пропаганда и убеждение во время Суэцкого кризиса.
Лондон: Таврическая, 1996.

К началу страницы


Значение, влияние и использование средств массовой информации в «Эммете до линчевания»

Предлагаю написать диплом с отличием по истории в течение xxxx учебного года. Изучив интересующие меня темы и посоветовавшись с профессором xxxx, я разработал проект, в котором анализируется использование и влияние средств массовой информации во время движения за гражданские права. В частности, мой проект будет исследовать, как дети и то, как их изображают американские СМИ, сильно повлияли на американское сознание Движения за гражданские права.Дети были участниками некоторых из наиболее широко транслируемых по телевидению и освещаемых событий в области гражданских прав, таких как линчевание Эммета Тилля, применение водомётов и полицейских собак к детям, гибель четырёх чернокожих девочек в результате взрыва баптистской церкви на 16-й улице, десегрегация Центральной средней школы и марши Сельмы, где детей топтали полицейские лошади.

Взятие проекта со всеми этими событиями выходило бы за рамки дипломной работы, поэтому профессор Лонг и я сузили наше внимание до линчевания Эмметта Тилля в 1955 году. Если кратко описать это событие, то после того, как он якобы свистнул белой женщине, четырнадцатилетний Эммет Тилль был застрелен, а его тело брошено в реку Таллахатчи в Миссисипи группой белых мужчин. Двоюродный дедушка Эммета опознал двоих из этих людей, Роя Брайанта и Дж. У. Милам, как и те, кто загнал Эммета в свою машину в ночь, когда он был убит. Суд длился всего пять дней, и присяжные, состоящие исключительно из белых, оправдали обоих мужчин в связи со смертью Эммета примерно через час.

Освещение в СМИ сыграло очень важную роль в смерти Эммета Тилля.В The Chicago Defender, газете из родного города Эммета, первые статьи об Эммете Тилле включают фотографии его безутешной матери, которую члены семьи держат в вертикальном положении перед гробом Эммета. В газетных статьях, посвященных Эммету, также упоминается недавний линчевание чернокожих активистов за права голоса и недавнее дело Брауна против Совета по образованию в Верховном суде. Фактически, в этих статьях были указаны имена, лица и фотографии лиц, пострадавших от расистского насилия на Юге, при этом были включены и повышены видимость крупномасштабных расовых проблем.Телевизионные группы транслировали изуродованное лицо Эммета на его похоронах в открытом гробу, что вызвало возмущение и ужас по всей стране. Просмотр этих изображений в гостиной белой Америки сделал Юг Джима Кроу более заметным для всей белой Америки. Освещение в СМИ смерти Эммета еще больше побудило черную Америку выступить против превосходства белых, тем более что оба белых человека признались в убийстве Эммета в журнале Look Magazine.
Это событие поднимает множество вопросов относительно расовых отношений на Юге, но я хочу сосредоточить свои усилия на нескольких, которые интересуют меня больше всего.Я хочу исследовать причины, последствия и последствия решения матери Эммета показать изуродованное и разложившееся лицо Эммета на его похоронах в открытом гробу. Это расследование приводит к истории, причинам и важности похорон в открытом гробу в афроамериканском сообществе.
В моем проекте также будет проанализирована реакция белого сообщества в непосредственной близости от места убийства Эммета. Его убийство было хорошо задокументировано в телевизионных репортажах, газетных статьях и интервью в журналах; однако очень мало исследований посвящено изучению влияния СМИ на региональном, национальном и международном уровнях.Я хочу изучить, как эти общины отреагировали на смерть Эммета и как белый Юг рассматривался в результате различных реакций в зависимости от расы и местоположения.

Кроме того, убийство Эммета Тилля вызывает вопросы относительно мужественности и женственности белых и их отношения к мужественности черных. Другой аспект этого проекта может включать в себя то, как образ Эммета Тилля был запомнен и реконструирован средствами массовой информации в последнее время в виде телесериалов и фильмов.Я стремлюсь исследовать эти проблемы, прежде всего, с помощью первичных источников, таких как фотографии, телевизионные репортажи, статьи в газетах и ​​интервью отдельных людей. Вторичные ресурсы, особенно в области медиа-исследований, будут полезны моему проекту. В целом, мой проект станет частью более широкого диалога, который исследует восприятие СМИ реакции белых на жизнь и культуру чернокожих на юге Джима Кроу.

Летом после второго года обучения в Williams я заложил основу для этого проекта.Мои независимые исследования в рамках стипендии Mellon Mays Undergraduate Fellowship позволили мне развить свои исследовательские навыки, тесно сотрудничать с профессором и прочитать более десятка основополагающих первичных и вторичных источников в области межрасовых отношений в Соединенных Штатах. Я уже написал две исследовательские работы (и готовится третья) об этих книгах.

Мне интересно написать диплом с отличием по истории по многим причинам. Самое главное, мне нужна возможность погрузиться в предмет, который меня очень интересует, и внести свой вклад в большую академическую работу в этой области.Написание диссертации также важно, потому что это позволит мне посвятить длительный период времени очень конкретной теме. Мне нравятся исторические исследования, и я хочу получить удовлетворение от осознания того, что я досконально разбираюсь в тонкостях и нюансах конкретной темы, даже если это может быть небольшая часть большего целого. Кроме того, я хочу завершить большой исторический проект, чтобы показать выпускникам исторических школ, насколько серьезно я стремлюсь к получению степени доктора философии. в американской истории.

К началу страницы


Кромвель жив, пока Мейсон преследует: ирландский национализм и историческая память во время смут

В предлагаемой мной диссертации я хочу спросить, насколько важным было восприятие ирландской истории в увековечении Неприятностей.Часто истории, которые пересказывают, подтверждают настоящее. Я считаю, что восприятие ирландской истории играет важную роль в увековечении конфликта в Северной Ирландии, потому что и юнионисты, и националисты создали свои собственные версии истории, которые они используют, чтобы придать легитимность своим политическим взглядам на будущее. Внутри сообществ различные группы интересов манипулируют историей и повторно манипулируют ею, и каждое отдельное прочтение прошлого оправдывает нынешние действия его сторонников.В этом смысле вопрос истории - это вопрос легитимности, а легитимность напрямую связана с политической властью. В своей книге «Конфликт Северной Ирландии: совместные действия» Джон МакГарри и Брендан О’Лири пишут, что Северная Ирландия - это «место конкурирующих аналогий и норм. Ни одно из его сообществ… не смогло добиться гегемонистской легитимности. Это одна из причин, по которой конфликт продолжается ». Считается, что историю пишут победители, а в Северной Ирландии обе стороны пытаются заявить о себе как о победителях.Это далеко не просто интеллектуальные дебаты, отдельные чтения истории созданы для оправдания политических действий, увековечивающих конфликт.

Раздел - классический пример того, как юнионисты и националисты используют историю для оправдания своих нынешних политических позиций. Восприятие истории юнионистами подчеркивает непрерывность разделения как социальной силы. Историк A.T.Q. Стюарт использует выборы 1886 года, чтобы подчеркнуть врожденную природу разделения. В нем семнадцать из тридцати трех избранных членов парламента Ольстера были за самоуправление.Это подчеркнуло протестантов, что они отличаются от остальных жителей Ирландии. Стюарт пишет: «С 1886 по 1920 год ольстерские протестанты составляли меньшинство, находившееся под угрозой». Подчеркивая глубокие культурные корни разделения, Стюарт оправдывает его как логическое действие и справедливое решение, которое давно придет.

Напротив, общее националистическое толкование того же периода истории ограничивает разделение, как «произвольное разделение страны», если цитировать отчет Форума Новой Ирландии.«В период сразу после 1920 года, - продолжает Отчет, - многие считали раздел преходящим». Националисты склонны винить британский империализм или другие внешние факторы как причину конфликта. Таким образом, они могут представить разделение как незаконное действие, наложенное на Ирландию. Акцент на экзогенных факторах позволяет националистам предполагать, что проблема заключается в разделении. Как правило, они утверждают, что, удалив его и восстановив территориальную целостность Ирландии, конфликт будет разрешен.

И юнионисты, и националисты создают тщательно продуманные исторические мифы, оправдывающие их притязания на территорию Северной Ирландии. Энди Тайри, верховный главнокомандующий Ассоциацией защиты Ольстера в начале 1980-х годов, отказался от традиционной юнионистской позиции поддержки союза с Великобританией и выступил за независимость Ольстера в начале 1980-х годов. Он создал историческое оправдание своей позиции, утверждая, что районы Шотландии, откуда пришли протестанты Ольстера, были первоначально колонизированы соплеменниками из Ольстера в раннем средневековье, поэтому в некотором смысле протестанты Ольстера просто возвращались на свою исконную родину, когда они повторно колонизировали в семнадцатом веке. «Многие уверены, что протестанты прибыли сюда в 1607 году», - сказал он. «Но их предки прибыли сюда задолго до этого. Люди Ольстера всегда были здесь ».

Миф Тайри об Ольстере был разработан, чтобы составить конкуренцию традиционно республиканской версии истории многовекового сопротивления Ирландии британскому имперскому правлению. Националистический миф, описанный Падрейгом О’Мэлли, начинается с вторжения Англии в Ирландию 800 лет назад. В нем, как пишет О’Мэлли, «история линейна.Таким образом, Ирландия была покорена превосходящими силами и ресурсами, но не побеждена; борьба за восстановление свободной и единой Ирландии передавалась из поколения в поколение ». Песня H-Block, написанная для республиканских заключенных в лабиринте, увековечивает этот взгляд на события. Песня заканчивается вопросом: «Нужна ли Британии тысяча лет протеста, бунта, смерти и слез?» подчеркивая долгую историю ирландского угнетения руками британских захватчиков. Такие строки, как «Черный Кромвель живет, пока Мейсон преследует», создают ощущение исторической преемственности борьбы с британским империализмом, связывая Оливера Кромвеля с Роем Мейсоном, госсекретарем Великобритании по Северной Ирландии, когда в 1976 году была написана песня H-Block.

Оба этих мифа о «родовых племенах» призваны поддержать нынешние притязания на остров. Ни один из них не является исторически достоверным, но дело не в исторической точности. Эти мифы призваны придать легитимность текущим политическим притязаниям. Таким образом, история превратилась в инструмент, позволяющий каждой стороне увековечить и оправдать свою точку зрения на конфликт.

В предлагаемой мной диссертации я хотел бы спросить, какое значение имеет восприятие ирландской истории в увековечении Неприятностей. Большая часть научных работ, которые я прочитал, сосредоточены на конкретных исторических событиях и не исследуют напрямую ирландскую историографию или связь между исторической памятью и политическими действиями.
Я бы начал с определения и объяснения националистического мифа о непрерывной борьбе. Я использовал работы ирландских националистов, таких как Падрейг Пирс, а также более поздние исследования таких историков, как Падрейг О’Мэлли. Я также изучал, как этот исторический миф был создан и увековечен как в Ирландии, так и за рубежом. На международном уровне я бы специально сосредоточился на том, как ирландские националисты проводят исторические аналогии с конфликтами угнетенного меньшинства / коренного населения / угнетателей, например, сравнивая свое положение с борьбой за апартеид в Южной Африке.Я изучал мемуары и интервью, такие как книга Адриана Керра «Восприятие: культуры в конфликте», и исследования, например книгу Адриана Гелке о сравнительной политике «Северная Ирландия: международная перспектива». Я также использовал бы искусство и пропаганду: музыку, уличные фрески, отчеты о парадах, памятные плакаты 1916 года, выпущенные Шинн Фейн и другими республиканскими группами, и фильмы, такие как документальный фильм 1980 года The Patriot Game, который дает националистический отчет о событиях. Неприятности.

Устойчивый исторический миф о борьбе националистов предполагает почти неизбежную закономерность истории: «Несвободная Ирландия никогда не будет в мире.Поэтому в следующий раз я хотел бы исследовать, как националистическое прочтение истории Ирландии повлияло на политические события во время Неприятностей. Я бы сосредоточил внимание на двух важных исторических событиях: забастовке в совете рабочих Ольстера в 1974 году, которая привела к отмене соглашения о разделении власти в Саннингдейле, и на голодовках республиканцев в 1981 году. Согласно бюллетеням забастовки, основная причина, по которой UWC хотела остановить Саннингдейл, заключалась в том, что он принял меры по вовлечению Ирландского Свободного государства в дела Северной Ирландии, которые он характеризует как «главную опасность».«Я хотел бы выяснить, повлияло ли на это антиирландское отношение восприятие нападающим истории Ольстера и отношения Севера к Югу.

С помощью голодовок я исследовал связь между опытом забастовщиков и историей Ирландии. Я специально спрашивал, апеллировали ли участники голодовки к исторически ирландским мотивам мученичества в попытке получить политическую легитимность Временной ИРА. Я подозреваю, что националистическое движение сознательно использовало историю как практический инструмент, чтобы получить политический статус для своих заключенных, но для выяснения этого потребуются дальнейшие исследования.Не смиренно служить моему времени, воспоминания республиканских заключенных блока H и участников голодовки были бы неоценимыми, равно как и дневники Бобби Сэндса и сочинения Джерри Адамса, а также мемуары лидера партии SDLP Джона Хьюма.

Посредством этих двух конкретных инцидентов я изучил, как восприятие ирландской истории повлияло на политику Северной Ирландии в 1970-х и начале 1980-х годов, а также исследовал, как националисты и юнионисты использовали интерпретации истории для создания политической легитимности.

Библиография

Адамс, Джерри. Избранные произведения. Керри: Брэндон, 1994.
Бью, Пол и Паттерсон, Генри. Британское государство и Ольстерский кризис. Нью-Йорк: Verso, 185.
Патрик Бишоп и Имонн Малли. Временная ИРА. Эйлсбери: Corgi Books, 1989.
Кэмпбелл, Брайан, Лоуренс МакКаун и Фелим О’Хаган, изд. Не смиренно служить моему времени: борьба блока H 1976–1981. Белфаст: Beyond the Pale Publications, 1998.
Фаррелл, Майкл. Северная Ирландия: Оранжевое государство.Лондон: Pluto Press Limited, 1976.
Gallagher, AM. «Обзор большинства меньшинств 2: занятость, безработица и религия в Северной Ирландии». Веб-служба CAIN, http://cain.ulst.ac.uk/csc/reports/mm210.htm.
Гельке, Адриан. Северная Ирландия: международная перспектива. Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1988.
Hepburn, A.C., ed. Конфликт национальностей в современной Ирландии. Лондон: Эдвард Арнольд Лтд., 1980.
Хьюм, Джон. Личные взгляды, политика, мир и примирение в Ирландии.Дублин: Town House, 1996
Керр, Адриан, изд. Восприятие: культуры в конфликте. Дерри: Guildhall Press, 1996.
Макаллистер, Ян. Социал-демократическая и рабочая партия Северной Ирландии. Лондон: Unwin Brothers Ltd., 1977.
MacDonagh, Oliver. Состояния разума. Лондон: Пимлико, 1992.
МакГарри, Джон и Брендан О’Лири. Объясняя Северную Ирландию. Оксфорд: Blackwell Publishers, 1995.
______. Конфликт Северной Ирландии: совместные действия. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2004.
Мулчалы, Аоган. «Заявления и построение легитимности: освещение в прессе голодовки 1981 года». Социальные проблемы 42, № 4 (ноябрь 1995 г.): 467-499.
«Отчет форума Новой Ирландии», веб-служба CAIN, http://cain.ulst.ac.uk/ issues / policy / nifr.htm.
О’Мэлли, Падриаг. Кусание могилы. Белфаст: Blackstaff Press, 1990.
______. Нецивилизованные войны. Белфаст: Blackstaff Press, 1983.
О'Нил, Теренс. Ольстер на распутье. Фабер и Фабер: Лондон, 1969.
Роуз, Ричард.Управление без консенсуса. Лондон: Фабер и Фабер, 1971.
Пески, Бобби. Письма из тюрьмы. Корк: Mercier Press, 1998.
Stewart, A.T.Q. Узкая земля: корни конфликта в Ольстере. Лондон: Faber and Faber, 1997.
«Забастовочные бюллетени забастовки Совета рабочих Ольстера, № 1». Веб-служба CAIN. http://cain.ulst.ac.uk/uwc/uwc-pdfs/one.pdf.
Суини, Джордж. «Ирландские голодовки и культ самопожертвования». Журнал современной истории 28, № 3 (июль 1993 г.): 421-437.
Wichert, Sabine. Северная Ирландия с 1945 года. Лондон: Longman, 1999.

.

К началу страницы


«Мои разбитые мечты о мире и социализме»: Молодежная пропаганда, личность и самость в ГДР, 1979–1989 годы.

«Я была молодым гражданином молодой страны, и моим долгом было продвигать дело социализма», - пишет Яна Хенсель в своих воспоминаниях о детстве в последнее десятилетие социализма в Восточной Германии. Превращение молодежи и детей, таких как Хензель, в здоровых «социалистических личностей», жаждущих политической стабильности и единства, было целью самых горячих идеологических усилий Социалистической единой партии (СЕПГ) с момента основания Германской Демократической Республики (ГДР) в 1949 году. .Однако к 1980-м годам, когда ГДР больше не могла полагаться на грубую силу для обеспечения лояльности своих подданных, само выживание коммунистического режима Восточной Германии стало зависеть от успеха проекта построения социалистического менталитета. Чтобы побудить новые поколения восточных немцев развивать личные качества, необходимые для продвижения социализма, СЕПГ мобилизовал все свои ресурсы: школьную систему, молодежные организации, массовые мероприятия и досуг. Однако в отличие от молодежи 1960-х годов «дети Хонеккера» оказались гораздо больше озабочены личными делами, чем выполнением своих социальных и политических обязательств.Более того, с усвоением новых психологических моделей и концепций индивидуальности на протяжении 1980-х годов анахронизм и абсурдность проекта построения личности SED становились все более очевидными.

В своей дипломной работе я планирую исследовать разнообразные способы, которыми идеологические предписания, распространяемые СЕПГ в 1980-е годы, на самом деле формировали жизненный опыт и влияли на самосознание молодых членов восточногерманского общества. Я также хочу поразмышлять о долгосрочных последствиях озабоченности ГДР формированием характера на самосознании «детей Хонеккера» через двадцать лет после падения Берлинской стены.Таким образом, моя работа направлена ​​на то, чтобы дополнить современную историческую литературу о политике молодежного проекта ГДР тщательным исследованием культурных, психологических и социологических аспектов построения социалистического характера в ГДР. С этой целью я планирую связать свое исследование того, как молодежь отреагировала на новые идеи о социалистической восточногерманской самости, с социологическими и антропологическими работами по идентичности и самости, а также с психологической теорией детства и памяти.Изучая идеи о самости, лежащие в основе молодежной политики Восточной Германии, и сосредотачивая внимание на том, как молодежь их понимала и реагировала на них, я надеюсь бросить вызов нынешнему пониманию всеобъемлющей роли культуры и идеологии в послевоенной истории Германии. .

Я начну свое исследование с изучения официальных документов, напечатанных Министерством образования ГДР, чтобы показать, как санкционированные государством идеи о самости зарождались и продвигались восточногерманской школьной системой на протяжении 1980-х годов.Затем я исследую внутреннюю работу массовых молодежных организаций, таких как «Свободная немецкая молодежь» (FDJ), чтобы проследить проявление этих идей во внеклассных мероприятиях и досуге, контролируемых партиями. Изучая детские письма родственникам, дневники и сборники стихов, я планирую пролить свет на виды толковательных категорий, которые дети и молодежь использовали, в свою очередь, для осмысления своего собственного опыта и развивающихся личностей. Затем я изучу воспоминания о проекте ГДР по построению личности в их естественном контексте, проведя интервью с главными героями моего исследования во время моего пребывания в Берлине и Йене этим летом.

Среди второстепенных источников, центральных в моем исследовании, - работы социальных историков, таких как Анна Сондерс, Алан Макдугалл, Джон Родден и Алан Нотнэгл, которые ранее исследовали динамику молодежной политики в ГДР и описали эволюцию используемых методов пропаганды. коммунистическими молодежными организациями и школами для распространения марксистско-ленинских ценностей и идеологии. Не менее важны работы Алона Конфино и Дафны Бердал, в которых исследуются последствия строгой программы социалистического патриотического воспитания в ГДР на чувство национальной и личной идентичности молодежи до и после падения Берлинской стены.Мое исследование направлено на то, чтобы ответить на дебаты, которые волновали не только немецких историков, но и исследователей международной молодежной политики. Вот некоторые из вопросов, которые я задам: насколько самостоятельной была восточногерманская молодежь 1980-х годов в формировании своего самосознания, каким образом на нее повлияли модели личности, выдвинутые СЕПГ, как они понимали сами как исторические субъекты до и после краха восточногерманского режима, и чем можно объяснить их реакцию на проект построения личности?

Библиография

Эйджи, Джоэл. 1981. Двенадцать лет: американское детство в Восточной Германии. Нью-Йорк: Фаррар Страус Жиру.
Андресен, Сабина. 2006. Sozialistische Kindheitskonzepte: politische Einflüsse auf die Erziehung. Мюнхен: Эрнст Рейнхардт.
Аннен, Нильс, Бьорн Бёнинг, Кай Бурмейстер и Свен Фрай. 2007. 100 лет международной социалистической молодежи: борьба за мир и равенство во всем мире. Международная политика (Форвартс Бух (Берлин, Германия)). Берлин: Vorwärts Buch.
Баэр, Вера-Мария. 1990. Wir denken erst seit Gorbatschow: Protokolle von Jugendlichen aus der DDR.Реклингхаузен: Г. Горький.
Бердал, Дафна. 1999. Где конец света: воссоединение и идентичность на немецком приграничье. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.
Бердал, Дафна. 2000. Меняющиеся государства: этнография переходного периода в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе. Анн-Арбор: Univ. Мичиган Пресс.
Конфино, Алон и Питер Фриче. 2002. Работа памяти: новые направления в изучении немецкого общества и культуры. Урбана: Университет Иллинойса Press.
Конфино, Алон. 2006. Германия как культура памяти: обещания и пределы написания истории. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press.
Франке, Клаус и Герхард Краузе. 1976. Kommunisten und Jugend in der DDR. Азбука марксизма-ленинизма. Берлин: Дитц Верлаг.
Freie Deutsche Jugend. 1987. Fragen und Antworten zum Programm der SED. Берлин: Дитц.
Фридрих, Вальтер. 1975. Jugend, FDJ [т.е. Freie Deutsche Jugend], Gesellschaft: Beiträge zur sozialistischen Persönlichkeitsentwicklung junger Arbeiter und Studenten in der DDR.Берлин: Verlag Neues Leben.
Фулбрук, Мэри. 2005. Народное государство: общество Восточной Германии от Гитлера до Хонеккера. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.
Hellbeck, Йохен. 2006. Революция в моей голове: ведение дневника при Сталине. Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета.
Хенсель, Яна. 2004. После стены: признание из восточногерманского детства и дальнейшая жизнь. Нью-Йорк: Связи с общественностью.
Intertext, Fremdsprachendienst der DDR. 1985. Свободная немецкая молодежь, всеобъемлющая молодежная организация ГДР.Берлин: Панорама ГДР.
Янке, Карл Хайнц. 1986. Partei und Jugend: Dokumente marxistisch-leninistischer Jugendpolitik. Берлин: Дитц.
Jarausch, Конрад Хьюго. 1994. Стремление к германскому единству. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
Jarausch, Конрад Хьюго. 1999. Диктатура как опыт: к социокультурной истории ГДР. Нью-Йорк: Книги Бергана.
Лейби, Ричард А. 1999. Объединение Германии, 1989–1990. Greenwood Press «Путеводители по историческим событиям ХХ века».Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.
Лейдекер, Гудрун, Дитер Кирххёфер и Петер Гюттлер. 1991. Ich weiss nicht, ob ich froh sein soll: Kinder erleben die Wende. Штутгарт: Мецлер.
Macleod, David I. 1983. Формирование характера американского мальчика: бойскауты, YMCA и их предшественники, 1870-1920 годы. Мэдисон: Висконсинский университет Press.
Майер, Чарльз С. 1997. Распад: кризис коммунизма и конец Восточной Германии. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.
Макадамс, А.Джеймс. 1993. Германия разделена: от стены до воссоединения. Принстон изучает международную историю и политику. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.
Макдугалл, Алан. 2004. Молодежная политика в Восточной Германии: Свободное немецкое молодежное движение, 1946-1968. Оксфордские исторические монографии. Оксфорд: Кларендон.
Майер, Андреас. 1998. Jugendweihe – JugendFEIER: ein deutsches nostalgisches Fest vor und nach 1990. München: Deutscher Taschenbuch Verlag.
Михальцик, Мартин. 1994. An der Seite der Genossen–: Offizielles Jugendbild und Politische Sozialisation im SED-Staat: zum Scheitern der sozialistischen Erziehung in der DDR.Мелле: Knoth.
Mothes, Jörn. 1996. Beschädigte Seelen: DDR-Jugend und Staatssicherheit: mit 136 Dokumenten und einer Audi-CD mit Original-Tonunterlagen. Бремен: издание Temmen.
Нотнэгл, Алан Л. 1999. Создание восточногерманского мифа: историческая мифология и молодежная пропаганда в Германской Демократической Республике, 1945–1989 годы. Социальная история, популярная культура и политика в Германии. Анн-Арбор: Мичиганский университет Press.
Пелка, Анна. 2008. Jugendmode und Politik in der DDR und in Polen: eine vergleichende Analyze 1968–1989.Оснабрюк: Волокно.
Пенс, Кэтрин и Пол Беттс. 2008. Социалистический модерн: повседневная культура и политика Восточной Германии. Социальная история, популярная культура и политика в Германии. Анн-Арбор: Мичиганский университет Press.
Родден, Джон. 2002. Перекрашивание маленького красного здания школы: история восточногерманского образования, 1945–1995. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
Родден, Джон. 2006. Красные учебники: школьные учебники, идеология и восточно-германская идентичность. Юниверсити-Парк, Пенсильвания: Издательство Пенсильванского государственного университета.
Родден, Джон. 2008. Стены, которые остались: восточные и западные немцы после воссоединения. Boulder: Paradigm Publishers.
Сондерс, Анна. 2007. Дети Хонеккера: молодежь и патриотизм в Восточной Германии, 1979-2002 гг. Манчестер: Издательство Манчестерского университета.
Шмеманн, Серж. 2006. Когда рухнула стена: Берлинская стена и падение советского коммунизма. Бостон: Зимородок.
Шнайдер, Гизела. 1980. Jugendbrigaden, Bahnbrecher des Neuen. Берлин: Verlag Tribüne.
Зольмс, Вильгельм.1992. Begrenzt glücklich: Kindheit in der DDR. Марбург: Hitzeroth.
Томсон-Вольгемут, Габи. 2009. Перевод под контролем государства: книги для молодежи в ГДР. Нью-Йорк: Рутледж.
Тернер, Генри Эшби. 1987. Две Германии с 1945 года. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.
Урбан, Детлеф и Ханс Вилли Вайнцен. 1984. Jugend ohne Bekenntnis ?: 30 Jahre Konfirmation und Jugendweihe im anderen Deutschland 1954–1984. Берлин: Wichern-Verlag.
Уолтер, Майкл.1997. Die Freie Deutsche Jugend: их функции в политической системе ГДР. Фрайбург-им-Брайсгау: Институт Арнольда Бергштрассера.
Вейер, Йохен. 1974. Молодежь ГДР: повседневная жизнь молодежи при социализме. Берлин: Панорама ГДР.
Захра, Тара. 2008. Похищенные души: национальное безразличие и борьба за детей в Чешских землях, 1900-1948 гг. Итака: Издательство Корнельского университета.
Zilch, Дорле. 1994. Millionen unter der blauen Fahne: die FDJ: Zahlen, Fakten, Tendenzen: Mitgliederbewegung und Strukturen in der FDJ-Mitgliedschaft von 1946–1989 unter der Berücksichtigung der Funktionäre.Росток: Norddeutscher Hochschulschriften Verlag.


К началу страницы

Рекомендации по написанию исследовательского предложения: Аспирантура: История искусств

Предложение о проведении исследования является центральным в вашей заявке на дальнейшее обучение в Школе медиа, искусств и гуманитарных наук (MAH).

Как описание предлагаемой вами темы, она должна позволить селектору оценить масштаб и важность вашего проекта.Вам следует внимательно прочитать следующие инструкции, чтобы убедиться, что ваше предложение включает информацию, необходимую нам для оценки вашего приложения. Предложение должно содержать до 2000 слов, включая краткую библиографию.

Цель исследовательского предложения - продемонстрировать, что у вас есть проект, достойный выполнения и выполнимый в рамках срока, на который вы претендуете. Чтобы быть достойным выполнения, ваш проект должен быть хорошо обоснованным, а также должен вносить достаточно большой вклад в понимание в своей области.Чтобы прояснить, что вашим проектом можно управлять в течение соответствующего периода, вам необходимо показать, что вы понимаете масштаб вопросов и проблем, которые решаете.

Для того, чтобы сделать это, ваше предложение должно включать:

а) Название

Будьте максимально краткими и ясными. (И мы знаем эту предварительную!)

б) Введение

Используйте этот раздел, чтобы задать вопросы и проблемы, которые являются центральными для вашего исследования. Определите область исследования в общих чертах и ​​укажите, как вы ожидаете, что ваше исследование повлияет на эту область.

c) Предпосылки исследования и вопросы

Используйте этот раздел, чтобы развернуть Введение. Каковы ключевые тексты и подходы в этой области и чем ваше предложение отличается от существующих аргументов? Что ваш проект вносит в существующую работу в этой области? Как это расширяет наше понимание конкретных вопросов или тем? Вам необходимо изложить свои исследовательские вопросы как можно яснее, объяснить проблемы, которые вы хотите исследовать, и объяснить, почему это важно.Другими словами, подумайте о том, как разместить свой проект в контексте вашей дисциплины.

г) Методы исследования

В этом разделе следует указать, как вы достигнете того, что вы намеревались сделать в разделе «Предпосылки исследования» и вопросы. Очевидно, это будет во многом зависеть от темы вашего исследования. Какие источники вы будете использовать? Другими словами, включает ли ваш проект архивные источники, конкретные базы данных или специализированные библиотеки? Ваше обучение междисциплинарно? Какие теоретические ресурсы вы собираетесь использовать и почему? Какие формы текстового, исторического или визуального анализа имеют отношение к вашей теме / области? Как вы начнете отвечать на вопросы исследования?

д) График работы

Используйте этот раздел, чтобы показать, что у вас есть реалистичный план завершения обучения в течение трех-четырех лет (полный рабочий день).Здесь вам нужно подумать о том, чтобы разделить предложение на разделы (не обязательно на главы на данном этапе) и указать, как вы планируете исследовать и описывать каждый раздел.

f) Библиография

Включите библиографию в стандартном формате, таком как Гарвардский, со списком книг и статей, на которые вы ссылаетесь в предложении.

Некоторые из этих разделов будет легче написать, чем другие, на этой самой предварительной стадии. Селекторы, читающие ваше предложение, знают, что это предварительное заявление, и что ваши идеи, вопросы и подходы будут меняться в ходе вашего исследования.Вы должны рассматривать предложение как возможность показать, что вы начали , чтобы изучить важную область исследования и что у вас есть вопрос или вопросы, которые затрудняют и развивают эту область. Также необходимо продемонстрировать, что вы можете выражать свои идеи на ясном и точном английском языке, доступном неспециалисту.

Скромное предложение | Перспективы истории

Продолжающиеся дебаты между сторонниками исследований западной цивилизации и поклонниками всемирной истории продолжаются без каких-либо признаков ослабления.Не претендуя на то, что дискуссия может быть прекращена полностью, можно указать на интересный вариант, который до сих пор не исследован. По общему признанию, это длинная попытка и одна с некоторыми собственными недостатками, но она также достаточно интригует, чтобы заслуживать обсуждения.

Мы все знаем об ожесточенной конкуренции среди учащихся 10-х классов и первокурсников колледжей. Мировые историки, кажется, выигрывают 10-й класс, хотя иногда и с пирровыми победами, когда курс, переименованный в мировую историю, оказывается западной цивилизацией с небольшим помощником по гамбургерам.Всплеск мировой истории AP - это более очевидный выигрыш, хотя AP European также продолжает расти. World немного набирает обороты на уровне колледжей-первокурсников, хотя здесь конкуренция остается высокой. Очевидно, что в настоящее время не существует действующей парадигмы для обзора истории. Возможно, это не имеет значения, хотя подход Запада и остальных, как неустановленный компромисс, действительно неудовлетворителен и рискует обременять старшеклассников такими масштабными задачами запоминания, что ни анализ, ни удовольствие не будут иметь много места для игры. И есть потенциальный общественный ущерб от неурегулированного противоречия: если преподаватели не могут прийти к единому мнению, могут возникнуть вопросы о необходимости любых требований по истории. Здесь также было бы полезно найти новые способы постановки проблемы.

Защитники западной цивилизации преследуют несколько ключевых целей, наряду с четкой оценкой курса, который часто был очень привлекательным. Они ищут связи между Соединенными Штатами и более старой европейской традицией, чтобы помочь придать дополнительную легитимность и вес все еще короткому американскому опыту как таковому; иногда это находит банальное выражение в списках преимущественно западных фактов, которые должен знать «каждый образованный человек».Они также стремятся к согласованному прошлому в то время, когда (как в 1920-х годах, когда зародилась традиция западной цивилизации) иммиграция быстро растет, а также нарастают тревожные проблемы для Соединенных Штатов во всем мире. По обоим пунктам - легитимности и некоторому интеллектуальному порядку в хаосе - может показаться желательным кружить фургонами вокруг западного ядра.

Сторонники всемирной истории меньше озабочены формированием идентичности, хотя некоторые ссылки на глобальное гражданство могут иметь место.Здесь обоснования сосредоточены на необходимости знания и перспективы всемирной истории как средства лучшего понимания глобальных проблем и закономерностей сегодня, а также как основы для оттачивания аналитических навыков в работе с крупномасштабными изменениями и преемственностью, а также в проведении сравнений. Обе стороны беспокоятся, по крайней мере косвенно, о гражданстве, но разрыв между формированием идентичности и привитием навыков и перспектив усложняет задачу определения того, о чем должен быть весь исторический обзор.Трудно придумать, как съесть свой исторический торт, пока его едят.

И здесь новый ракурс может оказаться интересным. Пока что дебаты представляют собой состязание «или / или» в рамках одного опроса - будь то средняя школа или общеобразовательный колледж (ни одна из сторон не желает уступить какой-либо уровень). Однако часто остается нетронутым еще один слот, предполагающий его неприкосновенность: исследование США. Конечно, в средней школе, а иногда и в колледже, требования по истории обычно включают в себя определенный не-U.S. и сегмент США. Вот учебная колода, которую можно перетасовать, пытаясь превратить три фреймворка в два проема.

Почему бы не подумать, конечно, на уровне колледжа, а иногда и в 11 классе, слиянием истории США и Запада, оставляя свободное пространство для курса всемирной истории, который также подходящим образом рассматривает западную цивилизацию с другой точки зрения.

Такой объединенный курс будет включать четыре основных элемента: (1) истоки западной цивилизации - когда она действительно началась - и основная эволюция до американского колониального периода; (2) что было перенесено в колонии с точки зрения ценностей, институтов и социальных форм, а что нет, включая, конечно, встречу американцев с традициями за пределами Запада; (3) продолжающиеся трансатлантические контакты и то, что заимствования продолжались в обоих направлениях; и (4) колеблющаяся модель совпадений и расхождений, начиная с XVIII века, причем последнее включает влияние американского разнообразия, географической мобильности и наследства рабства, а также, в последнее время, растущее значение военного дела в какой-то момент. когда Западная Европа двигалась в разные стороны.В целом, курс предоставил бы явную возможность для действительно интеллектуального обсуждения идентичности с должным пространством для незападных компонентов американского разнообразия и для некоторой явной борьбы с эволюцией ценностей, с которыми идентифицируют многие американцы. Это фактически потребовало бы явной трактовки исключительности, проверенной обществом - Западной Европой, - против которой она обычно применялась: новая комбинация фактически напрямую обращалась бы к нынешней аномалии выделения западных традиций как основополагающих (подход западной цивилизации), одновременно говоря о том, как Соединенные Штаты блаженно отходят от европейской модели (как и в большинстве современных U. С. обзоры).

Очевидно, что разработка курса такого рода - назовем его курсом Соединенных Штатов и Западной традиции (USWT) - будет сложной задачей, хотя на самом деле существует несколько моделей. Некоторое освещение должно быть сжато, хотя важно помнить, что учащиеся получают довольно много американского повествования до 11-го класса и что курс всемирной истории также будет относиться как к Западу, так и к США по-своему. Необходимо тщательно рассмотреть противоречие между западной традицией и другими элементами американской траектории, чтобы национальный опыт не был чрезмерно упрощен, а некоторые из наиболее неприятных аспектов прошлого страны не были затушеваны или приукрашены - но это проблема нынешних рамок. также.Интригующие текущие дискуссии об «интернационализации» исследования США, возможно, придется изменить, хотя и здесь есть возможности, когда и нация, и Запад рассматриваются в международном контексте.

Очевидно также, что два курса - USWT и Всемирная история - потребуют взаимного контакта, чтобы студенты не подвергались смехотворно высокопарным суждениям, один из которых прославляет традицию, которую другой намеревается опровергнуть. Построение аналитических связей между двумя курсами и соответствующее развитие навыков, например, в различных требуемых видах сравнения, также будет важным, хотя здесь мосты могут быть наведены легче, чем в настоящее время с учетом U.Типично великолепная изоляция S. Survey.

Интересны другие вопросы. Сколько времени потребуется на каждый курс - полный год средней школы или больше, семестр колледжа или больше? Как следует расположить эти два курса - сначала всемирная история, как сейчас в школах, или, может быть, наоборот? Можно попробовать разные шаблоны, поскольку нет необходимости в единой схеме, особенно с учетом различий в образовании и способностях учащихся.

Что действительно интересно на этом самом предварительном этапе, так это возможность переделать существующие дискуссии, допустить несколько иные, но законные наборы целей для исторических обзоров, которые, однако, могут осуществляться без взаимной исключительности. Новый курс USWT потребует некоторых разъяснений по ключевым вопросам - об американской идентичности в западном контексте, - которые в настоящее время неясны. Это также предполагает некоторые изменения - сложные, но потенциально полезные - в программах подготовки американских и европейских историков. Курс всемирной истории, основанный на признании дополняющего друг друга, также был бы с пользой переработан.

Здесь большая вероятность? Конечно, не с первого взгляда, учитывая давние функции U.С. Обзор и современные национальные настроения. Но если мировая история будет продолжать развиваться, пусть и с перебоями, некоторые новые комбинации могут оказаться привлекательными для толпы западной цивилизации. И мировые историки могли бы приветствовать возможность вырваться из жестких рамок нынешних дебатов с их подтекстом культурных войн. По крайней мере, некоторые программы, которые не просто привязаны к рутине, могут воспользоваться возможностью, чтобы порезать торт опроса, с результатами, которые затем могут пролить свет на более широкую дискуссию.

—Питер Стернс - проректор и профессор истории в Университете Джорджа Мейсона.Он был вице-президентом учебного отдела AHA, 1995–1998 гг.

Новый историзм, культурология // Письменная лаборатория Purdue

Эта страница предоставлена ​​вам OWL в Университете Пердью. При печати этой страницы вы должны включить полное юридическое уведомление.

Авторские права © 1995-2018, Лаборатория письма и СОВ при Университете Пердью и Пердью. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, воспроизводить, транслировать, переписывать или распространять без разрешения.Использование этого сайта означает принятие наших условий добросовестного использования.


Новый историзм, культурология (1980-е годы по настоящее время)

Резюме:

Этот ресурс поможет вам начать процесс понимания теории литературы и школ критики и того, как они используются в академии.

Все относительно ...

Эта школа, находящаяся под влиянием структуралистских и постструктуралистских теорий, стремится воссоединить произведение с периодом времени, в котором оно было создано, и отождествить его с культурными и политическими движениями того времени (концепция эпистемы Мишеля Фуко).Новый историзм предполагает, что каждая работа является продуктом исторического момента, который ее создал. В частности, новый историзм - это «... практика, которая возникла из современной теории, в частности структуралистского осознания того, что все человеческие системы являются символическими и подчиняются правилам языка, а также деконструктивного осознания того, что невозможно позиционировать себя как наблюдатель вне замкнутого круга текстуальности »(Richter 1205).

Как объясняет Тайсон, полезно подумать о пересказе самой истории: ".... вопросы, задаваемые традиционными историками и новыми историцистами, совершенно разные ... традиционные историки спрашивают: "Что случилось?" и «Что это событие говорит нам об истории?» Напротив, новые историцисты спрашивают: «Как было истолковано это событие?» и «Что интерпретации говорят нам об интерпретаторах?» (278). Таким образом, новый историзм сопротивляется представлению о том, что «... история - это серия событий, имеющих линейную причинную связь: событие A вызвало событие B; событие B вызвало событие C; и так далее »(Тайсон 278).

Новые историки не верят в то, что мы можем смотреть на историю объективно, а скорее в то, что мы интерпретируем события как продукты нашего времени и культуры и что «... у нас нет четкого доступа ни к каким, кроме самых основных фактов истории. ... наше понимание того, что означают такие факты ... является ... строго вопросом интерпретации, а не факта "(279). Более того, Новый историзм считает, что мы безнадежно субъективные интерпретаторы того, что наблюдаем.

Типичные вопросы:

  • Какой язык / персонажи / события, присутствующие в произведении, отражают текущие события дня автора?
  • Есть ли в тексте слова, значение которых изменилось с момента написания?
  • Как интерпретируются и преподносятся такие события?
  • Как интерпретация и представление событий являются продуктом авторской культуры?
  • Поддерживает ли презентация работы событие или осуждает его?
  • Можно увидеть и то, и другое?
  • Как это изображение критикует ведущих политических фигур или движений дня?
  • Как художественный текст функционирует как часть континуума с другими историческими / культурными текстами того же периода?
  • Как мы можем использовать литературное произведение, чтобы «отобразить» взаимодействие как традиционных, так и подрывных дискурсов, циркулирующих в культуре, в которой возникло это произведение, и / или культурах, в которых произведение было интерпретировано?
  • Как в работе рассматриваются традиционно маргинализированные группы населения?

Вот список ученых, которых мы призываем вас изучить, чтобы углубить ваше понимание этой теории:

  • Мишель Фуко - Порядок вещей: археология гуманитарных наук , 1970; Язык, Контр-память, Практика , 1977
  • Клиффорд Гирц - Интерпретация культур , 1973; "Deep Play: Notes on the Balinese Cockfight", 1992,
  • .
  • Хайден Уайт - Metahistory , 1974; «Политика исторической интерпретации: дисциплина и десублимация», 1982,
  • .
  • Стивен Гринблатт - Самомоделирование эпохи Возрождения: от большего к Шекспиру , 1980
  • Пьер Бурдье - Очерк теории практики , 1977; Homo Academicus , 1984; Область культурного производства , 1993

современных реакций на скромное предложение

Исторический контекст и современные реакции

« Скромное предложение по предотвращению того, чтобы дети бедных людей в Ирландии были обузой для их родителей или страны, и сделать их полезными для общества» -J.Стремительный

полный текст читайте здесь

Swift’s Ireland


Хотя Джонатан Свифт родился в Ирландии, он не считал себя ирландцем. На самом деле он был очень встревожен Ирландией и ее народом из-за того, как она позволила Англии догнать и контролировать ее. Он пишет в журнале об Ирландии:

«Удалите меня из этой земли рабов,
Где все глупцы и все лжецы;
Где покупают всякого мошенника и дурака,
Но милостиво продает себя ни за что;
Где яростно сражаются виги и тори,
Кто виноват, кто прав;
И когда на карту поставлена ​​их страна,
Они сражаются только ради битвы,
Пока английские шулеры берут плату,
А затем ждут, чтобы увидеть честную игру.”(Король)

Семья Свифта переехала в Англию после его рождения, но в возрасте 3 лет Свифт вернулся в Ирландию, чтобы жить со своим дядей. Там он учился в Тринити-колледже в Дублине. Здесь он получил степень магистра, подвергаясь наказанию, цензуре и штрафу за причинение вреда. Свифт покинул Ирландию в 1689 году во время Великой революции. Он желал получить религиозную и политическую власть в Англии. (DeGategno)

Свифт считал своим долгом поддерживать стабильность между политическими и религиозными силами в Ирландии (а также в Англии). Он был сторонником англиканства, которому приходилось противостоять силам католицизма и протестантских несогласных. Он начал свою политическую карьеру как виг, но отверг их связь с инакомыслящими. После того, как Свифт был принят на работу премьер-министром тори, он стал главным памфлетистом тори. Однако он отверг веру тори в божественное право королей и считал, что высшая политическая власть Англии должна находиться в руках народа. Тогда это поддерживалось отношениями между парламентом и королями, которые защищали права личности и сопротивлялись тирании.

После того, как виги восстановили власть, Свифт вернулся в Ирландию, где на него напали англо-ирландские виги. Политическая, экономическая и религиозная борьба преследовала Англию и Ирландию в середине 18 века. Раскол между католиками и протестантами, конкуренция за английские фермы и предприятия и «юридическое бессилие ирландского правительства» поставили ирландцев в положение «экономической прострации» под властью англичан. Англичане издали законы, подавляющие и разрушающие ирландскую экономику, прямо запрещая торговлю успешными промышленными товарами, такими как шерстяные изделия.В 1720 году Свифт протестовал против нынешнего состояния Ирландии, заявив: «У нас достаточно религии, чтобы заставить нас ненавидеть, но недостаточно, чтобы заставить нас любить друг друга» (Бейкер).

Обеспокоенный несправедливостью политики, проводимой премьер-министром вигов, и истощением ирландской экономики, Свифт написал множество политически мотивированных работ в надежде восстановить Ирландию в социальном, экономическом и политическом плане. «Скромное предложение», написанное в 1729 году, является сатирой и, пожалуй, самым популярным и противоречивым произведением Свифта.Эта работа пытается освободить Ирландию от того, что Свифт считал своим злейшим врагом; сам. (Дамрош) Когда Свифт писал «Скромное предложение», улицы Дублина кишели матерями, просящими милостыню и ищущими пропитание для своих детей. Большинство из этих детей превратятся в воров и в конечном итоге продадут себя как рабов (ДеГатегно). В письме к Папе Свифт описал ситуацию: «Три года ужасно не хватало кукурузы, и все места были усыпаны нищими, но смерть обычна в лучших климатических условиях, а наши беды лежат гораздо глубже.«План (Дамрош) Свифта по спасению Ирландии от нищих состоял в том, чтобы забрать потомство женщин на улицах и продать их богатым. Он предположил, что человек, который предлагает решение «заставить этих детей звучать…», заслужил бы столько внимания публики, чтобы поставить его статую как хранителю нации »(Свифт).

Литературные влияния


Невозможно писать о Джонатане Свифте и «Скромном предложении» без использования слова «сатира». Свифт и другие авторы его времени находились под влиянием римских сатирических писателей, таких как Гораций и Ювенал.Хотя сатира имеет серьезное намерение исправить социальные или индивидуальные недостатки, она достигает своего успеха благодаря юмору и преувеличению этих недостатков. «Скромное предложение» Свифта - образец политической сатиры. Во времена Свифта было написано много работ о политической реформе и социальных изменениях. Его предложение частично высмеивает «Политическую арифметику» Уильяма Петти (1691 г.). В этой пьесе Петти предложил использовать всю Ирландию как ферму для обслуживания Англии и удалить всех ирландцев.Работа Петти является примером своего рода «проектов политической арифметики, [которые были] опубликованы во время Реставрации и 18 века, отражая интерес англичан к« научным »программам социального« улучшения »» (Damrosch, 2598).

Современная реакция


Независимо от того, привело ли «Скромное предложение» Свифта к политическим и экономическим изменениям, за которые он выступал, он получил реакцию своего друга лорда Батерста. В письме Батерст уловил предложение Свифта в «Скромном предложении».Используя аналогичные лингвистические приемы, лорд Батерст в шутку демонстрирует свое согласие с предложением Свифта, решая, что оно принесет пользу его собственной семье из девяти детей. Лорд Батерст, будучи не в состоянии выплатить Свифт какой-то неопределенный долг, заявляет: «Но у меня четыре или пять [детей], которые очень подходят для стола». (Скотт)

Из этого письма видно, что лорд Батерст берет произведение Свифта и играет с ним. Он пишет письмо так же прагматично, как и Свифт. Эта техника заглушает вопрос морали.Таким образом, он может подчеркнуть нелепость предложения, сделав его вероятным решением, а также высмеять неудачные попытки других реформировать экономические проблемы Ирландии.

Прочтите оставшуюся часть письма лорда Батерста здесь

Процитированные работы
  • Изображение 1: boingboing.net/images/ iateababyadkfjgnakdjfgn.jpg
  • Изображение 2: http://www.umbc.edu/history/CHE/InstPg/RitFamine/iish-famine-links.htm
  • Бейкер, Лайман А.«Условия в Ирландии начала 18 века». 28 марта 1999 г.
  • 25 сентября 2008 г. http://www-personal.ksu.edu/~lyman/english420/sg-Swift-18thC.htm
  • Коди, Дэвид. «Джонатан Свифт: краткая биография». Викторианская сеть. http://www.victorianweb.org/previctorian/swift/bio.html. Май 2008.
  • Дамрош, Дэвид и Кевин Дж. Деттмер, ред. Антология Лонгмана британской литературы. Третье изд. Нью-Йорк: Pearson Education, Inc., 2006.
  • .
  • ДеГатегно, Пол Дж. И Джей Стаблфилд.Cricitcal Companion To Jonathan Swift: Литературная ссылка на его жизнь и работу, Каталог публикаций Библиотеки Конгресса, 2006.
  • Кинг, Ричард Эш, магистр наук Свифт в Ирландии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Haskell House, 1971.
  • Скотт, Вальтер. Произведения Джонатана Свифта: содержащие дополнительные письма, отрывки и стихотворения, не опубликованные до сих пор; с заметками и жизнью автора. Напечатано для А. Констебля, 1814 г. Оригинал из Гарвардского университета. Оцифровано 17 января 2008 г.
  • Свифт, Джонатан.Скромное предложение. 1729.

Участники


Эми Линдквист
Шизель Лопес
Кэтрин Куммер

История литературы в контексте новых теоретических предложений

История литературы в контексте новых теоретических предложений

Липатов, Александр

PORÓWNANIA 5 (2008)

Аннотация

В начале средневековья с ростом христианской ойкумены и связанной с ней церковной и институциональной дифференциации и последующей культурной и политической дифференциацией, локализованной вокруг двух центров - Византии и Рима - общие закономерности литературного процесса также расходятся, создавая два связанных и взаимодействующие региональные литературные общества - Pax orthodoxa и Pax Latinam - в макрорегионе Pax Cristian. Вместе с переносом литературной культуры на отдельные этногеографические составные элементы, образующие единое пространство, происходит дифференциация второго внутрирегионального уровня: локальные (этнические, государственные) особенности порождают производные закономерности общего процесса - его локальные разновидности. . Различия в уровне и характере славянских литератур, дифференцированных в двух сферах европейской культуры, были связаны с существованием или отсутствием собственной государственности и степенью развития социальной структуры - то есть теми факторами, которые также обусловливают нецерковные потребности в искусство слов, благоприятных для появления покровительства, роль которого трудно переоценить.Все эти обстоятельства определили великое - по отношению к другим славянским литературам - развитие средневековой хорватской, чешской, польской и древнерусской литературы, с одной стороны, и падение развитой болгарской и сербской литературы после турецкого завоевания, которое частично разрушило и с другой стороны, частично исламизировал местные элиты. В эпоху Возрождения диалектическое единство универсальных и локальных элементов обусловило формирование новых литературных обществ в постсредневековой Латинской Славии - Slavia Romana (польская и хорватская литературы) и Slavia Germana (чешская, словенская, сорбская и словенская литература).Во времена позднего Возрождения и барокко Slavia Romana (представленная польской литературой) способствует усвоению новых ценностей обществом восточнославянских литератур в рамках традиционных и более поздних современных - все более усиливающихся - взаимосвязей Pax orthodoxa и Pax Latina. Польская литература эпохи Возрождения и барокко играла в Восточной Европе ту же роль, что и итальянская литература в Западной Европе того времени. Таким образом, включение Славии Ортодоксальной в западноевропейский литературный процесс начинается на этапе ее новейшей истории, открывая национальное развитие литератур в обществах, переходящих от развития. Устраняя средневековые различия (Pax orthodoxa и Pax Latina), общества образуют новое целое - теперь в пределах своего европейского диапазона, тогда как в том, что касается его характера (литературные тенденции, течения, типы и жанры), это единый и общий литературный процесс.

Щелкните здесь, чтобы прочитать эту статью из PORÓWNANIA

Влияние постмодернизма, часть 4: Новый историзм

Можем ли мы доверять историческим «фактам», по крайней мере, так, как мы их понимаем? Этим вопросом занимается школа мысли, известная как новый историзм.Новый историзм утверждает, что способен реконструировать более точное прошлое, которое включает в себя все или кого-то, что подавлялось в историях в книгах сегодня. Эта идея касается якобы «маргинализированных» групп. Хотя сторонники нового историзма и те, кто придерживается подобных идеалов, могут питать страсть к тем, кого они считают маргинализованными, к сожалению, грех омрачил то, что люди считают достойным защиты и оправдания. Верующие должны обратиться к Писанию, чтобы узнать, что достойно защиты в этом мире.

Введение

Новый историзм возник в 1980-х годах, и сам термин имеет тенденцию быть зонтичной категорией для нескольких теорий, включая одну, известную как культурный материализм. И новый историзм, и культурный материализм возникли одновременно, и работа критиков в обеих областях исследует вопросы расы, класса, пола и сексуальности, способов, которыми институты обладают властью (например, церковь, монархия). и т. д.) навязали обществу определенные идеологии и то, как это влияние влияет на наше сегодняшнее чтение текста.Для целей этой статьи термин новый историзм будет использоваться для обозначения обеих школ мысли.

Новый историзм отличается от большинства постмодернистских теорий, поскольку он затрагивает прошлое и культурный контекст текста. Однако то, как эти критики относятся к истории, должно заставить задуматься любого, кто доверяет анализу нового историзма. Бедфорд / ул. Мартинс, популярный издатель учебников в колледже, объясняет, как новые историцисты подходят к истории:

Они менее ориентированы на факты и события, чем исторические критики, возможно, потому, что они пришли к выводу, что правда о том, что действительно произошло, может быть когда-либо известна чисто или объективно.Они с меньшей вероятностью будут рассматривать историю как линейную и прогрессивную, как нечто развивающееся в направлении настоящего, и они также с меньшей вероятностью будут думать о ней с точки зрения конкретных эпох, каждая из которых имеет определенный, стойкий и последовательный дух времени (дух времени ). Следовательно, они вряд ли предполагают, что литературный текст имеет единственный или легко идентифицируемый исторический контекст.1

По сути, новый историцист не доверяет истории - по крайней мере, в том виде, в каком ее знает большинство читателей сегодня. И их недоверие проистекает в первую очередь из того мнения, что современное общество «приучено» верить в то, что определенные вещи были такими в определенные периоды времени: «Новые историцисты напоминают нам, что восстанавливать прошлое таким, каким оно было на самом деле, а не таким, каким оно было у нас, - вероломно. были обусловлены нашим собственным местом и временем, чтобы поверить в это.2 Новый историзм утверждает, что может реконструировать более точное прошлое, которое включает в себя то, что или кто-то подавлялся в историях, написанных сегодня в книгах.

Мучительная жизнь Мишеля Фуко

Крупная фигура постмодернизма - французский философ и историк Мишель Фуко (1926–1984). Он учился в университете в то время, когда французская философия находилась на пике своего развития, поэтому мысли Фуко находились под сильным влиянием таких крупных фигур, как Фридрих Ницше.Позже идеи Фуко окажут большое влияние на развитие нового историзма. Фуко вырос во Франции и изучал философию во время учебы в университете, в конечном итоге получив докторскую степень по философии психологии. 3

Фуко, однако, жил мучительной жизнью. Доктор Джон Коффи, преподаватель истории в Лестерском университете, Англия, резюмирует жизнь Фуко:

В 1948 году Мишель Фуко предпринял попытку самоубийства. В то время он был студентом элитного парижского университета École Normale.. . . Фуко, казалось, мучил чувство вины за частые ночные визиты в нелегальные гей-бары французской столицы. Его отец, строгий приверженец дисциплины, который раньше отправлял своего сына в католическую школу с самым строгим порядком, которую он мог найти, организовал его госпитализацию в психиатрическую больницу для обследования. И все же Фуко оставался одержимым смертью, шутил о повешении и предпринимал дальнейшие попытки покончить с собой. Это юношеское переживание себя гомосексуалистом, суицидом и психически неуравновешенным человеком оказалось решающим для интеллектуального развития Фуко.Тематика многих из его более поздних книг возникла из его собственного опыта. . . Интеллектуальная карьера Фуко должна была стать крестовым походом на всю жизнь в защиту тех, кого общество клеймило, маргинализировало, заключало в тюрьму и подавляло. [выделено мной]

Параллели между «крестовым походом» Фуко и тем, что стремится сделать новый историзм, будут конкретизированы ниже. Но сначала стоит упомянуть конец Фуко.

В июне 1984 года Фуко заболел СПИДом. Доктор Коффи заключает: «Бросившись с безрассудным рвением в баню, когда призрак СПИДа стал очевиден, Фуко, возможно, пытался достичь подходящей кульминации в своей жизни, которая объединила его великие навязчивые идеи: безумие, извращение, пытки и смерть.Другими словами, весьма вероятно, что Фуко действительно хотел заразиться СПИДом и намеренно поставил себя в такую ​​ситуацию, в которой он хотел бы, и все это для того, чтобы исполнить порочное представление о том, что делает жизнь значимой. Фуко был человеком без Христа и, следовательно, без надежды.

Фуко и новый историзм

Хотя влияние и личный выбор Фуко были неудачными, основное влияние на новый историзм не намного лучше. Новый историзм во многом обязан марксистской мысли.Марксизм - это система политической мысли, занимающаяся прежде всего экономикой и классовыми отношениями. При реализации он ведет к социализму и, в конечном итоге, по собственному признанию Карла Маркса, к коммунизму. В то время как марксистские идеи снова и снова терпели неудачу, когда применялись на практике, школа марксистской теории литературы продолжает жить на английских факультетах в Соединенных Штатах.

При чтении литературы и истории марксистская теория фокусируется на экономике и социальном классе, а также на том, как эти элементы влияют на баланс сил в тексте.Как и марксистская теория, новый историзм также фокусируется на использовании власти. Однако критики нового историзма предпочитают исследовать социальные проблемы, маргинализированные группы и институты, которые обладали властью (например, церковь) в тот период времени.

Именно здесь идеи Фуко вступают в игру. В своей книге « Дисциплина и наказание » Фуко утверждает, что, вопреки мнению многих, замена пыток и публичных казней современными тюрьмами совсем не позитивна.Доктор Коффи резюмирует это так:

Современная тюрьма, предположил [Фуко], не просто воздействует на тела людей; он пытается контролировать их разум. Заключенные классифицируются экспертами, помещаются под наблюдение, исследуются и подвергаются манипуляциям. Более того, утверждал он, тюрьма - это микрокосм современного общества; мы все находимся под наблюдением, помечаем ярлыки и наклеиваем ярлыки бюрократии и запираем, если обнаруживаем, что мы отклоняемся от нормы или ненормальны.5

Фуко особенно критически относился к проекту здания, известному как Паноптикум.Джереми Бентам в 18 веке создал Паноптикум как средство поддержания порядка в школах, тюрьмах и других учреждениях. Бентам спроектировал тюрьму для английского правительства, основанную на Паноптикуме, где охранник мог наблюдать за всеми заключенными, находящимися там, не зная, что за ними наблюдают в данный момент. Однако ему не удалось завершить проект.

Тюрьма, если бы она когда-либо была построена, была бы круглой. Все камеры должны были быть обращены в круг, друг к другу, с окном на другом конце каждой камеры, пропускающим свет, чтобы заключенным было легче видеть.В центре цилиндра была размещена сторожевая башня, а внутри нее был спрятан стражник, которого заключенные не видели даже тогда, когда он приходил и уходил. Бентам считал, что теоретически за заключенными иногда можно полностью не следить, потому что они никогда не узнают, присутствует ли охранник. Они были бы вынуждены действовать (или «выступать», как предпочитают говорить многие постмодернисты), как если бы за ними все время наблюдали.

Для Фуко это символизировало форму угнетения, которую можно было увидеть в других аспектах общества: «Фуко утверждал, что разоблачает универсальную норму как не что иное, как инструмент угнетения, которым владеют сильные мира сего.«Новые истористы», ухватившись за эту идею, исследуют историю в поисках форм угнетения, посредством которых людей якобы заставляют разыгрывать идеологию независимо от того, согласны они с ней или нет, потому что власть имущие всегда наблюдают. Для новых историцистов все сводится к авторитету.

Кто власть?

Помните, что для нового историциста авторитет является ключевым. Но это не всегда авторитет, которого мы ожидали. Для иллюстрации представьте, что вы получили письмо от друга.Давайте зададим несколько вопросов: кто написал письмо? Ваш друг сделал это, сделав его «авторитетом» в письме. Вы бы поверили, что содержание этого письма точное? Скорее всего, если только у вас не было веских причин полагать иначе. Вы бы искали в письме скрытый смысл? Возможно нет. Вообще говоря, значение буквы было бы очевидным; вам не понадобится ученый, чтобы расшифровать это за вас. Иногда из этого правила есть исключения. Мы знаем, что бывают случаи, когда людям приходится общаться с помощью кода в письмах из-за правительственных полномочий или по другим причинам.

А теперь предположим, что ваш друг написал письмо из тюрьмы, где вся почта читается охраной и подвергается цензуре, прежде чем она покинет здание. Опять же, кто написал письмо? Ваш друг сделал это, но он писал это, зная, что не может поделиться с вами определенной информацией. За ним наблюдали, и он должен был хорошо «сыграть» роль заключенного. Зная это, поверили бы вы, что вся информация в письме была точной? Возможно нет. Вы бы искали скрытый смысл в тексте? Почти наверняка.Если бы это читал новый историцист, он сказал бы, что «авторитет» над письмом был не вашим другом, а учреждением тюрьмы, потому что они контролировали то, что он сообщал.

В последнем примере новое историцистское прочтение полезно для понимания буквы. Но это редкое исключение в новом историзме, потому что новый историцист будет читать фактически любой текст - пьесу, книгу и так далее - и доказывать, что есть смысл или история, которые до сих пор ускользали от человечества.Он сказал бы, что обстоятельства, при которых был написан текст, создали ситуацию, когда авторитетом был не автор, а какой-то институт, обладающий властью. И в большинстве случаев новый историцист движется к этому из-за его собственных симпатий к определенным группам людей, а не из каких-либо разумных доказательств того, что слова автора не вполне заслуживают доверия.

Д. Г. Майерс, историк литературы и доцент литературы в Центре еврейских исследований Мелтона при Университете штата Огайо, резюмирует настоящую мотивацию нового историзма:

.. . цель стипендии - согласовать намерения художника с сочувствием самого ученого. . . . Симпатия рассматривается как факт, равный по важности (и сравнимый с онтологическим статусом) с дизайном. Не прилагается никаких усилий, чтобы выяснить, действительно ли дизайн с чем-либо противоречит; это просто рассматривается как donnée интерпретации, которой должно быть. Критик знает по своим чувствам.7

По сути, новым историцистом движут чувства, которые, как правильно указывает Майерс, не способствуют объективной оценке истории.

Новый историзм и библейская герменевтика

Что касается толкования Библии, то некоторые исследователи Библии и христианские лидеры, независимо от того, осознают они это или нет, придерживаются взглядов на историю, аналогичных взглядам сторонников нового историзма. Один базовый факт, который должен принять каждый верующий, заключается в том, что Библия безошибочна в своих оригинальных рукописях (а то, что мы имеем сегодня, невероятно точное), поэтому никакое переосмысление истории не может изменить значение или силу ясных слов Писания.

Один из очевидных примеров того, как личные убеждения влияют на толкование, Джон Шелби Спонг, епископ в отставке епископальной церкви и несколько плодовитый автор, пытается перечитать историю, представленную в посланиях Павла, основываясь на своей собственной поддержке однополых отношений. Его цель в своем анализе, по-видимому, состоит в том, чтобы показать, что религиозные институты, находившиеся у власти в то время (то есть книжники, которые были знатоками закона, и некоторые из фарисеев, которые были частью правящей власти), подавляли гомосексуалистов.Более того, Спонг утверждает, что сам Пол был гомосексуалистом, но подавлял свои желания; поэтому Пол был вынужден выступить против гомосексуального поведения:

Да, я убежден, что Павел из Тарса был геем, глубоко подавленным, ненавидящим себя, непреклонным в отрицании, связанным законом, который, как он надеялся, мог удержать это, что он считал настолько неприемлемым, полностью контролируемым, контроль был настолько глубоким, что даже Полу не пришлось сталкиваться с этим фактом о себе. Но репрессии убивают.Он убивает подавленного, и иногда защитный гнев, обнаруживаемый в подавленном, также убивает тех, кто бросает вызов, угрожает или переживает то, чего этот подавленный человек так глубоко боится8

Спонг, невольно или нет, принял фуковский взгляд на Писание (см. Схему Паноптикума выше): апостол Павел решительно выступил против гомосексуального поведения; гомосексуальное поведение осуждалось законом, за которым наблюдали фарисеи и книжники; следовательно, Пол, скорее всего, сам был гомосексуалистом, но чрезмерно «выполнял» роль гетеросексуала, потому что за ним «наблюдали» религиозные авторитеты.

Нет никаких текстовых доказательств для утверждения Спонга о том, что апостол Павел был гомосексуалистом или что Павел испытывал какие-либо симпатии к тем, кто участвовал в гомосексуальном поведении. На самом деле, есть даже некоторые признаки того, что Пол был женат когда-то. 9 Однако, как Майерс пояснил выше, Спонг «знает» из-за того, как он «чувствует» практику гомосексуалистов сегодня. Более того, Спонг признает, что не верит в то, что Библия - это Слово Божье: «Я не считаю Библию Словом Божьим. Я вижу Слово Божье как то, что я слышу через слова Библии.Есть очень большая разница »10. Толкование Библии, основанное на чувствах Спонга, делает слова Пола ненадежными, очевидно, в пользу якобы« маргинализованной »группы сегодня: практикующих гомосексуалистов.

Последний пример, который также демонстрирует большое сходство с новым историцистским прочтением, - это движение за то, чтобы показать, что описание сотворения в Бытии - не что иное, как продукт древней ближневосточной (ANE) космологии. В то время как понимание истории и окружающей культуры древних израильтян, несомненно, полезно для любого читателя Священного Писания, метод интерпретации ANE часто заходит слишком далеко.

Например, Джон Уолтон, профессор Ветхого Завета в Колледже Уитон, смотрит на Исайя 53 , часто упоминаемое пророчество Христа, с точки зрения ANE. Ричард Авербек, профессор ветхозаветных и семитских языков в Троицкой евангелической школе богословия, резюмирует утверждение Уолтона следующим образом:

Христианский толкователь Джон Уолтон, однако, недавно утверждал, что вавилонский фон для Исайи 53 и его применение к Иисусу могут быть взяты из определенных мотивов, найденных в ритуале замещающего царя.. . Согласно этой вавилонской практике, когда царь получал дурное предзнаменование, которое подвергало его опасности, другой человек занимал трон вместо него, пока это предзнаменование не разрешилось. . . . Согласно Уолтону, Иисус является нашим заместителем, который страдает за нас в соответствии с некоторыми элементами модели, обнаруженной в ритуале замены короля. К сожалению, параллели, проводимые в подобных интерпретациях, часто в лучшем случае сомнительны с точки зрения основного метода и содержания. Контрасты игнорируются в пользу сравнений.В слишком многих случаях приложения вынуждены и растягиваются до неузнаваемости11.

Если обращение Уолтона с Исайей 53 является каким-либо показателем, было бы разумно ожидать, что он пожертвует исторической достоверностью Книги Бытия на алтаре древних ближневосточных мифов, как он сделал здесь с одним из самых известных пророчеств. Мессии.

И действительно, Уолтон приводит доводы в пользу того, почему Книгу Бытия нельзя воспринимать всерьез как повествование о сотворении мира в свете «нынешнего научного консенсуса».Хотя Уолтон говорит, что он не стремится продвигать какой-либо один набор научных идей над другим, он явно симпатизирует эволюционным идеям и тем исповедующим христианство, которые продвигают их (то есть теистическим эволюционистам или эволюционным креационистам). Действительно, его книга The Lost World of Genesis One (2009) - это не просто аргумент в пользу Книги Бытия как древней космологии; это также кажется аргументом в пользу согласования эволюционных верований с Писанием. В некотором смысле, именно теисты-эволюционисты и эволюционисты-креационисты действуют как «маргинализованная» группа в теории Уолтона (и в более широком смысле те, кто следует чему-то иному, нежели библейский взгляд на творение).

Уолтон исследует Бытие 1 и определяет, что, основываясь на космологии окружающих областей (Египет, Вавилон и Шумерия), читатели неправильно поняли значение слова создать , как оно используется в Бытии. (См. Часть 2 этой серии для получения дополнительной информации о постмодернистских переопределениях слов.) Вместо того, чтобы Бытие 1 описывает материальное происхождение Вселенной, Уолтон утверждает, что оно просто описывает «функциональное» происхождение. Основываясь на этом, он пишет: «Я предлагаю решение изменить то, что мы считаем творческой деятельностью, на основе того, что мы находим в литературе. 12 Что странно в утверждении Уолтона, так это то, что это не тот вывод, к которому типичный читатель пришел бы, просто прочитав текст. В самом деле, Бог не счел нужным открывать идею «функционального» творения или влияние древних космологий Ближнего Востока Своим непосредственным слушателям или даже тем в течение следующих нескольких тысячелетий, так почему же меньшинство ученых сегодня имеет вдруг обнаружил якобы более точное чтение? Всегда возможно, что по мере того, как мы узнаем больше, откроются новые значения, но когда ученый предлагает идею, которая не только нова, но и кардинально меняет простое прочтение Писания, она заслуживает серьезного сомнения.

Одно из основных предположений, которыми оперирует Уолтон, состоит в том, что эволюционные идеи действительны - и это красноречиво, поскольку нет никаких свидетельств в Священном Писании, подтверждающих это утверждение. Фактически, он признает, что его взгляд на науку напрямую влияет на его толкование Писания, когда он пишет: «Мы ничего не выиграем, если приведем откровение Бога в соответствие с современной наукой. Напротив, вполне логично, что Бог передал Свое откровение Своей непосредственной аудитории в терминах, которые они понимали »13. Другими словами, Уолтон считает, что Бог не является« властью »над своими собственными словами в Бытии - современное научно-популярное / космологическое понимание. среди древних израильтян есть.

По мнению Уолтона, то, что Бог открыл в Бытие 1, предположительно было продиктовано способностью людей понимать. Утверждение Уолтона делает Бытие 1 ненадежным. Более того, посылка Уолтона о том, что читатели должны понимать Бытие так же, как древние израильтяне, выделяет его как одного из немногих, достаточно просвещенных, чтобы выявить какой-то скрытый смысл в Бытии, который был никому неизвестен до, возможно, дней Дарвина. Если он сможет продемонстрировать, что древние израильтяне не понимали, что Бытие буквально, то он легко сможет вписать эволюционные идеи в Священное Писание. Продвигая свою переосмысленную историю Бытия, он пишет: «Если Бытие 1 не требует молодой земли и если божественный указ не исключает длительного процесса, тогда Бытие 1 не предлагает возражений против биологической эволюции» 14.

В итоге, из-за симпатии Уолтона к древнему ближневосточному пониманию Священного Писания и эволюционным идеям он утверждает, что Бог по существу ограничен пониманием людей в данное время, если предположить, что древние израильтяне не были способны понимать научные идеи. , что является распространенным заблуждением среди многих ученых.Следовательно, для Уолтона Бог не мог намереваться открыть вневременную историю творения. Вместо этого, несмотря на кажущуюся противоположность, Бытие не означает то, что говорит (это не буквальная история), но содержит значение (то есть «функциональное» творение), которое, по-видимому, может быть обнаружено только теми, кто придерживается эволюционных убеждений сегодня.

Последний вопрос, который следует задать, в свете целей нового историзма: какая группа получит выгоду от прочтения Уолтоном Книги Бытия? Для Спонга в приведенном выше примере это были гомосексуалисты.Для Уолтона это наиболее очевидно те, кто хочет смешать эволюционные идеи с Писанием, или те, кто отрицают авторитет Писания в отношении творения. Они, безусловно, «маргинализированы» церквями, признающими авторитет Писания во всех сферах. К сожалению, симпатия Уолтона эволюционных идей заставляет его искать мудрости в космологиях цивилизаций, которые следовали другим богам, как он утверждает, трудно для чтения Бытия, что просто не находит поддержку.

Заключение

С.С. Льюис, писавший задолго до того, как новый историзм стал общепринятой школой литературной критики, проницательно детально описал последствия восприятия слов Христа в «безоговорочном смысле», которого требуют многие с повесткой дня:

. . . тогда мы будем вынуждены прийти к выводу, что истинное значение Христа, скрытое от тех, кто жил в то же время и говорил на том же языке, и кого Он Сам выбрал в качестве Своих посланников миру, а также от всех их преемников, имеет наконец-то было открыто в наше время.Я знаю, что есть люди, которым не трудно поверить в подобные вещи, точно так же, как есть люди, готовые утверждать, что истинный смысл Платона или Шекспира, как ни странно скрытый от их современников и ближайших последователей, сохранил свою девственность для смелых. объятия одного-двух современных профессоров. Но я не могу применить к божественным вопросам метод экзегезы, который я уже с презрением отверг в своих светских исследованиях. Любая теория, основанная на предполагаемом «историческом Иисусе», который должен быть извлечен из Евангелий и затем противопоставлен христианскому учению, является подозрительной.Исторических Иисуса было слишком много - либеральный Иисус, пневматический Иисус, вартианский Иисус, марксистский Иисус. Это дешевый урожай в списке каждого издателя. . . Я ищу свою веру и свое спасение не в таких фантомах15.

Хотя сам Льюис, возможно, не зашел так далеко, контекст его цитаты можно легко расширить, включив не только слова Христа, но и слова всей Библии. Если к Библии не обращаться серьезно, когда каждый отрывок читается в его естественном контексте и жанре, то у человека, читающего ее, нет никакой надежды обнаружить истину.Под влиянием нового историзма и других постмодернистских способов мышления Библия становится площадкой для неправильного толкования из-за склонности человека читать в ней свои собственные мысли.

Элементы нового историзма пронизывают многие другие постмодернистские идеи, такие как квир-теория и гендерные исследования. Сторонники нового историзма и другие, подобные Мишелю Фуко, могут питать страсть к тем, кого они считают «маргинализованными», но, к сожалению, грех омрачил то, что люди считают достойным защиты и оправдания.Джеймс рассказывает нам о том, что заслуживает защиты в этом мире:

Чистая и непорочная религия перед Богом и Отцом такова: посещать сирот и вдов в их бедах и сохранять себя незапятнанными от мира. ( Джеймс 1:27 )

Марка 12: 30–31 говорит нам, что мы должны любить Бога и своих ближних.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск