Особенности развития литературы 20 века: В чем вы видите особенности развития русской литературы XX века? – Особенности развития литературы в 20-40-е годы — Мегаобучалка

В чем вы видите особенности развития русской литературы XX века?

 В чем вы видите особенности развития рус­ской литературы XX века?

Русская литература XX века развива­лась в эпоху трагических катаклизмов: войн, революций, массовых репрессий, образования на территории страны «горя­чих точек». Эти события нашли отраже­ние в создаваемых художественных про­изведениях различных направлений и те­чений и получили в них свои оценки в зависимости от мировоззренческих и эсте­тических позиций писателей. В начале ве­ка в русской литературе сосуществовало несколько направлений и течений, глав­ными из которых были реализм и модер­низм (символизм, акмеизм, футуризм). После Октябрьской революции произо­шло разделение русской литературы на два основных направления: советская лите­ратура, которая воспевала новый строй в России и его достижения, и литература русского зарубежья, в произведениях ко­торой революция и установленный после ее осуществления режим подвергались резкой критике, утверждались общечело­веческие нравственные ценности. В целом оба направления составляли единую рус­скую литературу, основанную на пред­шествующих традициях.

Литература русского зарубежья, а так­же произведения, написанные в России, но не опубликованные по цензурным сооб­ражениям, пришли к читателю в основ­ном после начала перестройки и событий 1991 года. В конце XX века в русской ли­тературе вновь образуются различные те­чения и направления (например, постмо­дернизм и др.).

Какое литературное направление является ве­дущим в русской литературе XX века? Ответ обо­снуйте.

Ведущим направлением в русской лите­ратуре XX века является реализм при на­личии и других направлений и течений. В основе его поиск жизненной правды, стремление наиболее полно и верно отра­зить жизнь. Развивая традиции реалисти­ческой литературы XIX века, создавали свои произведения, к примеру, И. Бунин и А. Куприн, В. Астафьев, В. Распутин, Ф. Абрамов, В. Шукшин и др. В литерату­роведении ведутся дискуссии о методе со­циалистического реализма, который в 1934 году на Первом съезде советских пи­сателей был провозглашен в качестве ве­дущего метода советской литературы. К нему относили творчество М. Горького, В. Маяковского, М. Шолохова, А. Фадее­ва, Н. Островского. Какие бы концепции соцреализма ни были разработаны, мы можем с определенностью отнести произ­ведения названных выдающихся русских писателей к высоким достижениям ре­ализма и найти в них следование тради­циям русской классики XIX века.

Сопоставьте известные вам произведения XIX и XX веков. Определите общие и различные темы. Сравните характеры героев.

XX век принес в литературу новые те­мы и проблемы, как-то: человек в изме­няющемся мире, личность перед лицом революционных событий, тема Граждан­ской войны, судьбы людей в Великую Оте­чественную войну, нравственные пробле­мы человека труда, историческая память народа и многие другие. Для литературы обеих эпох общими стали, конечно, нрав­ственные проблемы, особенно личных вза­имоотношений людей. Никогда не исчер­пает себя тема любви, размышления об истинности дружбы и природе предатель­ства. Всегда актуальны раздумья о вос­питании будущих поколений и так на­зываемая проблема «отцов и детей», под­разумевающая не только конфликтные отношения между старшими и Младшими, но и поиски путей укрепления связи меж­ду родителями и детьми на основе любви и уважения к традициям, на основе пре­емственности жизненного опыта, вос­приятия мировоззрения и культурного бо­гатства. И конечно, героев произведений и XIX и XX веков волновали проблемы чести, справедливости, долга. Как видим, общего много, потому что это классиче­ская литература.

Однако есть и различия, обусловленные временем, особенностями общественных отношений. Героями литературы первой половины XIX века, как правило, высту­пали передовые дворяне, либо близкие к идеям декабристов, либо воспитанные на них (Чацкий, Онегин, Бельтов и др.), разочарованные в «ошибках отцов», как Печорин. Литература второй половины века ищет нового героя, подсказанного жизнью. С одной стороны, это либераль­ные дворяне, воспитанные в университе­тах 30-40-х годов, либо пришедшие из разночинной среды люди новой форма­ции. Их столкновение мы постигаем не только по историческим трудам, но и по произведениям И. С. Тургенева. Люди из купеческой среды с их разнообразными характерами представлены в пьесах Ост­ровского. Горькие переживания русской женщины отражены в стихотворениях

Н.  А. Некрасова. Для литературы совет­ского времени характерен герой, бодро и оптимистично смотрящий вперед и веря­щий в новые идеалы. Герой литературы русского зарубежья часто испытывает ностальгическое чувство тоски по роди­не, людям, знакомым местам (И. Бунин, В. Набоков).

В чем вы видите особенности развития русской литературы XX века?

2 (40%) 1 vote
На этой странице искали :
  • особенности русской литературы 20 века
  • особенности развития литературы 20 века
  • в чем вы видите связь между литературой первой половины
  • в чем вы видите особенности развития русской литературы 20 века
  • особенности развития русской литературы 20 века

Сохрани к себе на стену!

Особенности развития литературы в 20-40-е годы — Мегаобучалка

Особенности развития литературы и других видов искусства в начале XX века

В начале 20 века радикально преображаются все стороны русской жизни: политика, экономика, наука, технология, культура, искусство. Возникают различные, иногда прямо противоположные, оценки социально-экономических и культурных перспектив развития страны. Общим же становится ощущение наступления новой эпохи, несущей смену политической ситуации и переоценку прежних духовных и эстетических идеалов.

Литература не могла не откликнуться на коренные изменения в жизни страны. Происходит пересмотр художественных ориентиров, кардинальное обновление литературных приёмов. В это время особенно динамично развивается русская поэзия. Чуть позже этот период получит название «поэтического ренессанса», или Серебряного века русской литературы.

Реализм не исчезает, он продолжает развиваться. В рамках реализма активно работают Л.Н. Толстой и А.П. Чехов, но уже мощно заявили о себе М. Горький, И.А. Бунин, А.И. Куприн.

Однако в начале 20 столетия многих литераторов эстетика реализма уже не удовлетворяла — начинают возникать новые эстетические школы. Постепенно утверждаются литературные течения: символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм и др.

Русский символизм, крупнейшее из модернистских течений, зарождался не только как литературное явление, но и как особое мировоззрение, соединяющее в себе художественное, философское и религиозное начала. Датой возникновение новой эстетической системы принято считать 1892 год, когда Д. Мережковский сделал доклад «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы».

В нём были провозглашены главные принципы будущих символистов: «мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности». Центральное место в эстетике символизма было отведено символу, образу, обладающему потенциальной неисчерпаемостью смысла. Символизм дал культуре имена выдающихся поэтов  — Д. Мережковского,  А. Блока,  Андрея Белого, В. Брюсова; эстетика символизма имела огромное влияние на многих представителей других литературных течений.



Акмеизм зародился в лоне символизма: группа молодых поэтов сначала основала литературное объединение «Цех поэтов», а затем провозгласила себя представителями нового литературного течения — акмеизма (от греч. akme — высшая степень чего-либо, расцвет, вершина). Его главные представители — Н. Гумилёв,  А. Ахматова, С. Городецкий, О. Мандельштам. В отличие от символистов, стремящихся познать непознаваемое, постичь высшие сущности, акмеисты вновь обратились к ценности человеческой жизни, многообразию яркого земного мира. Главным требованием к художественной форме произведений стала живописная чёткость образов, выверенная и точная композиция, стилистическое равновесие, отточенность деталей. Важнейшее место в эстетической системе ценностей акмеисты отводили памяти — категории, связанной с сохранением лучших отечественных традиций и мирового культурного наследия.

Уничижительные отзывы о предшествующей и современной литературе давали представители другого модернистского течения — футуризма (от лат. futurum — будущее). Необходимым условием существования этого литературного явления его представители считали атмосферу эпатажа, вызова общественному вкусу, литературного скандала. Тяга футуристов к массовым театрализованным действиям с переодеваниями, раскрашиванием лиц и рук была вызвана представлением о том, что поэзия должна выйти из книг на площадь, зазвучать перед зрителями-слушателями. Футуристы (В. Маяковский, В. Хлебников, Д. Бурлюк, А. Кручёных, Е. Гуро и др.) выдвинули программу преображения мира с помощью нового искусства, отказавшегося от наследия предшественников. Приметами поэзии футуризма стало обновление значения многих слов, словотворчество, отказ от знаков препинания, особое графическое оформление стихов, депоэтизация языка (введение вульгаризмов, технических терминов, уничтожение привычных границ между «высоким» и «низким»).

Важнейшей особенностью начинающегося 20 века была всеобщая тяга к культуре. Не быть на премьере спектакля в театре, не присутствовать на вечере самобытного и уже нашумевшего поэта, в литературных гостиных и салонах, не читать только что вышедшей поэтической книги считалось признаком дурного вкуса, несовременным, немодным.

Итак, Серебряный век пришёл на смену веку золотому, поддерживая и сохраняя связь времён.

Особенности развития литературы в 20-40-е годы

1920-1940-е годы прошлого века - один из самых драматических периодов в истории русской литературы. С одной стороны, народ, воодушевленный идеей построения нового мира, совершает трудовые подвиги. Вся страна встает на защиту от немецко-фашистских захватчиков. Победа в Великой Отечественной войне внушает оптимизм и надежду на лучшую жизнь. Эти процессы находят отражение в литературе. С другой стороны, именно в этот период отечественная литература испытывала мощное идеологическое давление, несла ощутимые и невосполнимые потери.

В первые годы после революции сформировалась линия революционного художественного авангарда. Всех объединяла идея революционного преображения действительности. Был образован

Пролеткульт - культурно-просветительская и литературно-художественная организация, ставившая своей целью создание новой, пролетарской культуры путем развития творческой самодеятельности пролетариата.

Существовали и другие группы и объединения. Молодые писатели, входившие в группу «Серапионовы братья», пытались осваивать технологию искусства в самом широком диапазоне: от русского психологического романа до остросюжетной прозы Запада. Они экспериментировали, стремясь к художественному воплощению современности. Самые известные имена здесь – Михаил Зощенко, Валентин Каверин.

Конструктивисты (Илья Сельвинский, Вера Инбер и др.) основными эстетическими принципами объявили в прозе ориентацию на «конструкцию материалов», монтаж или «кинематографичность»; в поэзии - освоение приемов прозы, особых пластов лексики (профессионализмов, жаргона и т.д), отказ от лирики, стремление к фабульности.

Поэты группы «Кузница» широко использовали поэтику символистов и церковно-славянскую лексику.

После Октябрьской революции Россию покинуло от 1,5 до 2 млн. человек. Это была мощная волна русской эмиграции, которая захлестнула Западную Европу (Францию) и Дальний Восток (Китай, Манчжурия). Также многие эмигрировали водным путем на юг России, затем в Константинополь (Турция). Среди эмигрировавших оказались многие русские писатели и поэты – Иван Бунин, Марина Цветаева, Аркадий Аверченко. Постепенно за границей начала формироваться литература русского зарубежья.

В 20-е годы в советской литературе небывалого расцвета достигла сатира. Очень популярны были сатирические журналы. Самые известные писатели-сатирики того времени – Михаил Зощенко, Илья Ильф и Евгений Петров. Основные тенденции у всех авторов были едины - разоблачение того, что не должно существовать в новом обществе, созданном для людей, не несущих в себе мелкособственнических инстинктов; высмеивание бюрократического крючкотворства и т.д.

В 30-е годы начался процесс физического уничтожения писателей: были расстреляны или погибли в лагерях поэты Н.Клюев, О.Мандельштам, П.Васильев, Б.Корнилов; прозаики С.Клычков, И.Бабель, И.Катаев, публицист и сатирик М.Кольцов, критик А.Воронский, подвергались аресту Н.Заболоцкий, А.Мартынов, Я.Смеляков, Б.Ручьев и десятки других писателей.

Не менее страшным было и нравственное уничтожение, когда в печати появлялись разносные статьи-доносы на писателей, которые обрекались на многолетнее молчание. Именно эта судьба постигла М.Булгакова, А.Платонова, вернувшуюся из эмиграции М.Цветаеву, А.Крученых, частично А.Ахматову, М.Зощенко и многих других мастеров слова.

В августе 1934 года открылся Первый Всесоюзный съезд советских писателей. Делегаты съезда признали основным методом советской литературы метод социалистического реализма. Это было внесено в Устав Союза советских писателей СССР. Важнейшими принципами в соцреализме стали партийность и народность литературы.

Начало Великой Отечественной войны ознаменовало новый этап в развитии литературы. Так же, как и после революции, в годы Великой Отечественной войны невозможно было писать ни о чем ином, кроме того, что происходило в жизни страны. Основной пафос всего советского искусства времен Великой Отечественной войны - героизм народной освободительной войны и ненависть к захватчикам.

В начале войны основной идеей художественных произведений была ненависть к врагу, затем была поднята проблема гуманизма (М.Пришвин «Повесть нашего времени»).

Ближе к концу войны и в первые послевоенные годы стали появляться произведения, в которых предпринималась попытка осмыслить подвиг народа («Слово о России» М.Исаковского, «Рубежи радости» А.Суркова). Трагедия семьи в войне стала содержанием до сих пор недооцененной поэмы А.Твардовского «Дом у дороги» и рассказа А.Платонова «Возвращение», подвергнутого жестокой и несправедливой критике сразу после его публикации в 1946 году.

Период конца 1940-х - начала 1950-х годов стал временем борьбы с инакомыслием, что значительно обедняло культурную жизнь страны. Последовал целый ряд идеологических партийных постановлений.

 

Особенности развития литературы 1920-х годов - Общие темы

Литературой 1920-х годов принято называть произведения, созданные в период с 1917 до начала 1930-х годов.

Общественно-исторические условия, в которых формировалась литература этого периода, были крайне неблагоприятными: революция 1917 года и гражданская война, расколовшие русское общество, разруха, репрессии большевистского режима, массовая эмиграция интеллигенции - все это отразилось на состоянии духовной атмосферы русской жизни.

Двадцатые годы - это период обостренной идеологической борьбы в литературе, время создания и активной деятельности множества литературных групп, кружков, ассоциаций, объединений. Наиболее известным из них является кружок «Серапионовы братья», возникший в Петрограде в 1921 году. В него входили Лунц, Зощенко, Федин, Каверин, Тихонов и другие. «Серапионовы братья» отстаивали общечеловеческое в искусстве и самоценность творчества.

Литературную группировку «Перевал», оформившуюся в 1924 году, представляли Воронений Пришвин, Малышкин, Огнев, Катаев, Веселый. Эстетические позиции «перевальцев» - признание познавательной функции искусства, позитивное отношение к культурному наследию прошлого, признание ведущей роли интуиции в творческом процессе, идея самоценности человеческой личности, искренность и гуманизм и т.д. В 1930-е годы «Перевал» был подвергнут сокрушительной критике, многие стали жертвами репрессий.

РАПП - Российская ассоциация пролетарских писателей - самая многочисленная и мощная литературная группировка, она оформилась в 1925 году. В состав РАППа входили Фурманов, Серафимович, Фадеев, Либединский, Авербах, Лелевич, Веселый и другие, считающие себя истинно пролетарскими поэтами, а всех остальных - «попутчиками». Рапповцы пропагандировали идею приоритета классового над общечеловеческим, литературу делили на «пролетарскую» (полезную) и «непролетарскую» (вредную), выдвинули лозунг «материалистического» творческого метода, стремились к лидерству и администрированию в области культуры и искусства.

ЛЕФ - Левый Фронт Искусств - группа, возглавляемая Маяковским, была создана в 1922 году. Членами ЛЕФа являлись Пастернак, Осеев, Шкловский, Брик, Кирсанов и другие. Лефовцы стояли на позициях утилитарного, т.е. полезного искусства. Они утверждали, что литература есть «искусство жизнестроения», а художник - мастер, выполняющий заказ своего класса, тяготели к «прикладному» искусству.

Главными литературными направлениями 20-х годов являются «обновленный» реализм, в русле которого развивалось творчество Горького, Шолохова, А. Толстого, Леонова, Федина, генетически восходящий к реализму нормативизм (Либединский, Островский, Гладков и другие) и модернизм (Зяшенин, Пильняк и другие).

Основной темой литературы 20-х годов становится тема революции и гражданской войны. Эта тема отразились в дневниковой прозе («Окаянные дни» Бунина, «Несвоевременные мысли» Горького, дневники Гиппиус). Дневник - форма, способная передать сиюминутное состояние человеческой души; писательские дневники этих лет передают смятение художников, вызванное зрелищем разъяренной люмпенизированной толпы, готовой сокрушить все, что встает на ее пути, разрушить не только строй, но всю Россию, ее культуру, ее традиции.

Возрождаются знаменитые древнерусские жанры плачей и молений: Ремизов пишет «Слово о гибели Русской земли» (1917), «Заповедное слово русскому народу» (1918), в которых дает свою интерпретацию октябрьским событиям: по русской земле идет Каин, воплощение слепоты, бесовщины и окаянства, слепая жертва истории. Поэты серебряного века (Блок, Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Пастернак, Гиппиус) выдвинули проблему интеллигенции и революции. Официальная поэзия (Бедный, Тихонов, Багрицкий, Асеев, Светлов) славословила в адрес Великого Октября. Маяковский, Блок, Есенин вначале восторженно восприняли свершившееся, затем их отношение к революции становится более диалектичным. Изображение революции и гражданской войны становится главной темой прозы этого периода. Традиционная (официально-государственная) точка зрения отражается в произведениях Фурманова («Чапаев»), Серафимовича («Железный поток»), Тренева («Любовь Яровая»). Эти писатели показывают процесс рождения революционной действительности, «железный коллектив» строителей новой жизни, коммунистов-руководителей народных масс, не имеющих слабостей и недостатков. Трагедию гражданской войны показал Фадеев («Разгром»), дав неприукрашенное изображение событий: кровь, грязь, гибель партизанского отряда, зажатого в железное кольцо противника, из которого вырвалась лишь небольшая горстка партизан. «Разлом» жизни на «разломе» истории увидел в революции и гражданской войне Бабель («Конармия»). Трагическое у писателя преобладает над героическим, происходящие в стране события воспринимаются им как экстремальная ситуация, открывающая тайники человеческой души, в которых нет ничего святого, кроме возведенной в абсолют классовой ненависти.

1920-е годы подготовили следующий этап в развитии литературы - литературу 1930—1950-х годов.

Источник: Справочник школьника: 5—11 классы. — М.: АСТ-ПРЕСС, 2000

Особенности развития русской литературы 20 века

Начало XX века — тяжелое время для России: 1-я мировая война, Февральская и Октябрьская революции 1917 года, ус­тановление советской власти, период коллективизации, ста­линские репрессии. Катаклизмы начала века повлияли на раз­витие русской литературы. С одной стороны, ряд писателей продолжают традиции русской классической литературы XIX века: И.А. Бунин, Л. Андреев, А. Куприн и др. Важней­шим художественным методом по-прежнему остается реа­лизм. С другой стороны, в русской литературе начала XX века появляются, особенно в поэзии, множество модернистских литературных направлений: символизм (А.А. Блок, В.Я. Брю­сов, А. Белый и др.), акмеизм (Н.С. Гумилев, А.А. Ахматова, С. Городецкий и др.), футуризм (В.В. Маяковский, В. Хлебни­ков, И. Северянин и др.), новокрестьянские поэты (С.А. Есе­нин, Н. Клюев и др.). Некоторые произведения послереволю­ционной прозы создавались в духе реализма XIX века. В большинстве описывалась кровопролитная Гражданская война 1918-1920 гг. — тому примером убийственные картины об­щественного упадка во время всеобщей распри в романе Б.А. Пильняка «Голый год» (1922).

В условиях отсутствия политической цензуры в первые годы советской власти многое позволялось писателям- сатирикам, которые всячески осмеивали новый режим, как, например, Ю.К. Олеша в политической сатире «Зависть» (1927) или В.П. Катаев в повести «Растратчики» (1926), пре­восходном изображении простодушного мошенничества двух советских чиновников, а также крупнейший сатирик совет­ской эпохи М.М. Зощенко в своих многочисленных едких и грустных рассказах.

После Октябрьской революции 1917 года большая часть русской интеллигенции уехала за границу. Таким образом, русская литература разделилась на две, развивающиеся парал­лельно. Писатели русского зарубежья: И. Бунин, Б. Зайцев, В. Набоков, Е. Замятин, И. Шмелев и др. Некоторые писатели, не выдержав разлуки с родиной, впоследствии вернулись в Рос­сию. В романе И. Бунина «Жизнь Арсеньева» раскрывается становление и развитие человеческой души.

В русской литературе 1-й половины XX века появляются но­вые темы: тема коллективизации и Гражданской войны, потеря

8-10560                                                                                                         225 нравственных ориентиров; и в то же время продолжают разви­ваться вечные темы добра и зла, любви, гражданского служения Родине. Литература XX века отличается жанровым разнообрази­ем: роман (М. Горький, М. Шолохов), поэма (А.Т. Твардовский), реалистические рассказы и повести (И. Бунин, А. Куприн), сати­рические повести (М. Булгаков), фантастические рассказы и по­вести (А. Грин), сказы (Бажов), богатая лирика.

С 1930 года писатели начинают переосмысливать события, произошедшие в стране: появляются новые произведения М. Горького, А. Макаренко, М. Шолохова, Н. Островского и др. Во время репрессий во второй половине 1930-х годов многие пи­сатели были арестованы — некоторых расстреляли, другие про­вели долгие годы в лагерях. После смерти Сталина кое-кто был посмертно реабилитирован, подобно Пильняку или замечатель­ному поэту О.Э. Мандельштаму; а тем, кто был отлучен от лите­ратуры, как А.А. Ахматова, было вновь дозволено печататься.

С 1941 года самой популярной темой в советской литерату­ре становится тема Великой Отечественной войны, тема народ­ного подвига (А.Т. Твардовский «Василий Теркин», М.А. Шо­лохов «Они сражались за Родину», стихотворения К. Симонова и др.). В рассказе М.А. Шолохова «Судьба человека» показыва­ется способность человека к преодолению своих бед, возмож­ность совершения обычным человеком нравственного подвига, обретение смысла своей жизни через заботу о судьбе маленько­го мальчика. Таким образом, писатель от размышлений о судьбе отдельного человека переходит к мысли о судьбе всего человечества. В поэме А.Т. Твардовского «Василий Теркин» выведен образ обыкновенного солдата-бойца, веселого, неуны­вающего, умеющего поддерживать оптимистическое настрое­ние не только у себя, но и у своих сослуживцев.

После смерти Сталина в 1953 году растущее недовольство жесткой регламентацией сказалось в повести И.Г. Эренбурга «Оттепель» (1954) о тяжелой участи художников, вынужден­ных творить под контролем начальства. Во многих произведе­ниях поэзии, прозы и драматургии молодые авторы обличали
не только злоупотребления власти сталинской поры, но и уродливые явления современной действительности.

В начале 1960-х годов потребность в большей свободе ху­дожественного выражения в литературе и искусстве сказалась с новой силой, особенно стараниями «сердитых молодых лю­дей», из которых наибольшую известность получили поэты Е.А. Евтушенко и А.А. Вознесенский.

1960-е годы были примечательны не только новыми про­изведениями, но и впервые опубликованными старыми. Так, читатели получили возможность ознакомиться с творчеством М.И. Цветаевой (1891-1941), покончившей жизнь самоубий­ством вскоре после возвращения из эмиграции. Снова появи­лось в печати имя Бориса Пастернака, хотя публиковали лишь его стихи. Важнейшим литературным открытием десятилетия было творчество М.А. Булгакова (1891-1940).

К началу 1980-х годов русская литература была разделена на два сообщества — эмигрантов и советских писателей. Па­норама легальной литературы в пределах Советского Союза потускнела, когда многие выдающиеся писатели, такие, как Трифонов, Катаев и Абрамов, умерли в первые годы десятиле­тия, и в печати не появлялось буквально никаких свидетельств возникновения новых талантов. Существенным исключением была Т.Н. Толстая, чей первый рассказ «На золотом крыльце» напечатал один из ленинградских журналов в 1983 году; сбор­ник под тем же заглавием был опубликован в 1987 году. Вто­рой ее сборник, «Сомнамбула в тумане», опубликован на анг­лийском языке в США в 1991 году.

 

  • < Назад
  • Вперёд >

Литература 20-х годов 20 века: общая характеристика - Общие темы

В годы революции и гражданской войны многие представители русской интеллигенции покинули родину, однако культурная жизнь в Советской России не только не заглохла, но, напротив, была очень яркой, оживленной и разнообразной. Причин тому несколько.

Первая и основная: предыдущие десятилетия сформировали интеллигентную среду; для нескольких поколений русских людей культура была основой и содержанием жизни. Эти люди тонко ценили искусство, глубоко понимали литературу, из этого круга выходили художники. Без высокоразвитой, культурной среды невозможно существование литературы и искусства, частичное уничтожение ее в последующие десятилетия принесло неисчислимые потери и привело к понижению общего культурного уровня народа.

Вторая причина. Сознательная часть общества, особенно молодежь, была охвачена воодушевлением небывалого социального эксперимента. Казалось, что до сих пор люди жили, подчиняясь фатальным законам истории, а теперь создадут новую прекрасную жизнь по законам разума и совести. Теории социализма и коммунизма уже несколько столетий, со времен «Утопии» Томаса Мора, волновали людей, в трудах Маркса, Энгельса, Ленина они были так научно обоснованы и логично разработаны, что, казалось, нужна лишь добрая воля для их осуществления, а в доброй воле недостатка не было. Сознание своей Исторической миссии наполняло всех романтическим пафосом, позволявшим переносить лишения и относиться к актам террора как к печальной неизбежности. В статье «Интеллигенция и революция», написанной 9 января 1918 г., Александр Блок писал: «Революция, как грозовой вихрь; как снежный буран, всегда несет новое и неожиданное; она жестоко обманывает многих; она легко калечит в своем водовороте достойного; она часто выносит на сушу невредимыми недостойных; но — это ее частности... Гул этот все равно, всегда — о великом».

Многочисленные паломники из других стран - писатели, ученые, журналисты поражались вдохновенному энтузиазму советских людей.

Третья и тоже основная причина расцвета искусства в 20-е годы была парадоксальной: художники освободились от жесткой власти традиций, одновременно и питающих, и сковывающих творчество. Художники решили "сбросить с корабля современности" все старое и создать совершенно новое, небывалое искусство. Если принять во внимание, что новаторы были очень образованными людьми, впитавшими культурные традиции с раннего детства, то становится понятно, почему краткий "прерыв непрерывности" оказался столь плодотворен и привел к созданию множества замечательных новаторских школ и направлений в искусстве и литературе, оказавших влияние на мировое искусство.

Особенностью культурной жизни тех лет было множество самостоятельных студий, кружков, групп единомышленников, литературных и художественных объединений энтузиастов, творивших и дискутировавших.

В большой аудитории Московского политехнического института собиралось множество людей слушать диспуты на религиозную или философскую тему; спорили первый нарком просвещения, блестяще образованный и красноречивый А.В. Луначарский и архимандрит О.И. Введенский, основоположник экзистенциализма Н.А. Бердяев, мыслитель и естествоиспытатель П. Флоренский и другие выдающиеся люди. Диспутами становились поэтические выступления Маяковского, диспуты велись на выставках молодых художников и на театральных премьерах. Дискуссионность была в 20-е годы органическим, неотъемлемым свойством общественной жизни.

В 20-е годы никто "не управлял" искусством, "не направлял" его, не командовал им – вот четвертая причина его бурного и яркого развития.

Столь же яркой и разнообразной была тогда литература. К писателям, начавшим свой путь еще до революции (М. Горький, А. Блок, В. Брюсов, С. Есенин, В. Маяковский, Б. Пастернак, А. Ахматова, А. Толстой, И. Эренбург, М. Булгаков и др.), присоединились молодые авторы, такие, как М. Шолохов, Н. Тихонов, М. Светлов, А. Фадеев, И. Бабель, В. Иванов, А. Гайдар, В. Вишневский и др.

Преобладающим взглядом на жизнь и, следовательно, преобладающим литературным методом был романтизм самых разных направлений.

Суровый, героический романтизм звучал в поэзии Н. Тихонова, Э. Багрицкого, в прозе В. Иванова, И. Бабеля, в пьесах В. Вишневского и К. Тренева.

Лирический романтизм, пронизанный мечтой о дружбе и счастье народов мира, выразился в стихотворении Михаила Светлова "Гренада", впоследствии ставшем гимном интернационального антифашистского движения:

…Братишка, Гренаду я в книжке нашел.

Я хату оставил, ушел воевать,

Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать.

Прощайте, родные, прощайте, друзья…

Гренада, Гренада, Гренада моя!

Светлым лирическим романтизмом проникнуты книги К. Паустовского, А. Гайдара, а в творчестве Александра Грина, романтика, лирика и фантаста, читатель попадает в удивительную, прекрасную страну, созданную могучим и добрым воображением.

Здесь, на архипелаге маленьких островов , омываемых синим южным морем, в бухтах, куда по странной прихоти судьбы заходят лишь романтические  парусные суда, в живописных городках, увитых плющом, изрезанных тропинками, исполненных тайны, живут чистосердечные, прямые, честные люди, то веселые и добрые, то суровые и замкнутые, но равно благородные, духовные, открытые таинственной магии жизни. Рассказы Грина учат доброте и благородству , романы "Бегущая по волнам", "Дорога в никуда" увлекают приключенческим сюжетом, феерия "Алые паруса" рассказывает о чудесах, которые человек может и должен делать сам, внося в жизнь радость. "Но есть неменьшие чудеса: улыбка, веселье, прощенье и вовремя сказанное, нужное слово".

Если добавить, что большие поэты начала века А. Блок, В. Маяковский, А. Ахматова, М. Цветаева, С. Есенин, Б. Пастернак были к тому же великими романтиками, то преобладание романтизма в литературе 20-х годов становится очевидным.

Рядом с порывистым, взволнованным романтизмом располагался спокойный, эпический, повествовательный реализм в двух больших романах-эпопеях: "Тихий Дон" М. Шолохова и "Хождение по мукам" А. Толстого.

Черты так называемого социалистического реализма читатель видел в книгах А. Фадеева "Разгром", Д. Фурманова "Чапаев", А. Серафимовича "Железный поток", где реальная действительность преображалась под взглядом писателя, отбрасывающим плохое, подчеркивающем лучшее в людях и в жизни.

Критический реализм составлял мощный пласт литературы 20-х годов: большой роман М. Горького "Жизнь Клима Самгина", повести и пьесы М. Булгакова "Дьяволиада", "Собачье сердце" и др. К критическому реализму следует отнести замечательную сатиру М. Зощенко и М. Кольцова, "плутовские романы" И. Ильфа и Е. Петрова "Двенадцать стульев" и "Золотой теленок".

Особенно следует выделить пророческие романы А. Платонова "Чевенгур" (1926 г.) и "Котлован" (1929 г.). В те годы их прочли немногие, в том числе М. Горький; он восхитился романами, но счел невозможным их печатание. Романы увидели свет спустя 60 лет.

Остроту и яркость литературной жизни придавала полемика между различными группами писателей. Групп было много, они различались взглядами на жизнь и художественный способ ее отражения. Футуристы, имажинисты, конструктивисты, "Кузница", "Перевал", "ЛЕФ", "Серапионовы братья" спорили, но уважали друг друга, были равны в споре, и лишь члены РАППА (Российская Ассоциация Пролетарских Писателей) считали себя единственными обладателями революционной идеологии и брались поучать всех остальных, не столь пролетарских. Именно РАПП стал в дальнейшем опорой сталинского режима в литературе.

Источник (в сокращении): Р. Глинтерщик. Русская литература. Уч. пособие для XII класса. - КАУНАС "ШВИЕСА", 1991

Лекция по литературе "Особенности развития литературы 1920-х годов"

Лекция

Особенности развития литературы 1920-х годов

План лекции

  1. Краткая характеристика литературы 20-х годов.

  2. Размежевание писателей по эстетическим критериям. Ведущие литературные группировки 20-х годов.

  3. Размежевание писателей по политическим и социальным признакам.

  4. Жанровое разнообразие, проблематика и тенденции развития литературы 20-х годов.

1. Краткая характеристика литературы 20-х годов

Октябрьский переворот призвал литературу на службу революции. На этот призыв откликнулись немногие. Большинство литераторов выступило с разоблачением большевистского заговора, направленного против русского народа. В своих произведениях они ставили и решали вопросы, которые сохранили свою актуальность на протяжении всей истории развития русской литературы ХХ века. Это взаимоотношения революции и человечности, политики и нравственности, проблема кризиса традиционного гуманизма и рождение «нового человека», проблема технической цивилизации и будущего, судьба культуры в эпоху революционной ломки, проблема народного характера, проблема ограничения и подавления личности в новых условиях и т.д.

2. Размежевание писателей по эстетическим критериям.

Ведущие литературные группировки 20-х годов

После революции 1917 года по всей стране появилось множество различных литературных групп. Многие из них возникали и исчезали, даже не успевая оставить после себя какой-либо заметный след. Только в одной Москве в 1920 году существовало более 30 литературных групп и объединений. Нередко входившие в эти группы лица были далеки от искусства. Так, например, была группа «Ничевоки», провозглашавшая: «Наша цель: истончение поэтпроизведения во имя ничего». Большую роль в литературной жизни сыграл Петроградский Дом искусств (1919–1923). Там работали литературные студии – Замятина, Гумилева, Чуковского, было выпущено два альманаха. Наряду с Домом литераторов и Домом ученых он был «кораблем», «ковчегом», спасающим петербургскую интеллигенцию в годы революционной разрухи – роль Ноя возлагалась на М.Горького. (Недаром роман О.Форш о жизни в Доме искусств назывался «Сумасшедший корабль»). Необходимо отметить старейшее Общество любителей русской словесности (1811–1930), среди председателей и членов которого были почти все известные русские писатели. В ХХ веке с ним связаны имена Л.Толстого, В.Соловьева, В.Короленко, В.Вересаева, М.Горького, К.Бальмонта, Д.Мережковского, В.Брюсова, А.Белого, Вяч.Иванова, М.Волошина, Б.Зайцева, А.Куприна, Н.Бердяева. В 1930 году это уникальное и активно пропагандирующее литературную классику общество разделило участь всех остальных объединений и групп.

Важнейшими из литературных объединений, существовавших в 20-е годы, были РАПП, «Перевал», «Серапионовы братья», «ЛЕФ».

РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) считала себя ведущей силой в литературе. Критические статьи в рапповском журнале «На посту» в среде писателей окрестили «напостовской дубинкой».

В группу «Перевал» объединились «попутчики». Отправной точкой художественного творчества они считали не революционную идеологию, а «непосредственные впечатления», «интуицию» писателя.

«Серапионовы братья» (в группу тоже входили интеллигенты-«попутчики») не поддержали агитационности и плакатности, присущих литературе тех лет. Они искали новую художественную форму и пытались выйти на познание общечеловеческих нравственных ценностей.

Участники группы «ЛЕФ» горячо поддержали идеи революции. Вследствие этого они недооценивали классическое наследие, считали писателя лишь исполнителем «социального заказа» властей. Лефовцы отрицали художественный вымысел в искусстве, противопоставляли ему «литературу факта».

3. Размежевание писателей по политическим и социальным признакам

Исход большой части русских писателей за рубеж также способствовал размежеванию в писательской среде и возникновению различного рода объединений, тем более, что по этому параметру в 20-е годы между двумя ветвями литературы шло своего рода соревнование. В Париже в 1920 году выходил журнал «Грядущая Россия» (1920), связанный с именами М.Алданова, А.Толстого. Долгой была жизнь «Современных записок» (1920–1940) – журнала эсеровского направления, где печаталось старшее поколение эмигрантов. Мережковский и Гиппиус в Париже создали литературно-философское общество «Зеленая лампа» (1926), его президентом стал Г.Иванов. Закату объединения способствовало появление нового журнала «Числа» (1930–1934). «Под тяжестью «Чисел» медленно и явно гаснет «Лампа», – сетовала З.Гиппиус. Русские литературные центры сложились и в других крупных городах Европы. В Берлине в начале 20-х годов были Дом искусств, Клуб писателей, учрежденный высланными из России Н.Бердяевым, С.Франком, Ф.Степуном и М.Осоргиным. Горький издавал в Берлине журнал «Беседа» (1923–1925), где печатались А.Белый, В.Ходасевич, Н.Берберова и др. Там же выходил и литературный альманах «Грани» (1922–1923). «Русский Берлин» – тема многочисленных исследований и изысканий зарубежных славистов. В Праге, например, издавались журналы «Воля России» (1922–1932), «Своими путями» (1924–1926). Интересна «география» издания журнала «Русская мысль» – в Софии (1921–1922), в Праге (1922–1924), в Париже (1927). Общая характеристика журналов дана Глебом Струве. В книге «Русская литература в изгнании» он называет писательские объединения литературными гнездами, подчеркивая их влияние на развитие литературных талантов.

Бурная общественно-политическая борьба не могла не оказывать своего влияния на литературный процесс тех лет. Революция породила политическое размежевание в писательской среде. Писателей начинают оценивать не по их значимости и не по художественной ценности их произведений, а по социальному происхождению, по политическим убеждениям, по идеологической направленности их творчества.

Те, кто поддержал идеи Октября, стали именоваться советскими писателями. Ведущими мастерами в этом ряду проявили себя А.М.Горький и В.В.Маяковский. Литераторы, которые, не покидая страну, отказались от создания од большевизму, были названы «внутренними эмигрантами». Среди них были Ф.Сологуб, Е.Замятин, А.Ахматова и др. «Внешнюю эмиграцию» составили писатели, которые покинули родину, спасаясь от террора: И.Бунин, Б.Зайцев, М.Осоргин, И.Шмелев и др.

Мастера литературы разделились и по социальному признаку. Существовала большая группа «пролетарских писателей». К ним относили прежде всего литераторов, имеющих рабочее происхождение. Они обожествляли производственный процесс, были равнодушны к классическому наследию и к изображению внутреннего мира личности. Работали в литературе и «новокрестьянские» поэты и писатели. Они описывали природу, приумножили традиции фольклора и интересовались историей народа. Выделялся и ряд писателей, которых относили к «попутчикам». Это были литераторы из среды интеллигенции. Новая культура относилась к ним с опаской и до конца им не доверяла. Отсюда и название: попутчики – т.е. временные союзники.

Стремление писателей создавать все новые организации, выдвигать новаторские художественные программы шло вразрез с унификационной политикой большевистских идеологов. Поэтому наиболее неоднозначные и талантливые личности в литературе по мере развития событий встречались во все большей степени с противодействием, а то и с репрессивными действиями со стороны властей. В резолюции ЦК РКП(б) 1925 года «О политике партии в области художественной литературы» читаем: «Коммунистическая критика должна изгнать из своего обихода тон литературной команды». Однако этот призыв оказался лишь декларацией и на деле осуществлен не был. Шел процесс «огосударствления» литературы. К концу 20-х годов большинство из литературных организаций прекратили свое существование.

4. Жанровое разнообразие, проблематика и тенденции развития литературы 20-х годов

В означенный период появляются новые жанровые разновидности. Прежде всего, это связано с активизацией агитационного начала в литературе. В художественных произведениях смело используются формы, прежде характерные лишь деловой речи: В.Маяковский. «Приказ по армии искусства»; Д.Бедный. «Манифест барона фон Врангеля»; Н.Асеев. «Автобиография Москвы» и др. Жанры газетные (фельетон, репортаж, интервью) выступают в художественной литературе как равноправные литературно-художественные формы: Н.Асеев. «Литературный фельетон»; В.Луговской. «Реклама зубного порошка» и т.д. Для агитационных целей часто использовались в те годы жанры фольклора: дума, песня, сказание, частушка.

Следующей характерной для литературного движения 20-х годов чертой следует считать поиски в сфере художественной речи. Проявления этих поисков столь многообразны, что остановимся лишь на одном примере. В литературе рассматриваемого периода встречался так называемый «орнаментальный стиль». Слово «орнамент» в буквальном переводе на русский означает «украшение». Многие писатели послереволюционных лет, пытаясь представить жизнь эпически возвышенно, прибегали к сказовому, узорчатому, праздничному языку. Вот как, к примеру, начинается повесть Б.Лавренева «Сорок первый» (1924): «Сверкающее кольцо казачьих сабель под утро распалось на мгновение на севере, подрезанное горячими струйками пулемета, и в щель прорвался лихорадочным последним упором малиновый комиссар Евсюков».

Новаторские явления в области художественной формы, в первую очередь, были обусловлены необходимостью выразить созвучное времени содержание. Писатели обратились к непосредственному воспроизведению исторических событий. Кто-то славил революционную действительность, кто-то проклинал ее, но интерес именно к исторической современности оказался единым. С восторгом повествовали о Великом Октябре и деяниях Красной Армии в годы гражданской войны Д.Фурманов, А.Серафимович, М.Светлов, А.Фадеев и др. С противоположных позиций выступали И.Бунин, А.Аверченко, А.Ахматова, И.Шмелев и др. М.Волошин пытался примирить противоборствующие стороны.

Главной проблемой тогдашней литературы становится взаимосвязь таких феноменов, как Революция, Россия, народ и личность. Обратимся к одному из примеров. В 1924 году была создана повесть Л.Сейфуллиной «Виринея». Героиня повести – молодая крестьянка Виринея воплощает в себе не только великолепные индивидуальные качества, но и благородные особенности русской национальной натуры. События революции и гражданской войны завихрили судьбу героини неудержимой метелью, принесли Виренее и радость любви, и гибель. Труден и нелегок оказался разговор революции с отдельным человеческим сердцем…

Поэтизация «железного потока» революции и гражданской войны как великой «очистительной силы» стала устойчивой тенденцией в литературе рассматриваемого периода. Ведущей в произведениях такого рода становилась нравственная проблема взаимоотношения «героя» и «массы». Героем выступал большевик-ленинец, который ценой неимоверного личного напряжения превращал отсталую народную массу в сознательный коллектив борцов за идеи коммунизма. А.Серафимович в романе «Железный поток» (1924) описывает именно такую ситуацию.

Герою-большевику своею сознательностью приходилось преодолевать стихийность народного характера. В романе Д.Фурманова «Чапаев» (1923) коммунист Клычков «организует» и упорядочивает неуемный характер комдива Чапаева.

Писатели своими книгами должны были ответить читателю, насколько революционное насилие согласуется с принципами гуманизма. В произведениях, прославляющих классовую борьбу, доказывалась человечность такого насилия, поскольку целью его является счастье человечества. Характерна сцена из романа А.Фадеева «Разгром» (1927), в которой командир партизанского отряда Левинсон приказывает отобрать у встреченной партизанами семьи корейца свинью, обрекая тем самым несчастных мирных жителей на голодную смерть. Левинсону необходимо «сохранить отряд как боевую единицу». Отряд продолжит борьбу с врагами революции, то есть будет утверждать всемирную справедливость. Пред лицом этой справедливости меркла трагедия отдельного корейца с его семьей.

И в жизни, и в литературе сталкивались между собой понятия «пролетарской морали» и морали общечеловеческой. Пролетарская нравственность требовала от гражданина полного отказа от общечеловеческих чувств, беспредельного подчинения революционному долгу. Как образное воплощение такой морали в произведениях возник герой-монумент, полностью подчинивший себя борьбе за победу коммунизма. В романе Б.Пильняка «Голый год» (1922), к примеру, действуют «кожаные люди в кожаных куртках». Их «не подмочишь лимонадом психологий». Они не живут, а «энергично фукцируют». (Именно «энергично» и именно «фукцируют»: «кожаные куртки» безграмотны, а потому именно так говорят).

Подобные революционные рыцари без страха и упрека прошли по многим литературным произведениям тех лет. Однако это вовсе не означает, что эти чудо-герои, лишенные слабости и духовных сомнений, исчерпывали собою представляемую писателями гуманистическую картину современности. К примеру, повесть Вс.Иванова «Бронепоезд 14-69» (1922), в которой представлен железный большевик, эпический вожак народа Никита Вершинин, оканчивается следующим абзацем: «А напротив, через улицу, стоял тщедушный солдатик в шинели, похожей на больничный халат, голубых обмотках и английских бутсах. Смотрел на американца поверх проходивших людей (он устал и привык к манифестам) и пытался удержать американца в памяти».

Американец – корреспондент из США. Но «тщедушному солдатику» он интересен просто как отдельное лицо, а не «манифестация», от которой солдатик «устал». Читателю приходилось самому выбирать, кому симпатизировать: «железному» Вершинину или некоему «уставшему» солдатику.

«Тщедушный солдатик» Вс.Иванова чем-то сродни несчастной женщине из упомянутого выше романа В.Катаева «Время, вперед!» (1931).

Словом, поэтизация железных борцов за дело революции обязательно сопровождалась в произведениях 20-х годов искорками пушкинской «милости к падшим». И в этом сказывалась неумолимая логика общечеловеческого гуманизма.

В некоторых художественных созданиях рассматриваемого периода такой гуманизм выходил на первый план повествования. Писатели в них отказывались от канонического понимания героического деяния. Их персонажи пытались сохранить личность в себе и в этом видели подлинное проявление героизма. Как правило, такая, несомненно, справедливая, позиция приводила их к трагедии.

Герой романа В.Вересаева «В тупике» (1923) – земский врач Сартанов в начале века всеми силами готовил революцию, был судим царскими властями, отбывал заключение, героически отстаивал идеи социализма. Но реальность победившей революции: террор, междуусобица, торжество жестокости – разбили все его социальные иллюзии. В конце романа разуверившийся Сартанов кончает жизнь самоубийством. Один из персонажей романа – белый офицер Дмитрий Дмитриевский замечает: «Происходит новое нашествие варваров. Ведь по существу это война против культуры, против высших духовных ценностей. Вместо науки – публицистика «Правды», вместо поэзии – Демьян Бедный, вместо живописи – толстопузые попы и звероподобные генералы на плакатах».

Может быть, противостоящие революционерам белые войска воплощают в романе подлинный гуманизм? Некий белогвардейский гусар, представленный В.Вересаевым, выкрикивает: «А против большевиков моя совесть мне разрешает все!»

Ну, а если уж совесть разрешает все – значит, общество в тупике.

Сложную картину общественной жизни времен гражданской войны представил И.Бабель в книге «Конармия» (1924). Героическое и трагическое переплетается в судьбе многих из изображенных в книге персонажей. Герой вошедшей в «Конармию» новеллы «Соль» Никита Балмашев, солдат революции, убивает женщину, которая для того, чтобы попасть в красноармейский вагон, завернула в пеленку куль соли и выдала сверток за грудного ребенка. Но ранее именно Никита пустил женщину в вагон, уважая в ней мать с ребенком, уберег от насилия (над двумя другими пассажирками красноармейцы надругались). Перед смертью женщина говорит: «…не я обманула, а лихо мое обмануло». Так кто же он, Балмашев? Спаситель или убийца? Творец добра или трагическая жертва злых обстоятельств? Книга И.Бабеля убеждает: действительность революции гораздо сложнее «плакатной» правды.

Одной из тенденций в литературе 20-х годов было изображение революции и гражданской войны как общероссийского апокалипсиса, пути в историческую гибель, торжества «грядущих хамов». Такой виделся октябрьский переворот писателям русского зарубежья.

Действие повести В.Набокова «Машенька» (1926) происходит в Берлине начала 20-х годов, в среде русских эмигрантов. Перед читателем проходит ряд несчастных жертв революционной бури. Их судьбы изломаны Октябрем, они не прощают большевикам своего вынужденного расставания с родиной. Но писатель не скрывает и другого: сами эмигранты, представленные в повести, – люди духовно несостоятельные, прозябающие в скепсисе и взаимном недоверии. Молодой человек Ганин – белогвардейский офицер в годы гражданской войны узнает, что к одному из эмигрантов – Алферову – приезжает жена Машенька. Весть потрясает Ганина: когда-то он любил эту женщину. Молодой человек мечтает о новой встрече и о новом счастье с Машенькой (тем более что Алферов – человек пустой и никчемный). Но, дождавшись поезда, на котором приехала любимая, Ганин не нашел в себе сил на встречу с ней и навсегда уехал из Берлина.

Горечь по поводу революционных событий звучит и в книге И.Шмелева «Солнце мертвых» (1923). В этом произведении описана голодная жизнь в Крыму начала 20-х годов. Рассказчик – русский интеллигент (прототипом этого образа был сам И.Шмелев) повествует о своей жизни следующее: «Я надеваю тряпье… старьевщик посмеется над ним, в мешок запхает. Что понимают старьевщики! Они и живую душу крюком зацепят, чтобы выменять на гроши. Из человеческих костей наварят клею – для будущего, из крови настряпают «кубиков» для бульона… Раздолье теперь старьевщикам, обновителям жизни! Возят они по ней железными крюками».

«Обновители жизни» – большевики представлены в приводимом отрывке как некие фантасмагорические чудища, адские силы, не ощущающие своей причастности к миру живых душ. Книга «Солнце мертвых» переполнена картинами ужасной жизни при «старьевщиках»: расстрелы, аресты, конфискация – вот символы и реалии диктатуры пролетариата. Вчерашний угнетенный народ сегодня яростно рушит дачи интеллигенции, оскорбляет иконы и произведения искусства. Доктор, которому кто-то из народа нагадил в собранную им цистерну чистой воды, высказывается: «Обезьяна нагадила, что с обезьяны спрашивать? Дорожка показана «вождями» стада, которые всю жизнь отравили».

Россия 20 век «Вставай, проклятьем заклейменный…»

Конечно, с подобного рода крайними высказываниями можно полемизировать: действительность революции не была столь однозначной. Но возмущение оскорбленного доктора можно понять. Эмигранты, живущие на станицах повести В.Набокова «Машенька», тоже могли рассказать нечто подобное тому, о чем повествует доктор из «Солнца мертвых».

Однажды поселок, в котором происходит действие книги Шмелева, пережил волнение: запылала дача доктора Михаила Дахнова. Доктор сгорел в пожаре. Рассказчик размышляет: «Сам себя сжег… или, быть может, несчастный случай?.. « По всему видно, что не случай это. Не мог человек униженным и вседневно унижаемым жить…»

Облик гражданской войны воплощен в романе М.Булгакова «Белая гвардия» (1924). Название этого произведения служит ключом к расшифровке его нравственного содержания. Белая гвардия – не только принятое в истории военное понятие, но и символ порядочности, чести, совести. Об этом свидетельствует, к примеру, завершающий абзац романа: «Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?»

По сути дела, о белой гвардии как о военном формировании в романе почти не говорится: добровольческий полк распущен, так и не приступив к действиям, офицеры не воюют, а спасаются от преследующих их сердюков Петлюры. Писатель обращает внимание на ситуации нравственного свойства. Первая из них – предательство Тальберга – мужа Елены. Когда этот негодяй собирается в бега, М.Булгаков высказывает удивительное замечание: «Никогда не сдергивайте абажур с лампы! Абажур священен». Может быть, в этой фразе – нравственная суть романа. Абажур – символ семейного уюта, мира, спокойствия. Символ совести. Тальберг «сорвал абажур» (нарушил гармонию домашнего очага) и тем самым поступил против совести, решился на подлость.

В литературе 20-х годов одной из важных тем была тема места интеллигенции в жизни общества. Разнообразная трактовка этого вопроса в различных произведениях сводилась, по сути, к одному вопросу: соглашаться с революцией или нет. В пьесе К.Тренева «Любовь Яровая» (1926) героиня не просто признает большевиков, но и помогает им найти и арестовать ее мужа – Михаила Ярового. Так же поступает и Татьяна Берсенева в пьесе Б.Лавренева «Разлом» (1927). Она раскрывает белогвардейский заговор, возглавляемый ее мужем – офицером Штубе.

Наиболее популярными созданиями А.Грина (А.С.Гриневского) этого времени являются его повести «Алые паруса» (1923), «Блистающий мир» (1923) и «Бегущая по волнам» (1928). В каждом из этих произведений представлены взаимоотношения мечты и реальности. В «Алых парусах» мечту воплощают Ассоль и ее любимый Грей, в «Блистающем мире» – человек-птица Друд и девушка Тави, в «Бегущей по волнам» – поэтическая Фрэзи Грант. Все эти персонажи окружены бездушным рациональным обществом, не способным на фантазию и возвышенные движения души.

Утверждению революционных идеалов служили и научно-фантастические произведения рассматриваемого периода: романы А.Беляева «Голова профессора Доуэля» (1925), «Человек-амфибия» (1928), Г.Адамова «Тайна двух океанов». В них утверждалась мысль о том, что активное преобразование мира средствами науки и техники необходимо, но допустимо оно лишь при условии прогрессивной социальной позиции ученого.

На рубеже 20-30-х годов в литературном процессе наметились интересные тенденции. Критика, еще недавно приветствовавшая «космические» стихи пролеткультовцев, восторгавшаяся «Падением Даира» А.Малышкина, «Ветром» Б.Лавренева, изменила ориентацию. Глава социологической школы В.Фриче начал поход против романтизма как искусства идеалистического. Появилась статья А.Фадеева «Долой Шиллера!», направленная против романтического начала в литературе.

Безусловно, это было требование времени. Страна превращалась в огромную стройку, и читатель ждал от литературы немедленного отклика на происходящие события.

Но раздавались голоса и в защиту романтики. Так, газета «Известия» публикует статью Горького «Еще о грамотности», где писатель защищает детских авторов от комиссии детской книги при Наркомпроссе, которая бракует произведения, находя в них элементы фантастики и романтики. Журнал «Печать и революция» публикует статью философа В.Асмуса «В защиту вымысла».

И, тем не менее, лирико-романтическое начало в литературе рубежа 20-30-х годов в сравнении с предшествующим временем оказывается оттесненным на второй план. Даже в поэзии, всегда склонной к лирико-романтическому восприятию и изображению действительности, в эти годы доминирующее место начинают занимать эпические жанры (А.Твардовский, Д.Кедрин, И.Сельвинский).

В конце 20-х годов происходит нарастание негативных явлений: партийное руководство и государство начинают активно вмешиваться в литературную жизнь, наблюдается тенденция к одновариантному развитию литературы, начинается травля выдающихся писателей (Е.Замятин, М.Булгаков, А.Платонов, А.Ахматова).

Таким образом, основными чертами этого периода были воздействие событий революции и гражданской войны на литературное творчество, борьба с классическими тенденциями, приход в литературу новых авторов, формирование эмигрантской литературы, тенденции к многовариантному развитию литературы в начале периода и нарастание негативных тенденций в конце.

Русская литература 1920-х годов: общая характеристика - Общие темы

Один из первых законов, принятых после революции 1917 г., был Декрет о цензуре (1918). Это постановление определило судьбы русской литературы практически на весь период существования советской власти. Право на издание получали только те книги, которые поддерживали советскую власть. После окончания гражданской войны в стране всячески нагнеталось ощущение «осажденной крепости». Борьбой с «врагами народа» и заговором «международной реакции» оправдывалось любое вмешательство в культурную деятельность. В 1925 г. в резолюции ЦК РКП (б) «О политике партии в области художественной литературы» творчество писателей было определено как «идеологически осознанная литературно-художественная продукция». Каждый писатель в соответствии со своей «продукцией» становился пролетарским, крестьянским, «попутчиком» или враждебным советскому государству.

Пролетарских и крестьянских писателей и поэтов в этой же резолюции рекомендовалось всячески поддерживать, в них видели «будущих идейных руководителей советской литературы». «Попутчики» — выходцы из интеллигенции и дворянства, рассматривались как «квалифицированные специалисты литературной техники», их следовало переубеждать и направлять «на сторону коммунистической идеологии». К «попутчикам» советские власти относили В. Маяковского, С. Есенина, А. Толстого, Л. Леонова, В. Катаева, М. Шагинян, И. Бабеля, Б. Пильняка, Вс. Мейерхольда, С. Эйзенштейна, Д. Шостаковича, Н. Голованова и многих других деятелей культуры. Считаться «попутчиком» было не только унизительно, но и накладно, так как с гонораров «попутчиков» взимались налоги на «нетрудовые доходы». Для «попутчиков» все же был открыт литературный путь, их произведения хотя и под жестким контролем, но издавались, а «антипролетарские и антиреволюционные элементы» по резолюции 1925 г. не следовало допускать в литературу ни под каким предлогом.

В соответствии с такими установками многие деятели культуры оказались ненужными и даже опасными для новой власти. В 1921 г. по делу о вымышленной «Петроградской боевой организации», по недоказанным обвинениям, после закрытого процесса были расстреляны поэт Н. Гумилев, профессора В. Таганцев, М. Тихвинский, Н. Лазаревский, скульптор князь С. Ухтомский и другие ученые, преподаватели и студенты. Эта акция была задумана как средство устрашения интеллигенции, для предупреждения любых форм оппозиции советской власти. Даже заступничество М. Горького, который специально приехал в Москву для встречи с Лениным, чтобы лично просить вождя о помиловании осужденных, не только не помогло, но, как утверждают исследователи, даже ускорило трагический исход.

М. Горький покинул родину и эмигрировал в Италию. Многие последовали его примеру. В 1920-е г. покинули страну М. Цветаева (1922), В. Ходасевич (1922), И. Бунин (1920), А. Куприн (1919), К. Бальмонт (1920). В отделившейся Эстонии остался И. Северянин (1918). В 1921 г. просил о выезде за границу Ф. Сологуб. Других, без всякого повода, власти сами высылали из страны. В 1922 г. под угрозой смертной казни, по личному указанию Ленина, в десятидневный срок из страны были насильно высланы 160 человек - цвет и гордость русской философии и общественной мысли. Среди них Н. Бердяев, С. Франк, Н. Лосский, И. Ильин, князь Е.Н. Трубецкой. Те, кто остались, были вынуждены смириться и исполнять все требования советской власти.

Считая себя носителем высшей истины, коммунистическая партия, вооруженная марксистско-ленинской идеологией, пыталась взять на себя руководство литературным процессом. Литература воспринималась как еще одна сфера деятельности наряду с промышленностью, сельским хозяйством, армией и другими. Считалось, что организовав писателей в единое общество, выстроив четкую вертикаль власти и учитывая некоторые специфические черты труда, можно руководить творческой интеллигенцией.

В 20-е гг. пролетарские писатели объединились в РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей), крестьянские - в ВОКП (Всероссийское объединение крестьянских писателей), «попутчики» - в Перевал. Были и другие литературные объединения: ЛЕФ, «Литературный центр конструктивистов», «Молодая гвардия», «Октябрь». Художники были объединены в АХРР («Ассоциацию художников революционной России»). В действительности РАПП скоро начал претендовать на абсолютное господство в литературе. Руководство РАППа требовало соблюдать принципы «партийности», «правдивости», «понятности массам». К примеру, РАПП пытался создавать литературу бригадным методом: писатели должны были объединяться в бригады и писать коллективно. Другим популярным лозунгом было требование «одемьянивания литературы», то есть предписывалось писать так, как писал близкий власти поэт Д. Бедный. РАПП относился к писателям так, словно они являлись чиновниками. Писатели были вынуждены участвовать в производственных совещаниях по самым разным вопросам.

Помимо объединений, поддерживаемых государством, в 1920-е гг. было предпринято несколько попыток создать литературную группу или художественное объединение, независимое от опеки государства. Одной из таких литературных групп было ОБЭРИУ (Объединение реального искусства) (1927-1930), которое прославилось своими карнавальными шествиями в Ленинграде. В группу входили поэт, прозаик и драматург Д. Хармс, поэт Н. Заболоцкий, писатели Н. Олейников, А. Введенский, К. Вагинов, И. Бахтеев, Ю. Владимиров.

Кроме ОБЭРИУ в Ленинграде существовало объединение прозаиков «Серапионовы братья», куда входили Вс. Иванов, В. Каверин, М. Зощенко и др.

В 20-е гг. наравне с поэзией развивается проза. В эти годы создаются «Железный поток» А. Серафимовича, «Белая гвардия» М. Булгакова, «Города и годы» К. Федина, «Чевенгур» и «Котлован» А. Платонова, «Конармия» и «Донские рассказы» И. Бабеля, выходят первые тома «Тихого Дона» М. Шолохова. Продолжают работать А. Белый и А. Ремизов. Пишут свои произведения Б. Пильняк, В. Вересаев, А. Фадеев, А. Толстой.

Революция, гражданская война, а позже преследования советской власти привели к тому, что множество русских писателей вынуждены были эмигрировать. В эмиграции появляется своя литературная жизнь: создаются общества, кружки, издательства, выходят книги и журналы, устраиваются литературные вечера, издаются и переиздаются сборники русской классики. В Берлине с 1918 по 1928 г. возникло 188 русских эмигрантских издательств. 1928-1939 гг. были расцветом русской зарубежной литературы. В это время за границей живут и работают И. Бунин, Д. Мережковский, 3. Гиппиус, В. Ходасевич, М. Цветаева, В. Набоков.

Источник: Сычев С.В. Русская литература XIX-XX веков. - М.: ООО ТД "Издательство Мир книги", 2007

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск