Отличие антоним: Синонимы и антонимы «отличие» — анализ и ассоциации к слову отличие. Морфологический разбор и склонение слов

Содержание

Разберем синонимы и антонимы глаголов wear, change clothes и put on ‹ Инглекс

Расскажем, чем отличаются глаголы dress, wear, put on и рассмотрим ситуации, в которых уместно употреблять эти слова.

Глаголы wear, dress и put on переводятся как «одеваться», «надевать». Значения слов схожи, однако есть различия в их употреблении. В статье расскажем, в чем разница между этими словами, рассмотрим их синонимы и антонимы, приведем примеры употребления глаголов.

Глаголы to put on, to wear, to dress и to try on

Глагол put on означает «надеть что-либо».

It’s cold. You need to put on your coat. — Холодно. Тебе нужно надеть пальто.
You can’t walk barefoot. Put on your shoes right now! — Ты не можешь разгуливать босиком. Надень сейчас же ботинки!

Глагол wear переводится как «носить одежду», «быть одетым во что-либо».

My boss is very dressy. He always wears expensive clothes. — Мой босс очень стильный. Он всегда носит дорогую одежду.
Jack was wearing a trendy black coat. — Джек был одет в модное черное пальто.

В таблице ниже приведены идиомы с глаголом wear.

ИдиомаПример
to wear your heart on your sleeve — не скрывать своих чувствIt’s not a good idea to wear your heart on your sleeve on a first date. — Раскрывать свои чувства на первом свидании — плохая идея.
to wear the pants in the house — быть хозяином в домеWhy? Because you wear the pants in this house and earn 10 grand a month? — Почему? Потому что ты хозяин в этом доме и зарабатываешь 10 тысяч долларов в месяц?
to wear two hats — делать два дела одновременноNobody can wear two hats. — Никто не может делать два дела одновременно.

Глагол dress означает «одевать кого-то», «одеваться самому».

My younger sister dresses her doll every day. — Моя младшая сестра одевает свою куклу каждый день.

В таблице ниже приведены идиомы с глаголом dress.

ИдиомаПример
to be dressed to kill — быть разодетым, расфуфыритьсяFor the opening of a restaurant she was dressed to kill. — На открытие ресторана она разоделась.
to be dressed (up) to the nines — быть одетым с иголочкиAt the opera everyone was dressed to the nines. — В опере все были одеты с иголочки.
to be dressed (up) like a dog’s dinner (BrE) — вырядиться, быть несуразно одетымWhy are you dressed like a dog’s dinner? — Почему ты так вырядился?

Глагол try on означает «примерять одежду».

Would you please try on this jacket? — Примерьте, пожалуйста, этот пиджак?
I’m going to try on more dresses. — Я примерю еще платья.
Can I try on your watch? — Могу я примерить твои часы?

Записывайтесь на интенсивный курс разговорной практики и тренируйте новые фразы в речи.

Фразы to change clothes и to get dressed

Фраза change clothes означает «переодеваться».

I got sopping wet in the rain. I need to change my clothes. — Я промокла под дождем. Мне нужно переодеться.
This dress doesn’t suit you at all. Change your clothes. — Это платье тебе совсем не идет. Переоденься.

Словосочетание get dressed переводится как «одеваться».

Get dressed, we’re leaving! — Одевайся, мы уходим!
It took me 10 minutes to get dressed. — Мне понадобилось 10 минут, чтобы одеться.

Глагол to take off и словосочетание to get undressed

Фразовый глагол take off переводится как «снимать одежду».

She took off her scarf and put it on the desk. — Она сняла свой шарф и положила его на стол.
Take off your coat. It’s very hot here. — Сними пальто. Здесь очень жарко.
Where did I take off my pants? I can’t find them! — Где я снял свои брюки? Я не могу их найти!

В таблице приведены идиомы с фразовым глаголом take off.

ВыражениеПример
to take a load off one’s mind — избавиться от гнетущего беспокойства— I’m so nervous.
— I have some good news that will definitely take a load off
your mind.
— Я так нервничаю.
— У меня есть хорошая новость, которая точно избавит тебя от беспокойства.
to take your hat off to someone — восхищаться кем-либоYou look awesome! I take my hat off to you. — Ты выглядишь классно! Я восхищаюсь тобой.
to take the edge off something — ослабить, смягчить эффектI had a couple of drinks to take the edge off my pain. — Я пропустил пару стаканчиков, чтобы ослабить боль.
to take the heat off — отвлечь вниманиеIt would be nice to take the heat off that story. — Было бы неплохо отвлечь внимание от этой истории.

Словосочетание get undressed означает «полностью раздеться».

You can get undressed here. — Вы можете раздеться здесь.
The doctor told me to get undressed. — Доктор сказал мне раздеться.

Надеемся, теперь вы не запутаетесь в выборе подходящего глагола или выражения.

Предлагаем пройти небольшой тест, чтобы закрепить изученный материал.

Тест по теме «Разница между wear, change clothes, put on и другими синонимами»

© 2022 englex.ru, копирование материалов возможно только при указании прямой активной ссылки на первоисточник.

Стилистические фигуры — Российская газета

Здравствуйте! Напомню, мы учимся писать рецензию-эссе, опираясь на книгу М. Карнауховой «Русский язык: понимаю — пишу — проверяю». Тренировочный текст представлен в первом занятии.

Занятие 7. Стилистические фигуры. Инфинитивное предложение, эллипсис, парцелляция, инверсия, удвоение, анафора, эпифора, синтаксический параллелизм, умолчание, риторический вопрос, риторическое обращение, бессоюзие, многосоюзие, градация, период

Омонимы, омофоны, омоформы, омографы. Синонимы и ряды синонимов. Антонимы, антитеза, оксюморон

Кроме слов с переносным значением (тропов) и словосочетаний-фразеологизмов в создании образной речи принимают участие стилистические фигуры (их ещё называют синтаксическими фигурами или фигурами речи). В отличие от тропов эти средства образной выразительности преобразуют строй предложения, придавая высказыванию авторскую индивидуальность. Мы будем говорить о строении предложения в темах, посвященных синтаксису, однако фигуры речи как создатели образности укладываются в логику данного занятия.

1. Инфинитивное предложение, когда сказуемое выражено неопределённой формой глагола, например: А царица хохотать и плечами пожимать… (А. Пушкин)

2. Эллипсис — неполные предложения, где образность достигается за счёт экономии речевых средств при отсутствии члена предложения, чаще всего сказуемого, например: Озеро на середине реки; по правую сторону за рекой луг и по левую сторону луг, а за лугом взгорок со старыми соснами и поле. (Г. Бочаров)

3. Парцелляция — стилистический приём, когда предложение интонационно делится на отрезки, графически выделенные как самостоятельные предложения, одно из которых неполное или требует обязательного контекста, например: Я жаловаться буду. Губернатору. (М. Горький) (Темы 28, комментарии; 35; 40.) Парцелляцию надо отличать от ошибки — речевой недостаточности, когда разрываются подлежащее или сказуемое (Я жаловаться. Буду.) .

4. Инверсия — изменение прямого (обычного) порядка слов в предложении на обратный, при котором слово занимает не вполне обычную, а потому сильную позицию, например (слова, на которые падает логическое ударение, выделены):

Арагвы светлой он счастливо / Достиг зелёных берегов. (М. Лермонтов) Сравните то же предложение с прямым порядком слов, где вместе с инверсией ликвидирована и ритмика стиха: Он счастливо достиг зелёных берегов светлой Арагвы.

 

5. Удвоение — повторение слов как стилистический приём: Мечты, мечты, где ваша сладость? (А. Пушкин)

6. Анафора, или единоначатие, — повторение слов или оборотов в начале каждого предложения:

Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубить, так уж сплеча!

(А. К. Толстой)

7. Эпифора, или концовка, — повторение слов или выражений в конце смежных предложений:

«Не станет нас!» А миру хоть бы что.

«Исчезнет след!» А миру хоть бы что.

Нас не было, а он сиял и будет.

Исчезнем мы — а миру хоть бы что!

(Омар Хайям)

8. Синтаксический параллелизм — повторение не слов, а синтаксической модели: Уланы с пестрыми значками, драгуны с конскими хвостами… (М. Лермонтов)

 

9. Умолчание — намеренный обрыв высказывания, передающий прерывистость, взволнованность речи. На письме умолчание показывается многоточием:

Нет; я хотел…быть может, вы… я думал,

Что уж барону время умереть.

(А. Пушкин)

10. Риторический вопрос — эмоционально окрашенное высказывание, имеющее значение утверждения или отрицания. Риторический вопрос часто ставится не для того, чтобы получить ответ, а для привлечения внимания читателя к тому или иному явлению, например: Что ж мой Онегин? Полусонный в постелю с бала едет он. (А. Пушкин)

11. Риторическое обращение (часто с восклицанием), когда автор подчёркнуто обращается к кому-нибудь или к чему-нибудь, выражая тем самым своё отношение:

Цветы, любовь, деревья, праздность,

Поля! я предан вам душой.

(А. Пушкин)

12. Бессоюзие состоит в намеренном пропуске союзов при однородных членах (здесь и далее сами ряды однородных членов можно рассматривать как средство создания образа), что придаёт речи стремительность и динамизм. Например, строки из «Евгения Онегина» А. Пушкина, где мы вместе с семейством Лариных наблюдаем калейдоскопическую смену картинок за окном кареты:

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сады, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

13. Многосоюзие, когда повторяющиеся союзы служат логическому и интонационному подчёркиванию однородных членов, например:

Перед глазами ходил океан, и колыхался, и гремел, и сверкал, и угасал, и уходил куда-то в бесконечность. (В. Короленко)

14. Градация- такое расположение однородных членов, при котором каждый последующий содержит усиливающее значение, из-за чего усиливается и общее впечатление, производимое всей группой слов.

Задание. Прочитайте маленький эпизод из толстовского рассказа «После бала», где, однако, содержится поворотный пункт рассказа — смена реальных событий и перемена в душе героя. Найдите градацию, которая показывает нам, что дальше жизнь героя изменится.

Когда я вышел на поле, где был их дом, я увидел в конце его, по направлению гулянья, что-то большое, чёрное и услышал доносившиеся оттуда звуки флейты и барабана. В душе у меня всё время пело и изредка слышался мотив мазурки. Но это была какая-то другая, жёсткая, нехорошая музыка.

15. Период — развёрнутое предложение, чётко распадающееся на две противопоставленные части, например:

В этом роде жизнь, с мелкими изменениями, продолжалась с лишком два месяца, и, несмотря на великолепный дом, каким он мне казался тогда, на разрисованные стены, которые нравились мне больше картин и на которые я не переставал любоваться; несмотря на старые и новые песни, которые часто и очень хорошо певала вместе с другими Прасковья Ивановна и которые слушал я всегда с наслаждением; несмотря на множество новых книг, читанных мною с увлечением, — эта жизнь мне очень надоела. (С. Аксаков)

Из лексических элементов, скрепляющих предложения при логическом развитии мысли и усиливающих при этом образную выразительность, выделим так называемые контекстные синонимы и лексические повторы.

16. Контекстными синонимами выступают в тексте слова, которые сами по себе синонимами не являются, однако образы, выражаемые ими в тексте, имеют черты сходства.

Возьмём абзац из «После бала» Л. Толстого, начинающийся вопросом рассказчика самому себе «Что это такое?». Иван Васильевич слышит «неприятную, визгливую мелодию», идёт на звук и — далее описание внутри повествования (курсив наш): «Пройдя шагов сто, я из-за тумана стал различать много чёрных людей«. Описание (то, что видит Иван Васильевич) прерывается рассуждением рассказчика о том, что это могут быть за люди, а затем снова описательное предложение: «Солдаты в чёрных мундирах стояли двумя рядами друг против друга, держа ружья к ноге и не двигаясь». Зловещие «чёрные люди» и солдаты в чёрных мундирах — это один и тот же образ, и два описательных предложения связаны контекстными синонимами.

17. Перед вами абзац, где предложения соединены с помощью лексического повтора, средства выразительности, используя который автор акцентирует читательское внимание на предмете речи (текстовые выделения те же): «Я стал смотреть туда же и увидал посреди рядов что-то страшное, приближающееся ко мне. Приближающееся ко мне был оголённый по пояс человек, привязанный к ружьям двух солдат, которые вели его«.

Помимо переносных значений одного слова в лексиконе есть разные слова, объединённые в большие группы по определённым признакам, — омонимы, синонимы и антонимы.

1. Омонимы — это слова или формы слов, одинаково звучащие, но совершенно разные по значению, например: ключ — инструмент, открывающий дверь, и ключ — поток, бьющий из земли; брак — супружество и брак — испорченная продукция.

При изучении правописания слов с учётом их звукового оформления мы будем иметь дело со звуковыми омонимами — омофонами. Это слова, одинаково звучащие, но по-разному пишущиеся, например: посвятить стихотворение и посветить фонарём, лук [лук] (луковица) и луг [лук] (лужок).

Есть омонимы, относящиеся, как правило, к разным частям речи и совпадающие по звучанию лишь в отдельных формах. Такие омонимы называются омоформами. Перед вами каламбур — весёлые строки, где обыгрываются омоформы:

Вы, щенки! За мной ступайте;

Будет вам по калачу.

Да смотрите ж, не болтайте,

А не то поколочу.

 (А. Пушкин)

А вот другой каламбур: Я приехал в Москву: плачу и плачу. (П. Вяземский)

Представленные омонимы одинаковы по написанию, но различаются по звучанию из-за разного ударения. Такие омонимы называются омографами.

Задание. Придумайте по предложению с омоформами порублю и по рублю, посол (от посолить) и посол; омографами замок и замок, пропасть и пропасть.

2. Синонимы — разные слова, близкие по смыслу, то есть лексическому значению, например: рисковать, осмеливаться, отваживаться, дерзать. Как видно из примера, все слова выражают общее понятие «действовать, не боясь опасностей». Однако очень важны и отличия: каждое слово имеет свой смысловой и эмоциональный оттенок. Различаются смыслом, например, фразы Я рискнул взять на себя эту работу, и Я осмелился на эту работу, и Я всё-таки отважился на эту работу, наконец, Я дерзнул взяться за эту работу. Таким образом, одно понятие может раскрываться до конца, исчерпываться в языке не одним словом, а группой синонимов, образующих так называемый синонимический ряд. Вот как Пушкин в «Капитанской дочке», рисуя образы персонажей, через их речь даёт нам почувствовать и социальное происхождение, и характер (синонимы одного синонимического ряда выделены одинаково):

«- Василиса Егоровна прехрабрая дама, — заметил важно Швабрин. — Иван Кузьмич может это засвидетельствовать.

— Да, слышь ты, — сказал Иван Кузьмич, — баба-то неробкого десятка».

В списке необходимых словарей представлены словари синонимов и омонимов. Это замечательные источники пополнения словарного запаса, и при выполнении тестовых заданий вам без них не обойтись.

Задание. Есть предметы и явления, значение которых не исчерпывается одним словом, тогда такое слово может иметь синоним, например: дом — здание, строение, сооружение. А есть предметы и явления, значение которых исчерпывается одним словом, и тогда это слово не имеет синонимов, например: окно, дверь, этаж.

Какие слова из списка имеют и не имеют синонимы: сосна, самолёт, бегемот, мастерство, зуб, ручей, работать, левый, быстро.
Проверьте себя по словарю синонимов.

3. Антонимы — слова с противоположными значениями, например: начало — конец, хороший — плохой, близко — далеко.

Главное назначение антонимов в образной речи — выражение контраста, создание противопоставления — антитезы: Чёрный вечер — белый снег (А. Блок), «Война и мир» (Л. Толстой), «Живые и мёртвые» (К. Симонов).

Антоним лежит и в основе такого средства создания образности, как оксюморон (в переводе с греческого остроумно-глупое). В оксюмороне соединение противоположных по смыслу слов создаёт необычайно выпуклый, ёмкий образ: В свежем воздухе пахло горькой сладостью осеннего утра. (И. Бунин) Или О как мучительно тобою счастлив я. (А. Пушкин)

ВАЖНО! Все стилистические средства языка используются автором текста, чтобы лучше высветить тему и идею.

Задания. 1. Какая проблема не затронута в тексте ЕГЭ?

1)    Какую роль играет книга в жизни человека?

2)    Какие качества наиболее ценны в человеке?

3)    Как отличить талантливую книгу от посредственной?

4)    Как Пушкин относится к Пугачеву?

2. Какое утверждение противоречит точке зрения автора?

1) Савельич как литературный персонаж не менее значителен, чем Пугачев.

2)    Пушкин с большой симпатией относится к Савельичу.

3)    Рабская преданность Гриневу выявляет холопскую сущность Савельича.

4)    В образе Савельича воплотились некоторые черты любимой няни Пушкина.

3. Определите стиль и тип речи текста :

1)    научный, описание

2)    публицистический, рассуждение-размышление

3)    художественный, описание

4)    научный, рассуждение-размышление

4. В каком предложении текста ЕГЭ автор использует антонимы (антонимическую пару)?

1) 9

2) 10

3) 13

4) 18

5. Какое из перечисленных предложений текста связано с предыдущим с помощью контекстного синонима и указательного местоимения?

1) 2 2) 7 3) 16 4) 18

6. Укажите ряд, где перечислены только те средства выразительности, которые используются в этом тексте:

1)    сравнительные обороты, инверсия, гипербола, олицетворение

2)    неполные предложения, ряды однородных членов, риторический вопрос, анафора

3)    риторический вопрос и восклицание, метафора, ряды синонимических и антонимических сочетаний, контекстные синонимы

4)    метафоры, сравнительные обороты, неполные предложени

Повторение изученного в 5 классе в разделе «Лексика».

Отличие синонимов от антонимов

На данном уроке учащиеся вспомнят группы слов по значению: синонимы и антонимы. 

 

1. Вступление

Тема: Лексика. Фразеология

Урок: Повторение изученного в 5 классе в разделе «Лексика». Отличие синонимов от антонимов

 

2. Синонимы

Как вы уже знаете, то, что обозначает слово, называется его лексическим значением.

Учитывать лексическое значение необходимо при написании некоторых «фонетических близнецов», например: посв…тить рассказ – посв…тить фонариком.

В этих глаголах в зависимости от их лексического значения будет писаться разная безударная гласная в корне.

Правильно написать эти слова поможет следующее стихотворное правило-помощник:

Безударный гласный звук

Причиняет много мук.

Чтобы не было сомненья,

Ставим звук под ударенье.

Ударение над гласной

Может сделать букву ясной.

Посвятить рассказ – значит указать, в память о ком его написали. Проверочное слово – свя́тость. Поэтому мы пишем посвЯтитьрассказ – с безударной гласной буквой Я в корне.

Посветить фонариком – значит добавить света, чтобы было лучше видно. Проверочное слово – свет. Поэтому мы пишем посвЕтить фонариком – с безударной гласной буквой Е в корне.

Необходимо учитывать лексическое значение для правильного написания следующих слов: флаг разв…вается из-за ветра – ребенок хорошо разв…вается.

Флаг разв..вается из-за ветра, то есть колышется. Проверочное слово будет ве́ять. Поэтому мы пишем флаг развЕвается – с безударной гласной буквой Е в корне.

Ребенок хорошо разв…вается, то есть быстро растет. Проверочное слово будет разви́тие. Поэтому мы пишем ребенок хорошо развИвается– с безударной гласной буквой И в корне.

3. Антонимы

Есть слова, близкие по смыслу, но отличающиеся употреблением в речи или смысловыми оттенками. В лексикологии они называются синонимами.

Прочитайте стихотворение:

В поле пасут бегемоты

Коров,

С моря везут бегемоты

Улов.

В черных машинах

В огромные здания

Мчат бегемоты

На заседания.

В Доме моделей

Гиппопотамши

Там демонстрируют

Платья из замши.

Слова бегемот и гиппопотам – синонимы. Они называют одно и то же животное. Только первое из этих слов употребит в своей речи обычный человек, а второе – ученый-биолог.

Синонимы отличаются не только употреблением в речи, но и оттенками лексического значения. К глаголу сказать можно подобрать 11 синонимов: произнести, проговорить, промолвить, изречь заметить, буркнуть, ляпнуть, оборонить, отмочить, выдать. Члены этого синонимического ряда отличаются характером производимых действий. Промолвить обычно указывает на краткость, односложность того, что произносится вслух. Изречь шутливо употребляется по отношению к многословной, но пустой по содержанию речи.

Синонимы важны в нашей речи, так как позволяют избежать повтора одного и того же слова в двух рядом стоящих предложениях.

Антонимы – это слова одной и той же части речи с противоположным лексическим значением. Например: холодный чай – горячий чай, тяжёлый предмет – лёгкий предмет.

 

Домашнее задание

Задание №1

Отредактируйте следующий текст. Замените повторяющееся слово в нем синонимами:

Было ХОРОШЕЕ летнее утро, и мы с братом отправились ловить рыбу. Я знал на реке ХОРОШЕЕ место, которое было известно только здешним старожилам. Улов здесь всегда ХОРОШИЙ. Поэтому, когда мы вернулись домой, мама сказала: «Молодцы, уха будет ХОРОШАЯ!» Настроение у нас после рыбалки тоже ХОРОШЕЕ.

Задание №2

Перед вами лексические уравнения. Определите, какое слово следует поставить вместо вопросительного знака, чтобы по левую и по правую стороны от знака равенства получилось одинаковое соотношение.

Живой – мертвый = Восторгаться – ?

Закат – рассвет = Доброта – ?

Задание №3

Однажды Толковый словарь обнаружил, что у него похищено несколько слов. Перед вами «лексические приметы» пропавших. Назовите эти слова.

1. Один из антонимов слова свет и омоним слова, обозначающего большое количество.

2. В одном значении синоним слова уникальный, в другом – антоним слова густой.

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы Интернет

1. Словарь синонимов (Источник).

2. Словарь антонимов (Источник).

 

Литература

1. Русский язык. 6 класс: Баранов М.Т. и др. – М.: Просвещение, 2008.

2. Русский язык. Теория. 5–9 кл.: В.В. Бабайцева, Л.Д. Чеснокова – М.: Дрофа, 2008.

3. Русский язык. 6 кл.: под ред. М.М. Разумовской, П.А. Леканта – М.: Дрофа, 2010.

 

 
Оставьте отзыв о качестве урока Повторение изученного в 5 классе в разделе «Лексика». Отличие синонимов от антонимов в комментариях !!

Кураев о богословских тезисах, смирении и ситуации с лишением сана — РТ на русском

Диакон Андрей Кураев поделился подробностями о ходе процесса в Епархиальном суде, в результате которого он был лишён сана. Патриарх Кирилл утвердил это решение и одновременно ввёл на него мораторий, дав Кураеву время на «переосмысление позиции». Кураев также прокомментировал в интервью Антону Красовскому на YouTube-канале «Антонимы» высказывания, вызвавшие резонанс, и ответил на вопросы о своём блоге.

— В гостях у нас отец Андрей Кураев, у которого сейчас произошло много нового в жизни. Давайте начнём не с вашего суда, а начнём с того, что написал заявление об уходе на покой митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, человек, с именем которого в Русской православной церкви ассоциируется целый период лет в 40, да, он митрополит?

— Очень долго. Старый член Синода. С его именем не ассоциируется ничто.

— Ну ладно?

— Так оно и есть.

— Как же?

— Как вам сказать…

— Человек, который управлял…

— Опресночный митрополит.

— Что такое «опресночный»?

— Опресноки — это такой еврейский хлеб безвкусный, без соли, без дрожжей.

— В смысле, пресный митрополит? Ну ладно? Был, смотрите, Ювеналий председателем отдела внешних церковных связей. Даже был какое-то время короткое между одним патриархом и другим местоблюстителем патриаршего престола.

— Более того, я скажу, что, когда я в те годы учился на кафедре научного атеизма в МГУ, наши преподаватели, сотрудники Совета по делам религии при Совете министров СССР, говорили, что именно Ювеналий будет следующим патриархом после Пимена.

— Вот.

— Но потом что-то не сложилось.

— А что не сложилось?

— Новый генсек, новый председатель по делам религий, новый председатель КГБ: в общем, какие-то старые связи рухнули, появились более перспективные товарищи.

— То есть патриарх Алексий был более любим кем? Горбачёвым?

  • Патриарх Алексий II
  • globallookpress.com
  • © Viktor Kornushin

— Вы знаете, это была очень странная история. Вот то, что я скажу, это правда, хотя кажется совершенной сказкой. Дело в том, что я уже сказал, что учился я на кафедре научного атеизма при МГУ, профильное учебное заведение.

— На философском факультете.

— Которое готовило антирелигиозников в Советском Союзе. Но я-то оттуда ушёл в аспирантуру академии наук, потом в семинарию. А что с моими друзьями-то сталось, которые там остались и продолжали в этом ведомстве работать, делать карьеру, трудоустраиваться? Так вот, приходит 1990 год. Патриарх Пимен уже явно умирает, а я в это время приезжаю в Москву из Румынии, где учился в академии, тамошнем институте богословском. И вот эти мои бывшие друзья по университету, которые работают в Совете по делам религий, приглашают на встречу не к себе, а так, в домашней обстановке, не в кабинетах. Бойцы вспоминают минувшие дни — а между делом говорят: «А у нас сейчас всё по-новому, и мы уже с церковью не боремся, мы хотим церкви помочь. Вот честно. Но вот пока у нас есть какой-то такой административный рычаг. Андрей, скажи нам, а какой патриарх был бы полезен для русской церкви в будущем?»

— И вы, такой, говорите: «Конечно, Алексий».

— Да.

— То есть это вы избрали патриарха Алексия?

— Нет. Это будет уже чрезмерный вывод, но вот это то, что точно знаю, могу гарантировать, что там всё так было.

— Всё, конечно, вокруг вас.

— Потом до меня доходили слухи, что да, какие-то разговоры на местах местные уполномоченные действительно вели в пользу Алексия. Такое было. Сказалось это или нет — не знаю по той причине, что выборы впервые были тайные и свободные, то есть всех предыдущих советских патриархов избирали открытым голосованием, то есть встаёт человек воочию всем и вслух говорит: «Такая-то епархия голосует за такого-то митрополита».

— А тут тайные ввели?

— Да, а здесь впервые было тайное, и проконтролировать это чекистам было невозможно, поэтому всё-таки это некая лично харизма митрополита Алексия, она здесь это всё определила.

 Тем не менее правильно я помню, что митрополит Ювеналий сейчас старейший митрополит, да?

— Да.

— То есть он ещё был рукоположён кем? Алексием I, да?

— Да. И это было году в 1965-м где-то, в 1966-м. И он был в некотором смысле неудобен для патриарха Кирилла чисто психологически.

— Почему? Потому что он старше?

— Да. Потому что он помнит его мальчиком. Потому что юный Кирилл целовал ему руки по статусу. Тот епископ, а этот — ещё никто.

— Ну так и наоборот? А что ж? Целовал ему руки, а теперь он целует ему руки.

— Вот похоже, что психологически это было не очень уютно.

— У нас есть вот это видео прекрасное из нашего фильма, который мы сняли про митрополита Илариона? Можем его включить? Не можем, да? У нас замечательное есть видео. 

— Вот. Самое доброе, что можно сказать о митрополите Ювеналии, — это, конечно, то, что он защищал отца Александра Меня. То есть не давал его съесть ни чекистам, ни каким-то православным активистам своего времени. Это добрая черта. Он несколько раз действительно защищал и принимал к себе, во-первых, до конца его дней. Если сказать, что вот этот человек — это ученик отца Александра Меня, его принимали на автомате и давали хороший приход. Он собирал вокруг себя, пробовал собирать образованных людей. Не всегда это удавалось, скажем, его вот такой один из главных питомцев, игумен Игнатий Крекшин, который, кстати, я думаю, во многом помогал в написании тех книг, которые выходили под именем Александра Меня, — он в итоге уехал в Европу, принял католичество, там сейчас живёт. Вот, то есть кого-то он терял. Что-то многое удавалось, это правда. Но он не яркий оратор, он не публичный политик. Публичные его речи и проповеди…

— Мягко говоря, не удались.

— Нет, не то что не удались, просто вот они «мира, добра, всем хорошо, помолимся» и так далее, то есть ничего такого зажигающего сердца не было. Несколько раз он уходил в отставку. Кстати, я считаю, это очень хорошая черта — когда человек может вот так вот вдруг отказаться. В первый раз, о котором мне известно, он был представителем церкви в штабе по строительству храма Христа Спасителя. И вот что-то там, какое-то его предложение не приняли. Я так понимаю, что патриарх Алексий как-то не стал поддерживать его, и он тут же ушёл. В следующий раз в 2011 году. Он был многолетним главой, ещё с 1980-х годов комиссии по канонизации святых.

— Вот. И там произошел какой-то у них спор.

— Да. И что-то, публично причём, публично на епархиальном собрании патриарх Кирилл что-то довольно резкое сказал в адрес этой комиссии, и на следующий день Ювеналий подал прошение об отставке, и оно было принято. Точно так же и здесь произошло. То есть, судя по всему, то есть вот уход Ювеналия — это на самом деле…

— Ну сейчас произошло. Вот давайте расскажем зрителям… Поправьте меня, если я не прав, что называется. Ювеналий, несмотря на то что правящим архиереем всё равно является патриарх Кирилл, это Московская епархия, но тем не менее подмосковная — она как бы автономная. И он управлял всей подмосковной епархией. И тут её решили разделять на пять кусков (правильно я понимаю?), и ему оставили одну пятую. Я у Чапнина это прочёл.

— Это некие мелочи. Здесь просто вот в чём. То, что произошло на этой неделе, — это не о Ювеналии. Это про тех, кто остался в активной церковной жизни, про патриарха Кирилла. То есть речь идёт скорее о его стиле принятия решений. Вот старейший член Синода, уважаемый человек, учитель в некотором смысле самого патриарха.

— Ну ладно? Учитель патриарха всё-таки владыка Никодим Ротов.

— Всё равно. Опытный старший товарищ, советчик и так далее. С ним не согласовали ни план разделения его епархии, то есть он об этом явно узнал на Синоде, что на самом деле и канонам не очень соответствует, потому что нельзя делить епархию без ведома и согласия главы этой епархии. Было понятно, что он против этого. Кандидатуры новых епископов не согласованы. Границы этих новых епархий тоже не согласованы. Для него это всё внове. И он счёл, что раз так, то просто не имеет смысла оставаться.

— Но с другой стороны, по внутреннему распорядку всё-таки он должен был уйти в 75 лет на покой.

— Он подал прошение, но опять это не его вина, что патриарх его оставил и держал. Возможно, там были какие-то обещания, данные ещё в предвыборный период, ещё в 2008 году, что, дескать, поддержи меня, и я тебя не трону, и прочее. Кстати, интересные мемуары. Я слышал, в 1990 году, когда были выборы патриарха, вместо Пимена Алексея II избирали, Ювеналий включил себя в этот список. Там первичное голосование очень демократичное, кстати, было: в список кандидатов входят все епископы, все члены собора; голосование тайное; ты ставишь галочку против того, кого считаешь возможным кандидатом; если человек поставил галочку против себя, в следующем туре он считается одним из кандидатов. И вот Ювеналий набрал несколько голосов. Был официальным кандидатом в патриархи.

— В 1990 году, да?

— В 1990 году.

— То есть там был Алексий, Питирим, он и Филарет?

— Нет, Питирима не было, он не мог, потому что он викарный епископ. Был Филарет, был Владимир Ростовский, митрополит, который потом стал Киевским.

— Киевским, да.

— Так вот кто-то из синодалов спрашивает членов, Синод спрашивает Ювеналия: «Слушай, владыка, а зачем вам это? Зачем? Вы же понимаете, что вы наберёте 10—15 голосов, это ничего не значит». — «Да, понимаю, но зато во всех учебниках об истории церкви в будущих веках буду значиться: среди кандидатов на патриарший престол был митрополит Ювеналий». Вот.

В гостях у нас протодиакон Андрей Кураев, запрещённый сейчас в служении, но с оставлением времени для раскаяния. Что вы не раскаиваетесь? Вот объясните мне. Мы с вами много раз это обсуждали. И в последний раз ровно это с вами обсуждали. Что не раскаиваетесь? Что вам не пойти и не сказать: «Прости меня, Святейший владыка»?

— Дело в том, что ведь нужны не слова. Начнём с того, что сами по себе слова — они предельно девальвированы. Слова покаяния предельно девальвированы в церковной повседневности. Хотя бы вспомним Прощёное воскресенье, когда тысячи людей шлют друг другу эсэмэски, зачастую незнакомым людям: «Прости меня» на автомате и так далее, но при этом, бывает, забывают подойти к тем, с кем действительно у них непростые отношения. Это в том числе самые близкие и родные люди, семья, не говоря уже о каких-то объектах критики, публичной, непубличной и так далее. Произнести покаянные слова очень легко, но все понимают, что это практически ничего не стоит. Вот поэтому, конечно, на самом деле от меня ожидается некое деятельное покаяние.

— Какое?

— То есть больше ни-ни. Не просто сказать, что я больше не буду.

— А что сделать?

— Может быть, даже удалить свой журнал.

— Так удалите к чёрту. Только зло там в вашем журнале, отец Андрей.

— Разные оценки есть. Но, видите ли, Россия очень странная страна, в которой в школе ещё учат любить Россию странною любовью, по-лермонтовски. Русская культура — это, в частности, культура самоедства. Русская культура — это культура покаяния. Это культура поиска. Неслучайно до сих пор Россия — чемпион мира по количеству дипломированных историков на 100 тыс. населения. А это означает, что для нас, мы в нашем прошлом, мало того что мы в нём ещё не очень уверены, какое оно у нас было, мы — страна с непредсказуемым прошлым, и за последние 30 лет мы в этом хорошо убедились. Понятно, что в нашем прошлом мы ищем подсказки про наше будущее и настоящее. И вот это знаменитое, что в пушкинской речи Достоевского было сказано о всемирной открытости русской души, — это хорошая черта, черта некой неуверенности в себе самом, попытки найти зеркало. Кстати, вот чисто бытовая вещь, знакомая всем нам. Вы можете себе представить парижанина, который спрашивает приехавшего жителя хоть Варшавы, хоть Бухареста: «Как вам Париж?»? Немыслимая вещь.

— А москвичи спрашивают?

— Спрашивают: «А как вам Москва?»

— Потому что у всех плохой английский, поэтому все спрашивают.

— Нет. Это некий комплекс провинциализма.

— Да? Думаете?

— Очень важно, это комплимент со стороны.

— К вам это какое имеет отношение всё?

— А вот то, что я полагаю, находясь в этом смысле в Мальстриме русской классической культуры, я полагаю, что некая критическая оценка текущих событий, а в чём-то и истории своей собственной, официоза, — это часть служения Отечеству.

— То есть вы таким образом служите России?

— Я так высоко… Всё равно это не та нота, конечно, но, скажем так, воспитан так. У меня аллергия на пропагандистскую фальшь.

— Смотрите. Пропагандистской фальшью вас никто никогда не заставлял заниматься. Никогда вас не вызывал к себе Святейший Патриарх или, я не знаю, митрополит Иларион или даже не встречался с вами Владимир Романович Легойда и не говорил: «Значит, так, отец Андрей. Давай мы тебе всё сейчас зачтём, а ты пойдёшь работать на канал «СПАС» и будешь на канале «СПАС» вести ежедневную программу «Украинский раскол». Вот что-нибудь такое.

— Спасибо, я за это им очень благодарен.

— Вот видите. Никто от вас не ждал никакого ни патриотического пафоса, ни пропагандистских…

— То есть то, что меня не пробовали и не пробуют подкупить, — это большое спасибо.

— Я и говорю. Я вообще не понимаю ваших претензий к церкви.

— Нет, но это не значит, что фальшь не льётся с того же телеканала «СПАС».

— Фальшь ото всех льётся. И от меня льётся фальшь, и от вас льётся какая-то фальшь.

— Поэтому, поскольку я не слушаю зарубежные телеканалы, у меня нет оснований считать, что они врут меньше, чем наши, — какие-нибудь зарубежные пастыри тамошние, авторитеты духовные так называемые. Но их лапша до моих ушей не досягает и не виснет на них и на ушах тех, с кем я общаюсь, кто мне дорог, а вот то, что происходит у меня на родине, — это касается этих людей. Это мне заметно, это я слышу, это вторгается в мою жизнь. Это вторгается даже в разговоры моих детей и так далее. Из школы они тоже что-то такое приносят забавное и прочее. И вот приходится вступать в диалог.

— Вам же никто не мешает вступать в диалог. Смотрите. Опять же, как мне кажется, я же тоже смотрю на эту ситуацию со стороны и пытался многократно как-то свою маленькую лепту внести в то, чтобы всё было хорошо. Вы всё время ругаете их абсолютно не пойми за что. Во-первых, вы выдумали, то есть вы являетесь автором вот этого тезиса про гей-лобби в РПЦ. Много лет вы последовательно выискивали каких-то митрополитов, епископов, попов каких-то, говоря, что они геи, педерасты, всё что угодно. Людей это обижало. Постоянно выясняете отношения с патриархом: «Вот патриарх…» и так далее. И последнее, что переполнило чашу, — это ваш комментарий про протоиерея Александра Агейкина, помершего тут от COVID-19. Вот на Агейкина несчастного вы зачем наехали-то?

— Я наехал?

— Ну как же?

— Слушайте, сказать, что человек — тупой карьерист, — это наезд?

— А что же нет? Человек умер.

— Умер. И всё. Прощай.

— Умер. Отец Андрей, о покойнике либо хорошо, либо ничего.

— Нет такой фразы. В христианском кодексе этики такой фразы нет.

— То есть говори гадости про кого угодно?

— Посмотрите, что отец Димитрий Смирнов на смерть Игоря Семёновича Кона говорил.

— Игорь Семёнович Кон никаким отношением…

— Он что, не человек?

— Человек.

— Он находится вне рамок этики христианской или человеческой?

— Безусловно. Это кто говорил, Димитрий Смирнов?

— Да.

— Вы хотите выглядеть в глазах людей как отец Димитрий Смирнов.

  • Протоиерей Димитрий Смирнов
  • © duma.gov.ru

— А я… Честно говоря, меня испортила атмосфера в церковной жизни.

— То есть вы стали как отец Димитрий?

— В чём-то да. Я был в этом смысле более воспитанным мальчиком до воцерковления.

— То есть вас вот…

— Так что, господа, я вам подражаю. Вы меня многому научили. Спасибо, дорогие владыки и отцы.

— Вы вот это делаете как бы в подражание им?

— В чём-то да.

— Зачем?

— Меня так научили.

Также по теме

«Мы решили защищать традиционные ценности»: Кормухин о движении «Сорок сороков», патриархе Кирилле и фильме «Матильда»

Если не защищать традиционные духовно-нравственные ценности в России, то по ним может быть нанесён удар, целью которого станет…

— Ладно, отец Андрей. Не защищайтесь. Я же с вами по-человечески разговариваю.

— Я по-человечески говорю.

— Вы же могли быть действительно одним из выдающихся совершенно мыслителей этой церкви. Думали бы про Бога, про роль его в современной жизни.

— Вот я этим и занимаюсь.

— Когда рассказываете о том, что какой-нибудь митрополит Ростовский — гомосексуалист?

— Про это я, по-моему, не рассказывал. Это рассказывают клирики, от него ушедшие. По меньшей мере двое. Два иеромонаха, ушедшие от него, про это говорят. Это они говорят, а не я. Дело в том, что если мы говорим именно, как вы правильно сказали, о роли Бога в современной жизни, то надо понять, что, мне так кажется, тот Бог, образ которого есть в Евангелии, — он как-то не очень совместим с фарисейством, лицемерием, самовосхвалением бесконечным. А вот этого огромное количество у нас сегодня.

— А этого не было, когда вы в церковь приходили?

— Пожалуй, нет. Во-первых, тогда всё-таки реально церковь была не то чтобы совсем гонима и преследуема, но на неё ежедневно тоже выливалось много фальши и лжи. И против той лжи я тогда восставал. Во-вторых, тогда ещё если что-то… естественно, я, учась на этой кафедре, читал официальный церковный журнал Московской патриархии и понимал, сколько там тоже пропаганды, лжи и так далее, но тогда это было легко объяснить: так надо, условия цензуры такие, давление и так далее, это способ выживания в церкви в советской реальности.

Но вот уже той реальности нет, и на церковь вроде никто особо не давит. Знаете, как в советские времена говорили, что какие-то неприятные аспекты советской жизни — это пережитки тёмного царского прошлого. Я себя сколько мог тоже утешал, что вот то, что у нас происходит, негатив церковной жизни, — это люди, искалеченные советской эпохой. Вот придут новые люди, епископы новые, священники — всё будет иначе. Мой вывод оказался в итоге печальный: что, возможно, даже то, что было плохого в советском периоде не только церкви, а общественной нашей жизни, во многом корнями уходит именно в православие. То есть очень горько мне с этим соглашаться, с тезисом о том, что советский период есть некое совсем противоположное светлой дореволюционной России, её истории, истории православия. А это некий сталинизм как некое инобытие византизма.

— То есть церковь — институт сталинский?

— Нет. Скорее, сталинизм — институт церковный. Вот в чём штука, что для меня гораздо печальнее.

— Мне кажется, это вполне себе закономерно.

— Может быть, может быть. Вот эти закономерности пробуют нащупать, искать сейчас, да, осознавать. И для меня это очень горько, потому что я не хочу при этом отрекаться от православия. А то, что моё любимое православие не только свет и добро несло людям… Знаете, у Александра Твардовского были замечательные строки в поэме «Тёркин на том свете». Он там про партийный аппарат говорил. Я бы это и к церковной жизни отнёс: «Это вроде как машина // Скорой помощи идёт: // Сама режет, сама давит, // Сама помощь подаёт». Что-то подобное и здесь. Поэтому да, место Бога в современной жизни.

Первое, что я твержу все эти годы, — что Бог приходит туда, где есть свобода, где есть свободные взывания к нему, свободный поиск его, а не там, где есть административно-полицейский сгон людей и репрессии в адрес тех, кто не откликнулся или пошёл иначе, в ином месте этот голос, как он считает, услышал. Поэтому, когда я вступаюсь за «Свидетелей Иеговы»*, которые, я считаю, совершенно позорно преследуются в современном нашем обществе: это же просто смешно — сажать в тюрьму людей по обвинению в экстремизме… Это пацифистов, которых за это Гитлер сажал в тюрьму, понимаете, за то, что они оружие в руки не брали… А у нас в экстремизме обвиняют. Это богословские вопросы.

— Я согласился с вами, что… Видите, то, что вы сейчас говорите, и говорите спокойным, размеренным тоном, выбирая слова, — это вполне себе богословские размышления. Но когда вы предстаёте внутри своего «Живого Журнала»… Сколько он существует? Вот «Дьякон Кураев» уже лет, наверное, 20.

— Нет. Он с 2009 года существует. В декабре 2008 года.

— Ну хорошо, 15. Весь этот такой дискурс, когда вы сидите и пишете вот это: «Вот гомосексуалист…» Чем вам гомосексуалисты-то не угодили? Чем они такие уж совсем самые главные, так сказать, адские персонажи в РПЦ? Более того, у вас такая специальная же тема была про геев. Геи, геи. Бесконечно вы их вылавливали. Вы как Тесак в этом смысле.

— Нет, эта тема у меня имеет два аспекта. Первое — когда речь идёт о гомофобии, очень акцентировано сегодня именно в официозе, вот не надо выделять один из многих пусть даже грехов, и предельно демонизировать именно его, и добавлять, что вот это именно и есть предмет нашей священной войны и то, что делает нас святыми, в отличие от тех вот, понимаете ли, нехороших людей.

— Геев. Как начальство Навального не называет, также и вы их — геями.

— И я напоминаю слова апостола Павла на эту тему: «Не обманывайтесь». Там идёт продолжение: «Мужеложники Царства Божьего не наследуют». Но там длинный список: воры, тати, прелюбодеи и так далее.

— Вообще прелюбодеи, да.

— Там список такой широкий, что очень мало кто себя там не узнает, в этом списке.

— Это что? Послание к коринфянам?

— И то, что выдирается одно слово, один грех из остальных, — это уже некая выборочность, и это говорит уже о том, кто произносит проповедь на эту тему, но не об апостоле Павле это уже. Это о чём-то другом. Значит, поэтому…

— То есть вы как бы в отместку им вылавливали. Просто я не понимаю.

— Да нет. При чём тут отместка? То есть я поясняю, что, если мы говорим, вот эта вот тема, что я о ней говорю эти годы… С одной стороны, я против тотальной гомофобии, которая продвигается как знамя священной войны. Я против этого. Я против того, чтобы православие определялось через такое вот отрицание, апофатическое богословие — это не то. Вот мы не геи — это значит, что мы православные. Это смешно, и это несерьёзно. А другое дело — когда речь идёт о некоем лицемерии. Когда человек с амвона произносит эти проповеди с обличением гомосексуализма, а сам при этом или практикует, или же даёт прикрытие для соответствующих людей.

И вторая вещь — если он использует свой административный ресурс, будучи ректором семинарии или епископом, для того чтобы молодых людей туда вовлекать. Тема крайне серьёзная.

— Вовлекать, в смысле…

— В гомосексуальную практику.

— Ужас. Не приведи господи.

— Тема… при всём при том для самого православия эта тема не маргинальная.

  • Михайловский Златоверхий собор
  • РИА Новости

— То есть это распространено?

— Скажем так. Начнём издалека. Вот есть одна из моих любимых книжек. Книжка «Зонар» называется. Зонар — это был такой отставной византийский адмирал XII века, который на пенсии на досуге занялся кодификацией церковного права и толкованием канонов. Очень авторитетный человек. Настолько авторитетный, что в России сборники церковных правил с толкованиями так и назывались — зонары. Там было много такого, чего не было в греческом оригинале, но тем не менее. И вот в таком сборничке, который я, кстати, купил у староверов (они репринт сделали, то есть для них это до сих пор авторитетно) я читаю такое правило, что если парню, мальчику, исполнилось 15 лет, а он ещё не женат и при этом с какой-то девчонкой он что-то там на сеновале устроил, то наказание за это несут родители его, потому что вы должны были в 14 лет его женить. Вы же видите: он вырос, а вы этого не сделали. Ладно, он там ещё ребёнок, у него в голове ветер дует, а вы-то взрослые, должны понимать, чем кончится. Почему вы не женили парня?

Это я к чему? В традиционном обществе, когда все на глазах у всех, брачный возраст — как у Ромео и Джульетты: для девочек — с 12 лет, для мальчиков — с 14. Теперь представьте себе: есть некий молодой человек или девушка, которым это неинтересно. Это сегодняшний психолог скажет, что у них другая ориентация, другой стиль жизни и так далее. Ну вот просто. А здесь просто феноменологически оцениваем. Непонятно почему, но вот как-то не спешит этот подросток вступать в брачные отношения. Если это длится до 15 лет, то это ещё ничего, а потом начинается вопрос: а с какой стати? Тут приходит любящая мать в церковь, которая предлагает вариант: «А иди в монастырь. Там вот тоже такие безбрачные люди живут, Богу молятся с ночи до зари». То есть как это ни странно, объективно говоря, именно православно-католическая монашеская культура в течение многих веков давала прибежище для людей с гомосексуальными интересами.

— Так и прекрасно. Вы-то в эту церковь и шли. Что вы — в чём-то обвиняете?

— Нет. Тогда я этого не понимал.

— Это странно. Вы уже взрослый мальчик были, когда шли.

— Эта тема совершенно была вне кругозора, понимаете?

— А закончили ещё МГУ. Умный человек.

— Не это я там изучал, не это.

— Уж не верю.

— Это с одной стороны. С другой стороны, раннее христианство — это мир революционный, мир, где множество разных идей, мнений бурлит, и ещё извергается вулкан, и лава ещё очень не скоро застынет. И появляются очень странные идеи, движения, в том числе то, что называется «агностики». Сотни и сотни различных сект, самых странных. И вот, в частности, общая черта у них была такая. Это некая ненависть к сексуальности, семье, браку и деторождению. И они это богословски обосновывали. Там очень красивые мифологические сюжеты, обоснования, почему это нехорошо, почему это грех.

— Почему?

— Отчасти, видите ли, во всех религиях мира, более-менее развитых, есть изумление перед человеком. «Сей видимый Дух, болящий Бог» — это строчки Цветаевой. Или, скажем, карамзинское: «Я червь — я Бог» и так далее. Или, скажем, знаменитое кантовское восхищение звёздным небом. Обычно это не восхищение. Если посмотреть, это в эпилоге «Практического разума» у него. Там идёт такое: «Две вещи вызывают у меня изумление: звёздное небо над головой и нравственный закон во мне». А контекст следующий. Ведь это вечное небо бесконечно, а я маленький такой, я ничто. Но во мне есть нравственный закон, то есть это противопоставление. То есть паскалевское, как у Блеза Паскаля. Мир может сломить меня одной каплей дождя или ещё чего-то. Я тростник надломленный, но я мыслящий тростник. И поэтому я выше всех этих галактик, ураганов и так далее. Такая же мысль у Канта. А вообще в религиозной философии это изумление.

Вот человек — это такой мезальянс, неравный брак. Как частица Бога оказалась в теле обезьяны? Мифы предлагаются разные. Невероятно красивый миф, скажем, был у пифагорейцев. Это орфическая школа у древних греков. У них считалось так: когда Дионис был ещё мальчиком, такой маленький бог ещё, в это время шла война Олимпийских богов с титанами. И титаны решили Диониса убить, а он из дома не выходил, он послушный мальчик, с незнакомыми дядями не выходил из дома. Так эти титаны что задумали? Они сделали огромные, отлили медные зеркала (стеклянных ещё не было), изготовили трещотки, стали греметь под окнами небесного дома Диониса. Его это заинтересовало. Малыш выглянул, ему подставили зеркало, он увидел отражение самого себя и неба внизу, решил: там тоже хорошо. Отсюда любимая формула оккультистов, что вверху, то и внизу, кстати говоря. Он вышел из дома, свалился туда. Титаны его порвали, сожрали. Зевс, видя это безобразие, своими молниями испепелил этих титанов. А из их золы, пепла изготовил тела первых людей. Это называется миф о Дионисе Загрее. Отсюда понятно, что в человеке есть начало божественное, но есть начало титаническое, плохое, злое, потому что это пепел тех нехороших оппонентов Олимпийских богов. Поэтому в человеке есть и чёрное, и белое, конями сопряжена душа по-платоновски и так далее.

Также по теме

«Помочь стать частью общества»: как православный священник помогает беженцам освоиться в России

Церковь при храме Неопалимой Купины в Отрадном — одна из трёх православных церквей в Москве, где проходят службы на английском языке.

— Окей.

— То есть агностики продолжают эту линию, и у них крайне негативное отношение к телу. Крайне негативное, и поэтому, если я зачинаю новую жизнь на земле, я ещё кусочек божества отщипываю от вечности и обрекаю на заключение в земле. Это очень нехорошо, и поэтому у некоторых — не у всех — агностических сект даже был ритуал, когда они на своих собраниях пили коктейль из менструальной крови и спермы. Это было знаком того, что «Смотрите, боги, мы не используем эти жидкости по назначению. Мы никого не зачинаем, мы от этого чисты». Очень забавная, конечно, была смесь разных идей и так далее. И это не совсем ушло в прошлое. Вот у меня такое ощущение, что некоторые из агностических идей доживают свой век именно в православных монастырях через столетия в разных странах.

— Только в православных? В католических не доживают?

— Наверняка и там тоже, но у меня нет там информаторов. А здесь, когда я слышу…

— Господи. Вы как чекист, конечно, старый. Информаторы у вас.

— Да, конечно, потому что есть вот такая интереснейшая книжка. Соавторы отец Павел Флоренский и Александр Ельчанинов. Они одноклассники по Тифлисской гимназии были. И написали они учебник по истории религии для гимназии. Всё в этом учебнике обычно, кроме главы «Православие». Потому что глава «Православие» написана там с точки зрения этнографии. Не догматики, как можно было бы ожидать, не Закон Божий, а во что веруют тамбовские крестьяне. Да. Так вот изучение любой религии — оно, с одной стороны, предполагает изучение её идеологии, вероучения, догматов и так далее, а с другой стороны — изучение реальной социологии, во что это преломляется в реальной жизни людей, потому что книга может быть одна и та же, та же Библия. А вот излюбленные цитаты — в каком сообществе, в какой социальной страте, в какое время та или иная цитата из Евангелия становится актуальной.

— Вы сейчас очень далеко уходите от конкретной вещи — от ваших информаторов внутри православных монастырей, которые вам сообщали все эти годы, как гомосексуальное лобби внутри РПЦ разлагает нашу великую матушку Церковь российскую православную.

— Это не совсем так. Это информаторы не в монастырях, а это обычные священники, к которым приходили подранки.

— То есть натуралы?

— К которым обращались подранки.

— Подростки.

— Уже получившие раны от слишком близкого контакта третьего рода с инопланетянами из монастырей. И вот они рассказывали. Понимаете, дело в том, что это же не клуб насильников брутальных, это не бандиты из банды Чикаго или Нью-Йорка, понимаете. Для того чтобы склонить какого-то молодого человека в монастыре к такого рода вещам, надо его убедить, то есть сначала получить доступ к его голове, что это нормально, это терпимо, это хорошо, а может быть, даже именно и хорошо. Не просто грех, а некая продвинутость, добродетель духовная. И нужны богословские аргументы. В том-то и дело, что в разных странах (где-то — читая об этом в прессе, где-то — из разговоров со священниками) я вижу, что кейс этих аргументов в достаточной степени стабилен. Кстати говоря, учитывая, что в современном западном мире появилось квир-богословие, где эти вещи уже открыто обсуждаются, видно, что в этом смысле некоторые наши идеологи монашества отнюдь не отсталые люди.

— То есть наши монахи русские — это прямо настоящие квир-теологи, да?

— Не без этого. Не все. Естественно, далеко не все.

— Слава богу.

— Но есть люди, для которых вот это значимо. То есть не замечать этого нельзя. Вот. Господи, слишком много свидетельств. Достаточно, скажем, взять такую книжку, как «Посмертные вещания Нила Мироточивого».

— Нила Мироточивого?

— Нила Мироточивого. Забавная книжица. Сам Нил Мироточивый жил где-то в XVI веке. А книжка была, появилась и была написана в начале XX века, в предреволюционные годы. Кажется, её автор — какой-то отставной русский офицер, это такая литературная мистификация. Как это принято в агиографической литературе, то есть вот «Святой являлся мне и диктовал», поэтому посмертные вещания якобы Нилом Мироточивым вещались. Но этот офицер жил долго на Афоне, хорошо знал афонские монастыри, нравы, образ жизни их и так далее. И вот в этой книге, её ценят православные монахи до сих пор, многие хорошие реальные советы. Но обычно она издаётся в урезанном виде, и там опускаются некоторые главы, которые касаются вот, когда этот человек, якобы Нил Мироточивый, является и начинает обличать нравы в греческих афонских монастырях XIX века. И вот там очень много об отношениях старцев и юных послушников.

— Всё это греки?

— Да. Там славяне не подчёркиваются.

— То есть на Афоне.

— Да, на Афоне, да.

— Бог с ними, всё мы поняли. В общем, лицемеры, мужеложники.

— Нет. Не все, вновь говорю. И об этом надо знать хотя бы для того, чтобы не потерять веру в столкновении с ними.

— А вам не кажется, что вы теряете веру в столкновении с Русской православной церковью?

— Во многое — да.

— Во что вы потеряли веру, отец Андрей?

— В святую Русь. Во многие мифы церковной истории. Знаете, как ведь? Когда я входил в церковную жизнь, было у меня два комплекса понятных. Первое — это комплекс неофита, как все. Отец Сергий Булгаков пояснял, и я это очень рано у него прочитал и согласился. Булгаков-мальчик родился в православной семье. Он, будучи подростком-студентом, ушёл от церкви, а потом заново уже воцерковлялся сознательно, боролся за свою веру. И вот в этом вторичном своём обращении он говорит: «Однажды поняв, что Бог есть, я должен был принять всё до последней свечечки, до последней иконки». И это я считаю, что правильная и верная позиция. Но то, что хорошо в позиции неофита, не стоит всю свою жизнь сохранять эту позицию.

— То есть вы уже на 23-м левеле каком-то?

— Я не знаю, какой это левел и в какую сторону. Просто я знаю, что в памперсах по жизни весело шагать не стоит. Памперсы хороши на каком-то определённом этапе. Они очень милы, замечательны, но не всегда. Вторая вещь. Когда я воцерковлялся, естественно, в этом была какая-то нотка…

— Протеста.

— Да. Оппонирования советской идеологии. И казалось, что советская власть…

— Это как сейчас на митинги ходить.

Также по теме

«Для людей, особенно молодых, церковь — незнакомый мир»: как православные священники покоряют интернет

Во время строгих ограничений из-за пандемии в 2020 году многие аспекты нашей жизни переместились в онлайн. Церковь — не исключение….

— Я не знаю, как они ходят на митинги. Я там не бываю. То есть раз советская власть соврала мне в вопросе главном, который она сама называла «основной вопрос философии», наверняка врёт и в остальных. И наоборот. И поэтому очень хотелось, что вот церковь — она совсем не та, не похожа на то, что пишут атеистические брошюрки. И если они говорят, что Григорий Распутин — это нехороший человек, то наверняка на самом деле всё было наоборот. То есть максимальное переворачивание всего и вся. В этом настроении я не удержался, честно говоря, и перестал насильничать свой разум, чтобы всегда оправдывать всё, что было в истории церкви.

Память — достаточно периферийная вещь, но в прошлом году вышла у меня толстенная книжка на тему истории русской церкви, называлась «Византия против СССР». И один из главных сюжетов там — это как сама русская церковь стала самостоятельной, автокефальной. Это, соответственно, в XV веке. И выяснилось, что вся та схема, что преподаётся в семинариях, — всё это ложь на 110%.

— А как вы это выяснили?

— А просто обращение к первоисточникам, к русским летописям и так далее.

— То есть вы сидели в румянцевском доме?

— Нет-нет.

— А где?

— Знаете, произошло небольшое чудо. Дело в том, что в конце 1980-х годов мой отец работал в президиуме Академии наук.

— То есть вы блатной ещё?

— Да, да. И отец каждый вечер домой притаскивал массу литературы для служебного пользования, начиная от тассовок, обзоров зарубежной прессы, но в том числе и литературу, которую издавали гуманитарные институты, потому что он отвечал за гуманитарные институты. В основном это была такая текучка. Что-то ему надо было, под подпись взял, утром вернул и так далее. А какие-то книги остались, сигнальные экземпляры буквально, остались у меня дома, в нашей библиотеке. И знаете, все вот эти институтские сборнички, они такие квёлые, они такие на репринтах изданные, плохо читать, плохая печать и так далее, но где-то они хранились. Соответственно, перебирая их, вдруг совсем недавно обнаружил там очень редкие издания. Русский феодальный архив, например. Это замечательный учёный Плигузов, к сожалению, молодым скончавшийся. Вот он как раз сидел в архивах, и он дотошнейшим образом эти документы, касающиеся в том числе церковной истории, там грамота митрополитов и так далее, он это дело публиковал, давал комментарии. Пять томов таких лежало.

— Так и что такого вас?..

— Это к вопросу об источниках, да.

— Да. Так что такого произошло в реальной жизни XV века, что вас заставило поменять в очередной раз своё отношение к церкви?

  • Храм Христа Спасителя
  • Reuters
  • © Shamil Zhumatov

— Поскольку греческая патриархия впала в унию на Ферраро-Финикийском соборе, поэтому Москва вступилась за православие, отторгла кардинала Исидора, который от имени русской церкви эту унию подписал, поэтому просто были вынуждены объявить о своей независимости от Константинополя. Очень красивая схема, уважительная, вполне по канонам. Сложность состоит вот в чём. Первое — сопоставляем даты. В унии Константинополь был очень недолго, с 1440 года по 1453-й, 13 лет. Если мы смотрим, какие документы исходят из Москвы, шлются в Константинополь в эти 13 лет, там нет ни слова о том, что мы теперь вас не признаём, мы автокефальны. Напротив, и князь Василий пишет, и митрополит Иона: «Испрашиваем вашего благословения, ваши духовные чады» и так далее и тому подобное. При этом они даже не знают, кто сейчас там патриарх, но всё равно церемониалы остаются прежними. Ни одной декларации о том, что русская церковь объявляет себя автокефальной, нет. То есть первый такой документ появляется уже в 1589 году. Соответственно, об учреждении патриархии патриархом константинопольским Иеремией, который приехал и так далее. Но через 150 лет после этих событий.

Второе. Поскольку в 1453 году православная иерархия в Константинополе восстанавливается, уния отброшена, осуждена, это святые люди, святой патриарх Геннадий, его преемником святого патриарха Геннадия, они святые, они канонизированы. И вот этот святой патриарх Геннадий назначает нового человека митрополитом на Русь и объявляет Иону: «Имеем отчуждённым от нас, анафематствуем его». То есть под анафемой… Дионисия Русь оказалась. И наконец, дальше канона церковная практика — они разрешали: в случае если войны или что-то затрудняет общение с патриархией через много границ, можете избрать митрополита, он потом будет утверждён. Поэтому само по себе появление Ионы в Москве, самостоятельное избрание — это не грех, это не автокефалия. Это нормально, в порядке вещей, не раз было до этого ещё в истории Руси. А вот то, что он потом вопреки канонам назначает своим преемником после смерти Феодосия и при жизни пишет об этом в завещании, — это прямо запрещено канонами Вселенских соборов — передавать епископскую власть через завещание.

— Хорошо. Допустим, это так. В вашей-то жизни что изменилось после этого? Что вы поняли такого, чего до этого не понимали?

— Я понял, что мир православия — это мир прощения, а не только войны. То есть 100 лет греки терпели этот раскол, а потом нашли повод его простить.

— Может, греки просто не замечали, что здесь происходит.

— Нет, они прекрасно знали, что здесь происходит.

— Может, им плевать было просто?

— А потом они нашли способ… ещё до патриаршества, ещё где-то в 1560 году они нашли способ сказать, публично сказать: «А мы ничего не видели и считаем по-прежнему вас своими чадами». Иона согласился, хорошо.

— А это любовь или лицемерие?

— Это, безусловно, лицемерие. Это я к чему говорю? Что ровно то же самое греки сделали с украинцами, с Филаретом на наших глазах два года назад. Просто для меня изучение истории — это не самоцель, а попытка понять, что происходит сегодня. И просто я говорю: то, что Константинопольский патриархат сделал на Украине два года назад, — это ровно то же самое, что он сделал в XVI веке по отношению к нашей московской церкви.

— Ну и что? А к вам-то это какое имеет отношение?

— Это означает, что у меня меньше врагов, чем меня учила Московская патриархия, что я не обязан при виде православных украинцев, ПЦУ, не обязан считать их врагами, еретиками, раскольниками и так далее.

— Давайте вот так попробуем. Три главных ваших претензии к нынешней Русской православной церкви.

— И для меня очень важная тема, в частности потому, что я сам этот год прохожу через суд и так далее, это очень важная богословская тема. Видите ли, первая русская богословская книга — она об этом. Называлась «Слово о законе и благодати» киевского митрополита Илариона.

— Да.

— И вот с той поры это очень важная тема русской богословской и не только богословской публицистики — соотношение милости божией и закона. Это и в русской литературе XIX века и так далее. И вот в этом смысле для меня это тоже важно (на языке богословия называется «икономия» и «акривия») — как и когда можно отвернуться от закона, переступить через него. Иногда это делается ради корысти, ради своих интересов, но иногда это может делаться ради интересов других людей и ради любви, ради того, чтобы им не слишком натирать и не калечить их судьбы и суставы, да. Вот пусть там перелом был, косточки срослись не совсем правильно, но не всегда надо ломать их заново в надежде, что авось снова срастутся. Вот для меня это дорого. Это один из важнейших тезисов — что не я терплю, меня терпят. Всех нас Господь терпит на ниточке своей любви.

— Отлично. Вас и терпят. Патриарх ровно про это и издал своё распоряжение, подтвердив решение суда, дал вам время для раскаяния, причём ровно столько, сколько вам его надо. То есть на самом деле вас никто не анафемствовал. А я вот не понимаю даже. Я вот хотел сказать. В реальности каким образом это решение суда должно быть исполнено? То есть на решение суда наложен мораторий, правильно я понимаю? Это что значит?

— Этого никто не понимает, потому что такого в истории никогда не было. Патриарх сам налагает мораторий на своё решение.

— Он даёт вам возможность исправиться.

— На самом деле я могу предположить, что за этим стоит, но это совсем не это. Просто перед этим я не скрывал…

— Какой ужас, патриарх испугался, что вы побежите в греческую церковь.

— Я думаю, что для него есть некая озабоченность, да.

— Почему? Пошли бы вы в свою эту греческую церковь, стали бы вы там диаконом греческой…

— Дело не во мне, а дело в создании прецедента.

— Ну и что? Все побежали, что ли?

— Все — нет.

— Ну а кто?

— Если туда… Потому что диакон — это ничто, каноническое ничто в церковной жизни. А если священники, а если это священники, которые пожелают: «Я вот не хочу быть епископом нигде»? Да. А если там окажется некий священник русский, живущий в России, который пожелает стать епископом Константинопольского патриархата, или какой-нибудь здесь среди четырёх сотен епископов, кто-то посчитает себя обиженным патриархом и в чём-то разошедшимся с ним тоже по богословским вопросам и уйдёт туда, то это возможность создать новую юрисдикцию здесь. Дело в том, что у России уникальный сегодня статус в том смысле, что в большинстве стран мира по всей планете сосуществуют несколько православных юрисдикций, будь то Эстония, Финляндия, Германия, США, Австралия и так далее.

— То есть русские, греки…

— Да-да-да. Понимаете, в XIX веке прихожанин, человек не имел права выбора прихода и духовника. В этом квартале живешь — ты к этому приходу приписан. Если ты госслужащий, скажем, учитель, ты обязан вот этому батюшке раз в год исповедоваться, приносить справку о том, что ты был у исповеди… В советские годы это ушло, и теперь москвич имеет роскошь выбирать себе священника. Десятки храмов… В советские времена 37, кажется, храмов было в Москве или 44, не помню сейчас точную цифру, на исходе советской власти. Сейчас сорок сороков, то есть любой москвич свободен: куда хочешь — монастырь, храм, священник — выбирай, очень хорошо. Вопрос следующий: а может ли священник или община выбрать себе епископа, к кому хотел прислониться? Не то что выбрать, из небытия его создать, а хотя бы к кому прислониться. Вот вы можете заказать доставку из «Яндекс.Еда» или из Delivery Club?

— То есть вы хотите, чтобы епископов вам «Яндекс.Еда» доставляла?

— Вот именно по этой модели живут сейчас очень многие страны мира. Я бы сказал, что в церковном смысле не так уже плохо и живут, потому что, когда епископ знает, что есть альтернатива, он менее уверен в том, что именно он есть голос Бога на земле. И его административные решения не столь брутальны и не столь скоропалительны, как у нас бывают. И от украинских священников я слышу, что именно наличие раскола очень помогло привести епископов в чувство, некоторых по крайней мере.

— О чём вы лично в процессе этого суда страдаете и печалуетесь, жалеете?

— Жалею я о том, что я неправильно вёл себя на суде в марте.

— А как вы себя вели? Как надо было правильно?

— Я слишком по-православному вёл себя.

— Ладно, вы всё время…

— Да, я как бы отдал им инициативу, что называется. Они задают вопросы, я что-то отвечаю, оправдываюсь. На самом деле надо было вести более агрессивно себя и показывать: «Простите, вы извратили все каноны, на которые ссылаетесь».

— Вот. Давайте так. Начнём вот с этого. Что такое вообще церковный суд? Как он выглядит? Это как выглядело?

— Когда? В каком веке? В какой стране?

— Сейчас вот с вами.

Также по теме

«Агрессия достигла пика»: верующие в Эфиопии просят Россию о помощи

Как стало известно RT, к Русской православной церкви за помощью обратился представитель эфиопских христиан. Уже больше года в стране…

— Сейчас начнём с того, что его нет, никакого церковного суда, потому что, во-первых, у этих людей нет полномочий что-то решать. Они могут только штамповать решения, которые сверху от епископа к ним поступили. Эти судьи все назначаются епископом. Нет независимой судебной власти.

— В вашем случае этим епископом был патриарх?

— Да, в моём случае — патриарх.

— Кто был внутри этого суда? Кто вас судил?

— Пять священников, председатель суда, ключарь храма Христа Спасителя, то есть ближайший к патриарху священник.

— Протоиерей, забыл, как его.

— Протоиерей, да.

— То есть это пять белых священников, да?

— Пять белых священников, да. Ни у одного из них нет профильного образования.

— Профильного — это какого?

— Юридического.

— А должно быть юридическое?

— А что за судья без юридического образования?

— Это же церковный суд.

— Опять же у нас, к сожалению, нет…

— Юридического факультета.

— Да. Церковных школ, которые готовили бы церковных юристов, просто нет. Но кроме того, там просто нет людей, которые знали бы просто и светское современное право или просто историю права. Это тоже стоит отметить.

— А кто ещё вот эти четыре священника были?

— Заместитель председателя суда отец Владислав Цыпин. Он как раз много лет преподаёт церковное право, и даже я успел послушать первые лекции.

— А говорите, не было ни одного.

— Да, я помню, какой вопрос задавали семинаристы. «Батюшка, а скажите, вот такой-то канон говорит то-то и то-то, а наши епископы делают совершенно противоположное. Почему?» Канонично то, что благословит епископ.

— Понятно. Значит, отец Владислав Цыпин. Кто ещё?

— Ещё секретарь суда, так, отец Александр Миронов. Я ничего про него не знаю. Вот. Кажется, ещё бывший ректор Чувикин, бывший ректор Перервинской семинарии, и отец Александр Дасаев.

— То есть пять протоиереев было?

— Да.

— Суд где происходил?

— Это очень интересно, в храме Христа Спасителя, в бункере… Легко найти фотографии, зал заседания Высшего церковного совета.

— Это там же, где зал церковных соборов, да?

— Нет.

— Или это со стороны гаража?

— Там же. Под храмом Христа Спасителя, да. Просто дело вот в чём. Фотографии легко найти, нагуглите «патриарх провёл заседание Высшего церковного совета». Такой совет министров созданный, новая структура, созданная патриархом Кириллом. Значит, представьте себе круглый стол, большой такой, диаметр — метров шесть. Обычно, когда происходит заседание церковного совета, в центре по нынешним понятиям ставятся икебаны из цветов. А в этот раз там был поставлен стульчик для подсудимого.

— То есть для вас?

— Да. Я с самого начала воспротивился такой расстановке мебели. Почему? Потому что, понимаете, я сижу перед вами…

— Да. А к кому спиной-то?

— Не в этом дело. Нет. Все эти пятеро сидят перед вами. Дело не в этом, а дело в том, что, если идёт судебный процесс, прения и так далее, как я могу их вести, если передо мной нет столика? Вот банальная вещь, на который я могу положить какие-то документы, тексты, книги, в конце концов сборник канонов, Библию и так далее. Нет этого. Но поскольку я добился того, чтобы мне разрешили пользоваться компьютером на этом суде (я сказал: «Простите, компьютер где я поставлю? Вот он у меня с собой»), всё-таки да, разрешили: «Ладно, принесите столик». Что это означает?

Вы спросили, что такое церковный суд. Вот даже из этой мелочи мебельной видно, что там не предполагается опция защиты и оправдания. Защитника нет. Защитник и адвокат не допускаются к работе суда.

— А может быть адвокат в церковном суде? Он предполагался когда-то?

— Скажем так, в дореволюционные годы обсуждалось, по крайней мере, всерьёз, и Поместный собор 1917—1918 годов за это ходатайствовал и так далее.

— Но не было?

— А на практике не было. Максимум, чего добились, кажется, это то, что появился обвинитель. То есть некий обвинитель, член суда, но который воздерживается от голосования при принятии решения. А сейчас даже этой мелочи у нас нет. То есть нет ни стороны обвинения, нет прокурора, нет адвоката. Нет предварительного знакомства обвиняемого с материалами обвинения, то есть мне не были до суда предъявлены обвинения.

— Что вам инкриминировалось?

— Много чего, кроме Агейкина, но в частности — то, что я обвинял русскую церковь в инициации раскола. Это правда.

— В смысле?

— В смысле? Начиная с той ситуации XVI века, когда мы ушли в раскол. В частности, я чётко показал в своей книге, когда через завещание, когда заведомо есть православный патриарх в Константинополе, а митрополит Иона своим завещанием против канонов ставит Феодосия митрополитом, да. Это акт раскола. Второе — в 2018 году, когда в сентябре 2018 года наш Синод принимает решение о том, что мы больше не поминаем Вселенского патриарха, и при этом поясняется: мы пошли на разрыв отношений. Мы пошли. Не Константинополь. Константинополь до сих пор нас полностью признаёт.

Патриарха Кирилла Вселенский патриарх поминает на своих молитвах и так далее. То есть, понимаете, это ситуация как с Пёрл-Харбором, скажем. Американцы сколько угодно могли дразнить японцев. Они действительно ввели эмбарго на поставки нефти в Японию в 1941 году ещё, летом 1941-го, но в итоге именно японцы сделали первый налёт на Пёрл-Харбор, поэтому они виновники этой войны, они развязали. Так же и здесь. И я это говорю не для того, чтобы обвинить патриархию, а для того, чтобы призвать их не использовать гнилые аргументы. Не используйте гнилые аргументы. Вот я же не ухожу из этого раскола. Я когда об этом стал писать, всё-таки я говорю: «Ура, мы раскольники». И я с патриархом Кириллом остаюсь, я не отхожу от него и так далее.

— Значит, обвиняют вас в том, что вы сказали, что Русская православная церковь сама первая заявила о своей автокефалии. По Агейкину как обвинение звучит?

— Ой, что я якобы нарушил какое-то апостольское правило, 56-е, если не ошибаюсь, которое говорит, что «аще кто досадит священнику…» Слово «досадит» означает скорее «побьёт», но дело не в этом, да. Но дело в том, что в любом случае это касается живого священника.

— Не мёртвого.

— Не мёртвого, да. И во-вторых, это само по себе классика. Поругались где-то диакон с попом. Ой, сколько на эту тему литературы, анекдотов!

— Вы ругались в жизни с Агейкиным?

— Нет.

— Вы знакомы были с Агейкиным?

— Когда-то он ходил на мои лекции, слушал ещё. Потом он был активным модератором моего интернет-форума. Разошлись мы с ним, как ни странно, когда я активно поддерживал митрополита Кирилла в предвыборной борьбе на патриарший пост, а Агейкин считал, что это невозможно, это недопустимо и так далее.

— То есть он был против Кирилла?

— Да.

— Видите, какой на самом деле Святейший Патриарх душевный человек.

  • © Антонимы / youtube.com

— Да-да-да. Затем он при этом оказался, вот видите, какую карьеру при Кирилле сделал. Это всё частности.

— Какую уж такую карьеру! Стал он настоятелем Благовещенского?..

— Богоявленского собора. Второй храм в церкви в нашей, второй храм по значимости.

— Кафедральный собор.

— Патриарший кафедральный собор, который в течение 60 лет был главным храмом Русской православной церкви. Два патриарха там похоронены. Все там служили, да. Вот. То есть я могу просто свидетельствовать, что московские священники были глубоко оскорблены этим решением патриаршим.

— Каким?

— Назначить Агейкина туда.

— Почему? Московские священники — это кто?

— Я не буду имён называть.

— Нет, значит, какие-то люди были возмущены. Какие-то люди всё время чем-то возмущаются.

— Знаете, определённые традиции всё-таки есть.

— Какие? Чем Агейкин вам не угодил?

— Возрастом, стажем.

— То есть молодой слишком?

— Да. Человек, который шесть месяцев священник, становится настоятелем главнейшего…

— Он был диаконом, что ли?

— Да, до этого был диаконом. Шесть месяцев он священником был. Понимаете? Что это за кадровые решения такие?

— Безобразие.

— Да.

— Ну это мальчишка!

— Да.

— Видите, но тем не менее гадости вы начали на него писать не после этого, а после того, как человек умер от COVID-19.

— Нет-нет. Полемически я ещё раньше высказывался, в частности, о том, что он заставлял попов целовать себе руки в храмах, на службах Елоховского собора.

— Как епископ.

— Да.

— А он митрофорный был, не мог быть, да?

— Митрофорный он, да.

— Ну вот.

Также по теме

30 лет спустя: каким был один из самых известных российских священников Александр Мень

Один из самых известных российских священников — протоиерей Александр Мень — был убит 9 сентября 1990 года. Спустя 30 лет дело так и…

— И что? Ничего это не значит. Для целования рук это ничего не значит. Нет-нет, критически полемика у нас была раньше. Это, простите, он меня обзывал словами, там…

— Какими? Как он вас обзывал?

— Типа «У Кураева обострение весеннее, авитаминоз, климакс» и так далее.

— Это не то чтобы… Всё-таки вы живы.

— Я жив, он — нет.

— Хорошо. Нарушили 56-е апостольское правило по Агейкину.

— И здесь со мной имело бы смысл поговорить. То есть, во-первых, касается ли это правило вообще всех священников или только тех, которые в своём приходе служат.

— Хорошо.

— А что? Нельзя дать характеристику умершему священнику? Тогда все книжки по истории сожжём. Там сколько характеристик различных патриархам, епископам, попам, которые что только не творили в истории.

— Почему, как вы думаете, Святейший Патриарх так болезненно воспринял ваш, в общем, для вас вполне рядовой наброс именно на…

— Не было там ничего болезненного. Был спокойный расчёт, довольно циничный.

— Зачем вы ему? Без Агейкина нельзя было запретить служение, что ли?

— Ему было очень важно, чтобы не за себя. И заметьте: в приговоре, хотя у меня есть немало критических высказываний полемических по поводу патриарха Кирилла, ни одно из них для приговора не было использовано. Патриарх только за других, за себя не вступается. Это хорошая пиар-позиция. Это как раз и означает, что это был трезвый, здравый расчёт.

— И хорошо, что Святейший Патриарх в здравом уме.

— Конечно. А не некая эмоция, которая взбунтовалась.

— Чем вы на самом деле, как вам кажется, всё время уничижая себя и свой, так сказать, священнический чин (ну правда, протодиакон), так бесили Святейшего Патриарха? Что же вы такого прямо делали, кроме того, что всё время писали гадости в своём ЖЖ?

— Нет, гадости я не писал.

— Ну как не писали? Всё время про всех писали гадости. Все на вас всегда были обижены. Вот вы говорите, попы обиделись на патриарха за то, что он назначил Агейкина. Сколько попов на вас обижено?

— Может быть, много, да. Что касается патриарха, я обычно писал, делал разбор его проповедей. То есть вот есть исторические источники.

— Хорошие проповеди у патриарха есть же?

— Очень много фейков. Очень много совершенно исторических мифов.

— Ну и что?

— Мне это не нравится.

— Проповедь же не претендует на историческую истину. Она же про душу. Нет?

— Да нет, она не про душу, извините. Она как раз про такие идеологемы скорее государственнического характера, а не про душу.

— Нет?

— Да. То есть я именно на это обращал внимание. Там, где о душе, я не трогал — богословие…

— То есть вы на больное наступали. Для патриарха же важно.

— И, кроме того, конечно же, есть и богословские тезисы, с которыми я публично не соглашаюсь. Во-первых, это догмат, то, что называется «новороссийский догмат». Вот два догмата: один называется «барнаульский», другой — «новороссийский».

— Это что значит?

— В Барнауле патриарх будущий произнёс проповедь о том, что божественная благодать оседает на стенах храма и предметах и они становятся такими аккумуляторами, которые потом этим делятся. Очень крутой оккультизм, достойный Джуны. А в Новороссийске он…

— Он такого не говорил.

— Говорил, говорил.

— Я не верю.

— Говорил. А новороссийский догмат — это было, что вы должны понять, что патриарх говорит от Бога. Кто не согласен — в отставку.

— Это он к священникам обращался.

— Да-да-да.

— Ну, по-моему, он не так всё-таки говорил.

— Видите ли, он говорил именно так. На YouTube видео это всё фиксирует. Потом из официальной публикации текста вырезали они сами, и я тоже на такие вещи обращаю внимание — что пресс-служба сама же цензурирует своего патриарха. 

— Неужели вы никогда не говорили в своей жизни что-то, мягко говоря, странное?

— Ой, массу раз. Конечно.

— Ну и что? Что же теперь, вас осуждать за это?

— Конечно.

— Да ну перестаньте!

— Почему нет. Это моя принципиальная позиция. Если я вступаю в полемику, я тем самым открыт сам к ней, к критике, то есть я разрешаю себе критиковать кого-то. Я же сектант при условии, что за ними признаю право критиковать меня и мою веру.

— Вот смотрите. Я задал вам вопрос, о чём вы жалеете в процессе этого суда, ожидая… Вернее так, ничего я ни от кого не ожидаю, конечно, и не надеюсь, но думаю, что, может быть, вы скажете: «Я мог бы быть помягче». А вы говорите: «Я жалею о том, что я не смог быть пожёстче».

— Помягче я пробовал быть. Не помогло.

— Нет?

— Нет. Простите, по поводу тех же слов про Агейкина, уже 2 мая я публично просил прощения. И через прессу, и в своём личном блоге. И что? Эти псевдосудьи всё равно делают это главным пунктом обвинения. А перед нами ведь, простите, не просто светский суд, а как бы христианский, как бы церковный, для которого, по их собственным декларациям, важнее всего…

— Как бы вы себя сами судили? Как, в вашем представлении, должен был выглядеть суд над вами?

— Ой. Я об этом тоже не раз говорил. Я бы себя анафематствовал давным-давно, и отлучил от церкви, и так далее. Поэтому только на милость Божию уповаю.

— Это понятно, что уповаете на милость Божию. Я не спрашиваю вас… Вы неправильно поняли мой вопрос. Я не спросил вас: «А сами бы вы себя не анафематствовали?» Я не так спросил. Я спросил чисто технически: как бы должен был выглядеть суд, если бы вы этот суд назначали? Ну то есть кто там должен…

— Я не мечтал ни о чём таком.

— Ну почему? Вот вы говорите: «Там должен быть адвокат, там должен быть обвинитель». У вас должна быть возможность высказаться. Это должен быть как суд инквизиции, какая-то полемика.

— Суд, естественно, обязан учитывать мотивы обвиняемого, действия. Вот. А вдруг и в самом деле… Понимаете, суд никогда не ставил вопроса: вдруг тот человек, которому я что-то сказал, — а вдруг он и в самом деле таков?

— В смысле, карьерист?

— Карьерист или ещё что-то.

— Ну так а что? Ну хорошо, он карьерист, они карьеристы. И вы в какой-то момент были карьеристом.

— И почему тогда за это надо судить, за то, что я говорю, что это так оно и есть? Почему меня-то за это надо судить и лишать сана?

Опять же ещё удивительная особенность этого суда — это то, что не предполагается… Ведь диапазон возможных решений суда — он же разный может быть. Но принимается смертная казнь. Высшая мера из возможных. Лишение сана — и всё. Это ещё одна странность. Третья странность, когда был в некотором смысле пересмотр дела, 100 страниц апелляция им давалась, с подробнейшим разбором. Дальше патриарх им сказал: «Да, пересмотрите». Спасибо патриарху, хорошо. Но дальше я прошу на этом суде: «Скажите, с чем патриарх согласился в моей апелляции. Ведь если он сказал пересмотреть, значит, он счёл, что какие-то нарушения были мною верно подмечены. Скажите мне, покажите резолюцию патриарха». — «Нет, это касается только нас, вам не покажем». Открываете любой процессуальный кодекс сегодня — вы видите, что, если идёт обжалование суда, обеим сторонам сообщается, на основании чего дело пересматривается.

— Смирение — это важное для православия душевное качество?

— Да, конечно.

— Не считаете ли вы, что у вас этого смирения не хватает?

— Считаю.

— Пробовали ли вы с этим бороться?

— Да, безусловно.

— И как?

— Например, в постный день скушать котлетку.

— Господи. Я же не про это. Ну что вы глупости…

— Это важно. То есть понимаете, написал книжку или прочитал хорошую лекцию, начало что-то звездить в голове, да, и вот скушанная котлетка или мороженое очень помогает.

— Помогает. Не хотели ли вы просто действительно взять — я вернусь к началу нашего разговора — и попытаться примириться с ними со всеми? И не только с ними, а вообще с этим. Вы взрослый человек, пожилой.

— Нет. С ними примириться — нет проблем, а вот с этим — нет.

— С чем? Давайте три пункта, с которыми вы не можете примириться и которые вы не считаете, что подпадают под вашу собственную самовлюблённость.

— Я не могу примириться с превращением веры в полицейскую дубинку. Это первые очень важные для меня принципиальные слова Юрия Самарина: «Вера — это не палка, и в руках того, кто держит её как палку, она разбивается в щепы». То есть превращение христианства в племенную религию, государственно-полицейскую — вот это не моё, радикально.

Второе: я не могу примириться с тем, что моя родная церковь ведёт себя как двоечник-второгодник, который ничему не учится на своих ошибках. Понимаете, грабли делятся на два вида: те, наступание на которые учит чему-то, и мои любимые. Так вот для меня самое страшное разочарование в церковной жизни — именно вот в этом. Когда я входил в церковь в 1970-е годы, я читал в основном умных церковных историков и людей из русского зарубежья, того же Александра Шмемана и так далее. Я как бы знал много негатива о церковной истории. Та же самая кафедра атеизма. Это настолько очевидные были вещи — там земляные тюрьмы в монастырях, сожжение староверов и так далее. И когда я впервые стал читать книги по церковной истории, для меня это был главный вопрос: а они сами, эти попы, могут понять, что это мерзость? И вдруг вижу: Карташов, Шмеман — они мерзость называют мерзостью. Я обрадовался: значит, всё-таки это не вторая КПСС, которая может только без конца хвалить саму себя. Там возможна такая покаянная саморефлексия. Значит, не страшно туда войти. И, к сожалению, потом я обнаружил, что в церковном Мальстриме эти перечисленные люди считаются маргиналами, либералами, еретиками. А у нас по-прежнему: от понтификата к понтификату мы жили всё духовитее и духовитее. И вот с такого рода, понимаете, когда структура, называющая себя именем Христовым, не способна к покаянной элементарной рефлексии, для меня это очень печально.

— Вы сами способны к покаянной элементарной рефлексии?

— Это горько, да. То есть вот я честно вам скажу, я очень не люблю Кураева. Опять же естественно при этом, что то, что я не люблю в Кураеве, может отличаться от того, что в Кураеве не любят другие люди. Это необязательно совпадает.

— Нет. Смотрите, когда вы говорите: «Я не люблю Кураева», все понимают: «Господи, какой же Кураев самовлюблённый упырь на самом деле». Это значит, все сейчас должны расплакаться: «Какой же отец Андрей прекрасный!»

— Нет.

— А я вас серьёзно спрашиваю. Вы-то сами можете покаяться? Вы умеете это делать на самом деле? Или на самом деле это всё гордыня ваша в вас говорит, бурлит, вас изнутри разрывает, и вы так своим тельцем её сжимаете и не даёте вырваться?

— Знаете, мастер-класс покаяния предлагать никому не буду. Могу только сказать, что внутри меня не разрывает. У меня погода в доме хорошая.

— Как у Ларисы Долиной. Главнее всего.

— Да, действительно, главнее всего — погода в доме.

— Как вы видите вот это время, которое вам патриарх дал в виде этого моратория на исполнение решения?

— Это не так. Мораторий — это некое такое, знаете… Бывает, что животным делают укол обездвиживающий. Это вот из этой области. То есть чтобы я не сделал шаг в сторону Константинополя. Пока нет приговора, я не могу подавать на апелляцию, потому что не на что подавать. Нет приговора.

— Но приговор же есть.

— Он не опубликован. А как я?.. Что, инсайдерская информация? Я что-то должен украсть из стола патриарха, из его тумбочки приговор? Как?

— Ну есть же решение, что патриарх подтверждает решение суда.

— Вот формально — да.

— Давайте так. По-серьёзному. Патриарх — Бог с ним. Не было бы этого моратория, а было бы решение патриарха поддержать решение суда о запрете вас в служении. Нет же анафемы, да? Есть просто запрет служения. Лишаетесь вы сана, правильно я понимаю? Не то чтобы выдающийся сан у вас, не священнический, не епископа. Вы бы что, правда, на полном серьёзе пошли к Варфоломею?

— Весьма вероятно, да. То есть не в тот же день, до этого надо поспать, как говорится.

— Вы спите с этим уже давно.

— Да. И поэтому такой вариант я вполне реально рассматривал.

— Что бы вы делали?

— В смысле?

— Пошли к Варфоломею. К Варфоломею вы и сейчас можете поехать в Константинополь. Сейчас он, правда, закрыт.

— Да, можно письмо послать.

— Ну хорошо. Вам говорят: «Отец Андрей, как же классно! Вас и так примут». Вы что, сомневаетесь, что вас примут, что ли?

— Не сомневаюсь ни минуты.

— Ну вот. Так вы его и сейчас можете отправить.

— Могу, но…

— А что не отправляете?

— Я не хочу нарушать протоколы, какие есть.

— Вы не хотите нарушать протоколы или вы ссыте на самом деле?

— Всё вместе.

— А чего вы боитесь?

— Ареста.

— Физически?

— Да, физически.

— За что вас арестовывать? Вы не наркоторговец…

Также по теме

«Говорил о Боге доступно»: в Москве начинается неделя памяти священника Александра Меня

Ровно 30 лет назад в Подмосковье был убит протоиерей Русской православной церкви, известный богослов и миссионер Александр Мень. В…

— Простите, атмосфера в стране такая, что, как только я становлюсь клириком Константинопольского патриархата, меня объявляют как минимум иностранным агентом, а потом и иностранным шпионом.

— Да ну ладно? Сколько же здесь клириков иностранных — никто никого не обвиняет. Вы правда думаете, что из-за этого будут?

— Это реальная угроза, да. И я об этом говорю не потому, что это у меня в голове, а мои знакомые чекисты мне об этом говорят.

— То есть у вас есть ещё и чекисты.

— Есть, конечно. Я же не инопланетянин.

— Вот тут Леонид Гозман просто удивлялся, что у кого-то есть чекисты-информаторы. Я вот боюсь всё время…

— Вы ищете всё время некую платформу примирения, да?

— Да. Я вообще всегда ищу, я, в отличие от вас, человек смиренный.

— Очень хорошо. Я эту платформу примирения официально изложил официальному лицу ещё 4 февраля.

— В чём она заключается?

— Вот. Это была беседа с митрополитом Дионисием, управляющим делами.

— Это новый, который вместо Варсонофия, да?

— Ну да. Вот. Я говорю: «Владыка, понимаете, просто дело в том, что у меня есть определённые убеждения и они, в общем, совпадают с убеждениями архиепископа Смоленского Кирилла Гундяева образца 1989 года. Что свобода совести — это серьёзно, что церковь никогда не обратится к полицейской административной силе, не будет распыляться сектантами и так далее и тому подобное, да. Просто я вот остался в том времени». Митрополит мне говорит: «На ваши убеждения никто не покушается. Вопрос в форме, как вы это высказываете».

— Абсолютно. Более того, я уверен, что ваши убеждения гораздо более совпадают с мейнстримом в нынешней РПЦ, чем, скажем, убеждения протоиерея Алексия Уминского.

— Вот. На что я сказал: «Владыка, прекрасно. Если дело только в этом, в форме высказывания, я прошу вас: станьте личным куратором моего блога». Он сказал: «Я могу это Святейшему передать?» Я сказал: «Да».

— То есть вы предложили…

— Через месяц после этого был суд. Ещё через месяц — соответствующая резолюция.

— То есть вы предложил им возможность редактировать ваши высказывания?

— Да. Пожалуйста. Для меня нет проблем. Я не настолько влюблён в какие-то свои слова. Если мне скажут конкретно вот здесь какое-то слово, эпитет убрать — почему нет.

— А как вы думаете, почему они не согласились?

— Я не знаю. Это уже не ко мне вопрос. Когда-то была практика, когда Легойда, скажем, мне звонил, что-то просил убрать. Были времена, я довольно послушно это делал.

— В какой момент произошёл этот титанический буквально разрыв между вами и патриархом? Что вы такого сделали?

— Титанического здесь ничего такого нет.

— Когда стало понятно, что всё уже?

— Я думаю, что это весна 2012 года.

— Что вы сделали?

— Процесс Pussy Riot.

— Ну ладно? Из-за PussyRiot?

— Для меня это вопрос богословский. Вопрос не в них, а вопрос в нашей реакции на них. То есть вот Нагорная проповедь — она для кого?

— Для всех.

— А нам говорят, что некорректно было его простить. Двушечки и так далее. То есть понимаете, тогда меня всерьёз ошарашила та волна ненависти, мести, которая поднялась в том числе на православных форумах. У патриарха не нашлось ни слова, чтобы осадить это всё.

— Но при этом он сам публично не высказывал вот эту двушечку.

— Я не буду сейчас, потому что ситуация такая, что каждое слово может судом окончиться очередным, потому что у меня достаточно о тех временах инсайдерской информации, что он делал.

— Нет, инсайд — это инсайд. Люди на кухне могут обсуждать все, что угодно. Я же не про инсайд вас спрашиваю. Я про публичность говорю. Патриарх — публичное лицо.

— Он не исполнил свои патриаршие обязанности.

— То есть вы считаете, он должен был вступиться за девочек?

— Да. Видя, что его паства бурлит ненавистью, жаждет мести…

— Он должен был пойти против паствы?

— Да. Вы знаете, слово «Николай» означает «победитель народа». Вот это тот, кто против народа, дорогих избирателей, дорогих зрителей и так далее, умеет противопоставить им. И это мейнстрим библейской истории. Меньшинство пророков против большинства народа Израиля. Это классический, главный сюжет Библии.

— Как, вы думаете, вы будете сами действовать в дальнейшем?

— Жить. Радоваться внукам. У меня нет какой-то сверхпрограммы.

— Что вы потеряли из-за этого решения суда?

— Возможность соучастия в литургии активного, да.

— То есть сослужения?

— Да-да.

— Но никто не мешает вас пускать в храм как мирянина.

— Это да. Пока так. Хотя Иларион уже угрожает отлучением от церкви.

— Надеюсь, этого не произойдёт всё-таки. Для вас это было бы ужасающе?

— Нет.

— Почему?

— Это был бы диагноз церковной структуре, которую представляет Иларион.

— И тогда вы бы точно ушли в Константинопольскую церковь?

— Да, конечно. Но знаете, есть такой странный сайт — «Русская народная линия», они такие очень-очень правые и очень не любят меня, но они возмутились этим высказыванием Илариона. Они сказали: «Это что? Он же не может не понимать, умный человек, он выталкивает Кураева в Константинополь тем самым».

— Может, он и хочет, чтобы вас не было здесь, а вы были в Константинополе?

— Может быть. Может быть. Не буду гадать о мотивах другого человека, который мне не высказывал их.

* Управленческий центр «Свидетелей Иеговы» в России («Свидетели Иеговы») — религиозное объединение, признанное экстремистским и запрещённое на территории России (решение Верховного суда РФ от 20.04.2017, апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного суда РФ от 17.07.2017).

Зачем нужны антонимы и синонимы в нашей речи? 2022

Если вы не можете понять, зачем нужны антонимы и синонимы, то прежде всего обратитесь за справкой к толковым словарям и чётко уясните для себя значение этих терминов.

Что такое синонимы и антонимы?

Скажем кратко только то, что антонимы – это слова противоположного значения, а синонимы – схожего.

Какую роль играют синонимы?

Красоту разговорной и письменной речи принято определять по наличию умело подобранных синонимов и антонимов. Синонимами именуют слова одинаковые по значению, но разные по произношению и написанию. Яркий пример синонима: «воин», «солдат».

Синонимы позволяют передавать, как можно точнее и изящнее сложные понятия и также переводить иностранную речь.

Что такое антонимы?

Антонимами называют слова, которые имеют разное значение, чаще всего полярное, классический пример антонима: «высокий», «короткий». Именно эти части речи, как и любые другие слова способны обогатить и украсить речь человека. К ним относятся слова, которые имеют различное написание наравне различным звучанием, и которые имеют прямо противоположные значения.

Чтобы сделать речь достаточно понятной и образной, люди с богатым словарным запасам зачастую прибегают к помощи использования антонимов в своей речи. Например, мы должны рассказать человеку о том, что такое хорошо, а что такое плохо, поэтому мы обязательно будем употреблять в своем лексиконе подобные слова. Точно такой же аналогичный пример можно привести со словами: правда и лож, добро и зло, любовь и ненависть, и многие-многие другие.

Именно благодаря им, мы можем с упоением читать классическую литературу с таким азартом и увлечением, поскольку писатели достаточно мастерски могут использовать эти слова в своих произведениях.

Когда человеку плохо или хорошо, или он хочет предельно ясно выразить свои чувства и эмоции, он также прибегает к помощи антонимов, которые в некоторых жизненных ситуациях просто являются своеобразной Палочкой-выручалочкой.

Без синонимов и антонимов словарный запас человека сократился настолько бы, что сделал невозможным не только поэзию, но и даже прозу. Благодаря этим словам человек в древнейшие времена произвёл подлинную революцию в разговорной речи, что привело к развитию тысяч разных языков и способствовало появлению письменности. Так что значение этих частей русской речи поистине огромно.

Так зачем нужны синонимы – антонимы?

  • Во-первых, для обогащения речи. Наш родной русский язык тем и отличается от всех других языков. Богатство речи, если толковать это понятие упрощённо, выражается в возможности сказать одно и то же сотней разных способов.
  • Во-вторых, антонимы и синонимы просто необходимы для передачи в речи различных оттенков значений того или иного понятия. А также для более тонкой передачи отношения говорящего к тому предмету, о котором идёт разговор.

Китч-инфицированные – Власть – Коммерсантъ

Пьер Коммуа и Жиль Бланшар (на фото — автопортрет «Космонавты») попали на Московскую биеннале как наиболее китченосные особы франскуского гей0искусства

В Россию привозят работы Пьера и Жиля — ретроспектива мастеров художественного китча, организованная Московским домом фотографии, включена в программу Второй Московской биеннале современного искусства. Об освежающем воздействии китча на искусство рассказывает корреспондент «Власти» Анна Толстова.

Все знают, что такое китч: календари с котятами, садовые гномики, пасхальные зайцы, открытки в розочках и бантах. Большой энциклопедический словарь определяет четко: «Китч (нем. Kitsch) — дешевка, безвкусная массовая продукция, рассчитанная на внешний эффект». Немецко-русский словарь еще более категоричен: «Kitsch — пошлость, безвкусица, халтура в искусстве». Если верить словарным статьям, «китч» — антоним хорошего вкуса и искусства вообще. Однако не все так просто: недаром в 2004 году британские переводчики признали слово «китч» одним из десяти, которые труднее всего перевести. Еще труднее объяснить, как оно превратилось из ругательства в комплимент. И как так вышло, что приторно-сладкие фотографии Пьера и Жиля со смазливыми матросиками в ромашках и затянутыми в латекс и люрекс красотками — это не просто китч, а авангард современного искусства.


Китч как грязь

Когда и где возникло слово «китч», точно не известно. Якобы в середине XIX века в среде мюнхенских арт-дилеров. Так называли пользующуюся спросом у местных нуворишей изопродукцию, низкопробные картины и гравюры, халтуру, подражающую высоким аристократическим образцам. И будто бы произошел этот экономический термин от глагола «kitschen», что на местном диалекте означало «соскребать уличную грязь, сплетничать». Во всяком случае, знаменательно, что местом рождения слова «китч» называют Мюнхен — город сладчайшего немецкого барокко, пышнейшего югендштиля, отчаянного вагнерианства, «пивного путча» и знаменитой гитлеровской выставки «дегенеративного искусства».

В 1937 году в Мюнхене открылись сразу две эпохальные выставки. Одна объединила изъятые из германских музеев работы «дегенератов» (Пауля Клее, Макса Бекмана, Оскара Кокошки, Эрнста Людвига Кирхнера, Макса Эрнста, Отто Дикса, Марка Шагала и других великих новаторов) и должна была продемонстрировать всю ущербность модернизма. А на проходившей параллельно выставке «великого немецкого искусства» показывали произведения здоровые и правильные, арийские по духу и народные по форме. Наряду с мускулистыми героями первого скульптора Третьего рейха Арно Брекера здесь было много милых сердцу обывателя сельских идиллий, светловолосых голубоглазых детишек, обнаженных прелестниц в расцвете детородных сил и прочих, внешне лишенных идеологии образов. Вот тогда-то перед авангардом европейских интеллектуалов и встал во весь рост китч — как художественная проблема.


Китч как тоталитаризм

Один из излюбленных приемов Жиля и Пьера, позволяющий превратить в китч практически любое изображение,— яркий нимб ядовитого оттенка («Ледяная леди», 1994)…

Авангард тогда ответил решительным отпором. Первыми угрозу тотального китча почувствовали как раз в фашистской Германии и морально готовой к аншлюсу Австрии: о том, что эта эрзац-культура с ее любовью к красоте вытесняет в интеллектуальное гетто высокую культуру с ее жаждой истины, твердили Герман Гессе, Томас Манн, Герман Брох и Теодор Адорно. Фашизм обвиняли не в порождении китча (напротив, отцами китчевой эстетики называли романтиков с их культом красоты), а в его использовании с целью «обмана масс». А когда в Европе уже вовсю шла вторая мировая война, проблему разглядели и из-за океана.

Осенью 1939 года журнал нью-йоркских беспартийных коммунистов Partisan Review опубликовал статью молодого марксиста Клемента Гринберга «Авангард и китч». Вскоре Гринберг стал самым влиятельным арт-критиком Америки, а его дебютное эссе — одним из главных художественных манифестов XX века.

Оппозиция «авангард—китч» была рассмотрена в нем на примере двух известных художников: Пабло Пикассо и Ильи Репина. Авангард (Пикассо) и китч (Репин) — две стороны одной медали. Обе являются порождением капитализма и реакцией на буржуазную культуру, синоним которой — академизм. Однако это прямо противоположные реакции. Потому что богемная интеллигенция буржуазный рынок культуры презрела, и академизм как самый ходовой его товар отвергла. Так родился авангард — из-за страха впасть в академизм, обреченный на вечный поиск нового языка. А народные массы, привлеченные в город из села и оторванные от живительной фольклорной почвы, купились на красивый ширпотреб, подражающий академизму — культуре богатства. Так родился китч, вечно пережевывающий одну и ту же сентиментальную жвачку. И если в демократическом обществе авангард и китч могут как-то сосуществовать, то в тоталитарном — нацистской Германии, фашистской Италии и сталинском СССР — всегда побеждает культура большинства. А большинство, естественно, предпочтет понятного и красивого Репина некрасивому и непонятному Пикассо.


Китч как эстетика

«Младенец Иисус», 2003

Дальше была война, Нюрнбергский процесс и крылатые слова Теодора Адорно «искусство после Освенцима невозможно». Искусство тоталитарного большинства, молча согласившегося с Освенцимом, и правда, стало невозможным: академическая красота, сослужившая верную службу гитлеровской, равно как и сталинской, пропаганде, казалось, навсегда попала в проскрипционные списки прогрессивного человечества. Любой намек на изобразительность был под запретом. Клемент Гринберг вывел на мировую сцену абстрактный экспрессионизм: кого-кого, а брызжущего краской во все стороны Джексона Поллока трудно было заподозрить в поддержке какого-либо реакционного режима. И даже в СССР, где верный заветам Репина соцреалистический китч по-прежнему процветал в условиях господдержки, пробивались ростки нонконформизма.

Однако когда военные раны стали затягиваться и на смену вынужденному аскетизму пришло потребительское изобилие, китч нанес удар в самое сердце авангарда, соблазнив его красотой. На арену вышел поп-арт с Энди Уорхолом во главе, ловко протащивший в мир высокого искусства эстетику рекламы. И уже в 1964-м тот же Partisan Review печатал статью другого молодого критика, а в будущем властительницы дум постмодернизма Сюзан Зонтаг: это были «Заметки о кэмпе».

Словечком «кэмп» (camp), позаимствованным в сленге геев, Сюзан Зонтаг назвала особый тип чувствительности, эстетику нового дендизма, которая вправе подобрать все, что авангард посбрасывал с парохода современности: маньеристов и прерафаэлитов, «Лебединое озеро» и «Травиату», архитектуру Гауди и рисунки Бердслея, голливудские комедии и популярные песенки. Все, что ранее ругали как «академическое», «устаревшее», «плохое» искусство или «китч», теперь реабилитировалось. Его дозволялось любить, но на расстоянии — с известной долей иронии и несерьезности. Тезисы о кэмпе писались вприглядку на Энди Уорхола, но оказались особенно актуальны в искусстве 1980-х, когда стало ясно, что сопротивление массовой культуре невозможно: авангарду оставалось лишь положить на полку эстетику безобразия и доводить до безобразия самое красоту.


Китч как гламур

«Мертвая песня», 2004)

В конце 1970-х французы Пьер и Жиль обратились к жанру по определению китчевому — ретушированному фотопортрету. К их искусству так и просится эпитет «гламурный»: и в первоначальном смысле слова — «чарующий», «околдовывающий», и потому, что их сказочно прекрасные картинки давно украшают страницы журналов типа Marie Clair или Playboy. Волшебный мир Пьера и Жиля сложен из кирпичиков эстетики шоу-бизнеса: эта гремучая смесь из декораций телестудии, дизайна гей-клуба, салонной живописи, поздравительной открытки, комикса и клипа превращается в задник для кукольно прелестной модели, в роли которой могут выступить и сами художники, и поп-идолы вроде Мадонны, Майкла Джексона или Мэрилина Мэнсона. Ковбои и байкеры, русалки и гейши, космонавты и матросы, самураи и джедаи, Христос и мученики в цветочных гирляндах и блеске дискотечной мишуры — любой образ сгодится для этого глянцевого пантеона. Главное, чтобы было красиво — даже когда у святого отрублена голова и кровь так элегантно заливает рясу от Жан-Поля Готье.


Китч как повседневность

Основным источником вдохновения для мастеров китч-искусства явленются мастера китч-культуры(на фото — Майкл Джексон работы Джеффа)

Фото: AFP

В начале 1980-х нью-йоркский художник Джефф Кунс взялся за образчики красоты, растворенные в окружающей среднего американца среде. Он лишь немного усовершенствовал эти шедевры массового дизайна и сувенирной промышленности — так что даже самые безобидные игрушки приобретали нечто монструозное. Например, надувной пасхальный заяц — если отлить его из блестящей нержавеющей стали. Или плюшевый щеночек — если увеличить его до размеров пятиэтажного дома и собрать из живых цветов. Или позолоченная фаянсовая статуэтка Майкла Джексона с обезьянкой — если изваять ее в натуральную величину. Самым скандальным проектом Джеффа Кунса была серия «Сделано на небесах»: женившись на итальянской порнозвезде Чиччолине, художник представил самые откровенные сцены супружеской жизни в живописи и скульптуре. Блюстители нравственности немедленно обвинили Кунса в порнографии, но откровенным вызовом было не содержание, а форма работ. Скульптуры венецианского стекла напоминали украшения для каминов и буфетов, а фотореалистические картины с кувыркающимися в постели идеальными фигурами супругов — рекламу фитнес-клубов.


Китч как искусство

Некоторое однообразие произведений Ясумасы Моримуры только способствовало его признанию среди любителей изящных искусств (на обеих фото – картины «Внутренний диалог с Фридой Кало», 2001)

Фото: АР

Художник из Осаки Ясумаса Моримура прославился в середине 1980-х, когда западные музеи начала захлестывать волна японских туристов, а на антикварном рынке случился очередной бум — японские коллекционеры скупали старых мастеров и импрессионистов. Тогда Моримура и предложил публике нетленные шедевры западного искусства со своим лицом: с помощью сложного грима, костюмов, декораций и монтажа он представал на фотографиях в образах «Обнаженной махи» Гойи, «Менин» Веласкеса, «Аллегории живописи» Вермеера, «Олимпии» и «Бара в ‘Фоли-Бержер'» Эдуарда Мане, автопортретов Рембрандта и Ван Гога и прочих хитов мирового искусства. Ясумаса Моримура восхищает не только мастерством травестии, когда мужское превращается в женское, а азиатское — в европейское, но и безупречностью вкуса к китчу. В выборе очередной жертвы для пародии он никогда не ошибается: каждый из этих образов давно стал частью поп-культуры и мгновенно узнается любым зрителем. Так, например, цикл, посвященный Фриде Кало, он сделал еще в 2001-м — год спустя вышел голливудский блокбастер «Фрида» с Сельмой Хайек в заглавной роли, и каждая домохозяйка успела полюбить живопись мексиканской художницы-революционерки.


Фото: Павел Смертин

На первый взгляд поп-звезды Пьера и Жиля, собачки Джефа Кунса или старые мастера Ясумасы Моримуры не слишком выделяются на общем фоне масскульта. И правда, у народного художника Александра Шилова есть такие сладкие портреты знаменитостей в сказочно богатых интерьерах, что невольно вспоминаешь Пьера и Жиля. А фотографии звезд эстрады и телевидения, замаскированных под хрестоматийные картины, в журнале «Караван историй» бывают сделаны ненамного хуже, чем у Моримуры. Но все же есть одно принципиальное различие. «Караван историй» и Александр Шилов предельно серьезны в своем намерении преумножать красоту мира. Моримура и Пьер и Жиль — насмешливы и никогда не скрывают, что все это откровенно «чересчур». Видимо, только с помощью такого художественного китча и можно спасти современный мир от переизбытка красоты.

В чем разница между антонимом и противоположностью? | Спросите у редактора

Спросите редактора

Архив

Выберите месяц … Январь 2022December 2021November 2021October 2021September 2021August 2021July 2021June 2021May 2021April 2021March 2021February 2021January 2021December 2020November 2020October 2020September 2020August 2020July 2020June 2020May 2020April 2020March 2020February 2020January 2020December 2019November 2019October 2019September 2019August 2019May 2019April 2019March 2019February 2019January 2019December 2018November 2018October 2018September 2018August 2018July 2018June 2018May 2018April 2018March 2018February 2018January 2018December 2017November 2017October 2017September 2017August 2017July 2017June 2017May 2017April 2017March 2017February 2017January 2017December 2016November 2016October 2016September 2016August 2016July 2016June 2016May 2016April 2016March 2016February 2016January 2016December 2015November 2015October 2015September 2015August 2015July 2015June 2015May 2015April 2015March 2015February 2015January 2015December 2014November 2014October 2014September 2014A ugust 2014July 2014June 2014May 2014April 2014March 2014February 2014January 2014December 2013November 2013October 2013September 2013August 2013July 2013June 2013May 2013April 2013March 2013February 2013January 2013December 2012November 2012October 2012September 2012August 2012July 2012June 2012May 2012April 2012March 2012February 2012January 2012December 2011November 2011October 2011September 2011August 2011July 2011June 2011May 2011April 2011March 2011February 2011January 2011December 2010November 2010October 2010September 2010August 2010July 2010JUNE 2010MAY 2010APRIL 2010 MARCH 2010FEBROUS 2010 DAYNAURY 2010DECEBBER 2009November 2009OCTOBER 2009SETHENTAMBER 2009AUGUST 2009JULL 2009JUNE 2009may 2009APRIL 2009march 2009FEBRUAR 2009JANGAUR 2009SEBEBER 2008NOVEBBER 2008 actober 2008SE3

Вопрос

В чем разница между антонимом и противоположностью? — Тесса , Филиппины

Отвечать

Антоним – это слово, противоположное другому слову. Противоположностью может быть другая сторона, обратная сторона или что-то противоположное чему-либо, а не только словам. Ниже приведены некоторые примеры:

 

  • «Горячий» — это антоним /, противоположный слову «холодный».
  • «Вверх» — это антоним /, противоположный слова «вниз».
  • «Счастливый» — это антоним /, противоположный слову «грустный».

 

  • Я попросил ее закрыть дверь, но она сделала напротив : она открыла ее.
  • Погода здесь напротив погоды на другом конце планеты.
  • Мы живем на напротив берегов; вы живете на восточном побережье, а я живу на западном побережье.
  • Они стояли на противоположных сторонах вагона.
  • Входная дверь моей квартиры напротив вестибюля.
  • На первом этаже отеля вы найдете торговый автомат напротив лестничной клетки.
  • Противоположности притягиваются. [=люди с очень разными характерами часто притягиваются друг к другу.]

 

 

Надеюсь, это поможет. Чтобы узнать больше о словах, идиомах, грамматике и их использовании, ставьте лайк на Facebook и следите за нами в Twitter!

Не забудьте подписаться на нашу электронную рассылку «Слово дня»!

Нажмите здесь, чтобы пройти один из наших тестов по лексике, прежде чем идти!

 

Архив

Выберите месяц…January 2022December 2021November 2021October 2021September 2021August 2021July 2021June 2021May 2021April 2021March 2021February 2021January 2021December 2020November 2020October 2020September 2020August 2020July 2020June 2020May 2020April 2020March 2020February 2020January 2020December 2019November 2019October 2019September 2019August 2019May 2019April 2019March 2019February 2019January 2019December 2018November 2018October 2018September 2018August 2018July 2018June 2018May 2018April 2018March 2018February 2018January 2018December 2017November 2017October 2017September 2017August 2017July 2017June 2017May 2017April 2017March 2017February 2017January 2017December 2016November 2016October 2016September 2016August 2016July 2016June 2016May 2016April 2016March 2016February 2016January 2016December 2015November 2015October 2015September 2015August 2015July 2015June 2015May 2015April 2015March 2015February 2015January 2015December 2014November 2014October 2014September 2014August 2014Jul у 2014June 2014May 2014April 2014March 2014February 2014January 2014December 2013November 2013October 2013September 2013August 2013July 2013June 2013May 2013April 2013March 2013February 2013January 2013December 2012November 2012October 2012September 2012August 2012July 2012June 2012May 2012April 2012March 2012February 2012January 2012December 2011November 2011October 2011September 2011August 2011July 2011June 2011May 2011April 2011March 2011February 2011January 2011December 2010November 2010October 2010September 2010August 2010July 2010June 2010May 2010APRIL 2010 MARCH 2010 PEBRUAR 2010 BAGENARY 2010DECEMBER 2009november 2009OCTOBER 2009SETHEBER 2009AUGUSS 2009JULLY 2009JUNE 2009MAY 2009APRIL 2009march 2009FEBRAH 2009 Nobjanivy 2009SEBER 2008november 2008 October 2008Stober 2008

Разница между антонимами и синонимами

Одним из критериев оценки для теста IELTS является лексический ресурс, где экзаменатор оценивает вашу способность гибко и бегло демонстрировать словарный запас. Изучение антонимов и синонимов — отличный способ пополнить свой словарный запас новыми словами.

Основное определение синонима – это слово, имеющее сходное или идентичное значение с другим словом, с которым оно сравнивается. Например, синонимом слова «большой» является «большой». С другой стороны, антоним — это когда второе слово противоположно первому, например, «большой» по сравнению с «маленьким».

Однако в тесте IELTS синонимы и антонимы, встречающиеся в тестах Reading и Listening, не всегда так очевидны.Например, во время теста на аудирование говорящий может использовать отрицания, чтобы перевернуть значение по сравнению с вопросом или вариантами множественного выбора. Эти отрицания могут быть с использованием «не», как в «не», «не может» и т. д., или со словами, такими как «никогда». Вы даже можете обнаружить, что говорящие используют более продолжительный дискурс, чтобы изобразить это, например: «Я бы не сказал, что это то, что я бы рекомендовал».

В обоих тестах IELTS Reading и IELTS Listening убедитесь, что вы не дублируете слово в своем ответе словом в вопросе. Чтобы использовать задание на завершение предложения в качестве примера, вопрос можно представить так:

24. Большая часть советов была дана _______ без высшего образования.

Если выступающий в тесте IELTS Listening или в тексте теста IELTS Reading говорится: «Большинство рекомендаций были предложены неакадемическими сотрудниками», то нет необходимости включать «неакадемические» в ваш ответ. Это связано с тем, что «без высшего образования» будет рассматриваться как синоним «неакадемического».

Когда дело доходит до тестов IELTS Writing и IELTS Speaking, полезно использовать разнообразную лексику, чтобы экзаменатор мог видеть, что у вас хороший диапазон. При рассмотрении синонимов и антонимов также подумайте, какие слова встречаются реже. Например, «начало» встречается реже, чем «начало», поэтому было бы полезно использовать его первым. ‘От начало» — это хороший способ перефразировать, например, «в начале», поэтому убедитесь, что вы также знаете все словосочетание.

Надеемся, эта информация оказалась для вас полезной.Следите за нашими новостями и статьями, чтобы получить дополнительные материалы для подготовки.

Антоним против контраста — в чем разница?

В качестве существительных разница между

антонимом и контрастом заключается в том, что антоним является антонимом (слово, имеющее противоположное значение как другое слово), в то время как контраст ( ярлык ) разница в светлоте, яркости и/ или оттенок между двумя цветами, который делает их более или менее различимыми.

Как глагол

противопоставить поставить в оппозицию, чтобы показать разницу или различия между ними.

Существительное

( существительное )
  • (семантика) Слово, имеющее значение, противоположное другому, хотя и не обязательно во всех смыслах.
  • «богатый» является антонимом слова «бедный»; «полный» является антонимом слова «пустой» .

    Антонимы
    * синоним

    Производные термины
    * автоантоним * антонимичный * антоним * антонимия * бинарный антоним * дополнительный антоним * градуируемый антоним * полярный антоним * относительный антоним

    См. также

    * тезаурус *

    Внешние ссылки

    * ( википедия ) —-

    Английский

    Существительное

  • ( ярлык ) Различие в светлоте, яркости и/или оттенке двух цветов, которое делает их более или менее различимыми.
  • #( label ) Степень этой разницы.
  • #:
  • #( label ) Элемент управления на телевизоре и т. д., который регулирует степень контрастности отображаемых изображений.
  • ( label ) Различие между двумя объектами, людьми или понятиями.
  • :
  • *
  • *:Полковник и его покровитель составили странный контраст : Грейстоун [спонсор] длинный и жилистый, с лицом, которое, казалось, вечно играл на нем холодный ветер.
  • Антитеза.
  • Глагол

    ( en глагол )
  • Чтобы установить в оппозиции, чтобы показать разницу или различия между ними.
  • Для создания контраста.
  • Передний и задний планы сильно контрастируют .
  • * Лайель
  • Швы, разделяющие песчаник , четко контрастируют с плоскостями разделения, разделяющими базальт на столбы.

    Производные термины
    * контрастный

    Руководство по словарям латинских синонимов – как отличить

    С тобой такое когда-нибудь случалось? Вы с радостью читаете текст на латыни, когда встречаете слово, в котором не уверены.

    Вы открываете словарь, ищете слово, изучаете определение, возвращаетесь к чтению.

    Чуть дальше вы натыкаетесь на другое слово. То же самое. Найдите слово, выучите… и возникнет путаница. Эти два слова имеют в основном одно и то же определение.

    «Какая разница?» «Есть ли разница?»

    Прочитав эту статью, вы узнаете, как решить эти извечные вопросы.

    Введение

    Имеют ли значение смысловые нюансы в латыни?

    В течение многих лет я провел много ночей, размышляя о разнице в значении между так называемыми синонимами, чтобы лучше понять нюансы текста.За годы я многому научился из словарей латинских синонимов. Это недавно стало незаменимым инструментом, когда мы писали нашу новую книгу Pugio Bruti: Криминальная история на простой латыни. засвидетельствовано в этом конкретном контексте. Но нужны ли такие словари учащимся и читателям?

    Откровенно говоря, при чтении текста часто можно обойтись, не зная точного оттенка, который несет в себе слово; общего понятия часто бывает достаточно, чтобы подтолкнуть вас к следующей мысли автора.

    Но если вы желаете углубить свои познания в латыни, вникнуть в швы синонимов или украсить свои мысли нужными словами, вам нужно изучить различия в значении.

    Это может быть проблемой, но, к счастью, есть помощь…

    С чего начать?

    Ученые писали о латинских синонимах и их различиях с древности (например, Варрон, а позже Исидор Севильский) до наших дней.

    В XIX веке этот жанр процветал, когда множество авторов составляли словари латинских синонимов, но, sine cura sis , я не буду перечислять их всех.

    Здесь я скорее сосредоточусь на особенно полезных из них, которые я использую в моем собственном чтении и исследовании.

    Они датируются 18-20 веками.

    Сначала я представлю наиболее исчерпывающие, более подходящие для углубленного изучения, а затем перейду к более доступным работам.

    К счастью, все эти словари латинских синонимов доступны в формате PDF, к которым я добавил ссылки для скачивания .

    Полный латинский синоним Works

    Давайте сначала посмотрим на две основные работы, одну французскую и одну немецкую.

    Гарден Дюмениль

    Первым из них является J.B. Gardin Dumenil’s, Synonymes Latins et leurs Significations , впервые опубликованный в 1777 году, но переработанный и переведенный несколько раз.

    Это комплексный труд, содержащий 7000 групп синонимов. Приведенные описания кратки с примерами из латинских авторов. Дискуссий о сделанных различиях мало, если они вообще есть.

    Для этого нам нужно перейти к следующей работе в нашем списке.


    Загрузите PDF-файлы здесь:

    Додерляйн

    На сегодняшний день наиболее полной работой по латинским синонимам является монументальная работа Людвига Додерлейна « Lateinische Synonyme und Etymologieen » (1826–1838).

    В шести томах он раскрывает различия между словами, давая подробные описания, приводя доводы и аргументы для их установления.

    Иногда есть намек на absurda diligentia , что всегда забавно.

    К сожалению, он доступен только на немецком языке. (Будь первым, кто выучит немецкий язык по словарю латинских синонимов?)

    Загрузите PDF-файлы 6-томной работы Додерляйна здесь:

    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Erster Theil (Лейпциг, 1826 г.).
    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Zweiter Theil (Лейпциг, 1827 г.).
    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Dritter Theil (Лейпциг, 1829).
    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Vierter Theil (Лейпциг, 1831).
    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Fünfter Theil (Лейпциг, 1836 г.).
    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Sechster Theil (Лейпциг, 1838).
    • Lateinische Synonyme und Etymologien, Beilage: Die lateinische Wortbildung, (Лейпциг, 1839).

    Краткие и сокращенные работы: быстрое решение?

    Иногда ваш немецкий подводит вас, или вам просто не нужны все 7000 слов Дюмениля. Если да, то есть несколько более коротких работ.

    Рамсхорн

    Людвиг Рамсхорн, немецкий переводчик произведений Дюмениля, также опубликовал сокращенную версию словаря для школ.

    Описания короткие, без каких-либо обсуждений или аргументов в пользу его определений, что делает его более доступным и удобным для беглого просмотра.

    Его английский перевод также содержит раздел по морфологии.

    Загрузите PDF здесь:

    Версия для цифрового компьютера доступна здесь:


    Додерлейн №2

    Додерляйн, чья рука написала шесть томов о латинских синонимах, похоже, понял, что читатели хотят более обтекаемой работы, легкого чтения, если хотите, поэтому он опубликовал сокращенную версию.

    Он сохраняет различные различия, но избавляется от рассуждений и аргументов, стоящих за ними.

    Дополнительным преимуществом сокращенной работы является то, что она доступна на нескольких языках (английском, французском и немецком).

    Загрузите PDF-файлы с работами здесь:

    Загрузите компьютерную версию здесь:


    Дутхат

    За краткость и ясность латинских синонимов Роберта Даутата, определенных с двух точек зрения, получают первый приз.

    Чтобы обозначить различия, он переходит от общего к конкретному: начиная с определения простого глагола (например, «habere»), он переходит к составным глаголам (например, «exhibeo»).

    Такое расположение резко отличает его от других словарей, но весьма интересно.

    Загрузите PDF-файл здесь:

    Работает только латинский синоним

    До сих пор мы говорили о просторечных словарях латинских синонимов. Теперь пришло время перейти к полностью латинскому языку.

    Попма

    Словарь латинских синонимов Авзония Попмы De Differentiis verborum (Турин, 1852 г.) дает подробные, но краткие объяснения различий в значении, все на латыни.

    По полноте его можно сравнить с сокращенной версией Дюмениля Рамсхорна.

    Сила Popma в том, что она написана полностью на латыни , заставляя вас думать на латыни: при поиске слова вы расширяете свое знание синонимов, а также приобретаете словарный запас, необходимый для обсуждения различий значений на латыни.

    Бесценный навык.

    Загрузите PDF-файл здесь:


    Латинский словарь + синонимы

    Вагнер

    Wagner Lexicon Latinum представляет собой нечто среднее между обычным латинским словарем и словарем латинских синонимов.

    Когда вы ищете слово, вы получаете его общеупотребительное определение (немецкий, французский, итальянский, английский — в зависимости от издания), а также несколько синонимов, но без пояснений относительно различных оттенков значения.

    С каждым определением вы также получаете пример его использования.

    Эта компактная и полезная работа представляет собой обзор слова и его синонимов без обсуждения их различий.

    Загрузить файл в формате PDF:   

    Wagner’s Lexicon Latinum также доступен в качестве цифрового ресурса с функцией поиска здесь.


    Синоним работы для письма на латинице

    Огилви

    И последнее, но не менее важное: Horae Latinae профессора Роберта Огилви; его цель и структура сильно отличаются от других работ по латинским синонимам:

    Написанный для написания латинской прозы, он дает латинские эквиваленты около 500 английских выражений.

    В нем перечислены английские слова или выражения с описанием различных способов их перевода на латынь.

    Определения сопровождаются множеством примеров из классических произведений.

    Используйте электронную версию этого словаря здесь.  


    Верите ли вы в синонимы? Предупреждение

    Предупреждение.

    Дюмениль, Дедерляйн, Попма и другие слишком тонко разграничивали синонимы, различая оттенки значения, чего не всегда соблюдают классические авторы (o audaciam!).

    Разница между словами не обязательно заключается в значении, но в регистре, стиле, жанре, авторе или периоде времени.

    Так что ищите в этих произведениях руководства, а не откровения скрытых истин. Сравните их определения со своей точкой зрения. Они не заменяют широкое чтение и приобретение интуитивного чувства латыни.

    Обзор: какой словарь синонимов наилучший?

    Мы рассмотрели основные работы, и пришло время сделать следующий шаг: использовать их.

    Какой? Вы можете спросить. Это зависит от вашей ситуации и потребности. Все они имеют свои сильные стороны. Если нажимать, я бы предложил использовать пару вместе.

    Обзор словарей латинских синонимов

    Обычный словарь синонимов:

    • Wagner, F., Lexicon Latinum seu universae Phaseologiae corpus congestum (Брюгге, 1878 г.).

    Английский–латынь: отлично подходит для письма Латиница:

    • Огилви, Р. , Horae Latinae (Лондон, 1901 г.).

    Словари для быстрых ответов:

    • Douthay, R., Латинские синонимы, определенные с двух точек зрения

    Все на латинице – Для проживания на латыни: 

    • Попма А.,  De Differentiis verborum (Турин, 1852 г.)

    Широкий выбор слов и кратких пояснений:

    • Dumesnil, Synonymes latin et leurs différentes significations (Париж, 1853 г.)

    Наиболее исчерпывающий с подробным обсуждением: 

    • Латинский синоним и этимология (1826–1838).

    Готовы начать изучение нюансов слов?

    Распутывать паутину различий может быть трудным и разочаровывающим занятием.

    Заманчиво списать два синонимичных слова как идентичные по смыслу. Не надо.

    В следующий раз, когда вы спросите себя: «Какая разница между…?» Я уверен, что вы сделаете дополнительные тысячелетий и вытащите свой Дюмениль, Додерляйн или Попма.

    Вы обнаружите отличия, которые в конечном итоге приблизят вас к тексту, к его пониманию так, как (возможно, хотел) автор.

    Скачать все словари

    Если вы хотите скачать все словари за один раз, я собрал zip-файл. Нажмите ниже, чтобы получить его.

    Разница Противоположное слово Антонимы Значение Синонимы Другое слово Подобное слово

    Качество непохожести или непохожести
    Пример: Между джазом и роком много различий

    Несогласие или спор о чем-то важном
    Пример: У него был спор с женой

    Отклонение от стандарта или нормы
    Пример: Отклонение от среднего

    Число, которое остается после вычитания
    Пример: Число, которое при сложении с вычитаемым дает уменьшаемое

    Значительное изменение
    Пример: Разница в ней поразительна

    Акт Различия; Состояние или мера бытия разные или непохожие; Различие; непохожесть; непохожесть; Вариация; Как, разница качества в бумаге; Разница в градусах тепла, Или Света; В чем разница между невинным и Виновный? (существительное)

    Несогласие во мнениях; Разногласия; полемика; Ссориться; Следовательно, причина разногласий; Дело в полемике. (существительное)

    То, Чем одна вещь отличается от другой; Тот Что отличает или вызывает различие; Знак отличия; характерное качество; Конкретный атрибут. (существительное)

    Выбор; Предпочтение. (существительное)

    Дополнение к гербу для отличия Подшипники двух человек, которые в противном случае были бы одинаковыми. Видеть Увеличение и знаки каденции под каденцией.(существительное)

    Качество или атрибут, добавленный к свойствам род, составляющий вид; Дифференциация. (существительное)

    Количество, на которое одно количество отличается от Другой, или остаток, оставшийся после вычитания одного из Другой. (существительное)

    Приводить к различию; Сделать другим; Отметить как Разные; Отличить.(глагол)

    Его поддержка действительно изменила ситуацию

    Разница в ней поразительна

    Изменить

    Значительное изменение

    Есть много различий между джазом и роком

    Качество

    Качество непохожести или непохожести

    кит%20из%20разницы Синоним и значение | кит%20of%20difference Антоним и противоположное значение

    Подписывайтесь на нас:

    Популярные главы по классам:

    Класс 6
    • Алгебра
    • Базовый Геометрические идеи
    • Обработка данных
    • Десятичные числа
    • Дроби

    Класс 7
    • Алгебраический Выражения
    • Сравнение Количество
    • Конгруэнтность треугольников
    • Обработка данных
    • Экспоненты и Полномочия

    Класс 8
    • Алгебраический Выражения и личности
    • Сравнение Количество
    • Кубики и куб Корни
    • Обработка данных
    • Прямой и обратные пропорции

    Класс 9
    • Области параллелограммов и треугольников
    • Круги
    • Координата Геометрия
    • Формула цапель
    • Введение к Евклидовой геометрии

    Класс 10
    • Области Похожие на Круги
    • Арифметика Прогрессии
    • Круги
    • Координата Геометрия
    • Введение к тригонометрии

    Класс 11
    • Биномиальная теорема
    • Комплекс Числа и квадратные уравнения
    • Конические сечения
    • Введение к трехмерной геометрии
    • Пределы и производные

    Класс 12
    • Применение производных
    • Применение интегралов
    • Преемственность и дифференцируемость
    • Детерминанты
    • Дифференциал Уравнения
    Политика конфиденциальности Условия и положения Политика раскрытия информации

    Новый материализм

    Концепция интерсекциональности помогает анализировать взаимосвязи пола, расы, сексуальности, класса и других социальных категорий и дифференциации в формировании индивидуальной и групповой идентичности, социальных практик и связанных с ними властных отношений. Термин интерсекциональность был придуман расовым теоретиком Кимберле Креншоу в 1989 году. С тех пор это понятие стало незаменимым в феминистской теории для выделения гендерных ограничений как единственной или, несомненно, основной аналитической точки зрения (например, Lykke 2010; Herrera, Lutz & Supik). 2011; Карбин и Эденхейм, 2013; МакКиббин и др., 2015). Несмотря на эту незаменимость, новые материалистические теории и теоретические проекты, вдохновившие новый материализм, могут как бросить вызов, так и обогатить наше понимание взаимодействий различных аспектов идентичности, обусловленных интерсекциональностью.

    Философ-феминистка Элизабет Гросс, чьи работы о динамической материальности человеческих тел и сексуальности, окружающей среды и искусства послужили замечательным источником вдохновения для новых материалистических исследований (см., например, Kontturi & Tiainen 2007), тем не менее, усомнилась в полезности понятия интерсекциональности. . Как утверждает Гросс, это происходит потому, что «[е]каждое угнетение, возможно, иногда невидимое для некоторых, в конечном счете считается определяемым, узнаваемым и отделимым от других форм угнетения, с которыми оно связано» (2011, с. 92). Таким образом, по мнению Гросса, интерсекциональный анализ необходим для выявления отношений власти и угнетения, основанных на социальных различиях, связанных с полом, расой, возрастом и т. д. Однако то, что она считает проблематичным, заключается в том, что, хотя интерсекциональный анализ исследует категоризацию или подчинение людей в соответствии с различными классификациями, он одновременно стремится увековечить эти же самые классификации. Это помогает поддерживать предположение, что тождества или их различные компоненты различны и что эти различия окончательно определяемы.Чтобы оспорить эту тенденцию, Гросс (там же, стр. 88–98) утверждает, что важно обращать внимание на постоянные становления или временные и ситуативные сложности индивидуального и группового существования, которые выходят за рамки четко очерченных и предопределенных категорий. Предложение Гросса опирается на процессное онтологическое мышление Жиля Делёза, Анри Бергсона и других философов, чьи работы повлияли на развитие новых материализмов.

    Развивая теорию интра-действия Карен Барад, касающуюся связанного с отношениями возникновения феноменов, феминистский теоретик Сари Ирни, в свою очередь, утверждает, что, «чтобы быть полностью последовательным, в агентиально-реалистическом подходе более подходящим термином было бы быть int_ra_sectionality, а не интерсекциональностью» (2010, с.113). В духе воспоминаний квир-теоретик Джасбир Пуар (2007, стр. 211) предложил перейти от понятий интерсекциональности и политики идентичности, преобладающих в сегодняшней феминистской и культурной теории, к идее сборки. Вслед за культурным теоретиком и философом Брайаном Массуми она утверждает, что «интерсекционные идентичности являются побочным продуктом попыток успокоить и подавить вечное движение совокупностей, захватить и уменьшить их, обуздать их угрожающую мобильность» (там же, с. 213). Таким образом, подобно Гросу, Пуар также подчеркивает постоянно временной, ситуативный и многомерный динамизм (человеческих) модусов бытия.С концепцией сборки она указывает, что различные измерения этих модусов бытия (гендер, сексуальность, этническая принадлежность и т. д.) не являются полностью познаваемыми атрибутами, а постоянно (ре)формирующими чертами, которые формируются по отношению к одному другой в данном случае. Именно совозникновение и изменчивость этих измерений делают мобильные сборки идентичностей несводимыми к упрощенным определениям пола, возраста и других характеристик. Таким образом, новое материалистическое представление Барада об интра-действии и концепция сборки, заимствованная из размышлений Делёза и нескольких современных теоретиков, обеспечивают новые средства понимания пересечения различных аспектов бытия способами, отдающими первенство процессу и отношениям (Dolphijn & van der Tuin 2013; Geerts & van der Tuin 2013; Gunnarsson 2017; Weheliye 2014).

    Если рассматривать с новых материалистических точек зрения, еще одна проблема с теориями интерсекциональности заключается в том, что они имеют тенденцию ограничивать свое внимание человеческим опытом идентичности и власти, а также практиками и разделениями, которые, как предполагается, относятся главным образом, если не исключительно, к людям. Что в значительной степени осталось за рамками этих подходов, так это, во-первых, то, как классификации и присущие им иерархические ценности также относятся к нечеловеческим животным и сущностям.Во-вторых, интерсекциональный анализ должен уделять больше внимания тому, как материальные процессы, включая нечеловеческие материальные существа и силы, влияют на формирование человеческого опыта и идентификацию пола, расы и т. д. (Flatschart 2017). Чтобы преодолеть ограничение интерсекционального мышления человеческим опытом, некоторые ученые добавили спесишизм к соответствующим перспективам интерсекциональных исследований (Deckha 2008). Спиесизм относится к присвоению различных ценностей и прав отдельным лицам в зависимости от их принадлежности к определенному виду.Он почти всегда отдает предпочтение людям перед другими видами или, точнее, конкретным представителям человеческого вида (белым, взрослым, социально-экономически доминирующим мужчинам) над другими видами существ.

    Недавним жестом в направлении признания конститутивного воздействия нечеловеческих существ и материальных процессов на человеческую идентичность стало понятие середины. Это понятие использовалось, чтобы привлечь внимание к тому, как человеческие характеристики — будь то раса, физические способности, профессия или другие аспекты — постоянно возникают из богатой сети отношений и взаимозависимостей, включающих человеческие и нечеловеческие элементы: например, части человеческого тела, движения и восприятие, объекты, технологии, нечеловеческие животные и более широкие, чем человек, физические среды (Tiainen, Hongisto & Kontturi 2015; Leppänen & Tiainen 2016; Manning & Massumi 2010).Эти процессы родства, которые лежат в основе человеческого опыта и поведения и порождают их, можно назвать продуктивными «средними». Они касаются того, как термины, вовлеченные в определенные отношения, формируются и вновь возникают в этих отношениях, на которые они воздействуют. Таким образом, средние составляют измерение бытия, в котором царят отношения. Такие категории, как человек и не человек, телесное и искусственное, белое и цветное, мужское и женское, еще не четко различимы. Наоборот, они фигурируют как относительно существующие и движущиеся черты внутри сборок связей между разнородными элементами.

    Понятое таким образом понятие среднего побуждает ученых расширять теории интерсекциональности, еще больше подчеркивая случайную взаимосвязь гендерных и других различий и подчеркивая участие в их формировании нечеловеческих элементов. Поскольку исследователи желают уделять больше внимания этим аспектам, важно разработать специфические методы «усреднения» в смысле «усреднения» в этих процессах формирования отношений (Tiainen, Hongisto & Kontturi 2015; Leppänen & Tiainen 2016). , п.35–36).

    Синонимы: внутридействие, реляционное становление
    Антоним: дискретные тождества, определяемые различия
    Гипоним: средний, к среднему
    Гипероним: реляционность, процессная онтология

    Ссылки
    Карбин, Мария и Эденхейм, Сара. (2013). Перекрестный поворот в феминистской теории: мечта об общем языке? Европейский журнал женских исследований
    Креншоу, Кимберли.(1989). «Демаргинализация пересечения расы и пола: критика чернокожими феминистками антидискриминационной доктрины, феминистской теории и антирасистской политики», Юридический форум Чикагского университета, : Vol. 1989 г., статья 8.
    Дельфин, Рик и ван дер Туин, Ирис. (2013). Тысяча крошечных пересечений: лингвистизм, феминизм, расизм и делёзианские становления. В Арун Салдана и Джейсон Майкл Адамс (редакторы), Делёз и Гонка . Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета, 129–143.
    Flatschart, Эльмар. (2017). Феминистские точки зрения и критический реализм. Оспариваемая материальность различий в интерсекциональности и новом материализме. Журнал критического реализма 16 (3), 284–302
    Гертс, Эвелиен и ван дер Туин, Ирис. (2013). От интерсекциональности к интерференции: феминистские онто-эпистемологические размышления о политике репрезентации. Международный форум женских исследований 41, 171–1
    Грос, Элизабет. (2011). Разрушение: Дарвиновские размышления о жизни, политике и искусстве .Дурхан и Лондон: Издательство Университета Дьюка.
    Гуннарссон, Лена. (2017). Почему мы продолжаем разделять неразделимое: диалектизация интерсекциональности. Европейский журнал женских исследований , 24 (2): 114–127.
    Эррера Вивар, Мария Тереза, Лутц, Хельма и Супик, Линда (редакторы). (2011). Обрамление интерсекциональности: дебаты о многогранной концепции в гендерных исследованиях. Олдершот: Эшгейт.
    Ирни, Сари. (2010). Аппараты старения в действии: междисциплинарные переговоры о поле, возрасте и материальности. Або: Университет Академии Або.
    Конттури, Катве-Кайса и Тиайнен, Милла. (2007). Феминизм, искусство, Делёз и Дарвин: интервью с Элизабет Гросс. NORA — Северный журнал женских исследований , 15 (4): 246–256.
    Леппянен, Тару и Тиайнен, Милла. (2016). Feministisiä uusmaterialismeja paikantamassa: Materian toimijuus etnografisessa taiteen-ja kulttuurintutkimuksessa [Обнаружение новых феминистских материализмов: агентивная материальность в этнографических исследованиях искусства и культуры]. Sukupuolentutkimus [Гендерные исследования] 3: 27–44.
    Люкке, Нина. (2010). Феминистские исследования: руководство по интерсекциональной теории, методологии и письму. Нью-Йорк: Рутледж.
    Мэннинг, Эрин и Массуми, Брайан. (2010). Мысль в действии: отрывки из экологии опыта . Миннеаполис и Лондон: Университет Миннесоты Press.
    Маккиббин, Джемма и др. (2015). Перекрестный поворот в феминистской теории: ответ Карбину и Эденхейму (2013). Европейский журнал женских исследований , 22 (1): 99–103.
    Пуар, Джасбир. (2007). Террористические сборища. Гомонационализм в Queer Times . Дурхан и Лондон: Издательство Университета Дьюка.
    Тиайнен, Милла, Хонгисто, Илона и Конттури, Катве-Кайса.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2015-2019 © Игровая комната «Волшебный лес», Челябинск
    тел.:+7 351 724-05-51, +7 351 777-22-55 игровая комната челябинск, праздник детям челябинск