Какой период пушкинского творчества ближе вам и почему: Этапы творчества А.С. Пушкина

Русские писатели и поэты о Пушкине

Георгий Адамович:

«Может быть, настоящее царство Пушкина ещё впереди, может быть, истинный пушкинский день ещё придет. Это очень большой вопрос и для всей русской культуры очень важный» (Из статьи «Пушкин». 6 мая 1962 г.)

Иннокентий Анненский:

«Гуманность Пушкина была явлением высшего порядка: она не дразнила воображения картинами нищеты и страдания и туманом слез не заволакивала сознания: её источник был не в мягкосердечии, а в понимании и чувстве справедливости. И гуманность была, конечно, врожденной чертой избранной натуры Пушкина». ( Из статьи «Пушкин и Царское село». 1899.)

«…все, что было у нас до Пушкина, росло и тянулось именно к нему, к своему ещё не видному, но уже обещанному солнцу. Пушкин был завершителем старой Руси. Пушкин запечатлел эту Русь, радостный её долгим неслышным созреванием и бесконечно гордый её наконец-то из-под сказочных тряпиц засиявшим во лбу алмазом». (Из статьи «Эстетика мертвых душ и её наследие».

1911.)

Николай Асеев:

«Пушкин стал хозяином языка литературного, постигши все разнообразие сказок и пословиц, прибауток и присказок, заостренных рифмой и неожиданных по размеру. Соединение большой культуры речи с огромным чувственным ощущением жизни, с душевной возбудимостью общественной создало из пушкинского гения еще незнакомое России до его времени явление…» (Из статьи «Грамотность и культура». 1957)

«Пушкина не обоймешь словами. Так многопланово, разнообразно и безгранично его творчество, что человечество ещё века будет разбираться в оставленном им наследстве» (Из статьи «Мысли о Пушкине» 25 января 1962)

А. А. Ахматова:

«Он победил и время и пространство» (Из статьи «Слово о Пушкине». 1961.)

Константин Бальмонт:

«Пушкин был поистине солнцем русской поэзии, распространившим свои лучи на громадное расстояние и вызвавшим к жизни бесконечное количество больших и малых спутников. Он сосредоточил в себе свежесть молодой расы, наивную непосредственность и словоохотливость гениального здорового ребенка, для которого все ново, который на все отзывается, в котором каждое соприкосновение с видимым миром будит целый строй мыслей, чувств и звуков».

(«О русских поэтах. Фрагменты из лекций». 1897.)

Андрей Белый:

«Все мы с детства обязаны хвалить Пушкина. Холодны эти похвалы. Они не гарантируют нас от позднейших увлечений музой Надсона или ловкой музой графа А. Толстого. Пушкин самый трудный поэт для понимания; в то же время он внешне доступен. Легко скользить на поверхности его поэзии и думать, что понимаешь Пушкина. Легко скользить и пролететь в пустоту». (Из статьи «Брюсов». 1908.)

А. А. Блок:

«Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин. Это имя, этот звук наполняет собою многие дни нашей жизни. Сумрачные имена императоров, полководцев, изобретателей орудий убийства, мучителей и мучеников жизни. И рядом с ними – это легкое имя: Пушкин. Пушкин так легко и весело умел нести свое творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта – не легкая и не веселая; она трагическая; Пушкин вел свою роль широким, уверенным и вольным движением, как большой мастер; и, однако, у нас часто сжимается сердце при мысли о Пушкине: праздничное и триумфальное шествие поэта, который не мог мешать внешнему, ибо дело его – внутреннее – культура, – это шествие слишком часто нарушалось мрачным вмешательством людей, для которых печной горшок дороже Бога.

» ( Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 1921.)

«Мы знаем Пушкина – человека, Пушкина – друга монархии, Пушкина – друга декабристов, Все это бледнеет перед одним: Пушкин – поэт».

«…Пушкина убила не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура». (Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 10 февраля 1921 г.)

Валерий Брюсов:

«Пушкин сознавал, что ему суждена жизнь недолгая, словно торопился исследовать все пути, по которым могла пройти литература после него. У него не было времени пройти эти пути до конца: он оставлял наброски, заметки, краткие указания; он включал сложнейшие вопросы, для разработки которых потом требовались многотомные романы, в рамку краткой поэмы или даже в сухой план произведения, написать которое не имел досуга. И до сих пор наша литература ещё не изжила Пушкина; до сих пор по всем направлениям, куда она порывается, встречаются вехи, поставленные Пушкиным в знак того, что он знал и видел эту тропу». ( Из статьи «Разносторонность Пушкина». 1922.)

Иван Бунин:

«Полтора века назад Бог даровал России великое счастье. Но не дано было ей сохранить это счастье. В некий страшный срок пресеклась, при её попустительстве, драгоценная жизнь Того, Кто воплотил в себе её высшие совершенства. А что сталось с ней самой, Россией Пушкина, — опять-таки при её попустительстве, ведомо всему миру. И потому были бы мы лжецами, лицемерами – и более того: были бы недостойны произносить в эти дни Его бессмертное имя, если бы не было в наших сердцах и великой скорби о нашей общей с Ним родине….Не поколеблено одно: наша твердая вера , что Россия, породившая Пушкина, все же не может погибнуть, измениться в вечных основах своих и что воистину не одолеют её до конца силы Адовы». (< К пушкинской годовщине>. 21 июня 1949 г.)

А. И Герцен:

«…Пушкин – до глубины души русский… Ему были ведомы все страдания цивилизованного человека, но он обладал верой в будущее, которой человек Запада уже лишился».

 

«Подобно всем великим поэтам он всегда на уровне своего читателя; он становится величавым, мрачным, грозным, трагичным, стих его шумит, как море, как лес, раскачиваемый бурею, и в то же время ясен, прозрачен, сверкает, полон жаждой наслаждения и душевных волнений. Русский поэт реален во всем, в нем нет ничего болезненного, ничего от того преувеличенного патологического психологизма, от того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Муза его – не бледное создание с расстроенными нервами, закутанное в саван, а пылкая женщина, сияющая здоровьем, слишком богатая подлинными чувствами, чтобы искать поддельных, и достаточно несчастная, чтобы иметь нужду в выдуманных несчастьях».

(О Пушкине. 1850.)

Н. В. Гоголь:

«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла».

«Сочинения Пушкина, где дышит у него русская природа, так же тихи и беспорывны, как русская природа. Их только может совершенно понимать тот, чья душа носит в себе чисто русские элементы, кому Россия родина, чья душа так нежно организована и развилась в чувствах, что способна понять неблестящие с виду русские песни и русский дух». ( Из статьи «Несколько слов о Пушкине». 1832.)

А. М. Горький:

«Как-то чудесно, сразу после нашествия Наполеона, после того, как русские люди в мундирах офицеров и солдат побывали в Париже, явился этот гениальный человек и на протяжении краткой жизни своей положил незыблемые основания всему, что последовало за ним в области русского искусства. Без Пушкина были бы долго невозможны Гоголь – которому он дал тему пьесы «Ревизор», — Лев Толстой, Тургенев, Достоевский, — все эти великие люди России признавали Пушкина своим духовным родоначальником».

«Творчество Пушкина – широкий, ослепительный поток стихов и прозы, Пушкин как бы зажег новое солнце над холодной, хмурой страной, и лучи этого солнца сразу оплодотворили её. Можно сказать, что до Пушкина в России не было литературы, достойной внимания Европы и по глубине и разнообразию равной удивительным достижениям европейского творчества»

«В творчестве Пушкина чувствуется нечто вулканическое, чудесное сочетание страстности и мудрости, чарующей любви к жизни и резкого осуждения её пошлости, его трогательная нежность не боялась сатирической улыбки, и весь он – чудо». (Из предисловия к изданию сочинений А.С.Пушкина на английском языке. 1925.)

«Пушкин для русской литературы такая же величина, как Леонардо для европейского искусства» (Из лекций по истории русской литературы. 1909.)

Достоевский Ф.М.:

«…не было бы Пушкина, не было бы и последовавших за ним талантов».

 

«… ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина».

«Если бы жил он дольше, может быть явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь ещё смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собой в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». ( Из речи «Пушкин». 1880.)

Борис Зайцев:

«Кто любит Пушкина, тот за свободу. Кто с Пушкиным, тот за человека, родину и святыню. Если Пушкин завладевает сердцами России, значит жива Россия». (Из статьи «Победа Пушкина». Июнь 1937)

Сергей Залыгин:

«Пушкин ещё и потому не только Поэт, но и Поэзия, что он смог выразить духовный потенциал нации, русского общества своего времени. «Я числюсь по России…» (Из статьи «Я числюсь по России…». К 180-летию со дня рождения А.С.Пушкина». 1979.)

Владимир Маяковский:

«Пушкин был понятен целиком только своему классу, тому обществу, языком которого он говорил, тому обществу, понятиями и эмоциями которого он оперировал. Это были пятьдесят – сто тысяч романтических воздыхателей, свободолюбивых гвардейцев, учителей гимназий, барышень из особняков, поэтов и критиков и т.

д., то есть те, кто составлял читательскую массу того времени… Завтрашняя всепонятность Пушкина будет венцом столетнего долбления и зубрежки. Слова о сегодняшней всехной понятности Пушкина – это полемический прием, направленный против нас, это, к сожалению, комплимент не нужный ни Пушкину, ни нам. Это бессмысленные слова какой-то своеобразной пушкинской молитвы». (Из статьи «Вас не понимают рабочие и крестьяне». 1928.)

Дмитрий Мережковский:

«Что Пушкин для нас? Великий писатель? Нет, больше: одно из величайших явлений русского духа. И ещё больше: непреложное свидетельство о бытии России, Если он есть, есть и она. И сколько бы ни уверяли, что её уже нет, потому что самое имя Россия стерто с лица земли, нам стоит только вспомнить Пушкина, чтобы убедиться, что Россия была, есть и будет». (Из статьи «Пушкин и Россия». 1926 – 1937.)

«Пушкин – единственный из новых мировых поэтов – ясен, как древние эллины, оставаясь сыном своего века. В этом отношении он едва ли не выше Гёте, хотя не должно забывать, что Пушкину приходилось сбрасывать с плеч гораздо более легкое бремя культуры, чем германскому поэту» (Из статьи «Мысли о Пушкине». 1937.)

 Юрий Олеша:

«Если Пушкин считал, что первые достоинства прозы – точность и краткость, то у него самого эти две особенности сказываются сильнее всего именно в определении эмоций и душевных качеств» (Из статьи «Литературная техника». 1931.)

А. Н. Островский:

«Первая заслуга великого поэта в том, что через него умнеет все, что может поумнеть»

«Прочное начало освобождению нашей мысли положено Пушкиным, — он первый стал относиться к темам своих произведений прямо, непосредственно, он захотел быть оригинальным и был – был самим собой. Всякий великий писатель оставляет за собой школу, оставляет последователей, и Пушкин оставил школу и последователей… Он завещал им искренность, самобытность, он завещал каждому быть самим собой, он дал всякой оригинальности смелость, дал смелость русскому писателю быть русским». (Из речи «Застольное слово о Пушкине». 1880.)

Андрей Платонов:

«Пушкин всю жизнь ходил «по тропинке бедствий», почти постоянно чувствовал себя накануне крепости или каторги. Горе предстоящего одиночества, забвения, лишения возможности писать отравляло сердце Пушкина… Но это горе, возникнув, всегда преодолевалось творческим, универсальным, оптимистическим разумом Пушкина…» (Из статьи «Пушкин – наш товарищ». 1937)

Иван Соколов-Микитов:

«В сущности вся великая русская литература – вопль и стон (как и русские народные песни, мрачные русские сказки). Печальны судьбы русских писателей. Самый «светлый», самый «весёлый» был Пушкин. Но, Боже, какие горькие слова срывались у него о России! Как несказанно трагична судьба Пушкина, его смерть!» ( Из «Записей о Пушкине». 1960-е гг.)

Александр Солженицын:

«Самое высокое достижение и наследие нам от Пушкина – не какое отдельное его произведение, ни даже легкость его поэзии непревзойденная, ни даже глубина его народности, так поразившая Достоевского. Но – его способность (наиболее отсутствующая в сегодняшней литературе) всё сказать, все показываемое видеть, осветляя его. Всем событиям, лицам и чувствам, и особенно боли, скорби, сообщая и свет внутренний, и свет осеняющий, — и читатель возвышается до ощущения того, что глубже и выше этих событий, этих лиц, этих чувств. Емкость его мироощущения, гармоничная цельность, в которой уравновешены все стороны бытия: через изведанные им, живо ощущаемые толщи мирового трагизма – всплытие в слой покоя, примирённости и света.» (Из статьи «…Колеблет твой треножник». 1979.)

А. Т. Твардовский:

«… у каждого из нас — свой Пушкин, остающийся одним для всех. Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца» (из эссе «Пушкин».1949.)

«Когда говоришь о Пушкине, то как-то даже неловко употреблять слово «мастерство», больше подходило бы «волшебство», хотя мы хорошо знаем, какого неусыпного, подвижнического труда стоило этому «любимцу муз» потрясающее нас совершенство его созданий. Совершенство это не что иное, как поразительное по своей живой органичности слияние формы и содержания. И поразительное в своей нормальности.» (Из «Слова о Пушкине». 10 февраля 1962 г.)

И.С. Тургенев:

«Самая сущность, все свойства его поэзии совпадают со свойствами, сущностью нашего народа. Не говоря уже о мужественной прелести, силе и ясности его языка, эта прямодушная правда, отсутствие лжи и фразы, простота, эта откровенность и честность ощущений – все эти хорошие черты хороших русских людей поражают в творениях Пушкина не одних нас, его соотечественников, но и тех из иноземцев, которым он стал доступен».

«…мы будем надеяться, что всякий наш потомок, с любовью остановившийся перед изваянием Пушкина и понимающий значение этой любви, тем самым докажет, что он, подобно Пушкину, стал более русским и более образованным, более свободным человеком! Будем также надеяться, что в недальнем времени даже сыновьям нашего простого народа, который теперь не читает нашего поэта, станет понятно, что значит это имя: Пушкин!»  (Из «Речи по поводу открытия памятника А. С. Пушкину в Москве». 1880.)

Тэффи:

«Пушкин – чудо России. Он единственный, воистину любимый… Русские не всегда любят своих героев. Но вот есть на Руси и исключение. Есть и для нас Некто, кому мы поклоняемся и знаем, что должны поклоняться, и, если кто не понимает, не чувствует, не может постигнуть величие этого «поклоняемого», тот берет его как догмат. Этот Некто Пушкин. Пушкин – чудо России». (Из статьи «Чудо России». 1937.1999)

«Пушкина переводит нельзя. Его поэзия как древнее заклинание, передающееся от отца к сыну, от сына к внуку, от внука к правнуку. В заклинании ни одного слова тронуть нельзя – ни заменить, ни изменить, ни подправить, ни переставить, — тотчас же магия исчезает. Исчезает та магическая радиоактивность, та эмоциональная сущность, которая дает жизнь. Остается смысл слова, но магия исчезает. И с этим спорить нельзя». ( Из статьи «Пушкинские дни». 1949.)

 Источники:

  • Дань признательной любви: Русские писатели о Пушкине/ Вступление, сост. и примеч. О.С. Муравьевой. — Л.: Лениздат, 1979. – 152с.
  • Солнце России: Русские писатели о Пушкине. Век XX/ Сост., примеч., подгот. текста А.Д. Романенко. – М.: Дружба народов, 1999. – 416 с.

Лирика Пушкина конца 1820-1830-х годов.

Лирика Пушкина конца 1820-1830-х годов.

В поздней лирике Пушкина стремительно нарастают философские мотивы, раздумья о жизни и смерти, покаянные настроения, предчувствия новых бурь и тревог:

Снова тучи надо мною

Собралися в тишине;

Рок завистливый бедою

Угрожает снова мне…

Так начинает Пушкин стихотворение «Предчувствие» (1828), в котором исчезает юношеская беззаботность и удивлявшая ранее способность поэта находить выход из мрачных настроений, из роковых вопросов в радостях жизни, в любви, в прелести и красоте бытия. Теперь эти радости омрачаются ожиданием разлуки, причем вечной разлуки, «неизбежного грозного часа». В свете предстоящего конца жизнь приобретает какой-то иной, свободный от буйной чувственности, одухотворенный смысл. Иногда эти тревожные мотивы уравновешиваются у Пушкина обращением к народной теме – «Утопленник», «Ворон к ворону летит…» (1828), незавершенный набросок «Всем красны барские конюшни…» (1827). Порой, в противовес драматическим мотивам, появляются стихи, исполненные светлой, жизнерадостной силы («Зимнее утро», 1829).

Лирика этого периода уже далека от романтизма. Пушкин отказывается от поэтических формул, выработанных его предшественниками, создавшими школу «гармонической точности», в которой метафорическое уподобление, кочуя из одного произведения к другому, совершенно стерлось и утратило живой, предметный смысл. Пушкин отбрасывает все готовые поэтизмы, все эстетически непререкаемые до него формулы. Он тянется в своих стихах к тому, чтобы открыть поэзию в слове, не нарушая его предметной наготы. Поэтичность слова начинает зависеть не от навязанного ему поэтической традицией высокого или низкого смысла, а от лирической ситуации, раскрывающей в своей конкретности и предметности какой-то важный и высокий философский или исторический смысл.

В начале 30-х годов в лирике Пушкина сложилась устоявшаяся, определившаяся классическая система лирической поэзии, «где все личное, частно значимое безоговорочно становилось национально значимым». «Если – слишком общо говоря – Державин лирически воспевал свою эпоху как свою жизнь, то Пушкин, наоборот, уверенно смеет в своей лирике, особенно в 30-е годы, воссоздавать свою жизнь как национальную историю, как эпоху, как важное умонастроение ее», – так определяет В. Д. Сквозников основной признак реалистической лирики Пушкина.

В «Дорожных жалобах» (1829) сказывается, например, личная утомленность Пушкина кочевой, неприкаянной жизнью. Однако свою судьбу, странническую, скитальческую, поэт воспринимает в общерусском контексте: здесь и наше бездорожье как в прямом, так и в широком, историческом смысле, и капризы непредсказуемого климата опять-таки в двух его ипостасях – природной и общественной, здесь и незащищенность личности от всякого рода неожиданностей, здесь и всероссийская беззаботность, равнодушие ко всякого рода комфорту и уюту:

Иль чума меня подцепит,

Иль мороз окостенит,

Иль мне в лоб шлагбаум влепит

Непроворный инвалид.

Особенно настойчиво в творчестве Пушкина этих лет возникает мучительный философский вопрос о смысле жизни. В «Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы» поэт спрашивает, слушая жизни «мышью беготню»:

От меня чего ты хочешь?

Ты зовешь или пророчишь?

Я понять тебя хочу,

Смысла я в тебе ищу.

Здесь его поэзия достигает порога, за которым безмолвствует разум и в свои права вступает область веры.

Брожу ли я вдоль улиц шумных,

Вхожу ль во многолюдный храм,

Сижу ль меж юношей безумных,

Я предаюсь своим мечтам.

Я говорю: промчатся годы,

И сколько здесь ни видно нас,

Мы все сойдем под вечны своды —

И чей-нибудь уж близок час.

Юность «безумна» не «глупостью», а упоенностью радостями земного бытия, замкнутостью душевного горизонта прекрасными мгновениями настоящего. Теперь возраст Пушкина от фазы зрелости подходит к порогу мудрости с ее способностью бескорыстно-созерцательного восприятия:

И пусть у гробового входа

Младая будет жизнь играть,

И равнодушная природа

Красою вечною сиять.

Удивляешься щедрости пушкинского сердца, способного приветствовать жизнь, ничего не требуя от нее для себя. Эта щедрость связана с тем, что сам поэт причисляет себя уже к «соборному» миру перешедших в иную жизнь предков, мыслит себя уходящим в историю:

И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать,

Но ближе к милому пределу Мне все б хотелось почивать.

Эта тема, – одна из ведущих в творчестве Пушкина 1830-х годов. На связи с прошлым, с национальной историей, с душами предков как раз и держится то «самостоянье» человека, которое советская наука оставляла у Пушкина без всяких опор и понимала как обожествление своего «я». Пушкин, конечно, думал иначе:

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам,

На них основано от века

По воле Бога самого

Самостоянье человека,

Залог величия его.

«Бесы» (1830) – «дорожные жалобы» духовного свойства: потерянность человека на заметенных снегом дорогах жизни, в вихрях метелей, в завывании ветров – в духовном бездорожье, вселяющем ужас в заплутавшего путника:

Мчатся бесы рой за роем

В беспредельной вышине,

Визгом жалобным и воем

Надрывая сердце мне…

Таким же отчаянием, но только отлитым в мерные ритмы, в четкие формулы беспощадных афоризмов, пронизаны другие стихи:

Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

Иль зачем судьбою тайной

Ты на казнь осуждена?

Митрополит Филарет, прочитав эти стихи Пушкина, в тревоге за душу поэта откликнулся на них собственными стихами:

Не напрасно, не случайно

Жизнь от Бога мне дана,

Не без воли Бога тайной

И на казнь осуждена…

«Стихи христианина, русского епископа в ответ на скептические куплеты! – это, право, большая удача», – сказал Пушкин и, продолжая диалог, написал ответ митрополиту Филарету:

Твоим огнем душа палима

Отвергла мрак земных сует,

И внемлет арфе серафима

В священном ужасе поэт.

Все чаще и чаще оглядывается Пушкин на пройденный путь и все решительнее подвергает свою жизнь критическому, нелицеприятному и беспощадному суду перед лицом вечности, у двери которой остановился теперь его поэтический гений. Исповедальные, покаянные мотивы наиболее сильно звучат в стихотворении «Воспоминание»:

Когда для смертного умолкнет шумный день

И на немые стогны града

Полупрозрачная наляжет ночи тень

И сон, дневных трудов награда,

В то время для меня влачатся в тишине

Часы томительного бденья:

В бездействии ночном живей горят во мне

Змеи сердечной угрызенья…

В этих стихах Пушкин поднимается до торжественного языка церковных канонов и божественной литургии. «Шумный день» в соседстве со словом «смертный» приобретает не только прямой, но еще и обобщенный оттенок мирской суеты. «Немые стогны града» – уже не простые площади города, а православно-христианский образ освободившейся от шума страстей души, которая замерла, накрытая полупрозрачной тенью ночи, как покаянной епитрахилью. В ночной тишине, освобожденная от суетных оков, душа готова к исповеди перед Богом. Прожитая жизнь развивается перед ней в виде свитка, на котором написаны все добрые и все злые, греховные дела. Пушкин использует здесь мотивы житийной литературы, согласно которой душа после смерти проходит через воздушные мытарства. Они начинаются с момента, когда перед нею предстанут на свитках, или хартиях, картины прожитого:

И с отвращением читая жизнь мою,

Я трепещу и проклинаю,

И горько жалуюсь, и горько слезы лью,

Но строк печальных не смываю.

Пушкинское «Воспоминание» – это еще и напоминание о необходимости строгого исполнения христианского долга, которым поэт в юности порою пренебрегал. В стихах, не вошедших в опубликованный текст, поэт видит потерянные годы, проведенные «в праздности, в неистовых пирах, в безумстве гибельной свободы». И вот в стихотворении «Монастырь на Казбеке» (1829) Пушкин высказывает новое желание:

Далекий, вожделенный брег!

Туда б, сказав прости ущелью,

Подняться к вольной вышине!

Туда б, в заоблачную келью,

В соседство Бога скрыться мне!…

Поздний Пушкин достигает удивительной духовной просветленности не только в прозе, но и в лирическом творчестве. Исчезает упоение мятежной красотой чувственных страстей, уходят темные тучи и метели суетных земных тревог, появляется умиленное созерцание духовной красоты в природе и в человеке:

Я возмужал среди печальных бурь,

И дней моих поток, так долго мутный,

Теперь утих дремотою минутной

И отразил небесную лазурь.

Как природа очищается и обновляется в грозовом ненастье, так и душа, проходя через бурные чувственные искушения, воскресает в бескорыстном любовании красотой и гармонией окружающего мира. В стихотворении «Туча» (1835) Пушкин радостно приветствует эту гармонию, это душевное просветление:

Последняя туча рассеянной бури!

Одна ты несешься по ясной лазури,

Одна ты наводишь унылую тень,

Одна ты печалишь ликующий день…

Довольно, сокройся! Пора миновалась,

Земля освежилась, и буря промчалась,

И ветер, лаская листочки древес,

Тебя с успокоенных гонит небес.

В стихотворении «Осень», созданном в Болдине в 1833 году, Пушкин объясняет, почему он любит именно это время года, почему осенью испытывает он самые длительные приливы вдохновения. Осень глубоко умиляет поэта красотой умиротворенной, тихой, смиренной, не возбуждающей страстных тревог. Пушкин любит осень не тщеславной любовью, к которой всегда примешивается субъективный, чувственный порыв, ревнивое стремление к обладанию. Красота осени, напротив, просветляет и одухотворяет человеческие чувства.

Любовь Пушкина к осени возвышенна и духовна: свободна от всего тяжелого, замутняющего чистые источники. Она не скована бременем чувственных желаний и эгоистических страстей. Такая красота взывает к созерцательной любви-умилению, требует полного забвения себя, полной самоотдачи. Она пробуждает в Пушкине поэта, поднимает его над миром на волнах вдохновения и дает ему радость плавания в любую сторону, в какую поэтическая душа пожелает:

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться наконец свободным проявленьем…

Ввиду «отдаленных угроз седой зимы», старости и смерти, Пушкин остро чувствует, что все на земле подвержено исчезновению. Но именно потому, что ничего здесь нам не дано удержать, и возникает в душе иная любовь к этой жизни, любовь-умиление, бескорыстная любовь к красоте, молодости с ее улыбками, с ее радостями.

Этот мотив прозвучит в стихотворении «Вновь я посетил…», написанном осенью 1835 года в Михайловском. 25 сентября 1835 года поэт писал из Тригорского жене: «В Михайловском нашел я все по-старому, кроме того, что нет уже в нем няни моей и что около знакомых старых сосен поднялась, во время моего отсутствия, молодая сосновая семья, на которую мне досадно смотреть, как иногда досадно мне видеть молодых кавалергардов на балах, на которых уже не пляшу».

В стихотворении эта досада отсутствует. Чувства Пушкина здесь совершенно свободны от всякой примеси эгоистического, страстного увлечения. Большая часть стихотворения посвящена изображению мест, с которыми связаны у поэта воспоминания о былом: «…вот опальный домик, где жил я с бедной нянею моей»; «…вот холм лесистый, над которым часто я сиживал», вот три сосны – «они все те же…» – грусть об уходящей жизни, невеселые мысли о необратимых переменах, приближающих поэта к роковому пределу.

Но вдруг он замечает, что под соснами, около их устарелых корней, «младая роща разрослась». И грустные чувства, скользившие к унынию, внезапно преображаются. Стихи увенчивает светлый финал, в котором поэт любовно принимает чужую молодую жизнь:

Здравствуй, племя

Младое, незнакомое! не я

Увижу твой могучий поздний возраст…

Но пусть мой внук

Услышит ваш приветный шум, когда,

С приятельской беседы возвращаясь,

Веселых и приятных мыслей полон,

Пройдет он мимо вас во мраке ночи

И обо мне вспомянет.

Исследователи творчества Пушкина обратили внимание, что удельный вес лирических стихотворений в позднем его творчестве значительно уменьшается. Причем в них все более явственно ослабляется «личная», лирическая стихия, а на первый план выходит эпическое начало с явными признаками «прозаизации» стиха. В первой половине 1830-х годов Пушкин создает цикл стихотворных сказок: «Сказка о попе и работнике его Балде» (1830), «Сказка о царе Салтане» (1832), «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833), «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (1833), «Сказка о Золотом петушке» (1834). Здесь Пушкин овладевает стихией народности, проникается народной точкой зрения на жизнь, которая порой решительно расходится с утверждаемой в те годы в качестве государственной идеологии «официальной народностью». Но главное в том, что Пушкин здесь расширяет возможности поэтического языка за счет новаторского использования фольклора. В. С. Непомнящий замечает: «Подобно тому как русское долготерпение в определенных условиях развернулось в пугачевщину, так и „застылые, „неподвижные „формы старинной русской народности стали в сказках Пушкина „размораживаться, обнаруживая динамику и взрывчатость. Пушкин почувствовал то, что мы сегодня назвали бы диалектикой сказки». Пушкин придал своим сказочным версиям необыкновенный динамизм и театрализацию. В сказках Пушкина все построено на движении. Они напоминают собою народное представление – скоморошье и балаганное. «Цикл сказок Пушкина – драматическое зрелище того, как поэт отстаивает перед грозным лицом жизни свои нравственные принципы. Он делает это с „усильным, напряженным постоянством – то идет на компромисс с суровыми нормами фольклора, то избегает столкновения, то, казалось бы, достигает неустойчивого равновесия с ними и как будто без потерь выходит из единоборства» (В. С. Непомнящий). Исключение составляет «Сказка о Золотом петушке», пронизанная личными, лирическими мотивами, связанными с ложным положением, в котором оказался Пушкин при дворе. Заглавный образ птицы, охраняющей покой страны и предвещающей беду, связывается в сознании Пушкина с образом его Музы, которую царь пожелал присвоить себе. И вот в финале Золотой петушок

Встрепенулся, клюнул в темя

И взвился… и в то же время

С колесницы пал Дадон —

Охнул раз, – и умер он.

В 1834 году Пушкин издает цикл «Песни западных славян», основная часть которых является переводом стилизаций Проспера Мериме, который выдал их за подлинные народные песни. Пушкин узнал об этой мистификации французского писателя уже после публикации своего цикла. Тем более замечательно глубокое проникновение русского поэта в глубинную народно-славянскую основу сербского фольклора. Две песни цикла – «Соловей» и «Сестра и братья» – Пушкин перевел из сборника подлинных сербских народных песен Вука Караджича, а самые значительные в цикле – «Песня о Георгии Черном» и песня «Яныш Королевич» – поэт написал сам.

В тот же период была задумана Пушкиным драма в стихах «Русалка», которая осталась незаконченной. Особенно проникновенным здесь оказался образ героини, обыкновенной крестьянской девушки, способной на высокую любовь. Белинский писал по этому поводу: «„Русалка“ в особенности обнаруживает необыкновенную зрелость таланта Пушкина; великий талант только в эпоху полного своего развития может в фантастической сказке высказать столько общечеловеческого, действительного, реального, что, читая ее, думаешь читать совсем не сказку, а высокую трагедию».

Писал ли Пушкин стихотворение «Позвольте, жители страны!»?

Текст: Андрей Мягков

По Сети сейчас вот что гуляет:

«Александр Сергеевич Пушкин, находясь на карантине по поводу холеры в Болдино, обращается к нам сегодняшним!!!

  • Позвольте, жители страны,
  • В часы душевного мученья
  • Поздравить вас из заточенья
  • С великим праздником весны!
  • Всё утрясётся, всё пройдёт,
  • Уйдут печали и тревоги,
  • Вновь станут гладкими дороги
  • И сад, как прежде, зацветёт.
  • На помощь разум призовём,
  • Сметём болезнь силой знаний
  • И дни тяжёлых испытаний
  • Одной семьёй переживём.
  • Мы станем чище и мудрей,
  • Не сдавшись мраку и испугу,
  • Воспрянем духом и друг другу
  • Мы станем ближе и добрей.
  • И пусть за праздничным столом
  • Мы вновь порадуемся жизни,
  • Пусть в этот день пошлёт Всевышний
  • Кусочек счастья в каждый дом!
  • А. С. Пушкин, 1827 год»

И не только по Сети: вирши сии забрались на радио и ТВ. А когда журналисту «Комсомольской правды» Евгению Черных даже приятели их стали в ватсапе присылать, он совсем уж не выдержал, ведь фейк налицо: Пушкин сидел в Болдинском карантине осенью 1830-го, а никак не весной 1827-го. Но одно дело — распознать подделку, а другое — найти ее автора.

Конечно, это не первое стихотворение, приписываемое Александру Сергеевичу: так, строки «Кто проповедь читать захочет людям — тот жрать не должен слаще, чем они» на самом деле были украдены молвой из стихотворения «Еврей-священник», написанного в 1962 году писателем и бардом Евгением Аграновичем. К слову, посвящено оно было, как выяснил в свое время Черных, начинавшему церковную службу Александру Меню, будущему протоиерею Русской православной церкви.

Но вернемся к «Позвольте, жители страны!» — в то, что это пушкинское стихотворение, поверил даже Альфред Кох, зампредседателя правительства РФ в 90-е, литератор, номинант премии «Большая книга» — поверил и разместил у себя в фейсбуке. Однако в интернете, как уверяет «Яндекс», найдется все — вот и Черных отыскал настоящего автора этого душеспасительного стихотворения. Им оказался сетевой поэт из Казахстана под псевдонимом Урри Грим — именно он 21 марта опубликовал его на своей фейсбук-страничке. Опубликовал, к слову, без всяких задних мыслей — ни тебе Пушкина, ни весны 1827 года…

Всего за несколько дней стихотворение стало невероятно популярным и разлетелось по Сети. Оно и понятно: кругом пандемия и экономический кризис, а строки светлые и обнадеживающие — то что доктор прописал. Но сами по себе они, конечно, вряд ли бы стали настолько (простите) вирусными — вот кто-то умудренный и приписал их Александру Сергеевичу да и пустил гулять по свету.

К слову, Урри уже откликнулся на чью-то мистификацию ироничным стихотворением:

  • Какой такой, простите, Пушкин?
  • Что за пройдоха и нахал?
  • Не тот ли тип, что спирт из кружки
  • С какой-то нянею бухал?
  • Я зол, мне до смерти обидно,
  • Что нас так путает народ.
  • Как вам, товарищи, не стыдно?
  • Что за фантазии полёт?
  • Я потрясён сравненьем вздорным
  • И повторять уже устал,
  • Что дед мой вовсе не был чёрным
  • И звался он не Ганнибал.
  • Я помню каждое мгновенье
  • Отца казахские черты,
  • Своё в Актюбинске ученье
  • И переезд свой в Алматы.
  • Я житель этих территорий,
  • Душой и телом я казах
  • И у каких-то Лукоморий
  • Я не держал кота в цепях.
  • Вам подтвердят мои соседи
  • И побожится вся семья,
  • Что автор «Маленьких трагедий»
  • Или «Дубровского» не я.
  • Я с Гончаровой не встречался,
  • На танцах вместе с ней кружа,
  • И на дуэлях я не дрался
  • И не стрелял в меня бажа.
  • Да что там! Даже Ильичёва
  • Вам подтвердит, что я не лгал,
  • И про Бориса Годунова
  • Ни строчки в жизни не слагал.
  • Над «i» все точки я расставил
  • И хватит воду здесь толочь!
  • А то я, самых честных правил,
  • Могу не в шутку занемочь.

А «Комсомольская правда» — безо всякой иронии — теперь предлагает казахстанскому поэту интервью.

10 фактов о Пушкине, которых вы не знали

Пушкинские произведения | © Властарь / WikiCommons

Вклад Александра Пушкина в русскую литературу невозможно переоценить. Его стихи многие россияне знают наизусть, а его романы — одними из первых, которые прочитают в школе. Хотя его произведения хорошо известны, в его жизни много неожиданных подробностей. Вот все, что вам нужно знать.

Род Пушкиных уходит своими корнями в старинный аристократический род. Интересно, что у Пушкина тоже были африканские корни, так как его прадед был сыном африканского князя, служившего при первом российском императоре Петре Великом.Хотя Пушкин никогда не был в Африке, в столице Эфиопии Аддис-Абебе ему поставили памятник с надписью «Нашему поэту».

Портрет Пушкина работы Кипренского | © Wikimedia Commons

Как и многие дворянские дети, Пушкин с юных лет приучал к изучению языков. Его учителями были французы, и он свободно говорил на этом языке с детства. Естественно, он владел и русским языком, что видно из его произведений.Но помимо этих двух, Пушкин говорил еще на десяти языках. О его лингвистических способностях свидетельствует и библиотека, которую он имел в своей петербургской квартире – более 4500 книг на 14 языках.

Няня Пушкина, Арина Родионовна, была крестьянкой, принадлежавшей к его семье, много лет состояла у них на службе. Когда Пушкина отправили в ссылку, она разделила его судьбу и путешествовала с ним. Он провел с ней много одиноких ночей, слушая ее рассказы и сказки. Пушкин посвятил своей няне ряд стихов, а также послужил источником вдохновения для персонажа няни Татьяны в Евгении Онегине .

Арина Родионовна | © Wikimedia Commons

Пушкин любил играть в карты, хотя особого успеха не добился. Он часто влезал в долги, а затем торопливо писал всю ночь, чтобы выплатить причитающиеся деньги. Когда роковая дуэль оборвала его жизнь в возрасте 37 лет, он умер с неуплаченным солидным долгом. Удивительно, но царь Николай I, с которым у Пушкина были непростые отношения, приказал выплатить долг поэта из казны страны.

Перед свадьбой Пушкин уехал в свое родовое имение в Болдино, чтобы завладеть землей, переданной отцом в связи с предстоящей женитьбой.Хотя визит должен был быть кратким, Пушкин пробыл в деревне три месяца из-за карантина, вызванного вспышкой холеры. Эти три месяца оказались самыми продуктивными за всю его карьеру. Завершил работу над романом «Евгений Онегин », закончил цикл рассказов «Сказки Белкина», и сборник пьес «Маленькие трагедии ». Кроме того, Пушкин написал более 30 стихотворений.

Дом семьи Пушкиных в Болдино | © Wikimedia Commons

Внешность Пушкина, вообще говоря, не отличалась особой привлекательностью.Он был невысокого роста, около 166 см (5 футов 5 дюймов) и не обладал самыми красивыми чертами лица. Несмотря на это, молодой поэт часто находил путь к женскому сердцу и, по некоторым подсчетам, в его жизни было более 100 любовниц. Пушкин начал посещать трактиры с юных 14 лет и не прекращал даже во время супружеской жизни.

Как откровенный писатель Пушкин часто противоречил и критиковал правительство. Его сочинения часто подвергались цензуре и конфисковывались. Но его эпиграммы, унижающие императора Александра I, были более серьезным оскорблением, и он был бы приговорен к каторжным работам в Сибири, если бы не помощь друга. Вместо этого его отправили на юг в ссылку, где он должен был «обдумать свое поведение». Чего он не сделал, и его перевели в менее приятную ссылку на север, в поместье его семьи, где он был в полной изоляции.

Прощание Пушкина с морем Айвазовского | © Wikimedia Commons

За свою жизнь поэт принял участие в 90 дуэлях и 15 из них сам инициировал — одна из этих дуэлей оказалась для него последней. Жизнь Пушкина оборвалась внезапно после того, как его смертельно застрелил француз Жорж Дантес.Пушкин серьезно относился к своей чести, и когда Дантес открыто преследовал жену, ему ничего не оставалось, как вызвать его на дуэль. Пушкин сделал первый выстрел, но промахнулся, предоставив Дантесу сделать смертельный выстрел.

Пушкин был основателем журнала «Современник», в переводе «Современник». В журнале публиковались как художественные, так и научно-популярные произведения самых известных писателей того времени. Тем не менее, издание не приносило прибыли и изначально имело всего 600 подписчиков. Последние два издания перед смертью Пушкину пришлось заполнить собственными произведениями, так как многие его коллеги покинули редакцию. После его смерти журнал перешел к поэту и писателю Николаю Некрасову.

Литературный журнал «Современник» | © Wikimedia Commons

Николай Гоголь был также выдающимся писателем и хорошим другом Пушкина. Однажды в разговоре Пушкин рассказал своему другу о беженцах в молдавском городе, которые, чтобы избежать закона, берут имена погибших людей, в результате чего в этом городе в течение года не зарегистрировано ни одной смерти.Эта история легла в основу сюжета « Мертвых душ », одного из самых известных произведений Гоголя.

Для всех, и для нерусских тоже, есть свой Пушкин

Поэтическая справедливость в спешке россиян на 200-летие Пушкина (2 июня)
СОФИЯ КИШКОВСКАЯ

ОСКОВА — Для россиян Александр Пушкин является сердцем и душой их литературы. «Пушкин — наше все», — сказал один русский поэт.

Завтра 200-летие со дня рождения Пушкина, и россияне не только охвачены пушкиноманией, но и настаивают на том, что могут быть единственными.

Те, кто знает его лучше всего в России, говорят, что это потому, что он просто непереводим. Валентин Непомнящий, ведущий пушкинист, писал недавно: «Из гениев мира он меньше всего переводится на русский язык». другие языки и труднее всего усваивается в переводе: в культурах с другими языками он захватывает душу только тех, кто знает и любит наш язык, нашу культуру, тех, кому Россия духовно не чужда.»

Возможно. Но квинтэссенция русскости Пушкина не помешала и другим претендовать на него.

Британский актер Рэйф Файнс, сыгравший главную роль в новой киноверсии «Евгения Онегина», премьера которой состоялась на этой неделе в Санкт-Петербурге и Москве, не знает русского языка. Тем не менее, Файнс, который появляется в приветствие Пушкину в Карнеги-холле в следующую субботу вечером, сказал, что он сразу был поражен творчеством Пушкина, когда впервые прочитал «Онегина», когда был студентом театральной школы.

Файнс сказал русской ежедневной газете «Комсомольская правда»: «Я англичанин и слышал о таком явлении, как загадочная русская душа, но, видимо, нам, иностранцам, нужно потратить всю жизнь, чтобы понять что это такое. С другой стороны, будучи англичанином, я спрашиваю себя, что такое английская душа? Мы учитывали, что наш фильм рассчитан на международную аудиторию и стремились сделать его понятным абсолютно всем.»

Фильм стоимостью 14 миллионов долларов, снятый сестрой Файнса Мартой, а также Лив Тайлер в роли невинной Татьяны Лариной, отвергнутой аристократом Онегиным только для того, чтобы отвергнуть его годы спустя, после того, как она вышла замуж и поднялся по социальной лестнице. «Комсомольская правда» с изумлением отмечает, что по крайней мере две мелодии, использованные в фильме, действие которого происходит в начале XIX века, весьма неприятны для русского зрителя: вальс из время русско-японской войны 1905 года и песня сталинской эпохи.

Еще один нерусский, взявшийся за Пушкина, Кама Гинкас, литовец, один из самых уважаемых театральных режиссеров в Москве. В его пьесе «Пушкин. Дуэль. Смерть» собрание друзей Пушкина, знакомые и прихлебатели тщетно хватаются за объяснения дуэли, приведшей к его смерти, сидя за столом с посмертной маской поэта в качестве центрального элемента.

В конце спектакля стол поднимается к потолку и, изо всех сил цепляясь за него, они один за другим падают.

«Пушкин ускользает, он растворяется в воздухе, потому что сам подобен воздуху», — сказал Гинкас «Литературной газете», имея в виду трудность схватить Пушкина и на другом языке, и в другой форме. «Может быть именно в этом своеобразие самого Пушкина и этой поэзии. Он бесформенный, нематериальный».

Между тем, на состоявшемся недавно в Москве Пушкинско-Гете-фестивале, приуроченном к дням рождения поэтов (в этом году Гёте исполняется 250 лет), Дмитрий Пригов, поэт-постмодернист и художник-концептуалист, занял первую строчку от «Онегин» («Мой дядя — его вдохновляют высокие идеалы») и наложил на него буддийские и мусульманские мантры, а также русские православные и григорианские распевы.

Завершился фестиваль «Вальпургианской ночью» — праздником ведьм с жесткой немецкой порнографией, дискотекой и стихами Пушкина и Гёте на фоне рэпа и хип-хопа.

Собственно, понятие многокультурного и многофакторного Пушкина не совсем новое. Считающийся основоположником современного русского языка, Пушкин также говорил по-французски, как это было принято среди аристократов его времени. Его прадед был из Африки, источником экзотического очарования как для него самого, так и для его читателей.

Его личность постоянно изменялась, чтобы соответствовать потребностям различных групп. Пушкин был выслан из Петербурга на юг в 1820 году за сочинение политических стихов во время участия в дискуссионном кружке, который позже развился в движение декабристов, стремившихся свергнуть Николая I в 1825 г.Хотя у него были друзья среди декабристов, он не участвовал в их заговоре и в конце концов остался монархистом, чем и занимался царизм. режим решил подчеркнуть его годовщину в 1899 году.

Это не помешало советским правителям изображать его революционером, интерпретируя строчку из одного из его стихотворений «Октябрь пришел» как предвестник революции. Его отношения с религией также сложны.

Он изучал Священное Писание и воспитывался в Русской Православной Церкви, от которой никогда не отрекался.

Но царь сослал его в свое родовое имение Михайловское с 1824 по 1826 год после того, как полиция перехватила письмо, в котором он писал, что берет «уроки чистого атеизма». Советы изображали его как атеист.

Теперь, в честь этой последней годовщины, один чрезмерно рьяный губернатор региона, бывший коммунистический функционер, призвал причислить Пушкина к лику святых, но Русская православная церковь вежливо отклонила это предложение. Но Патриарх Алексий II будет присутствовать на праздновании дня рождения. Ученые спонсируют конференции и пишут книги, анализирующие библейские влияния в произведениях Пушкина и силу его стихов как пути к спасение.

Политики тоже хотят от него кусочек, а ожидаемые кандидаты в президенты из кожи вон лезут, чтобы показать свое знание Пушкина. В одном из последних изданий полного собрания сочинений поэта есть предисловие. бывшим премьер-министром Виктором С. Черномырдиным, что-то вроде того, что бывший президент Джордж Буш написал предисловие к Шекспиру.

Однако попытки навязать официального Пушкина и создали феномен личного Пушкина, или «моего Пушкина», как его называют русские.«Нигде больше вы не найдете ни моего Байрона, ни моего Достоевского». — сказал Сергей Фомичев, главный пушкинист Пушкинского дома в Санкт-Петербурге. «У каждого умного человека был свой Пушкин, чтобы противодействовать давлению государственной версии Пушкина».

Но мысль Фомичева может быть применима ко всем любителям Пушкина, как русским, так и нерусским: «Каждый видит Пушкина по-своему».

Царский поэт: роман о Пушкине

ЧЕТВЕРТЫЙ КОРОЛЬ Глен Петри Атенеум.433 стр. $ 17,95

ЕСЛИ бы ОН жил так, как писал, — сказал Анри Тройа, — Пушкин был бы спокойным и счастливым человеком; если бы он писал так, как жил, то был бы безумным, ребячливым, многословным романтиком». литературная традиция, требовавшая самого грандиозного языка, — вот почему русские всегда почитали Александра Пушкина, который ввел стиль возвышенно-ясный и почти безобразный.Но его поэзия полагалась на словесную структуру, рифму и ритм, а это означает, что перевод в прямом смысле невозможен. Мы, жители Запада, должны верить его соотечественникам на слово, что он был величайшим поэтом России.

В «Четвертом короле» речь идет не столько о ясной манере письма Пушкина, сколько о его сумбурном образе жизни. Книга позиционируется как художественная литература, а не как биография. Отчасти это может быть связано с тем, что он предполагает определенные разговоры и перестраивает или телескопирует определенные события. (Двое детей Пушкина, например, удобно опущены.) Но что больше всего похоже на вымысел, так это то, что вся сюжетная линия сформирована ухаживаниями и женитьбой Пушкина. Это поворот, который мог бы его удивить, так как его так и не удалось приручить.

В 1826 году царь Николай I вызвал Пушкина из глухой семейной усадьбы, где он провел четыре года в политической ссылке. Это было вскоре после восстания декабристов, в результате которого некоторые из ближайших друзей Пушкина были повешены или сосланы в Сибирь.У него были причины чувствовать тревогу, когда он совершал долгий путь в Москву. Однако, к его облегчению, царь был настроен прощать. Он представил его суду как «нового Пушкина» и пообещал, что впредь будет лично санкционировать работы Пушкина. На прощание — по крайней мере, так написано в романе — Николай посоветовал ему найти себе жену и остепениться.

В то время Пушкину было 27 лет, он был неисправимым бабником, известным своим сексуальным аппетитом и экзотической внешностью. (Он происходил по материнской линии от абиссинского князька, известного как «Негр Петра Великого».») Невеста, которую он выбрал через некоторое время после аудиенции у царя, была ему настолько не к лицу, что он, видимо, еще до свадьбы почувствовал угрызения совести. Наталья Гончарова была детской, застывшей девственницей на 14 лет моложе его, потрясающе красивой, но поверхностна и необразованна. Хуже всего то, что над ней доминировала сварливая мать, единственная цель которой состояла в том, чтобы продать свою дочь тому, кто больше заплатит. Что никто не предлагал больше, чем Пушкин, который, хотя и уважаемый как писатель, был обременен различными долгами и семейными обязанностями — ничего не делало, чтобы подсластить характер матери.Историки в целом сходятся во мнении, что Пушкину вскоре наскучила Наталья и что после медового месяца, должно быть, разочаровывающего, он возобновил свои романы с другими женщинами, в то время как Наталья предалась головокружительной череде балов, вечеринок и легкого флирта. Однако Глену Петри эти отношения не кажутся такими безрадостными, как предполагали другие. Он изображает пару нежной, хотя и несовместимой, и цитирует письма, которые показывают постоянную заботу Пушкина о благополучии своей жены. Но нельзя отрицать, что их брак в конечном итоге привел к катастрофе.Репутация Натальи была настолько запятнана — вероятно, без всяких оснований, — что Пушкин был вынужден драться на дуэли, защищая ее честь. Через два дня он скончался от ран.

Итак, в самом буквальном смысле, история Пушкина действительно была сформирована его женитьбой; в конечном итоге это закончилось его женитьбой. Но это только в самом буквальном смысле, и поэтому «Четвертый король» кажется немного искаженным в своей направленности.

Где это точно в цель, так это в отрывках, повествующих о вечной борьбе Пушкина с цензорами.Независимо от того, проверялись ли его работы правительственными учреждениями или самим царем, они обычно искажались или запрещались. Даже самые невинные его стихи подозревали в «бессознательной неверности». Его личная переписка была достоянием общественности. В какой-то момент ему приказали прекратить писать на год.

Пушкин несколько раз показан плачущим настоящими слезами разочарования, и его слезы кажутся вполне понятными. В этом самая сильная сторона книги. Хотя в «Четвертом короле» нет глубины и серьезности Пушкина Анри Труа, он ярко передает жестокую расточительность и безвоздушность жизни без свободы самовыражения.

Энн Тайлер — писательница, специализирующаяся на русской литературе.

Александр Пушкин | Известные русские люди

Я люблю тебя — люблю тебя, даже когда я
Злюсь на себя за эту навязчивую идею,
И когда я делаю свою стыдливую исповедь,
В отчаянии у твоих ног я лежу.
Знаю, знаю — мне нехорошо,
Я слишком стар, пора мудрить…
Но как?.. Эта любовь — она ​​меня побеждает,
Болезнь эта в обличье страсти.
Когда ты рядом, мне грустно,
Когда далеко, я зеваю, ибо жизнь скучна.
Я должен излить эту любовь, это безумие,
Нет ничего, чего я жажду больше!
Когда шуршат твои юбки, когда, ангел мой,
Твой девичий голос слышу, когда
Легкий шаг твой звучит в гостиной — странно,
Я становлюсь растерянным, взволнованным, неуверенным.

Никто не мог сказать «Я люблю тебя» более страстно, отчаянно, глубокий и в то же время элегантный и со вкусом.Именно это отличает Александра Пушкина от любой человек в мире, живой или мертвый. Он был гением, а в России никому не известным человеком. поклоняются больше. Пушкин изливает нашу русскую душу — ликующую, страдающую, щедрую, растерянный, славный и неуверенный… В Петербурге Пушкин повсюду. Улицы, парки, бульвары, скверы и набережные хранят звук шагов его героев. Русская живопись и музыка изобилуют пушкинскими идеями, сюжетами, характерами и настроениями. Время, когда он жил, называют «золотым веком русской литературы».Он ЕДИНСТВЕННЫЙ, кто всесторонне повлиял на культурное развитие России.

Александр Сергеевич Пушкин родился 26 мая (6 июня) 1799 года в Москве. На его по отцовской линии происходил из обедневшего боярского рода, члены которого были известны своим бунтарским нравом – например, в 1697 году Петр Великий казнил Федора Пушкина за вмешательство в дело Стрелецкого восстания. На его со стороны матери Пушкин был правнуком любимца Петра Великого Абрама Ганнибал, сын абиссинского принца под властью турецкого султана.8-летний Аврам был доставлен в Константинополь в качестве военнопленного, где его выкупил русский посланник. для своего царя. Его крестили в Польше и отдали Петру Великому, который взял мальчика немедленно. Позже он отправил его во Францию ​​изучать военное дело. Со смертью Петр Ганнибал впал в немилость, но когда дочь Петра Елизавета взошла на престол престола, он снова обрел расположение, стал очень зажиточным и достиг высокого поста. То Ганнибалы продолжали служить в русской армии и флоте.мать Александра Пушкина была внучкой Абрама Ганнибала. Эти противоположные семейные традиции повлияли Отношение Пушкина к Петру Великому и русскому самодержавию вообще – в его в поэзии он прославляет и свободу, и русскую политику.

В детстве Пушкин находился под сильным влиянием французской и русской культуры. Его отец Сергей Львович и дядя Василий Львович были ярыми адептами французской культуры. Мальчика воспитывали французские репетиторы; он начал читать французских поэтов и писателей очень в молодости — их сочинения были в изобилии в обширной библиотеке отца.Русскую основу его воспитания заложили бабушка и няня Арина. Родионовна, которую он увековечил в своих произведениях. Василий Львович хорошо знал русский язык писатели того времени, а такие известные люди, как В. Жуковский и Н. Карамзин, часто гости Пушкиных.

В 1811 году Пушкин поступил в Царскосельский лицей, основанный Александром I для детей русских дворян и была направлена ​​на воспитание государственной элиты. Это было гуманитарных наук, которые преобладали в совершенном образовании, которое давал лицей. Пушкин был одним из лучшие студенты. Он прекрасно знал французскую литературу и хорошо разбирался в проблемах политики. Его первое стихотворение было опубликовано в 1814 году, а в 1817 году он стал членом литературный кружок «Арзамас», где познакомился со многими выдающимися литераторами.

Отечественная война 1812 года оказала сильное влияние на Пушкина. Царское Село посетили большое количество блестящих офицеров императорской армии, только что вернувшихся из Европы. кампании. Среди них был П.Чаадаев, впоследствии близкий друг Пушкина. Закончив из лицея Александра назначили чиновником Государственной коллегии иностранных дел, но продолжал вести светскую жизнь, сочиняя стихи, вступая в политические споры и вмешиваться в любовные дела. В литературе он черпал вдохновение из своего любимого французского языка. и итальянские поэты – Парне, Вольтер, Лебрен, Де Лиль, Ариосто, Тассо; среди русских из них он восхищался Державиным, Жуковским и Карамзиным. Под влиянием этих авторов, написал свою «романтическую» лирико-эпическую поэму Руслан и Людмила (1817-1821) и множество более мелких стихотворений во вкусе французских поэтических посланий и элегий, классический и предромантический. Он также написал несколько острых эпиграмм и стихов в светские и политические субъекты. Николай I не любил в них дух свободомыслия и говорил автору покинуть Петербург. был переведен на официальную должность в г. Екатеринослав. Так в 1820 году начался второй период в личной жизни Пушкина. литературная биография – Южная ссылка (Кавказ, Крым, Украина и Молдавия).

Почти сразу по приезде в Екатеринослав Пушкин отправился в путь. через Кавказ и Крым вместе с семьей генерала Раевского, знаменитого герой войны 1812 года.Это путешествие произвело на Пушкина большое впечатление. Раевские познакомил его с поэзией Г. Г. Байрона. Великолепие Кавказа, очарование Крым и экзотические окрестности этих мест излились в пушкинском «Байронические» поэмы Кавказская пленница (1820-21) и Фонтан Бахчисарай (1821-23). После путешествия Пушкин служил в Кишиневе и Одессе. Здесь он вел жизнь игрока и дуэлянта, имея романы с Амалией Ризнич, женой далматинский переговорщик с графиней Елизаветой Браницкой — польской аристократкой женщина и жена генерал-губернатора Новороссийского графа Воронцова, и с Каролиной Собаньской, которая была известна своими политическими интригами и романом с известный польский поэт А. Мицкевич.

Вскоре Пушкин начал свою гениальную монументальную работу Евгений Онегин (1823-31). В В 1824 году Пушкин был отправлен на Псковщину, в отцовское имение Михайловское. Он жил в самом сердце России, где чувствовались древние традиции России. Его читательские привычки изменились, как и дух его произведений. Он взял у В. Скотта близки сердцу исторический романтизм и психологический реализм У. Шекспира. Большое влияние на над поэтом, особенно его обширные комментарии, где древнерусские источники и хроники щедро цитировались.Мы находим это изменение в Евгений Онегин . средние главы, переносящие нас в мирную русскую провинциальную деревню, в Русские обычаи, обряды и провинциальные типы, не испытавшие иностранного влияния. В 1824-25 Пушкин работает над своим знаменитым Борисом Годуновым , следуя высокой поэтике трагедии Шекспира. Тот же мотив личной свободы и рабства, прирожденный лидер и авантюрист, «маленький Наполеон» преобладает и в его поздних произведениях Моцарт и Сальери , Скупой рыцарь , Выстрел (все три 1830), причем явно присутствует в Пиковая дама (1833). Кроме упомянутого большого произведений в эти годы Пушкин создал ряд шедевров своей любовной лирики, ссылаясь частично на свои старые эмоции и частично на его новый роман с Анной Керн.

ПРИЗНАВАНИЕ

Александре Ивановне Осиповой

Люблю тебя — люблю, как я

Злюсь на себя за эту навязчивость, ноги я лежу.

Знаю, знаю — мне не к лицу,

Я слишком стар, пора быть мудрым…

Но как?.. Эта любовь — она ​​меня переполняет,

Болезнь эта в обличье страсти.

Когда ты рядом, Мне грустно,

Когда далеко, я зеваю, ибо жизнь скучна.

Я должен излить эту любовь, это безумие,

Нет ничего, чего бы я жаждал больше!

Когда шуршат твои юбки, когда, мой ангел,

Твой девичий голос слышу, когда твой

Легкий шаг звучит в гостиной — странно,

Я становлюсь растерянным, взволнованным, неуверенным.

Ты хмуришься — а мне больно, я томлюсь;

Ты улыбаешься — и радость побеждает горе;

Моя единственная награда за дневную тоску

Придет, когда твоя бледная рука, любимый, я поцелую.

Когда ты сидишь согнувшись над шитьем,

Твои глаза опущены и тонкие локоны развеваются

О твоем лице, с нежностью

Я по-детски смотрю, мое сердце переливается

3 С любовью, с любовью 90 мой взгляд ласка.

Должен ли я свою ревность и тоску

Описать, мою горечь и горе

Когда наедине с каким-то хмурым утром

И, с ним рядом, рояль играть,

Или на Опочку уйти, или, скорбя,

Поплакать и в тишине провести день?..

Алина! Молись, смилуйся, помилуй!

Я не смею просить любви — со всеми

Много грехов моих, больших и малых,

Я, пожалуй, любви недостоин!..

Но если бы ты притворялась влюбленной, если бы ты

Притворялась, ты легко обманула бы меня,

Ибо счастлива бы я, поверь мне,

Обмануть себя, если бы только я мог!

1826








* * *

* * *

* * *

Что означает мое имя? лета,

Приглушенный ночной вздох леса.

Найден на увядающей странице альбома,

Будет казаться тусклым и загадочным,

Как слова, начертанные на могиле, реликвия

Из какой-то давно умершей и исчезнувшей эпохи.

Что в моем имени?.. Давно забыто,

Стерто новой, бурной страстью,

Нежности не оставит тебя

Впечатление томительное и сладкое.

Но в час агонии

Молю, скажи это и вспомни мой образ,

И скажи: «Он все еще помнит меня,

Его сердце все еще воздает мне должное.»

1830

Пушкин отчаянно хотел вырваться из своего загородного уединения. Одинокая страна жизнь угнетала его, и с помощью друзей он пытался получить разрешение на выбрать место жительства по своему вкусу. Вдруг царь Александр? умер в 1825 г., а новый император Николай I вызвал поэта в Москву. У них был тет-а-тет разговор в результате Николай даровал прощение и обещал ему покровительство. Николая не было наименее очарован Пушкиным.Царь знал, что у него опасный враг, и хотел сделать его безвредным, контролируя каждый его шаг. Именно поэтому он решил сделать «подружился» с поэтом. Пушкин попал в трагическую зависимость от царской власти. пожелания.

В этот четвертый период своей жизни (1826-1831) поэт путешествовал между Петербургом, Москва и Михайловское. Он подружился с польским поэтом А. Мицкевичем, который был изгоем в Польше, но пользовался большим успехом в российском высшем свете и литературных кругах. круги.Пушкин перевел две свои баллады и часть поэмы Конрада Валленрода . Влияние личности и творчества Мицкевич видно в пушкинской «Русалке ». (1829-32) , Полтава (1828) и Египетские ночи (1825). Мы нашли какой-то отголосок поэзии Мицкевича даже в величайшем произведении Пушкина Бронза Всадник (1833 г.).

В 1831 году, после первого неудачного предложения в 1829 году, Пушкин женился на Натали Гончарова. До женитьбы он провел осень 1830 года в Болдино, его отцовское село в Нижегородской области. Эта осень пришла в литературе как «болдинская осень», потому что в это время Пушкин написал ряд его шедевров – Рассказы Белкина , Маленькие трагедии , история села Горюхино . Бракосочетание состоялось в Москве в феврале. 1831 г. Молодожены поселились сначала в Царском Селе, а затем в Петербурге. Красивая Натали обратила на себя внимание Николая I, и видеть ее чаще на балах во дворце он наградил Пушкина каким-то малым придворным чином.Поэт был глубоко оскорблен этой «честью», хотя Николай считал это знаком своей милости.

В этот тяжелый период жизни Пушкин написал Медного всадника и его замечательные сказки, в том числе Сказка о царе Салтане (1831) и Сказка о Золотой петушок (1834) , изобилующий разными намеками на его собственное положение.

Пушкин писал и исторические романы. Таковы его недостроенные Мавр Петра I Великий (1828), Капитанская дочка (1836), История семьи Пугачевых Восстание (1833-34). Другими работами этого периода являются его незавершенные работы Дубровский . (1832-33), романтический рассказ Пиковая дама и знаменитая поэма Памятник (1836) .

В 1834 году Ж. Дантес, французский роялист, служивший в русской армии и пасынок голландский посланник барон Хеккерн начал горячо ухаживать за Натальей Пушкиной. 4 ноября, В 1836 году Александр Пушкин получил анонимное письмо, в котором говорилось, что он «назначен» магистром Ордена Обманутых Жен.Почему-то Пушкин заподозрил Хеккерна в написании клеветнического «диплома» и предложил Дантесу дуэль. В тот же миг дуэли удалось предотвратить — дело уладили его друзья, и Дантес сделал предложение сестре Натали. Пушкин согласился на их брак при условии что Дантес больше никогда не увидит Натали. Однако они тайно встретились 25 января. 1837 год, и Пушкин познакомился с ним. На следующий день он послал Хеккерну оскорбительное письмо, и Дантес вызвал его на дуэль, которая состоялась 27 января. Дантес был легко ранен, а Пушкин был смертельно ранен и скончался 29 января 1837 года.

Роль Пушкина в русской литературе совершенно уникальна. Он стал его рубеж, отметивший высшие достижения 18 го века и начало литературного процесса 19 -го -го века. Пушкин создал Стандартный канон русского языка, объединяющий его устный и письменный варианты. Он представил России ко всем европейским литературным жанрам, а также к большому числу западноевропейских писатели таким образом дополнили русскую литературу европейской и наоборот.Лермонтов, Тургенев, Гончаров, Достоевский, Толстой, отложив всех остальных – наследники Пушкина в русской литературе. Пушкина Евгений Онегин знаменует собой начало развития русского романа, а классическая пара Онегин-Татьяна вновь и вновь появляется на сцене русской литературы. Этот Работа всегда вдохновляла русских авторов психологических романов. Разнообразие контента и тонкость пушкинского стиха оценили все новые поколения писатели – как в России, так и за рубежом. критические статьи Пушкина, исторические произведения и его письма не менее ценны для литературы. Его переписка является непревзойденный автобиографический источник, а также энциклопедия культурного и общественные события той эпохи. Блестящий ум Пушкина, острота его мнение, его преданность поэзии, реалистическое мышление и невероятные исторические и политическая интуиция делает его одним из величайших русских национальных гениев.

Вот другие стихи Александра Пушкина:

ДЕМОНЫ

Кружащиеся тучи, мчащиеся тучи,

Туманное небо, туманная ночь,

И крадущаяся луна, коварно

Поджигающая летящий снег.

Мы едем… Пустошь бескрайняя,

Мимо скользят безымянные равнины и холмы.

Охваченный страхом, я сижу неподвижно…

Тинк-тинк-тинкль, звенит колокольчик.

«Ямщик, подойди, проснись!..» «Лошади

Они устали-с, и медлительны;

Что до меня, то я чуть не ослеп

От этого порывистого ветра и снега !

Дороги не видно, помогите мне

Что делать?. . Мы сбились с пути.

Это демон завладел нами

И вводит нас в заблуждение.

«Смотрите! Он близко, он играет и дразнит,

Дует и плюется, и, весь невидимый,

Со смехом наших лошадей толкает

К краю оврага. Теперь он

поднимется, гигантский верстовой столб,

Прямо передо мной, теперь искра,

Вспыхнет и заблестит, и, погружаясь, исчезнет

Внезапно во тьме.»

Крутящиеся тучи, мчащиеся тучи,

Туманное небо, туманная ночь,

И крадущаяся луна, которая лукаво

Поджигает летящий снег.


Рывок и стоп… Колокола замолкают

«Это пень или волк?» «Ваше благородие,

Я плохо вижу вперед»

Громко плачет и бушует метель ,

И кони испуганно фыркают.

Над равниной скачет демон,

Во мраке его глаза ярко светятся.

Лошади вздрагивают,

И звенят колокольчики…

Демоны, бесчисленные демоны

Соберитесь вокруг нас в кольцо.

В жуткой игре лунного света

Они гримасничают, плачут и кричат,

Кружатся, прыгают, безумно танцуют

Как осенние листья, трепещущие от ветра.

Почему они такие дикие, такие беспокойные?

Почему они издают такие странные звуки?

Может быть, это свадьба ведьмы?

Может быть, это гоблинские поминки?

Кружащиеся тучи, мчащиеся тучи,

Туманное небо, туманная ночь,

И крадущаяся луна, коварно

Поджигающая летящий снег.

Ввысь парят кружащиеся демоны,

Окутанные падающим снегом,

И их жалобный, ужасный вой

Наполняет мое сердце ужасом и горем.

1830

18302

поэт

Бард, когда спрашивает его APOLLO

Нет священного предложения, глубоко

в мирских заботах больше всего и следует

мрачная дорога: темная, онемение

Его душа обнимает; ни один звук не достигает

Нас из его лиры — немой она отдыхает;

Из всех подлых и ничтожных существ на земле

Он, пожалуй, самый ничтожный.

Но глядь! — голос добрый бога его слуха

Достиг, и от оцепенения расстался

Он, душа его орел вздрогнул

И на крыло.Наши удовольствия скучны

Теперь кажутся ему; так же и безделье

И мелочная болтовня. Он не будет голову

Поклониться в поклоне идолу,

Любимец стада. Вместо этого

Полный сладких звуков, в диком смятении

Сердца, к дальним, одиноким морям

Тот, что лижет пустые берега, он бежит,

В продуваемых ветрами лесах ищет уединения…
1

3

2


К ФОНТАНУ

БАХЧИСАРАЙСКИЙ

Две розы я несу тебе,

О источник любви, что передо мной танцует.

Твои слезы поэтически утешают меня,

Твой нежный голос проникает в мою душу.

Ты приветствуешь меня, когда я приближаюсь,

Мое лицо с брызгами посеребренных капель росы.

Течь, течь, о источник, и, непрестанно играя,

Говори, говори мне на ухо свою историю.

О источник любви, о источник печали,

Из твоих каменных уст я слышал длинные рассказы

О дальних краях, о горе и радости,

Но о Марии ни слова…

Как бедная и давно забытая Зарема,

Она, бледное солнце гарема,

Из туманов праздных мечтаний

И из вещества видений пряденого?

Дух тусклый и расплывчатый идеал Духа

, нарисованные рукой фантазии,

— она ​​вещь удаленная, нереальная,

Призрачный фантом, который должен перестать быть? ..

1824

ЗИМНЕЕ УТРО

Снег, мороз и солнце… Чудесное утро!

Но ты, милая любовь, ее волшебство презирая,

Еще в постели… Проснись, моя милая!..

Брось сон, прошу, и, вставая,

Сама северная звезда Сияющая

Аврора, северная красавица, встречай.

Прошлой ночью бушевала метель, помнишь;

Мутная мгла плыла в сумрачном,

Ветром истерзанное небо, и сквозь серую

Мрак туч тускло светила луна,

И ты сидела вялая, тоска…

А теперь — выгляни в окно, помолись —

‘Под ясными небесами чистейшей лазури,

Великие снежные ковры, зимнее сокровище,

Богатое и ослепительное зрелище, лежащее расстилающееся.

Древесина выгравирована на них темно,

Ели, звездчатые инеем, зелены и сверкают,

В блестящие кольчуги поток одет.

Мягкое свечение, подобное янтарному

Освещает комнату… Хорошо помедлить

У весело потрескивающей печи,

И подумать, и помечтать… Но пусть наша честная

Коричневая кобыла скорее запряжется

Чтоб покататься на санках, любовь.

Мы дадим ей волю, и налегке,

Снег утренний ярко блестит,

Промчись по нему, и, полный радости,

Пересечь пустые поля и пустые луга,

2

Когда-то зеленый лес с деревьями, похожими на тени,

Ручей и берег, давно мне дорогие.

1829

 

ЗИМНИЙ ВЕЧЕР

Над землей буря бродит,

Неся кружащий, слепящий снег.

Как зверь, я слышу, как он воет,

Как младенец тихо плачет.

Теперь соломой шуршит, играя

На нашей крыше; теперь у нас в стекле

Стучит как кто-то домой бредет

И засыпает на равнине.

Старая наша избушка, темная и тоскливая,

При тускло освещенной свече…

Отчего такая грустная, родная, и усталая

У окна сидишь?

Не потому ли буря стонет

Ты так тихо держишься?

Заунывное гудение веретена твоего

Усыпляет тебя тихо?

Приди, о товарищ одинокий

Из этой невеселой юности моей,

Возьми чашу, и похороним

Все наши беды в вине!

О девушке у реки

Спой мне песенку

Или о синице, которая никогда

Покинет свой дом за морем.

Над землей бродит буря

Принося кружащийся слепящий снег.

Как зверь, я слышу, как он воет,

Как младенец тихо плачет.

Подойди, о товарищ одинокий

Из этой безрадостной юности моей,

Возьми чашу и похороним

Все наши беды в вине!

1825

* * *

На холмах Джорджии лежит ночная мгла…

Внизу пенится Арагва… Печаль

То, что наполняет пустоту дней, странным образом наполовину восторг,

И сладкая боль, и сладостнейшая радость.

Поскольку ты преследуешь мое сердце, оно не может быть в покое,

И все же оно легко и не терзается

Болезненными мыслями… Оно любит… Оно любит, потому что должно,

Радоваться любовь к фортуне послала его.

1829

Подпишитесь, чтобы читать | Файнэншл Таймс

Разумный взгляд на глобальный образ жизни, искусство и культуру

  • Проницательные чтения
  • Интервью и обзоры
  • Кроссворд FT
  • Путешествия, дома, развлечения и стиль

Выберите свою подписку

Пробный

Попробуйте полный цифровой доступ и узнайте, почему более 1 миллиона читателей подписались на FT

  • В течение 4 недель получите неограниченный цифровой доступ Premium к проверенным, отмеченным наградами новостям FT
Читать далее

Цифровой

Будьте в курсе важных
новостей и мнений

  • MyFT – отслеживайте наиболее важные для вас темы
  • FT Weekend — полный доступ к контенту выходных
  • Приложения для мобильных устройств и планшетов — загрузите, чтобы читать на ходу
  • Подарочная статья — делитесь до 10 статей в месяц с семьей, друзьями и коллегами
Читать далее

электронная бумага

Удобная цифровая копия печатного издания

  • Читайте печатное издание на любом цифровом устройстве, доступное для чтения в любое время или загрузки на ходу
  • Доступно 5 международных изданий с переводом более чем на 100 языков
  • Журнал FT, журнал How to Spend It и информационные приложения в комплекте
  • Доступ к 10-летним предыдущим выпускам и архивам с возможностью поиска
Читать далее

Команда или предприятие

Премиум ФУТ. com доступ для нескольких пользователей, с интеграцией и инструментами администрирования

Премиум цифровой доступ плюс:
  • Удобный доступ для групп пользователей
  • Интеграция со сторонними платформами и CRM-системами
  • Цены на основе использования и оптовые скидки для нескольких пользователей
  • Инструменты управления подпиской и отчеты об использовании
  • Единый вход на основе SAML (SSO)
  • Выделенные команды по работе с клиентами и работе с клиентами
Читать далее

Узнайте больше и сравните подписки содержимое раскрывается выше

Или, если вы уже являетесь абонентом

Войти

Вы студент или профессор?

Проверьте, есть ли у вашего университета членство в FT, чтобы читать бесплатно.

Проверить мой доступ

Что это снова за стихи? Просто Яндекс Это

Российский интернет-гигант «Яндекс» решил провести масштабное исследование привычек россиян, которые ищут поэтов и их произведения в Интернете. Проанализировав 37 миллионов поисковых запросов Яндекса, связанных с поэзией, за год, с апреля 2014 по март 2015, они составили своего рода снимок вкуса россиян в поэзии, стихах и поэтах.

Пожалуй, неудивительно, что поэтом, которого чаще всего искали, был Александр Пушкин, произведения которого были предметом более 6 миллионов запросов, что составляет 18% всех поисковых запросов, зарегистрированных за год.Следом за ним на втором месте был его компаньон по Золотому веку Михаил Лермонтов с более чем 2,5 миллионами поисковых запросов и 7,6% поисковых запросов за год. Фактически, поэты Золотого века XIX века в целом заняли 32 процента всех зарегистрированных поисковых запросов с другими крупными игроками, включая Ивана Крылова на 10-м месте, Александра Грибоедова на 20-м и Василия Жуковского на 24-м.

Для простых россиян такой исход не является большим шоком. Татьяна Павлова, учитель русского языка в московской языковой школе, сказала в интервью The Moscow Times: «Когда вы думаете о русской поэзии, вы сразу думаете о Пушкине и Лермонтове. Вы можете сыграть в небольшую игру: попросите русского свободно общаться. Вы говорите «цвет», они говорят «красный». Фрукты? Яблоко. Поэт? Пушкин. Это всегда то же самое.»

Павлова догадалась, что следующими в русской поэтической душе будут писатели Серебряного века — конца 19 — начала 20 века, и оказалась права. Данные Яндекса о поэзии показали, что поэты Серебряного века зарегистрировались чуть меньше, чем поэты Золотого века — 26 процентов поисковых запросов, сделанных за этот период времени, при этом группа самых известных поэтов начала 20-го века занимает многие из первых мест — Сергей Есенин на третьем месте с 6.5% всех поисковых запросов, Александр Блок на пятом с 3,3%, Владимир Маяковский на седьмом с 2,9% и Анна Ахматова на восьмом месте с 2,7%, чуть менее миллиона зарегистрированных поисковых запросов.

Яндекс не просто составил список наиболее часто искомых русских поэтов, но распространил свои исследования на отдельные произведения. Самым востребованным произведением Пушкина был «Евгений Онегин». Это произведение искали почти 1 миллион раз, что делает его самым популярным стихотворением, но оно было объектом только 15 процентов всех поисков, связанных с Пушкиным.

И хотя люди искали самые разные произведения Пушкина, каждый из 310 000 запросов, связанных с поэтом Золотого века Александром Грибоедовым, был связан с его произведением «Горе от ума» («Горе от ума»).

Писатель с наибольшим количеством известных стихов? Марина Цветаева. В течение года люди отыскивали 1260 разных ее стихотворений. Следующей по популярности по количеству стихов была Анна Ахматова. Несмотря на то, что менее 3% поисковых запросов приходилось на ее стихи, люди искали 858 отдельных стихотворений.На третьем месте был Пушкин с 777 разыскиваемыми стихотворениями или произведениями.

Филонов Владимир / МТ

россиянки искали стихи онлайн в 3,5 раза чаще, чем мужчины.

Самым востребованным стихотворением — или частью стихотворения — было письмо Татьяны к Онегину в «Евгении Онегине».

Но пользователи, которые искали «Евгения Онегина», сделали это с помощью 45 000 различных поисковых запросов, охватывающих широкий спектр строк, взятых из романа в стихах. Это подтверждает утверждение о том, что русские обладают феноменальным запасом запоминаемой поэзии.Поскольку заучивание стихов наизусть преподается в школах поколениям россиян, этот подвиг памяти нигде так эффектно не проиллюстрирован, как в клипе под названием «Сила слова», снятом по заказу независимого российского телеканала «Дождь». В этом коротком видео актеры садятся в московский троллейбус и начинают декламировать любовное стихотворение Пушкина, начинающееся словами «Я помню тот миг чуда…» («Я помню чудо мгновенные…»), по мере того как другие постепенно присоединяются к спонтанному рассказу.

Несмотря на эту коллективную национальную широту знаний, меняющиеся времена могут повлиять на способность и желание молодого поколения запоминать поэзию.Екатерина Марусанова, коллега-учитель Павловой, считает, что тенденция меньше читать и больше смотреть означает, что изменилось то, как люди усваивают цитируемые строки. «Людям нравится цитировать строки, которые резюмируют для них русский менталитет. Вот почему так популярен кто-то вроде Владимира Высоцкого — 14-е место по поисковой выдаче с 560 000 запросов в год.

«Но в наши дни романтика ушла из нашей жизни, поэтому люди не утруждают себя изучением стихов и их цитированием; у них есть фильмы для этого.Существует секретный язык цитат из фильмов, на котором общается молодежь, и это всего лишь прогресс от цитирования стихов».

Хотя молодые русские, возможно, и теряют способность учить стихи наизусть, они все еще далеко впереди жителей Запада. Александр Уолмсли, студент Оксфордского университета, сказал The Moscow Times: «Когда я думаю об английских поэтах, я, конечно, думаю в основном о романтиках, таких как Байрон, Китс, Шелли и Вордсворт. Затем есть поэты войны, такие как Уилфред Оуэн и Зигфрид Сассун.В общем, англичане знают свою поэзию не так хорошо, как русские — мы, пожалуй, можем процитировать строчку-другую из Вордсворта, но не намного больше. Я думаю, мы знаем имена, но на самом деле их читало меньше людей».

Полный анализ на русском языке см. на yandex.ru/company/researchs/2015/ya_poetry.

Связаться с автором по адресу [email protected]

В центре внимания инди: Pushkin Press — Los Angeles Times

Когда фильм Уэса Андерсона «Отель «Гранд Будапешт»» получил «Оскар» за костюмы, грим, музыку и постановку, он увлек за собой еще кого-то: австрийского писателя Стефана Цвейга.Давно покойный автор, писавший на немецком языке, написал личные истории, которые послужили источником вдохновения для фильма. Цвейг появляется в американских книжных магазинах благодаря Pushkin Press, британскому издательству, ориентированному на современную классику, в основном переводные произведения.

Чтобы начать серию статей о независимых изданиях, мы обращаемся к издателю и управляющему директору Pushkin Press Адаму Фройденхейму. Родившийся в Балтиморе, Фройденхайм живет в Великобритании с 1997 года. Три года назад он вместе со Стефани Зегмюллер возглавил 15-летнюю издательство Pushkin Press, которое претерпело значительные изменения, включая расширение ассортимента и повышение узнаваемости.Книги теперь, конечно, можно найти в Интернете, а также в книжных магазинах рядом с вами. Фройденхайм ответил на мои вопросы по электронной почте.

Чем вы занимались до запуска Пушкин Пресс?

В апреле 2012 года я приобрел издательство «Пушкин Пресс» на свои деньги и деньги бизнес-ангелов. Но Пушкин был очень маленьким и почти не имел присутствия в Северной Америке. За последние три года наш оборот вырос более чем на 800%, а с июля 2014 года мы распространяется в США и Канаде компанией Penguin Random House.Я был издателем Penguin Classics и Modern Classics до того, как возглавил издательство «Пушкин» почти три года назад, курируя более 1500 наименований с древних времен до конца 20-го века.

Какие планы были у Пушкин Пресс, когда он был основан в 1997 году?

Пушкин был основан в 1997 году Мелиссой Ульфане и в течение 15 лет управляется ею единолично, обычно с помощью одного или максимум двух человек. Пушкин с самого начала ориентировался на современную классику в переводе, особенно на произведения Стефана Цвейга, а также на произведения венгерского писателя Антала Шерба, впервые переведенные на английский язык издательством Pushkin Press.

С 2012 года я продолжаю уделять внимание переводу современной классики, но теперь мы также публикуем гораздо более широкий спектр современной международной художественной литературы. И мы запустили детское издательство Pushkin Children’s Books в 2013 году, первые выпуски в США осенью 2014 года. PCB, как и список для взрослых, сосредоточен на классических и современных детских книгах со всего мира, в основном в переводе и в основном издаваемых в Английский у нас впервые, и уже составляет около трети нашего оборота.

Штефан Цвейг вернулся с успехом «Отеля Гранд Будапешт». Что вы думаете о фильме? Как вы узнали о его книгах? Какие из них вы публикуете?

Я впервые прочитал Стефана Цвейга в подростковом возрасте, когда год жил в Германии в качестве студента по обмену. В то время я любил «Шахматную историю» и его мемуары «Вчерашний мир», а позже прочитал гораздо больше его работ. Как было сказано выше, Цвейг был одним из первых авторов, переиздавших Пушкина 18 лет назад, и мы продолжили эту традицию.Сейчас у Пушкина в печати более 25 названий Цвейга!

«Отель «Гранд Будапешт» — замечательный фильм — умный, смешной, вызывающий воспоминания и атмосферный, основанный на произведениях Стефана Цвейга и его собственной жизни. Я думаю, что это шедевр Уэса Андерсона, и, конечно, было замечательно, как главному англоязычному издателю Цвейга, увидеть, какой резкий рост интереса к произведениям Цвейга вызвал этот фильм. Нам посчастливилось сотрудничать с Уэсом Андерсоном над небольшой книгой сочинений Цвейга, отобранной Андерсоном, и с вводной беседой между ним и последним биографом Цвейга Джорджем Прочником.Эта книга «Общество скрещенных ключей» вышла везде, кроме США, к сожалению, в феврале 2014 года.

Труднее ли юмористической прозе назвать «классикой», чем серьезной или драматической?

Да, безусловно. Конечно, есть великие классические комедии — вспомните Свифта или Теккерея, или совсем недавно Во и Кингсли Эмиса. Но это, пожалуй, исключения. Необычность «Отеля «Гранд Будапешт»» заключается в том, что в отличие от самих произведений Цвейга! — большую часть времени это очень забавно, но все же кажется пропитанным духом Цвейга.

Какие самые большие трудности возникают при публикации переводных произведений?

Я не думаю, что они намного важнее общих проблем, с которыми сегодня сталкиваются издатели, особенно художественной литературы. Англоязычная аудитория как никогда открыта для чтения книг со всего мира, и в последнее время книги добились большого успеха в переводе, хотя 95% книг, опубликованных на английском языке, не являются переводами. Но мы работаем над тем, чтобы изменить это — по одной книге за раз!

Сколько книг вы выпустите в 2015 году?

24 игры для взрослых и 12 игр для детей (не все из них будут выпущены в США из-за ограничений прав).

Какие особенности?

Один из моих любимых — это новый перевод рассказов Исаака Бабеля «Красная кавалерия» 1920-х годов, выпущенный в США в мае 2015 года. Это невероятная книга, и она уже давно страдает от некачественных переводов — наш новый перевод великолепен. . Переводчик Борис Дралюк много лет преподавал в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, пока в январе этого года не сбежал из лагеря в Шотландию, так что здесь тоже есть связь с Лос-Анджелесом.

Мы все очень рады опубликовать несколько книг Эрвина Мортье — его U.С. Дебют — самый прославленный современный фламандский писатель. Его роман о великой войне «Пока боги спали» был переведен на несколько языков и стал бестселлером в Бельгии и Нидерландах. Мы издаем 5 его книг.

Томас Гонсалес, колумбийский писатель, дебютирует на английском языке в книге «В начале было море».

И мы публикуем первый и второй тома эпической лихой исторической фантастики Робера Мерля «Состояния Франции» с «Братьями», за которыми позже в этом году следует «Город мудрости и крови».

Видите ли вы разницу между книгами, на которые реагируют американские и британские читатели?

Вообще говоря, нет. В частности, что касается художественной литературы, я бы сказал, что они почти идентичны с точки зрения вкуса — и продажи в целом подтверждают это. Конечно, время от времени есть отдельные названия, которые работают на одном рынке, но не работают на другом, но в целом нет большой разницы во вкусе.

Какую роль электронные книги сыграли в вашем бизнесе?

Обычное дело.Мы выпускаем электронные книги 9 из 10 наших изданий одновременно с печатными версиями. Преимущество, конечно же, в том, что электронные книги никогда не выходят из печати или не заканчиваются на складе, и нет затрат на распространение. Тем не менее, 90% наших продаж на данный момент по-прежнему приходится на печатные книги. Есть определенные названия, которые продаются как электронные книги — обычно, если честно, когда на них действуют большие скидки в рекламных акциях, — но печатные издания — это наш хлеб с маслом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.